cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » палатка целителя


палатка целителя

Сообщений 101 страница 120 из 156

1


Рядом с палаткой предводителя в каменной груде образовалось природный проём, уходящий вглубь, формируясь в лаз и пещерку. Здесь и обосновался целитель племени, однако место это рассчитано не только на него, но и на приболевших котов. В самом дальнем углу врачеватель племени Теней хранит травы в мелких «отделениях», а ближе к выходу расположены несколько подстилок для его пациентов. Тут всегда стоит терпкий запах леченых снадобий и лёгкой сырости, так что без необходимости Сумрачные коты стараются сюда не заходить, дабы не тревожить лишний раз врачевателя.


0

101

-----> из заморозки

Перечница бодрым шагом направлялась к целительской, намереваясь в кой-то веки как следует занять свой язык болтовней и поговорить с давним товарищем. С рысью наконец удалось разобраться, пусть и без ее помощи в финальной битве. Перечница еще не до конца оправилась от прежних ран, и голова по утрам побаливала, словно ее снова ударили тяжелой лапой. Иногда и в ушах звон от перенапряжения начинался, и кстати, это-то она и собиралась использовать в качестве основного повода для визита в целительскую. У входа смешались самые разные запахи, и уже у самого лаза внутрь рыжая едва не столкнулась с Когтезвездом. Он что-то договаривал, но к его словам воительница прислушиваться не стала - впервые за долгое время не торопясь уловить любое сказанное слово, надо же. Мысли ее были заняты другим.
- Рада видеть в добром здравии, - буркнула она главе племени, пропуская того.
Внутри обнаружились, помимо уже привычных морд целителя и Рысеуха, Тростинка с Полевкой - но судя по всему, те собирались покидать целительскую в самое ближайшее время. Приветственно кивнув всем, рыжая бесцеремонно пихнула светлого воина боком и протиснулась к Ольхогриву поближе, тяжело плюхаясь на пол и растягиваясь на одной из подстилок.
- Засиделись вы тут что-то, соплеменнички. Вон, Когтезвезд уже за дела взялся, а вы... - в ее вздохе было достаточно показного недовольства, чтобы все, кто не желал нарваться на шквал мелочных упреков и предсказаний в стиле "совсем так в комки меха превратитесь и племя погибнет от голода, потому что вы и мышь не поймаете с такими боками", постарались уйти подальше. Себе дороже - но вот у Ольхогрива такого выбора не было.
- Рысеух, не скучаешь тут? Как твое состояние? - испытывая небывалое чувство вины перед этим котиком, поинтересовалась наконец Перечница. Мало того, что они вместе обнаружили его сестру, растерзанную рысью, так эта самая рысь испортила мальцу жизнь - а она не смогла его защитить. Ответственность за его дальнейшую судьбу рыжая ворчалка ощущала плечами и спиной, и потому не могла не говорить с учеником о его состоянии, пусть это и было тяжело и больно им обоим.
- Я, это, чего пришла-то, - после пробормотала она, красноречиво взглянув на котика, а после - на целителя. - Плохо мне, старый друг. Голова совсем дурная стала.
Перечница картинно закатила глаза и прикрыла лапой голову, уткнувшись носом в подстилку. Настроение у нее было и на пожаловаться, и на поболтать, и потому подобное поведение казалось лучшим выбором. Глядишь, малец Рысеух поймет, что ему не стоит выслушивать дальнейшие жалобы старухи, а если нет - она его сама шуганет после того, как вся эта болтовня завяжется.

+1

102

Рысеуху чем-то даже нравилось сидеть в палатке у Ольхогрива, выслушивать его рассказы о травах, где-то помогать: принести травы или, допустим, доковылять смочить мох или поискать паутины. Конечно, все это было невероятно интересно и познавательно, но оруженосец уже не мог терпеть, ему хотелось скорее выбежать с целительской, поохотиться для соплеменников, повеселиться с соседями по палатке и помурчать с.. Нежнолапкой или Подлёдной. Милые кошечки. "В будущем они влюбятся в меня, и у нас всех будут общие котята." Довольно облизнулся Рысеух, сидя в стороне без дела. Он смотрел в разные стороны, и ему казалось, что он видит какие-то непонятные штуки в темноте на потолке палатки, только вот что это... И Рысеух так бы залипал еще долго, если бы его не отвлекла добрая Перечница. Ученик повернулся к знакомой, и его сердце сжалось от боли, точнее, от болезненных воспоминаний. Сестренка. Родная Огнелапка, она сейчас на небесах, совсем одна, скучает и ждет его, Рысеуха, к себе. "Но не пускают меня, сестричка, даже рысь проклятая не смогла отобрать мою жизнь, чтобы я смог отправиться к тебе, родная..."
- Я?.. Я, нет, не скучаю... - Рысеух опустил глаза вниз, надеясь, что Перечница не заметит подступающих горьких слез к глазам. Благо, голос не выдавал его состояние, - Тут у Ольхогрива замечательно, мне нравится... Он даже просит помогать ему... в своих делах, учит, какие травы там... от разных заболеваний, только я путаюсь иногда, не совсем понимаю, - быстро затараторил оруженосец, стараясь отвлечь себя от печальных мыслей.
- Ну, а состояние, - котик уныло посмотрел на заднюю, словно не родную лапу, - Снаружи жив, внутри... не очень, - и это было правдой. Внутри такая тоска, такая боль томилась, что порой не хотелось даже жить. Поганая рысь искалечила всю жизнь юному коту.
- А ты как? - наверное этот вопрос переключил Перечницу в сторону Ольхогрива, и та стала жаловаться ему на головную боль. Рысеух только лишь ушки торчком поставил, чтобы не упустить ничего дельного, что мог бы сказать его... друг? Ольхогрив точно стопроцентный друг, он вроде бы неплохой, ворчит много только, но и его понять можно. Но целитель деликатно удалился из палатки, под предлогом собрать травы.
- Он вечно такой занятой, - протянул Рысеух, печально глянув на Перечницу, - Вы хорошие друзья с ним, да? Вы с ним стар... ой, взрослые очень, значит вместе росли наверное? - поинтересовался оруженосец.

Отредактировано Рысеух (2018-03-05 19:45:57)

+3

103

Перечница прожила достаточно, чтобы научиться распознавать чужие эмоции и интерпретировать их по-разному, даже когда коты пытались свои чувства скрывать. Что и говорить о маленьком Рысеухе, еще даже этот навык не освоившем... Его "я не скучаю" звучало очень горестно, но только лишь за попытку показаться сильным юнца стоило уважать.
- Тут у Ольхогрива замечательно, мне нравится... Он даже просит помогать ему... в своих делах, учит, какие травы там... от разных заболеваний, только я путаюсь иногда, не совсем понимаю, - он говорил все быстрее и быстрее, явно желая перевести тему и отвлечь собеседницу от больной ветки разговора.
- Ну, а состояние. Снаружи жив, внутри... не очень, - наконец-то что-то искреннее. Взгляд ученика в сторону его искалеченной лапы был откровеннее любых слов. Рыжая тяжело вздохнула и подошла ближе, усевшись рядом с котиком. От него пахло тоской - это ощущалось так же явно, как запах жирных полевок в разгар сезона Юных Листьев.
- Тебе придется оживать внутри, малец, - проскрипела воительница, боднув его головой в плечо. Несильно, чтобы котик не упал - Перечница не всегда могла рассчитать силу, но тут решила поосторожничать, все же раны Рысеуха еще не до конца затянулись... Наверное. - Иначе сам себя сожрешь, и поверь, никому от этого легче не станет.
После ученик тактично поинтересовался здоровьем Перечницы, и уж ей-то было, что ответить. После всех жалоб и болтовни появился и сам целитель, причина визита рыжей в палатку, но он, видно, был слишком занят. Под непрерывное ворчание кошки Ольхогрив удалился по своим срочным делам, а она, немного подумав, решила остаться с Рысеухом. Он же едва ли не заживо гнил в целительской, пусть и был занят мелкими поручениями старого друга воительницы. Ему не помешает живое общение без этой вечной жалости.
- Он вечно такой занятой. Вы хорошие друзья с ним, да? Вы с ним стар... ой, взрослые очень, значит вместе росли наверное? - встретившись взглядом с янтарными глазами Рысеуха, воительница рассмеялась.
- Старые-старые, называй все своими именами. Да, мы вместе росли - славное было время, - прикрыв глаза, низко прогудела Перечница. Воспоминания накатывали слабыми волнами, и те, которые не должны были всплывать на поверхность, - тоже.
- Друзья... Да, друзья. Старые хорошие друзья, так было всегда, даже когда Ольхогрив выбрал свою дорогу. Ну, нравится ему, чего осуждать. Вздумал бы зазнаваться - по носу бы когтями получил, посланник Звезд.
Рыжая снова усмехнулась в длинные усы, тепло сощурившись. Приятно было иногда поговорить о прошлом с кем-либо. Друзья... Помню, когда-то мы были немного большим, чем друзьями, и об этом ни одна живая душа не знает и не узнает. Даже те, в кого эта "дружба" превратилась.
- Рысеух, а у тебя-то как с друзьями? Неужто я одна - твоя ворчливая подруга? - с гулким смешком поинтересовалась воительница, дружески касаясь бока юнца хвостом. Тому явно требовалась поддержка, и рыжей стало интересно, может ли кто-то в племени ее вообще оказать. А то сейчас все были слишком заняты своими проблемами. Так не пойдет.

+5

104

==>> Детская

  У Ольхогрива был ощущение, что этот день принёс ему настоящее проклятие от Звёздного племени - он постоянно заходил не вовремя, прерывая чужой разговор на самом интересном месте.
- Можете считать, что меня тут нет, вы бы ведь от этого не оказались, - ворчливо заявил серо-палевый, пробираясь к своим запасам трав. Он уже забегал в палатку после похода в лес за травами для Тростинки, но тогда разговор здесь ещё не был таким задушевным. Возле трав он зацокал языком, прикидывая, хватит ли ему бурачника на всех желающих окотиться до лета или стоит начать его экономить уже сейчас.

- Рысеух, почему ты не отправился помогать Тростинке, ты что, не слышал воплей всего племени? - Ольхогрив вспомнил о том, что поразило его, когда он вошёл в детскую, и в голосе его где-то глубоко прозвучало сердитое рычание. - Я думал, что могу положиться на тебя в этом, и спокойно отправиться собирать кору. А ты тут просиживаешь хвост, болтая о глупостях, будто бесполезный старейшина, - распалившийся целитель не заметил, как с его языка сорвались эти обидные слова, и, с досадой поджав губы, отвернулся от ученика и направился в дальний угол пещеры, чтобы разложить собранную кору.
  Чувство собственной неправоты грызло кота изнутри, и он совершенно не представлял, как бы ему получше исправить свою грубость. Да, он рассчитывал, что Рысеух и сам уже понял, чего от него ждёт все племя во главе с целителем. Но "догадаться" и "знать" все же разные вещи. Наверное. Хотя этот бестолковый котёнок мог бы и постараться!

- Послушай меня, Рысеух, - гордость мешала коту произносить правильные слова, но он чувствовал, что здесь, под строгим приглядом Перечницы просто обязан правильно поступить. Даже если придётся оттоптать хвост своей гордости. - Ты же понимаешь, что так не может продолжаться всю жизнь. Ты должен решить свою судьбу и следовать своему решению. Твоя нога никогда не позволит тебе стать настоящим воином, - у целителя перехватило дыхание и он закашлялся. Проклятый кашель терзал его уже третий день, вечно невовремя вырываясь из груди. Он ведь уже много раз говорил Рысеуху, что сомневается в его выздоровлении. Почему же так сложно сказать это твёрдо?.. - Можно служить своему племени по-разному. Ты можешь стать самым юным старейшиной нашего племени, блуждать по поляне целыми днями, рассказывать сказки котятам  и просто так есть свою долю пищи. Или ты можешь стать наконец моим учеником перед Звёздным племенем, и постигать целительское ремесло, чтобы однажды стать полноправным хозяином этой палатки, - Ольхогрив отвернулся, когда его настиг очередной приступ кашля, и он отошёл от Рысеуха и Перечницы, чтобы не дышать на них после этого приступа. - Рысеух, станешь ли ты моим учеником? - сипло спросил целитель и чуть улыбнулся, пытаясь сгладить свою резкость.

+5

105

От прошлого жизнерадостного и вечно улыбающегося Рысеуха мало чего осталось - да и что останется, когда судьба отбирает цель жизни. Искалеченная лапа никак не заживала. Котик теперь ходил неуклюже, смешно прихрамывая, - колчелапый...
- Думаешь? Ты считаешь, я справлюсь вот с этим?.. - ответил Рысеух, печально глянув на изуродованную лапу, и сердце его в очередной раз екнуло, - Ольхогрив говорит и утверждает, что все станет хорошо, но я же вижу... и понимаю, что ничего не станет хорошо.. Я - калека, - оруженосец выдержал, говоря это, его глаза не наполнились слезами, а голос не дрогнул, очень сильно хотелось беспомощно упасть в лапы старшей воительницы, прижаться к ней сильно-сильно, как тогда, увидев тело Огнелапки, и забыться беспокойным сном. Но он выдержал, лишь тоскливо дрогнув ушками, а потом улыбнулся, - Ничего, в палатке старейшин для меня будет прибережено уютное и теплое местечко, - а что, так он станет самым молодым в истории племени старейшиной.
Все же Рысеух был прав, и Перечница с Ольхогривом были старыми и хорошими друзьями. Вот бы мне иметь такую подругу... Но с такой... кошкой, с ней лучше бежать за мышами и ящерками, отлавливать ужей и высматривать полевок, чем променять ее дружба на травы да одиночество. Если бы Рысеуху предложили променять свободу на жизнь в запретах, то он определенно выбрал бы первое, потому что душа рвется бежать, лететь, жить.
- Как думаешь, Подледная будет такой же мне подругой, как и ты Ольхогриву? - ляпнул Рысеух, задумываясь о том, где же симпатичная кошечка сейчас находиться. Может, она в палатке оруженосцев, умывается. А может где-то на тренировке. Как я хочу потренировать вместе боевые приемы...
- Ну, друзья у меня есть, только вот меня навестили только Нежнолапка и Подледная, как оказалось, никто даже не переживал за меня, а там Звездоцап их знает, может и приходили, пока я был в отключке и валялся. А, ну и Тростинка тут частый посетитель, конечно же, часто забегала, - вспомнил Рысеух, перечислив по пальцам всех своих гостей. Пока они мило и задушевно беседовали с Перечницей, вернулся и Ольхогрив, весь какой-то запыхавшийся, нервный и.. явно усталый.
- Ой, Ольхогрив, может воды?.. - заботливо прошептал ученик, подходя к целителю, но тот как всегда ворчал и негодовал, а после и вообще начал почему-то отчитывать Рысеуха. За роды... Тростинки? Что?
- Когда успела? Я не знал, я бы помог, попробовал, с ней все в порядке? Ольхогрив, а сколько котят? А кто папа? - затараторил Рысеух, словно это родились его котята, но сам-то он еще не до конца понял, к чему целитель отчитывает котика. К слову, ученик даже пропустил мимо ушей обидные слова про старейшину.
- Послушай меня, Рысеух, - котик внимательно повернулся к Ольхогриву, удивившись, что целитель решил поведать что-то важное ему. И только потом, дослушивая все до конца, его мир начал рушиться.
- Но... но ты же обещал, обещал... что я смогу быть.. воителем, - жалобно пискнул Рысеух, не готовый расставаться со своим предназначением. Он и не расплакался тогда при Перечнице, потому что все еще был уверен, что Ольхогрив говорил правду на счет его лапы, - Я же... обещал Огнелапке пройти путь воительский за нас двоих... я нарушу слова?
Целитель закашлялся, а Рысеух опустил глаза на свои передние лапы и пялился в них до конца приступа кашля. Да быть такого не может. Я - старейшина?..
- Рысеух, станешь ли ты моим учеником?
Учеником.
Продолжить обучение?
- Но как? Я же... уже начал обучаться по другому пути, разве я могу? И разве Звездные предки позволят мне?
Ты сможешь видеться с сестрой, и объяснить ей, почему обещанное было нарушено. Она же поймет, точно... Так будет лучше. Я буду ближе к ней.
Рысеух замялся, ему было тяжело и неприятно, но это был единственный выход из ситуации. Он никогда не станет воителем. А разве он заслужит уважение племени, просиживая свой зад в палатке старейшин? Котик посмотрел на Перечницу, ожидая ее мнения на счет такого предложения. Рысеух боялся, что у него ничего не получится, что он будет много ошибаться и вообще не получит одобрение предков. И ему придется отказаться от... семьи.
- Я думаю... Это будет лучше, чем быть старейшиной... - согласился с предложением Рысеух, неуверенно посмотрев  в глаза Ольхогриву, - Только обещай мне, что не оставишь меня, что будешь подсказывать и помогать...

+5

106

Она внимательно слушала сбивчивые речи РЫсеуха и понимала, насколько выбит - и теперь навсегда - он из привычной жизни. Похоже, совершенно растерянный и обреченный страдать от больной лапы на всю жизнь ученик всерьез вознамерился просидеть в старейшинской на уютной подстилке, став обузой для племени. От его слов морду воительницы перекосило презрением. Ишь, удумал чего. Да если бы с ней что-то подобное случилась, она бы из шкуры своей драной вылезла, лишь бы за племя хоть как-то работать. Вон, в целители бы пошли, пусть и не смыслит в травах ни черта. Там и научиться можно, раз другое невозможно.
- Тьху, мышеголовый, - скривилась она. Но больше ничего добавлять не стала. Малец еще поймет, что не прав, и в старейшинскую не пойдет. Она в нем не сомневалась, зная, что когда отчаяние и жалость к себе отступят, Рысеух найдет в себе силы жить и двигаться дальше.
- Как думаешь, Подледная будет такой же мне подругой, как и ты Ольхогриву? - поинтересовался котик, и принялся после ее ответа, задумчивого "да, может и такое быть", рассказывать про своих близких и посетителей. Рассеянно слушая его вполуха, думала кошка о чем-то своем. Об Ольхогриве и их дружбе, а точнее, о последствиях оной. На старости лет такие мысли приходили в голову отчего-то все чаще и чаще, и воспоминаниями жить становилось интереснее, чем настоящим. Не таким уж и радужным оно было.
Появление самого целителя прервало сей поток воспоминаний и болтовни ученика. Ольхогрив выглядел раздраженным и усталым, и ему оставалось лишь посочувствовать. У целителя сейчас было много работы: проклятая рысь с ее нападением, последствия сезона Голых деревьев в виде подкашливающих воинов и простуженных старейшин, Тростинка с ее котятами.... Что?
Перечница удивленно вздернула вверх брови, глядя на старого друга, бурчащего, как тысяча древних мышей. Значит, юная воительница уже успела разродиться, да еще и неизвестно от кого - и Рысеух тоже спросил об отцовстве. Знает, что спрашивать. Но вряд ли Ольхогрив скажет - она знала кота и понимала, что он не из тех, что разносят сплетни и домысливают всякое-разное.
А вот я из них, - сощурившись, она уже решила, что навестит Тростинку в детской в самое ближайшее время и рассмотрит ее детишек как следует. Иногда цвет шерстки может многое сказать, пусть и некоторые коты племени Теней похожи друг на друга. Перечница сможет узнать ответ на этот вопрос, а если Тростинка сообщит всем сама, то постарается узнать, правда ли все так обстоит. Уж больно странно себя иногда вела трехцветная тихоня.
За всеми мыслями о тайнах и домыслах Перечница едва не пропустила по-настоящему важный момент. Ольхогрив растолковал ученику наконец, что к чему. Что будущего среди воинов у него нет - а выбора два.
И ты поступишь верно, малец, давай же. Рысеух - из тебя выйдет отличный ученик целителя, если постараешься и перестанешь жалеть себя.
- Я же... обещал Огнелапке пройти путь воительский за нас двоих... я нарушу слова? - растерянно и жалобно сказал котик, и произнесенное имя его покойной сестры неприятно резануло слух старой воительницы. Она была виновата в том, что юнец видел тогда, давно. И не могла отпустить это чувство вины.
- Ты не сможешь исполнить свое обещание, сидя на заднице в старейшинской, - прошипела она, морща нос в ответ на сказанное. Неужто не понимает, как надо поступить?
- Рысеух, станешь ли ты моим учеником? - наконец, после долгой и отчасти суровой речи, произнес Ольхогрив. Рыжая тяжело выдохнула, словно утомленная всей болтовней вокруг, и не могла никак дождаться, пока Рысеух даст свое согласие. И когда это наконец произошло, она вскочила на лапы и отряхнулась, словно на ее шерсть действительно налипла куча мусора, а не одна-две веточки.
- Ну наконец-то, до них обоих дошло, как стоит поступить. Предки гордятся вами, ведь вы все же не стали самыми тугоумными мышами в лесу и наконец ступили на верную дорожку, - ухмыляясь в усы, принялась ворчать она, подходя к Ольхогриву и глядя на него с одобрением. Он правильно поступил, и Перечница гордилась другом.
- Конечно, ты справишься, Рысеух. И предки тебя примут, если не будешь вечно думать, что тебе одному предназначено страдать. Никто тебя не оставит, малец, и не надейся. На тебя теперь будет смотреть целое племя, так что не жди, что кто-то с особо умным советом пройдет мимо и не скажет, как тебе нужно поступать - даже в случае лечения занозы.

+3

107

Целитель смотрел тяжелым взглядом на Рысеуха, в напряженном молчании выслушивая все его слова. Ему казалось, что за эти минуты, готовясь услышать отказ, он постарел на дюжину лун.
-  Только обещай мне, что не оставишь меня, что будешь подсказывать и помогать...- пролепетал котик, и глаза Ольхогрива засверкали.
- Ну и славненько,  - заключил он, - конечно я не брошу тебя, я никого и никогда, - кот несколько раз вхолостую глотнул воздуха, косясь на Перечницу, и твёрдо закончил, - не бросаю.
- Ну наконец-то, до них обоих дошло, как стоит поступить. Предки гордятся вами, ведь вы все же не стали самыми тугодумными мышами в лесу и наконец ступили на верную дорожку, - проворчала в своей обычной дружелюбной манере Перечница, и целитель ухмыльнулся, радуясь её одобрению.
- Мне нужно сообщить это Когтезвёзду. И нам с тобой предстоит завтра дорога к Лунному Озеру, нужно тебя представить Звёздным предкам. Так что отнеси Тростинке воды, а потом мы с тобой изучим травы путников, которые нам предстоит принять. А, ну и конечно, мне нужно рассазать Когтезвёзду про котят, - усы кота дрогнули в улыбке, - из Тростинки с Полёвкой выйдут отличные родители, надеюсь, вы их успеете поздравить первыми, - кот закашлялся, но быстро справившись с приступом, направился в сторону палатки предводителя.

==>> К Когтезвёзду

+3

108

Теперь он - ученик целителя.
И, вроде бы, кот должен радоваться, но отчего-то на сердце было тяжело. Может от неуверенности в себе или же от нежелания. Рысеух, согласившись, полностью перечеркнул свое будущее, свои цели и желания. Сейчас ничего не осталось, только ком в горле и сомнения. Котик слушал Перечницу и все больше сомневался, но старался ничего не показывать на мордашке, потому что вряд ли старшие обрадуются, узнав, с каким трудом Рысеух согласился на такое предложение.
Конечно, я не хочу проторчать всю оставшуюся жизнь в палатке старейшин. Но и учеником целителя... не очень хочу быть, но если это единственный выход из моей ситуации, то я готов.
Когда котик согласился, Перечница сразу же высказала свои мысли на весь этот счет. Рысеух чуть не расплакался, глазки его сверкнули, и он беспомощно прижался к рыжей шерстке старшей воительницы. Он был благодарен ее поддержке, не только здесь и сейчас, но и раньше, когда... когда они нашли истерзанное тело его сестренки в лесу.
- Спасибо тебе, что никогда не оставляла меня, - мурлыкнул ученик целителя, сильнее вжимаясь в теплый бок соплеменницы, - Я так винил себя за смерть Огнелапки, что не находил себе места, - прошептал оруженосец, отодвинувшись от Перечницы и смахнув слезы, - Надеюсь, она сейчас смотрит на меня и одобряет мой выбор, и если это так, то я не подведу ее и все наше племя, - говоря это, Рысеух смотрел на Ольхогрива, ожидая увидеть в его глазах согласие.
После целитель дал первые указания своему ученику. Рысеух грустно подумал о своем наставнике, Нетопыре, что-то он скажет про него... но мысль упорхнула так же быстро, как и Ольхогрив на радостях выбежал из палатки сообщать добрую новость предводителю. Рыся пожался немного на месте, виновато глядя на Перечницу и тяжело вздыхая, осознав, какой тяжелый груз упал на его долю.
- Наверное, сейчас самое время подниматься на лапы и готовиться к походу до Лунного камня... Хочу увидеться с сестричкой, - Рысеух не хотел говорить о сестре, потому что ему становилось больно от мыслей о том, что с ней случилось, но почему-то говорил. Наверное думал, что Перечница поймет его больше всех, ведь она была рядом. Ученик взял в пасть пропитанный водой мох и направился к выходу из палатки, но обернулся, забыв кое что сказать.
- Спасибо, Перечница, я никогда не забуду твоей поддержки, - Рысеух развернулся и, ковыляя, вышел из палатки, надеясь познакомиться с котятками Тростинки.

>>> Главная поляна.

+1

109

главная поляна --->

Долговязая королева пригнулась и юркнула в остро пахнущую палатку Ольхогрива, которую с недавних пор он теперь на равных правах делит с Рысеухом. Легкий запах раненого оруженосца напомнил пятнистой, как она лежала тут, рядом с ним, как переживала за его судьбу и ранение, и не смогла сдержать тихого урчания от мысли, как удачно все разрешилось.
Удобнее перехватив за загривок будущую Щепку, трехцветка строже сощурила зеленые глаза и осмотрела свою гвардию. Все четыре пары глаз на удивление смирно ютились в уголочке, и королева наконец испытала легкое облегчение от того, что они с котятами в относительной безопасности.
И Тайга с ее новорожденными тоже.
Положив серенькую около живота новоиспеченной королевы, Тростинка заботливо подоткнула будущую Щепку носом поближе к источнику пропитания и чуть отстранилась, с умилительным наклоном головы наблюдая за котятами Тайги и Стрелолиста.
- Они чудесны, - проурчала растроганная королева, пробираясь к своей четверке и укладываясь рядом с ними, - все трое - очаровательные девчушки, - ни капли не кривя душой и действительно приходя в восторг от новых членов племени Теней, мяукнула Тростинка, тут же прикусив язычок: может, такой любопытный момент, как осознание пола новорожденных, Тайга хотела пройти сама, без подсказки?
Словом, черепаховая как всегда думала слишком много, а потому решила отвлечься на единственно верное и так ей необходимое.
- Мои храбрые воители, - наперебой вылизывая каждого из четверки, оглушительно урчала Тростинка, - я слышала, как вы хотели помочь биться с этими медведями, но вы большие умницы, что послушали маму, - окольцевав хвостом потомство, пятнистая наконец выдохнула более-менее спокойно, все еще боязливо поворачивая ушки на главную поляну: после относительного затишья раздался крик Молнии, и снова поднялась суета.
- Вы хорошо себя вели, - рассеянно вылизывая то Мальвочку, то Блошинку, королева выглядывала через их разномастные спинки на Тайгу: все ли в порядке?
- Видишь, Блошинка, медведи нас не тронули. Потому что вы были молодцы и слушались маму. Мальвочка, ты умница, что звала меня, но мы - воители, и должны защищать свое племя. И вы будете защищать, просто пока малы, - терпеливо мурлыкала трехцветка.
- Вам теперь нужно вести себя потише. У нас появились соседи по палатке, и когда мы переберемся в детскую, вы уже будете старшим котятами. А потом, когда Тайга позволит, все вместе посмотрим на ее новорожденных малышек. Пройдет совсем немного времени, - растроганно моргнула кошка, урча, - и вы уже все вместе будете носиться по лагерю и резвиться. Верно, Тайга? Ты как там?

+4

110

==>> Главная поляна

  Хвостом вперед целитель протиснулся в свою палатку, волоча за собой бесчувственное тело небесного кота. В голове его пронеслась неприятная циничная мысль "А ведь труп его отсюда тащить будет так же тяжело", но кот взял себя в лапы. Сказать что в его доме тесно, было бы всё равно, что промолчать.
- Думаю, Когтезвёзд в ближайшее время снарядит кого-нибудь починить детскую, - пробубнил целитель, пытаясь вкрутиться внутрь целиком.
- Рысеух, мне нужен сок хвоща и побольше, - Ольхогрив обнюхал паутину, начавшую пропитываться кровью, и поспешил набрать новой. Похоже этой зимой пауки не успевали трудиться на благо племени, слишком много ран, слишком много кровопролитий. Выскребая последние ошметки серой паутины, целитель торжественно пообещал себе, что незамедлительно отправится сегодня же по всем пещерам племени, и соберет их паутину.
  Когда со своим учебником Ольхогрив сменил повязку, он немного выдохнул, заметив, что кровь почти остановилась.
  Похоже, тебя совсем не хотят видеть в Звёздном племени, - грустно покачал головой кот, подходя к Тайге.

- Очень немногие королевы могут выбрать более неудачный момент, для того, чтобы окотиться, - честно сообщил Ольхогрив обеим королевам, и принялся обнюхивать котят. - Но ты хорошо справилась, особенно учитывая, какой бедлам творился на поляне. Может быть, стоит почаще звать медведей, чтобы королевы так лихо справлялись? - мурчание родилось глубоко  в груди кота, и он принёс травы для Тайги.
- Съешь это вечером. И осмотрите внимательно мол палатки. Мне кажется, там могут оказаться колючки, - отойдя от королев, целитель протиснулся к Молнии, которая вела себя поразительно скромно.

- Как тебя угораздило с этим дурнем связаться? - проворчал Ольхогрив, осматривая царапины кошки. - Когда между ушей сквозит такой ветер, голове совсем нечем думать, - он принес жухлые лепестки, в которых слабо угадывалась календула. - Вымой все ранки как следует, а затем Рысеух поможет тебе сделать кашку из ноготков,

  Ольхогрив повернул голову к очередному вошедшему в палатку, на этот раз им был молодой воитель Коршун.
- Ты тоже ранен? Когда же ты успел? Покажи мне, где. Только прийди сюда, здесь немного светлее, - целитель поманил рыжего кота за собой знаком хвоста к выходу из палатки, где пробивался дневной свет.

+4

111

Ольхогрив все также упрямо пятился, кажется, абсолютно не обращая внимания ни на тяжесть своего груза, ни на специфические проседания в густом месиве почвы. Стараясь не щуриться каждый раз, когда сердце всполошёно ухало в груди, бесхвостая притормозила у входа в палатку, аккуратно укладывая раненную конечность вдоль тела, а затем подтаскивая к ней и вторую. Едва успев отскочить в сторону, приложилась лапой о какой-то булыжник, но даже не заметила, тоуро глядя как плечистый корпус скрывается в проеме. Несколько раз крепко сжав ушибленные пальцы в кулак, она отряхнулась от крупных комьев грязи, решительно проскальзывая внутрь.

Демонстративно растягиваясь в середине пещеры, Молния повернулась спиной к котятам, разглядывая мраморные, обагрившиеся кровью разводы на некогда серебристой шкуре, упорно делая вид, что перекрывает младшему поколению зрелище рваной плоти, стоически не обращая внимания на их противные писки. Подгоняемая то и дело вздымающимся негодованием, постепенно, мятежная зыбь возвращалась на свои круги, мягкими потоками воздуха сглаживая разгоряченное произошедшим смятение, вновь наполняя тело бунтарским духом. Но даже если так, ни на какие активные действия у бесхвостой не было сил: натруженные лапы горели, тело потяжелело, а перед потускневшими глазами, раз за разом, прокручивалась картина происходящего на болотах; лишь то и дело пощипывающие царапины отзывались реальностью происходящего, возвращали в обреченный полумрак целительской пещеры, сгустившейся непроглядным маревом, давящей на голову своими лекарственными ароматами, что в подсознании рисовались лишь одним - бальзамированным трупом на главной поляне. Внутренне содрогаясь от захватившего разум бессилия, Молния не видела иного исцеления, хотелось прильнуть к так лихорадочно вздымающемуся боку, услышать биение сердца, вдохнуть изувеченный медвежьим смрадом, уже привычный запах и замереть под тяжелой лапой, кропя лохматую шерсть собственной кровью.

Голос Ольхогрива вытянул ее из мрачной пучины размышлений, вновь отбрасывая назад во времени.
   — Вообще-то дурней было двое, - спесиво фыркнула, приподнимая мордашку и скашивая глаза на тормошившего ее шерсть целителя - и только благодаря мне сюда не приперлась вторая такая. Тоже от важности раздутая.. была. А по итогу? Сдулась и свалила, - отчетливые ядовитые нотки вернулись в негромкий голос, пропитывая выжженную пустыню своими живительными соками, как бы не было херово, знай, кому-то еще хуже. С недовольным выдохом Молния распрямила гудящие лапы, и, в несколько движений размяв затекшую шею, взялась за разглаживание всклоченной шерсти, по наитию выискивая мелкие царапинки, оставленные шипами, так причудливо слившимися с телом небесного. За размеренными движениями языка, она не заметила, как снова погрузилась размышления о произошедшем, замысловато сливающиеся с собственными безрадостными мыслями.

+4

112

Черная пелена вокруг задрожала, медленно расползаясь по краям, перед глазами замелькали картины прошлого, а в следующее мгновение разум хлестнул такой эмоциональный поток, что в попытках справиться с ним и не сойти с ума, пришлось подводить тело к грани своего существования, задержав дыхание на бесконечно долгие минуты. Один за другим образы врывались в голову, разрывали сознание, нещадно полосовали собственные воспоминания, наслаивались друг на друга, врезаясь в память раскаленными прутьями. Боль, отчаянье, злость, безысходность, укоры, обиды. Дыхание сбилось: Бурелом, будто из последних сил пытался вспомнить, как это - дышать, втягивая воздух, тяжело расправляя грудную клетку, наполняя свежей кровью альвеолы и вновь схлопывая мышечные створки. Мозг точно вычеркнул эту информацию и теперь откровенно не понимал, почему на грудь навалился камень, а сердцу вдруг стало настолько тяжело перекачивать кровь.

Убить.. - обрывки бессвязных фраз слетали с рассеченного языка,  - убить ..их, - сознание полыхало, разум все ещё не мог различать силуэты и время; из головы полностью выбило пространственные ориентиры, побуждая сдавленное рычание сотрясать грудную клетку - все это походило на ночной кошмар с его бесконечной нереальностью, доводящий до безмерного исступления.

Негромкий отклик прорывался сквозь подсозание, но он не мог быть уверен в реальности услышанного - рассудок все ещё был слишком затуманен, желание окунуться в алый вихрь с головой сжимало нейроны, а  слух функционировал  практически на уровне инстинктов. Заглушаемый порыв вновь рвался на свободу, мучительно сводя мышцы. Звуки сплетались в единый лейтмотив, закручиваясь в спираль и упругий вакуум, поглощая, не оставляя шанса внимать отчаянным мольбам. Прикосновение к плечу взбудоражило нервные окончания, отозвавшись чередой коротких электрических импульсов. Короткая вспышка пронзила подсознание, постепенно растворяя густое марево и проясняясь; веки наконец дрогнули, распахивая глаза, и зрачки мгновенно впились в единственную серую полосу перед собой. Бурелом едва заметно дёрнул плечом, цепко впившись когтями в землю, заставив костяшки пальцев мертвенно побелеть, когда поверхность под ними оказалась отнюдь не рыхлой на ощупь. В голове всё гудело, пульсировало, клокотало, отдаваясь в мозгу одинаковыми монотонными толчками; взгляд в отчаянии  перепрыгивал с одной точки на другую, впиваясь в любое движение, неровно скользя по мимолётным теням, но не находил ничего явственного. Тело предприняло попытки сдвинуться, но тут же обмякло, пока взор не накрыла кровавая пена, а мышцы не скрутило очередной судорогой.

Молния.. - голос прозвучал хрипло и очень натужно, будто несколько минут назад ему старательно сжимали горло; лишь один слушатель мог его уловить, пока мозг транслировал в голову единственный запомнившейся значимый образ, жизнь и смерть которого была для него ещё неопознанной. Бурелом рефлекторно вытянул  шею в направлении плавящих интонаций, сжимая челюсти от неприятных ощущений в миг натянувшихся сухожилий, и ударился  затылком обо что-то мягкое. Сквозь терпкий вяжущий запах крови и трав, он наконец смог различить знакомые оттенки мутящего шлейфа. Мышцы натянуто проступили под толстой, все ещё влажной шкурой; с протяжным сиплым стоном исполин попытался перевернуться на живот, но первая и последующие попытки оказались провальными; морда болезненно искажалась на каждое движение, что давалось особенно тяжело, распространяясь отголосками тянущей боли по всему натуженному телу. Потерянность в пространстве, мышечное бессилие будили звериную ярость, распространяясь мощным бурлящим потоком по венам, обвивая невидимой силовой сферой плечо, цепляя нитями свежий рубец на предплечье. Конечности сотрясло крупной дрожью, когда он вновь предпринял усилие подняться, подавляя гортанный рык и шумно втягивая воздух ноздрями, а затем отрезвляющий голос врезался в воспалённый слух, вырвав самца из оков иллюзорного припадка.

+2

113

Коршун пристроился вдоль стены палатки, у самого входа, чтобы не мешать остальным – еще чуть-чуть и логово Ольхогрива разорвет от числа страждущих. Мышеголового Небесного кота перенесли глубже, и молодой воин предпочёл сидеть и молча ждать своей очереди, пока целитель занимался Молнией. Сестра Когтезвезда пострадала сильнее него, и рана на ее плече выглядела пугающе. Тут же разместилась Тростинка со своими котятами, временно лишившаяся детской. И внезапно, Тайга! Коршун с легким недоумением воззрился на бывшую наставницу в окружении трех крошечных, и внешне малопривлекательных существ, сейчас еще мало походивших на будущих воинов или вообще котов. Он невольно подобрался словно пытаясь занять меньше места. Дети Тростинки ему нравились намного больше – они были старше, крупнее, могли разговаривать, что-то понимать, и он видел перспективу становления наставником одного из них. Но эти три маленькие ящерки? Коршуну было трудно представить, что однажды они станут такими же бойкими, как и их старшие товарищи.
- Поздравляю, - тем не менее он вспомнил о вежливости, к тому же Тайга многому его научила. Она заметила его природный талант позволивший ему стать воином не позже других, несмотря на предшествующее этому длительное заточение в детской, пока он оправлялся от своей болезни. Определенно здесь было не место для чужака! Это же будущее племени Теней. Хорошо хоть Молния закрыла им обзор на далеко не самое приятное зрелище.
Ольхогрив довольно честно охарактеризовал Небесного кота. Коршун бы не сказал лучше. Все мозги у себя в горах отморозили! Хоть он и ворчал про себя, но градус раздражения унялся. У него болела лапа и хотелось побыстрее покинуть душную, провонявшую кровью палатку. Сколько им еще придется восстанавливать! Детская, ограда, заново наполнить кучу с дичью и следить, конечно, чтобы медведи не вернулись. Он будет полезнее снаружи.
- Ты тоже ранен? Когда же ты успел? Покажи мне, где. Только пройди сюда, здесь немного светлее, - обратился к нему целитель.
Коршун отрицательно помотал головой, выйдя на свет, демонстрируя Ольхогриву свою припухшую в плече, выбитую из сустава, лапу.
-Мне повезло, - просто заметил он. – Этот детеныш конечно крепко шибанул меня своей лапищей, но когтями не задел. Наступать больно, и она онемела, в плече.
Коршун надеялся, что это лишь сильный ушиб. Во всяком случаи по ощущениям в теле, все кости все же были целы. Действительно счастливчик, теперь он мог это оценить глядя на тех, кто пострадал, понимая, как бы мог и сам пострадать. Хотя конечно, дело не в удаче, дело в отличных рефлексах, превосходном обучении (спасибо Тайга!), и статусе воина лучшего из племен. Кто бы ожидал меньшего?

+2

114

»главная поляна


— Они чудесны, — Тайга крупно вздрогнула, словно очнувшись от длительного раздумья. Она совершенно машинально перенесла вместе с Тростинкой своих детей в палатку Ольхогрива и также устроилась на одной из подстилок, а потому теперь удивлённо моргнула, фокусируя взгляд на такой же трёхцветной подруге. — все трое - очаровательные девчушки, — между делом сообщила Тростинка. Новая королева благодарно улыбнулась и глубоко вздохнула.
— Спасибо тебе, Тростинка, без тебя мы бы пропали, — призналась подруга Стрелолиста и дёрнула ухом. — Как-то это всё совсем... в новинку. Я даже боюсь их трогать, такие они маленькие и хрупкие, — со смесью смущения и обожания добавила воительница, медленно обводя глазами крошечные тела.
— А потом, когда Тайга позволит, все вместе посмотрим на ее новорожденных малышек. Пройдет совсем немного времени, и вы уже все вместе будете носиться по лагерю и резвиться. Верно, Тайга? Ты как там? — отвлеклась от разговора с собственными котятами Тростинка, вопросительно глянув на неё.
— Порядок, — утвердительно кивнула кошка. — Даже боюсь представить, во что превратится лагерь с таким количеством котят, — мурлыкнула Сумрачная кошка, касаясь маленьких спинок кончиком пушистого хвоста. Однако затем в нос ей ударил резкий запах крови и чужих земель, и она, плотно прижав уши к голове, придвинулась ближе к стенке, не сводя взгляда с раненой и внушительной по размерам туши, которая прибыла в палатку вместе с Молнией и Ольхогривом.
— Очень немногие королевы могут выбрать более неудачный момент, для того, чтобы окотиться, — внёс свою лепту целитель, обратившись к ней. Криво ухмыльнувшись, Тайга подняла голову и распушила шерсть на загривке.
— Мне показалось, это будет весьма оригинальным ходом, — сообщила она, а затем глянула на своего бывшего оруженосца, который сейчас стоял в палатке. Пожалуй, в этот момент её сердце даже ёкнуло от гордости - казалось, статный рыжий кот лишь вчера был котёнком, который находил в себе смелость вызывающе общаться со старшими и взращивал в себе амбиции Сумрачного племени. Сегодня же он наравне с другими защищал лагерь от медведей, ставя интересы племени выше своей шкуры. — Ты сегодня повёл себя очень смело, — мяукнула Тайга, — и дал мне повод хвастаться твоими успехами перед остальными, — уже более хитрым тоном закончила воительница, подмигнув ему. Однако затем их прервали звуки, доносившиеся от чужого воителя - Бурелома, кажется? - и она, захлопнув пасть, вновь замолчала, с тревогой стараясь перехватить взгляд Ольхогрива, Молнии или Тростинки. Кажется, процедура имянаречения котят будет немного позже. И где же Стрелолист?

+2

115

Главная поляна —->

Множество незнакомых запахов обступили Мальвочку. Они забивали нос, вызывая неудержимые порывы к чиху. Глаза немного заслезились от такой мощной смеси запахов трав и ягод. Не выдержав, котёнок три раза оглушительно чихнула и продолжила из прохода наблюдать за происходящим на главной поляне.
Лишь когда малышка убедилась, что медведи убрались восвояси, и никто сильно не пострадал, она позволила себе отойти в глубь палатки целителя. Незнакомые запахи манили, как не манила ни одна известная Мальвочке игра. Спустя короткий промежуток времени, зеленоглазая привыкла к темноте и сумела разглядеть, что же таила в своей глубине эта палатка.
Вдоль дальней стены были аккуратно сложены разнообразные корешки, листики, ягоды, цветочки. От их обилия глаза трехцветной восторженно засверкали.
Абсолютно всё в этой палатке пахло по разному. Мальвочка зажмурилась и с наслаждением вдохнула пропитанный целебными сборами воздух. Однако, среди всех этих запахов выбивалось только два - запах самого целителя и еще незнакомого малышке кота. Он тоже пах Сумрачным племенем, но пах несколько иначе.
"Неудивительно, ведь каждый из нас пахнет по особенному," - Решила про себя трехцветная и как заколдованная приблизилась к травам.
Но не успела малышка даже дотронуться до трав, как остро запахло кровью. Резко обернувшись, Мальвочка увидела входящую в палатку Тростинку с маленьким комочком в зубах.
"Да это же котёнок!" - Присмотрелась зеленоглазка.
Следом за ней в палатке оказалась Тайга и еще с двумя котятами. Малышка хотела кинуться к ним, чтобы спросить, может ли она чем-то помочь, но тут в палатку вошел её владелец Ольхогрив с котом, запах которого котёнок учуяла ранее.
Вскоре палатка пополнилась еще двумя котами. Стало совсем не продохнуть, но все внимание Мальвочки было приковано к тому, как уверенно и быстро действовал Ольхогрив, даже не замечая абсолютно незнакомого ей запаха обрабатываемого целителем кота. Движения Ольхогрива были четкими, он знал своё дело и оказывал помощь нуждающимся. Мальвочка даже приоткрыла пасть, от удивления. Ей тоже захотелось так помогать другим, но отвлечь старого целителя от его занятия она не посмела, поэтому просто водила головой в разные стороны, следя за действиями зеленоглазого кота.
- Вы хорошо себя вели. Видишь, Блошинка, медведи нас не тронули. Потому что вы были молодцы и слушались маму. Мальвочка, ты умница, что звала меня, но мы - воители, и должны защищать свое племя. И вы будете защищать, просто пока малы, - Объясняла им Тростинка, вылизывая по очереди. Мальвочка тихо замурлыкала, но на последних словах вскочила на лапы.
- Я хочу помогать, Мам. Я хочу лечить, совсем как Ольхогрив! И хочу научиться разбираться в травах! - Малышка возбужденно махала хвостом, а глаза горели каким-то жгучим желанием. - Можно? Можно, ма-ам? Я честно-честно буду послушной! - Взмолилась Мальвочка, еще не совсем понимая устои и порядки племени.

---> Главная поляна

Отредактировано Мальвочка (2018-04-29 01:38:03)

0

116

Ольхогрив заканчивал колдовать над ушибами Коршуна, когда выглянул на поляну, оценив возвращение детской её привычного всем образа.
- Тростинка, Тайга! Я думаю, детская уже готова принять вас. Тут не место для маленьких котят, слишком много больных, - едва Бурелом чуть вернулся в сознание, целитель подскочил к нему, чтобы аккуратно уложить на его язык несколько зерен мака. Пусть спит крепким сном, пока предки решают его судьбу.
- Коршун, - врачеватель снова обнюхал плечо кота, - чувствительность должна скоро вернуться. Не вздумай вылизывать эту мазь, а то до конца жизни всякая вода и еда для тебя будут с её вкусом. Хотя бы потому, что жизнь станет очень коротка, - строго припугнул молодого воина Ольхогрив. - Потом ополоснёшь её в луже или в ручье. когда начнёт жечься, - насчет короткой жизни целитель, конечно же, преувеличил, но он правда представлял, насколько гадостна на вкус эта кашка (только что сам разжевал же), и не хотел, чтобы рыжий кот потом целую луну ходил и плевался.
- Молния, ты можешь идти, только вечером ко мне загляни. Кажется, тебя ищут на главной поляне, - хмыкнул Ольхогрив, усаживаясь возле Небесного кота. - Этому вполне хватит одной няньки в моём лице.

+2

117

апнулась до 1 луны :з
Ящерка подняла головку. К сожалению, недавно появившееся зрение все еще было расфокусировано, и она видела лишь размытые силуэты. Маленький мозг еще не до конца понимал, что останься такое зрение с ней до конца жизни, дорога в воители закрыта. Дай Звездное племя, целителем возьмут. Но внутренний голос твердил – «ты станешь великой воительницей, самой сильной и классной, прямо как мама с папой!» Что она очень удачно всем заявляла. К месту это было или нет. Запахов становилось больше, ровно, как и шума. Она поднялась на лапки, с интересом вытягивая мордочку по направлению к собравшимся. Шумно втянув воздух, малышка чихнула, упав на пятую точку. Она тряхнула головой. Мать, сестер и тех, кто жил с ними в пещерке кошечка уже научилась различать. По запаху, голосу и размытому силуэту.
Еще раз, втянув воздух, Ящерка решила, что сидеть на одном месте слишком скучно, поэтому надо чем-то себя занять. Поэтому, котенка не нашла ничего лучше, чем карабкаться на материнский бок. Смешно цепляясь за шерсть маленькими коготочками, она-таки покорила эту не большую, но все-таки вершину.
- Смотрите, я как мама! - пискнула котенка, намекая на то, что сейчас смотрит с высоты роста взрослого кота. Но, не удержавшись, она скатилась, перевернувшись через голову, заливисто засмеявшись. - А я такого же цвета как ты? Или как папа? - мяукнула малышка, внимательно осматривая лапку, а затем поднимая на Тайгу задумчивый взгляд разноцветных глаз.

+2

118

Бурелом вынырнул из мрачных глубин подсознания, в очередной раз  разлепляя глаза -  пустота навалилась на веки, когда часы отмерили большую часть заходящего дня. Привычный мрак, какие-то звуки, которые самец то ли воспринимал сквозь тонну вакуумной пелены, то ли вообще все это являлось бредом перегруженного мозга. Будучи совершенно неготовым к столь резкому и смутному пробуждению, он сделал попытку приподнять голову, отчего в висках неприятно заломило; тело по-прежнему плохо слушалось своего хозяина, будто от него живьём оторвали кусок плоти - впрочем, так и было. Алые всполохи в недрах воспалённого разума погасли и растворились, но он до сих пор чувствовал ту необъятную  боль, что несколько мгновений назад (секунд/минут/часов?) заполняла его плоть и разум. Пытаясь сфокусировать зрачки на чем-то конкретном, он с видимым усилием приподнялся, перевернувшись на брюхо и втянув ноздрями окружающий воздух. Краски постепенно обрели былую четкость, наконец позволяя  наладить внутренние ориентиры и ощущение временных реалий; окинув  мутным взором пространство, он наконец понял, что находится в палатке - судя по витающему сладковато-травянистому амбре - целительской.

Ольхогрив, - низкий бас нарушил гнетущую доселе тишину; взгляд медленно скользнул в сторону, будто следуя за невидимой тенью, впуская в голову нужные образы, постепенно обретающие чёткость. Наконец заприметив боковым зрением знакомую фигуру врачевателя, исполин  натужено выпрямился, во весь рост возникая за спиной бурого кота, пытаясь подобрать нужные слова, - Я безмерно благодарен тебе за оказанную помощь - это лишь малое, что я могу сделать для вас сейчас, но мне нужно незамедлительно поговорить с  Когтезвездом, - голос все ещё звучал хрипло и отрывисто. То, что произошло, Бурелом считал в некоторых степени  блажью; безумной прихотью, едва не лишившей рассудка и не спалившей все тело к чертям. Пустота, ревущий зверь, алый вихрь, наполняющий сознание бешеным эмоциональным потоком – всё это осталось в глубоких недрах долговременной памяти, скрытым в самом дальнем углу бездонного леденящего мрака - так было каждый раз, стоило ему вкусить этот немыслимый азарт смертельного столкновения. Но воинский долг и зачатки имеющейся совести безжалостно поддавали благодатных пинков, заставив своевременно вспомнить об изначальной цели своего визита.

>главная поляна

+3

119

Тростинка лежала на боку, размеренно и слегка нервно покачивая хвостом. Было неловко вот так реагировать на присутствие чужака в палатке, где находились и её, и соседкины котята, но все-таки материнский инстинкт был выше вежливости: Тростинка бросала на раненого гостя виновато-враждебные взгляды в такой вот странной комбинации, а еще зорко присматривала за тем, чтобы её малыши не шкодничали.
- Спасибо тебе, Тростинка, без тебя мы бы пропали, - мурлыкнула под боком Тайга как раз в тот момент, когда пестрая решила успокоить себя вылизыванием. Перегнувшись через плечо, зеленоглазка весело уркнула в ответ.
- Как-то это всё совсем... в новинку. Я даже боюсь их трогать, такие они маленькие и хрупкие, - призналась подруга Стрелолиста, заставляя долговязую королеву едва ли не впервые в жизни почувствовать себя кем-то, кто передает свой опыт, знания, и даже чуть-чуть главенствует.
- Мне тоже было страшно, - перегнувшись поближе к Тайге, доверительно шепнула Тростинка, бросив взгляд на приближающегося к ним Ольхогрива. Своими самостоятельными родами черепаховые королевы ох как упростили жизнь целителю!
- Тростинка, Тайга! Я думаю, детская уже готова принять вас. Тут не место для маленьких котят, слишком много больных, - мяукнул им палево-пепельный к облегчению королевы. Переглянувшись с Тайгой, кошечка мяукнула, обнюхав её троицу.
- Понадобится помощь перенести - зови, - с готовностью мяукнула Тростинка, ласково потеревшись щекой о макушку подруги.
- Ты будешь чудесной мамой, - пообещала той пятнистая, носом ласково подпинывая Мятлика и Блошинку наружу.
- Ну-ка, давайте, на выход.
И тут, не досчитавшись до четвертой, Тростинка вскинула голову, заметив малышку-Мальвочку как раз в тот момент, когда она уже вовсю неслась к целителям.
- Я хочу помогать, мам, - громко мяукнула Мальвочка, заставляя мать удивленно приподнять брови: вот как? Целительство?
- Я хочу лечить, совсем как Ольхогрив! И хочу научиться разбираться в травах! - было заметно, как взбудоражилась дочь, а также как смутилась и удивилась королева. - Можно? Можно, ма-ам? Я честно-честно буду послушной!
- Ну-ну, Мальвочка, тебе еще совсем не время выбирать свой путь. Но ты умница, что хочешь помогать соплеменникам, так делает каждый настоящий... воитель, - запнувшись, пробормотала кошка, с сомнением глянув на травы: целительство? Заведомо лишить себя счастья любви и материнства?
Впрочем, если с первым кошка уже смирилась, то второе приносило Тростинке столько счастья, что она искренне понадеялась, что Мальвочка передумает.
- Кто знает, Мальвочка, - загадочно улыбнулась королева, даже несколько грустно.
- Пойдем, пойдем на выход, - опасливо обходя Бурелома и выходя почти сразу за ним, Тростинка юрко шмыгнула к малышне.

----> главная поляна

+2

120

Мирное посапывание кошечки прервала свалившаяся с материнского живота сестра. Приподняв головку, серо-полосатая недовольно посмотрела на Ящерку, все еще сонная, кошечка перевернулась на бок, щурясь на сестру. Какая разница, какого ты цвета, я все равно самая красивая! Подумала малышка, вытягивая вперед лапку и прижимая к земле белый хвостик сестры.
- Ты почти как мама, только мама цветней, - сравнивая двух кошек, громко ответила серая, вопросительно глянув на Тайгу. - Правда, мам! -
Перевернувшись на живот и сев, Щепка широко зевнула, обводя родню довольным взглядом. Вон какие все красивые, прям как она. Вырастем и станем лучшими кошками во всех племенах. Я буду предводительницей, Ящерка глашатой, а Ивушка... ну, Ивушка тоже кем-нибудь будет. Тут же оценив всю гениальность своей мысли, серая загорелась желанием опробовать на себе роль грозной предводительницы.
- А давайте поиграем? Чур я предводительница! А ты вражеский захватчик, убирайся с нашей территории! - завопила полосатая, набрасываясь на Ящерку.

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » палатка целителя