РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Наконец, стали известны имена активистов апреля. Спасибо всем за активные отыгрыши, за ваши голоса и участие!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
А под прицелом большая мама Пантера. И пока ее не отвлекают дети, спешите задать вопросы!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » палатка целителя


палатка целителя

Сообщений 41 страница 60 из 124

1


Рядом с палаткой предводителя в каменной груде образовалось природный проём, уходящий вглубь, формируясь в лаз и пещерку. Здесь и обосновался целитель племени, однако место это рассчитано не только на него, но и на приболевших котов. В самом дальнем углу врачеватель племени Теней хранит травы в мелких «отделениях», а ближе к выходу расположены несколько подстилок для его пациентов. Тут всегда стоит терпкий запах леченых снадобий и лёгкой сырости, так что без необходимости Сумрачные коты стараются сюда не заходить, дабы не тревожить лишний раз врачевателя.


0

41

Ольхогрив смотрит на тебя недовольно, почти злобно, и ты искривляешь губы в наглой усмешке, будто бы провоцируя его. По этому взгляду тебе становится понятно, что целитель желает выкинуть тебя из своей палатки. Но он ничего не делает, он просто пытается не обращать на тебя внимание. Ну а ты довольно ухмыляешься.
Ты опускаешь взгляд, внимательно наблюдая за действиями целителя. Он залечивает раны Стрелолиста, и ты вдруг ощущаешь, как шерсть твоя приподнимается на хребте и спине. Эти раны он получил при встрече с тем существом. В голове вдруг всплывает образ израненного тебя. Картина того, что было бы, если бы ты входил в тот патруль. Такие страшные раны. Тошнотворный запах крови. И злоба, бурлящая, точно лава, готовая вот-вот вырваться наружу.
Ты переводишь взгляд на Лесную и понимаешь, что зря ее отпустил. Да и разве ты знал, что такое случится? К тому же, зная ее нрав, ты просто бы не смог отказать. Она бы все равно пошла, не смотря на твои уговоры.
От чего-то тебе хочется рычать. И ты даже не замечаешь того, как невольно скалишь клыки. Обидно. Обида ярым пламенем сжигает все внутри. Как же ты хотел быть одним из тех, кто оказался в несчастном патруле. Ведь тогда бы ты защитил ее. И она бы не пострадала так сильно. Пострадал бы ты и был бы рад.
Когда Стрелолист также раздраженно окидывает тебя раздраженным взглядом бледно-голубых глаз, ты прищуриваешься. Он обрывает твой вопрос лишь одним словом, кровь от которого так и стынет в жилах. Теперь ты знаешь, кто терроризирует племя Теней. О рысях ты слышал лишь один раз, но это было давно, еще в детстве, но никогда бы не подумал, что эти рассказы перерастут в суровую реальность. Теперь понятно, почему тела всех погибших были так страшно изуродованы. Да и то, с каким раздражением и нежеланием рассказывал дальше Стрелолист Ольхогриву о том, как рысь легко расправилась с их отрядом, ты понимал, что шансов противостоять дикому зверь у вас просто нет.
Зашедший в этот момент в палатку целителя Когтезвезд тоже оказался раненным. Ну а как же. Ты дернул кончиками и ушей и повернулся в его сторону. Вся морда предводителя была испещрена ранами, а также виднелось несколько царапин на боку. Запах крови только усиливался, и ты, нахмурившись, хмыкнул носом.
Вас было так много в палатке, что тебе на секунду показалось, что воздуха становится все меньше и меньше. Но вот ушли Ночнолапка и Подледная, а за ними и Снегирь. И ты вроде выдохнул, но шуршание вблизи заставило тебя насторожиться. Ты повернулся и обнаружил, что лежавшая рядом без сознания Молния очнулась. Ты привстал, давая раненной кошке места, но она еле лапами двигала. Она что-то прошелестела, и ты еле разобрал. Она звала Лесную.
Вокруг страдалицы тут же закопошились.
Надеюсь с ней все будет хорошо и она выживет.
Мысли невольно мелькнули в голове и уставился на пострадавшую. Неужели все настолько плохо? Неужели ты этого не понимал?
Ну же, Остролап, соберись! Разве ты сам не видишь того, что сделала эта тварь с вашими воинами?
Выдохнул. Из ступора тебя вывела Лесная. Ты наклонил голову и коснулся подбородком ее макушки, тихо прошептав:
- Ну вы же вернулись, а это главное, - и стольким пожертвовали, - ты повернулся в сторону Молнии. Почти обездвиженная, она хрипло дышала.
Ты наблюдал за тем, как Лесная, собрав остатки сил, попыталась подползти к Молнии и успокоить.
И почему-то в этот момент даже тебя пробило на жалость.

+3

42

- Предложишь что-то более дельное? - как-то недобро пророкотал Стрелолист, и целитель решил, что сделал ему больно неосторожным движением. Предложу не дергаться и вести себя, как подобает воителю, - в тон глашатаю подумал Ольхогрив, набивая рот травами, чтобы тщательно разжевать их перед внесением в рану. Серый как раз принялся за короткий злой рассказ, а целитель принялся терпеливо укладывать зеленую едкую кашицу в раны кота, переходя от глубоких к меньшим.
   Тем временем Снегирь закончила с Подледной, и целитель бросил на них мимолетный взгляд. Ему была приятна эта кошечка с её своевременно помощью, но он никак не мог взять в толк, почему глашатай на неё так взъелся. Между ними молнии так и сверкали, словно в лесу собиралась гроза.
  - Я смотрю, Ольхогрив завербовал новую ученицу, - появившейся в его палатке предводитель не преминул подбросить дров в костер. Целитель высоко поднял голову и бесцветно глядя на воительницу достаточно громко, чтобы та точно услышала, произнёс:
- Спасибо за помощь, - и повернулся к Стрелолисту. Теперь раздражение кота было заметно невооруженным глазом. По примеру глашатая и его хвост забился по полу, как пойманная змея. Спокойствие, не дай им себя втянуть в эти игры котят, - прозвучал в голове ровный голос Мокричника, и Ольхогрив выдохнул. Сколько раз наставник говорил это ему прежде?..
  И когда Стрелолист нетерпеливо поинтересовался, как долго ему ещё тут торчать, целитель лишь мурлыкнул, взглянув на морду глашатая.
- Терпение. Ты спрашивал, что я предлагаю - я предлагаю потерпеть, - и принялся крепить некоторые повязки молодой липкой паутиной, краем ушей дёргая в направлении звуков своего жилища. Когтезвёзд строил свою ученицу. Чуть строже, чем того требовала её провинность (если это вообще можно так назвать), но кто ж ему слово поперек скажет?..
  Едва закончив со Стрелолистом, кот поднял глаза на подошедшего предводителя. В глазах целителя отчетливо читалось "я же говорил". Вслух тот, разумеется, ничего не произнёс, ограничившись грустным вздохом.
- Ты хромаешь, - заметил Ольхогрив, обходя предводителя сбоку. - Певчая, давай ещё хвоща и паутины, - позвал он ученицу, а сам осторожно ощупал травмированную лапу Когтезвезда чуткими подушечками своих лап. Та слегка отекла в средней части, и целитель нахмурился. Раны на морде мало тревожили его, в конце концов добавят предводителю чуть более суровый вид (хотя куда уж?..), вытечь-то он весь через них никак не сможет. А вот хромой Когтезвёзд будет ужасен.
- Медленно вытяни лапу назад, - так же хмуро попросил целитель, отходя на шаг, чтобы лучше рассмотреть.
   Когда вернулась Певчая, он знаками велел ей заняться расцарапанной мордой предводителя, преследуя две цели: не высказать коту в лицо ничего, что было у него на уме, и потренировать кошечку работать с самой грозной частью самого грозного кота грознейшего из племен леса.

  - Ольхогрив сюда! Скорее! - кот и сам уже заметил, что Молния очнулась, но не стал досадливо сообщать об этом сестре. Ему хотелось до конца довести лечение предводителя, и перестать втирать в его полосатую шерсть бледно-коричневую кашицу из трав. Но фыркнув, он всё же отпустил лапу предводителя, и зашагал к очнувшейся соплеменнице. Предусмотрительная Снегирь уже поила кошку, и Ольхогрив поднёс ближе к Молнии заранее приготовленные маковые зерна.
- Все живы и целы, тебе нужно ещё поспать, - он поднёс листочек с несколькими зернышками к самой морде кошки, пробегая взглядом по её многочисленным паутинным повязкам. Снегирь уже убежала из палатки за новой порцией воды, но гул в ушах от множества голосов окончательно допёк целителя.
- Это палатка для раненых и целителей, и не Остров Советов. А ну брысь отсюда! - ворчание целителя было громким и наверняка жутким. Он наградил адресными взглядами и Остролапа, и всех, кто топтался и болтал у входа.
- Что вы узнали про рысь? - целитель обратился к Стрелолисту и Когтезвезду, задумчиво обнюхивая раны Молнии, - самец или самка? Молодая ли? Одна?.. - кот, убедившись, что всё в порядке, вернулся, чтобы помочь Певчей закончить с предводителем.

+3

43

Раздражённо выпуская и втягивая когти, варварски царапая утоптанный земляной пол целительской, Стрелолист терпеливо ждал, когда Ольхогрив закончит с его ранами.
- Вы с Когтезвездом уже решили, что мы будем делать с рысью? - поинтересовалась Лесная, приподнимая голову и даже находя в себе силы на озлобленный оскал, тусклой икрой сверкнувший в полумраке палатки. Стрелолист её энтузиазма не разделил, а потому лишь недовольно дёрнул ухом и вновь нахмурился, сосредоточенно глядя себе под лапы. Уродливый узор из искривлённых борозд на земле от его когтей, казалось, интересовал старшего воителя куда больше судьбы племени.
- Пока нет, - ровным голосом ответил он серой воительнице, за будничной монотонностью пряча отчаянно рвущееся наружу раздражение. Он ненавидел собственное бессилие, ненавидел чувствовать себя побеждённым, слабым, но рысь ясно дала понять котам, что теперь в их лесу хозяйничать будет она. При воспоминании о пятнистой хищнице рёбра вновь неприятно заныли, и глашатай слегка повёл плечами и ссутулился ещё больше, терзаемый тянущей болью.
"Знать бы ещё, что можно с ней сделать", - задумчиво прикрыл глаза Стрелолист, но почти одновременно с угасающим хвостом пришедшей мысли резко дёрнулся и зашипел, когда особенно щедрая порция травяного сока попала в глубокую рану на плече.
А жизнь между тем не стояла на месте: коты сновали туда-сюда, вот и Снегирь, закончив все дела, покинула палатку, даже не взглянув на Стрелолиста. Как будто его не существовало. Искривив губы в злой усмешке, глашатай надменно приподнял голову и проводил бывшую подругу издевательским взглядом, едва ли не заставляя тлеть тонкие бурые волоски на её затылке. Будь его фантазия чуть богаче, он бы непременно представил себе запах палёной шерсти.
Глашатая забавляло и ранило в равной степени её бегство. Их гонка была бесконечной: он догонял, настигал и скалился ей в лицо, а она - что она может ему противопоставить?..
"Только и можешь, что убегать, - презрительно сплюнул себе под лапы старший воитель, краем уха слушая приказ Когтезвёзда. На мгновение замерев, он непонимающе изогнул бровь и вопросительно изогнул кончик хвоста. - Лягушки? Серьёзно?.."
- Когтезвёзд, ты... - полосатый кот осёкся и хмуро посмотрел на предводителя. Тому крепко досталось, в том числе и от самого старшего воителя, и Стрелолист передумал давать бурому исполину лишний повод пожалеть о выборе глашатая. Они ещё успеют поговорить об этом.
Но вот кровоточащие отметины были надёжно перекрыты паутиной и липкой травяной жижей, и Ольхогрив отступил, занимаясь ранами Когтезвёзда, а затем и очнувшейся Молнии.
- Самка. Молодая. Похоже, одна, - коротко рубанул глашатай, поднимаясь на лапы и вспоминая, как тщательно изучал её убежище, рискуя собственной головой. - Спасибо за помощь.

- Главная поляна

Отредактировано Стрелолист (2017-07-07 14:09:17)

+4

44

- Вы с Когтезвездом уже решили, что мы будем делать с рысью? - спросила Лесная у Стрелолиста.
- Пока нет.
- Будем сражаться до последнего, - решительно ответил полосатый кот и поморщился, когда оперся раненой лапой. - Нам нужно восстановить силы, но останавливаться мы не будем.
- Когтезвёзд, ты... - Стрелолист, видимо, хорошо услышал его указ Подлёдной и хотел было что-то ему сказать.
Да-да, мой любезный и любимый глашатай? Кот повернулся в сторону серого кота, от которого он недавно получил по морде. Но глашатай смолчал. Все смолчали. Когтезвёзд почувствовал удовлетворение. Хотя стоило ему подумать о том, как Стрелолист пойдет в палатку воителей, а после начнёт тискаться с Натурцией (по-дружески разумеется или как это сейчас всё называется?), то горячий огонь опять вспыхивал в его груди.
Очнулась Молния. Его сестра жива и вскоре поправится. Это радовало. Было бы печально, если бы самый первый патруль в поиске рыси был бы со смертельными последствиями. Да и Когтезвёзд любил свою сестру. Как же он будет без неё?
- Ольхогрив... Думаю, моя помощь больше не нужна? Я принесу еды им ближе к вечеру. Надо сходить поохотится для племени, - Снегирь тем временем помогла неумехе Подлёдной, которая умудрилась оцарапаться в подстилке и скрылась из палатки.
Пусть кошка занимается тем, что умеет. Хотя он отметил, какие страсти разгораются между Стрелолистом и воительницей, когда они находятся друг с другом. А вообще Стрелолисту пора бы задуматься о семье. Но похоже, что со Снегирью у него ничего не будет. Жаль. Племени нужна новая чистая кровь.
- Ты хромаешь, - наконец, Ольхогрив приступил к его ранам. - Медленно вытяни лапу назад.
Когтезвёзд послушно выполнил просьбу и поморщился. Да, неплохо его рысь отделала. Певчая тем временем начала колдовать с его мордой, и предводитель почувствовал ароматный запах трав прямо на своём носу и удержался, чтобы не чихнуть, прогремев на всю палатку. Ольхогрив же втирал какие-то травы в его лапу, но а затем, окончив лечение, подошел к Молнии.
Врачеватель спросил про хищницу, и Стрелолист подоспел с ответами. Когтезвёзд ничего не стал добавлять. У них было слишком мало данных, кроме тех, что эта тварь живет на их территории и очень сильна.
- Благодарю, - коротко ответил полосатый кот и одарил кивком Ольхогрива и Певчую.
Больше ему делать было здесь нечего. Когтезвёзд чувствовал невероятную усталость. Хотелось спать, поэтому кот, громко зевнув и продемонстрировав клыкастую пасть, скрылся из палатки.

- Главная поляна

+2

45

Белокрылый раздражённо закатил глаза, когда назойливая ученица снова начала лезть ему под лапы и мешаться: одно неверное движение и он полоснёт её по несмышлёной мордашке. Серый кот уже успел открыть пасть и набрать в лёгкие побольше воздуха, мгновенно сгенерировав очередную остроту, когда в палатке раздался голос, превративший его раздражение в ледяную ненависть, осевшую где-то в самой глубине души.
—  Если ты не ранен, убирайся отсюда, а если помогаешь, то хоть делай это молча, — мгновенно вздёрнув голову, оруженосец с нескрываемым бешенством уставился на родного отца: они были похожи, как две капли воды, различаясь лишь размерами и испытываемыми эмоциями. В глазах, слегка более тёмных, чем его собственные, Белокрылый читал лишь презрение. На какой-то момент он почувствовал, что слова и отношение отца задели в нём что-то давно забытое и закопанное, но немедленно заглушил это слепой яростью. Он - не родитель, он - обуза, которая старается утянуть его на дно.
— Требуешь от меня того, чем никогда не обладал? — глухо прорычал Белокрылый, обнажая зубы и злобно прищуриваясь. Он почти мог потрогать лапой возникшее между ними напряжение, которое уже пахло озоном, словно перед грозой, когда внезапно поймал устремлённый на себя взгляд Ольхогрива и с колоссальным трудом пригладил шерсть.
— Спасибо, больше помощь пока не нужна, ступай, — сглотнув подступившие к горлу ядовитые слова, адресованные Остролапу, оруженосец выдохнул и кивнул. Поднявшись на лапы, он развернулся к выходу и внезапно услышал, что Молния, что его Молния очнулась. Обернувшись на неё, Белокрылый застыл, борясь с невыносимым желанием броситься к своей наставнице и принести к её лапам всё, что ей только сможет понадобиться, и лишь потом ценой неимоверных усилий заставил свои лапы вести его к выходу на главную поляну. В какой-то момент ему даже показалось, что он сейчас заплачет, как девчонка, однако серый оруженосец яростно отбросил от себя эту мысль: ему некогда себя жалеть.
Белокрылый с усилием вновь заставил гнев и ярость заполнить его душу, однако он внезапно ощутил то, что не было знакомо ему ранее: он не испытывал к Остролапу ничего, кроме такого же отвращения и презрения. Что же, так даже лучше.
— Что произошло? — донес до него ветерок вопросы отца, и серый кот с раздражением дёрнул хвостом, протискиваясь на выход.
Штё пряизяшлё, я ничиво низняю, ведь я такой мягкосердечный и внимательный, прыгаю вокруг новой подруги, не интересуясь делами племени, — злобно передразнил его себе под нос Белокрылый, не пытаясь пригладить вновь вздыбленный загривок. «Напыщенный, невыносимый, несносный индюк.»

главная поляна »

+6

46

Певчая вновь получила указание от своего наставника, чтобы та принесла хвоща и паутины. Бедная кошка уже начала задумываться о том, чтобы завтра набрать как можно больше лап в помощь и пойти отправиться за травами, потому что как только она пошла за нужным, то обнаружила, что паутина уже почти на исходе, хвоща тоже почти нет и не достает еще кое каких трав, которые она хотела собрать сегодня с Ольхогривом, но у неё этого не вышло и по очень вязкой причине. Однако, юница нисколько не унывала, понимая, что это - гораздо важнее и так она приобретает еще больше знаний, впитывая их словно губка, чтобы потом, когда они останутся с наставником одни, то обязательно все повторит, что он говорил, дабы кот удостоверился, что ученица усвоила все правильно и все поняла.

           Спустя небольшой промежуток времени, кошка уже вернулась к наставнику с нужными травами и положила перед ним, наблюдая, как он осматривает предводителя. Он заметил, что кот хромает и это было очень плохо. В голове у Певчей появилось много дурных мыслей, мол, как он сможет теперь охотиться и сражаться? Как он будет спасать племя от злого зверя, который с ним такое сотворил? Кошка нервно сглотнула и мысленно полила предков, чтобы рана его не была особо серьезной. И стоило кошечке чуть поднять свой взгляд, как она уловила взор Ольхогрива, который ясно дал понять, чтобы она занялась царапинами на морде Когтезвезда. Та прижала уши и посмотрела на сурового котищу, который возвышался над ней. Кошка глубоко вздохнула и успокаивая себя тем, что он - предводитель и ничего ей плохого не сделает, подошла немного ближе, чтобы осмотреть его морду. Раны были совсем не серьезные, но их стоило обезвредить, чтобы не попала никакая зараза.

           Певчая аккуратно наносила лежащие рядом травы, которые уже заждались её. Пару раз кошка провела по носу предводителя ароматными растениями, отчего заметила, что кот едва сдержался, чтобы не чихнуть. Да, а то, чихни он и Певчая точно научится летать. Царапины заняли не так много времени и потребовали не так много трав, как ожидала юная целительница. И стоило ей закончить, как предводитель поднялся с места, поблагодарил за помощь и вышел из палатки, оставляя после себя лишь тень, которая тоже вскоре исчезла. Не теряя времени, пёстрая кошка подбежала к Ольхогриву, чтобы напомнить ему о нехватке некоторых трав.

           - Ольхогрив, когда мы закончим, сходим в лес? Паутина уже почти кончилась и хвоща тоже нет. И я хотела еще несколько трав собрать, но... - кошка кивнула в сторону больных, которые еще находились здесь. - Но мы не смогли. Поэтому, как мы закончим, то сможем сходить? Или мне идти с кем-то и- воителей?

+4

47

Ты окинул равнодушным взглядом котов, находящихся в палатке целителя, точно в переполненном муравейнике. Все они копошились, бросались из угла в угол, пытаясь успеть помочь каждому. Но тебя это уже не интересовало. Ты хотел побольше пообщаться с Лесной, но знал, что этого у тебя никак не получится. Даже несмотря на то, что каждый здесь был занят своими проблемами. Да и Лесной требовался покой сейчас, ведь ты не хотел, чтобы она задержалась в целительской надолго.
Ты привстал, готовясь покинуть палатку, чтобы не мешаться лекарю и раненным, как вдруг услышал голос. Голос, от которого внутри все закипело и забурлило. Это противный мерзкий голос, да к тому же измененный специально, чтобы передразнить тебя.
Ты услышал только концовку фразы, но тебе хватило и этого, чтобы впасть в безумство.
Ты перестал шевелиться, ты уставился в одну точку, у себя под лапами. Кончики ушей нервно подергивались, кончик хвоста изогнулся в порыве гнева, но ты еле сдержал себя, чтобы не зашипеть от накатившей ярости. Как же его голос резал слух, заглушал остальные.
Заскрипел зубами, шерсть поднялась на загривке, когти царапнули землю, но ты выдохнул, ведь уже знал, что будет дальше.
- Я забегу к тебе позже, - тихо сказал ты и, лизнув Лесную в лоб, поторопился покинуть палатку целителя.
главная поляна »

+2

48

Больные и здоровые с поразительным рвением покидали палатку целителя, словно он бежал за ними, пытаясь накормить рыбьими мозгами. Ольхогрив проводил выходящего Остролапа тяжелым взглядом и вздохнул. Молния то ли провалилась в глубокий сон, то ли снова лишилась чувств. Целитель подошёл к ней ближе, вслушиваясь в ритм дыхания. Результат устроил его, и, кивнув сестре на бесхвостую соплеменницу, кот поманил свою ученицу к выходу из палатки, чтобы можно было спокойно поговорить с ней.
- Я понимаю, что запасы кончаются, хорошо, что ты следишь за этим. Но я выбрал уже все остатки хвоща и паутины вокруг лагеря, - только теперь Певчая могла заметить, как волнуется её наставник, вороша пыль на земле хвостом. Ему было непросто признавать это, но  будущая целительница должна была всё понимать. Она не такая уж хрупкая пташка, чтобы прятать от неё правду. - Зверь уже ни раз попробовал кровь нашего племени, и наверняка ему понравилось это, - мрачно начал целитель, перед глазами которого промелькнула череда изуродованных трупов оруженосцев и молодых воителей. - Ты точно не отправишься в лес, пока эта тварь прячется где-то рядом, - жестко объявил Ольхогрив. Тон его возражений не допускал. Слишком долго он собирался с духом, чтобы взять ученика. И не мог позволить ни одной возможности для Певчей погибнуть. Не тогда, пока он имеет власть над ней.
- В лес отправлюсь я, с отрядом воинов, завтра. Рысь охотится на закате и ночью, я не стану заступать ей дорогу. Твоя же задача всегда быть рядом с нашими тяжелоранеными. Подноси им воды, промывай их раны, не пускай болтливых гостей, и смотри, чтобы они достаточно ели.
  Кот прошёлся мимо входа, краем глаза пытаясь заметить, не слушает ли никто его речи.
- Никогда, запомни, никогда нельзя класть все птичьи яйца в одно гнездо. Если они разобьются разом, ни один птенец не выживет.
Никогда не забывай эту мудрость,
- Ольхогрив наградил ученицу долгим испытующим взглядом, пытаясь понять, уяснила ли она, на что он намекает. Голос его звучал тихо и низко, но затем он заговорил обычным спокойным голосом.
- Сейчас иди поешь, то что нам принесли, а потом проверь все наши травы. Перед сном подробно доложишь мне, чего не хватает в нашей кладовке. Если названия каких-то трав не вспомнишь, отложи их в отдельную кучку, я расскажу тебе о них.
  Целитель взглянул вглубь пещеры, чтобы убедиться, что его пациенты всё ещё спокойны, и вышел из пещеры.

==>> Главная поляна

+3

49

Не смотря на хриплые мяуканья серой, Молния снова потеряла сознание. Слишком слаба... Лесная с надеждой глянула на брата и тихо прошептала:
- Ольхогрив... она же поправится? В глазах серой постепенно появлялась блеклая искра маленькой надежды, которую с каждым мгновением гасил страх. Страх потерять родную душу. Имея привычку строить планы наперед, серая уже представляла достаточно вариантов развития событий. Кошка явно понимала, что может произойти и к чему, так или иначе, нужно быть готовым. И Молния в роли хромой старейшины, был еще не самый худший вариант из представленных.
Пока Ольхогрив занимался ранами предводителя, многие уже ушли на главную поляну. А после грозного рыка целителя, и вовсе разошлись кто-куда. Казалось, что уход шумного скопа котов должен был облегчить печальное настроение Лес. Но не так-то было. Кошка задумалась над тем, как бы ей покинуть пещеру.
Остролап так же ушел из пещеры, из-за чего Лесной стало еще тоскливей на душе. Кошка понимала, что с её ранами лучше лежать себе спокойно на подстилке и жевать отвратную целительскую зелень. Однако, не смотря на отчетливый голос разума кошка не хотела сидеть сложа лапы. Сейчас она, как никогда хотела окунуться в гущу событий. Интересно, что Когтезвезд решит действовать с рысью? Снова бой? Кошка задумалась. Даже если все племя ринется в ярый бой на песчаную убийцу, потерь не избежать. Серая понимала, что если понадобится, она не посмотрит на свои кровоточащие раны и без колебаний снова пойдет в бой. Во имя племени. Ради сына.
Не смотря на отвратительный, по мнению кошки, внешний вид и жуткую ноющую боль в спине, кошка была намерена покинуть палатку, которая, по мимо хищника и пережитого боя, морально утомляла воительницу еще больше. Удивительно... и как Ольхогрив тут сутками сидит? Серая с трудом встала на лапы и подошла к спящей Молнии. Кошка прислушалась. Сопит... заснула? Серая нежно прислонилась влажным носиком в полосатую шерсть подруги и прошептала:
- Все будет в порядке. Ты поднимешься на лапы.
Лесная в очередной раз убедилась в стабильности состояния Молнии, дабы со спокойной душой и уверенностью, покинуть пещеру.

Главная поляна ----------->

Отредактировано Лесная (2017-07-28 19:30:04)

+1

50

  ===>>> Главная поляна

  После беседы с Шрамовником и Мглушей он вернулся в палатку с рассеянной улыбкой между усами. До чего занятно было каждый раз видеть это удивление и растерянность на лицах котов, которые узнавали, что станут отцами. Можно подумать, что для каждого из них было настоящим секретом - откуда же берутся котята и кто их туда засовывает..
- Певчая, а куда Лесная делась? - тихо спросил целитель, когда пересчитал "стационарных" пациентов. Отсутствие сестры не слишком сильно его напугало - она кошка разумная (насколько кошки вообще могут быть разумными), и в случае чего немедленно прибежит к нему. А если она решила, что можно ослушаться его и смыться спать в палатку к своему другу, что же, это её право. Значит не так ей и плохо.
- Молния не просыпалась? - кот продолжил допрашивать свою ученицу, уже подойдя к бесхвостой, и обнюхивая её. Раны кошки больше не кровили так сильно, и целитель занялся сменой повязки, знаком хвоста пригласив Певчую посмотреть. Теперь он мог без суеты показать ей во всех подробностях, как надлежит это делать. Ольхогрив тщательно разжевывал травы и так же тщательно пояснял, почему он решил использовать именно эту травку именно в этой повязке. Лекция его была просто верхом занудства. Таким образом, что под конец даже сам целитель устал, и вздохнул с облегчением, уложив последний слой паутины.
- Надеюсь, ты уже поела? - он обнюхал остатки подношения Рыбника. - Я чертовски устал за сегодня, разбуди меня, если я чего-то не услышу, - примерно так после ужина сказал Ольхогрив, тщательно утаптывая свою подстилку перед сном.

   Он снова бежал через весь лес, удирая от тени. Тень прыгала по деревьям и страшно рычала. Словно все племена леса разом издавали свои боевые кличи. Ветки колючих кустарников цеплялись за его шерсть, а ветви ползучих трав оплетали его лапы... Грозный рык всё ближе, ближе..

   Целитель проснулся, и долго лежал, не вставая с подстилки, хмуро глядя в сторону входа. Этот сон - предзнаменование, или просто мрачный настрой?..

+3

51

Голоса сливались в один, голова трещала по швам. Кошка медленно моргнула, с силой сжимая веки и чувствуя как слипаются ресницы. Конечности казались неподъемными, с натужным недовольным стоном она впускала и выпускала когти, тщательно прислушиваясь к собственным ощущениям и проверяя работоспособность каждой лапы.
Мох материализовался прямо перед ее носом с глухим шлепком, слух постепенно возвращался. Мелкие капельки, попавшие на морду, казались ледяными искорками, похоже температура тела повысилась. Молния сердито прижала уши, несколько раз пытаясь подвернуть под себя непослушные и онемевшие лапы. Она даже не сразу заметила Снегирь, а, когда, все таки, обратила на нее внимание, сделала вид, что и не видела. Но поступок запомнила.
Неловко потряхивая мордой, словно котёнок, который впервые открыл глаза, бесхвостая как могла распрямила плечи, когда сверху надавило что-то тяжелое. Все еще плохо ориентируясь, она сначала ткнулась носом в серую шерсть, а потом распознала запах подруги. Молния пыталась поймать взгляд серой, когда та отвернулась в поисках целителя.
Напившись и приняв лекарство, воительница вытянула лапу и положила на нее голову, пытаясь подбочениться так, чтобы не повредить повязку и доставить себе поменьше неудобств. Для сна эта поза была не совсем удобной, но помутневшему сознанию было все равно на последствия. Она всматривалась в маячащие перед глазами фигуры соплеменников и даже не заметила, как уснула.

Мак помогал хорошо, во сне ее больше не лихорадило. Пустота убаюкивала, дарила спокойствие и легкость в отяжелевшем теле. Кошка распахнула глаза, понимая, что снаружи было уже светло.
От долгого сна мышцы неприятно ломило, но сознание было ясным. С тихим шипением пытаясь управиться с затекшей лапой, Молния перевернулась на спину, задирая все конечности кверху. Левое плечо болело, при каждом движении шкура растягивалась и шерсть неприятно тянула пораженный когтями рыси участок.
- Хочетсаа ееэсть! - жалобно, но достаточно громко высказалась полосатая, глядя в потолок и по-заячьи прижимая передние лапы к животу. Голос был хоть и хриплым, но уже разборчивым.
Судя по звукам с главной поляны, рассветный патруль уже вернулся. И никто не пришел ее проведать.
- Мне таак одиноокаа.. - явно войдя в раж, она затянула еще громче. Вероятно, так и продолжила бы, если бы не прижалась затылком к земле, глядя на мир вверх ногами, и не наткнулась на сердитый взгляд Ольхогрива, неопределенно созерцающего выход из пещеры. Вот так и надейся на уединение.
Клыки показались то ли от усердия сохранить обретенную позу, то ли от тщательно прятаемой хитрой улыбки.
- Скучаешь, деда?

Отредактировано Молния (2017-08-15 04:08:20)

+9

52

главная поляна (+ палатка воителей)

Она не спешила врываться в палатку вместе с утренним ветром, поскольку вовремя вспомнила о вчерашней напасти в виде рыси. Поёжившись, полосатая зачем-то представила, что случилось бы с ней, отправься она в злополучный патруль днём ранее. И, картинка была не слишком весёлой.
«Интересно, меня бы приволокли в лагерь, или же я пришла бы на своих лапах. Да и пришла ли бы?»
Мигом прогнав мрачные мысли из головы, Мглуша сделала глубокий вздох и зашла в палатку.
В нос тотчас ударили различные ароматы пряностей, заставившие кошку немного, но расслабиться. Мглуша никогда не славилась частыми посиделками у целителя – все синяки и ссадины воительница предпочитала отдавать на лечение времени, а глубокие и серьезные раны были для сумрачной слишком редки. Она не лезла в битвы, не подставлялась на благо племени под удары противника, сверкая горящими азартом глазами. И Мглуша даже не знала, хорошо то или плохо. Но вот сейчас она здесь. В целительской палатке. И по совершенно иной причине.
Взгляд метался по стенам, подстилками и земле, пока, наконец, не наткнулся на Молнию, попавшую сюда после стычки с рысью. Выдохнув, Мглуша уже было открыла рот, чтобы справиться о здоровье своей соплеменницы, но покачала головой, отговаривая себя. Сколько Мглуша видела Молнию, она всегда звала ее самой что ни на есть здоровой кошкой, даже если на боках будут огромные рваные раны, а глаз заплывет. Вот он, настоящий боевой дух. Такой дух, по мнению Мглуши, поселился только в нескольких котах Теней, которых за глаза полосатая звала исполинами. И именно у таких соплеменников Мглуша могла многому научиться, если, конечно, хотела бы стать такой же. Но, лучше наблюдать за прекрасным издалека, не так ли? Мглуша так и поступала.
- Доброго утра, - чуть слышно пробормотала Мглуша, не отводя обеспокоенного взгляда с Молнии. Желание волноваться за соплеменников и издалека мысленно опекать тех уже давно вошло у кошки в привычку. И даже сейчас, когда она заглянула по важному вопросу, касающемуся её будущей жизни, сумрачная заполнила голову вопросами о вчерашнем дне.
Вовремя себя одёрнув, Мглуша перевела взгляд на Ольхогрива, откашлялась и сделала несколько шагов к целителю.
- Ольхогрив, - кошка осеклась, замолчала, не зная, как правильно сказать о своем визите. В последнее время на голову рыже-палевого кота свалилось слишком много дел, и полосатая не расстроилась бы, скажи ей целитель, что забыл о Мглуше. Она все прекрасно понимает, пусть даже не была и никогда не побывает в подобных ситуациях.
- Я пришла, как мы и договаривались, - тихо, чтобы не беспокоить больных, протянула воительница и переступила с лапы на лапу. Откровенно говоря, кошка не знала, как правильно себя вести в такой ситуации, равно как не знала, на что жаловаться. Оставалась лишь надежда на Ольхогрива, что целитель не будет задавать слишком много вопросов и вгонять Мглушу в неловкое положение.

+3

53

Иногда, проснувшись, он испытывал желание просто полежать, наслаждаясь тишиной и спокойным сном остального лагеря. Наблюдать, какой покой опускается на главную поляну, вечно кишащую котами. Замечать красоту природы, которую обычно не замечает, глядя на соплеменников... А вот Молния таким, похоже, не страдала.
- Мне таак одиноокаа.. - целитель негодующе уставился на кошку, нарушающую священный утренний покой лагеря. Впрочем, что-то было настолько потешное в суровой воительнице, которая дурачилась как летний котенок, что он лишь фыркнул на ужасное "деда".
- Разве с тобой можно заскучать, кошмар моих седин?.. - со стонами он поднялся с подстилки и подошёл к воительнице, бесцеремонно касаясь носом её ран. - Ты похоже уже совсем поправилась, раз так вопишь, - удовлетворенный результатом, кот подкатил к воительнице жирненькую лягушку, которую притащил кто-то из рассветного патруля. - Я рад, - на всякий случай сообщил Ольхогрив, если вдруг у Молнии возникли в этом сомнения.

- Доброе утро, Мглуша, - целитель повернулся к вошедшей. Голос его звучал достаточно громко, чтобы дать ей понять, что все в этой палатке уже проснулись. Певчая с утра куда-то учесала, и кот надеялся, что она не ушла далеко от лагеря в поисках трав. И обязательно ей всыпет, как только она вернется. Ольхогрив обошёл кошку вокруг, разглядывая её со всех сторон. Сегодня бока её казались ему гораздо более крутыми, чем накануне. Вероятно, он ошибся со сроком. Кот приложил ухо к левому боку кошки, потершись о него. От неё отчетливо пахло пребывающим молоком. Возможно она сама ещё не ощутила этого, но живот её остро мах грядущим материнством.
- Ты хорошо себя чувствуешь? - звуки, услышанные в животе у будущей королевы здорово порадовали кота. Он различил бултыхание в воде нескольких комочков, и, немного потыкавшись в живот носом определил, что там далеко не один котёнок. - Я был неправ вчера. Твои котята появятся со дня на день. Не покидай лагерь до их рождения, прошу тебя, - целитель заковылял в сторону запасов своих трав и начал какие-то из них укладывать на вялый листочек лопуха. - Съешь вот эти травы и займись устройством своего гнезда в детской. Или мне попросить кого-нибудь из оруженосцев?.. - палево-рыжий кот вытащил на листочек несколько кислых ягод прошлогодней клюквы, листьев крестовника и цветов маргаритки.

+3

54

Увидев, что целитель несколько расслабился и даже двинулся в ее сторону, кошка довольно вытянула передние лапы вверх, аккуратно разминая плечи и переворачиваясь обратно на бок.
- Маловато у тебя седин, для такого замечательного кошмара, - замурлыкала вполне дружелюбно, легко задевая мягкими подушечками бакенбарды на щеке у кота, когда тот наклонился - и нос холодный, да усы щекотные.
Прикосновения приносили значительный дискомфорт, но Молния лишь дернула хвостом и не издала ни звука. Иногда лекарь напоминал ей Лесную такой вот манерой выражения и она не могла на него сердиться, даже в шутку. А потому за поспешную приписку к ворчливой фразе бесхвостая лишь фыркнула, показательно закатив глаза, но при этом не переставая улыбаться.
- А почистить? - лениво подвешивая добычу на когте, она с наигранным недовольством покосилась на отвернувшегося Ольхогрива - Ну и сервис..
Впрочем, завидев Мглушу, воительница посерьезнела. Ненадолго, конечно, но внимательным тяжелым взглядом полосатую и ее округлившиеся бока проводила. Так вот почему к утру в куче не остаётся ничего вкусного..
- Здарова! - с запозданием брякнула нарочито громко - Ты не шепчи, уже никто не спит.
И с удовольствием взялась за лягушку, оттягивая упругую кожу и помогая себе когтями. Только глазками внимательно стреляла в сторону отошедших. Сначала то, как Ольхогрив нянчится с пузиком воительницы и даже наклоняется к нему ушами, будто заговаривая, показалось ей очень забавным. Она прятала улыбку в лягушке, зажевывая смех не слишком удачно: иногда, чтоб сдержаться, приходилось дышать через рот и издавать невнятные звуки. Но буквально спустя мгновение после того, как врачеватель начал говорить до Молнии дошло.
- Муоо, поздравляю! - прожевав очередной кусок, протянула она, пытаясь преобразовать выражение лица аля "вот это ты попала" в дружелюбную улыбку. Лишь бы не от Когтезвёзда..
Аппетит отчего-то пропал. Неловко подобравшись, кошка опробовала свои лапы после суток лежачего положения. Отзывались вполне сносно.
- Слушай, а может тебе улечься прямо тут? Подстилка чудо, кто-то явно постарался.. - она запнулась, глядя на вмятину, которую оставило ее тело и будто невзначай провела невредимой лапой по поверхности мха, всей мордой показывая, как гладит самую мягкую на свете перину.
- И лягушка - чудо, это.. - сделав пару шагов в сторону выхода, Молния обернулась, вновь глядя на соплеменницу и уже не скрывая плутовской улыбки -.. это мой тебе подарок.
Махнув на прощание хвостом, она уж было дохромала до полога, но перед тем как высунуться остановилась, прижав уши, разглядывая трещины в камнях на пороге и о чем-то задумавшись. Вероятно, Ольхогрив понимал, что палатку воительница покидает не из благородных побуждений.
- Я гулять, вернусь поздно!
Глупости, конечно, бесхвостая собиралась лишь проветриться какое-то время на поляне и перетереть с кем-то одну навязчивую мысль. Но подшутить над всеконтролирующим целителем хотелось, а спрашивать разрешение на выход - нет.

→ главная поляна

Отредактировано Молния (2017-08-27 15:00:50)

+3

55

А в палатке уже вовсю текла жизнь. Удивленно разглядывая то Ольхогрива, то Молнию, полосатая еще не раз задалась вопросом, сколько же времени прошло с момента возвращения утреннего патруля. И сильно ли она задержалась, смотря тёплые сны в прохладной воинской палатке.
Стушевавшись, кошка опустила взгляд в пол и слегка помявшись, откашлялась, пытаясь тем самым сделать вид, словно её шепот чуть ранее был вызван ничем иным, как состоянием после сна. То есть, конечно, это не потому, что она думала о других, нет. Мглуша же сорвалась с места, вспоминая об уговоре, не дала себе продрать глаза после сна.
Какая-то легкость наполнила тело полосатой, когда Молния подала голос. Радушно взглянув на нее, Мглуша выдохнула, будто бы долгое время переживала лишь о состоянии здоровья соплеменницы. На деле же Мглуша была рада видеть старую добрую Молнию, которая даже после кровопролития вела себя как... как обычно ведет себя Молния. И голос боевой подруги радовал слух.
Правда, слова Ольхогрива отвлекли сумрачную, заставили перевести взгляд на него и задумчиво выдохнуть, прикусить губу.
- Так, ну... – кошка подняла взгляд вверх, слегка прищурилась, пытаясь оценить своё состояние, как физическое так и моральное. Огромные бока с каждым днём становились всё тяжелей, как тяжелей становились и думы Мглуши, оставшейся на несколько лун взаперти в самом сердце лагеря Теней.
- Все отлично, - и тут же перевела взгляд на врачевателя, улыбаясь одними глазами. Не стоило рыже-палевому знать о том, как же Мглуше тяжело без долгих прогулок вне лагеря – Ольхогрив, как казалось кошке, и так обо всём догадывался. Не одна Мглуша такая, неусидчивая. Но ради котят она, несомненно, переборет свои желания.
И страсть к прохладному ветерку, обдувающему пушистую шерсть во время ежедневных пробежек. Все это следует отложить до лучших времен. Потом, когда наступят эти самые времена, Мглуша научит своих котят точно также любить движение. Если, конечно, это не передастся по наследству.
Молния, выразившая восторг относительно положения Мглуши, вновь забрала всё внимание сумрачной себе. А заодно и смутила ту. Чувствуя, как к щекам приливает жар, Мглуша не смогла противиться этому чувству и слегка улыбнулась, махнув хвостом.
- Поздравлять надо не меня, а тебя. Кто это из нас двоих каменная леди? – и взглядом указала на ранения Молнии, оставшиеся после схватки с рысью, - Вот где находятся чудеса.
На самом деле, врачевальня всегда была чем-то чудесным. Именно здесь творилась особенная мистика, которая одновременно притягивала и отвергала Мглушу. Потому-то полосатая не спешила даже в шебутном детстве (а было ли оно таким?) заглядывать к целителям просто так, как делали многие любопытные котята.
Зато сейчас, уже повзрослевшая Мглуша, могла оценить по достоинству и с каким-то детским азартом в глазах каждую веточку, каждую трещинку палатки целителя. И уставшего Ольхогрива.
Молния продолжала удивлять (видимо, сегодня и вправду какой-то особый день). Сообщив о том, что дарит полосатой лягушку, она что-то обронила Ольхогриву и скрылась за пределами целительской. Мглуша не слышала ничего после слов о лягушке, заворожено и удивленно осматривая ту. Сумрачная действительно с самого утра ничего не ела. Даже с вечера, если ей не изменяет память. А ведь чуть ранее Ольхогрив говорил о том, что надо бы Мглуше плотней питаться. Может ли лягушка считаться за плотный, м-м, перекус?
- Спасибо, - одними губами выдохнула Мглуша, а потом счастливо посмотрела на Ольхогрива, непроизвольно взглядом рассказывая о том, как же ей понравился подарок Молнии. И о том, что она обязательно отобедает этой лягушкой, а потом что-нибудь сделает и для раненной соплеменницы. Надо только придумать, что.
Но это не сейчас. Мглуша пришла к целителю не для того, чтобы делиться какими-то своими секундными радостями. Быстро изменившись в морде, воительница произвела в голове ранний разговор, вспоминая, что же рыже-палевый сказал еще.
Точно.
- В СМЫСЛЕ, СО ДНЯ НА ДЕНЬ?
Запоздалая реакция – вина недосыпа. Мглуше очень хотелось так думать. Поэтому, взъерошившись, она широко раскрыла глаза и, словно испуганная сова, смотрела на целителя, а затем переводила взгляд на живот.
- А им, ну... Не рано? Я, ну... – слова куда-то выпали, оставляя Мглушу в дурацком положении. Она мялась, топталась на месте и изредка водила плечами, пытаясь окончательно понять суть сказанного целителем.
- Я думаю, сама устрою себе гнездо в д е т...с к о й. «По крайней мере, у меня будет время подумать и осознать то, что я узнала сегодня»
Кто бы знал, как Мглуше было непривычно и несколько не комфортно разговаривать о котятах. Особенно о тех, которые в скором времени начнут оглушать Мглушу громкими криками и тревожить быстрыми резкими движениями, как это делали её братья и сестры в глубоком детстве.
Шумно выдохнув, полосатая быстро взяла себя в лапы, понимая, насколько сильно она в последнее время расклеилась.
Поблагодарив Ольхогрива за оказанную помощь, Мглуша быстро съела предоставленные им травы, а затем взяла лягушку. Кивнув на прощание целителю, она было сделала несколько шагов на выход, но замерла и снова посмотрела на рыже-палевого кота:
- Я, получается, не прощаюсь. Если котята захотят выб... появиться со дня на день, возможно, что такое случится и сегодня.

Главная поляна

Отредактировано Мглуша (2017-09-10 01:24:15)

+6

56

С главной поляны
Будь то в нынешнем состоянии, будь то в чуть ли не присмертном, Молния начала бы возражать, как и сделала в этот раз. То ли у неё и не было особых сил в виду своей формы спорить с Нетопырем, то ли она в кой-то луны начала привыкать к тому, что никакого результата это не принесёт. Нетопырь был чересчур озабочен её покоем, куда больше, чем она сама, и поэтому даже не вдавался в слова полосатой, которые то и дело недовольно раздавались где-то под его боком.
- Мне нет дела до того, что там происходит, и тебе не должно быть, - в очередной раз обрезал черношкурый, только продолжая уверенно шагать в нужном направлении.
Пригибая голову, чтобы не встречать её с верхним краем лаза, Нетопырь влез в палатку только после Молнии, чтобы даже не давать ей шанса затеять какую-нибудь очередную игру, выводящую нашего героя из себя. Поиграет, когда поправиться, и никак не раньше.
Палатка в это время пустовала. Видимо, и целитель был сейчас где-то занят, как ему и подобает, а Мглуша, должно быть, наслаждалась последними моментами без новорождённых котят. Тяжёлое брюхо вряд ли бы дало ей уйти куда-то по серьёзным делам, да и не под стать уже.
Голубоглазый положил мышку в один из углов палатки, после чего, поворачиваясь всем телом к Молнии, снова обратился к ней:
- Тебе нужны силы, чтобы поправиться скорее, - словно говоря с котёнком, начал Нетопырь, - А ты тратишь их на пустую болтавню и прогулки! В действительности, многие поступки Молнии черношкурый видел как проказы маленького котёнка, которого не достаточно сурово воспитывали в детстве, что он и пытается компенсировать. Впрочем, эта манера общения была свойственна голубоглазому по жизни чуть ли не всегда.
- Скучно тебе будет не долго, - не сменяя тона, кот продолжал, - Скоро у Мглуши появятся котята, и, если ты по-прежнему не найдёшь себе занятия в целительской, я позабочусь, чтобы ты смогла помогать ей в детской. Следить за котятами, шуршать с ними пёрышками.., - пушистый одёрнулся, сам на секунду представляя, насколько это звучит ужасно и обременительно для его подруги, словно наказание, которое она заслуживает и нет одновременно. «Она ведь кошка - может, и оценит...»
- А теперь ложись и отдыхай. «Или же я уложу тебя сам... Пока этого никто не видит.» На морде кота только на секунду сверкнула какая-то игривая искра, обрадовавшаяся тому, что тут их наконец-то никто не видит. Воитель продолжал довольно заметно возвышаться перед подругой, отлично перекрывая своим телом ей выход из целительской. В какие-то схожие минуты котёнок, она, вечно вредная и шилохвостая, казалась ему очаровательной в своей беспомощности перед ним и его решениями, даже если они сами Нетопыря и не устраивали. Наглость этой полосатой кошки никуда не могла улетучиться в то же время, и Нетопырь был в этом уверен, ведь это качество было просто влито в её тело от рождения, но и не мог он не наслаждаться тем, как легко или, наоборот, иногда трудно даётся ему усмирить полосатую и выложить ситуацию так, как действительно нужно.

Отредактировано Нетопырь (2017-09-14 10:55:30)

+1

57

главная поляна ►

Похоже Нетопырю было все равно, вот от слова совсем. Она косилась на пофигистичную морду и не понимала, хочет ли вцепиться в нее зубами грубо или же все таки чуть понежнее.
- Мне нет дела до того, что там происходит, и тебе не должно быть, - кот приостановился, пропуская бесхвостую вперед и она лишь недовольно фыркнула, отлично понимая причины джентльменских повадок.
Слова Молния вначале пропустила мимо ушей и уж было открыла пасть, чтобы начать распространяться о своей правоте и о том какой он, Нетопырь, нехороший и непоследовательный, как до нее дошел смысл сказанного и зубы с различимым стуком сомкнулись.
Она полностью поддерживала его точку зрения, полосатая не слыла слишком участливой или внимательной к делам в племени, но ктож будет признавать это сейчас. Оказавшись зажатая в углу, она лишь с заметно обидчивым стоном выдохнула и села посреди каменистого пола пещеры, чувствуя как отмораживается зад, но абсолютно не собираясь никуда сходить с этого места.
Черношкурый завел привычные нотации, такие Молния слышала не раз, ведь вечно впадала в переделки, которые приводили к тяжелым ранениям. Она прищурилась, глядя на Нетопыря снисходительно, будто сама его и отчитывала, о чем кстати и думала. Кошка была глуха к чужой обиде, лелея свою собственную, но была слишком горда, чтобы высказать переживания в лицо и только ждала, когда твердолобый заметит, что что-то не так. Бесстыдно разглядывая широкие плечи, сердитый изгиб бровей и тяжелые лапы, Молния думала о чем угодно, только не о котятах, а потому мгновенно распушилась, переходя из агрессивно-наступательного режима в крайне растерянный и возмущенный.
- Ты.. что сделаешь? - глаза изумленно расширились, она даже была не в силах придумать остроумный ответ.
Кот приблизился, делая их разницу в размерах еще более заметной. Молния опустила глаза переваривая сказанное, сладкий запах черношкурого переплетался с ароматами леса, очень хотелось уткнуться в пушистую грудь, но полосатая сделала абсолютно противоположное, прижимая уши.
- Уже до чертиков наотдыхалась, - резко задирая морду и сердито глядя глаза в глаза, непривычно тихо произнесла - ..был бы вкурсе, будь тебе интересно.
Вновь забыв о ранении, вытянула вперед лапу, намереваясь указательно ткнуть черного пальцем в грудь, но сквозь зубы чертыхнулась и опустила, тут же распаляясь еще сильнее, злясь уже и на себя.
- Буду спать только в воинской палатке, - заявила как неоспоримое, тут же наплевав на сказанное и показательно отвернувшись, укладываясь прям там где стояла. Времени это заняло чуть больше обычного, какое-то время кошка повозилась, пытаясь найти удобную позу, а после пару раз попыталась натянуть короткий хвост на свой нос.

+1

58

Вопрос или даже не вопрос Молнии не мог вызывать ничего другого в Нетопыре, кроме очередного миниатюрного прилива раздражения. В этом и были все они... Скачки то одного, то другого, которые выводили голубоглазого из равновесия и вынуждали заботиться об этой чертовке. Смахивая хвостом какой-то мелкий листик с холки своей подруги, Нетопырь только ближе к ней наклонился, глазами ища в её что-то похожее на присуще больной, раненой и ослабленной. Но тщетно, к сожалению.
- Всё, что в моих силах, полосатая! - провозгласил кот, не меняя положения морды, - Всё, что в моих силах.., - холодок его голоса не давал поводов сомневаться в том, что серьёзностью Нетопырь был насыщен доверху. Кажется, и Рысеуху уже пора переставать жаловаться на свою участь, если уж сравнить, сколько свалилось со стороны Нетопыря на Молнию. По статусу куцехвостая могла быть хоть воительницей, да хоть предводительницей... Нетопырь мог видеть в ней что-то ласкающее его сердце, но никак не кошку, которая может и будет решать такие вещи сама.
Не стоило надеяться, что такое отношение придётся Молнии по вкусу. Зеленоглазая и не станет благодарить Нетопыря за заботу и внимание, ведь все его подобные проявления сродни мягкости спинки ежа. Голубоглазый не ждал даже смирения, поэтому и не был разочарован.
Пушистая развернулась от него и сделала несколько шагов к самому дальнему углу. Много шагов не потребовалось для этого, но и каждый из них Молния выцокпала со всей неприязнью к заточению. Теперь, когда моська Молнии смотрела только во мрачноватый свод, она и не могла заметить, как ухмыльнулся кот.
- Можешь представлять это воинской палаткой, - не став спорить уж с такой простой деталью, согласился Нетопырь, убедившись, что Молния улеглась, - Лишь бы тебе крепче спалось. «Пусть выдумывает, что ей нравится...» Пока вместе с этим Молния продолжала делать то, что нравилось Нетопырю, это устраивало их обоих... Или хотя бы его.
- Я навещу тебя как только закончу дела, - не зная пока сам, о каких из всех делах говорить, голубоглазый пропустил мимо ушей прямые упрёки в невнимательности  и продолжил о своём, - Принесу тебе свежую еду и какие-нибудь весёлые новости, если без них тебе не сидится.., - передумав заканчивать на этом, кот быстро добавил, - Или пару котячьих игрушек. Глядя на то, как и без того пушистая Молния надувалась в углу со злости ещё больше, было трудно сдержать улыбку. Очаровательно и раздражающе одновременно. Сам же воитель стал пододвигаться к выходу: раньше уйдёт и раньше вернётся.
На главную поляну

Отредактировано Нетопырь (2017-09-25 12:53:25)

+3

59

===>>>Остров Совета

  После возвращения в лагерь, Ольхогрив заглянул в детскую. Не учуяв оттуда ни одного неприятного запаха  и не наткнувшись ни на одну встревоженную мордашку, он облегченно выдохнул и направился в свою палатку. Лапы его гудели от усталости, не было сил даже умыться перед сном. Целитель почувствовал укол совести, что не выяснил, куда делась Певчая, но усталость заглушила и этот вопрос.
  Кот свернулся на своей подстилке, которая подсохла и теперь была слишком колючей для него и закрыл глаза. Ещё на острове ему казалось, что едва голова его коснётся мха, как он уснёт и проспит целую луну. Но сейчас сон почему-то не шёл. Всё тело серо-палевого кота ныло от желания наконец отдохнуть, но мысли в голове словно взбесились.
  Неизвестная болезнь, убивающая котов одного за другим? Которая не коснулась нашего племени?.. Но как мне не допустить,чтобы заболели мои соплеменники?.. Что я могу сделать против неизвестного врага? Я даже не могу отправиться собрать ягоды для профилактики Белого кашля, потому что слишком близко там свила себе гнездо рысь, - кот перекатился на другой бок и открыл глаза, глядя в потолок своей пещеры. - Что скажет Когтезвёзд, когда узнает, что я пообещал Ореховнику помогать учить его?.. И заметил ли он, что Звездошейка вот-вот должна окотиться?.. Как Грозозвёзд мог принять в своё племя одиночку? Ещё бы глашатаем или целителем её сделал - чего мелочиться-то? Вот Звездолёт не стал бы ютить всяких бездомных кошек. Хотя те котята... Откуда они могли взяться? Не связаны ли они с Каракурт?..

Прошло очень много времени, прежде чем кот наконец уснул. А уже начинал брезжить рассвет..

0

60

Целитель пробудился необычайно поздно. Настолько поздно, что утром это назвать язык у него не повернулся. Мучимый чувством вины, что в его племени есть раненые, а он до сих пор нежится в своей пещере, Ольхогрив перекатился с бока на бок, и со стоном поднялся. Как ни удивительно, он чувствовал себя достаточно отдохнувшим, чтобы совершить свой утренний обход.
  Какая-то добрая душа оставила неподалеку от входа внутри его логова  маленькую лягушку, и Ольхогрив улегся сразу около неё, чтобы позавтракать. Он чувствовал тем самым вещим местом, что сегодняшний день будет суетным и полным забот. И вряд ли ему ещё раз удастся выкроить времени на еду. Болотистый запах лягушки напомнил ему о Молнии. Драная бесхвостая негодница, - рассердился целитель, вспомнив, что не обнаружил её в палатке по возвращении. - Звездоцап с вами всеми, кто не желает лечиться. Я слишком стар, чтобы за ними гоняться, как за котятами.. Мысли его переметнулись к Певчей. Она ведь тоже не ночевала здесь. Интересно, куда унесло её?.. - привычная досада на воителей, которые находят какое-то особенное удовольствие, избегая лечения уже изжила себя. А вот его прилежная ученица, которая куда-то подевалась на всю ночь, его напрягала здорово. - Надеюсь, она не отправилась в лес за травами, за которыми так хотела пойти?.. - кряхтя, кот отгреб к стенке обглоданный черепок лягушки и вышел из своего укрытия на главную поляну.

===>> Главная поляна

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » палатка целителя