cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » палатка целителя


палатка целителя

Сообщений 21 страница 40 из 156

1


Рядом с палаткой предводителя в каменной груде образовалось природный проём, уходящий вглубь, формируясь в лаз и пещерку. Здесь и обосновался целитель племени, однако место это рассчитано не только на него, но и на приболевших котов. В самом дальнем углу врачеватель племени Теней хранит травы в мелких «отделениях», а ближе к выходу расположены несколько подстилок для его пациентов. Тут всегда стоит терпкий запах леченых снадобий и лёгкой сырости, так что без необходимости Сумрачные коты стараются сюда не заходить, дабы не тревожить лишний раз врачевателя.


0

21

Стоило юной целительнице только войти в палатку, как число посетителей стало уменьшаться почти до основных их обитателей. Неужели наставник наговорил про Певчую страшные вещи, отчего котята испугались? Да нет, быть такого просто не могло. Она же само сокровище! Хотя, тут еще с какой стороны посмотреть: временами наглая и вредная, в порой добрая и отзывчивая. Странный Инь -Янь уживался в молодой целительнице, что не могло удивлять.
            Проводив глазами первого котенка, Позёмку, которая не обмолвилась и словом, пёстрая прошла немного вперед и наткнулась на вторую милую мордашку. Вот она была приветливее и даже потёрлась боком о её бок, отчего Певчая распушилась и довольно замурлыкала, но почти не слышно. Кошечку очень порадовал тот факт, что у Метелинки все было замечательно. Хоть у кого-то все было радужно. Однако, сама Певчая не решилась быть серой тучкой и в ответ мило улыбнулась.
- Спасибо, у меня тоже все хорошо. Рада слышать, что и ты в порядке, - только и успела сказать ученица, как и вторая кощенка выбежала из палатки целителя. Теперь уж можно было с глазу на глаз переговорить со своим наставником, который был сам не свой. Певчая это всегда ощущала, если у её наставника было плохое настроение или его что-то тревожило. Словно невидимая ниточка чувств соединяла их, передавая все то, что чувствует он или она. Кошка находила эту связь самой крепкой и считала, что ничего не может быть крепче связи ученика и его наставника.
            Пока же Ольхогрив провожал последнего посетителя, Певчая украдкой посмотрела на аппетитный кусочек лакомства, который достался, по идее, именно целителю. Не из уважения к нему, а просто из-за отсутствия большого голода, маленькие лапки ученицы загребли еду немного глубже в палатку, чтобы она не валялась перед лапами и не была затоптала.
- Спасибо, но я перекушу позже. Что тебя тревожит, Ольхогрив? - стоило ей только задаться этим вопросом, как она услышала моментальный ответ. И снова этот Зверь. Когда наставник упомянул это слово, пёструю даже передёрнуло от страха и она глубоко выдохнула. Она прекрасно понимала его переживания за предводителя и отряд. - Я прекрасно тебя по... - не успев закончить свой ответ, с главной поляны послышался крик предводителя. Он был такой громкий и пронзительный, что Певчая, кажется, пару лун не сможет слышать нормально, если и вовсе не оглохнет. Стоило Ольхогриву выйти из палатки, как ученица последовала за ним. Высунув мордаху из убежища, её пронзил дикий ужас, отчего она застыла.     
            Резкий запах крови вонзился в её ноздри, заставив кошечку пошатнуться. Вокруг были раненые соплеменники и сам предводитель. Все нуждались в помощи, которую необходимо было оказать. Почти в самом центре поляны лежала Молния, к которой наставник подошел первый. Он её обнюхал и велел нести в палатку. Услышав указания в свою сторону, Певчую словно змея укусила: она сорвалась с места и побежала обратно в целительскую, чтобы приготовить паутину, которой, слава предкам, было достаточно. Пёстрая схватила большой кусок паутины и положила перед лапами, доставая еще два клубка таких-же размеров.
- Вот, вся паутина здесь. Если получится, то я поищу еще. Я точно помню, что где-то специально отложила небольшой клубок.   
 
"Да помогут нам предки..."

Отредактировано Певчая (2017-06-19 19:55:20)

+4

22

Целитель ввалился в свою пещеру, с помощью Снегирь внося внутрь изрядно потрепанную Молнию. Запах крови уже почти перестал узнаваться носом кота, когда он уложил на пол раненую, и поспешил указать, куда уложить Лесную.
- Снегирь, принеси воды, вот на этом мхе, - Ольхогрив махнул хвостом на свеженалепленные Позёмкой кучки моховых шариков, и сразу отвернулся от воительницы, спеша осмотреть раненых. Здесь, в центре пещеры, сквозь узкие щели в потолке пробивался слабый свет, и глаза кота, привычные такому полумраку, почти не нуждались в нём. Осторожными движениями носа немолодой целитель проводил множественные линии по телу Молнии, находя, где кровь натекла, где есть раны, какие из ран особенно глубоки. Наконец он определил, какими ранами следует заняться в первую очередь, и сразу окликнул Певчую, указывая ей лапой на бок воительницы.
- Самые глубокие царапины здесь, - кровь уже не хлестала из Молнии рекой, видимо эти раны были получены уже какое-то время назад и чуть подсохли. Но всё же влага покидала тело кошки, и это следовало пресечь. Однако Ольхогрив не сомневался, что пара секунд для ценного урока у него будет. - Их заткни паутиной, да не жалей, остальные - заложи туда разжеванный хвощ, который недавно собрали, выбирай самый зеленый, и сверху закрепи паутиной, - целитель отошёл к Лесной, принявшись так же обследовать её, как ранее осмотрел Молнию.
  Её раны на спине с первого взгляда были не такими большими, как на Молнии, но явно более глубокими. Вверху спины, едва обнаружив кровь и там, целитель на какое-то время задержал ухо, прислушиваясь к тихому дыханию кошки. Никаких посторонних звуков он не различил, после чего осторожно провел лапой по боковой грудной стенки воительницы, с содроганием сердца боясь почувствовать хруст. Но он не ощутил его, так что выдохнул, и занялся остановкой кровотечения. Ольхогрив сноровисто укладывал мотки паутины, щедро сдобренные каплями сока хвоща, прямо в раны кошки, стараясь уложить их как можно глубже.
- Всегда нужно проверять, если есть глубокие раны в области груди, не повреждены ли лёгкие. Их вылечить почти невозможно,  и такими ранами нужно заниматься как можно быстрее. Если лёгкие пробиты - воздух идёт по кожу, - торопливо пояснил целитель своей ученице, и занялся разжевыванием очередной порции хвоща. Язык чуть немел от невероятной горечи, но вкус её был настолько знаком Ольхогриву, что он почти не обращал внимания.
  Лесная пришла в себя, и принялась задавать вопросы, и издавать какие-то ещё звуки, странно похожие на слова.
- Все живы, бестолочь, тебя потрепали сильнее всех, - ласково проворковал Ольхогрив, лизнув её около уха. - Лежи, не болтай и дрыгайся, сейчас тебе Снегирь принесет воды, и ты съешь некоторые  травы...
  Целитель отошёл в сторону от раненых, и направился к своему складу лекарственных трав. Больше на память, чем на запах (нюх хвощ на какое-то время отбивал надежно), он выгреб несколько листьев крапивы, её же корней, три ягоды можжевельника,и лизнув лапу, позволил к ней приклеиться трем маковым зернышкам.
- Листья крапивы замедлят и остановят кровотечение, - пояснил он ученице, укладывая часть лекарств около Лесной, - корни её помогут бороться с инфекцией. Можжевельник успокоит того, кто проснется после боли, мак же нужен тому, кто уже проснулся, чтобы он не страдал, - кот аккуратно разделил травы на две кучки, оставив у Лесной крапиву, её корень и мак, а другую половину крапивы с корнем, и ягоды можжевельника уложил рядом с Молнией.
- Лесная, листья крапивы съешь сразу, как тебе принесут воду. Потом пожуй корень, но не глотай. Как можно сильнее разжуй и выплюнь. Затем съешь мак и спи, - Ольхогрив повернулся ко входу в пещеру, где нарисовалась очередная любопытная мордашка, и ворчливо осведомился.
- Что нужно? Позови Когтезвёзда и Стрелолиста, я займусь их ранами, - и, бросив ещё один взгляд на раненых кошек, хмыкнул, - и пусть кто-нибудь займётся их подстилками, не лежать же им всё время на голой земле!

+5

23

<<<<<----------------- палатка предводителя

Откатив комок на отхожее место, Подлёдная вернулась на главную поляну и в прямом смысле сквозь слёзы огляделась. Она села там, где стояла, и снова с отчаянием принялась лизать подушечку, ища шип, оставшийся в её лапе после уборки подстилки Когтезвёзда. Кто был так неосторожен, когда принёс так неочищенный мох?
Ей не хотелось тревожить Ольхогрива, у которого и без Подлёдной было миллион дел, но лапа пульсировала, а колючки нигде не было. Светлая кошка отчаялась - она даже не заметила, что на поляне оказался Змей и, вероятно, Позёмка уже крутится возле него и ждёт более интересного занятия. Держа на весу правую лапу, кошка уставилась на палатку целителя, колеблясь и смаргивая слёзную пелену, мешавшую нормально видеть.
«А может, я совсем не помешаю? Это же просто колючка, я бы и сама достала... если бы нашла её», - Подлёдная снова отчаянно стала лизать лапу, но ничего не могла найти. А если ей только кажется и тогда она всё-таки отвлечёт Ольхогрива и Певчую от более важных и тяжёлых ранений Лесной, Молнии, Стрелолиста и Когтезвёзда?
Сомнения разрешил слепой случай. Подлёдная решила отвести взгляд и заметила Болотника с Тимьянчиком. Забыв о лапе, она поставила её на землю, наступила, поднялась на все четыре и вдруг больная лапа подвернулась, сама Подлёдная неловко завалилась набок, чувствуя, как горят от стыда уши и лапа - от боли.
Сжавшись в незаметный комочек, Подлёдная дохромала до палатки целителя и скользнула внутрь, где скромно осталась стоять на периферии, не в силах отвлечь Ольхогрива. И только когда он отвлёкся от Лесной, светлая ученица протянула лапу и тихим голосом произнесла:
- Прости, пожалуйста, я очень не хотела мешать. Но я убирала подстилку Когтезвёзда, в ней были шипы и один, кажется, теперь у меня в лапе.

+5

24

Белокрылый крошечными шагами следовал за запахом крови вглубь целительской пещеры. Чем ближе он был к эпицентру событий, тем сильнее вставала дыбом на его загривке короткая серая шерсть. Ученику становилось дурно при мысли о том, в каком состоянии могут находиться его наставница и Лесная: ранее ему повезло, и он не видел всего ужаса их ран.
— Лесная, листья крапивы съешь сразу, как тебе принесут воду. Потом пожуй корень, но не глотай. Как можно сильнее разжуй и выплюнь. Затем съешь мак и спи, — услышал гулкий голос Ольхогрива ученик, вытягивая шею и вглядываясь в полумрак пещеры.  Запах крови здесь заметно смягчался терпким ароматом всевозможных лечебных снадобий, а потому Белокрылый заметно успокоился и пригладил взъерошенную шерсть. Набравшись смелости, он позвал целителя.
— Ольхогрив, я... — внезапно оруженосец разозлился на себя за то, что его голос стал тонким и визгливым, прямо как у девчонки. Этот омерзительный визг с головой выдавал то, что он очень сильно боялся. Так не должно было быть!
— Что нужно? Позови Когтезвёзда и Стрелолиста, я займусь их ранами. И пусть кто-нибудь займётся их подстилками, не лежать же им всё время на голой земле! — оборвал его целитель, и Белокрылый судорожно закивал головой, как заевший болванчик.
— Я... я... хорошо, Ольхогрив, — промямлил оруженосец, резко разворачиваясь и намереваясь выйти из целительской пещеры. Однако едва он ступил в проём, оттуда показались два крупных силуэта: их глашатай, Стрелолист, уже сам решил нанести визит к раненным соплеменникам, и сопровождала его чёрная Настурция. Попятившись, Белокрылый нервно оглянулся и только в этот миг заметил Снегирь, которая направлялась за водой. Быстро прикинув шансы на своё спасение, котик нервно позвал: — Я всё сделаю! Снегирь, подожди меня! Простите, извините, — забормотал оруженосец и не придумал ничего лучше, чем крошечной серой пулей пролететь между лап обоих чрезвычайно крупных гостей навстречу спасительному дневному свету. По пути он едва не снёс Подлёдную, и, сдавленно выругавшись, разошёлся с ней. Сегодняшний день был более чем насыщен на приключения и на перспективы получить хорошую затрещину от старших. «Навряд ли меня вообще когда-либо посвятят в воители», — мрачно подумал Белокрылый, в крайне шустром темпе покидающий врачевателя и его пациентов.

за мхом на подстилки »

+2

25

- Главная поляна

Напряжённо стиснув челюсти и прижав уши к затылку, Стрелолист мрачной тенью вошёл в пещеру целителя и сел у выхода, не желая продвигаться вглубь и толкаться с заполонившими палатку соплеменниками. Устало свесив голову, он исподлобья смотрел, как Снегирь ловко снуёт по палатке, выполняя распоряжения Ольхогрива. Она двигалась с привычной ей грацией и лёгкостью, но сейчас Стрелолисту было плевать на это. Глашатай был уставшим и раздражённым, а потому смотрел на бывшую возлюбленную куда смелее и злее. Он не отвёл бледно-голубых глаз, стоило бело-бурой кошечке заметить его мрачный, пробирающий до костей взгляд, и упрямо продолжил наблюдать за ней, не стремясь завести разговор.
Где-то мимо него прошмыгнула Подлёдная, но старший воитель даже ухом не повёл, мрачно взирая на Снегирь и прожигая в той настоящую дыру, такую, которая осталась у него в душе после их размолвки. Незаживающую, с сочащимися кровью и гноем рваными краями и гнилым содержимым, которое не вытравить уже ничем. Никакое лекарство не поможет - глашатай был в этом уверен. Отравленный своей злобой и желчью, с перекошенной мордой, Стрелолист лёг на голую землю, подвернул лапы под грудь и медленно положил голову на край подстилки Лесной.
- Как ты? – негромко спросил он у раненой соплеменницы, неотступно скользя глазами по чёрным полосам на бурых пятнах Снегирь.

+3

26

-----> Главная поляна племени Теней
Пришлось прижаться к стене, чтобы пропустить входящего Стрелолиста и выходящего Белокрылого. Проследив взглядом за глашатаем Ночка резко отдёрнула взгляд от царапин на спине Лесной и вздохнула. В любимое пещере сейчас пахло кровью, от которой аж голова кружилась, запах был не похож на столь любимый кошечкой аромат трав. Вопросительно глянув на вхромавшую Подлёдную ученица прошла за подругой. Она положила мох у своих ног и, отметив, что в целительской слишком много котов, придвинулась ближе к светлой.
- Ольхогрив, я принесла мох. На подстилки. Куда его положить? - обвив хвостом пласты Ночнолапка вытянулась к уху Подлёдной и прошептала:
- Откуда в подстилке Когтезвезда взялись шипы? - повернув ухо
к светлошёрстной Ночка начала вычищать мох прям тут. Тщательно выбирая мусор коготками она сгребала его в кучку и накрывала хвостом, косясь одним глазом на наставницу. Вторым ухом Ночка так же была повёрнута к Лесной, чтоб не пропустить ни слова о её самочувствие. Стараясь желать одновременно четыре дела, она пыталась не казаться слишком напуганной, но хвост безудержно бил кончиком о землю, выдавая, как сильно Ночнолапка волнуется.
Почему Стрелолист так смотрит на Снегирь? Они поругались? Повернув голову к целителю ученица продолжила двигать лапкой по пласту, больше поглаживая, чем вычищая мох. Сложно делать столько дел сразу и слушать сразу в двух местах.

+2

27

- Снегирь, принеси воды, вот на этом мхе
Кротко кивнув, кошка с готовностью кинулась к уже привычным шарикам мха, аккуратно подцепив один из них лапой.
— Я всё сделаю! Снегирь, подожди меня! Простите, извините
Белокрылый... Сейчас от его спеси не осталось и следа. Мотнув головой, мол давай, идём, кошка кинулась вперёд. Ему предстояло идти за мхом, а самой кошке со всех лап бежать в сторону ручья, да поскорей. С сожалением поняв, что ему, скорее всего, придётся собирать мох самому, кошка почувствовала, как скрипнуло в душе.
Перехватив его поудобней в пасть, воительница, легко ступая по земле, кинулась за пределы палатки.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------
Сам процесс беготни до ближайшего ручья, а потом обратно, был не слишком долгим. Понимая, что обе соплеменницы находятся в плохом состоянии, кошка мчала на всех парах, стараясь не растерять драгоценные капельки влаги. Ворвавшись в пещеру, кошка заметила, что сюда уже пожаловали и другие соплеменники... В том числе и Стрелолист.
Как только лапы коснулись земляного пола палатки, кошка почувствовала нескрываемую злобу и раздражённый взгляд на собственной шкуре. Стараясь абстрагироваться и не смотреть в его сторону, не реагировать, Снегирь юркнула к Ольхогриву, передавая драгоценную ношу.
- Вот, держи. Что-нибудь ещё?
Времени на разговоры не было, поэтому, дожидаясь ответа, кошка сразу обратила внимание на Подлёдную.
- Я могу пока заняться котёнком. Шип - это совсем несложно.

+3

28

« ручей


Белокрылый молча шёл за Снегирь. Он не решился задавать ей никаких вопросов, хотя после напряжённой сцены, возникшей между ней и Стрелолистом, слова любопытства так и вертелись на остром языке оруженосца. Они разделились, и оруженосец задумчивым взглядом проводил удаляющуюся фигуру воительницы, после чего принялся сосредоточенно сдирать мох с корней дерева, придирчиво оглядывая его на предмет влаги. «Слишком мало. Кто-то уже побывал тут до меня,» — с внезапно нахлынувшим раздражением понял кот, набирая в лёгкие побольше воздуха, чтобы начать орать на премерзкого мохокрада. Однако, оглянувшись, он понял, что таинственный похититель уже сделал своё грязное дело и подло скрылся с места преступления. Подбирая жалкие остатки, Белокрылый старался распалить в себе как можно злости, чтобы та заглушила нарастающее отчаяние: зачем он вообще нужен Когтезвёзду, если даже подстилку сделать не в состоянии?

Вернувшись в пещеру, серый кот внезапно почувствовал одновременные облегчение и досаду: маленькое чёрное недоразумение, недавно получившее ученическое имя Ночнолапки, сидело и поглаживало лапой украденный мох. Прижав уши к голове, Белокрылый смачно и щедро выругался про себя, припомнив абсолютно все слова, которые слышал тайком от взрослых, и быстрым шагом прошествовал среди взрослых котов. Понаблюдав пару секунд за работой Ночнолапки, он тяжело вздохнул.
— Ты всё делаешь неправильно, — раздражённо взмахнул хвостом Белокрылый и подошёл к собранному мху, без малейшего смущения оттесняя младших плечом. Выпустив белёсые когти, старший оруженосец быстрыми движениями начал убирать с тыльной стороны мха остатки грязи и древесной коры. Уж что-что, а подстилок за время своего ученичества он настелился всласть на всю свою дальнейшую жизнь, и в мельчайших деталях теперь знал, что и как стоит делать, чтобы недовольный владелец лежанки в дальнейшем не плюнул тебе в морду очередную претензию. — Что дальше, Ольхогрив? — спросил серый кот, расправившись с полученным материалом в рекордно короткие сроки. Он не упустил возможности выпрямить осанку и выровнять голос до той интонации, с которой общались друг с другом взрослые, дабы произвести на Ночнолапку и Подлёдную максимально презентабельное впечатление, и теперь в глубине души был чрезвычайно доволен собой.
Однако все радостные эмоции быстро стихли в нём, едва взгляд его снова упал на Молнию: его наставница лежала и, в отличии от Лесной, до сих пор не пришла в сознание, что по дилетантским соображениям Белокрылого было очень и очень плохо и подразумевало собой крайне серьёзные раны. «Очнись, пожалуйста,» — умоляюще переводил взгляд кот то на неё, то на целителя, по-детски наивно ожидая, что тот может по взмаху хвоста привести весь пострадавший патруль в первоначальное состояние.

+6

29

Все живы, бестолочь, тебя потрепали сильнее всех. Лежи, не болтай и дрыгайся, сейчас тебе Снегирь принесет воды, и ты съешь некоторые травы... - тихим нежным голосом ответил Ольхогрив. Родной голос успокоил серую воительницу, но ей все-ровно хотелось как можно быстрей узнать детальное состояние остальных из патруля. Хотя, знать о том, что они живы было очень приятно. Когда закисшие глаза наконец подрались, Лесная увидела рядом лежалую Молнию. Полосатая лежала уже в паутине, но до сих пор была без сознания. Стрелолиста и Когтезвезда в палатке не было, а значит им повезло больше, чем воительницам.
- Да, папочка! - нервно фыркнула Лес в адрес Ольхогрива, ясно дав понять, что все травушки-муравушки ее не интересуют. И так заживет! Но для виду принялась жевать , сморщившись от отвратительного вкуса, травы название которой она даже не запомнила. Вкус той зелени действительно был отвратным и его не с чем было даже сравнить. Возможно, если скрестить запах осеннего перегноя и болота, то получился бы именно тот отвратный вкус, что сейчас испытывала Лес. Воительница с трудом проглотила неизвестную траву и быстро запила водой, которую принесла Снегирь. Хотелось бы верить, что на этом ее лечение закончилось, но к сожалению это еще не все. Ольхогрив сказал, что нужно пожевать какой-то корень. Но Лесная тут же об этом забыла, после того, как увидела у входа маленькую Поледную. Серая ученица заметно принимала лапу к пушистой грудке и тонким голоском просила Ольхогрива о помощи. Бедняжка напоролась на шип в подстилке Когтезвезда. Но...но откуда в ней шипы? Странно... Лесная сморщилась и понадеялась, что Ольх не обойдет стороной маленького оруженосца с такой неприятностью. А если и попытается, то... Лес вежливо попросит обратить должное внимание Подледной, отложив на пару мгновений залечивание ран. Из-за одного шипика и легкой травяной накладочки никто не умрет? Верно? Следом за Подледной зашла миниатюрная и до боли знакомая черная фигурка. Это была Ночнолапка загруженная свежим мхом для подстилок в целительскую. Кошка была очень рада видеть свою ученицу и если бы не раны, она тут же пригласила ее на прогулку, которой чернохвостая, к сожалению, была лишена. С теплом в души и улыбкой кошка тихо замурчала:
- Ночнолапка! Я рада тебя снова видеть! Кошка медленно протянула лапы к своей ученице, но тем временем, к Лесной подошел уставший Стрелолист. Серая никогда не видела его таким измотанным, как будто его гнали стая хищников. Хотя нет, одного было достаточно...
- Как ты? - тихим голосом спросил глашатай. На что воительница просто отвела взгляд в сторону. Кошка снова вспомнила о той опасности, которой они себя подвергли и при этом остались живы. И это воистину чудо... может Звездного племени, может еще кого-нибудь. По крайней мере, воители уже знали кто причинял им вред, а как с этой проблемой бороться придумают позже.
- Ох, Стрелолист... чувствую я себя как помятый шерстяной клубок с отвалившиеся хвостом. К слову, а как мы попали в лагерь? Я ничего не помню, с тех пор, как меня ухватила эта... этот... лягушиный помет в шерсти. - чуть хриплым голосом промолвила Лес. Она прищурено смотрела в бледно-голубые глаза глашатая, а которых таилась одновременно злость и дикая усталость. Кошка сразу поняла, где ящерица зарыта. Он пристально наблюдал за Снегирь. Забавно, эти двое без конца поедают друг-друга глазами, а сказать ничего не могут. А Снегирь и вовсе плавно уходит от темы, если затронуть их былые мурлыканья с глашатаем. Наверное, пусть так и будет. Если она захочет, то сама при удобном случае расскажет. Мельком глянув на свою шерсть кошку охватил ужас. Шерсть вся была в запекшейся крови, грязи и кровавой паутине. Серая явно чувствовала, будто у нее сердце кровью обливается. Сколько же сил и времени уйдет, дабы привести все в порядок. А если останутся шрамы? Не-ет нет нет, не хочу об этом думать. Не сейчас! За своими размышлениями кошка внезапно услышала знакомый невнятный голос.

Отредактировано Лесная (2017-07-03 16:12:09)

+4

30

Начало игры

Солнце нещадно палило макушку, что раздражало тебя еще сильней и чуть ли не рычал от гнева. Злой взгляд оранжевых глаз метался по пестрым шкурам соплеменников, выискивая лишь одну из них.
Воздух в лагере был пропитан запахом крови, что могло означать лишь одно - патруль во главе с самим предводителем нашел то, что искал. Но какова цена за эту находку? Именно это ты и хотел выяснить, поэтому сразу же свернул в сторону палатки целителя, где сейчас находилось большинство членов того злосчастного патруля. Там ты и хотел найти Лесную. Но вдруг она сильно ранена? Или хуже того, без сознания? Нет, ты можешь думать сейчас об этом.
Оказавшись под каменным сводом палатки целителя, ты направился в ее самую глубь. А злость и ненависть в груди все нарастали, ты уже начинал скалить свои желтоватые клыки и опускать уши. Шерсть на загривке встала дыбом, когда запах крови вперемешку с запахом целебных трав мгновенно усилился.
Похоже их потрепали не хило..
Мелькнуло у тебя в голове, и ты повел усами. Кот быстрыми шагами преодолел расстояние и увидел перед собой одну четвертую часть племени. Конечно, не все пришли сюда за лечением, некоторые просто исполняли обязанности временного помощника лекаря, но от этого картина не улучшалась. Из всех тебя интересовали только сын Белокрылый, который как раз входил в то малое число помощников, и подруга Лесная.
Проходя мимо светлого котика, который бесцеремонно отталкивал младших оруженосцев, при этом раздраженно шипя, ты чуть затормозил и, окидывая его призренным взглядом, то ли прошипел, то ли прошептал:
- Если ты не ранен, убирайся отсюда, а если помогаешь, то хоть делай это молча.
И больше не смотря в сторону своего внебрачного сына, резко отвернулся и направился в сторону Лесной, рядом с которой лежал Стрелолист. Бросив на парочку внимательный взгляд, ты остановился позади Лесной. Но потом все-таки сел у ее подстилки, в твоих глазах мелькнула тревога.
- Как ты? Что сказал Ольхогрив? - затем повернулся к глашатаю и уже более равнодушным голосом поинтересовался у него: - Что произошло?

Отредактировано Остролап (2017-06-27 18:38:43)

+4

31

Целитель наградил Белокрылого долгим взглядом, в котором в равной мере были смешаны нетерпение, лёд и презрение (да как вообще можно так мямлить, когда от тебя требуют немедленной реакции, воитель ты будущий или домашняя киска?!), и отвернулся, не отвечая. Похоже, что они с оруженосцем поняли друг друга.
  То ли дело Снегирь? Умница-кошка молча выбежала из его палатки, позволив наконец коту вздохнуть полной грудью. Он не любил, когда вокруг него собиралась толпа. Он же ясно дал понять (и, кстати, давал понимать каждый раз, когда нескольким его соплеменникам разом требовалась его помощь), что выбрал самых тяжелораненых и занимается ими. Два крепких молодых кота, которые через весь лес волокли бесчувственные тела соплеменниц явно не находятся при смерти, и немедленная суета вокруг них, прямо скажем, была бы неуместна.
  Когда в палатку вкатилась поскуливающая Подлёдная, Ольхогрив даже не удивился. Эта юная ученица ещё сегодня утром заставила его думать о том, что в будущем от неё будет суеты больше, чем от всех оруженосцев вместе взятых. Целитель на полном серьезе собирался нарычать на неё и отправить восвояси, (лиха беда - заноза, да сама бы вытащила и не лезла, когда занят!), но когда он обернулся, набирая воздуха для слов, смог лишь удрученно выдохнуть сквозь зубы.
- Страдалица, - сочувственно и по-доброму ворчливо протянул кот, уже перенеся вес на задние лапы, чтобы подшагнуть к свеженареченной оруженосице, но какая-то мысль на краю сознания остановила его. Он ведь смотрел на Молнию, перед тем, как повернуться к Подлёдной. И что же его смутило?...
  Ольхогрив словно бы рассеяно отвернулся от ученицы, вглядываясь в пушистую воительницу. Что-то было не так, и глаза его явно поняли это быстрее, чем мозги.
- Певчая, давай ещё паутины, смотри как кровит! - одна из ран, которую он с самого начала оценил как несерьезную вдруг принялась особенно рьяно пропитывать наложенную повязку, и кот торопливо зажал её лапой, другой подтягивая к себе заготовленный шмат паутины.
  В палатку его в этот момент вернулись Белокрылый и Снегирь, застенчиво просочилась Ночнолапка. И все задавали тысячи вопросов, отвлекая его именно сейчас, когда он весьма серьезно занят!
- Положи у входа, где ямки в земле, - коротко рыкнул он Ночнолапке, не оборачиваясь. Голос его звучал явно недружелюбно и в нём отчетливо читалось "а потом проваливай".
- Я могу пока заняться котёнком. Шип - это совсем несложно. - голова целителя, не смотря на довольно часто последнее время повторяющуюся суету шла кругом. Поэтому он благодарно кивнул ей, лишь попросив:
- В дальнем углу. Им нужно немного простора, - целитель явно имел ввиду своих лежачих пациенток. Наконец, Ольхогрив счел, что кровь должна была остановиться, и опустил лапу, придирчиво разглядывая, как дышит кошка. Не углядев ничего тревожного в её состоянии, кот повернулся к Белокрылому, запоздало произнеся.
- Спасибо, больше помощь пока не нужна, ступай, - и подошёл к глашатаю, жестом хвоста попросив Певчую остаться около Молнии. - Стрелолист, ну и дурацкая вышла идея, - негромко посетовал целитель, бегло обнюхивая соплеменника. - Не дергает? - он осторожно ткнул лапой возле ран на плече серого кота, и потянулся за мокрым мхом. Благо старательные Снегирь и Белокрыл принесли его достаточно. Целитель прижал мокрый мох к ранам, чтобы размочить запекшуюся кровь. Кот знал, какое облегчение такой боли приносит прохладное прикосновение воды и постарался лапой мягко отжать её достаточно, чтобы пропитать всю шерсть.
- Расскажи подробно, пожалуйста, - Ольхогрив очень недовольно взглянул на Остролапа, но ничего не произнёс вслух. Много болтал, на взгляд целителя, именно этот воин, и целителю стоило много усилий не рявкнуть на него незамедлительно, чтобы тот проваливал из его пещеры, если у него ничего не болит. Выждав чуть меньше минуты, когда корочки чуть размякнут, палево-серый кот принялся методично вылизывать рану, очищая её от спекшейся крови и залипшей туда шерсти.

+5

32

- В дальнем углу. Им нужно немного простора
Снегирь молча кивнула, проводив глазами отворачивающегося и приступающего вновь к тяжело раненным целителя. Лесная подавала признаки жизни, и у кошки отлегло от сердца, подруга жива и в сознании. Эта серая девушка ей очень нравилась именно кротостью, покладистостью, а такие... должны жить долго и счастливо.
Потеснившись, Снегирь ласково поманила малышку Подлёдную кончиком хвоста и ободряюще улыбнулась девочке. Подцепив из общей кучи небольшой лепесток ярко-желтых соцветий ноготков, пёстрая воительница отошла к стене палатки, помогая маленькой.
Поудобней устроившись так, чтобы белая лапка попадала на солнечный свет, воительница поддела собственной лапой её повреждённую и приблизила точёную мордочку.
- Таак...
Нежный, чуть шелестящий голос вырвался из груди.
В нежной детской подушечке действительно был небольшой шип. Благо... Он вошёл не полностью, да и не был поломан в лапе, а значит, всё должно было пройти ещё легче, чем предполагалось.
Нежно муркнув Подлёдной, чтобы ученица не так сильно пугалась, кошка предусмотрительно пододвинула к себе соцветие ноготков.
- Сейчас я ухвачусь зубами за шип. Будет немного неприятно, но главное - не дёргай лапой, иначе мы можем его сломать.
Внимательно разглядывая подушечку, чуть поворачивая её на свету, Снегирь прицеливалась... с какой стороны лучше ухватиться за выступающую часть, чтобы доставить как можно меньше дискомфорта. Наконец, наметив место, кошка чуть приоткрыла пасть, аккуратно подцепляя зубами колючку.
Чуть стиснув зубы, крепче сжав выступающий хвостик, кошка собственной передней лапой нажала на нижнюю часть подушечки Подлёдной, та налилась кровью, а давление изнутри помогло легко вытащить дурацкую древесинку. Внимательно осмотрев добычу, Снегирь особенно тщательно убедилась, что кончик тоже вышел в целости и сохранности, а в повреждённом месте не осталось ни соринки. На детской лапке выступила миниатюрная капелька крови. Ласково лизнув подушечку, воительница улыбнулась:
- Ну вот, почти всё...
Быстренько разжевав горький жёлтый лепесток, как показывал когда-то Ольхогрив, когда удалял очередную занозу у неё самой, кошка энергично работала челюстью, а сама косилась в сторону Лесной и Молнии. Полосатая до сих пор не приходила в себя, в отличии от Лесной, это беспокоило. Аккуратно нанеся целительное снадобье на лапку, кошка удовлетворённо улыбнулась.
- Посиди немного с ноготками на лапе, а потом, когда перестанет щипать, можешь убрать и спокойно вставать на все четыре лапы. Она слегка подзатянется и не будет страшна инфекция или грязь.
Нежно потрепав девочку между ушей хвостом, воительница скользнула им так же по её спине, ободряя, а затем встала на лапы и решила спрятать куда-нибудь подальше колкий предмет, чтобы никто на него не напоролся второй раз.

+4

33

Лесная выглядела не лучшим образом: вся её шерсть была щедро смазана целебными мазями и выглядела мокрой, взгляд казался затуманенным болью, а движения – заторможенными.
- Ох, Стрелолист... чувствую я себя как помятый шерстяной клубок с отвалившиеся хвостом. К слову, а как мы попали в лагерь? – поинтересовалась соплеменница, внимательными прищуренными глазами пытаясь прокрасться за бледно-голубую толщу льда. Бесполезно. Там не было ничего, кроме лютой пустыни неплодородной, выжженной дотла земли.
- Ты уверена, что хочешь это знать? – едва обнажая клыки, насмешливо фыркнул глашатай, вспоминая, как передняя лапа Лесной постоянно касалась его щеки, когда он, горбясь от усталости и болезненно горящих ран, медленно плёлся в лагерь. С лёгкой неохотой приподняв голову, старший воитель сверху вниз посмотрел на серую соплеменницу и искривил губы в горькой полуулыбке. – Я донёс тебя. Когтезвёзд – Молнию.
Стрелолист не знал, смутится ли Лесная от такого откровения, но заострять на этом внимание не стал, вновь устало положив голову на смятый мох и ненадолго прикрывая глаза. Его уже тошнило от этого гомона в палатке.
«Зря я сюда пришёл», - запоздало отчитал себя глашатай, ненадолго вспоминая тёплые объятия Настурции, которые в нужный момент оказались для него живительнее любого лекарства Ольхогрива. Кроме, разве что, одного. Точнее, одной.
Чуть приоткрыв белёсые глаза, тусклым лезвием сверкнувшие в полумраке тесной пещеры, Стрелолист вновь нашёл Снегирь и с терпением охотника в засаде наблюдал, как ласково она воркует над Подлёдной. Воительница всегда была такой – отзывчивой, приятной, невесомой, такой, какой он полюбил её когда-то, но сейчас… Она всё также была добра ко всем, но только не к нему.
«Да будь ты проклята…» - с болью подумал глашатай, стискивая зубы и одним рывком вскакивая на лапы. Сделав лишь один шаг, он навис над бывшей подругой и, глядя сквозь неё пробирающим до костей полуугасшим взглядом, тихо, так что могла услышать только она, зашипел.
- Зря стараешься. Даже возьми тебя Ольхогрив второй ученицей, тебе не скрыться от меня, - глухо пророкотал прямо в нежное бурое ушко Стрелолист и сразу же отстранился, не давая воительнице и рта раскрыть и как бы невзначай проведя усами по пушистой щеке Снегирь. Мрачное настроение вновь грязевыми потёками окатило светло-серого кота, но тот лишь раздражённо дёрнул ухом и одним сухим «рысь» оборвал расспросы подошедшего Остролапа.
Он устал.
Вслед за обеспокоенным состоянием своей подруги старшим воителем к Стрелолисту подоспел и целитель, распространяя вокруг себя дурманящий шлейф всевозможных трав: терпких, кислых, пряных, но сильнее всего – горьких, оставляющих на языке привкус желчи и стылой крови. Неприятно поморщившись, когда Ольхогрив коснулся его ран, глашатай хмуро посмотрел на целителя, не зная, в шутку ли тот так пренебрежительно отнёсся к их важному заданию.
- Предложишь что-то более дельное? – сквозь стиснутые зубы процедил светло-серый кот, раздражённо помахивая кончиком хвоста, но покорно поворачиваясь к бурому коту раненым боком. – Нет, не дёргает. Да и что рассказывать? Эта Звездоцапова тварь смяла наш отряд, как трёхлунных котят. У нас не было шансов.
Скривившись от сильного запаха подготовленных трав, Стрелолист отвернулся и безучастным взглядом уставился в пустую стену, мечтая как можно скорее покинуть это скопление гомонящих и толкающихся в невообразимой тесноте котов. Полосатый воин любил своё племя, но сейчас ему просто хотелось покоя: не видеть этих встревоженных и напуганных глаз соплеменников, которые смотрели на него, как на спасителя; как на кота, который мог бы дать им надежду, но отчего-то говорил совсем не то, чего им бы всем хотелось услышать. Он был гонцом плохих вестей. И он устал видеть, как полные ярких искр надежды чужие взгляды мгновенно гаснут, стоит им вникнуть в беспощадные резкие слова, хрипло срывающиеся с губ глашатая. – Долго там ещё? – хмуро буркнул светло-серый кот, поведя израненным плечом.

+5

34

- Главная поляна

Предводитель молчаливо вдвинулся в проём и оказался в логове целителя. Ну и шума тут было. Кот поморщился и прижал уши. У нас эпидемия и все стали резко больны? Полосатый скользнул взглядом по пещере. Лесная уже пришла в себя и мило беседовала с Остролапом, который решил её навестить, и со Стрелолистом, от которого во всю шёл аромат Настурции. Коготь раздражения впился в его грудь, и кот молча прошествовал внутрь палатки.
- Я смотрю, Ольхогрив завербовал новую ученицу, - пророкотал котище, сверкнув глазами в сторону Снегирь.
Непорядок. Каждый должен заниматься своими делами. Хотя, судя по всему, воительница неплохо справлялась и помогала старику, поэтому предводитель далее возникать не стал.
А кто это у нас тут? Мрачный взгляд упал на собственную ученицу, которая стояла здесь с кровоточащей подушечкой. Пораниться во время сбора мха? Она ещё более безнадежнее, чем я думал. Не сказать, чтобы Когтезвёзд испытал досаду. Скорее, очередное подтверждение тому, что этим грязнокровкам тут не место. Интересно, её сестра такая же неумёха?
- Подлёдная, - предводитель обратил на себя внимание. Медовый янтарь приятно горел в темноте, завораживал, - устраивайся в палатке учеников, а чтобы время даром не теряла, я даю тебе задание на внимательность, - торжественно мурлыкнул котище, словно только что загнал маленького мышонка в угол и начал с ним играть. - Будешь считать, сколько раз проквакает лягушка за эту ночь, а завтра с утра мне скажешь. Я поведу тебя в лес.
Дав поручение, Когтезвёзд отвернулся от ученицы и подошёл к Ольхогривку. Раны на морде местами продолжали кровоточить, а задняя правая лапа продолжала болеть и опираться на неё было болезненно. Ещё были неглубокие раны на боках. Они не причиняли неудобства. Разве что немного пощипывали.

+5

35

Не успели Снегирь и Белокрылый выйти, как, почти сразу, вернулись. Продолжая прислушиваться к разговору Лесной и Стрелолиста Ночнолапка не заметила, как Белокрылый подошёл к ней.
- Эй! Верни! - куда там, Белокрылый уже принялся правильно вычищать мох. Не желая так просто уступать, крошка упёрлась лбом в бок оруженосца и упорно пыталась дотянуться до мха, совсем тихо бормоча о том, что пусть она и делает неправильно, хоть не пищит на главной поляне как девчёнка, требуя оставить её в покое. Котов становилось всё больше, Остролапый, который сказал Белокрылому помогать молча, сам чел и стал приставать к Ольхогриву с вопросами.
- Положи у входа, где ямки в земле, - и скройся с глаз моих! Наверное это Ольхогрив забыл добавить. Обиженно глянув на Белокрылого, Ночка выдернула нижний пласт мха и потащила его туда, куда сказал целитель. Чем я так Ольхогириву не понравилась? Может т правда неправильно мох чистила? Думала она, аккуратно расправляя подстилку.
- Посиди немного... - Снегирь тем временем уже закончила с шипом Подлёдной. Тут к кошке подошёл Стрелолист и что-то прошептал ей на ухо, а потом будто бы потёрся о её щеку. Широко раскрыв глаза, они ведь только что выглядели очень поссорившимися, а теперь - почти обнимаются. Вздохнув и тряхнув головой, все равно не поймёшь этих взрослых, Ночнолапка ещё раз обиженно глянула на Белокрылого, махнула на прощанье хвостом Лесной и выбежала на главную поляну.
----->Главная поляна племени Теней

+2

36

Стоило лишь Подлёдной зайти в палатку целителей, как навстречу вылетел Белокрылый, задев её боком, а взамен ученику зашла Ночнолапка, притащив мох. Светлая кошка прижала уши к затылку - ей было стыдно, что она влилась в круговорот спасения вернувшихся, еле живых соплеменников, только всем мешая своей маленькой и абсолютно не стоящей внимания проблемой. Малышка села и обвила хвостом лапки, прижав раненую к груди и внимательно следя за умелыми движениями Ольхогрива. Она даже не заметила, как в палатку вернулась Снегирь, тоже помогавшая целителя спасать Лесную с Молнией, а вот Ночнолапка уже, видимо, закончила делать подстилки для больных.
- Кто-то плохо вычистил мох, видимо, - ответила чёрненькой Подлёдная. Она и сама задавалась вопросом, как можно было быть столь неаккуратным не только при сборе мха, но и при уборке подстилки. Какая же из неё лучшая ученица племени Теней и всего Леса, если она в первые минуты после посвящения не справилась с простейшим заданием! Позор это племени Теней, а не награда.
Вот и Ольхогрив, кажется, готов был всё это выговорить в глаза Подлёдной. Она замерла, затаив дыхание, но голос старого целителя был добр, и ученица сконфузилась. Она ведь не страдала совсем! По сравнению с той же Лесной. Очнувшейся уже. А вот Молния была, кажется, ранена куда серьёзнее, она до сих пор не пришла в себя. Видимо, поэтому Ольхогрив и вернулся к её лечению - светлая ученица с занозой в лапе, конечно, подождёт, она и сама понимает, что зря сюда пришла. Она даже встала и хотела уйти из палатки, когда Снегирь предложила заняться её лапой.
Целитель велел им уйти в дальний угол палатки, чтобы не мешаться, и Подлёдная осторожно стала прокрадываться через соплеменников за Снегирь. Белокрылый чистил подстилки, Ночнолапка стала ему помогать. Копошение в небольшой палатке самой светлой кошечке казалось пугающе назойливым, неудивительно, что Ольхогрив желал, чтобы его, Певчую и больных оставили в покое! Да ещё зашёл Остролап, переживающий за Лесную, и Подлёдной теперь казалось, что дышать здесь нечем.
Она села напротив Снегирь и послушно подняла лапку. Её мордочка была так близко, интересно, что она видит в её подушечке? Подлёдную подмывало извернуть лапку и посмотреть на то же, что увидела молодая кошка, но она крепилась, тем более Снегирь попросила её не дёргать лапой. Разве она могла сейчас всё испортить? Тем более когда сама оказалась виновницей заварившейся каши.
- Ух! - только выдохнула ученица, когда шип вышел из подушечки, и вздрогнула, почувствовав кашицу, которую наложила Снегирь ей на ранку. Шип и правда был большой, загнутый, неудивительно, что сама она его достать не смогла. «Ох ужас, а если бы он застрял в шерсти Когтезвёзда, в его боку? Он итак ранен, а зараза, инфекция...» - Подлёдная посмотрела на Снегирь, заверившую, что с целебным снадобьем её лапе ничего из перечисленного не грозит, и потянулась за её хвостом, который с нежностью взъерошил шерсть на её голове. Снегирь всегда была так добра к ним с Позёмкой и мамой, какая же она всё-таки удивительная!
- Спасибо тебе большое, - светлая уткнулась головой в бок соплеменнице, пока та ещё не ушла, - извини, что отвлекла. Вас всех! Передай потом это Ольхогриву, пожалуйста, мне очень стыдно, что я его потревожила такой мелочью, - Подлёдная осталась послушно сидеть, дожидаясь, когда перестанет щипать лапу, строго следуя инструкции Снегирь. Но не могла не заметить теперь, как Стрелолист подошёл к этой замечательной воительнице и что-то прошептал ей на ухо. «Поразительные взрослые всё же существа, - светлая повела носом, заинтересованно разглядывая серого воителя, чьими ранами уже занялся Ольхогрив, - они вроде общаются с натяжкой. Вот как я с Коршунком, когда ему приспичит напомнить о нашем с Позёмкой происхождении. Что между ними происходит, интересно? Как называются такие отношения?»
Впрочем, разгадывать мир взрослых тайн Подлёдная не стала - зашёл Когтезвёзд. Он тут же уколол Снегирь, янтарём облил Подлёдную. Она снова вытянулась в струнку, хотя в груди сердце заходилось от страха - сейчас, сейчас он скажет, какая она никчёмная, даже подстилку не сумела ему поменять. «А что, если я нашла не все шипы в его подстилке?!» - ученицу пробил холодный пот, но она старалась не выдавать волнения. Хотя кончик хвоста так и бился из стороны в сторону в панике.
Но его слова вызвали совершенно обратную реакцию. Она ослышалась? Когтезвёзд приказал ей заниматься делом для котят? Все эти шутки, забавы, которые выдумывали в детской, лишь бы не спать подольше, все эти тайны и поверья, которые рассказывали старейшины, особенно бабушка Рыбника, - он хочет, что Подлёдная этим занималась всю ночь? Слушала лягушачье кваканье, которое предсказывает котам, особенно кошечкам, сколько у них будет котят?
- Конечно, Когтезвёзд! - всё же отрапортовала она, выдыхая, когда янтарный фонарь угас и обратился в противоположную от неё сторону. Ладно, задание на внимательность. Вни-ма-тель-ность! Значит, он не просто так дал его ей, именно ей! Правильно, он же не зря вообще её выбрал себе в ученицы! Да и вообще, он же завтра поведёт её в Лес! Ура! Ура-ура-ура, тренировка, первая настоящая тренировка как настоящей ученицы!
Ощущая смятение, смущение, радость и одновременно гордость, Подлёдная наскоро вылизала подушечку лапы, с которой смазалась наложенная Снегирь кашица, а затем просочилась вслед за Ночнолапкой наружу. Теперь, когда она была здорова (лапу не щипало, не жгло огнём, пальцы сгибались и разгибались, и она не хромала от боли), настало время выполнять новое поручение предводителя.
----------->>>> главная поляна

Отредактировано Подлёдная (2017-07-04 13:52:43)

+6

37

Стоило кошке положить паутину, как наставник сразу обратился к ней, чтобы она внимательно внимала его речи и переваривала все, одновременно помогая больным. Певчая осматривая раненое тело Молнии и быстро кивнув наставнику, схватила в зубы паутину, начиная аккуратно накладывать её на раны. Все было так, как говорил наставник: много и не жалеть, чтобы воительница не потеряла много крови. Кошка старалась делать все так, чтобы ей не было больно, хоть и сама боялась случайно надавить на больную рану молодой кошки. Как только с серьезными ранами было покончено, пёстрая ученица метнулась в сторону хвоща, который покоился в дальнем уголке палатки. Она взяла немного в пасть и начала тщательно пережёвывать, возвращаясь обратно к Молнии. Стараясь не выронить изо рта ни одного комочка кашицы, Певчая начала осторожно накладывать по небольшой порции на каждую рану и сверху закрепляла паутиной, которая убывала с довольно большой скоростью.
           И как только молодая целительница закончила с одной воительницей, Ольхогрив уже принялся за Лесную, осматривая её и попутно объясняя, что сперва надо смотреть нет ли глубоких ран в области груди и в порядке ли лёгкие. Пока целитель осматривал её, кошка уже пришла в себя и начала задаваться множеством вопросов, на которые наставник тут-же отвечал ей. Было видно, что кошка очень сильно переживает, да и немудрено. Пережить такой шок и страх одновременно...
           Ольхогрив отошел от них, направляясь в сторону запасов, а Певчая проводила его взглядом. Следующие знания, которые он приподнёс, заключались в том, что: Листья крапивы замедлят и остановят кровотечение, корни помогут бороться с инфекцией, которую можно получить за пять секунд и даже не заметить, можжевельник успокаивает того, кто проснется после боли, а мак был нужен тому, кто уже проснулся, чтобы он не страдал. В один присест навалилось столько нового, что ученица едва-ли смогла все быстро разложить по своим полочкам в голове, в которой все равно творился беспорядок от этой суеты. Оставалось только надеяться, что это были последние раненые.

- Что-нибудь еще, Ольхогрив?

+3

38

Слипшаяся шерсть давила непонятной тяжестью, корка крови ощущалась как самый настоящий панцирь и она как могла концентрировалась на этих ощущениях, чтобы отвлечься от гудящей головы и нарывистой боли, пронзающей всю левую часть тела. Казалось, что тушка разделилась на две части - одна онемела от долгого нахождения в неудобной позе и каждой своей клеточкой молила о том, чтобы кошка пошевелилась и заняла положение поудобнее; другая только презрительно шикала предупреждая, что любое движение отдастся тысячей колючих отзвуков по всему телу, заставляя сдавленно стонать сквозь зубы.
Голоса путались и пускали невнятную многоголосую рябь, казалось, она чувствует каждый рикошет в своей голове, которые оставляют звуки, резонируя и давя куда-то на темечко. Попытка открыть глаза оказалась удачной, морда кошки была относительно чистой и тепло благодарности к целителям разлилось по отрывисто вздымающейся груди. Приятный полумрак палатки показался Молнии невыносимо ярким, зрачки резко сузились, возможно еще и под давлением резкой боли: она попыталась приподняться на передних лапах.
Спустя мгновение краски перестали расплываться и в пестрой куче сидящей рядом угадалась Певчая; неопределенным хрипом бесхвостая попыталась привлечь внимание ученицы.
- Льехснас.. - во рту пересохло, слова застревали в горле и не позволяли внятно выговорить имя подруги.
Молния не чувствовала в себе сил перевернуться на другой бок, да и голоса не становились более разборчивыми. Кошка вновь захрипела, надеясь, что ей не придется формулировать свое желание смягчить горло водой в слова.

Отредактировано Молния (2017-07-01 11:26:34)

+2

39

Судя по довольной мордочке Подлёдной, "операция" прошла успешно. Улыбнувшись, Снегирь быстренько стёрла эту улыбочку с мордашки, так как в палатку вошёл, нет... вплыл Когтезвёзд. Молча поклонившись и уставив взгляд в землю, кошка выслушала его комментарии, а после, когда он удалился, поспешила вернуться к Подлёдной, как дорогу собой преградил Стрелолист. Нависнув сверху, он обжёг ухо дыханием, в котором чувствовался гнев.
- Зря стараешься. Даже возьми тебя Ольхогрив второй ученицей, тебе не скрыться от меня,
Нервно сглотнув, кошка поняла, что внутри всё дрогнуло от страха. Не подавая виду, взяв себя  в лапы, Снегирь вытянула шею, которую инстинктивно вжала, отошла в сторону и молча, ничего не говоря, пропустила Стрелолиста вперёд.
Да, возможно, поначалу её льстило его внимание после разрыва, но сейчас... Сейчас её начинало слегка запугивать такое поведение... Она же девушка. Молодая и беззащитная, а он старше, мужчина... да ещё и разъярённый. Когда он находился поблизости, кошка испытывала какой-то инстинктивный и животный импульс, говорящий о том, что сила и доминирование на него стороне. И даже если они не вместе, между ними остались незакрытые вопросы, к которым лично ей было страшно возвращаться. Оставалось только одно... Делать вид, что ей всё равно. Так можно было скрыть свой страх.
Хуже всего было по ночам, когда нужно было возвращаться в воинскую палатку. Засыпать под пристальный и прожигающий взгляд.
Казалось, что весь мир за него, а за неё... Никого...
Ещё раз незаметно сглотнув ком, подступающий к горлу, кошка повернулась к Подлёдной. Той уже дали задание и она намеревалась уходить из пещеры. Неопределённо кивнув той на прощание, Снегирь сама подошла уже к куче с ноготками, откуда она брала соцветия, аккуратно прикрыла их листом, чтобы ненароком их не разметало сквозняком или чьим-нибудь хвостом, а потом, повернувшись к Ольхогриву, тихо мурлыкнула:
- Ну... Кажется, легкие повреждения кончились
- Льехснас..
Уши дрогнули. Это был голос Молнии.
- Жива...
Облегчённо промелькнуло в голове. Стрелой метнувшись к мху с водой, Снегирь одним рывком отщипнула от него часть, чтобы осталось и Лесной, вдруг она снова захочет пить... А оторванную часть поспешила подсунуть к голове Молнии.
- Держи, тут есть немного... Я сейчас сбегаю за новой...
Оглянувшись на Певчую и Ольхогрива, кошка поняла, что её помощь тут больше не нужна, но за водой она всё-таки сходит. Пусть ум больше не может разбираться в сложных искусствах врачевания, но лапы донесут пару раз до ручья и обратно.
Молча схватив два сухих комка воды, Снегирь вновь выпорхнула из палатки, несясь к ручью.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------
И без того объёмный мох, наполненный водой, увесисто свисал с пасти. Сейчас можно было расслабится и отдохнуть с осознанием того, что больным точно хватит воды. Втащив два больших мокрых комка, с которых обильно капала вода, Снегирь молча подтащила один с Лесной, а другой к Молнии.
Ольхогрив уже вертелся между обеими, а Певчая, тоже погруженная в работу, была готова получать ещё и ещё больше заданий. Миролюбиво улыбнувшись, Снегирь решила, что навестит очнувшихся соплеменниц чуть позже, когда они немного окрепнут.
- Ольхогрив... Думаю, моя помощь больше не нужна? Я принесу еды им ближе к вечеру. Надо сходить поохотится для племени.
Тактично склонив голову, кошка развернулась и юркнула в проём, дабы не отвлекать более врачевателей. Нужно было измотать себя до такой степени, чтобы лечь спать ночью без задних лап... Желательно, где-нибудь вне палатки, если не пойдёт дождь. Лечь, там где стоишь, чтобы даже сил на мысли и страхи не осталось.
>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>> Главная Поляна

+7

40

- Ты уверена, что хочешь это знать? - с насмешкой спросил глашатай, - Я донёс тебя. Когтезвёзд – Молнию. Кошка сморщилась и снова отвела взгляд. Мы бежали... Значит, беда не миновала. Рысь жива. Противное чувство обиды заполнило кошачью душонку. Лесной было крайне неприятно понимать, что хищник все так же будет продолжать держать сумрачных котов в крепкой лапе страха. Серая оскалилась и сердито глянула на Стрелолиста:
- Вы с Когтезвездом уже решили, что мы будем делать с рысью?
Неожиданно для себя, за толпой озабоченных кошачьих голосов Лесная услышала грозное, но столь родное шипение. Наконец в палатку зашел тот, кого Лес всей душой желала видеть. Крепкий серый кот медленно и уверенно приближался к Лесной, предварительно успев шепнуть пару ласковых слов Белокрылому. Неужели сложно просто пройти мимо? Зная отношение Остролапа ко всем, то слова его были ничуть не ласковые. Кошка искренне надеялась, что кот в этот раз был хотя бы чуточку вежливей со своим сыном. Теперь-то Лесная понимала, почему Белокрылый то и дело, что раздраженно косится на воительницу. Кошка принимала тайную ненависть юного кота и не отрицала того, что она имеет отношение к уходу Остропала от матери Белокрылого.
- Как ты? Что сказал Ольхогрив? - поинтересовался серый кот. С каждым упоминанием о патруле, у кошки вновь и вновь мелькали перед глазами страшные воспоминания о драке с крупным хищником. Кошка нежно глянула на серого и прижав уши охрипшим голос тихо промолвила:
- Мы... мы уже думали, что не вернемся живыми.
- Льехснас.. - краем уха Лес услышала столь желанный и родной голос. Кошка в ту же секунду обернулась в сторону лежащей Молнии. Глядя на куцую, Лесная почувствовала несравненное облегчение. Она живая! ЖИВАЯ! В тот же миг к ней подбежала Снегирь и отщипнула горстку мха с водой, дабы раненая могла немного промочить горло. Собрав весь свой запас сил, кошка приподнялась и подошла ближе к подруге. Кошка видела, что рысь не обделила вниманием и полосатую. Удивительно, что даже с ранением полосатая не бросила Лес в пасти хищника, а принялась яростно кусать громадные лапы рыси. Лесная чувствовала себя отчасти виновной в том, что итак ослабшая  Молния ринулась под лапы опасности.
- Молния? Тише-тише... - кошка нежно лизнула полосатую в лоб - Ольхогрив сюда! Скорее!

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » палатка целителя