РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Ваш актив радует нас не по дням, а по часам - и голосование в июне получилось не менее жарким, чем погодка за окном. Спасибо за ваши голоса!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
Покоритель сердец, обладатель статуса самого ярого драчуна, обаяшка - Бурелом. Не стесняйтесь, выпытывайте самое сокровенное!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » хвойный лес


хвойный лес

Сообщений 41 страница 59 из 59

1

http://s0.uploads.ru/UcB6y.png


Именно благодаря кронам этих вековых могучих сосен, да раскинувшим свои зелёные лапы елям, племя Теней получило своё название. Хвойный лес, покрывающий львиную долю территории Сумрачных воителей, создает глубокую, щедрую тень, кое-где разбавленную маленькими бликами солнечных лучей, пробивающихся сквозь верхушки густых деревьев. Здесь достаточно дичи -
различных грызунов и птиц - что прячутся в полумраке леса. Целители радуются обилию тех трав, что не привередливы к почке и прорастают в самых тёмных и прохладных уголках. Местность здесь идеально подходит для Сумрачных котов, что прославились своей тактикой скрытной охоты, а мягкий хвойный покров приятно касается подушечек лап, заглушая шаги.


0

41

Трехцветная кошечка неловко потупилась, но все-таки до сих пор наклонялась, чтобы взглянуть на полосатого кота. Было снова непривычно видеть Когтезвезда таким, и это "непривычно" повторялось слишком уж часто в последнее время, вводя Тростинку в ступор и непонимание.
- Конечно, Тростинка, ты хорошо себя проявляешь, - тихо мурлыкнул Когтезвезд, заставляя кошечку поежиться и пошевелить лопатками, будто это самое мурлыканье вибрацией прошлось по ее шерсти.
- Похоже, я недооценил твои возможности и мне следовало дать тебе задание посложнее, - и зеленые глаза воительницы тут же метнулись к кисточке хвоста Когтезвезда, которая ясным и крайне очевидным жестом подсказывала: он зовет ее к себе.
Два больших зеленых глаза заняли, казалось, пол-мордашки.
- Как думаешь, - продолжил предводитель, и где-то внутри, да снаружи, каждой шерстинкой, Тростинка ощутила нарастающее напряжение. Сглотнув, она подошла чуть ближе к маленькому узкому лазу, будто птичка, загипнотизированная змеиным взглядом, - из этого укрытия можно выследить мышку-другую?
- Да, думаю, можно, - неожиданно бодро мяукнула она, прогнув спинку, чтобы протиснуться в узкий лаз и не задеть снежную шапку куста: не хотелось оказаться по уши в снегу.
А внутри было очень жарко, и очень тесно, и отчего-то Тростинка медленно отстранилась, максимально увеличив расстояние между ней и предводителем.
И только зеленые глаза впервые в жизни почти бесстыдно глянули на полосатую шерсть Когтезвезда: а какова она наощупь? Там, в палатке, приникнув к нему, Тростинка не помнила, мягкая ли шерсть, густая ли, теплая - или может колючая? Дико хотелось узнать!
Облизнув пересохшие губы, кошечка смущенно отвела мордочку.
- Думаю, тут мышку все-таки не выследишь, - чуть дрогнувшим голоском мяукнула Тростинка, подбирая под себя хвост и одним неосторожным движением все-таки коснувшись им слишком близко лежащего кота.

+4

42

Тростинка подтвердила его предположение, бодро мяукнула и нырнула в узкий лаз, оказавшись в мышином усике от него. От Когтезвёзда не укрылось, как воительница делала попытки от него отстраниться, словно она могла бы об него обжечься. Предводителю понравились эти попытки, поэтому он глядел на неё почти с обожанием, совершенно не узнавая себя. Образ черной воительницы казался таким далёким, что казалось, что кроме него, Тростинки и этого кустарника с зимней шапкой ничего другого не существует и не существовало ранее.
Тростинка посмотрела на него, точнее на его полосатую шерсть, которую он не до конца успел вычистить после схватки. А затем воительница, казалось, смутилась и отвела мордочку в сторону. Куда же ты от меня убегаешь?
- Думаю, тут мышку все-таки не выследишь, — у неё дрогнул голос, а затем он всё-таки прикоснулась к его шерсти. Случайно ли?
— А мне кажется, что я всё-таки выследил одну мышку покрупнее, — гортанно мурлыкнул предводитель, прикрывая глаза, — такую очаровательную и всю в пятнышках. Думаю, мне бы позавидовал любой охотник, — Когтезвёзд пододвинулся ближе, обжигая воительницу теплом своего тела. А затем он приблизил к ней свою морду и тихо шепнул: — Хочешь, чтобы у нас был один маленький секрет? Только мой и твой...
Он глядел на Тростинку и понял, что потерял голову в это мгновение. Кот обжёг уши Тростинки своим горячим дыханием и провёл языком по её щеке, взъерошивая пятнистую шёрстку.
Воительница не сопротивлялась, и Когтезвёзд не смог сдержаться, поддавшись своим низменным инстинктам. Если мне действительно нравится Тростинка, то разве это будет каким-нибудь упрёком в мою сторону? Если сейчас нам хорошо вместе, то почему это кто-то должен осуждать?
Когда всё закончилось, предводитель нежно прижал кошку к себе, громко мурлыкая и обнимая ту хвостом. А через какое-то время пропало то опьяняющее чувство, и кот внезапно почувствовал лёгкий стыд перед собой, перед Тростинкой и перед Настурцией. Всё это время я ревновал её к Стрелолисту, а в итоге сам устроил такие дела с другой. Когтезвёзд почувствовал, как горят его уши, но чувство самолюбия пыталось взять вверх. Если этого мне не могла дать Настурция, то это лишь её вина.
— Пойдем поохотимся, Тростинка, а то замёрзнем так лежать, — заботливо мурлыкнул кот, вылезая из укрытия, отряхиваясь и разминая затёкшие лапы.
Но охота не задалась. Когтезвёзд выследил птицу, но в последний момент та, чирикнув, упорхнула из его расставленных лап, и предводитель громко фыркнул, и вернулся пустым к пёстрой кошке.
— Похоже, ты меня слишком одурманила, и охотничье дело сегодня не задастся, — он усмехнулся, поглядывая на кошку, а в глазах всё вертелось: секрет, секрет, секрет.
Тростинка поймала целого зяблика, и они направились обратно в лагерь. И что теперь дальше? Но ответить на этот вопрос Когтезвёзд не смог.

- лагерь

Отредактировано Когтезвёзд (2018-02-24 13:46:54)

+5

43

Пятнистая кошечка поняла, что где-то допустила ошибку.
Или, наоборот, сделала все правильно?
Смущенно зажатые ушки почти приклеились к хорошенькой головке крапчатой воительницы, особенно в моменты, когда Когтезвезд, такой неправильно близкий и слишком открытый ей, смотрел на нее горячим, плавящим взглядом. Где-то глубоко внутри чутье подсказывало, что это не просто так. И что Тростинка сама захлопнула дверцу своей клетке, согласившись нырнуть в узкий лаз под кустарником.
И вот она, простая, обычная воительница, в такой опасной близости с их могучим лидером, которому в пору Настурция, но никак не она, маленькая глупенькая кошка.
- А мне кажется, что я всё-таки выследил одну мышку покрупнее, - нарушил молчание бурый кот, оказываясь чуть ближе, и Тростинка наконец узнала ответ на свой вопрос: грубоватая, жестковатая шерсть, которой почему-то хотелось касаться, - такую очаровательную и всю в пятнышках. Думаю, мне бы позавидовал любой охотник, - морда лидера оказалась совсем близко, и пятнистая, не скрываясь, дрожала, млела и испуганно округляла глаза на Когтезвезда. Сколько раз она в самых смелых мечтах представляла такое? И все равно... все оказалось лучше.
И страшнее.
- Хочешь, чтобы у нас был один маленький секрет? Только мой и твой...
Она пропала.
- Секрет... - эхом повторила одурманенная воительница, будто не в этой жизни ощущая, как шершавый язык Когтезвезда касается ее щеки, как опаляет дыханием уши, как сжимает на загривке зубы.
Именно в этот момент поднялась паника, и она испуганно обернулась на Когтезвезда. Тростинка была робкой, но не глупой, и понимала, к чему все идет, но...
Он мой предводитель.
Нет, не так.
Я его воительница. Я его.
Было горячо, и больно, и трепетно. Никогда Тростинка не знала такой близости, и даже не могла понять, почему так произошло: из-за их влечения, или из-за его желания и ее страха? Она так дико боялась Когтезвезда, что не знала, преобладают ли ее пылкие к нему чувства над робостью перед предводителем?
И все же, он был здесь с ней. Когтезвезд выбрал её, Тростинку, и именно её так нежно прижимал к себе, что крапчатая, охмелевшая и растерянная, прижималась щекой к его широкой груди, пытаясь поймать мгновение и насладиться им.
Обдумать можно и в одиночку.
Громкое мурлыканье лидера подняло тихое и ласковое мурлыканье в груди пятнистой, которая, млея, уже размечталась, что вот они: вместе, пара, и даже страшная, пугающая Настурция смирится с этим.
Ведь не может же кот так поступать сразу с двумя кошками, верно?
Не дав развить эту мысль, Когтезвезд чуть отстранился и поднялся.
- Пойдем поохотимся, Тростинка, а то замёрзнем так лежать, - заботливо мурлыкнул кот, вылезая из укрытия, отряхиваясь и разминая затёкшие лапы. Чувствуя приятную ломоту в теле, пятнистая выбралась за котом и смотрела на него смущенно, но все же чуть увереннее: то, что было, она не забудет.
И Когтезвезд тоже, правда?
Охота только под конец задалась, когда Тростинка, сосредоточившись, испугалась, что подумает племя, если они вернутся без дичи. Поймав небольшого зяблика, воительница навострила уши на приближающегося к ней предводителя. Очень довольного, хоть и без дичи.
- Похоже, ты меня слишком одурманила, и охотничье дело сегодня не задастся, - усмехнулся Когтезвезд в явно приподнятом настроении. Смущенно улыбнувшись сквозь зажатого в зубах зяблика, кошечка лукаво прищурилась и пошла за предводителем домой, в племя.
Теперь все изменится, да?

----> в лагерь

+7

44

--- детская

Он помнил, что обещал взять Сонного на охоту, но сейчас хоть чьё-то общество было для него невыносимо. Нужен был глоток одиночества, чтобы если и не выть в голос, не проклинать и не кричать вслух о том, как он желает смерти и Тростинке, и Когтезвёзду, и их котятам - он не умел кричать и плакать - так хоть просто побыть в тишине, без поздравлений соплеменников.
Я могу поймать полёвку - так же, как поймали меня. И отнести её Тростинке и её детям - пусть едят. Пусть едят меня.
Полёвка знал, о, он очень хорошо знал, что его страдания никому не сдались. Я всего лишь никчемный самовлюблённый трус. Возьми себя в лапы, Полёвка, и начни уже охотиться. Никому не сдались твои сердечные раны.
Он так и вцепился когтями в мох, так, что едва не достал их кончиками до подушечек лап, так, что едва не упал в раскисшую болотистую землю носом, ничего не видя перед собой - но слух остался при нём. Этого было достаточно, чтобы услышать шорох.
- Кто здесь? - Голос охрип, и вскрик получился заполошным. Тело напряглось, но тотчас расслабилось при виде выходящей из-за болотного кустарника соплеменницы.
- А, это ты. Да вот... - он криво усмехнулся, - охота не задалась. Упустил мышку.
И кошку тоже упустил. Но об этом лучше помолчать.

+2

45

→ с тренировки

Один лёгкий снегопад остался от замечательных планов поразмяться с лучшей подругой и показать молодому поколению, как серьёзно стоит относиться к военному искусству. Поколение решило всё по-своему, завязав «увлекательную» шумную потасовку. Словив шальной зелёный взгляд Молнии, серо-белая кошка кивнула ей с тихим «пожалуй, я здесь уже лишняя», и растворилась в снегах. Возня исключительно веселья ради? Увольте сразу.

Еле слышно ступая под сенью хвойных лапищ, воительница услышала заполошно-хриплый крик. Кто-то уловил её присутствие здесь.
— Хм, — и недовольно рассечь хвостом морозный воздух. Недопустимые шорохи. И о чём только задумалась? А кричал, к слову, Полёвка. Его светленькую щуплую фигурку трудно не выделить среди статных или крупно-приземистых Теневых котов.
— И тебе доброго вечера, — хмыкнув на выразительное «а, это ты», Куница повнимательнее присмотрелась к соплеменнику.

— Уверен, что дело только в мышке? Если не хочешь говорить, то я, конечно, не заставлю. Просто твоё заполошное состояние может привести к чему-нибудь весьма неприятному, — вряд ли спокойный голос, лишённый всяческого намёка на эмоции, располагал к тёплой беседе по душам. Однако внутри голубоглазая несколько волновалась за Полёвку и искренне надеялась, что тот как-нибудь поймёт это беспокойство. — Увы, коты не система боевых приёмов для различных видов столкновений. Изменить их настрой по мановению своего желания не получится, — Куница ещё раз внимательным образом осмотрела светлошёрстного воителя, будто пытаясь окончательно убедиться в своих выводах.
— А ещё могу предложить тебе пройтись. Едва ли стоять на месте и глядеть друг на друга в упор — лучшая идея для разговора.

+2

46

Куница была так не похожа на сестру, и в то же время в них чувствовалось что-то общее, что заставляло его вздрагивать, улавливая похожие движения и нотки в голосе.
Куница. Такая же - и совсем иная. Было бы глупо жаловаться на Тростинку ей. Она всегда беспокоилась за неё и присматривала. Больше, чем я. Разумеется, она радоваться должна. Наверное. Я ничего уже не знаю!
Хотелось выплеснуть на кого-то свою боль, разныться, как глупый маленький котёнок. Как должны делать котята, но он не делал никогда - потому что уже тогда до него никому не было дела. Бесполезный и никчемный Полёвка. Как всегда, ничего нового.
- Если хочешь - можем пройтись, - коротко ответил он, подходя чуть ближе. Ты даже пахнешь похоже, знаешь? Ты похожа на неё, Куница, слишком похожа. Звёздное племя, я брежу...
Кошка, хоть и изящная, была немного крупнее него - впрочем, он привык быть мелким и незаметным. В этом ты похожа на меня, но я, Куница, достиг в этом куда больших высот. Тебе не угнаться за мной.
Он не хотел начинать разговор первым, поэтому какое-то время они и вправду просто шли в молчании среди высоких деревьев. Молчание было тяжёлым, но Полёвка, плавающий в своём сером безразличии с резкими вспышками боли (по крайней мере, так он себя ощущал), даже не замечал такой мелочи.

+2

47

Сложится у них с Полёвкой разговор, ага. Десять раз. Разве что серо-белая сама пополам сложится в попытках найти общие темы. Куница еле слышно вздохнула, оборачиваясь к щуплому котику. Как раз вовремя, ибо тот весьма странным образом (ох уж это чудное умение различать эмоции, которого нет) смотрел на неё. Становится всё интереснее и интереснее.
— Полёвка? — тихо, но твёрдо позвала воительница. Возможно названный не нуждался в помощи от слова совсем, возможно он хотел переждать бурю, спрятаться куда-нибудь. Однако зачем-то же дал согласие на прогулку. Значит, всё-таки лучше протянуть лапу сейчас, чем после тащить соплеменника к целителю за успокоительным.

— Ты выглядишь ещё более подавленным. Пожалуйста, расскажи о причинах такого состояния. Можешь утаить имена или точные факты, — кошка повела ушами, чуть сбавляя шаг — у неё-то лапы длинные, а вот Полёвка мог и уставать начать, — но расскажи. Держать в себе особенного смысла нет. Потом сорвёшься. По себе знаю, — еле слышная усмешка. Да уж. Вот такие они оба тихушники. Не любят взваливать груз проблем на плечи других. Только вот в конце концов становится гораздо хуже — принцип снежного кома работает без остановки и жалости.
— Встречаем проблемы вместе и мордами. Убежать от себя не получится, — уверенно кивнув своим мыслям, Куница вновь обратила голубой взгляд к собеседнику.

+2

48

Она предлагала ему выговориться, и это было что-то новенькое. Обычно его никто не замечал, обычно это он слушал. Обычно он пытался утешать, хотя вовсе не видел в этом своего призвания - просто это было единственное, в чём он мог оказаться полезным. Что позволило бы ему влиться в общество, отторгавшее его, как что-то чужеродное. Неправильное. Недостойное. Как полёвку среди котов.
Воину показалось на мгновение, что он сейчас закричит на весь лес не своим голосом, перепугав и куницу, и дичь на тридцать хвостов окрест. Где вы все были раньше? Почему вам не было до меня дела? Почему я был никчемной тенью, не заслуживавшей даже сострадания? Твоя милая сестрёнка считала меня своим другом, но ей даже в голову не приходило спросить, что чувствую я!
Что-то злое нарождалось в нём. на секунду захотелось сделать что-то жестокое. Сказать Кунице что-то мерзкое, отвратительное...или солгать ещё хуже. К примеру, признаться в любви. Наверное, было бы весело очаровать её, сделать котят и равнодушно уйти прочь.
Но я не Когтезвёзд. Я просто Полёвка. Какая кошка полюбит вечную трусливую добычу? Я слишком жалок даже для того, чтобы совершить подлость. О нет, я не честен, я не благороден - я просто слишком слаб и никчемен для того, чтобы над кем-то издеваться.Даже мой ученик иногда кажется уверенней, нежели я. А я...я всегда был похож на нежную робкую королеву. Впорк самому рожать котят какому-нибудь суровому воителю.

- Тут не получится не называть имён. В племени все друг друга знают. Одного из тех, кто замешан в истории, хорошо знает всё племя. Другого...другую хорошо знаем и ты, и я.
Он не собирался прямо сразу говорить о том, что Тростинка наверняка бы предпочла сохранить в тайне. но вся его жизнь была чередой того, что он не сделал, не исполнил, не сдержал...
Я не обещал ей молчать. Пусть говорит, если угодно, что это мои дети. Но я не буду молчать.
- Смысл держать есть. Тебе никогда не приходило в голову, что твои племянники подозрительно похожи на нашего драгоценного предводителя, хотя Тростинка намекает, что я их отец? - его прорвало, наконец-то прорвало, так, как не случилось даже в детской. Там его переполняла холодная ярость, позже - тупое серое безразличие, как всегда случается после вспышки. Но сейчас его голос сорвался почти на рыдание.
- Понимаешь, я был таким идиотом, что её любил.

+5

49

Серо-белая воительница внимательно, храня напряжённую тишину, ожидала ответа своего миниатюрного компаньона. Хорошо знает всё племя? Значит, кто-то из верхушки. Иногда даже два воина, повстречавшись в патруле, могли потратить пару минут на выуживание из памяти черт характера друг друга, но находившихся у власти знали все. Кунице такое положение дел претило в высшей степени, как и то, что слово предводителя было законом. Ничьё слово не имело на это право, ибо каждый судит со своей еловой ветки. Каждый пристрастен. И к слову о пристрастиях. Другую знают они с Полёвкой? Хм. Уже сложнее. Круг общения обоих, конечно, был не слишком велик — сказывались весьма закрытые натуры. Ту же Молнию, например, отлично знает Куница, но Полёвка обходит седьмой тропой.

— Племянники? — голубые глаза резко расширились, а привычное холодное спокойствие пошатнулось. Конечно. Тростинка. Связующее звено между двумя оказавшимися сегодня в этой роще. Похожи на предводителя. На Когтезвёзда. Нет-нет-нет. Как, как она могла проворонить, как могла не заметить столь очевидную вещь. Тот же крепкий, бурый, полосатый и янтароглазый Ёжик вряд ли мог родиться у хрупкой голубо-зеленоглазой парочки.

Первым сменить немой шок пришло разочарование. В некоторой степени серо-белая равнялась на доброту, искренность, детскую наивность любимой сестрёнки. И вот оно как получается. Поигралась с чувствами окружающих, завела котят от предводителя, да ещё попросила Полёвку, своего лучшего друга, лгать всем.
— ..что её любил, — Куница резко подняла голову, искренне пытаясь глядеть на соплеменника сострадающе. Она действительно сострадала, но душу сковала ледяная злоба. Некстати вспомнился братец. Тот-то сразу рубил, сгоряча и о его помыслах знало всё племя. А ещё он был очередным союзником Когтезвёзда. Ненавистное теперь имя заставило голубые глаза блеснуть стальной решимостью.
— Он заплатит, Полёвка, — тихо проговорила серо-белая, — за всё заплатит.

+3

50

С главной поляны
Практически все свои следы Нетопырь заметал сам, но не то, что бы специально  - скорее от некоторого очередного сгустка злости, который не то, что бы зародился только-только под его плотной тёмной шкурой, а уже достиг таких размеров, из-за которых вздыбил всю шерсть на его спине и груди, а глаза открыть полностью было нереально туго. И ком этот ни в горле засел, ни где-то в районе сердца, а заполнял его целиком и полностью, пробираясь даже в кончик хвоста, заставляя тот метаться из стороны в сторону за спиной и собирать на свою шерсть все прелести земли хвойного леса: куча еловых иголок, некоторые кусочки мха и прутиков, колючки и чуть ли не шишки. Такой пушистый хвост мог позволить себе набрать много доброты и красоты, и это злило только больше.
Каждый раз, делая шаги в обратную сторону от лагеря, будь то сейчас, по делу, или когда кот уже заранее знает, что в ближайшее время её точно не вернётся, он каждый раз чувствовал, как с каждым движением лапы терял всё то, что оставалось за спиной: племя, доверие, какое-то будущее, Молнию... И каждый раз раньше ощущение, что всё это никуда не делось, приходило, как приходил и к лагерю сам кот, достаточно натерзавшись где-то вдали от чужих глаз и проведя время в своё удовольствие. Как был уверен Нетопырь сам, подобное было только на пользу ему, и в последние только луны Нетопырь стал думать о том, действительно ли это прибавляет ему ума... Внезапно открыв для себя самого, что невероятно глуп, Нептоырь уже не мог с непривычки заставить себя сидеть безвылазно в лагере, но и лапы уже не несли его в далёкие дали. Оставалось место где-то между... И примерно в этом месте голубогоазый кот, вздыбленной со злости на самого себя и обстоятельства, заметая хвостом за собой все иголки с прутиками, шёл по медведям, которых вроде как и не было уже на территории сумрачного племени.
Нет, конечно, нашёл бы он их - ничего бы не сделал. Пошёл бы, сообщил, догнал бы с отрядом. Его миссия несла тут только символический характер. «Символический... Для племени, для Молнии... Символический!..»
Судя по голосам, кто-то из соплеменников тоже шастал по лесу, но Нетопырь решил обойти их стороной: не о чем сейчас было говорить. Лес-то большой, иди куда хочешь... Но черношкурый хотел обойти побольше, чтобы наверняка нигде не учуять медведей. И это дело ему хотелось растянуть настолько, чтобы как можно дольше не принимать решения, что делать дальше, как и полагает взрослому самостоятельному воителю грозного вида.

0

51

— Племянники?
Слово прозвучало, резанув по ушам. Полёвка зажмурился, до странного остро ощущая, как дрожат веки, как щиплет глаза. Не хватало расплакаться для того, чтобы самому стать похожим на королеву. Бред. Его потряхивало.
— Он заплатит, Полёвка.
Тихий, холодный, но в то же время до странного ободряющий голос Куницы вопреки всему приносил облегчение. Уверенность. Тепло. Да, вопреки холоду - потому что никто уже давным-давно не проявлял к Полёвке участия. Быть может - с самого рождения.
Внезапный порыв захватил воителя, заставив сократить расстояние между ним и соплеменницей до вовсе крохотного и доверчиво, по котёночьи, уткнуться ей в бок. Он дрожал, зная, что в следующую секунду от него отдёрнутся, как от лишайного, больного, отмеченного чем-то дурным или того хуже - попросту безразличного и вызывающего просто брезгливость, но сейчас он чувствовал, как его обжигает чужое тепло, вливая в жилы новое дыхание, которое только и заставляло держаться на лапах, а не врасти в этот треклятый мох, не утопиться в болоте, чтобы чёрная вода, обняв сквозь пушистую шерсть ласковее, чем когда-либо мать, скрыла его навеки от всей боли и лжи этого мира.
Я хочу умереть, - хотел сказать Полёвка.
- Я хочу чьей-то смерти, - сипло прозвучало вместо этого. - Я не хочу страдать один. Пусть страдает кто-то ещё. - Он уткнулся в густую шерсть плотнее, ища поддержки и ожидая того, что его снова погонят. Опять. Как всегда. Как было целую беспросветную, треклятую вечность.

+2

52

Главная поляна —->

Лишь оказавшись за пределами ограды лагеря, Мальвочка смогла вздохнуть свободнее. У неё получилось! Никто не ринулся следом, тревожно оглашая лагерь криками, что она сбежала. Никто видимо даже и думать не смел, что у кого-то из котят хватит храбрости (или дурости) сбежать из под надзора взрослых. А ведь хватило! В лагере с другими котятам, конечно, интересно, но за лагерем еще интереснее! Лес вокруг сильно пах котами родного племени, но чем дальше ступала малышка, тем слабее становились запахи. Решив далеко не уходить, а то ещё заблудится, Мальвочка свернула вправо. Множество незнакомых запахов приносили легкие порывы ветра. Трехцветная знала названия лишь части из этих запахов. И незнакомо пах куст со странными незнакомыми ягодами. Котёнок радостно поскакала прямиком к нему.
"Кажется у Ольхогрива в палатке были какие-то ягоды... Может это были эти же ягоды, только созревшие? А если сорвать немного и принести, чтобы он посмотрел?" - Мальвочка вплотную подступила к кусту, изучая бледно-красные плоды. Они были явно еще не созревшими, и до созревания им было видимо еще очень далеко. Часть куста еще не отцвела, распространяя по лесу терпкий цветочный аромат. Сунув любопытный нос прямиком в цветок, зеленоглазая громко чихнула, распугивая всю возможную в округе живность. Рядом с соседнего цветка в воздух поднялся большой жук, а следом за ним с других цветом тоже поднялись жужжащие мухи, жуки, пчелы. Малышка тихонько ойкнула и поспешила убраться от такого живого куста подальше.
Исследуя чуть ли не каждый корешок, Мальвочка приходила во всё больший восторг. Это было так интересно, гулять по лесу, а не сидеть в лагере, где за каждым твоим шагом следят и дают по лапам, если делаешь что-то не то.
Постепенно начало темнеть. И без того хмурый хвойный лес стал выглядеть ещё более угрожающе, но несмотря на то, что бывала в этих местах первый раз, она чувствовала себя дома, в безопасности. Ведь она находилась на  своей территории, не так далеко от лагеря, что могло с ней здесь произойти?

+3

53

Лапы мягко пружинили на сосновых иголках, а небольшие прошлогодние листья шуршали с каждым шагом. Мальвочка оглядывалась по сторонам, но откуда среди них взялся кленовый лист так и не поняла. Не то, чтобы она была мастером в опознании какое дерева как называется, но кленовый лист как то раз принес один из посетителей детской на своей шкуре. Лист так забавно торчал из его шерсти, что котёнок не смогла удержаться от смеха, вспомнив его видок.  Ей тогда еще показалось, что он подрался с каким-то деревом, и дерево победило! Чуть позже кот разрешил Мальвочке самой вытащить лист из его шубки, но попрыгав и пощелкав зубами, малышка ничего не достигла, и посетитель опустился на землю. И лишь когда сухой лист оказался в пасти трехцветной, а еще погодя Тростинка рассказала им, как называется дерево с такими листями.
Подбросив лист в воздух и наблюдая за его падением, в голове Мальвочки возникла стойкая мысль, что он падает очень неспешно, а раз так, то его сможет поймать даже такой необученный котёнок как она. Когда лист был почти у самой земли, малышка прыгнула и попробовала зацепить его передними лапами, но зачерпнула лишь воздух. Резкое движение вызвало небольшой порыв ветра, отнесший листок чуть вперед. Разочарованая зеленоглазая зашипела.
- Врё-ёш-шь, не уйдё-ёш-шь!
Еще несколько подкидываний, и передние лапы сомкнулись на кленовом листе. Восторженный возглас, казалось, разнесся по всему хвойному лесу, а ответившее Мальвочке эхо так ее испугало, что подхватив лист, она поспешила прочь. Пора было возвращаться, пока за нею не выслали поисковые патрули. А то влетит потом...
Малышка важно шагала под сенью высоких деревьев, гордо поднятая голова тащила в зубах кленовый лист за черенок. Трехцветной жутко хотелось поделиться такой замечательной, да еще и полезной (это же почти как тренировка!) игрушкой с другими котятами. "А Тростинке скажу, что нашла у ограды лагеря. Мало ли чего там может валяться в проходе." - Решила котёнок.

Отредактировано Мальвочка (2018-06-27 15:01:15)

+2

54

Некоторое время стылый и нерушимый в своём вечно хвойном духе воздух оставался спокоен — собеседники молчали. Однако после, когда серо-белая хотела изъявить желание вернуться, дабы подозрительный (свойство всех тиранов, что же) предводитель не стал выискивать мотивы столь долгих прогулок своих подопечных, Полёвка внезапно и просто поддался эмоциональному порыву. С незнакомой холодной воительнице лёгкостью кот уткнулся в её пушистый бок. Куница не оттолкнула. Сначала из чистого удивления, приправленного явной непривычностью, потом из искреннего желания помочь и солидарности. Несправедливо, что лишь по причине рождения там, где чтилась жёсткость, не имеющие данного качества были вынуждены жить вот так, в половину своих возможностей. Несправедливо, что одни могли абсолютно спокойно притеснять других, манипулировать другими.

— Не чьей-то. Когтезвёзда. Он причинил тебе боль — ты хочешь отплатить тем же. Логично, — но слишком эмоционально. Этого голубоглазая ранимому другу уже не сказала, — однако не торопись, не иди на поводу у обиды или инстинктов. Оставь сие обделённым тонким стратегическим расчётом. Нашему бравому предводителю, например, — позволила себе холодно усмехнуться Теневая, не ощущая ни капельки раскаяния за свои слова. Лидер — не всё племя и уж точно не высший Закон. Закон относительно объективен, чего не скажешь об одном коте-самодуре.

— Когтезвёзд силён, бесспорно. Только силы бояться не стоит, — Куница прикрыла глаза, водя пушистым хвостом из стороны в сторону, — бояться стоит тех, кто ею расчётливо и разумно распоряжается, — медленно, как бы показывая «я не отталкиваю», воительница отошла от собеседника, кивнув ему напоследок. Мол, договор заключён, теперь мы по одному сторону.
— Нужно возвращаться, пока при составлении патрулей никто не хватился двух отсутствующих, — и тихой тенью скользнула в ближайшие заросли, устремляясь к лагерю.

→ лагерь теней и конец разрыва

+2

55

------------- >>> главная поляна

За ней глаз да глаз не требовался. Она – взрослая, самостоятельная кошка. Практически воительница. «Найду Мальвочку – и Когтезвёзд посвятит меня в воители. Сразу!» - мелькнула хвастливая мысль, которую Подлёдная тут же задавила в себе.
«Это просто смехотворно. Не так велик подвиг, чтобы за это посвящать раньше двенадцати лун полукровку в воители. Успокойся, сосредоточься, дыши».
Дышать было необходимо – светлую мутило, и свернувшиеся удушающей змеёй внутренности мешали шагать. Заложенный нос – искать след пропавшего котёнка.
«Это какое-то самоубийство. Я не хочу умирать в лесу ради другого».
«Гр-р. Нет. Стоп, Подлёдная, хватит. Это подлая, трусливая мысль, пригодная только для трусов и блюстителей собственных шкур. Ты рождена котом-воителем и всегда готовилась к тому, чтобы умереть за другого».

Подлёдная остановилась и подняла голову, оглядывая окрестности. Ей показалось, она услышала котёночий писк.
- Мальвочка? – негромко позвала трехцветку, не спуская глаз с шевелящихся кустов. Ближе, ближе… но оттуда лишь прозаично уставились на неё опушённые зеленью ветки и раскрывшиеся в тёплом солнечном свете листья. Никто из кошачьих существ не тревожил покой этих кустов.
«Я совершенно бесполезна с заложенным носом. Мне никогда не найти Мальвочку. Пора домой. Ольхогрив меня потерял. Когтезвёзд накажет. Они меня теперь все ненавидят», - мысль внезапно вернулась к избиению одиночки, что иначе - наказанием - и назвать даже трудно. Её лапы до сих пор в его крови – натурально и фигурально, а внутреннее ощущение неправильности так и не исчезло. Что-то сегодня не то произошло на поляне. Воинский Закон был… нарушен.
«Но слово предводителя – закон. Одиночка нарушил Воинский Закон, охотясь на нашей территории. Но мы должны быть милосердны к врагу, тем более к врагу, который сдаётся. Но наказать за нарушение мы должны были. Просто обязаны. Будь я на месте Когтезвёзда, я бы заставила учеников напасть на Василиска?»
Страшно подумать, что внутренне она соглашалась.
«Ходячий комок противоречий, живое воплощение несоблюдения Воинского Закона», - пристыдила себя Подлёдная, уже забывшая хотя бы окликать Мальвочку.
- Мальвочка, Тростинка тебя ищет! Весь лагерь на лапах! Мальвочка, Мальвочка! – ученица вертелась из стороны в сторону, пытаясь уловить хоть какое-нибудь из ярких пятен на шкурке малышки, но пока не видела ничего. Лишь солнечные блики заманчиво обманывали её одиночный поисковый отряд.
«Пора уходить и оставить всё это взрослым здоровым воителям».
«Нет, я найду её! Я обещала и я найду!»
- тут же упрямо воспротивилась сдавшему боевому духу.
Самой смешно признаваться в собственных мотивах. О, искала она Мальвочку не для статуса «воителя», не для успокоения собственной или Тростинкиной души, даже не из-за корыстных желаний восстановить попранную то ли Когтезвёздом, то ли Василиском честь. Нет, ещё более низменные и противозаконные желания обуревали её в этих поисках. Мотивы настоль тривиальные и абсурдные, что одно их отрицание становится столь же тривиальным и абсурдным.
Ей ещё не довелось возможности оплакать огненного глашатая племени Ветра. Штормогрив, так засевший в её голове, даже после смерти не желал её покидать и контролировал каждый шаг. Нет-нет, контролировал внутренний Когтезвёзд, а он, ветер степей, гроза огней, повелитель грёз, сопровождал её, мягко наставлял, подбадривал, давал надежду. И неоднократно, смотря на котят Тростинки и Полёвки, Тайги и Стрелолиста, Подлёдная видела в их пёстрых шубках не одного из своих будущих оруженосцев (это уж слишком смелые мечты для самой пока ещё ученицы), а котят, которые могли бы родиться… у неё и Штормогрива.
Подлёдная еле сдержала смешок, очевидно рвущийся наружу. Эти мысли до сих пор заставляли её краснеть и испуганно бежать от самой себя, смевшей мечтать о несбыточном. Невозможном. И слишком взрослом. И всё же подневольные материнские инстинкты велели ей сейчас нестись за её котёнком, попавшим в беду.
- Мальвочка! – Подлёдная заметила малышку – в этот раз точно её – несущую в пасти листочек. Ага, значит, она решила поохотиться. Будущая лучшая охотница племени Теней.
Белая ученица нахмурилась, догнав явно возвращавшуюся в лагерь Мальвочку, и остановилась рядом, строго глядя на неё сверху вниз. Погодя мгновение, Подлёдная передумала хватать разношёрстную за шкирку, обнюхивать её или приближаться для любого иного тесного контакта – ума светлой хватило, чтобы понять о своей болезни. Только вот совсем забыла про окровавленные лапы, и теперь робко пыталась спрятать их под грудь, присаживаясь напротив Мальвочки и заглядывая ей в глаза.
- Ты знаешь, что нарушила Воинский Закон, выйдя за пределы лагеря?
«Ты знаешь, что Когтезвёзд может наказать тебя за нарушение Воинского Закона? Или ты ничего этого не видела? Ох, как бы я хотела, чтобы ты не смотрела на меня как на кровавую полукровку».

+2

56

Тихий, спокойный, пусть и чуть отстранённый голос Куницы изрядно успокоил его. Полёвке не нужно было сейчас фальшивое сострадание, да и даже самое искреннее сочувствие показалось бы ему вымученным и наигранным. Эти спокойные, суховатые слова о несправедливости и том, что её следует исправить - они проникали ему в самую душу.
Я никогда не был достойным воителем. Иначе бу меня не радовала до безумия идея...причинить Когтезвёзду вред. Боль.
Убить его.

Он сказал это. Пусть в мыслях, но по крайней мере теперь Полёвка знал, чего хочет. Уничтожить физически. Так, чтобы все его, Когтезвёзда, жизни отлетели в Звёздное племя...или куда там?
Куница чуть отошла, но это не имело значения. Он был благодарен ей за поддержку, за её слова, за то, что она просто оказалась рядом с ним сейчас.
- Спасибо, - прошептал он еле слышно и обернулся ей вслед. Она была права - их могли хватиться, а после подобных крамольных разговоров это было совершенно лишним.
- Тв заплатишь, Когтезвёзд, - это было сказано и вовсе без голоса, так, что сам Полёвка едва уловил собственную речь, в которой было море сладострастной ненависти и желания отомстить.
Отомстить им всем.

---конец разрыва---главная поляна

+1

57

----- главная поляна

Почуять запах беглого котёнка не составило особенного труда, и уж тем более ему стало понятно. что кто-то из соплеменников нашёл его - или её? - первым. Это не вызвало у него досады, скорее наоборот - удовлетворение, что хоть кто-то в этом племени способен не точить зря лясы, а взять себя в лапы. Каково же было его удивление, когда он обнаружил рядом со сбежавшей кошечкой - Мальвочка? - всего лишь ученицу.
- Вероятно, мать не соизволила рассказать ей ни о Воинском законе, ни о том, какие опасности подстерегают котят за пределами лагеря, - рыкнул Зимовей, появляясь из-за зарослей. - Ты переполошила весь лагерь...Мальвочка, и Когтезвёзд непременно тебя накажет. Я даже посоветую ему самое чудовищное из наказаний - отдать тебя мне в оруженосцы.
Он усмехнулся. Юмор был не вовсе чужд Зимовею, но сейчас он был почти серьёзен. Это надо прекратить. Вопиющая расхлябанность и слепота. Вопиющее непослушание!
Он перевёл взгляд на Подлёдную. Та даже на его взгляд, далёкий от проницательности целителя, выглядела не слишком здоровой - подтекающий нос, вздыбленная шерсть, слезящиеся глаза.
- Молодец, - скупо похвалил он старшую из кошек. - А сейчас - быстро в палатку целителей! Ты разнесёшь болезнь, если Ольхогрив не займётся тобой.
Разумеется, малявка должна была воспротивиться. Разумеется, она почитала свой поступок героическим. Оруженосцы...но она и вправду неплоха, раз смогла, больная, с насморком, учуять след. А клуша-Тростинка с крикливой Ржавницей наверняка оказались с носом.
- Мне ни к чему присваивать твои достижения, если ты беспокоишься. Я расскажу Когтезвёзду, что её нашла ты, и он наверняка учтёт это, когда будет думать о твоём посвящении.
Если он не мышеголовый идиот, которому застит глаза идея о чистокровном племени Теней. Племени нужны хорошие воители, а не чистокровные.

+2

58

Мальвочка бежала в лагерь гордая собой. Ей казалось, что она отлично потренировалась сегодня, да еще и сама, без наставника! Уж как она выслеживала и ловила этот кленовый лист, увидев её навыки, Когтезвёзд обязательно бы сразу же посвятил ее в ученицы, не дожидаясь и шести лун. Котёнок несла листик за черенок, чтобы ни в коем случае не порвать его. Ведь это ее первый трофей! А значит самый памятный. Да и у других котят нет кленового листа, а у нее есть, значит ли это, что она лучше?
С силой помотав головой, Мальвочка чуть было не выпустила листок из пасти. Нет, она не считала себя лучше других. Может быть лишь чуточку более удачливой, раз ей удалось сбежать из лагеря. Но ведь так повезти могло каждому, а не только ей. Её ли заслуга в этом была?
Малышка была уже довольно близко к лагерю, когда ее нагнала Подлёдная. Трехцветная слышала краем уха, как на главной поляне обсуждали то, что ученица принимала участие в поимке чужака, но особо в их разговоры не вникала, потому что искала пути, как понезаметнее слинять. Но даже то, что она слышала, приводило ее в восторг.
Мальвочке тоже жутко захотелось поучаствовать в поимке какого-то нарушителя. Это ведь так здорово, так ответственно, а главное в племени то как обрадуются, наверно! Будут говорить, что она герой, ух, как же это было бы замечательно! Малышка и сама не заметила, как размечталась, и лишь голос Подлёдной заставил ее выйти из этого транса.
- Ты знаешь, что нарушила Воинский Закон, выйдя за пределы лагеря? - Зеленоглазая прижала уши к голове и повесила хвост. Видимо её все же хватились. Ой и влетит же...
- Прости меня, я больше так не буду... - Всем своим видом Мальвочка показывала, что она признает свою вину и раскаивается, хотя в голове мелькнула мысль "я постараюсь, но не обещаю..."
Опустив голову, котёнок заметила, как ученица прячет испачканные в чем-то буром лапы. И со всей возможной детской непосредственностью шагнула вперед, указывая носом на передние лапы кошки.
- Подлёдная, ты испачкалась, давай сходим и отмоем твои лапы в воде? - Мальвочка не знала, есть ли на их территории вода, но очень надеялась. Ведь это означало, что можно чуть оттянуть наказание за самовольную отлучку из лагеря. И почему бы ею не воспользоваться. Однако, вышедшая к ним грозная старшая воительница испортила абсолютно все планы. Снова повесив хвост, малышка слушала её речь.
- Вероятно, мать не соизволила рассказать ей ни о Воинском законе, ни о том, какие опасности подстерегают котят за пределами лагеря. Ты переполошила весь лагерь...Мальвочка, и Когтезвёзд непременно тебя накажет. Я даже посоветую ему самое чудовищное из наказаний - отдать тебя мне в оруженосцы. - Так и подмывало огрызнуться, что вообще-то Тростинка всё им рассказывала, и совсем она не виновата в том, что Мальвочка сбежала. но открыть рот малышка не рискнула, боясь навлечь на свою голову ещё больший гнев. Вдруг её и вправду отдадут такому ужасно строгому воителю? как же тогда пройдут её луны ученичества?
Виновато взглянув на белоснежную ученицу, Мальвочка поплелась в лагерь, но не забыв при этом подхватить выпавший при встрече с Подлёдной листок. Даже если ее запрут в детской на всю луну, у нее теперь есть кленовый лист. Чем не повод для гордости?

---> Главная поляна

+2

59

Виноватый вид Мальвочки немного смутил Подлёдную. Она уставилась на обронённый листочек, который с такой гордостью малышка несла обратно в лагерь - видимо, похвастаться перед Тростинкой и остальными котятами, - но всё же постаралась не терять нравоучительно-спокойный тон, которым принялась говорить с трёхцветкой.
- Конечно, больше ты не будешь нарушать Воинский Закон. Я верю тебе, - ученица наклонила голову ниже, ловя взгляд кошечки, чтобы следующие слова она восприняла максимально серьёзно. - Воинский Закон должен стать частью твоей жизни, Мальвочка, и любое его нарушение должно претить тебе. Хорошо? - нет, не позволила себе лёгкую улыбку. Воинский Закон слишком важен и серьёзен, он - не часть, а целиком и полностью её жизнь. Только он может позволить восстановить то, чтобы было сломлено изначально. «Моё происхождение. Моя кровь. Всё, что мешает мне быть настоящим дитём справедливых правил».
Подлёдная начала подниматься, чтобы сопроводить найденную малышку в лагерь, и та моментально заметила измазанные в крови лапы. Шерсть на загривке поднялась дыбом, ученица резко хлестнула хвостом воздух, с трудом промямлив в ответ:
- Да, надо отмыться... - «мне не сделать этого теперь за всю жизнь». - Только сначала вернёмся к Тростинке. Она очень беспокоится за тебя, - «Только почему она сразу не бросилась вслед за тобой? Как позволила покинуть лагерь? - Подлёдная повела ушами, услышав шуршание веток, позволяющее предугадать чьё-то появление. - Нет, пожалуй, я буду лучшей матерью. Все мои котята буду соблюдать Воинский Закон с котячества», - только успелось помечтаться ученице, когда уже пришлось склонять голову в поклоне перед Зимовеем, горя от стыда. Старший воитель застал её явно не за тем делом, что поручил недавно Когтезвёзд.
В противовес спокойным и холодным тонам Подлёдной Зимовей - буквально собрат по духу - разрывался рычанием и кидался страшными словами направо да налево. Страшными - это наказаниями. На мгновение Подлёдную прошиб холодный пот, она искоса, резко вдохнув, уставилась на старшего воителя, и лапы нервно переплелись между собой, отказываясь подниматься над головой Мальвочки, и не сразу ученицу отпустил сковывающий ужас после того, как Зимовей предложил нечто другое. В рамках Закона, в пределах бескровия.
Краткая похвала обескуражила, но в голосе прорвалась выдающая её наплевательское отношение к приказам наставника и предводителя нервность:
- Нет! - слишком быстро, слишком навязчиво. - Нет, Зимовей, это сделал бы каждый на моём месте. И в нахождении Мальвочки нет никаких моих заслуг, правда, - она шмыгнула носом, но самолюбие внутри игриво запело. А то как же - сам старший воитель может вступиться за неё и в красках рассказать о том, как больная Подлёдная, несмотря на заложенный нос, сумела отыскать пропавшего из лагеря котёнка!
«Штормогрив, ты гордишься мной?»
«Нет, нет, нет, ну почему опять я думаю об этом?!»

Встряхнувшись, проследила за тем, как Мальвочка подобрала свой листик. Ей было чем гордиться, чего стыдиться, чем хвастаться. Больше всего, конечно, тем, что она уже практически нашла себе наставника, сама, минуя Когтезвёзда. Так что пусть и правда вернётся в лагерь с одним лишь Зимовеем, а ей надо отмыться.
- Я скоро, если что, - кратко и извинительно бросила Подлёдная старшему воителю и развернулась в сторону ближайшего ручья.

----------------------- >>> палатка целителя

Отредактировано Подлёдная (2018-07-13 21:16:17)

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » хвойный лес