cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » болото


болото

Сообщений 21 страница 40 из 70

1

http://sg.uploads.ru/zhrB1.png


Та часть территории Сумрачного племени, что не относится к хвойному лесу, покрыта топкой, влажной землей, постепенно переходящей в болото. Молодняк бывает здесь только в сопровождении наставников, но сами воины Теней уже давно приспособились, без труда опознавая опасные места и ловко перемещаясь по холмистым островкам, покрытым толстым слоем мха. А еще здесь водятся земноводные, которые составляют основной рацион Сумрачных воителей, так что каждый оруженосец постепенно учится охотится на этой территории. Рано или поздно коварная топь становится для Теневого кота кормилицей и другом, защищает от чужаков и других непрошеных гостей, впервые забредших на эту часть земли. Если племени грозит опасность, то болото – отличное место, чтобы заманить врага, явно не знающего всех секретов, в частности – куда можно надежно ступать лапой. Хотя, признаться, и самим Теневым стоит быть осторожными, в особенности целителям – благодаря высокой влажности на болоте произрастает много ядовитых ягод и грибов, представляющих опасность для всего живого.


0

21

Сипуха весело замурлыкала, ни капли не смущаясь серьёзного тона глашатая, и Стрелолист, невольно поддаваясь её обаянию, скупо улыбнулся в ответ. Юная непоседа уже вовсю исследовала его хвост, и светло-серый воин, побагровев от такой бесцеремонности, слегка дёрнул им и кончиком прищёлкнул ученицу по носу.
Сипуха послушно распласталась по земле, старательно имитируя охотничью стойку. Именно имитируя, потому что назвать её пригодной для ловли птиц можно было лишь с большой натяжкой. На самом деле это было не так, но Стрелолист был весьма придирчив.
- Для первого раза неплохо, - сухо вынес вердикт глашатай, переглядываясь с молодой наставницей. – Но вам предстоит много работы, - с нажимом закончил он, едва заметно качнув головой в сторону крапчатой ученицы.
Он кивнул в ответ на просьбу Сипухи и бесстрастно выслушал похвалу Тростинки. Отчего-то все молодые наставники, сомневаясь в самих себе в силу малого опыта воинской жизни, зачастую слишком сильно нахваливали своих учеников, невольно пытаясь возвыситься и перед своей совестью. Это было недопустимой поблажкой и шло во вред тренировкам. Стрелолист пресекал такие порывы на корню, потому периодически и наведывался сторонним наблюдателем, чаще всего даже не утруждаясь предупреждать очередную «жертву» о своём визите.
Но его волновали не только успехи пятнистой кошечки как наставницы.
- Тростинка, - негромко начал глашатай, отвернувшись от молодой воительницы и медленно подходя к поросшему бурыми пятнами лишайника камню, за которым прятался ранее. Стрелолист нарочно тянул время, чтобы подобрать нужные слова, которые прикипели к его губам и никак не желали изливаться в нужную форму, прочно оседая на светлой шерсти невидимым налётом. Коснувшись усами прохладной тверди, полосатый воин прижался щекой к шероховатой каменной поверхности и слегка потёрся мордой, пачкая шерсть мелкой крошкой и в отместку оставляя свой запах на остробоком валуне. - Враногривка, - вдруг продолжил он, будто и не было никакой натянутой паузы. – Она что-нибудь говорила? – Вопрос опавшим листом закружился в воздухе. – Обо мне, - уточнил глашатай, открыто глядя на Тростинку непроницаемыми глазами.
Светло-серый воин не был глупцом и прекрасно понимал, как любят иногда юные девичьи сердца обсуждать котов своего племени – потенциальных друзей на всю жизнь, врагов или кого-то, кто был им симпатичен и неприятен в равной степени. Он и не ждал честного ответа от подруги крапчатой воительницы, но всё же с затаённым волнением ожидал её слов: ему хотелось понять это странное отношение Враногривки - когда из простой соплеменницы она вдруг неожиданно превратилась в неразрешимую загадку. Без предупреждения, без объявления войны: она просто стала иной, и глашатай никак не мог уловить ту тонкую грань "до" и "после", с которой всё и началось. Отстранившись от камня, Стрелолист сощурил глаза, оценивая высоту последнего, легко вспрыгнул на его замшелую спину и улёгся на узком пятачке почти ровной поверхности. Свесив лапу и поводя подушечкой по неровному рельефу камня, старший воитель отстранённо следил за охотой Сипухи, но весь его слух незримыми нитями ожидания был прикован к юной Тростинке.
- Что-то, о чём я должен знать, - выдохнул он и вновь перевёл бледные, казавшиеся грязными из-за падающей на них тени, глаза на пятнистую кошечку. – И я хочу, чтобы этот разговор остался между нами. Враногривке совсем не обязательно о нём знать, я должен разобраться с этим сам, - со странной мрачной решимостью закончил свою мысль Стрелолист и положил морду на лапу, сверху вниз глядя на соплеменницу двумя округлыми льдинками, которых не растопить щедрому на тепло солнцу сезона Зелёных Листьев.
Он не мог запретить Тростинке молчать, как не мог и насильно заставить её выдать секреты своей подруги, а потому покорно ожидал решения – а это было именно её решением – молодой воительницы.

+6

22

- А голову они тоже отбросить могут? - кашлянув, выдавила юница. Тростинка приподняла брови и улыбнулась, помотав головой.
- Нет, Сипуха, только хвост, - ответила наставница, чувствуя, как малышка подставляет ей лоб под язык. Ласково потеревшись щекой о висок пушистой подопечной, кошка снова подняла глаза на Стрелолиста.
Хвостом которого занялась Сипуха.
Глаза Тростинки округлились, и воительница в ужасе наблюдала, как вислоушка подергивает предхвостие второго кота племени.
Стрелолист, похоже, в ужасе был не меньше. Но ученица успокоила его, удостоверившись, что хвост сидит крепко, и Тростинка, затаив дыхание, боялась услышать брань глашатая, но... тот как будто бы улыбнулся.
Вместе они стали наблюдать за Сипухой, которая вполне себе сносно сделала стойку на птиц.
- И нужно следить, чтобы сторона была подветренная. Извини, Стрелолист, я пока ни разу не пыталась поймать птицу, -  честно и совершенно бесстрашно мяукнула вислоушка, приводя свою наставницу в восхищение и гордость. Кажется, они в один момент обратили внимание на шорох неподалеку, и подопечная Тростинки лишь кивнула в ту сторону:
- Можно?
Покосившись на кивнувшего Стрелолиста, пятнистая кивнула малышке следом, чувствуя отчего-то нарастающее напряжение. С глашатаем они никогда особо не общались, а тут бок-о-бок, да еще и на какое-то время.
- Для первого раза неплохо, - сухо вынес вердикт глашатай, переглядываясь с молодой наставницей. – Но вам предстоит много работы.
- Да, Стрелолист, - кротко кивнула кошка, понимая, что их обучение не так давно началось. Но мысли о будущем воспитании Сипухи постепенно вытесняла еще одна, другая, назойливая, неясная...
И тут, поймав на себе взгляд серого кота, черепаховая отчего-то поняла, что попалась в ловушку.
Странное, неподвластное логике, но самое правдивое ощущение. Кошка сглотнула.
- Тростинка, - негромко начал глашатай, и Тростинка как-то обреченно вздохнула, поворачиваясь к глашатаю. Всё. Это конец. Либо он хочет сказать, уже наедине, что Сипуху у неё отберут, либо начнет спрашивать про Враногривку. Это все точки соприкосновения, которые могли бы привести к такому напряжению.
- Враногривка.
Звездоцап.
– Она что-нибудь говорила?
"Какого..."
Зеленые глаза удивленно поднялись на глашатая. Но как-то исподлобья.
- Обо мне.
Ну всё.
Тростинка замерла и максимально бесшумно потянула носом. Будто бы если она и звука не подаст, Стрелолист забудет, что она здесь. И вот что он натворил, а? Умный кот, а поставил Тростинку, простодушную и добросердчную, в отвратительное положение. Кажется, всего на секунду пятнистая поняла вспышки ненависти подруги по отношению к этому злостному манипулятору.
Но потом она успокоилась и поняла, что спросила бы то же самое, если бы смогла. "Эй, Стрелолист, а вы с Когтезвездом там про меня не сплетничали в темноте палатки?" - сарказм а-ля защитная реакция, но... нет. Это не в её духе.
- Что-то, о чём я должен знать, - оторвавшись от наблюдений за Сипухой, кот снова посмотрел на соплеменницу - она убедилась в этом, исподлобья глянув на глашатая и обратно на свои лапы.
– И я хочу, чтобы этот разговор остался между нами. Враногривке совсем не обязательно о нём знать, я должен разобраться с этим сам.
- Тогда зачем впутывать меня? - тихо фыркнула себе под нос Тростинка, отвечая на последнюю фразу Стрелолиста. А потом, уже с шумом втянув воздух, она подняла голову и даже как-то вытянулась, пряча взволнованный хвост.
- Ты умный и взрослый кот. Ты знаешь, что между вами что-то происходит, - издалека начала Тростинка, неожиданно хитро полагая, что констатация очевидных фактов прозвучит как её чистосердечное признание.
- Она говорила, что ты беспокоишь её. И волнуешь. И иногда бесишь.
"Получай", - мстительно подумала кошка, чувствуя, как подсознание ехидно улыбается.
- Если бы вы говорили вот так между собой, было бы проще, - добродушнее и открыто добавила черепаховая, испугавшись собственной смелости и робко прилизав белую грудку.
- А вам есть о чем поговорить, поверь мне, - уткнувшись взглядом в собственную шерсть, добавила Тростинка. Уткнувшись носом в грудку, она покосилась зелеными глазами на Стрелолиста, давая понять, что это была самая важная её фраза.

+6

23

ᅠᅠВ носу защекотало, когда Стрелолист назидательно щёлкнул по нему кончиком хвоста, но до Сипухи так и не дошло, что это была своего рода воспитательная мера и намёк на то, что фаберже глашатая принадлежат только глашатаю. Ну, или не только ему, но уж точно не вчерашнему котёнку, решившему удостовериться, что у кота ничего вдруг случайно не отпало, укатившись с горочки в ближайшее болото. Черепаховая решила, что коту тоже стало щекотно от её прикосновений, вот он и задёргался. Стыдно не было абсолютно - она вообще представляла из себя крайне непосредственное создание, которому даже в голову не могло прийти, что она делает что-то мало-мальски нетактичное, а уж тем более недопустимое.

ᅠᅠПолучив вроде бы и положительную, но не самую однозначную оценку своей стойки, вислоушка с нотками неуверенности покосилась на Тростинку, пытаясь понять, не разочаровала ли наставницу, однако кошка выглядела достаточно гордо для того, чтобы можно было успокоиться и выдохнуть. Не такое уж оно и плохое, занятие под надзором Стрелолиста! Волнение отступило, как ни бывало, и перед старшими вновь предстала оптимистичная, жизнерадостная юница, которой, казалось, всё по плечу. - Я буду стараться, обещаю! В следующий раз тебе понравится больше!

ᅠᅠНи Тростинка, ни глашатай не возражали против ещё одной её попытки пополнить общую кучу. Едва получив их разрешение, сумеречная напружинила лапы, чуть было не сорвавшись на широкие прыжки и только чудом вспомнив, что она на охоте, а значит, шуметь нельзя. Вести себя тихо было сложно: не позволял темперамент. Но куда деваться? Тем более, всё ещё нужно было показать Стрелолисту, что она не бесполезная дармоедка, балластом висящая на шее племени. Выпрямившись, Сипуха осторожно, крадучись двинулась в сторону зарослей, ещё раз принюхиваясь. Это определённо была не жаба и не ящерица, даже, к сожалению, не лягушка, скорее что-то, очень похожее на землеройку, и действовать оруженосец решила аналогично тому, как если бы она ловила этого грызуна: кралась долго и тихо, максимально сокращая расстояние, и лишь потом, когда чёрное существо засуетилось, прыгнула, хватая готового удрать крота зубами и подбрасывая в воздух, чтобы следующим прыжком прижать оглушённого зверька лапой, закончив дело. Потратив несколько секунд на то, чтобы восстановить дыхание (отчего-то эта короткая борьба выбила из колеи больше, чем возможная пробежка), сумеречная подхватила добычу и поспешила вернуться к старшим. Лягушка Стрелолисту, а крот - Молние, всех накормим!

+3

24

Молодая воительница выглядела растерянной, и Стрелолист, точно голодный хищник, заметивший раненую дичь, впился в пятнистую кошечку жадным взглядом.
- Ты умный и взрослый кот. Ты знаешь, что между вами что-то происходит, - нерешительно подала голос Тростинка, искоса поглядывая на глашатая. Тот не шелохнулся. - Она говорила, что ты беспокоишь её. И волнуешь. И иногда бесишь.
- Вот как. – Когти с едва различимым скрипом скользнули по грубой поверхности валуна, не оставляя следов на его сером боку, но заостряясь о природный точильный камень. Короткая полосатая шерсть потрескивала от напряжения, но бледно-голубые глаза были по-прежнему холодны и невозмутимы.
- Если бы вы говорили вот так между собой, было бы проще, - бесхитростно продолжила увиливать от прямого ответа молодая воительница. Стрелолист насмешливо вздёрнул подбородок и недоверчиво фыркнул что-то себе под нос. Он не винил её – светло-серый кот знал, как нелегко сейчас приходится Тростинке: она разрывалась между верностью своей подруге и дотошностью глашатая, у которого в лапах власть, дарованная Когтезвёздом.
«Как будто я не пытался…» - Стрелолист искренне считал, что сделал достаточно шагов на пути к примирению, игнорируя все те случаи, когда он зло рычал и угрожал Враногривке. Всё плохое: озлобленность, агрессия, надменность и откровенное недоверие как будто стёрлось из его памяти, скрупулёзно вымылось водами времени, оставляя после себя кристально чистую жертву – Стрелолиста, которого почему-то недолюбливала крапчатая воительница.
- А вам есть о чем поговорить, поверь мне, - скромно опустив светло-зелёный взгляд, закончила Тростинка. И по её виду глашатай понял, что она не скажет больше и слова. Но он уже зашёл слишком далеко.
- Так о чём же? – до боли вцепившись когтями в скальную породу, подался вперёд Стрелолист. Все его сомнения рухнули в одночасье, погребая под собой последнюю шаткую надежду на то, что ему просто всё это привиделось. Как хорошо было бы встретить недоумевающий взгляд Тростинки, яснее всяких слов говорящий: «Стрелолист, ты белены объелся?». И это означало бы лишь одно – что это нелепая ошибка, что он, ослеплённый гордыней, просто придумал себе все двусмысленности между ним и чёрно-рыжей воительницей, что Враногривка относится к нему так же, как прежде, что эта странная трещина между ними, от которой веет лютыми морозами сезона Голых Деревьев, не более, чем его разыгравшееся воображение.
Но Тростинка сосредоточенно рассматривала свои лапы, не решаясь поднять взгляд на глашатая. Недовольно скрипнув зубами, Стрелолист спрыгнул с камня и решительно подошёл к соплеменнице. Склонив голову набок, он несколько долгих секунд в упор рассматривал её, а затем, коротко кивнув, отвернулся.
- Я уверен, ты сказала даже больше, чем того следовало. – Он помолчал, а затем, криво усмехнувшись, простёр невидящий взгляд куда-то сквозь громоздкие силуэты пушистых елей и продолжил: - Но именно так, чтобы я ничего не понял. Ты хорошая подруга, Тростинка. Враногривке повезло с тобой. – Так полосатый воитель признал своё поражение.
Он ни на шаг не приблизился к разгадке этой странной, сплетённой тонкими лапами чёрно-рыжей воительницы, головоломки, паутины, клубка противоречий.
«А может, именно этого она и хочет?.. – чувствуя странную глухую пульсацию где-то внутри, подумал Стрелолист и прикрыл глаза, едва сдерживаясь, чтобы не скривиться от раздражения. – Чтобы я держался от неё подальше и не лез в её дела. Но тогда почему мне кажется, что это не так? Что за игру ты ведёшь, Враногривка?»
Нахмурившись, Стрелолист устало потёр переносицу и постарался отогнать навязчивые мысли. Он здесь не за этим. Сипуха уже возвращалась к старшим котам, волоча в пасти упитанного крота, и глашатай одобрительно кивнул ей и позволил себе короткий тёплый взгляд в сторону Тростинки.
- Если понадобится помощь, не стесняйся обращаться, - невозмутимо сказал Стрелолист, будто и не было этого странного постороннего разговора. – У Сипухи большой потенциал охотницы. Не бойся давать ей задания сложнее: испытывай её, ставь в непредвиденные обстоятельства, путай, учи быть непредсказуемой… Потому что она справится. Я доволен тем, что увидел, - сухо вынес вердикт глашатай, а затем подхватил пойманную ученицей жабу и направился в лагерь. Сипуха следовала за ним, но Тростинка отчего-то задержалась, и светло-серый воин, замедлив шаг, вопросительно оглянулся на неё, но вместо ответа поймал лишь неоднозначный взгляд лиственно-зелёных глаз. Нахмурившись, точно получив невидимую пощёчину, он почти сразу же отвернулся и решительным шагом направился прочь, уводя Сипуху в лагерь. Глашатаю не слишком хотелось оставлять молодую воительницу одну в опасном лесу, и он пообещал себе, что как только проводит ученицу, непременно вернётся и за Тростинкой.
И к его возвращению ей бы стоило привести свои мысли и чувства в порядок.

- Главная поляна

+5

25

- Главная поляна

Сырой предрассветный воздух был разбавлен белёсыми завихрениями тумана и поглощал шум от кошачьих шагов не хуже мохового настила, но то и дело попадающиеся на пути соплеменников лужицы жалобным всплеском одиноко разрывали закладывающую уши тишину. Лес постепенно просыпался, но для тех, кто вовсю бодрствовал на острове Советов, эта ночь никак не заканчивалась.
- Куда хоть направляемся, глашатай? – утонул в молочном мареве бойкий голос Тайги, но полосатый кот и ухом не повёл, продолжая размеренно углубляться в неприглядный лес. Сейчас для него не существовало крапчатой воительницы, не замечал он и её быстрых шагов и тихого, но уже учащённого дыхания за своей спиной. Когда стало казаться, что Стрелолист так и не ответит, он всё же подал голос:
- Не всё ли равно? – угрюмо процедил светло-серый воин, не оборачиваясь на соплеменницу и продолжая свой пружинящий шаг. Раскисшая земля неприятно холодила лапы, а мелкая изморось оседала на шерсти водяной пылью, и в какой-то момент глашатай даже пожалел Тайгу – её густой мех наверняка отяжелела от влаги и неприятно лип к телу отсыревшим пластом.
Лагерь остался далеко позади, но Стрелолист продолжал упрямо идти вперёд: ему хотелось оказаться как можно дальше от племени, когда Перечница предупредит воителей о том, что он, глашатай, изо всех выбрал именно их на заклание рыси.
«Будь оптимистом», - повёл кончиками ушей Стрелолист, не замечая, как на его морде застыло выражение мрачной решимости; как будто жёлтый, местами изъеденный насекомыми листок, опавший с дерева, приземлился на лоб старшему воителю и намертво приклеился, так что не сорвать, не отодрать, не пустив в ход остро отточенных когтей. От слабой и неумелой попытки подбодрить себя Стрелолисту вдруг стало до нелепости смешно. Он представил Перечницу и Терновницу, растерянно стоящих над истекающей кровью Тростинкой; вообразил и рысь, склоняющую окровавленную морду к своей жертве, и его, Стрелолиста, голос, называющий имена патрульных. Стоило последним буквам выбранного имени сорваться с губ глашатая, как очередная голова падала с плеч на землю, а хищник скалился всё довольнее и благодушнее. Имя – и ещё одна оборванная линия жизни. Имя – и ещё один кот, которого племя Теней не досчитается этим вечером. Имя. Имя. Имя.
Кусачка. Терновница. Перечница. Тростинка. Крысолов.
«Будь оптимистом, Стрелолист!»
Глашатай внезапно остановился. Без предупреждений, без какой-либо заминки просто перестал передвигать лапы и застыл, глядя перед собой, как будто налетел на невидимую стену, словно его сердце перестало биться так же, как у маленькой Сипухи, – мгновенно и неожиданно.
- Что же ты, Тайга, - медленно начал Стрелолист глухим голосом, продолжая бесцельно смотреть куда-то в невидимую даль, – не уважаешь старших воителей своего племени? Строишь им рожицы, развлекаешься, как хочешь, на глазах у всех четырёх племён, - ровный тон был сух и бесцветен, и Стрелолист, немного подумав, всё же медленно повернулся к соплеменнице. Малейшее движение было ему как будто в новинку, в каждом суставе точно засел невидимый шип и острой болью вонзался в натянутые сухожилия и мышцы полосатого кота. – Неужели я так смешон? – В глазах вспыхнула неприкрытая угроза, и глашатай, уже не таясь, надменно вздёрнул подбородок и туго окольцевал хвостом передние лапы. - Как насчёт показать мне свой язычок сейчас? – Склонив голову набок, Стрелолист презрительно сощурился и поджал губы – уже привычный жест, выдающий тщательно сдерживаемое раздражение полосатого кота.
«Только дай мне повод, Тайга. Здесь нет Шрамовника и Мутногривого, и некому тебя защитить. Только ты и я. Ты. И я. Подбирай слова тщательнее, Тайга».

Отредактировано Стрелолист (2017-10-31 19:32:15)

+6

26

»лагерь племени Теней


— Не всё ли равно? — заговорила с нею серая глашатайская спина, вынудив Тайгу мрачновато усмехнуться в собственные усы. Цель их похода всё ещё не была ей ясна, но когда в нос ударил запах сырости, воительница невольно поёжилась, вспоминая, что именно в этих землях обитала та свирепая хищница, которая почти унесла жизни Лесной и Молнии. Впрочем, сейчас другой отряд должен был разбираться с чудовищем, но, как мы знаем, у судьбы всегда есть своё мнение. Оставалось лишь надеяться, что сегодня им повезёт.
—  Что же ты, Тайга,
— трёхцветная воительница с трудом успела затормозить, избежав столкновения со Стрелолистом, который даже не соизволил взглянуть на неё. — не уважаешь старших воителей своего племени? Строишь им рожицы, развлекаешься, как хочешь, на глазах у всех четырёх племён.
— Я не...
— Неужели я так смешон? — повернулся к ней светлый кот.
— А вдруг я просто заигрываю с тобой, очарованная твоим ледяным взглядом и глубоким голосом? — криво пожала плечами Тайга, неспешно обходя кругом соплеменника и не сводя с него внимательного взгляда зелёных глаз.
— Как насчёт показать мне свой язычок сейчас? — бросил очередную ледяную колючку в неё Стрелолист. Великое Звёздное племя, она достаточно наслушалась этого от своих братьев, чтобы решительно не выходить из своего душевного равновесия!
— Была бы я совсем юной воительницей, я бы решила, что сейчас заигрываешь уже ты, — улыбка тронула губы Тайги. Не дружелюбная, но и не презрительная - она приняла правила их новой игры, но не собиралась примерять на себя образ, который уже прирос к их глашатаю. — Ты привёл меня в сердце земель, которые мы делим с рысью, чтобы посмотреть на мой язык? — исподлобья глянула на него воительница, словно проверяя его слова на наличие в них какой-то неудачной шутки.

+3

27

Неспешным шагом Тайга кругом обошла застывшего глашатая, изучающе глядя на него своими тёмно-зелёными глазами, отражающими во влажном блеске окружающий лес, колкие ветви хвойных деревьев и его, Стрелолиста, замершую фигуру. Полосатый кот не шелохнулся. Он шкурой чувствовал на себе внимательный взгляд пёстрой соплеменницы, и когда та бесшумно зашла ему за спину, с усилием подавил в себе инстинктивное желание обернуться. Старший воитель решил играть свою роль до конца: здесь он задаёт тон. Но Тайга со свойственной ей одной упрямостью легко ломала его планы – она его совсем не боялась.
— Была бы я совсем юной воительницей, я бы решила, что сейчас заигрываешь уже ты, - беззлобно улыбнувшись, поведала она, останавливаясь напротив глашатая. Медленно прикрыв глаза, Стрелолист опустил голову и шумно усмехнулся. Его голова качнулась из стороны в сторону, как будто Тайга немыслимо пошутила, вынудив глашатая недоверчиво рассмеяться ей прямо в мордочку. — Ты привёл меня в сердце земель, которые мы делим с рысью, чтобы посмотреть на мой язык?
Встрепенувшись, полосатый кот ответил на непонимающий взгляд соплеменницы бесстрастным молчанием. Его хвост взметнулся, скользнув по земле ожившей серой змеёй, и Стрелолист поднялся на лапы и, взъерошив до этого момента гладко лежащую шерсть, с неудовольствием посмотрел на ожидающую его ответа соплеменницу.
- Нет, Тайга, - разом посерьезнев и вскинув бледные глаза на соплеменницу, чётко и раздельно проговорил глашатай. Он отбросил всякую наигранность и решительно шагнул к крапчатой воительнице, вновь с завидной регулярностью вторгаясь в чужое личное пространство, - его излюбленный приём. Нависнув над Тайгой и холодно глядя на неё верху вниз, Стрелолист поигрывал кончиком хвоста, точно обдумывал слова, уже готовые сорваться с его губ. – Ты не маленькая ученица, которую можно наказать заменой подстилок всему лагерю. Ты – воительница. И ты должна нести ответственность за свои поступки. – Спокойный тон не мог обмануть чуткую кошку, и она наверняка уже догадывалась, что весь этот разговор был неспроста. Обнажив клыки, светло-серый кот подался вперёд, словно стремясь заключить Тайгу в болезненные объятия, но в самый последний момент взял правее и остановился. Белёсые усы скользнули по её щеке мимолётным касанием, и Стрелолист замер, пусто глядя в пространство позади крапчатой спины: в покойно дремлющий лес и полупрозрачную пелену тумана, в едва различимо колышущиеся на слабом ветру ветви кустарников и листья, бурым ковром устелившие холодную землю, но ничего не видел. Он тихо зашипел, перемежая свистящий шёпот глухим рычанием: – Как же мне научить тебя хорошим манерам, Тайга? – глашатай протянул лапу и коснулся бархатистой, чуть отсыревшей от осевших бисеринок влаги, шерсти на плече соплеменницы. – Будет очень грустно, если такая красота… пострадает.

+4

28

— Ты не маленькая ученица, которую можно наказать заменой подстилок всему лагерю. Ты – воительница. И ты должна нести ответственность за свои поступки, — навис над ней глашатай. Тайга твёрдо выдержала его взгляд, не отворачиваясь и вглядываясь в самую глубину холодного льда. Сотни и тысячи возможных ответов вертелись у неё на языке, однако ни один из них не удовлетворил бы глашатая, а потому они отметались снова и снова лихорадочно работающим мозгом. Если Стрелолист вёл себя так, словно его душа давно покрылась мёртвой наледью, то внутри пёстрой воительницы стремительно разгорался пожар возмущения. «Ты ничего не знаешь обо мне, но пытаешься пристыдить меня, словно я твой шестилунный оруженосец? Как ты смеешь принимать мои действия за неуважение к тем, за кого я рисковала жизнью?»
Лёгкий порыв ветра, которому словно поддался её собеседник, и непреднамеренно коснулся её щеки. Сумрачная кошка едва заметно вздрогнула, но не двинулась с места, обуреваемая своими собственными чувствами и гордостью, которую впитала от родителей многие луны назад: она стояла, словно изваяние, застывшая и поднявшая голову вверх. Мысли её проносились в голове с невероятной скоростью и быстро исчезали в омуте чувств. — Как же мне научить тебя хорошим манерам, Тайга? Будет очень грустно, если такая красота… пострадает, — лапа коснулась её плеча. Сделав шаг назад, чтобы восстановить зрительный контакт, Тайга завела уши слегка назад и вперила взгляд зелёных глаз в Стрелолиста.
— Перестать делать вид, что ты всемогущий и всесильный кот, который не удивится, даже если с небес сойдёт Звёздное воинство и лизнёт тебя в лоб, — фыркнула воительница. В голосе её в какой-то момент скользнуло едва уловимое сочувствие, но она усилием подавила его: он сам избрал такой путь и придерживался его, так пусть сам и решает, кого знакомить со своими внутренними демонами. — в моём поведении нет неуважения, Стрелолист, и я отдам свою жизнь за племя Теней. Но если мне суждено жить среди тех, кто считает проявление эмоций слабостью и восхваляет беспрекословное подчинение, то я не обязана быть такой же, — громче, нежели первые слова, твёрдо ответила ему Тайга, распушившись от нахлынувших чувств и с вызовом вглядываясь в серого кота, словно готовясь прямо сейчас вступить в словесный бой и отстоять свою точку зрения. Разумеется, она любила своё племя и свою семью. Кошка не представляла своей жизни без Шрамовника и Мутногривого, но также и содрогалась от мысли, что ей придётся, как и им, смотреть на мир холодно-насмешливо и искать любую слабость других котов, чтобы воспользоваться ею. «Я не такая. Я - воительница, но не змея.»
Впрочем, роль змеи наверняка имела свою прелесть. Глядя на серого соплеменника, в голове кошка стремительно проворачивала план действий. Отчего-то положение лап глашатая казалось ей не слишком устойчивым, а скользкий торф лишь способствовал укреплению грязных мыслей. Разумеется, она представляла последуюший масштаб того, чем может обернуться её гадость, да и наверняка её шкура бы служила слишком хорошим украшением на входе в лагерь.
— Как думаешь, воды здесь сильно холодные? —  задумчиво протянула Тайга, скользя взглядом по мутной глади.

Отредактировано Тайга (2017-11-05 22:31:58)

+4

29

Тайга отстранилась.
Прикрыв глаза, Стрелолист тихо вдохнул, чтобы на несколько секунд дольше удержать её запах подле себя. Он сделал это неосознанно, но, поймав себя на этой маленькой уловке, не стал жалеть; сейчас глашатай жил моментом, чувствовал его, пусть и не так ярко и эмоционально, как это делала его пятнистая соплеменница. Молодая воительница была сама непосредственность: слушая её, Стрелолист всё больше убеждался, что её ему не запугать, не перекроить и не переделать под свои взгляды. Тайга уподоблялась лесному пожару – была такой же стихийной и неукротимой. И впервые за долгое время Сумрачный глашатай задумался о том, что может быть какая-то альтернатива его добровольному аскетизму.
- Но если мне суждено жить среди тех, кто считает проявление эмоций слабостью и восхваляет беспрекословное подчинение, то я не обязана быть такой же, - твёрдо ответила Тайга, открыто глядя на Стрелолиста, и с вызовом, точно странное порождение кота и ежихи, острыми иголочками распушила трёхцветную шерсть.
- Вот как. - Сделав шаг назад и недоверчиво окинув пёструю воительницу с лап до кончиков ушей скептическим взглядом, Стрелолист невольно улыбнулся, не скрывая лёгкой иронии: - И какую же эмоцию ты… проявляла, когда показывала мне язык? – Не сдерживаясь более, полосатый воитель опустил голову и тихо рассмеялся. Пара дождевых капель соскользнули с его лба на землю, но светло-серый кот не обратил на это внимание, как и на то, что его лапы почти по грудь заляпаны грязью. – Пока что похоже исключительно на вызов. Давай же, Тайга, - будто несносный комар, залетевший в палатку воителей, с явной издёвкой в голосе подзуживал Стрелолист, - придумай что-нибудь получше.
- Как думаешь, воды здесь сильно холодные? – вместо ответа вдруг протянула Тайга, уводя глаза куда-то в сторону. Нахмурившись, старший воитель с раздражением встряхнулся и проследил за взглядом молодой кошки, но не увидел ничего заслуживающего внимания, кроме раскисшей земли, вспененной от торфяных газов.
- Какое это имеет значение? – холодно процедил Стрелолист, вновь ожесточаясь.

+4

30

— И какую же эмоцию ты… проявляла, когда показывала мне язык? — задал ей очередной вопрос Стрелолист. Кошка неопределённо повела плечом, размышляя над тем, что ответить ему, чтобы не нарваться на очередную иронию или выпад в свою сторону.   — Пока что похоже исключительно на вызов.
— Я всего лишь показала тебе язык, — хмыкнула Сумрачная воительница, присаживаясь и обвивая лапы хвостом. — а ты так сильно озабочен этим, словно или я объявила тебе вражду или же, напротив, предложила подумать над тем, как будут выглядеть наши котята и какого из них мы назовём в честь Когтезвёзда.
— Пока что похоже исключительно на вызов. Давай же, Тайга, придумай что-нибудь получше, — каждое взвешенное слово глашатая всё сильнее разжигало в ней желание действовать, причём действовать совершенно не в интересах своего собеседника. Пока она наблюдала за ним, гордо подняв подбородок, однако, когда серый глашатай выразил своё непонимание, слегка улыбнулась и встала.
— Мне казалось, у глав племени Теней достаточно врагов, чтобы всегда быть начеку, — медленно протянула Тайга, неспешно прохаживаясь перед самым носом Стрелолиста. давай, Стрелолист, я и так дала тебе достаточно подсказок. Осталось лишь собрать всё в одну картину, пока не стало поздно, — шепнула трёхцветная кошка, краем глаза прикидывая расстояние до ближайшей заболоченной лужи. Коснувшись влажной длинной шерстью глашатайского бока, она прошла мимо, оставляя на нём свой запах - терпкий запах хвои, сырости и лукавства. А затем с силой, свойственной ей и весьма странной для представительницы слабого пола, толкнула серого кота по намеченной ею ранее траектории. С нескрываемым удовлетворением оценив масштаб проделанной работы, воительница наклонилась к своей жертве и, в точности повторяя свою мимику с Совета, высунула язык, после чего водворила его на законное место. — Если захочешь меня утопить, советую иметь ввиду, что это не принесёт никакой выгоды племени, — отметила Тайга, прикидывая, какая страшная расплата уже следовала за нею по пятам, — всё-таки боеспособная и не самая глупая кошка - весьма ценный ресурс, даже если она купает тебя против твоей воли.

+5

31

Молодая воительница не спешила сдаваться. Неторопливо расстелив перед лапами пышный хвост, она не без достоинства вскинула точёную мордочку, и на мгновение в её изумрудных глазах промелькнуло что-то дерзкое и дразнящее, точно всполох далёкой грозы, живым огнём растёкшийся по небесному куполу. Взъерошив короткую шерсть, Стрелолист молча исподлобья смотрел на Тайгу, слушал звуки её голоса и всё больше понимал, что совершил глупость, приведя её сюда. Их разговор зациклился, и он, глашатай, больше не чувствовал себя хозяином положения, совсем напротив, всё его существо рвалось прочь, в лагерь, который он оставил; к соплеменникам, так нуждающимся в нём. А Тайга… Тайга забудет об этой странной беседе спустя минуту или две – Стрелолист не сомневался в этом. И потому, когда крапчатая воительница вновь пошутила про озабоченность старшего воителя её языком, глашатай лишь вяло отмахнулся, с досадой признавая, что соплеменница права.
- Мне казалось, у глав племени Теней достаточно врагов, чтобы всегда быть начеку, - тонко улыбнулась Тайга, явно что-то замышляя. Когда её длинная шерсть слегка пощекотала бок Стрелолиста, глашатай напрягся и хмуро посмотрел на соплеменницу, всё больше и больше теряя нить разговора: тема о неповиновении вдруг перетекла во что-то другое, совсем отдалённое и всеобъемлющее; как будто опавший лист, покорно ведомый плавным течением реки, вдруг попал в бурлящий и оживлённый рукав, да так и затерялся там, изорванный на кусочки взбалмошными волнами. С изрядной долей подозрения изогнув бровь, Стрелолист пристально следил за неторопливыми перемещениями Тайги.  — Давай, Стрелолист, я и так дала тебе достаточно подсказок. Осталось лишь собрать всё в одну картину, пока не стало поздно. – Согретый её дыханием воздух всколыхнул светлую шерсть около уха полосатого воителя, и глашатай рефлекторно прижал его к затылку и мгновенно разозлился на себя – он не девятилунный котик, краснеющий в компании хорошенькой смелой кошечки.
«Я – глашатай». – И в этот самый момент, когда Стрелолист уже готов был расправить плечи и с вызовом зашипеть на Тайгу, молодая воительница с силой, едва ли способной находиться в столь миниатюрном теле, толкнула глашатая. Покачнувшись на лапах, ещё не до конца веря в происходящее, светло-серый кот взмахнул хвостом для поддержания баланса, но поздно – запнувшись о некстати выпростанную из-под толстого слоя грязи корягу, он неловко завалился на бок и едва ли не хлебнул ледяной воды, жадным языком лизнувшей его морду; просочившейся под шерсть и мгновенно вымочившей и выстудившей мех глашатая насквозь. Вздрогнув от сковавшего грудь холода, Стрелолист с лютой ненавистью вскинул побелевшие глаза на Тайгу – кошку, которую он так хотел проучить, но по чьей милости и находчивости теперь был унижен, вымочен в грязи и теперь явно походил на новорождённого птенца больше, чем на гордого глашатая племени Теней.
- Если захочешь меня утопить, советую иметь ввиду, что это не принесёт никакой выгоды племени, - вновь показав язык, невинно мяукнула Тайга, склоняя пёструю мордочку к поверженному соплеменнику. Порывисто подавшись вперёд, Стрелолист клацнул зубами прямо у округлого кончика дразнящего язычка Тайги, всё ещё давясь гневом и находя в себе силы лишь на глухой рык. - Всё-таки боеспособная и не самая глупая кошка - весьма ценный ресурс, даже если она купает тебя против твоей воли.
- Какие же вы, кошки, глупые, - безвольно откинувшись обратно в негостеприимные объятия сырой земли и будто не слыша дерзких слов соплеменницы, медленно мыслил вслух Стрелолист. Он закрыл глаза и пару секунд молча лежал, как будто и впрямь наслаждался неожиданными водными процедурами. На деле же всё его тело уже группировалось и готовилось к броску: задние лапы слегка сдвинулись, находя твёрдую опору среди раскисшей почвы, передние же напружинились и ещё ближе придвинулись к груди. – Делаете, что в голову взбредёт, и совершенно точно считаете, что выйдете сухими из воды. – Приоткрыв тусклым лезвием блеснувшие глаза, глашатай быстро прикинул расстояние до торжествующей соплеменницы. – И, признаться, я готов был простить тебе твоё поведение, Тайга. – Взметнув целый фонтан ледяных брызг, старший воитель серой стрелой бросился на соплеменницу, мощным ударом груди сшиб её с лап и прижал к земле, с тонкой улыбкой наблюдая, как вязкая жижа с его шерсти медленно перетекает на её, пока ещё местами белоснежную, гриву. – Но не теперь, - прошептал Стрелолист, скаля клыки в надменной полуулыбке победителя, а затем решительно надавил Тайге на голову и заставил её мордочку погрузиться в грязь, так что одни только уши выглядывали из мутной воды двумя яркими пятнами-светлячками. И, крепко удерживая брыкающуюся соплеменницу, глашатай склонился к этим аккуратным ушкам и слегка прикусил одно, наслаждаясь моментом сладострастной мести. – Положим, за эту мелкую досадную оплошность ты уже расплатилась, - прошелестел Стрелолист, пряча в усах торжествующую улыбку, а после, наконец, сжалился и позволил Тайге, чья мордочка превратилась в гротескную маску из податливой влажной земли, вдохнуть воздуха. – Но как же быть с языком, м-м? – И полностью отпустив соплеменницу, старший воитель, пользуясь своим выгодным положением, толкнул крапчатую кошечку лбом в отсыревший бок и повалил в ту же самую лужу, в которой безвольно барахтался сам несколькими минутами ранее. – Ценный ресурс, говоришь? – насмешливо осклабился глашатай и, склонив голову и явно передразнивая Тайгу, показал ей язык.

Отредактировано Стрелолист (2017-11-07 21:48:49)

+5

32

Думала ли она в тот момент о том, как выглядит со стороны? Размышляла ли, что скажут её братья, если узнают, чем она занималась на землях своего племени и с кем? Разумеется, нет. Пожалуй, даже больше: впервые за долгое время ей действительно было весело и легко. Ну и что, что её товарищем по откровенно ученическим дурачествам стал Стрелолист, который изначально направлялся с нею на болото с чрезвычайно важной целью по надиранию излишне длинных ушей?
— Какие же вы, кошки, глупые, — донёсся голос из лужи, заставив Тайгу, честно сдерживавшуюся ранее, запрокинуть голову и рассмеяться: сейчас её собеседник как никогда был похож на хмурую говорящую лягушку. — Делаете, что в голову взбредёт, и совершенно точно считаете, что выйдете сухими из воды.
— Ты не посмеешь, — недоверчиво покачала головой кошка, невольно отступая на шаг. Впрочем, она ошиблась - посмел, да ещё как. Фонтан грязных брызг окатил её с головой, белая шерсть мгновенно превратилась в бурую. А когда она совершенно внезапно оказалась опрокинута наземь, по окраске наверняка уже сошла бы за уменьшенную копию Шрамовника. Бренный мир совершенно скрылся из её глаз, и на какой-то момент веселье совершенно покинуло её - испуганно захрипев, она ощутила, как в глотке плещется мутная жижа. Лишь волею чуда она не поддалась панической атаке, вслепую брыкаясь лапами. Лишь когда воздух вновь начал со свистом входить в лёгкие, ей удалось совладать с собой.
— Положим, за эту мелкую досадную оплошность ты уже расплатилась, — словно через огромный ком паутины доносился до неё какой-то далёкий и тихий голос Стрелолиста. Ещё один толчок - послушно, как мёртвая туша, повалилась в лужу. Краем глаза видя своё отражение - грязная, напуганная, вусмерть перемазанная трясиной, - кошка обессиленно выдохнула и прикрыла зелёные глаза, совершенно потеряв способность спорить. А когда приоткрыла их вновь, заметила язык глашатая. В какой-то миг она всерьёз бы рассмотрела рывок и попытку откусить его с досады, не напоминай сама себе свалившегося в канаву шестилунного оруженосца, знакомящегося с суровым краем, который станет ему домом и охотничьими угодьями.
— Интересно, как много кошек видело тебя искупавшимся в грязи и показывающим язык? Желательно по именам, — усмехнулась Тайга, прогоняя остатки хрипотцы. Она медленно встала и, не в силах соскрести с морды лапой грязь, уткнулась лбом в плечо Стрелолиста. — И как теперь отмыть такое? — уткнувшись в мокрую шерсть, негромко спросила пёстрая кошка. В её голове бродила лишь мысль о походе до берега озера, но там их ждала ледяная вода, что было весьма... весьма сомнительным занятием. Впрочем, она погрузилась на краткое время в собственные мысли, после чего вновь подняла зелёные глаза на Стрелолиста. — я, конечно, с удовольствием помогла бы тебе отмыться, если бы всё закончилось только твоим купанием в луже, но, разумеется, теперь я не настолько любезна и чиста помыслами, чтобы это делать.

Отредактировано Тайга (2017-11-09 18:49:56)

+4

33

Самодовольная улыбка намертво приклеилась древесной смолой к тонким губам Стрелолиста, стоило ему увидеть, какой безвольной, напуганной и перепачканной выглядела гордая Тайга, несколькими минутами ранее с вызовом покалывающая его своими ярко-зелёными, точно невесть откуда взявшимися молодыми листьями посреди промозглой сырости сезона Падающих Листьев, глазами.
- Интересно, как много кошек видело тебя искупавшимся в грязи и показывающим язык? Желательно по именам, - промолвила бурая кочка, вырастая посреди взбаламученной лужи и чем-то отдалённо напоминая собой кошачью фигуру.
- Ни одной. Считай, тебе повезло, - хмыкнул полосатый глашатай. Он небрежно отряхнулся, смахивая остатки влаги с облепленной грязью шерсти, и сделал шаг навстречу соплеменнице с чувством, похожим на отзвук запоздалого раскаяния. На Тайгу было жалко смотреть: густой лоснящийся мех свалялся в серо-бурые колтуны, усы обвисли под тяжестью набежавшей на них влаги, а хвост вдруг стал тонким, почти что крысиным, и казался совершенно беззащитным; одни лишь глаза соплеменницы были по-прежнему яркими и притягательными. Былой азарт сменился усталой покорностью, и Тайга уткнулась перепачканной мордочкой в относительно чистое плечо глашатая: - И как теперь отмыть такое?
Стрелолист не нашёлся с ответом. Его морда застыла, сохранив в чертах уже прошедшие и не имеющие ничего общего с нынешней ситуацией эмоции; он вдруг почувствовал себя мушкой, решившей попробовать манящую золотом каплю, но вместо вожделенной сладости нежданно-негаданно получил совсем иное. Ловушка захлопнулась, и цена ошибки была непомерно высока - вечное заточение в янтаре. Полосатый воин был отчасти рад, что Тайга не видит его глаз, в которых впервые за долгое время можно было прочесть всё, что было на уме у их обладателя: Стрелолист смутился такому открытому порыву соплеменницы, совсем недавно с вызовом смеявшейся ему прямо в лицо, и это раскололо гранит его брони, выкрошило, измельчило защитную твердь, как песчаные насыпи, сыплющиеся при сильном ветре.
- По крайней мере, теперь рыси будет куда сложнее нас обнаружить, - пространно ответил глашатай, чтобы хоть как-то сгладить навязчивую тишину, но не услышал даже собственного голоса. Растерянность быстро уступила место чему-то другому, неясному и замутнённому, точно стоялая вода в канаве, чему Стрелолист не мог дать определения, да и не стремился – ещё не время. Он положил подбородок на макушку Тайге и тихо, с долей издёвки и понимания одновременно, заурчал. Лёгкая улыбка играла на его губах, но крапчатой кошке было не увидеть этого, а Стрелолист вдруг с беспощадной ясностью понял, что всё истолковал превратно, что Тайга всего лишь хотела вытереть мордочку о его плечо, и он окаменел от своей странной догадки и нахмурился, одним лишь взглядом помертвевших глаз промораживая себя насквозь и заключая те неясные отзвуки плещущейся воды в оковы льда.
- Не пропадать же такой прекрасной маскировке, - желая сгладить свой промах, нервно усмехнулся Стрелолист, отстраняясь первым и встречая ясные глаза Тайги бесстрастным выражением морды. – Пойдём, племени не помешает добрая добыча.
- Я, конечно, с удовольствием помогла бы тебе отмыться, если бы всё закончилось только твоим купанием в луже, но, разумеется, теперь я не настолько любезна и чиста помыслами, чтобы это делать, - не сдавалась с лап до головы перепачканная кошка, но от этого забавного зрелища Стрелолисту уже с трудом удавалось воспринимать её выпады всерьёз. Он подобрал с земли жёлтый, местами почерневший и изъеденный насекомыми, опавший лист и с невозмутимым видом приклеил его на лоб Тайге.
- Так уж и с удовольствием? – парировал глашатай и направился прочь, предвкушая славную парную охоту.

- Старая гремящая тропа

+5

34

— Ни одной. Считай, тебе повезло, — вопрос про Настурцию уже был готов сорваться с губ Тайги, но в самый последний миг она прикусила язык, почувствовал железноватый привкус во рту. В следующее мгновение её вопрос вовсе показался ей несусветной чушью - какое она вообще имела право лезть в личную жизнь глашатая? Это было совершенно не её дело, и следовало бы просто втихую и дальше с братьями хихикать с того, что верхушка племени Теней в своих планах уже поделила весь лес, но не может поделить одну-единственную кошку.
— Мне очень приятно, — в тон ему ответила кошка, мимолётно оглядывая себя и пытаясь проанализировать ситуацию, оценив убытки. Самые стойкие и единственно оставшиеся надежды отмыться языком улетучились вместе с сомнительным запахом, исходившим от двоих котов.
— По крайней мере, теперь рыси будет куда сложнее нас обнаружить, — воительница негромко рассмеялась. Если бы рысь увидела их, она бы сама наверняка дала стрекача - два комка глины на лапах. Грязь, к слову, вполне могла успеть застыть на их шерсти и невольно облачить своих носителей в броню, почти полностью защитив от смертоносных когтей и клыков. А если издавать жуткие звуки, можно было бы и вовсе захватывать территории соседей - вряд ли эти увальни видели что-то настолько нелепое и опасное одновременно. Кошка уже открыла рот, чтобы поделиться потрясающе умной мыслью, когда внезапно её макушки коснулся подбородок глашатая. Она замерла, метаясь в голове между смущением и странным желанием, чтобы это аккуратное прикосновение, коих она не помнила очень и очень давно, подольше не прерывалось. Когда же серый кот отстранился, она не смогла сдержать слабой улыбки, которая мгновенно померкла при виде холодного взгляда Стрелолиста. Значит, она всё поняла не так. Опять. — не пропадать же такой прекрасной маскировке. Пойдём, племени не помешает добрая добыча, — а затем к её лбу, всё ещё горевшему от внезапного прикосновения, приклеился опавший лист.
— Теперь, когда я обрела просветление, — фыркнула Тайга, скашивая глаза, чтобы увидеть краешек горящей во лбу жёлтой звезды, —и отпустила от себя всю злость этого мира, с полной ответственностью заявляю, что нашла бы в этом занятии удовольствие. Если бы ты сидел смирно, разумеется, — добавила пёстрая кошка, направляясь за своим спутником.

»старая Гремящая тропа

Отредактировано Тайга (2017-11-12 21:53:35)

+3

35

небесное и сумрачное ▼ 

Раз за разом прокручивая картину происходящего на границах перед глазами, Молния распаляла сама себя, но то было не всепоглощающее пламя, скорее едкий, медленно расползающийся и выжигающий все изнутри своей желчью, легковоспламеняющийся газ, пропитывающий все ее естество, готовый вспыхнуть в любое неосторожное мгновение.

Мутногривый вёл патруль по свежим следам ученицы, пересекавшей ельник напрямик; позволив отстающим нагнать, бесхвостая заняла место в центре колонны, демонстративно выскочив перед небесным исполином из клубящейся влажными испарениями мглы. Хоть отставка Тучелапой не могла не радовать, она рушила, выстроенные с особым пристрастием, аспидские планы и полосатая лихорадочно соображала, перекраивая паззл на ходу.

Неприязненно отряхиваясь от налипшего снега, задирая розовоносую мордочку, Молния то и дело останавливалась, нарочно растягивая цепь отряда. И, наконец, убедившись, что соплеменник отошел достаточно далеко, отстав на пол-корпуса, насмешливо дёрнула усами.
   — Не удалось устроить свиданку на болотах, а? - с каждым колким словом, она давилась своим же ядом, неумолимо приближая финальный отсчет - чужие территории неплохо подходят для этого, как же жаль, что так получилось с твоей перекачанной подружкой.. - отсветы в глубинах сознания мелькали яркими всполохами, но бесхвостая уже ничего не видела. Три. Фитиль зажёгся, до боли закусив губу, Молния понимала, что пути назад нет. Даже если Мутногривый спохватится и вернется за ними, даже если Тучелапая решит прокрасться следом, а Когтезвёзд выйдет им навстречу. Она не знала, никогда не могла знать, чем это закончится, но в этот раз не видела других путей, будто загнанная в длинный тоннель неистовым пламенем. Два. Бежать было бесполезно, это её пламя, её территория. - что ожидать от тех, кем управляет потаскушная оглоедка? - один. Мгновенно развернувшись, Молния кинулась на увесистую морду, целя в область под ухом, ближе к беззащитной шее, будто сошлась один на один с крупным хищником. Хищником, который не прошел проверку, задевая глубинные порывы вновь, но с одним лишь отличием - на этот раз ее лапы были свободны.

+2

36

The Weeknd — I Was Never There
Потускневший усталый взгляд уже практически ничего перед собой не видел, когда по тёмным, растоптанным тропкам он двигался в конце  процессии. Хруст снега под лапами гулким эхом отражался в ушах, и Бурелом в очередной раз, сбиваясь с мысленного счёту, поднимал голову, чтобы в полумраке разглядеть знакомые черты. Резкие осечки в размеренной походке бурошкурой, идущей впереди, становились все более частными, что вводило в заблуждение затуманенный разум; каждый раз делая усилие над собой, он замирал на долю секунды, пытаясь  уловить тень намерений во вскользь брошенном не него взгляде. Между тем фигура сумрачного кота отдалялась, пока серая шерсть вовсе не скрылась из радиуса зрения. 

Поддавшись внутреннему наваждению, исполин следовал уловкам полосатой, хрипло дыша и тяжело ступая по снежному насту, оставляя памятные следы; самозабвенно сворачивая с развилки и уходя в глубь незнакомого леса, но достаточно близкого, ощутимого на уровне накалённой внутри искры, готовой разразиться мощным разрядом в любой момент, который так беспечно и не торопя приближала она. Здесь каждый вдох отдавался в голове набатом, в легких горечью, а в сжатых пальцах неуверенным напряжением.

Молчание затягивалось, холодный воздух опалял продрогшую кожу, тем самым заставляя вынырнуть из омута нахлынувших воспоминаний. Бурелом пронзал жёстким взглядом   растрепанную бурую шёрстку на загривке Молнии, предвкушая, угадывая, предполагая - потому что не знал, чего стоит ожидать от этой кошки - манящей, пленяющей, отталкивающей нутром. Расстояние между ними с каждой мили секундой сокращалось, но их по-прежнему разделяла огромная, бездонная пропасть, пробуждая ходить по краю, необратимо  засасывая в свою чернеющую пасть.

Она вновь остановилась. Для чего на этот раз? Чтобы наконец мстительно вонзить ему лезвие меж рёбер? или чтобы приветственного обнять и теперь уже никогда не отпускать? Когда рядом дохнуло силой, и зазвучал голос, он резко вздернул подбородок, застыв на месте, вслушиваясь. Часть вопросов пролетала мимо ушей,  часть тут же забывалась, разбиваясь о барабанные перепонки звонким эхом взволнованной заинтересованности. Обрывки слов медленно  доходили до искажённого слуха - слишком сложно разобрать. Хотелось утонуть в этой эйфории, граничащей между злостью и наслаждением, отдаться ей  целиком и полностью, раствориться в ней..  лишь резкий мах вырвал с благодати нирваны и выбросил в реальный, совершено непригодный мир. Морда неприязненно исказилась, когда Бурелом отдёрнул ее, перехватывая готовящийся удар и аккуратно сминая бархатистую подушечку своими грубыми пальцами.

Тебе нравится это, - холод в его голосе, казалось, близко граничил с температурой воздуха, — нравится накалять, да? - продолжал гнуть своё, угрожающей тенью нависая над макушкой кошки, — хочешь ударить ещё раз? — желваки на морде напряжённо подёргивались, когда он настойчиво вглядывался в глаза напротив.

—  Бей! - отпуская лапу, злобно прорычал самец, - Больнее не будет.

+2

37

                                                              song ohne namen — milky chance

На морде застыл последний наложенный отпечаток - очередной оттенок ошеломления, когда Бурелом без труда избежал её ловкого прыжка, играючи перехватывая вскинутые в намерении пустить кровь лапы, в алчной жажде отмщения готовые погрузить тонкие изогнутые коготки глубоко под его крепкую шкуру.

Бурлящий на последней точке кипения, жар мгновенно потерял весь накал, застывая уродливыми наростами, все еще угрожающе багровеющими, но уже не обжигающими. Запинаясь о каждый с особым остервенением, Молния вкушала собственный яд, давясь этой болью назло и демонстративно, словно и сама была каменным изваянием, замирая под чужим пристальным взглядом.

   — Ты ничего обо мне не знаешь, - и вновь перед ним, она не могла натянуть привычную маску непринужденной язвительности, давясь каждым словом, будто ей был чужд воздух, жадно вдыхаемый подёрнутой мелкой дрожью грудной клеткой. Впору было и разглядеть намек на беззвучный плач, если бы не растворившаяся в противоречивых чувствах осунувшаяся мордашка, немигающе взирающая снизу-вверх.

Ледяные пальцы разжались, оставляя на полосатой лапке невидимые следы; наткнувшись взглядом на грозно перекатывающиеся под серебристой шкурой свинцовые мышцы, она ощутила уже привычную пустоту в голове, снова и снова чувствуя фатальную необходимость проверить, насколько нежен этот исполин может быть во всем.

Нервно сглотнув, Молния сделала шаг назад, несколько раз опасливо примеряясь перед тем, как поставить заднюю лапу на наст. Заклинатель, она не могла отвести от янтарных всполохов взгляда, не могла моргнуть, очарованная, растворяя всю хищность в мгновенно расширившихся зрачках.
    — То, что в нашем племени не принимают блохастых бродяг, - медовый налёт на золоте его глаз не желал отпускать; бесхвостая бросила все силы на то, чтобы ее предлог звучал внушительно - не значит того, что здесь бьют беззащитных. Вышло дерьмово. Развернув округлую, утопленную в снегу подушечку, Молния не осилила последующего поворота в плечах, застыв на середине оборванного движения.

+2

38

Он не мог найти ответа, раз за разом перестраивая в голове заготовленные предложения, вырывая куски текста из целостных объяснений и бездумно водя взглядом по мимическим ямочкам на полосатой мордашке.

Единственное, что я знаю сейчас - низкий бас сорвался на хрип, голос подернулся, будто кто-то в этот момент сжал горло ледяной рукой и прокрутил, выбивая из лёгких заветные остатки кислорода, не давая сделать ни единого вздоха более, - что после твоих выходок я получу скоропостижное помутнение рассудка, - знать бы раньше, как  сложно будет бороться с упрямством этой кошки, удерживать хрупкое самообладание в своих лапах, делать вид, что ничего не происходит, когда на самом деле каждая иронично брошенная фраза острым ножом отдавалась по душе, — мы, кажется, запутались в своих убеждениях, -  можно было ненавидеть весь мир, замыкаться в себе, копить эту ярость и досаду, топиться в одолевающих чувствах и жалеть себя в мнимом  наслаждении.

Холод воздуха мощными парами проникал в приоткрытую пасть, обжигая горло,  пробираясь под самую кожу, терзая чувствительные рецепторы, и угасал, стоило ему схлестнуться с пышущим жаром сердца, распирающим грудную клетку исполина. Вибриссы дёрнулись в рваном выдохе, когда Бурелом попытался сделать шаг навстречу, но не смог, будто врос в землю, сцепленный  невидимыми оковами; застыл, прощупывая когтями зыбкую почву болота под лапами, взглядом неотрывно следя за движениями кошки, не упуская ни единого всполоха в зеленистом мареве ее глаз,  случайно отмечая, что нервничает не только он один.

Мы можем прекратить это прямо сейчас, - слова самопроизвольно слетали с языка, высеченный мозг не успевал фильтровать смысл озвученного; поддавшись внутреннему порыву, Бурелом все же сдвинулся с места в момент, когда бурошкурая остановилась, - притвориться, что ничего не было, - намерено делая паузы между репликами, он неотступно  сокращал дистанцию; давясь гребанными противоречиями, тянулся к ней, пока разница в их росте не стала явственно ощутима. Пытливо проедая взглядом вздёрнутую полосатую мордашку, теперь уже практически сталкиваясь с ней носом, ощутил трепетное прикосновение кончиков усов на своем подбородке - все это походило на искусство истребления, услаждающее взор безмерное насилие над чужим разумом, утверждение собственного превосходства, собственной благосклонности над хрупким, податливым телом.

+3

39

Моментом взбрыкнувшись, едва заметно приподнимаясь на задних лапах и на секунду отрывая передние от похрустывающей кромки, тут же погружая разгоряченные пальцы обратно в снег, Молния дёрнула хвостом настолько рьяно, что за ним повело и заднюю часть тела.

   — Тешишь себя возведением наиважнейших убеждений на клятом пепелище? - зеленая мгла, два маленьких инфернальных огонька, скакали по невозмутимой морде небесного, подстегиваемые отчетливым порывом к новой атаке. Издевался; жаждал наказания или купался в лучах собственной абсолютной правоты и образцовой выдержки? - распутывайся с кем-нибудь другим. Кандидатов масса.

Ведомая внутренними чертями, бесхвостая порывисто дёрнулась, пытаясь оборвать натянутое напряжение, выпутаться из гибких и липких, словно паутина, но прочных, титановых нитей, в которые она однажды упала, по неосторожности кувыркаясь до изнеможения, вплетаясь до незыблемых узлов. Ситуация раздражала захлестывающей беспомощностью и чем больше полосатая дёргалась, тем сильнее впивалась невидимая леска; с каждым шагом приближающегося, неотвратимо захватывающего сознание будоражащим воспоминания запахом мятной прохлады, она рвалась все сильнее, накручивая внутреннюю спираль к ее неразгибаемому пределу.

   — Я могу всё, - цианид в глазах недобро вспыхнул, оставляя за собой последний миг. С колоссальным усилием развернувшись, Молния хищно клацнула челюстью - в следующий раз открывай свой рот, когда действительно будет что сказать. Вспышками, злость разряжалась статикой, поднимая дыбом шерсть, проникая дрожью в натянутые мышцы. Напружинившись, она намеревалась пересечь болотистую местность в несколько прыжков, всецело уверенная в окончании разговора.

+2

40

Каждая произнесённая ею фраза откликалась на серебристой морде,  искажаясь в морщинках оттенками недовольства; с каждым вызывающим жестом ее напряжённого тела степень его агрессивности множилась  в геометрической прогрессии, буквально превращая кота в бомбу замедленного действия:  одно неосторожное движение - взрыв, последствия которого могли достичь небывалых масштабов, в первую очередь , касаясь его внутреннего состояния и уравновешенности, что трещала по швам с момента их первой встречи.

Хрупкая чаша оставшегося терпения разлетелась вдребезги, вместе с гортанным рыком, оборвавшим реплику кошки. Через бреши, зияющие в измотанном чувстве самоконтроля, просочилась густая черная масса, растекаясь во венам, обжигая, проникая в каждую клетку организма.
Ты можешь все, - исполин закусил язык, сдерживая рвущегося изнутри зверя, подавляя за дрожащими усами громовые раскаты, - можешь продолжать захлёбываться в собственной неоспоримой правоте, плеваться в меня ядом своих слов, кидаться на меня с когтями, но ровно до тех пор, пока я тебе буду это  позволять, - осекся, кажется, до онемения сжав челюсти. Мышцы под шкурой угрожающе дёрнулись, когда вся туша сдвинулась с места, ринувшись на кошку - в момент, когда та отвернулась.

Пламя полыхнуло, обжигая багровыми языками наледи стен, заполняя собой все нутро и беспощадно волнуя стальные нервы. Сдавливая в горле клокочущий ком холодной ярости, исполин совершил молниеносный выпад вперёд, настойчиво притягивая самку к себе и упираясь свинцовой грудью в покатую спинку. Когти погрузились в мягкую почву, ища нужную опору под мощным телом, но, кажется, продолжали вязнуть в густой, водянистой трясине; жёсткими пальцами самец подцепил подбородок кошки, побуждая ее приподнять мордочку и посмотреть ему в глаза, чтобы уловить в них томительный отблеск эгоистичного довольства, что подстёгивал тёмное желание, накрывал океанской волной, диктуя дальнейшее поведение и вероломно побеждая в поединке над разумом.

Не вынуждай меня каждый раз прибегать к грубой силе, - бессильно рыча в чужой затылок, зажал бёдрами круп самки, максимально ограничивая ее в движениях,  —  на меня твои провокации не действуют, - в жёлтых глазах виднелись лишь отголоски кипящего котла эмоций, в грубых прикосновениях ощущались лишь ослабленные импульсы, потому что источник, само кострище, расположившееся в ребрах и пустившее корни к низу живота, было куда мощнее, куда сильнее и неукротимее. Грубая подушечка скользнула вниз по тонкой шее,  ощущая под кожей мелкие вибрации наполненного нескончаемым сопротивлениям нутра кошки,  — в прошлый раз ты была гораздо смиренней, - горячее дыхание опаляло вздёрнутый розовый носик,  — остановишь меня? - наверное в качестве финального аккорда можно было ожидать от сумрачной смачной пощечины, но эта кошка была столь непредсказуема, что оставалось просто довольствоваться кротким моментом их близости, захлёбываясь в искушаемом сладковатом запахе бурой шерсти.

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » болото