cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » старая гремящая тропа


старая гремящая тропа

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

http://s5.uploads.ru/w2yzx.png


Несмотря на то, что эта тропа давно заброшена, каждый в племени знает, что переходить её нужно осторожно, обязательно осматриваясь по сторонам. В сезоны Юных и Зеленых листьев порой здесь проезжает Чудище Двуногих, и, к сожалению, история племени Теней знает примеры несчастных случаев, когда какой-нибудь нерадивый оруженосец или зазевавшийся вояка становится жертвой этого ревущего существа, исчезающего также внезапно и быстро, как и появляющегося.


0

2

хвойный лес

Ух, как припустил Рысеух. У него чуть пятки не задымились от быстрого бега. И при этом ведь надо успеть все посмотреть и запомнить! Сердечко билось так быстро, что хотело выпрыгнуть из груди. Оруженосец даже и не думал остановиться и оглянуться на поспевающую за ним Ночнолапку. Ему хотелось обежать всю-всю территорию родного племени, но он не знал, где она кончается и как выглядят границы. А ведь интересно, как воители понимают, что граница закончилась? Это было очень сложно понять и додумать в голове, надо было посмотреть глазами.
— Эй, Ночушка.. или как... там тебя, давай... найдем границы! Я... хочу на них... посмотреть, — Рыся остановился и, запыхавшись, пытался высказать все сразу. Ученик продолжал шумно вдыхать воздух, сильно захотелось пить. Да и как-то резко потемнело, Рысеух еле мог рассмотреть свой нос. А Ночнолапка так и вообще почти пропадала из вида, — Ого... тебе будет... легко прята...ться от врагов в такое время, — оруженосец взял на себя руководство маленьким патрулем и поманил хвостом соплеменницу прямо. Они должны найти и посмотреть границы! Если Нетопырь не хочет его обучать, Рыся сам себя научит.
— Слушай, а кто тебя одну-то отпустил по лесу шарахаться? — наконец отдышавшись, выпалил ученик, посмотрев на Ночнолапку. Он только сейчас задумался о том, что эта кошечка забыла тут одна без наставника. Это же... нельзя оруженосцам одним ночью по лесу ходить! Хотя вот они сейчас вдвоем, и никто их не ругает за ночные гулянки. Странно все это, может, их пропажи не заметят? Но что-то подсказывало Рысеуху, что ему непоздоровится, если он к утру не будет на своей подстилке.
И тут ученик остановился. Он замер на месте, вылупившись на непонятную серую землю.
— Что это? Это... граница?— Рысеух принюхался и с отвращением отвернулся, — Фу, ну и мерзкий запах! Понюхай! — пахло чем-то тяжелым, ужасным, от этого запашка слезились глаза и щипало нос. Про охоту Рыся забыл, а также он забыл и о том, что хотел показать Ночнолапке то, чему он успел научиться, наблюдая за наставником. Ученик медленно подошел к тропе и поставил на нее лапку.
— Странная на ощупь, теперь понятно, как выглядит граница, — Рысеух осторожно ступил на тропу и стал медленно преедвигаться по ней, будто он что-то нарушает, — Вроде бы безопасно, иди сюда! Котик подозвал соплеменницу, она тоже должна потрогать границу и постоять на ней! Сегодня все-таки лучший день в моей жизни!

Отредактировано Рысеух (2017-08-10 23:38:41)

+1

3

<-----Хвойный лес
Рысеух даже и не собирался подождать её. Он мчался вперёд, это и понятно. Ночнолапка старалась бежать быстрей, с каждым шагом становясь ближе к Рысеуху и чему-то новому, интересному, к тому, что в такой темноте нельзя было разглядеть. Бурному, очевидно, тоже было интересно, новое всегда интересно, особенно, если узнать о нём самому, а не услышать от наставника.
- Я. Ночнолапка. Ты. Точно. Уверен. Что граница. Там? - не останавливая своего бега, кошечка прокричала свой вопрос в еле заметную спереди спину. Всё же, ночью в лесу было очень темно, если даже кота, бегущего в нескольких шагах от тебя невозможно разглядеть как следует. Можно, например, врезаться в его резко остановившуюся спину, если не свернуть вовремя чуть вправо. Что чёрная и сделала. После долгого бега просто необходимо было перевести дух, но не этому оруженосцу.
- Поэтому. Меня. И назвали. Ночкой. А ты. Совсем никогда. Не устаёшь. Говорить? - сама того не заметив, Ночка могла и обидеть Рысеуха, кому понравится, когда его называют болтуном? Кот, похоже, решил руководить их прогулкой, кошечка без труда заняла роль ведомой и последовала за бурым.
- Ну, я сама себя отпустила, - ту в пору было бы пожать плечами, так как сказано это было так, будто входило в порядок вещей, то, что оруженосца сами отпускают себя в лес. В конце-концов, никто не бегает по леса, ища их, значит, всё в порядке.
Они остановились, видимо, пришли. Почти у лап Ночнолапка лежала длинная серая полоса, от которой пахло очень неприятно.
"Неужели, так пахнут метки?" Рысеух уже успел выскочить на дорожку, не желая уступать, кошечка тоже сделала несколько шагов и поморщилась. Слишком она была твёрдая, как камень, но с малепусенькими ямками, но тёплая. Ночка наклонилась, нюхая "границу" и ели удержалась от чиха, защипало глаза, зачесался нос и показалось, что она вдыхает не воздух, а какую-то жижу. Отдёрнув голову повыше и потреся головой, Ночнолапка всё же чихнула.
- Как думаешь, можем мы её перейти? Границу? Так, на секундочку, даже в лес не будем заходить. Посмотрим просто? - сейчас ведь ночь, и никто из патрульных их не поймает, да и нарушением это считать нельзя будет, они ведь только по смотрят на свой лес с другой стороны границы.
- Как думаешь, это граница с каким племенем?  Мне кажется, что с Небесным,
-
ляпнула Ночнолапка первое, пришедшее в голову, племя.

+1

4

Все было невероятно интересно и захватывюще. Каждая секунда, проведенная около "границы", завораживала Рысеуха. Ему не хотелось уходить, возвращаться в лагерь и ложиться спать. Хотя глаза уже начали слипаться, а оруженосец стал часто часто зевать и поддаваться усталости. Ночнолапку тоже заинтересовала граница, что не могло не радовать ученика, ведь ему удалось хоть чем-то удивить эту девчонку. По крайней мере Рысеух на это надеялся.
— Пахнет она как-то странно, тебе так не кажется? — снова сморщил нос Рыся, брезгливо убирая лапу с твердой и шершавой поверхности. Тропа была очень необычной, и это зарождало в сумрачном котике массу вопросов, на которые ни он, ни Ночнолапка не смогут дать ответ. А идти к Нетопырб и напрямую спрашивать про эту границу - ну это такое. Предложение соплеменницы вызвало восхищение у Рысеуха, и он начал приплясывать на месте, радуясь, что сейчас они начнут исследовать.
— Ох, я первый! — мяукнул Рыся, резко выбегая на границу. Какая она широкая! И еще по ней нельзя резко бегать - все подушечки стерлись. Но, не обращая на это внимание, оруженосец повалился на тропу и стал по ней кататься, словно скрывая свой запах.
— Я думаю, что с Речным. Мне мама не раз говорила, что от них воняет хуже, чем от крыс, — Рысеух был в этом уверен, ведь еще никогда ему не доводилось встречаться с речным воителем и обнюхать его, — А от этой вони у меня аж слезы наворачиваются, — Рыся поднялся и пошлепал обратно, глаза и правда щипало, невыносимо было тут находиться..— Вот я маму удивлю, когда скажу, что подрался с речным воителем! От меня же воняет сейчас как и от границы! — доовльным голосом пробубнил Рысеух, посанивая хвостом Ночнолапку. При очередном взгляде на маленькую черненькую кошечку, Рыся вспомнил наставника. В животике тут же похолодело от страха, сердечко заволновалось, а дышать стало трудно.
— Эээ, знаешь, Ночка, могу же я тебя так называть? Так вот, Ночка. Я бы не хоткл показаться трусом, да я и не трус вовсе, просто... эээ, понимаешь, у меня очень строгий наставник, как оказалось. Да ты и сама видела. Поэтому, предлагаю двигаться в сторону лагеря, иначе Нетопырь с меня шкуру спустит и мяско скормит воронам, а косточки закопает. — Рысеух сорвался с места и ринулся в сторону лагеря.

>>> пока выведен. прошу прощения за столь долгий ответ /была в отъезде/

0

5

Предложение посмотреть что тап, с той стороны границы Рысеуху понравилось и н кинулся вперёд. Ночнолапка побежала за бурым, но непривыкшие к такой твёрдой поверхности подушечки лап неприятно обожгло, одну она даже слегка оцарапала. Всё же догнав, и почти обогнав,  Рысеуха, чёрная зевнула, вслед за зевавшим до этого Рысеухом. Под впечатлениями дня кошечка не замечала усталости, хотя, живя она в детской, мама давно вложила бы спать её.
- А мне кажется, что с небесными, только их лапы привыкли к твшрдому, - версия бурого тоже могла быть, но, уже из вредности, Ночка не хотела её принимать. Усмехнувшись на слова оруженосца, усердно сочиняющего себе приключения, кошечка прошла чуть вперёд, разглядывая "соседский" лес. Вытянув вперёд голову и приподняв поцарапанную, переднюю правую, лапу, она при открыла рот, пытаясь разобрать другой, кроме тропы, запах, но ничего из этого не вышло.
- Я не трус, но я боюсь! Догоню, - весело крикнула Ночнолапка, вслед удаляющемуся Рысеху. Оставшись одна, чёрная села и принялась вылизавыть болевшую лапу. Когда царапинами перестала болеть она закончила процедуру и маленькими шажками, будто кралась, пробралась на ту сторону тропы. Ноклонившись, кошечка понюхала землю и еле уловила привычный запах сырой земли. Потрогав землю лапой и убедившись, что она точно такая же, как и дома, юная ученица развернулась и побежала назад в лагерь, стараясь не отклоняться от приведшей её сюда дороги.
----->Главная поляна племени Теней

0

6

- Болото

Грязь медленно подсыхала на некогда светло-серой шкуре Стрелолиста хрупкой коркой, стягивала его кожу, трескалась от малейшего движения подобно хитиновым пластинам и осыпалась под лапами мелкой крошкой. Путь был неблизкий, но глашатая это не огорчало – он был не прочь пройтись с Тайгой, пусть и в полной тишине. Его мысли были заняты пространным рассуждением о том, как он вызвал пёструю соплеменницу в лес, чтобы отчитать за неподобающее воительнице поведение, и вот они уже идут на охоту вместе, выпачканные с лап до головы, и чувствуют друг к другу некое сродство на фоне всего произошедшего.
«В какой момент всё изменилось?» - Стрелолист шумно выдохнул и пригнул голову, чтобы не задеть кончиками ушей надломленную косматую ветвь старой ели. Изредка им попадалась дичь, и тогда воители безмолвно разделялись: Стрелолист был загонщиком, Тайга – ловцом. Так спустя какое-то время коты вышли к заброшенной Гремящей тропе. Она была такой же, какой полосатый воин запомнил её в последний раз – негостеприимной, недвижимой, точно сброшенная кожа гадюки, и таила в себе скрытую угрозу. Застывший воздух уже давно не смердел зловонным дыханием Чудовищ, но само место было словно окутано облаком гнёта, проникающего в глотку вместе с жизненно важным кислородом, и там, уже внутри, пробирающегося по кровеносным сосудам к самому сердцу, чтобы отравить его, выжечь прогорклой отравой и навек заклеймить своей нечистой меткой.
- Здесь давно не было охотничьих патрулей, - пояснил свой странный выбор местности Стрелолист, останавливаясь у жидких зарослей на обочине чёрно-серого полотна. Медленно пройдясь вдоль Гремящей тропы, он навострил уши и внимательно вслушался в шорохи живущего своей жизнью леса. Где-то в вышине отстукивал свою одинокую дробь запоздалый дятел, шелестела примятая трава под лапками мелкого зверька, тоскливо скрипела сломленная сильным ветром ветвь, но глашатая такая скудная дичь не интересовала – он надеялся отыскать нечто покрупнее.
И нашёл.
Тихо снуя меж пожухлых стеблей и выдавая своё присутствие одним лишь специфичным запахом, неподалёку промышлял охотой хорёк. Продолговатое серо-чёрное тельце венчала востроносая мордочка, мелкие лапки перебирали сухую листву, а тонкие усики мелкого хищника подрагивали, выдавая не то предвкушение славной охоты, не то дрожь от холода, не то Звёздное племя знает что - Стрелолист не был знатоком по части чужих эмоций, а уж по части эмоций хорьков и подавно. Сделав Тайге знак кончиком хвоста, глашатай приник к земле и медленно покрался к добыче, выбирая долгий, но более безопасный путь. Пару раз ему пришлось замереть, когда зверёк приподнимался и осматривал окрестности внимательными глазками-бусинками; Стрелолист же закрывал свои, сквозь полусомкнутые веки наблюдая за хорьком.
«Пора!» - подсказал отточенный многими лунами инстинкт охотника, и старший воитель бросился вперёд, загоняя дичь в лапы Тайге.

+2

7

болото


В какие-то мгновения воительнице казалось, что ещё немного, и она сама запросится, как маленькая, обратно в лагерь. Или как минимум до ближайшей лужи, которая могла бы помочь смыть с себя огромный пласт засохшей грязи. Не то, чтобы её заботил внешний вид, но получившаяся корка мешала движениям, и оттого Тайга чувствовала себя неуютно. Она, хоть и не была трусихой от слова совсем, испытывала безмолвный страх перед их соперницей за территорию, перед рысью. Одно дело - одержать победу в битве с более крупным воителем, но совсем другим была эта тварь: огромная, смертоносная и совершенно не ведающая о Воинском законе.
Впрочем, сама атмосфера их точки назначения также не располагала к добрым мыслям - мёртвая чёрная зловонная корка, созданная двуногими и покрывающая под собой задыхающуюся землю. От одного смрада кошку невольно передёрнуло.
— Здесь давно не было охотничьих патрулей, — словно в ответ на её мысли подал голос Стрелолист.
— Неудивительно, — фыркнула пёстрая кошка, поёживаясь. Потребовалось время, чтобы охотничий азарт взял верх над природным и невольным чувством опасности, но вскоре Сумрачная кошка заразилась спортивным интересом и зорко вглядывалась в сырой и унылый пейзаж, пытаясь отыскать живую душу.
Взмах хвоста глашатая привлёк внимание Тайги, и она, проследив за его взглядом, также заметила хорька. Невольно оценив охотничьи навыки Стрелолиста, кошка послушно заняла уготованную ей позицию и присела, внимательно следя за серым тельцем. Наконец, когда та побежала к ней, трёхцветная воительница покинула своё укрытие и птицей взлетела в воздух с выпущенными когтями, метя прямо в потенциальную добычу.

+2

8

Хорёк оказался не так прост: ловко увернувшись от когтей молодой охотницы, он бросился совсем в другую сторону, стремясь затеряться в рыжей траве.
- Тайга, за ним! – рявкнул Стрелолист, быстро разворачиваясь на ходу и стремясь одним мощным прыжком нагнать ускользающее юркое тельце, но тут его лапа попала на голый участок сырой земли и предательски заскользила; глашатай вдруг с ужасом понял, что не успевает, никак не успевает затормозить, хуже того – он врезался в некстати вставшую на пути Тайгу, сбил её с лап, и они вместе, как два глиняных шара, брошенных один за другим, вкатились в сухие заросли папоротника. Хорёк был спасён, а репутация Стрелолиста безжалостно подмочена, уже во второй раз за этот день, и снова рядом с ним оказывалась пёстрая соплеменница, озорно поблёскивающая своими округлыми глазками.
- Звездоцап подери! Что ж… - протянул Стрелолист, неловко поднимаясь на лапы, хмурясь и исподлобья изучающе глядя на мордочку Тайги. – Думаю, на этом наша охота окончена. Пора избавляться от маскировки, - и с этими словами он неожиданно подался вперёд и вгрызся зубами Тайге в шею, и это могло бы выглядеть ужасающе, до отвратительного реалистично, если бы не скрежет разламываемой зубами глашатая застывшей грязи. Мотнув головой, он лбом смахнул мелкую крошку с запачканной шерсти соплеменницы, а затем, нахмурившись и плотно сжав губы от усердия, лапами без когтей принялся разминать твёрдый земляной пласт на её боку, выкрашивая грязь и постепенно придавая шерсти соплеменницы более-менее приемлемый вид. - Ах да, позволишь? – запоздало поинтересовался Стрелолист, и его лапа застыла в мышином усике от бока соплеменницы, а внимательные глаза тускло сверкнули затаённым ожиданием.
Отчего-то полосатому воителю стало неловко в собственном коротком мехе, заскорузлом от неряшливых потёков грязи, уродующих его и без того не слишком складную фигуру; стало тошно от смердящего запаха болотного торфа, который он, вне всякого сомнения, сейчас источал, но обычно не придавал этому значения. Поставив занесённую лапу на землю, глашатай медленно подался назад, вновь плотно сжимая губы и уже готовясь услышать решительный отказ или очередную колкую шутку Тайги, что означало бы одно и то же – «держись от меня подальше, Стрелолист».

+2

9

— Тайга, за ним! — раздался окрик у неё над ухом, и пёстрая воительница, очнувшись от оторопи после осознания факта, как лихо хорёк дал от них стрекача, широкими прыжками помчалась за ним. Она не могла сказать точно, было ли виной её промаха совершенно рассеянное и задумчивое настроение или же внезапный утяжелитель в виде земляной брони, но факт оставался фактом: её охотничьи навыки внезапно вернулись к бытности оруженосцем.
К слову, весьма неожиданно её настигла ещё и месть за вчерашние чудеса на виражах, проделываемые в лагере: внезапный толчок в бок, начинающаяся вращаться перед глазами земля и лапы, беспомощно пытающиеся напоследок ухватиться за холодный воздух. Собирая ещё больше грязи на шкуру, двое, как катящийся с горы ком, кубарем полетели в сторону, пока резкий запах папоротника и приглушённый звук не дали знать, что заросли любезно остановили их дальнейшее свободное падение. Кошка резко дёрнулась, выпутываясь из чужих лап, которых по её собственным ощущениям было гораздо больше, нежели просто четыре.
— Думаю, на этом наша охота окончена. Пора избавляться от маскировки, — не успела Тайга ничего ответить, как раздался отвратительный треск, извещавший о том, что её непробиваемый доспех исходится трещинами от кошачьих зубов. Она невольно поморщилась, когда вместе с присохшей грязью следом дёрнулась часть белого меха, но не тронулась с места. Какой же воительницей она была, если бы от такого пустяка начала дёргаться и ныть? — Ах да, позволишь?
Тайга посмотрела прямо в глаза глашатаю, внезапно посерьёзнев и оценивающе вглядываясь в холодную льдистую глубину. Она не была уверена, сколько длилось их молчание, но вот, наконец, губы тронула кривоватая улыбка.
— В любом случае, уже поздно спрашивать разрешение. У меня только одно условие: не дёргайся, — отозвалась кошка, для которой проявление заботы и иных чувств было куда более привычным. Ей не требовалось на это ни дозволения, ни какой-либо особой обстановки и таинства, а потому она, стараясь не вдыхать особенно много зловонного амбре, окружавшего их, начала осторожно, чтобы не выдёргивать клоки шерсти, счищать языком с короткой глашатайской шерсти грязь.

+2

10

Тайга не двигалась. Она не всхлипнула, не пискнула и даже не дёрнулась, когда зубы глашатая безо всякого предупреждения сомкнулись на её шее; не шевельнулась и тогда, когда он позволил себе счищать грязь с отяжелевших от налипшей земли боков, чувствуя замёрзшими подушечками тепло её тела. Но смотрела на Стрелолиста своими умными, всё понимающими и, как казалось полосатому воителю в тот момент, всепрощающими глазами.
- В любом случае, уже поздно спрашивать разрешение, - негромко выдохнула Тайга, и наваждение рассеялось: перед Стрелолистом стояла всё та же крапчатая соплеменница, крепкая, складная и совершенно спокойная. - У меня только одно условие: не дёргайся. – И потянулась мордочкой к нему, глашатаю, в первое мгновение растерявшемуся от такой неожиданной подачи, а потому сделавшему ещё один мелкий шажок назад и запрокинувшему голову, как будто стремясь оказаться как можно дальше от скользкого языка гадюки, источающего смертельный яд. Осознав, насколько глупы и неправдоподобны его фантазии, Стрелолист прикрыл глаза и искривил губы в презрительной полуулыбке, предназначенной ему и только ему одному. Мягкий обволакивающий запах Тайги был повсюду, он заглушал кисловатый запах гниющей листвы, болотных испарений и чужеродного, неестественно острого запаха Гремящей тропы; словно кружево полупрозрачного тумана, он застил глаза, и глашатай запоздало вспомнил, что они здесь совсем одни, в глухом участке своих земель, где их не скоро хватятся, случись что. Но Тайга уже коснулась его шерсти и методично стала счищать серое крошево с такого же цвета меха, и долг глашатая затих, захлебнувшись безмятежностью, накатившей на Стрелолиста от умиротворяющих прикосновений соплеменницы. Старший воитель покорно позволил себе расслабиться, ненадолго, всего лишь на несколько минут, позабыть, кто он и где он, а главное – для чего это всё и так ли это нужно племени.
«Племени – нет, а мне… ?»
Шумно выдохнув и всколыхнув шерсть на макушке Тайги, полосатый воин нехотя приоткрыл глаза и провёл языком по припорошенному пылью и тонкой коркой грязи лбу соплеменницы, смахнул обрывок листка, прилепленный им ранее, и тонко улыбнулся, на мгновение представив выражение морды Мутногривого или Шрамовника, застань они сейчас столь живописную картину.
Но вскоре всё закончилось. Шерсть была уложена и выглядела приемлемо, и даже длинные пряди Тайги лежали аккуратно, больше не напоминая грубые неряшливые колтуны. Критично осмотрев плод их общих усилий, Стрелолист коротко кивнул и взмахом хвоста поманил Тайгу за собой – в лагерь.
Говорить не хотелось, острить тоже, но удержать в памяти несколько долгих, пусть и уже оставшихся в прошлом минут покоя отчего-то казалось сейчас важнее очередного глотка воздуха. Подобрав по пути пойманную ранее дичь, коты двинулись домой.

- Главная поляна

+3

11

Для пёстрой воительницы, пожалуй, было удивлением заметить, что обычно холодный и отстранённый глашатай не препятствовал тому, что она делала. Разумеется, об этом она задумалась уже тогда, когда было поздно, но мысль эта, не отвлекающая от машинальных и привычных движений, молнией сверкнула в её голове и, в отличии от большинства других, немедленно исчезающих за горизонтом памяти, почему-то осталась на месте, выжидающе вперив в неё задумчивые пустые глаза.
Шершавый язык Стрелолиста коснулся её лба и видение подёрнулось рябью, как потревоженная водная гладь. Тайга не хотела удерживать его перед собой, а потому покорно подставила свой лоб и прикрыла глаза, обрамлённые бело-рыжими ресницами. Она не солгала бы, сказав, что отчаянно хотела продлить этот момент, первый для неё, когда обращённая к ней забота не шла от кого-либо из родственников, но слова не хотели слетать с её губ, и потому она лишь вопросительно глянула на своего спутника, когда их приведение в порядок наконец-то завершилось. Взмах хвоста, служивший сигналом, прервал эту сцену: коротко кивнув, Сумрачная кошка последовала за глашатаем в сторону лагеря, подобрав дичь.
На половине пути она невольно бросила взгляд за плечо, глядя на то, как стволы высоких деревьев растворяются в лёгкой дымке. Несмотря на то, что она старательно воспитывала в себе исключительно воинские качества, совершенно иные чувства сейчас осторожно касались самой глубины её души, заявляя о себе. Тайга тяжело вздохнула: быть бесстрастным и непоколебимо храбрым воином было гораздо тяжелее, чем в материнских повестях.

»лагерь племени Теней

+2

12

палатка целителя >>>

Ком старого мха отправился в какую-то яму уже возле стен лагеря. Ястребиный лишь аккуратно забрал свёрток порванных листочков, которых было не так чтобы много, но аромат от них стоял изумительный. А потому, чтобы кто-то из соплеменников случайно не застал оруженосца за непристойным занятием вроде наглого пожирания мяты, он решил уйти поглубже в лес, в ту часть территории, куда редко кто захаживал.
Запах растения щекотал нос и будоражил разум, заставляя живее перебирать лапами. А зачем Ольхогриву порванные листья? Всё равно ведь засохнут. Ну, или их пришлось бы экстренно давать больным. А кто у нас в лагере больной? Я-я. Значит, всё довольно удачно складывается. Ястребиный ухмыльнулся самому себе, как бы хваля за чисто сработанную схему. Совестливую мысль о Подлёдной пришлось подавить и загнать куда подальше.
По мере приближения к гремящей тропе оруженосец замедлялся, внимательно прислушиваясь и всматриваясь в видневшееся неподалёку чёрное полотно. Выглядела тропа зловеще, хоть и пустая, она всё равно таила в себе угрозу, однако это черношкурому и было нужно. Здесь его вряд ли станут искать. А уж чудищ нечего было бояться - достаточно не ступать на чёрный камень, покрывающий дорогу, с которой монстры не сходят.
Ястребиный заполз под один из ближайших к тропе кустов и некоторое время вслушивался в звуки леса, убеждаясь, что никого поблизости нет. Всё складывалось как нельзя удачно. Кот аккуратно выложил остатки листьев перед собой и позволил себе насладиться их дивным ароматом. Постепенно он пережёвывал их по одному, ощущая расслабленность во всём теле и лёгий туман в голове. Ко всему прочему, кашель больше не донимал.

+2

13

Сладкая нега густо окутывала мышцы, мешая передвижению. Не в силах остановить бесконечный проигрыш воспоминаний в отяжелевшей голове, бесхвостая продвигалась перебежками, с каждым интервалом промежутка вылизывая свою шерсть все тщательней, находя там крупицы чужого запаха и вновь замирая на несколько минут. Даже сердце билось реже, все еще во власти тягучих пут, заходилось лихорадкой, склоняя восприятие к непроглядной ирреальности.

Смолистое покрытие черневшей в полумраке тропы манило своей прохладой звенящие жаром, натруженные подушечки. Замерев подле высушенной полуденным солнцем кромки земли, бесхвостая аккуратно коснулась остывшего, разделившего тепло с землей, уродливого камня Двуногих. Привычное напряжение не тронуло линию спины даже сейчас, когда начеку должен быть каждый инстинкт. И лишь заслышав сопение со стороны родных территорий, сердце будто очнулось, пускаясь в привычный ритм, внезапностью разнося свой стук от висков до пят.

   — Кто здесь? - голос сорвался на предупреждающий рык; слишком усталая для нападения в лоб, слишком упрямая для того, чтобы пройти мимо. Сосны вокруг не располагали к продуктивному древолазанью, но сейчас Молнии было все равно - покажись, или Когтезвёзд узнает о твоих ночных выходках.

+5

14

Туман плотнее застилал взор с каждым следующим листиком мяты. Ястребиный жевал их так тщательно, будто пытался выдавить всю влагу до последней капельки. Пасть приятно вязало, кот вытянулся, совершенно позабыв о секретности, которая так его заботила несколько минут назад, и гулко заурчал. Он рефлекторно выпускал и втягивал в тёмные подушечки коготки от удовольствия, мысленно представляя себе что-то чересчур странное.
- Кто здесь?
Самодовольный смешок раздался из-под куста, а затем Ястребиный лениво выкатился оттуда. Лёжа на спине и раскинув лапы в разные стороны, он снизу вверх уставился на наставницу мутным взором.
- Тогда ему придётся узнать и о твоих.
Всё тело горело, в висках стучал пульс. Ястребиный глумливо и нагло разглядывал кошку, не прекращая довольно урчать.
- Сладкая, у меня для тебя есть подарок.
Широко улыбнувшись, он неспешно махнул хвостом в сторону куста, из-под которого выкатился. С Молнией можно было поделиться. Да, там осталось достаточно, чтобы ей стало так же весело, как и оруженосцу, и они могли бы повеселиться. Испачкать подстилку Когтезвёзда в лягушачьих внутренностях, например. Мысль о дичи заставила чёрно-бурое пузо издать протяжный вой.
- Я, пожалуй, ещё пожую.
Мята голод не утоляла, но хотя бы притупляла его. Ястребиный вытянул лапу, с третьего раза цепляя ещё один уже чуть подсохший листочек и закидывая его в пасть. Задняя лапа дёрнулась от удовольствия.

+4

15

Тёплый ветер ерошил шерсть на загривке, предательски относя все запахи в сторону собеседника; несмотря на влажность ночного воздуха, прохлады не чувствовалось, а сухая земля крошкой впивалась в стёртые долгим днем подушечки. Осознав, что сердито взвилась, четко вырисовываясь на фоне полупрозрачных теней, бесхвостая вжалась в чернильный край гремящей тропы, всё также, не моргая, выглядывая причудливые образы на той стороне.

Знакомые вибрирующие нотки басовитого тона мигом сбросили напряжение, не отрывая живота от, собравшего дневную пыль, липкого покрытия, Молния по-пластунски пересекла путь чудовищ.
    — Тебе башку напекло, пенёк? - с явной насмешкой в поблескивающем усталостью нефрите искренне поинтересовалась, медленно втягивая запахи через приоткрытый рот - откуда ты это приволок? Сладковатый, пробирающий каждую фибру измученной души, запах тут же овладел ею, заставив подавиться жадным урчанием. Протянув лапу, сумрачная свойски отодвинула кучку, все также строго ожидая ответа; было потянулась, чтобы крепким ударом по черной вороватой лапе отсечь идею оруженосца поживиться, как разум помутнился, расширяя змеиные зрачки. Ольхогрив знает? - поддавшись порыву, бесхвостая кувырнулась через плечо, врезаясь лбом в желанные, ароматные листочки.

+4

16

Кот лишь шире улыбался на вопросы наставницы, казалось, что его сейчас порвёт от самодовольства. Удовольствие медленно превращалось в энергию. Ястребиный, слегка покачнувшись, поднялся на лапы, мордой утыкаясь в пушистое вкуснопахнущее плечо Молнии и весело бормоча что-то нечленораздельное.
-Ольхогрив знает?
Смех нараставшим клокотанием вырвался из груди черношкурого. Оруженосец неспешно обошёл наставницу по кругу, дабы лучше видеть её одобрение, пока кошка наслаждается прелестным вкусом манящих листиков.
- Ольхогрив выбрасывает непригодные для лечения травы, - Ястребиный смешно потягивал слова. - Я просто нашёл им лучшее применение.
Он по очереди вытягивал лапы, когтями цепляя вялые травинки и пытаясь вырвать их из земли. С каждым движением наслаждение словно быстрее двигалось по жилам, вынуждая кота глумливо улыбаться, расфокусированным взглядом смотря куда-то вниз.
- О, может, мы наведаемся к нашим соседям-кискам? - ученик подмигнул наставнице. - Мне кажется, у них может быть более свежая мята. Или что-то поинтереснее.
Может, удастся стащить что-то вкусненькое из гнезда Двуногих. Голова работала плохо, Ястребиный не мог вспомнить точно, когда последний раз ел, но ноющий желудок намекал, что это было очень давно. А из жилища домашних кисок частенько тянуло чем-то вкусным. Ночью-то попроще будет. Ну, а на крайний случай оставался большой странный полый пень, в который Двуногие сбрасывали всё что ни попадя. Зачастую это всё было подгнившим, но чем Звездоцап не шутит?
Довольно мурлыча от осознания всей гениальности своего простого плана, Ястребиный устремился в направлении гнезда Двуногих, слегка пошатываясь на ходу, но сохраняя твёрдую решимость.

Отредактировано Ястребиный (2018-08-08 13:32:15)

+2

17

Белые, размазывающие фокус взгляда блики, сероватые, танцующие путано и обманчиво тени — воительница, тихо крадущаяся сквозь густые заросли, была тем, на ком глаз не захочет останавливаться и тем, кто останавливал свой взор на каждой детали. Каждой, ибо вместе они сплетались, давали остро отточенный узор целостности, полного понимания ситуации. Этим узором без крови можно перерезать глотки и загонять в угол, не имея внушительно давящей массы. Этим узором можно погубить на первое впечатление гораздо более могущественного противника. Полезно, когда противник твой — безжалостный предводитель-властолюбец.

Однако, несмотря на распространённый образ дипломата, Куница была не менее безжалостна. Точнее, стала. Ей пришлось стать после того, как сражение с войной оказалось проиграно — война победила, война забрала дорогое. Но не сломала, нет. Сию привилегию, сломать собственное сердце, Куница оставила за собой. Сломать и забыть, чтобы пойти против тех, кого любила. Против сестры, безвинно оказавшейся по другую сторону баррикад, но не такой уж невинной, против наставника, всегда верного, сидящего подле клыков чудовища, кое возглавляло их племя, против… Лучшей подруги, наконец. Честно, лишь в своих мыслях, Куница не хотела бы идти против Молнии. И даже не причислила бы бесхвостую любительницу приключений к противникам — мало ли, многим не везёт с родственниками (тут нужен пламенный, точнее ледяной, привет «любимому» братцу). Однако Молния была верна идеалам семьи. Молния была… Серо-белая резко остановилась. Это что же, слуховые галлюцинации такие? Подавляемые с маниакальной тщательностью эмоции вылезли наружу в виде голоса подруги?

На мгновение испугавшись своего болезненного состояния, Куница оступилась и выдала своё присутствие. Только кому — настоящим соплеменникам или кошмарам, фантомам. И ещё ведь не столь однозначно, что хуже. Дилемма разрешилась быстро. Перед холодным голубым взглядом предстала бурая сестра предводителя. После ещё обнаружился куда-то направивший стопы Ястребиный. — Тренировка? Нет, вряд ли. Странно они выглядят. Какого, — странный, смутно щекочущий раздражённые нервы запах достиг носа воительницы. Да неужели. Мята. Слишком хорошо сей запах знала частенько достающая призрачными симптомами целителя Куница.

— Что, — лёгкая, будто барсук, нежно придавивший к земле, пауза, — здесь, — ещё одна, — происходит? — явственно хотелось сказать другое, более грубое, однако оных выходок Теневая себе позволить не могла. Сохранение самоконтроля превыше всего.

Отредактировано Куница (2018-08-07 19:21:17)

+6

18

party like a russian — robbie williams \\             

Расширившиеся от неосязаемого, играющего с разумом наслаждения, зрачки оставили попытки следовать за смазанным в кривую траекторию, черным силуэтом; промаргиваясь от избыточного увлажнения остекленевшего взгляда, взметнула вверх лапы, любуясь прозрачными послеобразами.

Ощущения были не в новинку, но истощенный организм принимал стимулирующую подачку как впервые, без остатка разгоняя провоцирующие вещества бурлением кипящей крови. Сдавленные посапывания Ястребиного время от времени напоминали о наставнической ноше и она бросала оценивающий взор на распробовавшего дозу черношкурого, не сдерживая сардонических смешков.
    — Жбаан кипит - стручок дрожит, - растягивая гласные и давясь подступающей икотой, бесхвостая обличала всплывающие мысли переплетением случайных слов - или наоборот? Прешшжде чем заводить новых подружшек, разберись с иммеющжимися, - язык заплетался, но это ничуть ее не смущало; была готова вывалить кипу имеющихся советов на широколобую голову юнца, шансы на присутствие цензуры в которых никли к отрицательным значениям - иначе пожалеешь..

Ослабшее накатившей негой, безвольно разметавшее конечности по траве, примятой худощавым боком, тело стало заложником проигрываемых перед невидящим взглядом воспоминаний. Она не сразу заметила Куницу, лишь дробящим зубы дуновением ледяного тона приходя в себя, осознав расхлябанность положения стягиваясь в тугой клубок, приветственно протянув на голос подрагивающие пальцы. Только сейчас сумрачная осознала, что несмотря на плавящий разум зной, ее крупно знобило.
     — Кунии..икхк, - усилием вытащив вторую лапу, не утруждала себя подъемом, подтянувшись на ослабевших конечностях к подруге прямо по пыльной траве, пока не врезалась лбом в чужое стальное запястье, обличающее всю твёрдость спланированных намерений - я облачко.

Ожидаемой реакции не последовало, одобрительно скосив глаза на присоединившегося Ястребиного, сумрачная что-то лихорадочно прикидывала в уме, подрагивающей кромкой зрачков выдавая себя с потрохами. Обмахнувшись коротким хвостом, медленно вытянула передние лапы, испытывая чужие рефлексы, после, не обнаружив ничего подозрительного, с нечленораздельной фразой сорвавшись с места, скрылась в ближайших зарослях, спустя мгновение обнаруживших в себе разочарованный мяв и сдавленное шипение.

обгоревший платан ▼

+10

19

Ну надо же, искать приключения на два хвоста совсем не нужно, они находились сами. Ястребиный уже было припустил прочь от гремящей тропы, как вдруг недовольно-завистливое ворчание сзади заставило его остановиться и обернуться к Кунице, в то время как нахальная улыбка не сходила с морды.
- Я по-дружески выделил тебе часть запасов, а ты привела сюда кучу своих фанатов, - укоризненный взгляд на полосатку. - Ка-ак после такого верить тебе?
Однако заметив по яростно поблёскивающим глазам, что Куница совсем не намеревалась покушаться на мяту, которой, кстати, уже и не осталось, Ястребиный решил сменить гнев на милость. Всё ещё слегка пошатываясь (хотя он был свято уверен, что соблазнительно покачивает бёдрами), кот приблизился к воительнице и улёгся рядом с наставницей у серых лап. Голова слегка кружилась, а нос всё ещё приятно щекотал запах мяты, оставшийся на шерсти ученика и его подельницы.
- Ты выглядишь оба.. грм.. иженной, - слегка запутавшись в слове, промяукал Ястребиный и перевернулся на спину, игривая подмигивая воительнице. - Если хочешь, могу показать одно местечко, оч-чень интересное.
Кот ухмыльнулся, и из его груди послышалась новая громкая волна довольного урчания. В голове всплыл, пробиваясь через мутные размышления о мяте, недавний совет наставницы, но Ястребиный быстро пришёл к выводу, что особо разбираться ему не с кем.
- У меня есть прекрасный вариант, чем заняться до ближайшего рассвета, - кот облизнулся.

>>> за молни

Отредактировано Ястребиный (2018-08-16 18:43:32)

+3

20

Высотными колоннами стволы перемежались колючими плетями хвойных порослей, рядами кадров мелками перед глазами, клубы пыли струились вдоль корпуса, нещадно  бросая загустевшие массы горячего воздуха прямо в морду, мешая обзору. Темнеющая лесная полоса не отпускала, заставляя смотреть в самую глубину туманной червоточины, точно в морову бездну, наводя воображаемую мишень на любую потенциальную цель, способную в любой момент явить взору свой эфемерный образ.

Контраст внутренних противоречий добивал, всевозрастающая ярость рушила стальные барьеры, оспаривая принципы холодного расчёта и рационализма, в свирепом запале побуждая срываться на гортанный рык, меряя расстояния отрывистыми прыжкам и напрочь игнорируя боль в мышцах травмированной конечности. Измученный разум плавился под тягой овладевшего стремления, не скрывающего истиной подоплёки даже в редких проблесках трезвого видения, преломляя и рассеивая по закоулкам сознания, оставляя место лишь одержимой жажде убийства на пике близившегося отмщения. 

Не ориентируясь в случайном маршруте, Бурелом интуитивно двигался вдоль лесного массива, расходуя последние запасы энергии — не мог позволить себе оступиться, влекомый навязчивым шлейфом привкуса свежей крови, оставленной противником на мшистых кочках. Черношкурый оказался на редкость самоуверенным отморозком, решившим поквитать старые счета, оставив небесного давиться собственной жёлчью и физическим бессилием, однако в очередной раз недооценил противника. Прежде дав слабину, теперь он не мог оставить упущенное на самотёк.   

Острый запах гари ударил в нос; извилистая полоса тянулась вглубь горизонта, источая шершавой поверхностью зловонный запах, таящий собой определённую угрозу, в любой другой момент точно предусмотренной  случайным путником  —  сейчас не вызывающей даже краткого порыва предосторожности в помутневшем рассудке.

Янтарная радужка поддёрнулась мглой; сквозь бесцветную пелену взгляд поймал фокус на смазанном передвижении. Земля задрожала, колыхнув под тяжестью небрежных траекторий: вспарывая когтями уродливые рытвины, суставы податливо напряглись под завершающий рывок, бросая массу энергетического неистовства на перехват ускользающей фигуре. Размашистым маневром Бурелом выбил почву из-под ослабшего духом тела, обращая силу инерции в свою пользу, едва успев уклониться от ответного удара, протащил на таране, с глухим стуком приложив одиночку затылком к краю тропы; надеясь увидеть заключительный оттенок страха перед неминуемым, поймал чужой взгляд, терпеливо игнорируя обжигающие касания вражеских когтей, беспощадно рвущих открышееся участки живота. Несколько точных ударов пришлись на горбатую переносицу, стирая смазливую оболочку в мясо, рассекая темноокий лик глубокими порезами, не оставляя и живого места, находя по истине зверское удовлетворение в свершающемся насилии.

Звенящий рев донёсся до периферии обостренного слуха, когда окровавленные пальцы сомкнулись жёсткой хваткой на горле изгнанника, препятствуя поступлению кислорода. Протяжный скрип прервал хруст позвонков свернувшейся одним хладнокровным движением шеи, разнося инерционные колебания леденящими душу завываниями металла; преклонившись к тёмной шкуре, хотел было сбросить труп в ближайший кювет, когда ослепляющий свет насильно вытолкнул из плена вязкого гнева, мазнув отблесками белесых всполохов перед глазами, а затем пришёлся сокрушительный удар, мощнейшим толчком отбросившим кота, на стыке обочины впечатав мордой в холодную твердь.

Волна мучительной боли настигла позвоночник секундой позже, расползаясь кратковременной судорогой по всему корпусу, после, оставляя лишь пустоту. Тонкая струйка крови обагрила серебристую скулу, спадая по обмякшему изгибу плечевого пояса; сгущаясь лужами меж безвольно раскинутых конечностей, пока пронзительный гул скрипящего мотора  стремительно уносящегося вдаль чудища не растворился в мертвой тишине опасливо присмиревшей природы.

На этот раз плата была вознесена каждым.

+10


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » старая гремящая тропа