cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » папоротниковая роща


папоротниковая роща

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

http://s8.uploads.ru/zETOW.png


Мрачное и тихое место, где на широких листьях папоротников всех оттенков от коричневого до зелёного мелкими вкраплениями играет солнце, сумев проникнуть в рощу через хвойные ветви высоких сосен. Однако такая обстановка лишь на лапу Сумрачным воителям, привыкшим к спокойной атмосфере полумрака. Лёгкая туманная дымка, полупрозрачной завесой нависшая над рощей, придаёт месту особый шарм. В густых зарослях можно легко перехватить белку или мелкую птичку, изредка может попасться и кто-то покрупнее вроде тетерева или хищной ласки. Также это густо поросшее папоротником место является излюбленным местом целителей, благодаря обилию различных трав, а также паутины, что заботливо сплели пауки меж листьев кустов.


+1

2

---> Главная поляна

Шрамовнику показалось, что он всё сделал правильно. Раздав поручения оруженосцу, уладив свои проблемы и привнеся в свою жизнь толику пакостной радости, он с ощущением почти полной завершенности нырнул в лес. Темный, прохладный сосновый лес по-доброму принял своего сына и мягко пригладил приподнятую, словно опаленную, жгучую от гнева шерсть. Эта ярость, первозданная, дикая, как укус клеща или укол чертополоха, была с ним всегда. Она согревала его образ, придавала силы его словам. Он жил с ней в таком мире, о котором мог бы только мечтать любой грубиян. Нет, вовсе не она правила им, а он позволял ей выходить на свободу когда вздумается. Щедрою лапой открывал дорогу своим эмоциям и не скупился на них. В лесу мог просто прислониться носом ко мху и вдохнуть полной грудью его запах, не обращая внимания на рядом идущих. Мог внезапно отвлечься  на то, что показалось ему важным. Подмечал мелочи, вроде разбросанных под деревьями шишек, обгрызенных ягод на кустиках, странно лежащих веток. Шрамовник был родным лесу, и никто не смог бы сказать, что это не так. В свое время из самых жутких туманов, накрывающих лес в Юные Листья, Листопад, а иногда и в пору Зеленых Листьев, он находил выход.
Пытался обучать этому и своих оруженосцев, но с сожалением обнаруживал, что в большинстве случаев этот процесс слишком сложен для них, и ориентироваться они предпочитают по лесным тропам, оставленным патрульными при ежедневных обходах территорий. С не меньшим сожалением понимал, что никто из них не видит его дальше, чем мучителя и ходячее наказание, приставленное к ним. Но отгрызите Шрамовнику ухо, если из его оруженосцев не получались отменные воины! Дисциплина? Услужливость? он преподавал им куда более важную науку думать своей головой и не теряться в опасных ситуациях. Какая разница, через какие образы это преподано? Когда тот же Рыбник попадет в настоящую опасность, он уже будет знать что делать. Он не потеряется так, как мог бы потеряться, сдувай Шрамовник пылинки с его смоляной шкуры.
Но в лес Шрамовник пошел не один. Зачем же он взял с собой Мглушу? Вероятно, по привычке, как в старые времена, когда выделял её из остальных оруженосцев. А может, потому что чувствовал странный, манящий его запах от светло-бурой шерсти. Сам бы ответил просто: так уж захотелось. Небось, ещё и добавил бы, что будь под боком кто другой, взял бы его, а не кареглазую кошку. Соврал бы, конечно. Ведь абы кого Шрамовник с собой обычно не берёт. Для общения с соплеменниками есть патрули. А вот одиночная охота - дело куда более личное.
Шрамовнику было смешно. Чем дальше они заходили, тем больше он ощущал неуверенность Мглуши. Словно она чего-то не понимала в его тихих, ровных шагах. Шрамовник слишком хорошо видел жертв и понимал их, поэтому в какой-то момент, почуяв пик неуверенности, немного замедлил ход и сделал резковатое движение, прислоняясь боком к боку Мглуши. При этом, самое ужасное, делал вид, что ничего не случилось, упиваясь ощущением того, как заколотилось сердце кошки.
Она, верно, думает, что Шрамовник что-то вытворит. Например, набросится на соплеменника с когтями. Или скажет что-то такое, отчего на её сердце поселится холодный ужас.
- Ты ведь не жалеешь, что тогда поддержала меня? - сказал Шрамовник таким тоном, словно ответ подразумевал исключительно "Да, конечно. Ты так великолепен, Шрамовник!"
- Теперь, видишь, о таком друге, как я, можно только мечтать, - ощерился зубастой улыбкой, приоткрывающей его так и не отступивший до конца образ рептилии. - Думаешь, дело только в охоте? На самом деле, мне просто хочется поиграть. Что плохого в том, чтобы подбросить на когтях полупридушенную мышь?
Он выпустил когти и сделал тот самый подбрасывающий жест. Возможно, это даже выглядело бы забавно, не взмахивай он когтями вблизи мглушиной морды, словно следующим действием собирался вычертить на ней раны по контурам собственных шрамов. -Ты, верно, не понимаешь меня, но я не твой наставник, чтобы говорить неопределённо. Я хочу тренировку. С когтями. Прямо сейчас.
Бурый кот кровожадно облизнулся. - Охота подождёт. Тренировка же подождать не может.
Он просто не оставлял Мглуше выбора. Как и всегда, лишь иллюзия, которая вряд ли смогла бы её обмануть. Шрамовник уже всё решил за неё, множество шагов наперёд. Уже представил, как прошерстит когтями её шкуру, как легко обманет, подставит, опрокинет наземь.
- Ты можешь сказать, почему я это делаю? - он с жадностью в глазах ждал, когда она начнёт оправдывать его злость, приписывать ему что-то хорошее, чего в нём нет. Мглуша, она была такая. Она видела в его зле не столько зло, сколько образ жизни. Знала, что, вероятно, такой кот может сделать что-то куда более жестокое, чем пара колючек, подброшенных в чужую подстилку. Но сделает ли? Может, эти мелкие проделки - пик его активности? И плохо ли, если пик?
А Шрамовнику просто смешно.

+6

3

Главная поляна.

Лучше бы она осталась в лагере.
Мглуша, сама того не осознавая, оказалась впутана в игру Шрамовника. Сама же кошка данную вылазку объясняла как обыденную охоту, которая могла бы позволить Шрамовнику выдохнуть, выплеснуть весь таящийся гнев на мышь, белку или еще какую другую живность. Для Мглуши же это было что-то вроде своеобразного обряда. Только так она могла расслабиться и избавиться от того самого напряжения, внезапной тенью появляющегося из-за скопления соплеменников в одном месте. Возможно, именно поэтому кошка не воспринимала Советы как нечто важное, либо волшебное, предпочитая отлеживаться где-то в глубине палатки.
И действительно. Стоило ей со Шрамовником покинуть территорию лагеря, как Мглуша заметно расслабилась, расправила плечи и перестала держать себя в узде. Она позволяла себе время от времени останавливаться и вглядываться вглубь папоротниковых зарослей, реагируя то ли на шум, то ли просто любуясь листьями растений.
Конечно, не оставался без внимания и Шрамовник. То и дело поглядывая на него, Мглуша пыталась раскрыть его замыслы. Походка была слишком уверенная, словно бурый воин уже знал, куда ведет свою спутницу. Но он ничего не рассказал, как в лагере, так и сейчас. И это как удивляло, так и пугало Мглушу. Не нравились ей сюрпризы, от сюрпризов становилось жутко. Ей нравилось предсказывать чужие действия, а в подобной ситуации полосатая, увы, ничего не могла сделать.
«Неужели, присмотрел место для охоты?»
Мглуша пыталась думать на хорошее. Все же, зная Шрамовника, она могла ждать от него любое действие, даже негативное. Конечно, полосатая верила в то, что бурый исполин ничего плохого не сделает с ней, но пятое чувство подсказывало что-то противоположное мыслям. И от этого становилось страшно. Настолько, что Мглуша, оставившая все напряжение и осторожность где-то в лагере, походила на маленького провинившегося котёнка. Она время от времени прижимала уши к голове, бегло скользила взглядом по окружению и представляла, как прямо сейчас Шрамовник сделает что-то из ряда вон выходящее. А она, Мглуша, побежит, стараясь унести лапы. Хотя, побежит ли?
На самом же деле, ни для кого уже давно не было секретом, что Мглуша кидает неоднозначные взгляды на Шрамовника, следит за ним или стремится как бы случайно столкнуться с ним. Она и не скрывала это, и, была бы чуть смелей и уверенней в себе, завела разговор бы о чем-то таком, ну или просто влилась в компанию Шрамовника, а не играла позицию наблюдающего. И хотя Мглуша безумно любила эту самую позицию, в данном случае кошка целиком и полностью отвергала её. Она понимала, что такая позиция не доведет до добра. Потому и предложила чуть раньше проветриться.
«А делала ли я так хоть раз?»
Ответа на свой вопрос полосатая не нашла. Да и если бы попыталась найти, то тотчас бы оказалась отвлечена Шрамовником, который словно прочитал мысли Мглуши и придвинулся ближе.
- Ты ведь не жалеешь, что тогда поддержала меня?
Вопрос уколол Мглушу, и ее, может небольшое, но существующее себялюбие так, словно сумрачная напоролась на кусты роз, будучи полностью лысой. Вспыхнув, та резко перевела взгляд на своего собеседника. И пусть тон Шрамовника говорил совершенно иное, Мглуша упрямо видела в этом вопросе неуверенность в действиях кошки, и это действительно раздражало. Шрамовник не спросил бы, не вспомнил этот случай, если бы был уверен.
Но, как известно, Мглуша не могла сказать уверенно, что Шрамовник для нее – распотрошенная мышь, непроизвольно показывающая все свои внутренности, нет. Шрамовник всегда был, есть и будет кем-то неизвестным, таинственным, пусть он особо и не прячет своё внутреннее «я».
- Я не жалею, что поддержала тебя. И не пожалею даже если ты решишь выбить ложь силой, - шерсть слегка приподнялась, выводя полосатую на чистую воду. О каком теперь спокойствии могла идти речь, когда был задан подобный вопрос? Мглуша боялась – это факт. Боялась, что было прекрасно заметно: её лапы слегка подрагивали, уши все также были опущены. И как бы сумрачная воительница ни пыталась скрыть, встревоженные нотки в голосе прекрасно могли сообщить о состоянии Мглуши. Напуганная, она перечила тому, кто напугал её, кто прижался к ней боком и вызвал еще более жгучее желание унестись прочь.
Сердце бешено колотилось, но кошка не понимала – ярость тому виной или же страх. Стараясь успокоиться, Мглуша чувствовала, что расходится еще больше, её чувства превратились в какую-то сумбурную мешанину. Оставался лишь четко чеканящий голос Шрамовника.
Полупридушенной мышью Мглуша почувствовала себя. Ожидание следующих действий Шрамовника, нарастающее напряжение (не лагерное, иное), страх – она ощущала себя загнанным зверем, беспомощно скалящимся в лицо смерти. Только вот Мглуша не скалилась, лишь смиренно ждала того, что ее ожидает.
Казалось бы, вот он – шанс сбежать. Пока Шрамовник размахивает когтями прямо перед мордой Мглуши (а стоит сказать, она не без страха следила одними глазами за кошачьей лапой), светло-бурая могла бы резко попятиться и побежать назад. Да, может быть там, в лагере, и неуютно, но зато никакой угрозы.
Но лапы не слушаются, и Мглуша продолжает находиться здесь, рядом со Шрамовником. И чем больше Мглуша слушает его, тем больше недоумевает.
А затем пришел азарт.
Хотя, азарт – это несколько неправильное слово. Жертва скорого поражения не может быть азартной. А в данной ситуации Мглуша была жертвой. Той самой, которая будет подыгрывать, чтобы избежать смерти, избежать цепких лап хищника.И сегодняшняя игра – это драка на когтях.
Чего-чего, а этого полосатая никак не ждала от Шрамовника. Она полагала, что ее спутник предложит погонять, скажем, каких-либо одиночек, либо устроить дружеский спарринг, но чтобы сражаться друг с другом как с соперником?
Она не могла отказаться, ведь отказ мог понести за собой тяжелые последствия. Да и была ли возможность уйти от битвы? Что, если нежелание Мглуши участвовать в играх Шрамовника могло бы спровоцировать бурого кота, отчего тот моментально бы накинулся?
- Хорошо, - на удивление, голос стал ровным. Мглуша опустила взгляд на свои лапы, а затем выпустила когти, - Раз от охоты нас отделяет тренировка на когтях, так чего же мы ждем? Если твое желание сразиться настолько сильное, то почему бы не начать бой сразу?
Стремительно бросившись на Шрамовника, она занесла лапу для удара. Ожидая, что вот-вот бурый кот легко уклонится от Мглушиных когтей, сумрачная с усмешкой тихо проговорила:
- Я думала, ты уже давно понял, что я не могу предугадать твои действия. Я не знаю, почему ты это делаешь, Шрамовник. Наверное, тебе это просто нравится.
Резко ударив по тому месту, где должен был быть Шрамовник, Мглуша думала, что промахнулась и задела лишь воздух. Но, о, Предки, как же она ошибалась.
Ощутив, как когти впились в плоть, воительница моментально почувствовала резкий запах крови. Шрамовник не уклонился. Он знал наперед ходы Мглуши, знал, что она будет ждать от него иных действий. Он предугадал её мысли, а потому остался на месте.
Когти впились достаточно глубоко, и это еще больше испугало Мглушу. Она не хотела, чтобы удар был настолько сильным, не хотела ранить Шрамовника, не хотела...
Одумавшись, полосатая моментально нанесла второй удар, заодно попытавшись блокировать одну из атак Шрамовника.
Не время отказываться от игры. Даже если страх иногда и бывает сильней Мглуши, Мглуша не сдастся ему.
Потому что сворачивать назад и бежать было поздно.

Отредактировано Мглуша (2017-06-14 03:34:33)

+6

4

Она боялась. Как же она славно боялась его. Острый страх время от времени становился сильнее, но утихал. Старательно скрываемая эмоция, которую на самом деле не скрыть. Когда она почувствовала его бок около своего, в ней что-то словно надтреснуло. Видимо, на секунду она догадалась обо всех его планах, но не решилась в них поверить.
Но Шрамовник всё предусмотрел. Рядом нет ни патрульных, ни кого-то чужого. Лагерь слишком далеко. Никто не узнает, что случилось. Никто.
Между ними и раньше случались взрывы. Никто не знал об этом, и даже они скрывали это столь тщательно, что никто не смог бы заподозрить. Скрывали так, словно этого не было.
Мглуша быстро включилась в игру Шрамовника. Она поняла, что вспышка моментальна, а после неё наступает затишье. Но её страх никуда не делся. Страх остался с ней. И это только возбуждало в Шрамовнике хищника. Страх помогает выследить жертву, это знает каждый.
Он знал, что Мглуша согласится драться с ним. Знал, что она начнет первой. Почему? Потому что она не хочет показаться ему слабой. И от этого Шрамовник только разгорался. Ему это нравилось. Она слишком ловко подхватывала игру, чтобы не восхититься этим. Замах, такой изящный для столь крупной кошки, и Шрамовник делает движение вперёд. Когти резко вонзаются в его шкуру, и сила удара впечатляет бурого исполина. Мглуша. Она совсем рядом, так рядом, что можно почувствовать мордой её тревожное дыхание. Когти остро пробираются под кожу и разрывают Шрамовника изнутри. Горячей плетью острошипой ежевики.
Её страх резко подскочил, накрывая волной адреналина и самого Шрамовника. У этих двоих всегда так. Они могут казаться абсолютно нейтральными друг к другу, но когда Шрамовник ломает стену, он ломает её вдребезги. С треском разбитого льда на лужице в поздний сезон Листопада. Этот треск он чувствовал едва ли не в ушах.
Второй удар, под который бурый воин довольно подставляет своё крепкое тело. Она обездвижена. Запутана в нём когтями. Вытащить их - дело недолгое, но решится ли она? Ведь тогда кровь пойдёт сильнее, и запах совсем одурманит её. Шрамовник придвинулся ещё ближе, хотя, казалось бы, куда уж ближе?
- Ха. Ха. Ха, - отчетливые смешки, прямо перед мордой Мглуши. Хищное растение поймало свою мушку. Поймало так, как могло. - Ты ведь правда поверила в тренировку? - его улыбка была, вероятно, последним, что увидела Мглуша. Шрамовник выпустил когти и с силой обхватил ими кошку, окончательно укутывая в свой косматый мех и кидая наземь.
- Имя может полностью преобразить своего обладателя, Мглуша, - смеялся он, вонзая когти в её плечи, не очень сильно, всего лишь играя, оставляя едва заметные царапки, как от острых лиан. - Сколько раз ты уже убедилась в этом? Я устал считать. Но скажи мне... - он выпустил кошку из мехового плена, но не из когтей. Её морда, подернутая страхом, вызвала в нём какой-то странный порыв нежности. -... такой я нравлюсь тебе больше, правда? Племя любит меня. Я так хорош, так сказочно хорош!
Шрамовник расплылся в самодовольном выражении и вдохнул полной грудью свежий, чистый воздух. Ему было так хорошо! Его когти чувствовали мягкую шерсть кошки, её частое дыхание ощущалось его усами.
- Ты сегодня чувствуешься так прелестно, Мглуша, - выдохнул Шрамовник, приобнимая кошку когтистой лапой. - У тебя даже почти получилось выпутаться. Ты же не считаешь, что я это всё со зла?
Он чувствовал, что ему жарковато. Слюна стала пенистой, а частое биение сердца могла почувствовать даже Мглуша. Оно билось действительно часто, действительно громко. Такое у него было сердце.
- Ты совсем не хочешь что-то со мной сделать? - неожиданно спросил Шрамовник, намекающе косясь на свои лапы. - То есть, ты ничего не чувствуешь? Вообще ничего?
Вопрос, как всегда, был приправлен агрессией, словно он ожидал ответа "конечно чувствую!" и никакого другого. Рванув Мглушу на себя, Шрамовник ухватил её зубами за плечо. Он уже всё давным давно решил за соплеменницу. Так почему же ему нужны ответы на вопросы? Почему именно от неё хочется услышать слова обожания? Он готов был вытряхнуть эти слова. Выцарапать, выгрызть. Но только от неё. Потому что если она и скажет их, это будет чистая правда. Если же у неё не будет правды для Шрамовника, она скорее умрёт.
Он выдохнул. Закусил плечо послабее. Приобнял когтями. Ему нельзя её терять.

+5

5

« хвойный лес

Ответ наставницы насчет головастиков Тимьянчика успокоил. Он головастиков в жизни не видел, но, раз они такие мелкие, то и охотиться на них вправду нет смысла. «Да и какой кот по дну болота будет лазить? Вообще сможет?» А ведь он так легко повелся на слова Молнии! Впрочем, вспоминая крутой нрав кошки, такой поверишь в любом случае.

Он был рад, что Враногривка согласилась продолжить занятие: ему хотелось осмотреть сразу же как можно больше земель, принадлежавших Сумрачному племени. Территория была большая, и он чувствовал, как потихоньку начинали гудеть от напряжения лапы. Тимьянчик, конечно же, к таким физическим нагрузкам был не привыкший: в лагере особо сильно не разойдешься. Он старался идти вровень с наставницей, лишь немного от нее отставая, поскольку то и делал, что отвлекался на обстановку вокруг.

Враногривка ответила на его вопрос о звере шутливо, и Тимьянчик, нисколько не оспаривая авторитет Когтезвёзда, предпочел думать, что все действительно в порядке. Он помнил, с какой яростью что предводитель, что глашатай говорили о том, что следует найти и прогнать зверя, из-за которого у племени появилось столько проблем. Он прижал уши к голове и нервно дернул хвостом. Зверь мог бродить где-то рядом, выжидая, но Тимьянчик, мотнув головой, отогнал от себя эту мысль и снова вспомнил слова наставницы.

Место, до которого они дошли, было совсем тихим и даже мрачным: Тимьянчик остановился, разглядывая длинные папоротниковые листья, устилавшие землю перед ним. Он вдохнул полной грудью, чувствуя, как щекочет множество новых запахов нос, и прикрыл глаза, как недавно просила его Враногривка, вслушиваясь. Где-то вверху вспорхнула с ветки птица, и он, распахнув глаза, резко поднял взгляд, пытаясь найти источник шума, но не смог.

— Здесь много разных трав, — заметил он негромко, узнавая в некоторых те, что были в палатке у Ольхогрива, и поднял взгляд на Враногривку, ожидая от нее как нового рассказа, так и какого-либо указания.

офф:

Тимьянчик с Враногривкой находятся в другом конце папоротниковой рощи, поэтому никто ни с кем не пересекается и никому не мешает.

+4

6

Хвойный лес →

Они шли недолго, и Враногривка была внимательна, как никогда. Оглядываясь настороженно по сторонам, она, ступая по родным тропам, чувствовала себя немного чужой в этом лесу. Создавалось ощущение, что кто-то наблюдает, что и в самом деле где-то за кустом таиться опасность, и одно неосторожное движение может стать роковым для неё и юного оруженосца.

И так редкие ели постепенно пропадали из виду окончательно, оставаясь позади. Не менялись лишь сосны, возвышающиеся тут и там, с менее густыми верхушками, благодаря чему на поляне оказалось больше солнца. Сквозь лёгкую вуаль туманной дымки его яркие лучи играли на листьях папоротника, окрашивая и без того кое-где оранжевые листья в пламенный багрянец.

Тимьянчик семенил за ней, быстро переставляя длинные тонкие лапы. Оглядываясь на чёрно-белого котёнка, кошка ненароком подметила, что, когда котёнок подрастёт, он будет выше неё ростом. Она старалась подметить все его особенности, дабы учесть их при обучении.

- Правда? - едва склонила кошка голову на бок, - Ты нашёл что-то?
Она склонила голову там, где стоял Тимьянчик, и - в самом деле, - почувствовала знакомый запах из целительской. В травах она, честно слово, не разбиралась, да и мест, излюбленных целителями, никогда не подмечала.
- И вправду, что-то знакомое, - едва улыбнулась она, прижав уши к голове, - Но мы здесь с тобой немного по другой причине. Оглянись вокруг - эти высокие папоротники являются укромным местом для многих грызунов. Птицы спускаются на землю, пользуясь случаем, и прячутся за ними, думая, что остаются незаметными. На самом же деле всё намного проще, чем кажется, и там, где копошится дичь, обязательно тряхнёт лист.

Она подняла голову, вытягивая мордочку, всматриваясь перед собой.
- Вон, видишь? - прошептала она, пригнувшись к Тимьянчику, хвостом указывая в сторону - папоротниковый стебель трепетался, будто от ветра, которого на самом деле не было, - Видишь, как дрожит лист? Внимательный охотник всегда присматривается к окружающему, прислушивается и принюхивается, тогда добивается успеха. Запомни: нюх, слух и зрение являются твоими главными союзниками. Доверяй своему чутью, и никогда не ошибёшься.

Лист дрогнул в последний раз, и всё затихло. В следующий миг вновь колыхнулся, и вверх взмыла маленькая пичужка, быстро замахав крыльями и испарившись в кронах деревьев.

Облизав губы, Враногривка обернулась к чёрно-белому котёнку, окинув его фигуру более серьёзным взглядом зеленоватых глаз - и, всё же, не лишённым азарта.
- Папоротниковая роща не так проста, как кажется. С одной стороны - прекрасное место для охоты, где сразу видно местонахождение дичи, с другой - коварное. Папоротниковые листья выдают не только движения добычи, но и твои собственные. Охотится здесь - значит быть внимательным и бесшумным, настолько, что сам лес не должен заметить твоего присутствия. Ты должен быть быстрым, дабы успеть подобраться к добыче, но при этом осторожным, дабы не спугнуть её, не нарочно задев хвостом листья, выдавая место укрытия.

Ржаво-чёрная воительница присела на землю, напротив Тимьянчика, и, поставив перед собой передние лапы, выпустила когти, ероша ими землю.
- Вы с котятами наверняка играли в взрослых воителем, мм?- мяукнула она, заговорщически прищурившись, - Скажи мне, как ты представляешь себе охоту? Как бы крался к дичи?

+5

7

Наедине с наставницей Тимьянчик чувствовал себя легче: присутствие Тростинки и Ночнолапки до этого его несколько сковывало и даже нервировало. Ему не хотелось забивать себе голову сравнениями с другой ученицей, оправдыванием ожиданий другой воительницы (даже если таковых у Тростинки не было). Вот так вот осваивать вместе с Враногривкой Сумрачные земли, с жадностью узнавая и запоминая все новое, было комфортно и интересно.

— Я знаю некоторые, — чуть повеселев, поделился Тимьянчик своими познаниями. В палатке целителя он в основном бывал далеко не по причине болезни: Ольхогрив часто давал ему мелкие поручения и иногда делился названиями и назначениями целебных трав. «И ни в коем случае не рвать их самим». — Вон там, с желтыми цветками, пижма, — он кивнул в ту сторону, где росло растение.

Он на автомате завертел головой, оглядываясь, когда Враногривка попросила его осмотреть все в округе. Судя по всему, это место было богатым на добычу, и Тимьянчик улыбнулся уголками губ, вспомнив слова кошки, что в следующий раз он сможет поохотиться — возможно, стоит пойти сюда? «Или спросить у Враногривки, где лучше. Все же, я еще не знаю всей территории...».

Тимьянчик замер, посмотрев в ту сторону, куда указала воительница, и чуть прищурился, вглядываясь в длинный папоротниковый лист. То, что он дрожит, Тимьянчик не сразу понял — только когда на это указала наставница, — и тут же устыдился своей невнимательности. Впрочем, об этом он сразу забыл, вслушиваясь в тихий голос над ухом да инстинктивно подавшись вперед, когда вспорхнула и исчезла среди крон птица.

— Понял, — кротко ответил он, выпрямляясь и делая шаг назад, возвращаясь на место. Тимьянчик отвел взгляд, понимая, что ему стоит быть сдержаннее. Лапы так и чесались приступить к охоте, но отсутствие хоть какой-то теории отрезвляло. Он нахмурился, когда Враногривка вновь заговорила, предупреждая о возможных сложностях охоты на этой местности. Все было на самом деле не таким простым, как он начал было думать.

Вопрос воительницы заставил его задуматься — и подавить мимолетную улыбку: Тимьянчик вспомнил о их Совете, который они устроили в детской. Тогда они изображали из себя предводителей пяти племен, и Тимьянчик возглавлял племя Ветра. От воспоминаний его отвлек голос Враногривки: он дернул ухом, с неловкостью подумав, что кошка подразумевала под этим вопросом отнюдь не такое... ребячество.

— Я бы подкрался так, чтобы она не услышала, — сразу ответил он, не раздумывая; помедлив секунду и вспомнив наставления кошки, он добавил чуть тише. — И чтобы не учуяла, — взгляд наставницы немного смутил Тимьянчика, и он отвел собственный, устремляя его в сторону папоротниковых зарослей.

— Травы должны перебить мой запах, верно? — протянул он, впрочем, немного неуверенно. Его взгляд бродил по роще, вглядываясь в пестрые детали. — Основная проблема в шуме... так? — Тимьянчик осторожно покосился на наставницу.

Отредактировано Тимьянчик (2017-06-15 23:14:14)

+5

8

Когда Тимьянчик сказал заговорил о травах, вид его сделался немного веселее, нежели до этого. Враногривка подумала об Ольхогриве, который приходился котёнку дядей. Сумрачный целитель хоть о относился к племяннику немного холодно, но порой ржаво-чёрной казалось, что куда больше именно он уделял внимания оруженосцу, нежели его родители. Так просто Тимьянчик определил жёлтую пижму, наводя воительницу на мысль, что, возможно, котёнку было бы интереснее в палатке целителя? Немного робкий, немногословный, но очень внимательный котёнок мог бы стать достойным учеником Ольхогриву...

После этих мыслей Враногривке едва ли стало грустно. Она немного поникла, лишь на мгновение, решив, что Тимьянчик ещё и разочаруется в ней как в наставнице - может быть, она слишком много говорит?.. То, как чёрно-белый подался вперёд за птицей, внимательно следил за мышью в лесу, наводило кошку на мысль, что ему уже не терпится себя показать. Она и сама была такая в его возрасте, только выражала своё желание вслух, мешаясь под лапами у Молнии. Тимьянчик же был воспитан, и говорить в слух о своих желаниях не спешил. Хотя, может, он просто стеснялся?..

- Молодец, - кротко похвалила она, слабо дёрнув кончиком хвоста, будто бы отметая в сторону сказанную только что фразу, - Травы - это хорошая идея, но помнишь, о чём мы говорили в лесу? Чтобы добыча тебя не учуяла, нужно подходить к ней с подветренной стороны. Ты можешь изваляться в пахучих травах, чтобы сбить свой собственный запах и запутать дичь, но тогда и ты сам будешь чувствовать скорее его, нежели добычу.
Уголки её губ дёрнулись, и она всё-таки улыбнулась.
- Плюс ко всему, от запаха трав нужно будет потом избавиться, а это возможно только благодаря воде. Ты любишь купаться? - улыбнувшись шире, она с ноткой смеха закончила говорить, добродушно глядя на Тимьянчика.
Конечно, отрицать его сообразительности она не могла: котёнок умел мыслить нестандартно.

- Давай попробуем? - навострила ушки воительница, припав к земле, кивнув оруженосцу, призывая повторять за ней, - Выбрасывай медленно лапы вперёд, чувствуй землю под лапами. Смотри, как я это делаю: лучше сделать несколько маленьких шажков, но добраться точно к цели, чем спешить, распугивая дичь. Помнишь, как мы должны держать хвост?

Она кралась медленно, дабы котёнок успевал повторять за ней каждое движение. В глубине души была какая-то странная гордость, когда у Тимьянчика получалось. Ей нравилось рассказывать ему всё это, именно ему она сможет передать то, что знает сама, во что верит и чем живёт. Она не думала внушать ему свои ценности, но, возможно, он всё же искренне проникнется тем, что так дорого и важно Враногривке?

+4

9

От похвалы наставницы чуть потеплело в груди, и Тимьянчик прижал уши к голове, быстро отводя взгляд. Пусть она была короткой, но слышать ее было непривычно и даже странно. Он совсем мельком подумал о родителях: о резкой Иглице и изворотливом Болотнике. Ни один из них не хвалил его, а если пытался, то похвалой это было трудно назвать: мать, раздраженная, теряла теплоту в грубости, а отец, неловкий и желающий побыстрее разговор закончить, казался небрежным и нервным. Тимьянчик слабо нахмурился и переключил внимание на Враногривку, отбрасывая мрачные мысли о семье. «Я всегда могу подойти к Ольхогриву».

— Да, помню, — он согласно кивнул, слишком жадный до обучения, чтобы вот так просто забыть прошлые наставления кошки. Он немного приуныл, когда воительница пояснила, почему его идея не сработает, и на полном серьезе мотнул головой, когда та спросила, есть ли у него любовь к плаванию, — в его семье Речных котов определенно не было. — Хорошо, понял.

Тимьянчик повел плечами, сбрасывая с них легкое напряжение. Добродушный тон Враногривки успокоил его, заглушив зародившуюся было нервозность. Может быть, идея с травами была не самой практичной, но воительница все равно его похвалила, — а это уже чего-то да стоило. Тимьянчик еще немного боязно относился к проявлению инициативы, но, в конечном итоге, это была только первая тренировка. «Я еще смогу себя проявить».

Он ненадолго замер, навострив уши, смотря на действия Враногривки; затем, вдруг поняв, что они от теории перешли к практике, поспешил повторить за воительницей — и склонился, стараясь не касаться брюхом земли. Сравнивая себя с наставницей, Тимьянчик вдруг остро ощутил, насколько еще мал и неопытен: кошка передвигалась так тихо и проворно, что собственный шаг, который он сделал вслед за ней, показался ему слишком порывистым и неосторожным.

Тимьянчик ненадолго прикрыл глаза, успокаиваясь, глубоко вздохнул — и сделал еще несколько шагов, подражая наставнице: мышцы лап с непривычки гудели, и легкая дрожь пробежала по его спине, но он игнорировал это. «Не забывать держать хвост над землей». Вытянув лапу вперед, он перенес вес тела на нее и замер, подняв голову и смотря на Враногривку.

+4

10

Тимьянчик повторял всё чётко, улавливал на лету каждое действие, заставляя Враногривку улыбаться. Его движения были немного идеализированными, страх сделать что-то не так заставлял лапы котёнка дрожать от напряжения - это было заметно.
- Ты слишком стараешься, - мяукнула она, выпрямляясь в положении, вновь кончиком хвоста призывая и котёнка сделать также. Она села встала напротив него, оглядывая жилистого чёрно-белого котёнка, у которого одни только янтарные глаза занимали половину мордочки. Слегка склонив голову на бок, она с прищуром заглянула в них.
- Хочешь мне угодить? - мурлыкнула она, - Это похвально. Я тоже помню, как хотела доказать Молнии своё мастерство.

Враногривка протянула чёрную лапу к оруженосцу, касаясь его груди, слегка упершись подушечками лап туда, где находилось сердце.
- Слушай его, - с серьёзностью в голове пояснила воительница, - Прислушивайся к себе, тогда не ошибёшься. В каждом из нас живёт охотник, нужно всего лишь дать ему волю. Ты не должен бояться сделать что-то неправильно, просто делай так, как чувствуешь.

Пестрошёрстная убрала лапу, вновь улыбнувшись напоследок.
- "Он способный котёнок", - подумала она, разворачиваясь к Тимьянчику спиной и, припав вновь к земле, начала пробираться сквозь папоротники. Взгляд её бродил вокруг, подмечая мелкие листья, едва касающиеся спины. Лапы мягко касались земли, отзываясь лишь едва уловимым хрустом хвои, хвост ходил из стороны в сторону, огибая препятствия, выгибаясь то в один бок, то в другой.

Добравшись до маленькой светлой полянки меж папоротников, она обернулась к Тимьянчику, оставшемуся на другом конце природного тоннеля.
- Давай попробуем, - мурлыкнула она ему, щурясь от солнечных лучей, - Постарайся пробраться через листья до меня так, чтобы не создать шума. Только не спеши.

+5

11

Тимьянчик прижал уши к голове, поняв, что, несмотря на старания, он все равно сделал что-то не так. Он виновато потупил взгляд, поднявшись по указу наставницы. «Слишком стараешься» звучало для него странно, но, погодя, Тимьянчик подумал, что Враногривка могла иметь в виду излишнюю его напряженность. Он ответил на взгляд воительницы, сминая лапами мелкую траву под собой. Ему вдруг захотелось извиниться перед ней, но слова застряли в горле, и он почувствовал себя глупо.

Тимьянчик замер, когда почувствовал прикосновение лапы наставницы, и смутился.

— Хорошо, — пробормотал он, снова отводя взгляд, потому что он как раз таки боялся сделать ошибку, боялся разочаровать или вызвать насмешку. Мысли об этом были ему в тягость и оседали камнями в груди; Тимьянчик немного уныло покосился на Враногривку, которая все также ему улыбалась. Ему досталась удивительно добродушная и терпеливая наставница.

Враногривка начала красться дальше, но не подала ему знака следовать за ней, поэтому Тимьянчик остался там, где стоял. Он неотрывно следил за движениями кошки, все больше понимая, сколько мелких факторов стоит учитывать, когда хочешь остаться незаметным и бесшумным. Пестрый силуэт воительницы смешался с зарослями, и Тимьянчик прищурился, угадывая среди листьев папоротников ее фигуру.

— Ладно, — просто согласился он, постаравшись, чтобы в его голосе звучало как можно меньше сомнения. Тимьянчик помедлил, оценивая путь, который ему предстояло одолеть, чтобы добраться до Враногривки, тихо вздохнул и вновь припал к земле, вспоминая, как двигалась кошка, и стараясь делать все так же.

Под лапами вдруг оказалось много... всего. Мелкие листочки, стебли, веточки — все это, если на них по неосторожности наступить, выдаст его позицию сразу. Тимьянчик, неотрывно следя за тем, куда он ступает, забыл про свисавшие над головой папоротниковые листья — и едва сдержался, чтобы не зашипеть, когда задел спиной один. «Мышиный помет!» Он не задумывался, но в этот момент слишком напомнил Иглицу, так же боявшуюся сделать ошибку.

Тимьянчик замер ненадолго, нахмурившись, а затем продолжил движение, переставляя длинные лапы и на этот раз следя за всем, что его окружает. Он держал в голове и наставление Враногривки про хвост, поэтому не зацепил им ни один листок. Дальше он уже крался тихо и, по итогу ничего не задев, приблизился к наставнице и поднялся, переводя дыхание.

+4

12

Осторожность не покидала Тимьянчика ни на мгновение, и Враногривка чувствовала это так, будто бы сама двигалась сквозь густые заросли папоротника. Завороженно, она во все глаза следила за котёнком, расстраиваясь тогда, когда расстраивался он, и чувствуя прилив радости, когда он, наконец-то, дошёл до неё. Тихий и незаметных, он медленно пробрался через тоннель, останавливаясь рядом с её лапами, поднимая свои янтарные, цвета древесной смолы, глаза.

- Отлично! - по-детски довольная, будто бы это сама воительница только что выполнила своё первое задание, - Сперва оступился, но ты молодец, что не подал вида. Не давай волю эмоциям на охоте: твою оплошность дичь, возможно, могла бы не заметить или же принять за шум ветра, а вот раздосадованное кошачье шипение точно ни с чем не перепутаешь.
Сама она грешила этим: азартная и жадная до погони, она порой забывала обо всё на свете и нескрываемо расстраивалась, если ошибалась. Впрочем, разве на то она и не наставница, чтобы не допустить у ученика свои ошибки? Пусть лучше учится на них, чем на собственных.

Она поднялась, сладко потягиваясь, разминая немного затёкшие мышцы. Враногривка зажмурилась, вытягивая когти, ероша ими рыхлую землю, прогибаясь с едва различимым хрустом в позвоночнике, после снова обращаясь к Тимьянчику.
- Мне нравится, что ты внимательно слушаешь и запоминаешь. Тебе наверняка хочется большего, но не стоит спешить: рассуждения не менее важны, нежели действия. Впереди у нас много времени, поверь, мы всё успеем. И... - она затихла, останавливая взор на этих круглых янтарных глазах, теряясь в словах на мгновение, - ...ты хорошо поработал сегодня.

Пестрошёрстная улыбнулась ему, ободряюще, а сама думала, всё ли она правильно сделала? Интересно, как Тимьянчик воспринял свою первую тренировку, было ли ему комфортно? Замкнутый и робкий, он вряд ли привык к такому количеству новых слов, смене обстановки...
Кошка немного смущённо потупила взгляд, тихо вздохнув, кашлянула себе под нос и и вновь обратилась к котёнку.
- Проголодался? - мяукнула она так, будто бы спросила невзначай, - Ты ведь, наверное, и не ел сегодня ещё толком...
Она задумалась, подыскивая нужные слова: они ведь сегодня и не охотились, а Тимьянчик уже не котёнок - оруженосец.
- Ты теперь оруженосец, - подтвердила она вслух, - Думаю, тебе известно, что воители едят после того, как накормят племя. Тоже самое касается и оруженосцев, но мы с тобой сегодня не охотились. Когда придём в лагерь, возьмёшь из кучи с едой моего дрозда, что я принесла с утра. Ты заслужил.

Она коснулась кончиком пёстрого хвоста его макушки, взъерошив слабо короткую шерсть, улыбнувшись.
- На следующей тренировке попробуем с тобой быть полезными племени, - тихо засмеялась кошка, намекая на охоту, и, поднимаясь с места, направилась в лагерь, кивков позвав Тимьянчика за собой.

→ Главная поляна племени Теней

+3

13

Она была так наивна. Совсем недавно рассуждая о том, что надо держать ухо востро, она проиграла. Она согласилась на игру, согласилась на правила, пыталась опрометчиво выкрутиться, устроить если не выигрыш, то хотя бы ничью, но проиграла. Знала бы Мглуша, что главное правило игры, устроенной Шрамовником – это не попадаться на эти самые правила, действовать как можно хитрей, изворотливей, тогда бы, естественно, смогла выиграть. А что сейчас?
Сейчас она прижата, облапошена, зависима от взгляда янтарных глаз, смотрящих прямо в душу. Она не может пошевелиться, не может сказать и слова, лишь испуганно и одновременно заворожено глядит на Шрамовника, ждет исхода. Как бы сильно Мглуша ни пыталась отрицать своего промаха, она знала изначально, что попалась в цепкие лапы хищника. Она – мышь, бьющаяся в предсмертных конвульсиях.
Зачем нужен был второй удар? Потому что Мглуша старалась подыгрывать, сама того не осознавая. Это сейчас она может винить себя в несобранности и недогадливости, но в тот момент она была готова на все, лишь бы сыграть с Шрамовником и проиграть. Мглуша нуждалась в подобном исходе битвы, правда, она ожидала какой-то отдачи и от самого бурого воина.
Глаза расширились, когда Шрамовник внезапно намекнул на неправильные мысли Мглуши. Никакой тренировки не было, это все – обман. И игра была простой подставой, которая должна была соблазнить Мглушу, должна была распалить ее. Вот только Мглуша не расстроилась, лишь ехидно усмехнулась и прикрыла глаза, но только для того, чтобы моментально согнать эту самую усмешку с морды.
Движения Шрамовника резкие, порывистые. Обхватывая Мглушу, он целится прямо в плечи и заставляет кошку судорожно выдыхать, дергаться, но упрямо молчать еще пораженную своим провалом. Она поверила его словам, столько раз убеждая себя, что Шрамовнику нельзя верить. И именно за эти свои ошибки она расплачивается.
- Тренировка была довольно неплохим поводом. Я удивлена, - она старалась говорить коротко, дабы не выдавать своих эмоций. Она еще сама не могла понять, что испытывает к сложившейся ситуации. Слишком много различных размытых мыслей, Мглуша не может зацепиться ни за одну, и именно поэтому для профилактики старается вновь вырваться, но не сильно. Чтобы попытка намеренно провалилась. Именно сейчас она играет по своим правилам, которые наверняка уже разгадал Шрамовник.
Ей не хочется бежать, не хочется выпутываться из своеобразных объятий, приправленных собственным страхом, самодовольством, болью и безумно приятным голосом. Думала ли Мглуша, что однажды попадет в такую ситуацию и не захочет уходить? Нет. Спонтанные решения всегда самые сочные, самые сладкие. Мглуша в очередной раз это испытывает на себе. Ей страшно, но одновременно любопытно, как же далеко все зайдет.
Сердце бешено колотилось. Он задал конкретный вопрос, ждал её ответа.
- Нравишься такой, - эхом повторила сумрачная, затем нахмурилась и тряхнула головой. Он требует от нее признания, либо в очередной раз играет с ней? Шрамовник ломал Мглушу, ломал её видение жизни, и кошка не могла противиться этому, слишком сильным было влияние темно-бурого кота, слишком манящими были его слова.
- К чему вопросы, когда все можно понять по поведению, - она снова усмехнулась, отвечая на вопрос расплывчато, потому что хочет еще больше запутать Шрамовника и одновременно дать ему прямой ответ. Мглуша – загадка, так пусть же останется загадкой до последнего. Даже если ответ принесет за собой смерть.
Только вот каждый рывок Шрамовника постепенно вызволял её лапы из заточения, и Мглуше даже на секунду показалось, что это непозволительно. Словно, едва её лапы окажутся на свободе, игра закончится и они разойдутся, будто меж ними никогда не вспыхивала та самая искра. Мглуша хотела растянуть время подольше, хотела продолжать слушать голос Шрамовника и смущаться с каждого сказанного им слова. Он слишком близко. Так близко Мглуша никогда еще не видела его, не могла похвастаться себе же.
Очередной неожиданный вопрос подвел Мглушу к тому самому пику её терпения. Резко вытащив когти, которые и без того едва-едва цеплялись за тело Шрамовника, сумрачная вцепилась ими же в спину темно-бурого воителя, сжала в своеобразных объятиях, чтобы чувствовать Шрамовника каждой частичкой своей шерсти. Она не выдержала.
- Хочу ли я с тобой что-то сделать? Я слишком много хочу, Шрамовник. Я готова прижать тебя настолько сильно, лишь бы стать единым целым, лишь бы чувствовать тебя слишком ясно. Мой спектр эмоций, спектр чувств по отношению к тебе настолько огромен, что, боюсь, ты захлебнешься в нем, если однажды решишься освободить эти самые чувства полностью.
Шипяще протянула воительница. Она не понимала, притих ее голос из-за неожиданной близости или же от приятной боли в районе плеч. Её чувства и эмоции хаотично летали где-то в подсознании, отчего у Мглуши закружилась голова. На мгновение она услышала, как непроизвольно замурлыкала, словно подтверждая свои слова.
Шрамовник ждал не такого ответа, но Мглушу это уже не волновало. Шрамовник был рядом.

+6

14

На миг Шрамовник растерялся, когда почувствовал, как когти вырываются из-под его кожи и две сильные лапы смыкают их ещё сильнее, уже за его спиной. Он резко вдохнул, чувствуя своим шерстистым брюхом теплую шерсть на животе Мглуши. "Ты сошла с ума", - подумал изрубцованный воин, глядя в её влюблённые глаза. "И кто же из нас мотылёк, попавшийся в ловушку?"
Шрамовник, в отличие от Мглуши, в любой момент мог сбежать из ловушки. Что ему эти оковы? Он оставит в её когтях половину своей шкуры, но уйдет, если того пожелает. Желает ли он? Нет. Мог ли он желать выбраться из такой очаровательной ловушки? Его любят так, как ему хотелось бы. Всё идёт по планам его самых сокровенных мечт.
- Ты просто сдалась под напором самого обаятельного воителя в этом лесу, - прошелестел Шрамовник, щекоча усами подбородок Мглуши.
Можно сказать, между ними ничего и не было ранее. Никаких влюбленных взглядов, никаких таинственных совместных прогулок и прочего. Это было бы слишком просто для Шрамовника. Слишком избито и банально. Он захотел поймать Мглушу, а она захотела поймать его. Они выследили друг друга, как хищники жертв, и поймали.
Две мухоловки, захлопнувшиеся друг на друге. Шрамовник не мог не видеть хищный блеск в глазах полосатой кошки. Ей не нужно говорить, что она его любит. Это будет как-нибудь потом. Сейчас она хочет просто поживиться им.
"И ты не прогадала, Мглуша. У тебя чутьё на правильные моменты".
- У меня широкая душа, - протянул он. - Я хочу любить всех.
Его тело напряглось и резко рванулось в сторону. Мглушины когти прочертили кровавые полосы на хребте. "Клац". Жадные клыки сомкнулись на мягком кошачьем загривке.
- Поймал...
"В тот день было солнечно. Мягкий ветер оглаживал бока и спины идущих котов. Высокий вереск шелестел, сбивая молодого кота и весь отряд с мыслей и мешая сосредотачиваться. Он, ещё совсем юный, без шрамов и иных отметин, идет со всеми, высоко задрав хвост. Он думает, что вот-вот из вереска выпрыгнут неуловимые воины Ветра, а его когти уже готовы к атаке. Но никаких воинов не было, да и предводитель, ведущий небольшой отряд к лунному озеру, мог всё объяснить нежданно нагрянувшим патрульным. Терновница говорила что-то про то, что каждого оруженосца, рано или поздно, берут к лунному озеру. Но его не интересовало озеро. Ему были интересны вражеские воины. Воины, которые никак не хотели появляться.
Мирно блеяли пушные игрушки двуногих, вызывая у него неудержимый хохот своим глупым видом. Он сильный. Никакие меховые комки, даже такие огромные, ему не помеха. Он всех победит. Впереди показалась вершина холма. Его голову посетила гениальная мысль - вырваться вперёд и первым увидеть простирающиеся внизу территории. Первым узнать, что ждёт их отряд впереди.
Рванувшись на своих толстых, неуклюжих лапах, он пролетел мимо наставницы и предводителя, оставляя их ошеломленными, и прыгнул на самый верх.
Вот незадача. Трава буквально выскользнула из-под лап. Он почувствовал, как сердце пропускает удар, когда понял, что сейчас полетит вниз со склона. Зацепиться никак не получалось.
Но что-то с силой схватило его за загривок и оттянуло назад. Удивительно цепкие челюсти. Он обернулся назад и увидел полосатый мех.
- Мглушка? Ты?"

Шрамовник мягко отпустил измусоленный загривок. Бардак в голове отражали его поблескивающие глаза, округлые куски меди. Он опустился и приподнял носом голову Мглуши. Прошёлся языком по бурым щекам и ласково ткнулся клыками в лоб. "Она всегда будет рядом".
Он знал, и это ничуть не отягощало его. Шрамовник мог делать всё, что угодно. Ломать, разорять или бить. Он всегда сможет прийти к Мглуше. Только он, и никто другой более не заслужит её расположения.
- Эй, не думай только, что это что-то значит, - засмеялся Шрамовник, весело поглядывая на соплеменницу. - Тебе, воительница, ещё ходить и ходить в патрули под моим командованием, прежде чем заслужишь моё расположение.
Он снова начал красоваться перед кошкой, расправляя плечи и таинственно щуря глаза. Но что-то в нём определенно изменилось, словно он открыл для себя какую-то истину.
- Кстати о патрулях. Мы вроде на охоту уходили. Если это ещё важно...
Шрамовник прошёл мимо Мглуши, проведя своим пушистым боком по её шерсти, и поманил за собой. Мимолетная вспышка какое-то время искрилась, чтобы превратиться в мягкий, лёгкий и тёплый дым. Примерно такую теплоту Шрамовник и ощущал теперь касательно Мглуши.
---> Хвойный лес

+9

15

Шерсть на животе была выпачкана кровью Шрамовника, а разнообразные запахи дурманили голову. Сумрачная не отдавала себе отчета, что она вытворяет. Её действиями руководит не разум – эмоция. Прикрытые глаза были устремлены на Шрамовника, словно для Мглуши не существовало и мира вокруг. Каждое его слово – толчок к чему-то более сокровенному для них двоих.
Полосатая лишь улыбалась, слушая то, что говорит ее хищник. Игра заходила всё дальше и дальше, и Мглуша не скрывала, что ей это нравилось. Она могла бы нахамить, вырваться из объятий «сообщника», но предпочитала строить жертву, нежели доминирующую кошку. Мглуша не та, за кого выдает себя изо дня в день, и Шрамовник знал её настоящую, слышал её приглушенный голос, либо видел горящие глаза. Он вскрыл её довольно быстро (словно маленького мышонка), а затем расположил к себе. Заманил в ловушку.
Мглуша не боится, она ждёт ответных действий от сумрачного кота, поскольку понимает – ему нужно тоже самое, что и ей. А потому, пытаясь предугадать момент, разжимает лапы, убирает когти, но не успевает: Шрамовник действует слишком неожиданно, слишком резко. Ей никогда не удается разгадать исполосованного соплеменника.
Чувствуя жесткую крепкую хватку Шрамовника, Мглуша лишь судорожно выдыхает и цепляется когтями за твердую землю.
Сумбурность, резкость и яркость ситуации мешала сосредоточиться на мыслях. Потерявшись в себе, Мглуша совершенно четко осознавала, что время для них двоих остановилось. Казалось кошке, даже трава не шелестела под давлением теплого ветерка, не шумела живность вокруг.
«Мой самый обаятельный воитель в этом лесу»

Неожиданно все пришло в норму.
Шумно втянув носом воздух, кошка разжала лапы да попыталась понять, реально ли то, что она видит и чувствует. Шрамовник был рядом, совсем близко, она чувствовала его каждой шерстинкой, но не могла поверить в подобный поворот судьбы. Её слежки и глупые попытки заполучить внимание привели к нужной цели. Судьба осторожно сжала Мглушу в своих пушистых теплых лапках. Все реально.
Мягкое и ласковое касание Шрамовника словно отрезвило Мглушу. Легонько помотав головой, полосатая потянулась к морде сумрачного кота, ответила на ту нежность, которую подарил ей темно-бурый воин. Сказать, что она была счастлива – ничего не сказать.
- Эй, не думай только, что это что-то значит,
Губы Мглуши тронула легкая улыбка. Сконцентрировавшись на Шрамовнике, она лишь наклонила голову в бок, словно не понимает, что он хочет этим сказать. А затем поднялась, выпрямилась и отряхнулась.
- Могла ли я посметь подумать о таком? Нет. Я твоё расположение, думаю, завоюю чем-нибудь другим, - сверкнув хитро глазами, Мглуша буквально предупреждала Шрамовника о том, что его еще многое ждет. Правда, она не придумала еще, что же скрывается под этим «многим». Но время еще есть.
- Охота всегда важна. Пора размять косточки.
Мглуша всегда останется Мглушей и не откажется от охоты. Охота прекрасно проветривает голову, восстанавливает мысли. Особенно сейчас ей это по-настоящему нужно. Может быть эта страсть, начатая Шрамовником, и могла затмить разум полосатой сумрачной, однако воительница так и не получила ответы на свои вопросы.
Ухватившись взглядом за сильные плечи Шрамовника, кошка с трудом смогла заставить своё сердце не стучать так громко. А затем, нежно улыбнувшись, направилась следом. Некоторые вопросы лучше оставить без ответов.

Хвойный лес.

+3

16

Весь день и всю ночь рысь отсиживалась в логове, восстанавливая силы. Пусть из битвы она и вышла победителем, отделавшись преимущественно местами выдранной шерстью и ссадинами, столкновение с целой группой котов насторожило и ещё больше рассвирепело зверя, поэтому сегодня, гонимый инстинктом, он с раннего утра обходил границы. И нашёл.

Хищница оскалилась. Так пахли те, кого она убивала. Кто ворвался в её логово и дрался с ней. Кого она прогнала и кого теперь, ради сохранения своего убежища и потомства, которое вскоре появится, должна рвать, уничтожать. Так пах враг, и тело сработало безошибочно, узнав его. Напряглось, изготовившись к прыжку. Хищно сверкнули глаза. Да юная Огнелапка, едва успевшая выйти из детской, и была для неё крольчонком - не больше. Говорят, страшен тот зверь, который убивает не ради еды, а ради того, чтобы убить. Так вот, рысь не была голодна.

Зверь налетел со спины, прижав к земле. Когти прошлись от плеча вниз до самого бедра, безжалостно раздирая шкуру. Примятые, выгоревшие от солнца листья папоротников густо окропила кровь, въелась в почву, истосковавшуюся по дождям. Борьба не была долгой - юная ученица просто не могла оказать хищнику, разбившему накануне отряд из четырёх опытных воителей, должного сопротивления. На размытые удары рысь лишь шипела, грубее, словно куклу, терзая добычу, своего побеждённого врага. Ей неведома жалость, она знает лишь право силы и пользуется им. Чтобы владеть своим логовом, чтобы есть. Чтобы жить. Челюсти с хрустом, заглушённым низким, басистым рычанием, сомкнулись на шее, и кошка безвольно повисла в звериной пасти. Рысь мотнула головой, выронив искалеченное, изломанное тело себе под лапы, поскребла когтями землю вокруг и, оставив метку, двинулась прочь, скрывшись к густых зарослях.

[NIC]Рысь[/NIC]
[STA]gm[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/fKRH7.png[/AVA]

+3

17

----> Главная поляна Племени Теней

Поначалу рыжая думала набрать мха на пригорке неподалёку от лагеря: там было достаточно материала, да и идти далеко не пришлось бы. Однако желание угодить подруге и заодно растянуть наказание для оруженосца,- чтобы знал, что за поступки нужно отвечать, - заставили свернуть на полпути и направиться к папоротниковой роще. Кошке по душе было то мрачное местечко, а листья папоротников, пока ещё не успевшие усохнуть, могли стать неплохой основой для подстилки.
- Если быстро управимся, - наконец соизволила она ответить Рысеуху на вопрос, что тот задал ещё на выходе из лагеря. - Так уж и быть, покажу тебе что-нибудь интересное.
Пока у неё не было своего ученика, Перечница была вовсе не прочь потренироваться с кем-нибудь из подрастающего молодняка. И свои кости растрясет, и поглядит, на что юней способен. А то что-то мелковаты в последнее время пошли коты, да такие хилые, что с прошлыми героями и не сравнятся. Вот то ли дело было лун сорок назад...
Под лапами мягко пружинил покров из уже осыпавшейся хвои и травы, вокруг было тихо и безмятежно. Изредка вспархивали с веток шальные птицы, стучали чьи-то мелкие лапки в стороне: вспугнутая их неторопливым шагом добыча могла спать спокойно, охотиться эти двое ещё не собирались. Картина безмятежная, но что-то напрягло Перечницу. Мрачное предчувствие было физически ощутимым.
Пахнет кровью?
Она резко остановилась, задрав хвост и навострившись. Никаких посторонних звуков, но этот запах было ни с чем не спутать. Воительница переглянулась с учеником, ощущая, как от тревоги шерсть встала дыбом, а предупреждающее рычание уже готово вырваться из глотки.
- Оставайся здесь и не вздумай подходить, пока я не скажу, - низко, глухо прошептала она, медленно продвигаясь вперёд. Сделав пару шагов, вновь обернулась, сурово сверкнув желто-зелёными глазами. - Если я закричу - беги к лагерю немедленно.
Перечнице хотелось бы надеяться, что ученик ее послушает. Всю возможную силу убеждения она пыталась вложить в слова и взгляд, обращённые к буро-полосатому коту, но воительница мало знала юнца. С него вполне могло статься двинуться следом. Это было опасно.
Запах крови был не самым свежим, но сильным, словно кого-то растерзали там, за деревьями. Моля предков о том, чтобы рысь уже успела убраться подальше, Перечница осторожно ступала, также прося об одном: пусть это будет мертвый барсук или куница, пусть не кто-то из наших.
Предки оставались глухи. В том растерзанном, буром от запекшейся крови теле с трудом можно было опознать юную ученицу племени Теней, вернее, то, что от неё осталось. Перечница, видевшая многое на своём жизненном пути, с трудом подавила горестный всхлип, вырвавшийся из глотки. Металлический запах крови, оставлявший следы где-то внутри, не мог перебить слабый запах, принадлежащий погибшей кошечке.
- Рысеух, лучше не подходи, - ей до безумия, до ужаса хотелось оградить ученика от этого зрелища. Пусть он уйдёт, дождётся, пока его сестру бережно отмоют от крови соплеменники, натрут травами, чтобы убрать рысиную вонь и ослабить запах крови, что окропила собой всю поляну. Пусть увидит и запомнит ее не такой: не разорванной тушей, в которой сложно узнать кошку.
Какие тёмные духи меня дёрнули наткнуться на него вчера вечером? Почему я решила идти именно сюда, будто знала, что произойдёт. Почему именно его сестра? Онемевшая, она стояла, с жалостью глядя на тело Огнелапки. Догорело твоё пламя, девочка. Надеюсь, ты потеряла сознание быстро и не почувствовала всей боли.

+2

18

главная поляна

Рысеух топал следом за старшей воительницей и молчал. Ему хотелось расспросить Перечницу про границы, а также про соседей, но как-то кошка проигнорировала его вопрос, еще на выходе из лагеря, а потому Рыся решил пока промолчать. Сердце уже не так трепетало вне лагеря, как вчера. Вчерашний день принес оруженосцу много эмоций, воодушевления, ему казалось, что такие чувства будут охватывать его каждый день, но отчего-то сейчас все было не так. В любом случае, Рысеух любопытно вертел головой, запоминая каждый кустик, каждую тропку и каждое дерево.
- Если быстро управимся, так уж и быть, покажу тебе что-нибудь интересное.
Ушки встали торчком, а на мордочке засияла улыбка от уха до уха.
- А мы вчера в Ночнолапкой были около границы, она такая широкая, такая темная и твердая. Такая противная, знаешь, шерша-авая, - ученик был горд собой, что он сам отыскал границу племени Теней, и уже был готов выслушивать похвалы от Перечницы, но кошка стала вести себя как-то странно. Волнительно. Старшая воительница остановилась, Рысеух сделал то же самое. Тревога начала нарастать в его маленьком тельце, ведь что-то случилось, там. Оруженосец вопросительно глянул на Перечницу, старшая воительница сделала это же.
- Оставайся здесь и не вздумай подходить, пока я не скажу, - прошептала Перечница, после чего ученик прижался к земле. Он даже не стал протестовать, потому что дело и правда серьезное. И еще пахло, так как пахло вчера на главной поляне, перед тем как Рысеух с Нетопырем ушли изучать территорию. Тяжелый, сильный запах.
- Так пахнет... кровь? - шепнул Рысеух, когда Перечница повернулась, чтобы еще что-то сказать,- И почему ты должна закричать? Что случилось? Не оставляй меня одного, - запаниковал Рысеух, начиная немного продвигаться следом за старшей воительницей, маленькими шажочками. Ему впервые стало страшно, все эти действия воительницы запугали его. Не хотелось отсиживаться в стороне. Вдруг на Перечницу кто-то нападет, а Рысеух как трус убежит? Я же не боюсь... Это все самовнушение.
Рысеух оставался в стороне от Перечницы, но не терял ее из виду. Он видел, как тревога набирала обороты, и как горестно старшая воительница сказала ему не подходить. В ушах запульсировало, детское любопытство взяло верх, и ученик вырвался вперед. Оказавшись рядом с Перечницей, из его глотки вырвался отчаянный крик, он даже не заботился о том, что хищник, убивший его сестренку, может быть где-то поблизости.
- Не-е-ет! Огнелапка, ты жива? Проснись, сестренка, - ее яркую рыжую шерстку нельзя было спутать ни с чем, ни у кого такой не было, а сейчас она была вся в крови,- Огнелапочка, ну же, открой глаза! - Рысеух подбежал к сестре и с нервным плачем стал дергать ее безжизненное тельце.
- Зачем ты меня привела сюда!? Чтобы я увидел это?? - Рысеух резко обернулся к Перечнице и гневно, сквозь слезы, посмотрел на нее. Потом котик вернулся к Огнелапке, начиная вылизывать ее от крови, - Она уснула, она спит. Моя сестренка, мама нас ждет в лагере, просыпайся, ну же. Ты же не хочешь ее расстроить? - слезы лились без остановки, истеричные вздохи вырывались из груди, но оруженосец внушал себе, что кошечка жива.
- Кто это сделал? - с хрипом в голосе спросил Рысеух, немного приходя в себя.

+3

19

Конечно, он не послушался и пошел следом - Перечница и сама бы так поступила, если бы была ученицей. Слишком страшна неизвестность и ожидание, куда проще потихоньку идти к возможной опасности и сориентироваться по ситуации, чем ожидать неясно чего. Вот только тут и не было никакой опасности - запах рыси ослабел, после этой вспышки ярости и нападения она скорее всего занята своими, рысиными делами и вряд ли вернется. Опасности не было - но Рысеуху не стоило тут появляться.
Юный ученик отчаянно вскрикнул, дернулся к телу сестры. Рыжая попыталась отереть его плечом, отстранить, но вышло как-то вяло. Она уже и сама понимала, что увиденного не развидеть, а исправлять ситуацию поздно. От жалости к юнцу и Огнелапке закололо в груди, и кошка сама не заметила, как выпустила когти, и теперь в бессилии царапала землю, переминаясь с лапы на лапу.
- Не-е-ет! Огнелапка, ты жива? Проснись, сестренка, Огнелапочка, ну же, открой глаза! - конечно, он не мог поверить в ее смерть. Да еще и столь жестокую. Воительница не могла перестать корить себя за то, что выбрала именно такой маршрут, что именно вчера у нее была бессонница - и именно Рысеух проходил мимо, вернувшись совсем поздно.
А ведь он мог погибнуть тоже.
- Зачем ты меня привела сюда!? Чтобы я увидел это? - во взгляде его светилось что-то яростное, обвиняющее. Конечно, он сейчс не поймет, что все это - ужасная, нелепейшая случайность. А я еще и сказала, что покажу что-то интересное... Звезды, как вы вообще допустили это? Или все случившееся - ваш замысел, чтобы что-то важное изменилось в этом юном коте? - она задрала голову, пытаясь рассмотреть небо через плотные переплетения ветвей. Темно было, несмотря на день. Мрачно.
- Если бы я только знала, Рысеух, - тяжело выдохнула она, подходя ближе и садясь рядом. Малыш начал вылизывать тело сестры, пытаясь смыть кровь и грязь, и ему нужно было помочь. Он остервенело шептал что-то, словно та была жива. Не верил - отказывался признавать, не понимал, как такое возможно.
Я уже и не помню, когда потеряла первого близкого - и как это было, - осознание неприятной змеей скользнуло на плечи, придавило к земле. Столько утрачено, а ей приходится напрягать память, чтобы найти хоть что-то остаточное от тех времен.
- Кто это сделал? - в голосе оруженосца появилось чуть больше разума, Перечница без труда уловила этот момент. Она прижалась к боку кота теснее, обвила того хвостом, понимая, как важен контакт.
- Её убила рысь, - какая отвратительная ирония. Ученик, названный Рысеухом, теряет ближайшее существо в битве именно с рысью. Звездные предки наверняка задумали что-то особенное, иначе с чего вдруг такие издевательства над своими подопечными? - Мне очень жаль, но твоя сестра уже не проснется. Сейчас Огнелапка уже смотрит на тебя с Серебряного пояса - ночью, когда Звезды станут видны, ты сможешь найти ту, что загорелась для тебя.
Рыжая умолкла, принявшись очищать шкурку ученицы от запекшейся крови. Ее раны были страшны, малышка не могла выжить, даже если бы ее нашли сразу после нападения. Такова воля Звезд, - убеждала себя Перечница, монотонно сплевывая сгустки крови и ощущая запах смерти, который вскоре даже травы не смогут скрыть. Ей было чертовски жаль мальца, и больше всего на свете сейчас хотелось как следует выругаться и направиться к Когтезвезду с вопросом, какого лисиного помета эта хищница еще не уничтожена. Почему он взял столь малый отряд, почему допустил столько ранений и увечий. Почему коты продолжают погибать, а он увлекается тренировками с ученицей?
- Нам нужно отнести ее в лагерь, - взяв себя в лапы, она поднялась и внимательно взглянула на Рысеуха. Не начнет ли он истерику снова, не потеряет ли разум от горя - все же он еще мал и юн, неокрепшая душа могла утратить себя.

+3

20

Рысеух жалобно хлюпал носом, его лапки дрожали, а сердечко бешено колотилось. Еще никогда ему не было так страшно. Оруженосец ничего не боялся, но, столкнувшись с растерзанным телом своей единственной сестренки, ему стало не по себе. Ему стало жутко. Из горлышка вырывался жалобный плачь, ведь он еще был несмышленым котенком. Рысеух только вчера получил свое ученическое имя, до этого он был непутевым Рысенком, вечно лезущим не в свое дело. А теперь он стоит перед несчастной Огнелапкой.
- Надо было идти в другое место, мне очень больно, мне очень страшно... Перечница, зачем... ну зачем я попался тебе вчера? - оруженосец задрожал всем телом, потом прижался к груди старшей воительницы, когда та подошла ближе, зарылся в ее шерсть. Родной запах племени Теней успокоил Рысеуха, котик немного притих и среди тиши были слышны только тихие всхлипы оруженосца. Он не хотел смотреть на кровавое тело сестры, он никогда не видел картины ужаснее. На языке чувствовался стальной привкус, он остался после того, как ученик вылизывал огненную шерстку сестры.
- Её убила рысь, - оруженосец замер и недоверчиво закрыл глазки, после еще сильнее вжимаясь в грудь воительницы. Это не может быть правдой. Жизнь не такая из маминых рассказов. Следующие слова Рысеух не хотел слушать, ему было больно и горько, и страшно. Он вертел головой влево и вправо, отказываясь принимать услышанное, но... реальности не избежать.
- Почему меня назвали Рысеухом... Я не жестокий убийца, и я не хочу быть похожим на эту поганую рысь, - сиплым от плача голосом пробубнил ученик. Он поднял свои заплаканные глазки на Перечницу и вопросительно выуживал из нее ответа,- Почему?- прошептал он одними губами и вновь прижался к соплеменнице.
Перечница начала вылизывать тело Огнелапки от крови, но Рысеух не нашел в себе сил опять поднять глаза на растерзанную сестру. Слез не осталось, спокойствия тоже. В горле был ком, но почему-то котик нашел в себе силы отогнать прочь панику и печаль. Он больше никогда не увидит сестренку, больше никогда не поиграет с ней в прятки, больше никогда не поиздевается над ней. Почему ее отпустили одну в лес?
- Перечница... я должен убить эту рысь, она забрала у меня самое дорогое, - Рысеух говорил тихо, он все также не поднимал глаз, он лишь отсел от соплеменницы, но находился с ней рядом, чтобы чувствовать ее прикосновения, - Не зря меня так назвали.
Я уничтожу эту падаль, я изорву ее тело так же, как она изодрала мою Огне...
- голос сорвался, и ученик вновь поддался слезам. Из вечно улыбающегося и радостного комка меха он превратился в плаксу. Горе сломило его в этот момент, ученику необходимо выплакаться.
- Нам нужно отнести ее в лагерь, - да, это необходимо. Нельзя оставлять Огнелапку здесь на съедение воронам, нельзя. Жаль только, что Рысеух не сможет ее понести, у него не хватил сил.
- Чем я могу помочь, Перечница?.. Я не смогу... - голос снова сорвался. Рысеух тоскливо застонал, - Как отреагирует мама?
Как отреагирует предводитель и все остальные? Они сразу же соберут отряд, чтобы убить рысь?
- оруженосец очень надеялся на последнее, потому что невозможно терпеть такие нападения. Сколько еще котов останутся без близких?

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » папоротниковая роща