cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » берег озера


берег озера

Сообщений 41 страница 60 из 64

1

http://sd.uploads.ru/tV9ia.png


Часть Озера племени Теней имеет вид тянущегося полукругом берега, устланного травой, мхом и редкй галькой, что собралась у самой кромки воды. Хвойный лес здесь редеет, переходя в сосновую чащу, кое-где разбавленную маленькими молодыми елями, да лиственными кустарниками. Озеро - главный источник воды племени Теней, а также место, где произрастают целебные травы, требующие постоянной влажности почвы. Сумрачные воители могут порадовать себя здесь охотой на мелких мышек или лягушек, что вылезли из воды погреться на камушках. Рыбы здесь в изобилии, но никто из сумрачных котов ловить её даже не пытался. Также берег озера - это место, которое племя Теней проходит по дороге на Совет. Здесь также есть небольшой деревянный полумостик Двуногих, где последние чаще появляются в сезон сезон Зелёных Листьев, однако особой ценности для Сумрачного племени он не представляет.


0

41

<<< ------------------- палатка целителя

Ясная погода способствовала хорошей охоте.
Одолевшая болезнь и вернувшая себе прежнюю остроту нюха Подлёдная замерла на берегу, внимательно глядя на ту сторону, где скрывалась земля племени Ветра. Наверное, сколько бы лун не прошло с момента её рождения, она всегда будет с особенным интересом коситься в сторону второго родного племени, жизнь в котором одно время была чрезвычайно привлекательна. Только, увы, не теперь. Хотя Подлёдная и сомневалась в готовности дать клятву служения племени Теней, которую приносят ученики, но совсем по иной причине.
Склонившись над потеплевшей от летнего жаркого солнца водой, кошка уставилась на своё отражение, разглядывая потемневший рыжий нос и проявившиеся полосы на морде. В глубине голубых глаз таилась скрытая усталость, и, встретив взгляд отражения, ученица постаралась улыбнуться самой себе, стирая следы изменений.
«И всё равно я такая же, как и была».
Присев у воды, Подлёдная нарушила своё отражение, принявшись лакать тёплую, но мучительно вкусную воду. Расходящиеся от движения её языка круги скрадывали круг за кругом взгляды голубых глаз, вздымающиеся на маленьких волнах и наблюдающие за утоляющей жажду светлой кошкой. «Как многоглазая паучиха».
Подлёдная облизнулась напоследок, оставляя лёгкие водяные капли на носу, и развернулась к лесу, собираясь всё же начать охоту. Ей надо накормить племя, и вообще нужно поймать столько дичи, чтобы даже за два раза не суметь унести её на себе.
«Я не такая уж и плохая. Просто... это просто во мне бурлит кровь полукровки», - мысленно оправдывалась перед собой Подлёдная, зная, что такой удачной охотой хочет буквально замолить грехи перед родным племенем. И получить похвалу Когтезвёзда. Она всегда, как бы не относилась к наставнику, мечтала услышать его похвалу, такую редкую и зачастую деревянно... искреннюю? И увидеть, как янтарь светится гордостью.
Сердце, как обычно, пропустило удар, вспомнив тёплый янтарь других глаз. Прошедший по телу ток толкнул Подлёдную обратно в лес, запрещая напоследок обернуться и посмотреть на сокрытый силуэтом острова Советов берег.
Сойку и землеройку она поймала легко - сказывалась тактика, практика, учение Когтезвёзда. Забросав хвоёй тушки, которые она заберёт на обратном пути в лагерь, Подлёдная потрусила вдоль берега, когда уловила запах одиночки.
Остановилась, выпустив когти. Её окатило ледяное спокойствие, когда она выбралась навстречу незнакомке, позволяя встретиться лицом к лицу, и уставилась на неё.
- Ты нарушила границу племени Теней и должна покинуть наши земли, - ученица сделала лёгкое движение хвостом, предлагая рыжей кошке напротив последовать за ней. - Я провожу тебя до границ.

Отредактировано Подлёдная (2018-07-21 21:23:07)

+2

42

—————-> Главная поляна Речного племени
Обскура двигалась быстро и тихо, как подобает настоящему искуссному убийце. В ее планы не входило забредать на неизвестные территории, но запахи. Запахи привлекали своим многообразием, предвещая дичь покрупнее. Живот по-прежнему крутило и одиночка не знала куда себя деть. Просить помощи от кого-то помимо Левиафана совершенно не хотелось, поэтому Обскура стоически терпела, скрежеча зубами.
Протискиваясь сквозь густые заросли малины, она почуяла абсолютно резкий болотный запах. К горлу подступил ком и захотелось вытошнить свой желудок. Сдержав мимолетный порыв, она холодноогляделась, а потом и вовсе замрла.
А где эта дурочка? — пытаясь отыскать позади себя двухцветную Мявру, Обскура замотыляла головой. Вроде жезвала с собой, поймали бы крупного кролика вдвоем, а то глядишь и еще кого покрупнее. Но юной одиночки нигде не наблюдалось. Нервно дернув хвостом, холотисто-бурая кошка выдохнула и медленно потянулась, поочередно вытягивая каждую лапу в сторону. Встряхнувшись, она негромко цокнула и принюхалась. В воздухе витал затхлый запах, а сам лес «дышал» хвоей и сосной. Предусмотрительно оглянувшись назад, чтобы запомнить обратную дорогу, Обскура медленно двинулась вперед в поисках дичи.
Вскоре лесные пейзажи сменились редеющей рощей, а еще через пару шагов открылся вид на озеро. С этой стороны Обскура к озеру еще не подходила. Вытянувшись в струнку, она почуяла рыбный запах и решила попробовать себя в ловле. Да только остановило ее белесое пятно, стоявшее непозволительно близко.
Резко переменившись в выражении морды, Обскура «похолоднела», расправила плечи и, по обыкновению, приподняла подбородок, показывая свое превосходство. «Пятном» оказалась неизвестная кошка, источавшая болотные ароматы.
Незнакомка встретилась с одиночкой лицом к лицу и начала говорить про границы. Золотисто-бурая усмехнулась в усы и задумчиво посмотрела в сторону неизведанных лесов.
— Да мне все равно, — холодно прозвенела Обскура, настороженно приподняв хвост, — меня ваши границы не касаются.
Обскура встала в позу и осторожно огладила болевший живот. Мерзкая ситуация. Предельно мерзкая.

+2

43

Подлёдная не так много имела дел с одиночками, чтобы предполагать, как они будут реагировать. Собственный отец, по крови - одиночка до кончика когтей, - всегда был и вёл себя как настоящий кот племени Теней. Василиск… что про него Подлёдная вообще знала? Она лишь выполнила приказ Когтезвёзда, окропляя серую шерсть кровью. Льняноглазка? Та и вовсе бывшая воительница племени Ветра, которая определённо старалась держаться в принципе подальше от всего, что было связано с её прежней жизнью. Конечно, её не оставили без внимания слухи о разбойном нападении сформированной группы одиночек на лагерь Речного племени и чисто теоретически белая знала, что с ними не всё так просто… и ещё она знала, что именно одиночки напали и убили Штормогрива.
Мерзкий ком подкатил к горлу, срываясь на сухое шипение. Кошка напротив, источая агрессивную холодность и полное равнодушие, выше подняла золотистый подбородок, разом становясь будто на ступень выше Подлёдной, заставляя ту поразиться самоуверенности пришелицы. Как она, оказавшаяся не там, где нужно, смеет вести себя так неподобающе?
«Одиночки», - подсказывал внутренний Когтезвёзд, знавший, как следует с ней поступить.
«Нет».
- Ты находишься на территории племени Теней, - ещё раз повторила Подлёдная, тоже поднимая голову выше, чтобы кошка напротив не смела думать, что против неё выступает совсем ещё ученица. - И раз ты здесь, то правила Воинского Закона распространяются на тебя тоже, хочешь ты этого или нет, - сделав шаг навстречу золотистой одиночке, светлая приоткрыла рот, впитывая в себя её запах. Вроде кровью и дичью от той не пахло, а значит, она ещё имеет право убраться отсюда подобру-поздорову, без тяжёлых для себя последствий.
- Тем более если ты из тех одиночек, что паразитируют на территории Речного племени, - когти непроизвольно выпустились, поскольку сразу же Подлёдная вспомнила о той новости, что дошла до них вместе с вестью о разбое.
- Выбирай, как ты покинешь мою землю, - лёгкий рык - не такой грозный, как получается у наставника, и всё же в ней проснулась жажда.
Мести ли?..

Отредактировано Подлёдная (2018-07-26 22:27:47)

+3

44

- Ты находишься на территории племени Теней, - губы исказились в неприятной улыбке. Обычно, так улыбаются при виде загнанной в угол добычи. Обскура обнажила желтоватые клыки и огляделась по сторонам. Резко втянув воздух в легкие, она полностью убедилась, что сейчас здесь находятся лишь они вдвоем. Никакой подмоги. Глаза сошлись в недобром прищуре, - И раз ты здесь, то правила Воинского Закона распространяются на тебя тоже, хочешь ты этого или нет.
Обскура поднялась с места и как-то совершенно по-свойски заходила вокруг Подледной, мерно вышагивая и осматривая ее со всех сторон.
- Какие вы, лесные, мелочные. Кичитесь своим Законом, словно на нем ваша жизнь кровью написана. Да только не работает он на тех, кого тошнит от разного рода правил, - закончив, Обскура остановилась прямо перед мордой незнакомки и пристально вгляделась. Несмотря на юный возраст соперницы, Обскура ощущала некую опасность. Все же, лесные коты были куда более тренированными. А сейчас одиночка была не в самой лучшей форме - надоедливый желудок, усталость от боя с Каштанкой и Лютоволком... Все свалилось огромным комом на ее женственные угловатые плечи.
- Тем более если ты из тех одиночек, что паразитируют на территории Речного племени, - кошка демонстративно села прямо возле незнакомки и принялась умывать свою шерсть на груди. Отвечать на поставленный вопрос она не собиралась. Не ее ума это дела, откуда родом Обскура.
Вообще одиночка не ощущала себя как-то скованно или зажато. Наоборот. После становления нового племени, в котором она имела неплохое влияние на остальных благодаря тому, что гонялась хвостиком за Левиафаном. А вместе с этим пришла уверенность в себе и собственных действиях. Конечно, было довольно-таки тяжело обходиться без приказов Левиафана и приходилось самостоятельно принимать различного рода решения, но... оно того стоило. Очень уж хотелось порадовать хмурного разноглазого.
- Выбирай, как ты покинешь мою землю, - золотисто-бурая перестала вылизывать грудку и подняла голову вверх с высунутым языком. Цокнув, она лишь усмехнулась и поднялась на лапы.
- Ну-ну, - Обскура приняла боевую стойку. Практически молниеносно отпрыгнув от Подледной, она хлестнула хвостом по земле, поднимая клубы пыли. Мириться с эгоизмом и высокомерием племенных она не собиралась. Приказывать ей имеет право только Левиафан.
"А не какие-то малявки."
Живот скрутило натужной нотой и Обскура на мгновение зажмурилась, перенося все тяготы отравления. И где так умудрилась? Вновь почувствовав прилив адреналина, она яростно зашипела, готовясь к худшему. Скорее всего, невредимой из этой пустяковой, казалось бы, схватки она не выйдет.

+2

45

Подлёдная напряглась, когда одиночка решила нарезать круги вокруг неё, разглядывая сквозь мерзкий, отливающий хитрым золотом прищур. С трудом ученица заставила себя не вертеть головой, провожая каждый шаг кошки следом, а остаться ровно в той же самой позе на том же самом месте, лишь движением глаз настороженно ожидая в любой момент подлого удара.
Противоправные, святотатственные слова незнакомки заставили оскалиться. Прижав уши к затылку и раскрыв пасть, Подлёдная зашипела, хлеща пространство позади себя тонким хвостом. Усмешка, выстрелянная прямо ей в морду, разожгла кровь.
- Не смей оскорблять Воинский Закон, - шерсть вдоль позвоночника встала дыбом, мышцы струнами запели на лапах, - никто из живущих по нему ни за что бы не напал на глашатая и его сопровождающих, идущего к Лунному Озеру за даром девяти жизней, - Подлёдная припала к земле, в то время как одиночка стремительно отскочила. Даже если она не та, это не умаляет её вины.
«Вы все виноваты в этом!»
Как она смела заявиться сюда и потешаться над тем, что так дорого любому племенному коту?
«Бесчестные, подлые одиночки. Никто не ожидает удара в спину, идя к священному Лунному Озеру!»
Тёмное, клокочущее, рвущее изнутри чувство поднялось к груди.
«Кажется, она не оставляет мне выбора», - золотистая кошка хлёстко напротив выбила пыль из-под собственных лап, шипя. В следующий миг Подлёдная бросилась к ней, тоже больше не оставляя выбора. Свой шанс уйти целой она упустила.

+2

46

Обскура, казалось, уже и не слушала бредни незнакомки. Лунное Озеро, Воинский закон - что это вообще за бредовые названия? А вот про дар девяти жизней Неон слышала, и не раз. И конечно же от Левиафана.
"Я бы хотела, чтобы он получил дар девяти жизней. Так спокойней."
Тем временем Подледная распушилась, сделалась полной злобы и ненависти. Обскура хитро прищурилась и задрала нос вверх, оголяя свое горло. Весьма привлекательная и раззадоривающая приманка. Одиночка не боялась соперницу, напротив, лишь сильнее заинтересовалась. Использовать в лишний раз когти казалось заманчивым предложением, поэтому упускать свой шанс буро-золотистая не собиралась. Несмотря на боль и резь в животе. Несмотря на сухой, огромный ком в горле.
- Мне плевать, - коротко отрезала Обскура и встала в боевую стойку. Все произошло быстро. Сердце успело мерно стукнуться о тонкие ребра и соперница начала атаковать. Обскура молча хлестнула себя по боку и решила дать фору Подледной.
"Пусть нападает, миленькая, пусть."
В мастерстве незнакомки было не отнимать. Подледная уверенно проскользнула под живот Обскуры, но та знала такие приемы, поэтому одиночке не составило труда отпружинить от земли и резко выпрыгнуть вверх, избегая острых когтей племенной. Сдерживая в себе яростные крики, она лишь еле слышно рычала и шипела, показывая недовольство и... азарт?
У кошки были лишь мгновения, пока она находилась в воздухе. Приметив открытое плечо Подледной, Обскура намеревалась приземлиться в  точности к нему, чтобы вцепиться своими клыками в мягкую плоть. Да только незнакомка среагировала быстрее. Острая жгучая боль отозвалась по оголившемуся брюху, разливаясь горячим огнем по всему телу. Обскура еле сдержала крик. Тонкая кожа на животе была безжалостно располосована. Пока Неон приходила в себя от резкой вспышки боли, ее плечо пронзили зубы Подледной. Если бы Обскура только могла, она бы высказала все, что думает об этой мерзавке. Но в любом бою она предпочитала молчание.
Завалившись на бок, Обскура и не заметила как сильно вымазалась. Впрочем, ее сейчас это мало волновало. Катаясь по земле словно огромный шар, кошки ни на секунду не унимались. Складывалось ощущение, что бой идет совершенно не на жизнь. Обычное состояние Обскуры. Жгучие раны лишь сильнее раззадоривали и впрыскивали дозы адреналина.
Крепкий захват и Обскура почти было завалилась на бок. Резким прыжком к земле, она изворотливо перевернулась и оттолкнула от себя обидчицу. Несмотря на разницу в возрасте, Подледная ничуть не уступала взрослой одиночке.
Обскура решилась на последний рывок. Убивать - ее стихия. И делала она это уже без особого энтузиазма, словно это сам собой разумеющийся факт. Заприметив оголенную шею племенной, кошка обнажила клыки и рванула  к цели. Да только Подледная успела увернуться от атаки. Обскура громко внутриутробно зарычала, все так же не говоря ни единого слова. Ее мутило. Адреналин стучал по вискам, к горлу подступала рвота, а живот выкручивало наизнанку. Но она не собиралась останавливаться на половине пути. Ловкий прыжок Подледный, явно нацеленный на быструю смерть одиночки, и Обскура резко легла на спину. Осознавая пагубность ситуации она клацнула зубами, в поисках хоть какой-то части тела Подледной. И нашла. Передняя лапа. Крепко вонзившись в нее зубами, золотисто-бурая сильным рывком потянула в сторону, отталкивая от себя племенную. Не выпуская лапу из зубов, она еще сильнее впилась в плоть и, казалось, вот-вот прокусит ее насквозь. О, этот пьянящий запах крови!
Жгучие раны на животе заиграли новыми красками боли и Обскуре ничего не оставалось, кроме как отпустить Подледную и взвыть от боли. С трудом поднявшись на лапы, она хаотично забегала зрачками. В глазах мутнело. Лапы становились ватными, а тело отказывалось слушаться. Съежившись в небольшой комок, Обскура и внимания не обратила на поверженную соперницу. Одиночку вырвало. Тело тут же расслабилось, сознание окончательно окутал густой туман и Обскура, будто мешок с костьми, вяло осела на землю. Глаза сомкнулись, и последнее, что успела выпалить бурая:
- Дерьмо... - голова коснулась прохладной земли и Обскура громко выдохнула и провалилась в темноту.

+1

47

Одиночка взвилась вверх, уходя из-под атаки. Подлёдная обернулась, разыскивая исчезнувшую кошку, и в следующий миг уже перевернулась на спину, готовясь встречать нападающую Обскуру. Когтезвёзд хорошо выучил её.
Когти глубоко вонзились в живот одиночки - ученица чувствовала это. Резким рывком дёрнула задними лапами, передними помогла себе схватиться за плечо, пронзая его зубами. Прилив сил; Подлёдная бросила полосовать живот одиночки, стараясь перенести центр тяжести и свалить Обскуру на землю. Наваливаясь на золотистый бок, крепче обхватывая её когтями, впиваясь в тонкую кожу под лёгким шерстяным покровом, ученица не уловила момент, когда одиночка снова обрела равновесие и силы для противостояния. Выворачиваясь в захвате, Обскура отвесила хлёсткие удары Подлёдной, вымазывая её в собственной крови, траве и грязи, набранной на их шкуры.
«Такое ощущение, что она училась сражаться».
Это казалось странным делом для одиночки, но у Подлёдной было всего несколько мгновений, чтобы подумать об этом. Пусть тайны золотистой кошки так и останутся тайнами, лишь бы она убралась с земель племени Теней.
Выпрыгнувшая со своей позиции одиночка явно целилась на шею Подлёдной. Быстро вильнув в сторону, белая кошка ушла с линии атаки, разворачиваясь буквально на задних лапах, вставая на них, походя на разъярённого маленького гризли. Шипя, она бросилась на шею Обскуры, которая была так близко, буквально перед глазами, даже когда та перевернулась на спину, готовясь встретить Подлёдную зубами и клыками...
«Живот!»
Неловко выполненный приём, сбитый внезапно прострелившей в голове мыслью, и вот уже Обскура впилась зубами в лапу, заставив вскрикнуть от боли. Одиночка уже сбросила её с себя, продолжая вгрызаться в лапу, и Подлёдная старалась отбиваться, освобождая себя, шипя и рыча, когда вдруг золотистая отпустила её.
Ученица подтянула к себе раненую лапу, пытаясь встать на все четыре, и обернулась к Обскуре, готовясь отразить затянувшуюся атаку. Почему она так воет? До этого золотистая была тиха как рыба.
Подняв глаза, Подлёдная увидела, как одиночка оседает на землю, заваливаясь на бок.
- Что? - невпопад рявкнула ученица, бросаясь вперёд, припадая на раненую лапу. Занесла другую, чтобы быть готовой к любому подвоху - кто знает этих одиночек и их грязные приёмы.
- Эй, стой, нет, - Обскура закрыла глаза, окончательно распластавшись безжизненной шкурой по земле, разбросав окровавленные останки. - Здесь нельзя умирать, - Подлёдная чувствовала себя глупой маленькой кошечкой с такими словами, но вся эта банальность рвалась наружу сама собой. Грязная, затмевающая разум ярость потухла, стоило лишь увидеть, во что превратила ученица живот незнакомки, и Подлёдную прошибла лёгкая дрожь.
- Не умирай, я не могу тебя убить, - потише, практически по-доброму обратилась к одиночке светлая, подходя ближе и утыкаясь носом в шею - смело, потому что внутренне всё ещё готова была к любому подвоху. Но золотистая кошка повержено молчала, и даже пульс, бьющий жилкой на тонкой, плохо прикрытой шерстью шее, Подлёдная прощупать не могла.
- Нет-нет-нет, я не убийца, - холодный страх обуял с головы до пят, Подлёдная резко взмахнула хвостом, оборачиваясь и пытаясь припомнить, чем лечили её раны когда-то Слепозмейка и Ольхогрив. - Нет, не убийца, - хромая, встала, делая круг вокруг одиночки, напевая прилипшие к языку слова словно мантру, пытаясь скрыться от гнетущего ока Воинского Закона. - Я бы тебя прогнала, но не стала убивать, нет-нет, - и всё же на приём, смертельный укус, который против неё применила одиночка, собиралась ответить тем же.
Тем, что научил Когтезвёзд. Что однажды прорвался на тренировке, слишком близко обжёг Ястребиного. Тем, за что её чуть не испепелила на месте Молния.
«Убийца-грязнокровка! Нарушительница Воинского Закона!»
Подлёдная отпрянула от Обскуры, скрывая непрошеные слёзы. Ей было страшно, страшно так, как до этого никогда в жизни. И она не знала, что теперь с этим делать. Даже себялюбивые мысли о том, как она победила одиночку, оставили её на время - тем более больная лапа говорила об обратном исходе.
«Я-я защищалась. Защищала свою территорию, - уставившись в измаранный золотистый бок, Подлёдная шаг за шагом воспроизводила всё, что только что произошло. - Я предложила ей уйти отсюда. Подобру-поздорову. Она... она не оставила мне выбора. Воинский Закон не оставил. Я должна защитить своё голодающие племя», - каждое слово, каждый жест, каждый выбор был важен. Подлёдная знала, что всё пошло не так, знала, что это её вина, иначе незнакомка не лежала бы сейчас здесь мёртвая.
Прихрамывая, ученица обернулась. Хорошо. Ладно. Допустим, она убийца. Что делают убийцы с трупами?
«Я не хочу, чтобы об этом узнали!»
Сбросить её в болото?
«Слишком далеко, я не дотащу её туда».
В озеро?
«А если мня увидят с другого берега? Они же не знают, что это одиночка».
Жизнь развернулась к Подлёдной хвостом, бок о бок хвостом развернулся Воинский Закон. Звёздное племя, упование надежд каждого племенного кота, разочаровано цокало языками, качая головами, готовя кару для убийцы-полукровки.
«Убийцы-полукровки».
Экстремальные условия, в которых приходилось сейчас принимать решение, ещё больше выводили из равновесия. Она совсем не хотела плакать, пресекая тот тонкий поток воя и слёз, подкатывающий к горлу, но привычная колея осталась далеко позади, и вернуться в неё было уже невозможно, и рвущий, клокочущий изнутри вой так и рвался наружу, уже вплотную подкатив к самым зубам...
Разрыдавшись, Подлёдная обессиленно опустилась на труп, всхлипывая и закусывая губы, запрещая себе орать во всё горло, запрещая утопиться прямо на месте вместе с одиночкой, втаптывая себя в грязь и коря, коря за каждое слово, каждый поступок, за то, что влюбилась в Штормогрива, так глупо и без памяти, за то, что не ценила слова Когтезвёзда, за то, что подвела маму с сестрой, за то, что каждый бастион законов и правил, такой важный для неё, был нарушен одним-единственным, ужасным, кровожадным поступком.
Лёгкий трепет коснулся ушей Подлёдной. Всхлипнув, она заставила себя смолкнуть, затаив дыхание, приблизить ушко к морде валяющейся - без памяти?.. - одиночке, вслушиваясь снова в этот лёгкий ветерок из её ноздрей.
- Великое Звёздное племя, - ученица опустилась рядом с золотистой кошкой, икая, прижимаясь носом к кончику розоватого носа напротив. - Спасибо, что спасли её.
Гнев на милость было легко сменить. Всё ещё перепуганная насмерть от того, что казалось неминуемым разрушением всей сущности, Подлёдная, припадая на раненую лапу, схватила Обскуру зубами за запястье, на котором выступили капли крови, потянула на себя. Тяжёлая живая кошка.
- Тяжёлая живая кошка, - повторила Подлёдная, чтобы убедить себя в том, что не уснула, зарывшись заплаканной мордой в разорванное брюхо трупа.
- Я тебя спасу. Слышишь? Теперь я тебя спасу.
«Теперь я тебе должна».
Бросив тащить в неизвестном направлении одиночку, ученица отправилась на разведку. К болоту - относительно безопасному место, что сможет замаскировать запах, - и правда она могла Обскуру не донести. А нужно такое место, где редко бывают патрули - пограничные и охотничьи - и смесь запахов так сильна, что одиночку нельзя будет найти.
«И придётся звать на помощь. Я не смогу справиться с её ранами одна».
Но кого звать? Ольхогрива? Нет-нет, это слишком рискованно, а ученика у него давно уже нет. Слепозмейку? Но тот умер, и если только он не спустится с небес на землю, поддавшись своему любимому порыву - спасению жизни одиночек и страждущих подлёдных душ - то больше никак иначе.
«Певчая. Она должна ещё что-то помнить».
Но сначала надо найти укрытие для тяжёлой живой кошки.
Подлёдная углубилась в хвойный лес, в котором ещё недавно охотилась, в поисках свободной пустой норки. В дупле одиночку не упрятать - на собственной спине её туда не поднимешь, а пока живот золотистой не придёт в норму, вряд ли она будет способна к таким подвигам. А вот хорошая добротная нора в зарослях пахучих трав... и, желательно, при этом не целебных...
Нашла!
Прихрамывая, бросилась бежать стремглав обратно, первым делом проверяя дыхание. Ей нельзя умереть. Тяжёлой живой кошке не умереть от лап Подлёдной.
Пока она тащила её туда, вглубь сосен, каждый шорох, каждый срывающийся с губ тяжёлый, всхлипчатый выдох заставляли уши трепетать, тело - пылать от ужаса. Она видела своих соплеменников, что огоньками глаз следили за её выходками, что ждали её у найденной норы, что изгоняли её из племени Теней навсегда.
«Изгнание. Позор».
Стрекот летающей над головой сороки был воплем матери, возмущённой до глубины души поведением дочери. Шум ветра - молчаливым Зимовеем, раскалывающим её своим ледяным приговором. И каждый, каждый из звуков был Когтезвёздом и Штормогривом, слившихся воедино, следящих за ней, шипящих, разочарованно-торжествующих.
Тяжёлую живую одиночку спихнула в нору, проверила, чтобы её не было видно, горько поцокала над оставшимся примятым травой следом. Тяжело выдохнув, ушла подальше, уводя след как бы в другую сторону. Прислонилась к коре дерева, снова прыснув слезами и смехом.
«Она жива и она моя пленница. Она моя погибель - живая, мёртвая ли, всё равно. Разве могу я доложить о ней в лагере? Когтезвёзд велит растерзать её на части, позволить умереть, не тратить драгоценные травы. Но я так не могу. Воинский Закон так не может. И Воинский Закон запрещает одиночкам... нет, он запрещает пересекать границы. О-о-о, как это понять, как понять, как мне правильно поступить? Великое Звёздное племя! Это ещё одно звездоцапово несовершенство, ломающее всю систему!»

+8

48

- Главная поляна

Как же повезло Когтезвёзду (явно не Подлёдной), что предводитель сразу взял её след. Запах был свежим. Кажется, она проходила здесь совсем недавно. Предводитель остановился недалеко от берега и опустил голову вниз, тщательно принюхиваясь. Ага, значит, здесь она поймала добычу. Кот увидел тушку сойки и землеройки, прикрытые хвоей. Однако, добычу она не забирала. Похоже, что направилась дальше. Скоро я смогу на неё выйти.
Когтезвёзд поднялся и пошел дальше вдоль берега. В ноздри ударил отчётливый запах одиночки, крови и его ученицы. А это уже интересно. Похоже, что одиночки и правда зачастили на территории воителей, и, вероятно, его ученица сегодня встретилась с какой-то бродяжкой. Полосатый испытал волнение. Судя по запаху, здесь была одна кошка или кот. Но какой он был силы? Что если он уже размозжил в лепешку мою ученицу, а сейчас где-то ошивается возле лагеря, где находится куча котят? Это не Василёк, нет. Противный запах предателя я всегда узнаю. Может быть пришли мстить за его унижение? Подружка? Друг? Или эти вещи никак не связаны друг с другом, а одиночки шарятся здесь просто, потому что они могут?
Запах крови и вони бродяги стоял устойчивый. Когтезвёзд углубился в лес. Теперь он точно не сомневался, что сможет найти собственную ученицу или то, что от неё осталось. Такой шлейф ароматов не может просто так исчезнуть.
А вскоре где-то недалеко послышались всхлипы и смешки. Предводитель уверенным, твердым шагом направился к источнику звука. И вот он увидел, как белоснежная кошка прислонилась к дереву. Подлёдная сидела к нему спиной.
— Отдыхаешь? — сладко протянул Когтезвёзд и вновь сделал к ней шаги навстречу. — Похоже, что здесь произошло что-то интересное: запах крови, следы драки, мятая трава и устойчивый запах одиночки. Постараешься мне сейчас всё объяснить? — он сел напротив, важно оборачивая хвостом лапы. Похоже, что спешить некуда. Янтарные глаза наставника выпытывающие зажглись.

+5

49

==>> Граница племени Теней и Небесного племени

- А ты... Как ты жил, Пепел? Хороша ли жизнь одиночки? А как тебе племя? И Звездошейка?
Ещё до того, как они ушли с границы, серый кот мечтательно зажмурился, отвечая.
- Я был свободен как ветер. Никто на свете не заботился обо мне и я не заботился ни о ком. В моей жизни не было служения, не было смысла. Когда я был юн, это устраивало меня. Но каждый новый сезон заставлял меня думать о том, какой след я оставлю в мире, достоин ли я жить, если никто не вспомнит меня после моей смерти. Это всё в прошлом. Теперь я знаю что я делаю и зачем, - последний вопрос заставил его запнуться. Легкая улыбка, которая пробежала по его глазам, словно он только что отведал сладкую мышку, должно быть, была красноречивее всяких слов. Конечно, нужно было бы быть совершенно слепым, чтобы  не заметить, как он смотрит на предводительницу. - Она моя госпожа, - чуть пожал плечами Пепел, не собираясь признаваться в своих чувствах кому либо прежде, чем госпоже своего сердца.

  На территории же  чужого племени он сразу прекратил все разговоры и стал в дюжину раз внимательнее смотреть по сторонам. Теперь он не гнал с прежней прытью, стараясь двигаться быстро, но ещё большее предпочтение отдавал бесшумному пути.
- Если что, уходи по деревьям, не вступаем в схватку, - предупредил он. Пеплу самому было стыдно, как он ведет себя с посвящённой воительницей. Но Звездошейка сама поставила его во главе этого патруля. Если бы она хотела отдать командование Скопе, так бы и сказала. Поэтому серый поглубже засунул свою неловкость, и поспешил вперед, туда, где должно было быть озеро.
  Когда он завидел его вдалеке, с души его свалился огромный камень. Вот только ветер, прилетевший с воды донёс до него свежайшие запахи котов. Запахи, которые, в целом и должны были встретиться здесь. Взмахом хвоста он предостерег Скопу.
- Обойдём их лесом, - одними губами произнёс кот. Это, конечно, нарушало договор между племенами. Но попадаться патрулю пусть и союзного племени, не казалось ему хорошей идеей.
  И они двинулись через лес, теперь уязвимые с двух сторон - со стороны территорий племени и со стороны тех котов, чей запах Пепел уловил со стороны озера.

офф:

если возражений ни у кого не появится, я брошу дайс сейчас. И по итогам дайсовки уже поставлю переход или нет

Отредактировано Пепел (2018-07-31 22:37:36)

+3

50

Пепел и Скопа в опасной близости от Когтезвезда и Подледной. Как распорядится направление ветра? Смогут ли небесные коты незаметно пройти по чужой территории?
[dice=5808-1:10:0:Пепел и Скопа проходят быстро и безболезненно]
[dice=13552-1:10:0:Когтезвезд и Подледная обнаруживают проходящих котов]

Отредактировано Мастер Игры (2018-07-31 22:44:27)

0

51

Попытка два:
[dice=11616-1:10:0:Пепел и Скопа проходят быстро и безболезненно]
[dice=1936-1:10:0:Когтезвезд и Подледная обнаруживают проходящих котов]

0

52

Подлёдная вздрогнула всем телом, услышав за спиной рокочущий голос наставника. Тягуче-сладкий, медовый, обжигающий. Она не смогла не обернуться на него, следя заплаканными голубыми глазами за тем, как полосатая фигура вальяжно обходит её по кругу, усаживаясь напротив. Непроизвольно подтянувшись при появлении предводителя, Подлёдная наскоро провела лапой по морде, стирая слёзы, кровь и грязь, наказывая себе больше не реветь.
- Я-я нет, не отды-ыхаю, - судорожные всхлипы мешали прямой связной речи, давая некую фору.
«Как много Когтезвёзд видел?»
Что, если он был свидетелем всему, и сейчас собирается проверить её преданность племени?
«Я должна рассказать ему про одиночку, спрятанную в старой лисьей норе, истекающую кровью и находящуюся на грани жизни и смерти. Я должна?..»
Всё ещё находясь в относительно неудобном положении, Подлёдная встала, отходя от своей древесной опоры, и села напротив Когтезвёзда, прикрыв раненую лапу здоровой. Голову подняла, расправила плечи, глаза зацепились за знакомо горящий янтарь.
«Я не могу соврать. Я не должна врать предводителю, требующему от меня отчёта».
- Я охотилась, - хлипчатый, рваный вздох отголоском прервал начало рассказа. «Успокойся, Подлёдная. Спокойно, спокойно».
- Кхм. Я охотилась и почуяла запах одиночки. Она нарушила границы, и я объяснила ей это, потребовав, чтобы лапы её больше здесь не было. Когда она отказалась повиноваться, мне пришлось напасть, - в кратком изложении всё звучало даже ещё хуже, чем было на самом деле. Подлёдная ясно видела свой просчёт, момент, когда вдруг поддалась окутавшей её холодной ярости, когда повелась на провокацию и вступила в бой.
- Она убралась, но я, - Подлёдная нахмурилась, отворачиваясь, переставляя лапы и приоткрывая повреждённую, - проиграла.
«Я не идеальна. Воинский Закон не идеален. Наконец-то мы на равных».
- Даже если это не моё последнее испытание перед посвящением, - «я знаю, что моё будет ещё жёстче», - Когтезвёзд, я знаю, что не готова сейчас стать воительницей, - «потому что посвящение – награда, а награждают только лучших. Достойнейших».

+5

53

Полностью расслабленное тело сделало резкий вдох. Обскура съежилась и вялыми лапами схватилась за живот. Отяжелевшие веки были будто покрыты толстым слоем пыли и песка. Облизав обсохшие губы, одиночка обессиленно приподняла голову и приоткрыла глаза. Голова раскалывалась и трещала.
Темнота, отчетливый запах земли. "Что? Что произошло? Опять земля ушла из-под лап?"
Обскура искренне не понимала, что происходит. Драка, свершившаяся буквально пару минут назад, казалась очень мутным и неправдоподобным событием. Обскура вспомнила, как провалилась под землю вместе с Левиафаном. И почему-то отнесла нынешнюю ситуацию к тем самым событиям. То, что она уже выбралась из того плена и благополучно вернулась в лагерь, успела подраться с Подледной - словно испарилось и вообще не происходило в ее жизни.
Тяжело вдохнув воздух, одиночка вновь потянулась, чтобы встать, но все тело тут же словно скрутило в крепкий жгут. Негромко зашипев, она медленно отвела голову к боку. На животе красовалась рана. Не сказать, что шибко глубокая, но, судя по лужице крови, отняла силы и вообще какое-либо желание жить.
Золотисто-бурая приложила подушечку лапы к ране и провела вдоль рваной кожи. Поднеся лапу как можно ближе к морде, она еле разглядела багровую кровь. Откуда рана? Явно постарался какой-то зверь..
В темноте послышался чей-то голос. Обскура втянула воздух в легкие и попыталась понять, где и с кем она находится. Да только звук исходил снаружи, а она была где-то там, внизу, под землей. Попытавшись встать, одиночка уперлась головой о потолок норы. Наконец, сознание начало проясняться. Обскура довольно-таки быстро поняла, что никакой это не завал, а вполне себе обустроенная пещера.
- Лисицина нора... - по запаху поняла кошка и тут же обернулась. Никакого движения сзади не чувствовалось. А значит она здесь была единственной гостьей. Снаружи послышался еще один, более басистый голос.
На мгновение кошке показалось, что она услышала Левиафана. Инстинктивно ползя к выходу, она негромко (так как не хватало сил) прозвенела:
- Левиафа-а-ан, - зов помощи. Обскура редко просила ей чем-либо помогать, предпочитая гордое одиночество и независимость. И единственный, ради которого можно было прогнуться под свои принципы - был Левиафан. Кошка попыталась встать на лапы, но рана на животе не позволила даже подобрать под себя задние лапы. Волоча их по земле, кошка зашагала передними лапами к источнику звука. Пыхтя и крепко сжимая зубы, она все более отчетливо слышала голоса.
- Левиафа-а-а-ан, - еще более протяжно повторила одиночка. Умирать (по крайней мере кошка уже была готова к худшему) было не страшно. Страшно было уходить в одиночестве. Когда нет никого, кроме собственного эха.

+7

54

- Я-я нет, не отды-ыхаю, — всхлипывала Подлёдная, утирая слёзы и грязь с мордочки.
— Тогда что же? Горюешь по невинно убиенной добыче? — безжалостно продолжал спрашивать наставник.
Белоснежка помедлила. Тяжелые вздохи-ахи, всхлипы то и дело вырывались у той из груди. Когтезвёзду лишь следовало дождаться. Он уже прекрасно понял, что здесь что-то не чисто. Как же интересно его завели сюда лапы. Казалось, что Подлёдная о чём-то усиленно думает, при этом пытаясь успокоиться. Просто так она отсюда не уйдет. Хотя казалось, что ещё немного и предводительское терпение лопнет. Ещё чуть-чуть и полосатый подойдет к ученице и начнет её трясти, чтобы привести в чувства. Разумеется, это сделало бы только хуже для состояния оруженосца. Но, наконец, ученица заговорила:
- Я охотилась.
Голос кошки опять вздрогнул. Не разревись опять. Это не воительница, а ходячая проблема. Неужели я действительно сегодня собирался делать из неё воительницу? Неужели я почти почувствовал за неё гордость, когда мне её нахвалил Зимовей? Видел бы он её сейчас — взял бы слова обратно. Жгучий стыд за ученицу пронзил его с головы до пят.
- Кхм. Я охотилась и почуяла запах одиночки. Она нарушила границы, и я объяснила ей это, потребовав, чтобы лапы её больше здесь не было. Когда она отказалась повиноваться, мне пришлось напасть.
Пока звучало весьма неплохо. Но неужели она расстроилась из-за того, что затеяла бой? Слюнтяйка. И я её учил столько лун?
- Она убралась, но я, - Когтезвёзд бросил взгляд на её лапы, на котором блеснула кровавая рана, но Подлёдная поспешила их прикрыть, - проиграла.
— Плохо, — слова огромным булыжником, казалось, могли расплющить ученицу прямо здесь.
- Даже если это не моё последнее испытание перед посвящением, Когтезвёзд, я знаю, что не готова сейчас стать воительницей.
— И ты ревёшь сейчас здесь из-за этого? — он недовольно поморщил нос. — Зимовей рассказал мне, что ты нашла Мальвочку и похвалил тебя. Это хорошая работа, и я уже подумывал сегодня о твоём посвящении, — нехотя признался Когтезвёзд, а затем сразу же продолжил: — А сейчас ты меня вновь расстроила. В таком случае, я хочу, чтобы ты отвела меня в сторону, куда убралась одиночка. Мы же не хотим, чтобы она вернулась сюда, м? — уголок его губ кровожадно дёрнулся. Он чувствовал нутром, что здесь что-то не чисто и хотел расставить как можно больше капканов. — Вставай и веди меня, — резко приказал он и поднялся на лапы.
А затем послышался стон. Уши полосатого дёрнулись. Такой слабый и совершенно незнакомый. Совсем недалеко. Когтезвёзд сначала подумал, что ему показалось, но затем стон повторился уже громче. Жгучий янтарь вонзился в Подлёдную.
— Как думаешь, что будет, если пойти на эти звуки? — не дожидаясь её ответа, предводитель двинулся в нужную сторону, подмечая под лапами местами примятые травы. Он решительно, почти бегом, словно дикая рысь пробирался к своей добычи.
Идти пришлось не слишком далеко. Вскоре его взору открылась лисья, давно уже ими забытая, пещерка, из которой просунулось тело бродяги. Она была ранена. Судя по её запаху, это была точно та же одиночка, с которой сражалась Подлёдная. А теперь она лежала в этой пещере в попытках отсюда выбраться. Не сама же она сюда забралась, раз так хочет убраться?
— Какой чудесный домик у нашей гостьи, — кот медленно отвернулся от лежащей Обскуры и повернул голову в сторону ученицы. — А ты что об этом думаешь, Подлёдная? — Когтезвёзд прищурился, зрачки сузились в щелки. Обманщица.

+6

55

Возможно, будь ситуация иной, Подлёдная улыбнулась невольной шутке Когтезвёзда. Посмеялась бы вместе с наставником над всей этой замесой. Тепло поговорила с ним по душам опосля.
Однако, несмотря на все чаяния и надежды маленькой Подлёдной, однажды ставшей ученицей предводителя, чего нельзя было представить даже в самых светлых мечтах, за эти луны с суровым наставником они так и не стали близки. «Не то что Ястребиный с Молнией».
— Плохо, - короткий, ёмкий комментарий, выражающий все отношения между ними. Подлёдная прижала уши к затылку, отворачивая морду ещё больше, скрывая оскал. «Я знаю, что плохо». Ей была невыносима мысль, что в своём проигрыше пришлось сознаться ещё кому-то, особенно собственному наставнику.
Особенно отвратительно, что он застал её в таком растёкшемся – в буквальном смысле – состоянии. Однако комментировать взрыв чувств ученица отказалась – сжала губы, чтобы не наговорить лишнего, молча поглядывая на полосатого. То, что Зимовей всё же выделил её, хоть она и просила этого не делать, стало единственным лучиком отрады в тёмном царстве.
«Но это плохая работа, это всё неправда! Зимовей нашёл Мальвочку благодаря своему опыту и умениям, а я просто удачно наткнулась, настолько удачно, что это даже поисками назвать нельзя».
Голубые глаза стремились выжечь собственные мысли в янтаре Когтезвёзда, однако ученица молчала, не усугубляя свою ситуацию. Пусть думает, что хочет, она высказала пока всё, что хотела.
«Мне просто надо быстрее с этим разобраться. Забрать Певчую, вылечить одиночку, и, наверное, нам придётся вдвоём утащить её с территории на нейтральные земли».
Но следующий приказ камнем перебил хребет Подлёдной.
«Что?! Она же здесь, на территориях, куда мне теперь идти? И след ещё слишком свеж, чтобы заплутать и увести в другую сторону, к границам или выйти на сами ничейные территории…»
- Хорошо, Когтезвёзд, - дыхание уже практически выровнялось, она встала следом за наставником – резво и бодро, скрывая метающиеся в голове отчаянные мысли, лишь припала на хромую лапу, - и застыла, обмерев.
«Нет-нет-нет, Звёздное племя, пожалуйста, нет!»
Стонущий голос. Знакомо-незнакомый, но чересчур понятный для неё голос.
«Молчи, прошу, молчи, я же пытаюсь спасти твою шкуру!»
Но одиночка, оставленная в укрытии, продолжала стонать – еле слышно с их с Когтезвёздом места, - с каждым звуком и биением сердца копая могилу для Подлёдной.
— Как думаешь, что будет, если пойти на эти звуки?
«Ничего хорошего – для меня».
Но вслух – ни слова. Лишь передёрнула плечами и послушно зашагала следом, подмечая, как точно Когтезвёзд следует оставленному следу. И не только точно, но и быстро, будто в нетерпении уличить в нарушении границ одиночку.
«Оно и понятно. Когтезвёзд терпеть не может ни одиночек, ни полукровок, стремится лишь защитить чистую кровь племени Теней».
Свою первую тренировку Подлёдная помнила вплоть до мельчайших деталей.
У стоптанной пологом травы, возле старой лисицыной норы, Когтезвёзд остановился, глядя на золотистую макушку, а затем в хищном развороте головы, в мелькнувшем торжестве янтаря Подлёдная уловила примерный ход его мыслей.
«Ловушки».
Это всё одна – большая – ловушка.
— А ты что об этом думаешь, Подлёдная?
«Что надо было тащить её в озеро и позволить захлебнуться».
«Монстр».

- Что это пристанище для нарушительницы, а не гостьи нашего племени, - монотонно бросила камнем в сторону Когтезвёзда ответ, пожирая глазами одиночку, надеясь, что выглядит невозмутимой и спокойной. Хвост нервно дёргался из стороны в сторону, а передние лапы тряслись, подкашиваясь.
«Почему ты очнулась, зачем выползла, глупая одиночка? Там же хорошо, тихо, уютно, сухо, нет племенных котов, жаждущих тебя разорвать на части».
Надо объясняться и плести правду-ложь дальше?
- Я не проследила за ней, когда она дала дёру, - «ну практически что так и есть», - и она решила отлежаться там, где её, как показалось, никто не найдёт.

Отредактировано Подлёдная (2018-08-02 10:07:35)

+6

56

- Я был свободен как ветер. Никто на свете не заботился обо мне и я не заботился ни о ком. В моей жизни не было служения, не было смысла. Когда я был юн, это устраивало меня. Но каждый новый сезон заставлял меня думать о том, какой след я оставлю в мире, достоин ли я жить, если никто не вспомнит меня после моей смерти. Это всё в прошлом. Теперь я знаю что я делаю и зачем, - искренне произнес Пепел и внезапно возникшая неловкость испарилась, как утренняя роса на ярком солнце.
- Ты должен гордиться собой, Пепел. Не каждый способен решиться на такой смелый шаг, - она ободряюще улыбнулась серому коту. Последний вопрос черно-белой явно застал Пепла врасплох и, на секунду, он замешкался с ответом. Но Скопе и этого было достаточно.
"Да брось, старик, я же не слепая." - посмеивался внутренний голосок. - "Ты готов буквально на всё ради неё."
- Она моя госпожа. - фраза, сказанная Пеплом так внезапно, вызвала взрыв тихого хохота у Небесной воительницы.
- У кого-то вовсю развивается личная жизнь, - незатейливой мелодией напела Скопа. - как же быстро! Эта фраза была произнесена молодой кошкой с горьким смешком. Она сама толком ничего не знала об отношениях котов и кошек. Все её влюбленности шли Звездоцапу под хвост. Поэтому ей не оставалось ничего кроме как посмеиваться над только сложившимися парочками. Это было как бальзам на душу.
Вдруг до ушей Скопы донеслись чьи-то голоса. Да это же... Сам предводитель племени Теней и его оруженосец. Подледная, кажется. Воительница сощурила глаза, чтобы лучше сфокусироваться на двух фигурах. Сомнений не было - их маленький отряд находился под угрозой обнаружения! Она в ярости хлестнула себя хвостом по бокам.
- Что делать будем? - сквозь зубы шепнула кошка, - Они же нас засекут!
- Если что, уходи по деревьям, не вступаем в схватку, - дальнейшее предложение Пепла заставило приоткрыть рот от изумления.
- Да что бы я, Небесная воительница... Бежала от племени Теней. Великое Звездное племя, какой позор, - поток возмущений полился из пасти Скопы. Её трясло от негодования, шерсть распушилась - казалось, только попробуй прикоснуться к воительнице, как по твоей коже пробегут тысячи разрядов маленьких молний. Она недовольно зыркнула на Пепла, но предпочла замолчать, чтобы не портить сложившееся о ней впечатление.
- Обойдём их лесом, - эту фразу она еле услышала. Серый кот так тихо её сказал, что поначалу Скопе казалось, не ослышалась ли она. Но увидев, как глава их отряда удаляется с бешеной скоростью, поняла, что всё взаправду, и они действительно улепетывают от котов племени Теней. На секунду в её голове мелькает мысль, что, возможно, Звездошейка была бы не очень рада их стычки с Сумрачным племенем. А в его решении есть здравое зерно. Но ведь не буду я вслух признавать, что Пепел прав? Правильно, не буду.
Лучше еще поворчу.
- Ишь, раскомандовался как. - тоном видавшей жизнь старейшины сказала Скопа, и осторожно отправилась за Пеплом, стараясь не привлекать к себе внимание.

Отредактировано Скопа (2018-08-02 16:42:09)

+2

57

— Какой чудесный домик у нашей гостьи, - Обскура резко посмотрела в сторону выхода и, расширив зрачки, практически полностью закрывшие радужку, отползла назад, грозно шипя.
- Пошел вон, - холодно отрезала кошка и тут же скорчилась от боли в низу живота. Хорошо же эта Подледная причесала шерсть Обскура в районе брюха, не поспоришь. Хотелось видеть Левиафана. Почувствовать его запах, услышать командный хриплый голос. Чтобы разноглазый ворвался в этот хаос белоснежной бурей и устранил все проблемы. Так происходило всегда. Он всегда был рядом.
Но, видимо, не сейчас. Одиночка медленно выдохнула, словно избавляясь от боли и вновь посмотрела в сторону выхода из норы. А там вовсю складывался диалог.
- ... и она решила отлежаться там, где её, как показалось, никто не найдёт, - Обскура вообще плохо разбиралась в отношениях, но почему-то ей показалось, что незнакомка пыталась ее...  отмазать?  Или прикрыть свою задницу?
"Да все эти племенные больные на голову."
- А-ай, - кошка зажмурилась, пытаясь подтянуть под себя задние лапы. Тяжело поднявшись, она, пошатываясь, направилась к выходу. Крупный полосатый кот совершенно не смутил ее. Если уж и суждено сдохнуть, то в бою. Поэтому когти она держала наготове. Практически выползая из лисьей норы, на полусогнутых лапах, Обскура постаралась выдержать хладнокровное выражение морды. Лишь слегка подрагивающие губы и ослабевшие лапы выдавали в ней первобытный страх. Где же ее Левиафан? Почему не рядом, когда так нужен? Кровь на брюхе, кажется, запеклась и больше не сильно беспокоила и без того взволнованную одиночку. Лишь боль где-то внутри, совсем глубоко в животе, заставляла кривляться и подволакивать задние лапы.
Стараясь выглядеть достойно, Обскура приостановилась возле предводителя племени Теней (сама того не зная) и негромко прозвенела:
- Дорогу обратно сама найду, не утруждайся, - отчего-то золотисто-бурая была полна уверенности, что ей удастся выйти сухой из воды. Этот Закон, писанный котами из племени, предполагает благородные поступки? Все племенные как на подбор все такие правильные, совестливые. Удалось же одиночкам целое племя выгнать с территорий.
"Дохляки благородные."
Обскура медленно (насколько это было возможным) полностью вылезла из норы и попыталась уйти прочь. Отпустят ли ее просто так? Обскура даже думать об этом не хотела, ровно как и смотреть в глаза незнакомцам.

+2

58

- Что это пристанище для нарушительницы, а не гостьи нашего племени, — монотонно ответила ему Подлёдная и стала глядеть в сторону одиночки.
Следовало отдать Подлёдной должное — она выглядела практически спокойной. Разве что хвост то и дело дёргался из стороны в сторону. Похоже, что ученица пыталась скрыть свои истинные чувства под этой безликой маской. Перед своим наставником нельзя было облажаться. Особенно если твой наставник Когтезвёзд. Особенно если он не любит грязнокровок. Подлёдная отлично усвоила его уроки на тренировках. Не удивительно, что она не спешила ему открыть свою душу. Полосатый бы её не понял и уловил лишь в этом признак слабости. Сейчас же предводителю ничего не оставалось, кроме как уже дальше самому решать, что делать. Подлёдная усиленно не хотела ловиться в сети, которые с таким обожанием он расставил для неё.
- Я не проследила за ней, когда она дала дёру, и она решила отлежаться там, где её, как показалось, никто не найдёт.
— Это же элементарный урок, Подлёдная, — фыркнул Когтезвёзд. — Тщательно следить за границами, выгонять нарушителей, следить за тем, чтобы все бродяги и враги покинули наши владения. Это знает наизусть даже котёнок. А что если бы она сейчас окрепла и на неё наткнулся кто-нибудь из младших оруженосцев? Их раны или даже смерть была бы на твоей совести, — нагнетал ситуацию предводитель.
А Обскура тем временем выползала из своего убежища. Она была ранена и с трудом передвигалась на лапах. Когтезвёзд остался стоять на месте, тщательно следя за каждым движением гостьи. Понятное дело, что она уже не сможет сейчас сражаться. В данный момент она не опасна, а что потом? Запомнит же, что на землях племени Теней она попала в эту передрягу и приведёт сюда дружков?
- Дорогу обратно сама найду, не утруждайся, — обратилась к нему кошка, оказавшись возле него.
Какая грубость. Обскура стала постепенно двигаться в другую сторону, но Когтезвёзд не собирался отступать. Не сегодня.
— Никуда ты не пойдёшь, — грохочуще рявкнул предводитель и толкнул кошку, подставив ей под лапы подножку, тем самым повалив её. Когтезвёзд прищурил глаза и возвысился, глядя на лежащую Обскуру возле его лап.

+7

59

»земли Речного племени

Он чуял её запах. Он бы почуял его даже за тысячу лисьих хвостов и пошёл следом, невзирая ни на что. Себя изгнанник уже давно не тешил убеждениями, что в любой момент бросит всё, чтобы спасти свою шкуру: это было ложью. Он бы не ушёл никуда без Обскуры и Призрака, но совсем не из-за той чуши, что племенные звали чувствами. И брат, и городская кошка принадлежали ему, были его неотъемлемой частью, его собственностью.
Ему не потребовалось слишком много времени, чтобы найти её. Однако в голове раздражённо щёлкнуло: он пришёл уже после того, как между Обскурой и племенной завязалась драка. Чуял густой запах крови, заставлявший его идти дальше по следу разрушения, торфа и мятой, раскиданной повсюду хвои. Более того, к совсем молодой светлошёрстной кошке присоединился и полосатый. Левиафан улыбнулся в ответ на собственные мысли: он помнил гордеца сопливым оруженосцем, хотя и не мог не признать, что теперь тот оказался бы опасным соперником. Не двигаясь и прижимаясь к самой земле, изгнанник с холодным любопытством наблюдал за разворачивающейся сценой. Ни один мускул не дрогнул на длинной морде, когда раненая Обскура выбралась из своего убежища: на секунду он даже подумал, что ошарашенные Сумрачные коты и правда дадут ей уйти.
— Никуда ты не пойдёшь, — грубо толкнул кошку полосатый. На секунду Левиафан замер, вспоминая положение дел в лесу до их изгнания, и осознание настигло его - тот уже успел выслужиться до предводителя. А мгновением позже улыбка растянула губы в лихорадочной гримасе.
— Место высокомерного ублюдка в её глазах уже занято мной, — расхохотался разноглазый кот, змеёй выскользая из своего укрытия. Белая шерсть, покрытая множеством шрамов, густо пахла хвоей и кровью, прямо как тот след борьбы, который привёл его к разыгрывающейся сцене. Через секунду морду его исказила гримаса ярости и он, зарычав, бросился прямо на предводителя племени Теней.

+5

60

«Я знаю, что элементарный».
Зубы сводило от каждого слова, от каждого наставления Когтезвёзда. Она знает, она не маленький котёнок, она всё - это - прекрасно - знает.
Она с трудом заставляла себя не дышать тяжело и часто, чтобы предводитель не заметил рвущееся наружу раздражение от его нотаций, и тут же болезненно сжалась, уязвлённая до самой глубины души.
«А вот об этом я правда не подумала. Как я могла надеяться на то, что одиночка не окрепнет и не выберется бродить по территории, как это сделала сейчас? Почему решила, что она знает, что я, по крайней мере, сейчас уже не желаю ей зла и хочу исправить то, что натворила с её животом?»
Ещё чуть-чуть - и скрип зубов Подлёдной был бы слышен далеко вокруг. Она просто не могла поверить в собственную глупость, в то, что совершенно не озаботилась, в первую очередь, о своём племени, как то и требует Воинский Закон, а бросилась помогать одиночке.
«Мне было страшно. Я думала, что убила её».
«Это оправдание».
«Я не могу быть воительницей».

Подлёдная смотрела, как Обскура подтягивается на лапах, собирая себя, скрывая свои раны, выставляя напоказ свою гордость. Одиночка, пусть и знатно подранная, выглядела гораздо внушительнее и независимее, чем ученица племени Теней, находящаяся на своей территории и выполняющая свой долг. Золотистая кошка даже нашла в себе силы нагло, открыто, грубо ответить полосатому предводителю, думая, что тот так спокойно её отпустит.
«Это было зря».
Светлая внутренне напряглась, увидев, как под шкурой Когтезвёзда заходили мышцы. Он сделал шаг вперёд, и Подлёдная по привычке выпустила когти, готовясь защищаться, - но в этот раз предводитель наступал не на неё. Что-то сегодня творилось всё за рамками привычного, знакомого, отрегулированного до правильности мира.
«Потому что одиночка нарушила Воинский Закон. Воинский Закон, который нарушает сам себя, и его нарушаю я тем, что существую. Существую и не соблюдаю его».
Ученица нервно сделала шаг вперёд, к упавшей от подножки Когтезвёзда одиночке, и остановилась, дёрнув хвостом, развернувшись корпусом в сторону нового голоса. Лишь мгновение позволили кот полюбоваться собой - скользкий, как уж, разноглазый, белоснежный, - а затем он бросился на предводителя, сверкнув жёлтыми клыками и выпущенными когтями.
Подлёдная даже не успела ничего обдумать, следя лишь за тем, как полосатый ускользает от чужой атаки, бросая Обскуру на произвол судьбы. Сделав хромой шаг к ней, ученица прошипела:
- Уходи, быстро! - сама не понимая, что ей двигает.
«Эта одиночка уже понесла своё наказание. Мы с ней понесли его».
Затем - разворот. Когтезвёзд, как неукротимый защитник племени, легко расправлялся со вторым одиночкой, посмевшим пересечь границы племени Теней, и всё же его ученица, как верный помощник, метнулась в драку, словно нарочно решив помозолить полосатому глаза. Смотри, смотри на меня, какая я умная!
Однако прокушенная лапа мешала действовать эффективно, и казалось, что ученица лишь пару раз коснулась чужой шкуры когтями, легко пропуская её между лап и не нанося особо вреда. И всё же она оказалась тут как тут, за спиной белого, когда тот эффектно промахнулся в очередной атаке на предводителя, и даже позволила лёгкий оскал, в котором скрывала донимавшую, пульсирующую боль в лапе.

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » берег озера