cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
БЕРКУТ
активный боец
ВЫСВЕРК
страдалец
КАМЕНЬ и АНЕМОНА
лучшие кот и кошка
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +17, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна


главная поляна

Сообщений 141 страница 160 из 447

1

http://s5.uploads.ru/JdoSI.png


Лагерь племени Ветра, в отличие от других племен, находится на абсолютно открытом пространстве, и располагается посреди холмистого участка, на месте слабовыраженного подножия меж возвышений вокруг. Самая выразительная часть лагеря – большая каменная глыба, стоит на противоположной от входа части лагеря, совсем вдалеке; с нее предводитель обращается к своему племени, а также в ней таится его палатка. Несмотря на то, что в целом коты племени Ветра предпочитают спать под открытым небом, палатки у них все же есть на случай непогоды или какой-то критической ситуации; все они плотно прилегают к крутому склону вокруг лагеря. По правую сторону от скалы находятся кусты утесника, в которых располагается целительская. Затем, следуя от нее в сторону входа, идет детская и палатка оруженосцев. На параллельной стороне, в небольшом отдалении от главной поляны, близ скалы, в небольшом валежнике располагается палатка старейшин. Ближе к центру левого крыла лагеря находится воительская палатка. Добыча складывается в той же стороне прямо возле входа; так коты сразу могут избавиться от улова, войдя в лагерь. На просторной поляне могут устраиваться коты, чтобы отдохнуть или перекусить.


0

141

--- детская
Львёнок уже давно спал сладко и спокойно, ночь за ночью крепко прижимаясь к короткой шёрстке сестры своим рыжим бочком. Сперва его мучили странные, тягучие, словно смола, кошмары, вязко утягивающие котёнка в самые тёмные глубины подсознания. Чаще всего ему снилась холодная вода, отчаянный писк Воробьишки, и поглощающее чувство безысходности и страха. В сновидениях также пару раз мелькала мать в виде туманного силуэта, лишь голосом напоминавшего о чём-то давно родном и забытом. Но шло время, и картинки прошлого постепенно стирались - детская память имела прекрасное свойство оставлять всё самое мрачное позади, быстро освобождая место для новых, светлых эмоций и ощущений. Рыжик шаг за шагом осваивался в этом новом мире, и уже с меньшей агрессией воспринимал пытавших приблизиться к нему огромных взрослых, но всё так же упорно ни на шаг не отступал от своей сестры. Оттого этим утром, стоило котёнку пробудиться и не ощутить рядом тепла Воробишки, как дрёма тут же испарилась, словно лёгкая дымка.
Он торопливо отряхнул шерсть от приставших кусочков мха, и засеменил к выходу из детской, ожидая найти сестричку на главной поляне. Так оно и было - проказница уже вовсю резвилась, совершенно не пугаясь и не стесняясь собравшихся там диких котов-воителей. Львёнок что-то недовольно пробормотал себе под нос, и в несколько прыжков оказался поодаль Воробьишки, лизнул ту пару раз в загривок, а затем обиженно куснул за ухо - нечего его одного бросать.

+3

142

Отчего-то в душе Вьюговея так потеплело, что кот не смог и дальше удерживать настоящую искреннюю улыбку, и расплылся в ней, словно ему только что предложили отведать самую жирную мышь, какую он только видел. Прикрыв глаза, словно говоря о том, что ему достаточно комфортно находиться рядом с Кулик, палевый воин выдохнул, отмечая про себя, как же красиво шелестит голос темной ученицы и переливается со звуками природы. Будто, так и должно быть.
Именно поэтому он сразу заметил проглянувшую сквозь мягкие черты Кулик болезненность, которую ученица довольно хорошо припрятала даже для его глаз. Но говорить об этом не стал – не захотел смущать собеседницу, обрывать еще не начавшийся разговор. Почему-то Вьюговею показалось, что он сможет помочь искоренить что-то, что в данный момент волновало кошку, но искоренить молча, не цепляясь за саму проблему.
- Знаешь, - он не заметил сам, как заговорил. На секунду воителю даже показалось, что за него говорит его разум, который долгие луны Вьюговей подавлял, заставляя делиться своими догадками лишь мысленно, про себя. И вот сейчас, слушая свой голос со стороны, воитель удивлялся тому, как же легко идут его слова. – Иногда мне кажется, что лучше всё это отпустить. Ну, вот например, - он перевёл взгляд на Кулик, а затем, опомнившись, бегло скользнул к её лапам, потом и вовсе переключился на землю под своими, - Ты говоришь, что всё вокруг сорвётся и улетит. Может быть, стоит это отпустить? Ну и пусть летит. В смысле, мы-то с тобой... и со всеми остальными останемся на лапах. Ты же чувствуешь землю? Вот прямо сейчас?
Вьюговей не растерял еще свою привычку задавать кучу вопросов, интересоваться всем, что только услышит и быть прилипчивым. Казалось бы, он прилично повзрослел, но продолжает вести себя так, как вёл, будучи оруженосцем. И вот сейчас он буквально заваливает вопросами Кулик, но почему-то надеется, что такими вопросами сможет если не развеселить ученицу, то помочь избавиться от мыслей, о которых Кулик говорила ранее.
«А может и правда, пусть всё взлетает?»
Поежившись, Вьюговей вновь кинул взгляд на палатку целителя. Он так и не заходил туда с того момента, как Штормогрив попал в собачьи зубы. А надо было проведать брата, справиться о его здоровье. Потому что Вьюговей не слышал ничего из того, что говорили видевшие Штормогрива. Живой ли он вообще там?
«Живой, конечно. Ветрогон рассказал бы мне сразу, если бы что-то пошло не так. Да и что может пойти не так! Штормогрив сильный, он наверняка уже требует, чтобы отец выпустил его»
Однако, обеспокоенный голос Кулик моментально выбил из Вьюговея любые мысли. Захлопав глазами, он посмотрел на ученицу и шумно вдохнул носом воздух.
- Ну, вроде неплохо. То есть, - и вновь опустил взгляд на землю. Не знал, как иначе объяснить своё состояние. Неплохо – это когда ты вроде и жив, и умираешь под тяжелыми думами. И Вьюговей умирал, невольно ожидая появления Штормогрива. Чтобы просто убедиться, что он в порядке, чтобы загореться, поджигаясь от огненной шерсти и улыбчивого оскала. В этом был весь Штормогрив.
- Нет. Неплохо – это неправильно слово. Я отлично. Потому что я знаю, что там, - и указал носом на палатку, ставшую обителью его отца, - Сейчас происходит чудо, и Штормогрив оправляется после своих ран. Я знаю, что он оправится.
Последние слова прозвучали слишком уж тихо, но Вьюговей не стал делать на этом акцент. Вместо этого, он выдохнул, улыбнулся и смущенно опустил голову, намереваясь спросить все же именно то, что его волновало. Поведя плечами, он снова поднял взгляд на ученицу и откашлялся.
- А, так, что произошло на тренировке? Тебя поймал ветер?

+3

143

- Знаешь, - она подняла на Вьюговея внимательные, ожидающие глаза, мгновенно почувствовав по неуловимой перемене в интонации, что это уже не игра, не притворство, что слова приобретают иной вес, нежели звучавшие ради успокаивающей иллюзии; эти будут такие, какие мог иногда произносить только Вьюговей – странные, гадающие, немного мечтательские и… Словно способные переменить что-то в жизни, лишь прозвучав, будто после них чуть сменяется ракурс зрения. Способные влиять на её мысли, ухитряясь поймать их беспокойную траекторию и направить в неожиданное русло. Кулик отчего-то почудилось, что он не говорил так ужасно давно – и оказалось, она скучала по таким разговорам. 
… – Иногда мне кажется, что лучше всё это отпустить. Ну, вот например, - она поймала скользнувший взгляд, инстинктивно следуя глазами за его движением, - Ты говоришь, что всё вокруг сорвётся и улетит. Может быть, стоит это отпустить? Ну и пусть летит. В смысле, мы-то с тобой... и со всеми остальными останемся на лапах. Ты же чувствуешь землю? Вот прямо сейчас?
Пусть летит?.. Её часто преследовало гнетущее ощущение неустойчивости, о котором она вскользь обмолвилась теперь; оно являлось во сне, подкрадывалось наяву, пугало, накатывало и отступало – но никогда не настигало на самом деле, держа в постоянном страхе, заставляя ускользать и прятаться, и горячо молиться туманным предкам, чтобы этого не случилось. Вся её жизнь была бегством от этого чувства – и теперь он предлагал просто поддаться ему, позволив исполниться старому детскому кошмару, глупому сну, в котором ветер уносил всё, что составляло её маленькую жизнь… Всё?
Она посмотрела на свои лапы, как давным-давно, в самом начале ученичества, когда ещё совсем не умела им доверять; привычно попробовала когтями суховатую полевую землю, прошитую тоненькими травяными корешками. Колючие камешки, былинки, маленькие маячки – чтобы чувствовать, что ты всё ещё держишься на лапах, всё ещё стоишь, всё ещё жива. Её старый нехитрый секрет –  неужто Вьюговей и о нём догадался?.. Она взглянула на него с озадаченным интересом и лёгким вопросом. Да, она чувствует землю. Пожалуй, лучше, чем что-либо ещё. Если и впрямь.. Отпустить  это всё– что останется кроме этой горячей и сухой ветреной земли? Кто останется?..
..Её вопрос, кажется, вырвал Вьюговея из смутных и нелёгких размышлений; она заметила взгляд, который палевый воитель бросил в сторону целительской палатки, и слегка тревожно нахмурилась, догадываясь, о чём были эти размышления.
- Ну, вроде неплохо. То есть, - Кулик хотела снова поймать его взгляд, но Вьюговей смотрел в землю, замявшись, и она терпеливо ждала, чуть волнуясь, будто его ответ мог разом перевернуть с ног на голову тот зыбкий дух опасений и ожиданий, что сплёлся над их лагерем за последние дни, опутывая их невидимой паутинной сетью.
- Нет. Неплохо – это неправильно слово. Я отлично. Потому что я знаю, что там, - он указующе повёл носом, - Сейчас происходит чудо, и Штормогрив оправляется после своих ран. Я знаю, что он оправится.
Она сдержанно вздохнула, приветствуя вспыхнувшее внутри в ответ на эти слова пятнышко горячего тепла – там же, где гнездился страх. В ней, среди множества брезжущих туманных и отчётливых опасений, догадок и неспокойных домыслов о будущем, было неизмеримо меньше уверенности, чем в нём, осмелившемся сказать именно так – но откликнуться, податься навстречу его надежде, ощущая её отражённый отблеск, ей это не помешало; Кулик бросила на него благодарный взгляд – и поймала ответный, вопросительный и чуть смущённый.
- А, так, что произошло на тренировке? Тебя поймал ветер?
- Ну да, - она смущённо сморщила нос, вспомнив – на сей раз с лёгкостью – как её занесло порывом внезапно изменившего направление ветра, заставив неуклюже перекувырнуться, поднимая тучу пыли и упуская перепуганного кролика, тут же припустившего прочь – к его несчастью, прямо в лапы её наставнику. Спасибо хоть не улетела, как несколько лун назад, когда Шептуну то и дело приходилось оттачивать свои охотничьи навыки, гоняясь за своей катящейся кувырком подопечной. Теперь ей порой удавалось продумать движения так, чтобы ветер подгонял в спину, а не валил с лап – но никакой расчёт не поможет предсказать все капризы степной погоды. – Опять все колючки собрала и всю дичь в округе распугала… Я раньше надеялась, что с возрастом это пройдёт, но, видимо, так всю жизнь и буду весить, как семилунный котёнок, - она усмехнулась с лёгкой досадой, - Приходится всё время что-то придумывать. Знаешь, это очень интересно, на самом деле, хотя и жутковато слегка – получается и впрямь так, будто ты охотишься, и в то же время кто-то охотится на тебя, - Кулик повела ушами, вспомнив, как приходится вслушиваться в коварные пересвисты ветра, угадывая его всплески и затишья и прижимаясь к земле. – Трудней даже не направление ветра и нужный момент угадать, а заставить себя в этот момент перестать прятаться… Но вот с боями беда – Шептун их и так на целую луну отложил, но что за луну изменится?.. – она снова досадливо поморщилась. В её исполнении даже особые приёмы, традиционно используемые некрупными и ловкими котами, становились бесполезными – её было так же легко стряхнуть с себя, как котёнка, а рост не позволял и дотянуться до слабых мест; но дело было не только в этом – Шептун деликатно молчал об этом, но сама она понимала: в моменты, когда в драке нужен не столько расчёт, сколько уверенность и азарт, у неё дрожали лапы и в голове крутились навязчивые мысли о том, смогла бы она выпустить когти – и по-настоящему драться, пытаясь ранить живого противника?..

+4

144

- Хороший прыжок, Воробьишка.
С зажатым в зубах хвостом малышка покосилась на большого кота, оказавшегося рядом. Одобрительный взгляд здоровяка, которого крошка уже видела, разлился теплом по телу, и впервые испытавшая гордость рыжуля довольно прижала уши, подметая коротеньким хвостиком пожухлую траву.
Но хвост отпускать все равно нельзя.
Застигнутый врасплох кот, ставший жертвой мелкой проказницы, обернулся к ней с огромными желтыми глазами на широкой черной морде, и глаза эти так контрастировали с шерстью, что не будь она такой храброй великой воительницей, точно бы испугалась.
- Воробьишка, значит?.. - пророкотал черняк, медленно склоняясь к котенку. От страха она еще сильнее вцепилась в свою добычу, упрямо глядя на Пересмешника исподлобья.
Сквозь зажатый хвост раздалось глухое ответное "угу".
- ...что же, будем знакомы. Только не кусайся, - почти распластавшись на земле, чтобы глаза у них были вровень, мяукнул черный кот, попросивший не кусаться.
И тут кто-то сам укусил Воробьишку в ухо!
Возмущенно пискнув и от неожиданности отпустив добычу, малышка с истинно детской радостью развернулась, подскочила и зайчишкой поскакала к брату, который наконец проснулся.
- Я поймала хвост, Львенок! - проурчала рыженькая зазноба, потеревшись бочком о бок брата, мол, не обижайся.
- Вон тот большой сказал, что я очень страшная и хорошо прыгаю, - распушив хохолок на загривке, похвасталась Воробьишка, склонившись к самому уху брата.
- Поймай хвост у того черного, тебя тоже похвалят, - горячо закивала кошечка, хитро скосив глаза на Пересмешника.

+2

145

После посвящения в воители перестаешь считать луны, перестаешь ждать какого-то определенного сезона или события. Ты больше не отличаешь прошедший день от будущего и, кажется, что все слилось в одно неприглядное "сегодня". Кажется, еще сегодня Летящий стал глашатаем. Еще сегодня Нарцисса брала опеку над вот этими двумя котятами. Еще сегодня у Цесарки был какой-то надоедливый и уморительный ученик, но... что из этого правда, а что ложь уже не различить. Все слилось и растворилось в этом бесконечно длинном дне.
С тех пор как кремового предводителя не стало, воительница окончательно ушла в себя и перестала общаться с племенем. Ей казалось, что она лишилась единственного повода быть здесь, но все еще почему-то не покидала территории котов-воителей. Все еще ходила в патрули и на охоту, все еще выполняла какие-то свои обязанности. Но для чего - не могла сказать. Оттого всегда острая на язык кошка стала хмурой и даже вид играющих на поляне детей ее больше не радовал.
Пятнистая смотрела то на звонкоголосую девчушку, то на ее хмурого братца, вспоминала о своей семье и становилось еще тоскливее. В конце концов пятнистая просто повалилась на землю, уставившись на котят. Чужие. Чужие дети играют прямо перед носом, а ее родная кровь - нет. Ни дочери от Лихозвезда, ни внуков, ни даже племянников. Ни-ко-го. Цесарка закрыла глаза, перекатилась на спину и уставилась на небо. Сегодня ночь Совета. Станет ясно, что происходит в других племенах. В прочем, имеет ли это какое-то значение?
- Эй, малышня, - неожиданно для самой себя впервые со дня смерти Лихозвезда захрипела кошка, - вы хоть знаете, где живете? Как вы сюда попали?
Она продолжала лежать на спине, прижав голову к земле и глядя на детей сверху вниз. Чужие. Но...
- Вам кто-нибудь рассказывал сказки? - уже куда мягче и теплее спросила одноухая

+2

146

Пересмешник было решил, что у него двоится в глазах: сейчас он смотрел на один рыжий комок, но внезапно к первому начал приближаться ещё и второй. Немногим крупнее, но такой же рыжий и далёкий от их суховатых высоких оруженосцев, к коим уже привык молодой воитель. А затем произошло вообще нечто из ряда вон выходящее: один рыжий котёнок схватил за ухо другого. Воитель замер, вглядываясь в юные мордашки и рассуждая над тем, что они могут делать. Должен ли он разнять их? Сказать, что драться плохо? Когда они вообще войдут в возраст, позволяющий им понимать речь? А когда заговорят сами?
— Я поймала хвост, Львенок! —  выдала внезапно маленькая кошка, заставив Пересмешника подскочить на месте и вздыбить длинную спутанную шерсть. Секунды две он остекленевшим взглядом буравил котят, после чего раздосадованно вернулся в прежнее положение, понимая, насколько глупо выглядел.
— А... Вы уже это... того... разговариваете, значит, —  пробормотал воитель, чувствуя, как краснеет под своей плотной шкурой. Мог бы додуматься, идиот, или хотя бы вернуться в собственное детство... Впрочем, он его не помнил.
— Поймай хвост у того черного, тебя тоже похвалят, — заговорщически сообщила Львёнку сестра свою мысль, но Пересмешник резко махнул хвостом, подняв в воздух ворох пыли и мелких листьев, качая головой.
— Дорогая, — вздохнул воитель, страдальчески возводя глаза к небу — мой хвост - единственное, что у меня осталось. Не отнимайте хотя бы его, — внезапно он заприметил Цесарку, которая, казалось, выбралась из своей меланхолии и даже проявила интерес к их собранию. Навострив уши, Пересмешник склонил голову к плечу, не сводя жёлтых глаз с Цесарки. Выглядишь лучше, колючка, — констатировал воитель, не обращая внимание на то, что его собеседница была втрое старше его и вполне законно могла надавать ему по ушам.

+4

147

--------------------Начало игры
Мраколап вылез из палатки учеников, щурясь на яркое солнце, аки вампир после тысячелетней спячки. Шерсть у него была растрёпана, и общий облик вызывал некоторую долю сочувствия. Котик, пожалуй, не очень хорошо спал. Всё ворочался на подстилке, думал о последних днях, наполненных событиями, как переполненное после ливней озеро.
Он стал оруженосцем. Прощай, уютная теснота детской, прощай, тёплый мамин бок и посапывающие над ухом брат с сестрой. Впрочем, последнее-то, по сути, осталось – только спят они теперь в соседних гнёздышках, а не в одном. И всё же чувство, будто что-то очень сильно изменилось в его жизни, не давало сомкнуть глаз.
Он получил в наставники Цесарку. Эта кошка, колкая, острая на язык, скорая на действия, в целом импонировала Мраколапу. но... он не знал, чего ждать, очень слабо представлял себе, а рассказы о тренировках от других оруженосцев только распаляли нетерпение и некоторый страх. Сможет ли он делать всё правильно? Не нарушит ли какой из законов? Ведь когда ты оруженосец, уже нельзя нарушать законы? Или ещё можно? А удастся ли ему произвести впечатление? Ведь первое впечатление такое важное!
Ну а ещё... ещё его не взяли на Совет. Мраколап категорически отказывался понимать, почему так, он-то надеялся, что его имя назовут перед всеми племенами, и он покажет им, как хорош! Но... ничегошеньки они не назовут, ведь его там даже не будет! Старшие воители аргументировали это тем, что на Совете и без новоиспечённых оруженосцев забот полно, а старшие ученики сказали, что Советов впереди ещё очень много, и волноваться не о чем. Но попробуйте не волноваться, когда во время первого Совета, когда вы стали оруженосцем, вы проведёте ночь в опустевшем лагере!!
По этим причинам нормально выспаться Мраколапу не удалось, и он вылез из палатки задолго после того, как отправили рассветный патруль. Вылез и уселся тут же, у входа в палатку, насупившись, обиженный на весь мир. Погодя несколько минут, всё же решил заняться утренним туалетом и принялся приглаживать торчащий в разные стороны мех.
Краем глаза Мраколап уже приметил свою новую наставницу, но соизволил подойти ближе только после того, как убедился, что облик его – шерстинка к шерстинке. Он постарался вспомнить, собирается ли Цесарка на Совет (это ведь был бы прекрасный мотив, чтобы жалеть себя ещё сильнее), но пришёл к выводу, что нет. Постарался ощутить себя вопреки этому факту ещё более несчастным, но не добился в этом успеха и досадливо хлестнул себя хвостом по боку.
– Привет, – нехотя подал Мраколап голос, остановившись возле растянувшейся на земле кошки. Выглядела она неплохо, не такой молчаливой и замкнутой, как в последнее время. Почему так, котик не знал, и решил не забивать голову.
Переведя взгляд на двух рыжих котят, Мраколап невольно задумался о том, что сам совсем недавно был таким же, не то что сейчас – высокий, статный, хоть в бой веди!
«Конечно, ещё как пойду! Я ведь уже не котёнок!»
Эта мысль всё же смогла пробиться через стену холода и немой обиды (он уже не очень хорошо помнил, на что именно) и согреть грудь осознанием собственного превосходства. Котик расправил плечи и немного расслабился – но не сильно, имидж трудного подростка надо сохранять!

+3

148

Набежавший ветерок всколыхнул шерстку на тонких плечиках Кулик, и Вьюговей напрягся, думая, не станут ли его порывы сильнее. Но ветер не торопился шуметь. Сам кот любил его тягучие удары, любил бежать по пустоши, поддаваясь им, подставляя холодному дуновению морду. Но после истории Кулик отчего-то заволновался. Он представил ситуацию, в которой ураганный ветер и малый вес кошечки могут сыграть злую шутку, подвергнув её настоящей опасности, худшей, чем колючки, застрявшие в шерсти. "Если так, то я хотел бы защитить её", - подумал Вьюговей, чувствуя в своих мыслях безнадёжность. "Но как? Я даже не её наставник".
- Мы не должны сдаваться, - неожиданно твёрдо сказал он. Настолько твёрдо и настолько неожиданно, что даже сам удивился. - Представь себе, каково было нашим предкам, которые впервые пришли на эти территории. Они боролись с ветром, чтобы стать ему равными и по праву называться его именем.
В положении Кулик Вьюговею чудилась какая-то несправедливость. Если он, от рождения довольно крепкий, как брат и отец, мог противостоять ветру, то у Кулик не было выбора: в какой-то момент её просто подхватывало и швыряло внезапным порывом.
- Может быть, ты, Кулик, гораздо ближе к нашим предкам, чем многие из котов-тяжеловесов. Ведь узнать своего противника лучше можно только в бою. Кто, как не ты, знает силу ветра?
"Но и радоваться такому положению дел не стоит", - понял Вьюговей, уверенно и подбадривающе глядя на Кулик. Что-то в этой кошке было такое, что помогало ему говорить более сильные слова, чем обычно. Она... помогала ему чувствовать себя нужным? Ведь раньше главным заводилой всегда был брат. Он подбадривал Вьюговея, он же принимал решения за них обоих. И хоть брат интересовался мнением Вьюговея, Вьюговей всё равно почти всегда соглашался с тем, что брат всё знает лучше, чем он сам. Но теперь у Вьюговея появился шанс быть по-настоящему нужным. Шанс на то, что его слова станут важными, по-настоящему важными. И от этого сердце Вьюговея подпрыгивало у него в груди, а слова срывались с уст самопроизвольно. И глаза его в основном смотрели прямо в глаза Кулик, хотя обычно он, скорее всего, опустил бы взгляд. Но там, за тусклой желтизной, только он мог разглядеть золотые огоньки ночных светлячков.
- Может, тебе попробовать подгадывать момент и вцепляться когтями в землю? - предложил он, опуская взгляд на аккуратные лапки Кулик. - Сначала, конечно, ничего не получится, но можно тренировать когти в безветренную погоду, чтобы научиться цепляться крепче...
Окончание фразы получилось каким-то задумчивым, так как Вьюговей смущался предлагать какие-либо свои идеи, боясь, что они окажутся глупыми, или же Кулик скажет, что уже сотню раз пробовала такое. Но желание помочь кошечке было сильнее смущения, поэтому он продолжал предлагать, говорить, придумывать.
- Мне бой тоже не сразу дался. Зато когда я понял, где там мышь закопана, всё сразу стало лучше. Знаешь, как я однажды намял бока Штормогриву, - он улыбнулся, так как воспоминание было, всё-таки, хорошим. Воспоминание  о здоровом и сильном Штормогриве. - Эти здоровяки сами себя ранят, если вовремя извернуться или отскочить. Как-то раз я подгадал момент и встал напротив большого валуна. Когда здоровяк на меня помчался, я отскочил, а он ка-а-ак врежется в камень! Думал, что разотрёт меня в порошок, а в итоге сам перед глазами звёзды считал. Поэтому, быть маленьким и юрким очень даже хорошо.
Он очень хотел предложить Кулик потренироваться вместе, но никак не мог подобрать нужные слова. Вспоминались только собственные тренировки со Штормогривом. Вдруг воин понял, что это именно то самое, что нужно.
- Послушай, Кулик, - произнес он, неловко улыбаясь. - Может, проблема в том, что ты пытаешься справиться с ветром в одиночку? Я мог бы... мы могли бы... потренироваться вместе? - Вьюговей почувствовал, как от волнения в груди заколотило ещё сильнее. - Я много тренировался вместе со Штормогривом. Ловить кроликов вдвоём намного проще, к тому же, можно следить за движениями друг друга. И драться парой против кого-то тоже куда интереснее. Я после этого почувствовал себя как-то... увереннее, что ли. И даже потом, когда я охотился и дрался без Штормогрива, чувствовал, будто его бок рядом, будто он дерётся со мной. Это необычное чувство, когда кто-то действительно хочет помочь тебе стать лучше, как мой брат. Я хочу поделиться им с тобой, потому что... - Вьюговей с небольшой тревогой посмотрел в глаза Кулик. - Потому что я хочу, чтобы ты победила.
Он периодически мялся с лапы на лапу, словно не знал, куда бы деть себя. "Разве я могу быть лучше её наставника?" - размышлял Вьюговей, чувствуя некое уважение к коту, который не отверг свою уносимую ветром ученицу. "Но я могу хотя бы попытаться помочь. Им обоим. Конечно, Штормогрив бы справился луч... нет! Я справлюсь. Сам справлюсь. И даже если Кулик откажется, это будут мои слова. Не слова Штормогрива".
Он сам себе удивлялся. Удивлялся тому, сколь многое готов сделать, чтобы защитить худенькую ученицу. И, чувствовал он, за этим кроется нечто большее, чем просто желание помочь соплеменнику. "У Кулик есть на душе что-то, родное для меня".
- К тому же, Штормогрив ещё долго не сможет бегать так быстро, как раньше. А мне не помешало бы подтянуть навыки...

+4

149

---> Палатка целителя
Вдохнув свежий воздух вне палатки, Штормогрив разом позабыл о проблемах. Ему захотелось изваляться в чистой травке, чтобы изгнать прилипший к шерсти запах лекарств. Он сдержал себя лишь усилием воли.
Увидев на поляне Вьюговея, Штормогрив снова чуть не бросился вскачь. И опять, к собственному удивлению, смог сдержаться. На этот раз, потому что Вьюговей был не один, а разговаривал с Кулик.
- Послушай, Мегера, - он с трудом выговорил непривычное имя. - Сейчас Звездолёт созовет племя на собрание. Постарайся не... - "Создавать неприятностей". - Просто будь внимательнее. Тут не все любят одиночек.
Штормогрив уже представил себе, как не в меру активная кошка повздорит с кем-нибудь из наиболее когтистых соплеменников, ратующих за чистоту крови в племени. "Надеюсь, ей не выцарапают глаза".
Штормогрив хотел было сказать Мегере, чтобы та берегла глаза, но её заслонил от него прошедший мимо патруль. Когда патруль ушёл, Штормогрив понял, что не видит кошку. "Хорошо. Предположим, я её упустил. Предположим, она не пойдёт искать приключения на свою голову, а мирно устроится послушать Звездолёта на собрании. И, предположим, я всё равно не несу за неё никакой ответственности, поэтому могу смело идти к брату".
Но смутное беспокойство всё равно не оставило Штормогрива. Он дождался, пока Вьюговей и Кулик договорят, так как не хотел мешать их общению. "Мало ли, вдруг о чем-то важном беседуют", - подумал рыжий кот, поглядывая на болезненно тощее тельце ученицы. "И как её ветром не сносит", - подивился Штормогрив, не знающий об успехах и неудачах Кулик.
Подойдя к Вьюговею, он потёрся носом о плечо брата.
- Как видишь, живой. Хожу на своих четырех, - отрапортовал он, демонстрируя свежеперевязанный бок. - Какое-то время мы с тобой, конечно, не погоняем, как раньше.
Штормогрив вздохнул с оттенком грусти, но потом улыбнулся.
- Хорошо, что и ты здесь, Кулик, - приветливо обратился он к кошке. - Звездолёт собирается созвать собрание. Думаю, он объявит нового глашатая и скажет, кто идёт на нынешний Совет.
Штормогрив мечтательно прищурился. Ему самому хотелось бы сходить на Совет. Но даже если Звездолёт решил не брать его, всегда есть Вьюговей. Уж такого красивого и здорового воина, как Вьюговей, предводитель точно должен взять с собой. Кто представит племя лучше, чем его брат?
А даже если Вьюговей не пойдёт, на крайний случай останется Ветрогон, который тоже сможет рассказать ему последние новости во время смены повязки.
"Интересно, возьмут ли Мегеру?" - неожиданно подумал он, вспоминая недоверие племени к ней. "С одной стороны, на Совете её не ждёт ничего хорошего. Вряд ли племенные коты не узнают вчерашнюю одиночку, даже если она оботрется о все наши шкуры. Но и оставлять её в лагере нельзя. Мало ли, что она захочет сделать? А вдруг оставшиеся воины сделают что-нибудь с ней самой?"
Штормогрив задумчиво посмотрел на предводительскую скалу. "Похоже, тебе придётся сделать парочку нелёгких выборов, Звездолёт. Надеюсь, ты уже начинаешь привыкать к этому".

+5

150

Воробьишка, как ни в чём не бывало, принялась что-то задорно рассказывать брату, и ворчливый спросонья котёнок слегка подобрел - лукавые огоньки в глазах сестрицы не могли не заразить его игривым настроением. Рыжик внимательно осмотрелся по сторонам, смело заглядывая огромным котам прямо в глаза.
Поймай хвост у того черного, тебя тоже похвалят
- А зачем мне, чтобы меня хвалили? - непонимающе уставившись на сестру, спросил котёнок. Вот глупенькая, будто бы ему нужна похвала от незнакомцев.
— А... Вы уже это... того... разговариваете, значит - слегка опешив, произнёс незнакомый чёрный кот, и даже, казалось, не на шутку смутился. Львёнок с удивлением наблюдал за тем, как грозный воитель неловко замялся перед двумя маленькими котятами, и желтоглазый кот перестал казаться ему таким уж устрашающим. Даже скорее наоборот - милым.
- Меня Львёнок зовут, а тебя? - обратился малыш к соплеменнику, в два прыжка сокращая расстояние между ними. До этого он ни разу ещё не разговаривал с этими самыми воинам, лишь недовольно хмурился и поднимал шерсть дыбом в ответ на попытки наладить контакт. Но было в Пересмешнике что-то такое, что Львёнку совсем не хотелось прогонять того прочь.
- Львёнок, это как лев, только маленький. Пока что. - с важным видом пояснил котёнок, безумно гордившийся своим новым именем.
- А ты случайно не этот, как его ... - рыжик на секунду замер, пытаясь вспомнить услышанное где-то слово.
- ... предводитель?

+2

151

- Мы не должны сдаваться. Представь себе, каково было нашим предкам, которые впервые пришли на эти территории. Они боролись с ветром, чтобы стать ему равными и по праву называться его именем. Может быть, ты, Кулик, гораздо ближе к нашим предкам, чем многие из котов-тяжеловесов. Ведь узнать своего противника лучше можно только в бою. Кто, как не ты, знает силу ветра?
Кулик задумчиво склонила голову набок, слушая уверенную речь Вьюговея. Имя Ветра, данное ей по рождению, всегда было ей не в пору – сколько она себя помнит: оно то возбуждало мечтательную зависть, отражаясь в величественных давних легендах, услышанных в детстве и недосягаемо далёких, то звучало едкой издёвкой, со свистом проносясь над её хилыми плечами и заставляя болезненно оборачиваться на других – кошка-недоразумение, неспособная ходить по родной пустоши, чужая собственному запаху, чётко указующему на племенную принадлежность, лишь непрочными корешками происхождения удерживаемая в здешней земле; но так, как он сказал – так о своей слабости она никогда не думала. Подумать странно, в его словах она каким-то чудом оказалась чуть ли не частью тех легенд, услышанных в детстве; она удивлённо покачала головой, улыбнувшись с лёгким сомнением. Это она-то, она - близка к ветреным предкам?..
Ей вспомнилось, какой чужой казалась эта земля, когда она впервые вышла на неё ученицей: серые тучи и холодный неприветливый ветер – тогда она не могла и представить, что всё это можно назвать домом... Вьюговей снова переворачивал все её мысли с ног на голову – но осторожная неуверенность у неё в глазах мешалась с явным интересом. И тем охотней она хваталась за ободряющее выражение его взгляда.
.. - Может, тебе попробовать подгадывать момент и вцепляться когтями в землю? Сначала, конечно, ничего не получится, но можно тренировать когти в безветренную погоду, чтобы научиться цепляться крепче...
Кулик во второй раз озадаченно уставилась на свои лапы; нет, она постоянно царапала землю в погоне за ускользающей уверенностью, и не раз испуганно впивалась коготками в траву, чувствуя, что почва неминуемо уходит из-под лап – последнее обычно помогало лишь отчасти: держаться на пронзаемых острой болью от перенапряжения когтях по-настоящему не хватало сил. Но если и впрямь превратить это в обдуманный приём и тренироваться заранее?.. Ведь древолазы из какой-нибудь Грозы навряд ли с первого же раза легко взлетают по отвесному стволу… Она подняла на Вьюговея блеснувшие увлечением глаза:
- Слушай, а это ведь хорошая идея – мне тренировать когти в голову не приходило, - она представила, как на неё посмотрит Шептун, если она вдруг попросит его научить её лазать по деревьям, и весело хмыкнула. – Спасибо.
…она со скользящей улыбкой слушала его рассказ о «союзничестве» с камнем в поединке; хотелось бы ей разделить его воодушевление, чтобы и для неё тренировочные бои стали источником историй о таких вот маленьких победах, а не тягостных воспоминаний о собственных неуклюжих лапах, деревянных движениях и виноватых взглядах, украдкой брошенных на наставника!.. Но Вьюговей вдруг умолк – она обеспокоенно и вопросительно заглянула ему в глаза, отмечая в них внезапно возникшую неловкость – однако сказанное следом заставило её саму растерянно заулыбаться и смущённо прижать уши; предложение оказалось до того неожиданным, что она пару секунд с глуповато-благодарным видом хлопала глазами, и лишь потом закивала – торопливо, словно боясь, что он передумает.
- …Потому что я хочу, чтобы ты победила.
Кулик быстро вздохнула, чувствуя, как по спине пробегает взволнованная горячая дрожь.
- К-конечно, я очень… То есть, если у тебя есть на это время.. Я буду очень-очень рада, - ответила, неизвестно отчего путаясь в собственных словах, и снова растерянно улыбнулась, одновременно подспудно опасаясь, что сказала что-то невежливое; в конце концов, Вьюговей – настоящий взрослый воин, одно дело – поболтать с ней на досуге, другое – тратить на неё, какую-то обыкновенную слабую ученицу, время… Она на миг зажмурилась, понимая, что думает запоздалые глупости.

…Она так отвлеклась на метающиеся в голове мысли, что не заметила, как подошёл Штормогрив. Сердце подскочило, стоило перед глазами мелькнуть знакомой яркой шерсти – Кулик моргнула, словно желая удостовериться, что огненный воитель ей не примерещился; но он был, похоже, самый настоящий – непривычно и остро пахнущий травами, заметно похудевший, но самый что ни на есть живой, как он и не преминул шутливо сообщить брату.
Кулик склонила голову; внутри словно трескалась и таяла колючая льдистая корочка страха, и только теперь она заметила, как ощутимо – до странности - этот страх сковывал её в последние дни. И облегчение оказалось таким неожиданно острым и по-солнечному жарким, что ей даже стало немного неловко – словно она не имела права на свою неумеренную радость.
- С возвращением, - произнесла она едва слышно, со сдерживаемой улыбкой украдкой глядя на братьев; как бы там ни было, сейчас рядом с ними кто угодно будет немного лишним.
..- Хорошо, что и ты здесь, Кулик, - она осторожно кивнула в ответ на приветливо прозвучавшие слова; а следующие заставили её беспокойно окинуть взглядом поляну в поисках бело-чёрной шерсти предводителя. На Совете она была лишь однажды – и запомнила удивительно мало, оглушённая множеством запахов и сбитая с толку непривычной обстановкой, как маленький потерянный котёнок; хорошо, что тогда Шептун зорко следил за ней и не дал ей со страху свалиться в озеро или куда ещё…

+3

152

<---- палатка целителя

Из палатки Ветрогона, слыша сзади, как он выгоняет из своего обиталища Мегеру и Шептуна, Звездолет вышел с твердыми намерениями по поводу того, кто пойдет на Совет (его первый в новой должности, между прочим), и с лучшей кандидатурой на пост своей правой лапы в голове. Визит в целительскую только лишний раз доказал предводителю, что тот, чье имя сегодня первым прозвучит на главной поляне лагеря племени Ветра, действительно достоин. Черный бросил короткий взгляд в сторону детской, откуда доносились странные приглушенные звуки, но не придал этому особого значения. Звездолет физически чувствовал воодушевление и неподдельный интерес в его сторону: не мудрено, наверное, никто не отказался бы отправиться на Остров Советов сегодняшней ночью. Мысль о том, что сейчас все зависит от него, вызывала у черного улыбку. Удивительно, вроде бы недавно от получал по ушам от глашатая за какую-нибудь шалость, будучи непоседливым учеником.

Звездолет обогнул играющих на поляне котят, развлекавшихся с Пересмешником; кивнул Кулик, с которой его связывало несколько интересных историй; хитро сощурился, когда на глаза попалась кремовая шерсть Вьюговея, а после этого легко запрыгнул на выступающую скалу, с которой предводители делают важные объявления. Удивительно, но к ораторству черный привык быстрее всего.

- Коты и кошки племени Ветра, - зычно крикнул Звездолет и, дождавшись, пока все, кто этого хотел, выберутся из палаток и соберутся на главной поляне, - мои прекрасные соплеменники, сегодня у меня много новостей. Ни для кого не секрет, что сегодня Ночь Совета. Пришло время объявить, кто отправится на Остров, но сначала я хочу назвать имя нового глашатая.

Предводитель сделал многозначительную паузу, чувствуя, как коты пожирают его глазами. В племени Ветра много достойных котов, и они это знают. И, кто бы ни говорил, что честолюбие - это плохо, именно в моменты, когда выбирается новая "верхушка" племени, в головы многих прокрадывается шальная мысль, что было бы прекрасно, если бы назвали их имя. Но предводители те еще хитрюги, поэтому их выбор довольно часто падает на того, кто этого даже не ожидает.

- Несмотря на то, что жизнь немного потрепала этого воителя, я вижу в нем именно тот незатухающий огонь и те незаменимые качества, которые присущи будущему предводителю. Штормогрив, я хочу, чтобы ты стал новым глашатаем племени Ветра, - заявил Звездолет, устремив свой взгляд на рыжего воителя, который пристроился рядом с братом.

Черному действительно было любопытно увидеть, какие эмоции это заявление вызвало у его нового глашатая. Предводитель понимал, что часть соплеменников может быть недовольна его решением, ведь Штормогрив действительно сейчас не в лучшей форме, чтобы возглавить племя, но, тем не менее, он уже на пути к восстановлению, а до того, как он получил травму, наверное, ни один кот не мог усомниться в его качествах настоящего воителя. Глупо было бы ставить на нем крест из-за какой-то мышеголовой собаки. Звездолет верит, что рыжий вскоре докажет всем, что он не ошибся, а умирать до того момента, как Штормогрив будет в полной боевой готовности, черный не собирается. Когда поздравления нового глашатая со всех сторон немного поутихли, предводитель продолжил:

- Также хочу объявить о прибавлении в палатке оруженосцев. Зёрнышко, я даю тебе имя Пшеничка. Ты уже достаточно взрослая, чтобы пополнить ряды будущих воителей нашего племени. Твои наставником станет наш новый глашатай, - Звездолет спустился со скалы, чтобы подойти к кошечке и по традиции положить подбородок ей на голову, а, когда церемония была закончена, вернулся на свое место. - Теперь то, чего вы все так ждали. Совет... - и Звездолет назвал имена тех, кто будет представлять племя сегодняшей ночью.

Закончив с объявлениями, черный легко спрыгнул со скалы.

Отредактировано Звездолёт (2017-09-18 14:16:13)

+5

153

Воробьишка, лихо куснув за ухо брата, удивленно округлила глаза.
- Как это - зачем? - недоуменный "хлоп-хлоп" ресничками. - Чтобы всем понравиться, а еще чтобы тебя баловали, приносили игрушки и кроличьи хвостики. Глупенький, - совсем как и подумал Львенок, бойко мяукнула рыженькая, дернув ухом на новый голос.
- Эй, малышня, - хриплый голос незнакомой кошки заставил распушить загривок, чтобы казаться хоть чуточку больше перед этой солидной дамой, - вы хоть знаете, где живете? Как вы сюда попали?
Лежащая на спине воительница, сама того не зная, попала в самое яблочко. Этот вопрос заставлял Воробьишку доставать всех и каждого, потому что у них с Львенком почему-то вышло не так, как у той же Зернышко. У неё была мама, королева-кошка, а у них с Львенком - только они и были.
Воробьишка, сама того не замечая, оказалась в двух мышиных хвостиках от Цесарки.
- Нет, - бойко отрапортовала рыжуля, почти требовательно, не хватало еще топнуть лапкой, но она замолкла. Отчего-то взрослые любят, когда мелочь вовремя затыкается.
- Вам кто-нибудь рассказывал сказки?
- Нет! - на октаву выше предыдущей реплики добавила Воробьишка, обернувшись на Львенка за поддержкой, но тот рассказывал черному котище, что зовут его как Льва, только поменьше.
- А какие сказки ты знаешь? А как мы попали? А ты почему на спине лежишь? - осмелев, малышка приблизилась к Цесарке, едва коснувшись носом - обнюхивая.

+4

154

<-----Палатка воителей
Уже вполне давно начался этот слишком долгий день. Почти каждый день начал становиться для Щавеля очень до-о-олгим и лени-и-ивым, ничего делать не хотелось. Охотиться не хотелось, охота заставляла двигаться, лучше было полежать  в тенёчке, на прохладном земляном полу, поймав пару небольших мышек. Щавель с неохотой выполз на главную поляну. До чего же не хочется встава-а-ать! Белый протяжно зевнул и помотал головой, сгоняя остатки сна, а заодно и мелкие палочки и песок, которые заботливо подарил рядомстоящим, в придачу к шутливо-извиняющемуся взгляду. Прости, мол, видишь, они всё сами, я ничего не делал!
Хороший тёплый день. Щавель, наконец, полностью проснулся и обратил своё внимание к неожиданно появившимся, быть того не может, что белый столько проспал, точно из воздуха взялись, маленьким членам племени Ветра. Котятята умилительно игрались между собой, не стесняясь прыгать на хвосты окружающих. Сразу видно, кто из них самый бойкий, а кто - рассудительный и более спокойный. Толстячок счастливо улыбался, разглядывая жующую ухо брата Воробьишку. А потом, с неохотой, перевёл внимание на предводителя. Штормогрив, не слишком ли молодой? Хотя, для Щавеля это не представляло особой важности, лишь бы куча меньше не стала. В последующем списке идущих на совет кот, к большому облегчению, своего имени не услышал. Пересекать все территории ветровых, чтоб по склизкому, влажному бревну перебираться на не менее влажный остров, это выше его сил. Лучше уж здесь, дома, в тепле, заодно с малышнёй проводится.
Дождавшись окончания церемонии, белый перекатывающейся походкой подошёл к Воробьишке и Цесарке.
- Ну-с, чем жанимаетесь, - противное свержение в носу заставило зеленоглазого быстрее закончить вопрос, пытаясь в букваэ , чтоб не разразиться громким апчхи с открытой на середине слова пастью.

+4

155

Откровенно говоря, Цесарке и правда становилось лучше. С одной стороны - терапия детьми помогала "яжматери сия племени", а с другой - открытый рот. Ввиду особенностей ее характера, столь долгое молчание вообще не способствовало исцелению в отличии от внезапного желания поговорить. Даже настроение улучшалось, что не могло ускользнуть от внимания Пересмешника. Пятнистая хитро сощурилась и вместо ответа очень по-взрослому показала коту язык.
- Милая, я знаю очень много сказок, - таинственно зашептала кошка рыжей малышке, - и люблю много лежать, потому что старая как солнце у тебя над головой. И также много видела и слышала.
Перевернувшись на брюхо, воительница подползла еще ближе к девочке, почти прошептав ей на ушко:
- И я знаю одну сказку про двух котят: брата и сестрицу. Сестрицу звали Воробьишка, как юркую птичку - взгляд переметнулся на рыжего котика, - а братца - Львенок. Это как лев, только маленький. Пока
Цесарка снова чуть отпрянула, чтобы не говорить слишком близко
- Однажды два сильных воителя племени Ветра охотились у берега озера. Их звали Вереск и Лиховзвезд. Ночь была звзедной, и на воде отражался диск луны, словно желтый островок. Один из воителей вдруг заметил совершенно необычное - два котенка спускались по лунному учу, как по ветке, прямо на этот островок. Воители сразу поняли, что эти котята - подарок Звездного племени, потому что своих котят у нас тогда не было, а кошки слишком любили воевать и не становились королевами. Но едва лапки котят коснулись островка на озере, как луч исчез, и их захлестнула холодная вода
Глаза у Цесарки вдруг стали большим и испуганными, а шерсть на загривке встала дыбом
- Мы коты племени Ветра, - шептала она, - мы бежим быстрее ветра, мы прыгаем как дикие кролики, но вода - это не наша стихия. Только скользкие воители Речного племени могут плавать как щуки. Но выдумаете, испугались ли тогда воды храбрый Вереск и мудрый Лихозвезд? Вовсе нет. Они бесстрашно бросились на помощь и достали из озера этих котят
Кошка улыбнулась и заговорила спокойнее
- В племени говорили разное. Кто-то не поверил, что это особенные котята. Одни говорили, что они нам чужие, но Лихозвезд (тогда он был предводителем) наверняка знал, что вы - подарок Звездного племени. Вы обязательно станете сильными и умными воителями и совершите что-то великое.
После этого голос ее не был таким таинственным, а даже немного грустным, потому что при каждом слове она уже не уходила в фэнтезийный мир без грязного детоубийства, а говорила с теплом о погибших:
- Эти воители сейчас охотятся среди звезд. Но, я знаю, они смотрят за нами и помогут, если будет тяжело. Так-то
Цесарка закончила сказку и кивнула подошедшему Мраколапу в знак приветствия. Посвящение ее в наставницы совпало со смертью предводителя, поэтому выполнять свои прямые обязанности она тогда не торопилась, пребывая в глубоком унынии. Поэтому сейчас стоило начать наверстывать упущенное, тем более что парень был явно расстроен. Первый Совет и тот в племени - не мудрено загрустить в его-то возрасте.
- Знакомьтесь, это - Мраколап, - пятнистая указала носом на ученика, - Он не только взрослый оруженосец, но и большой сказочник. И сейчас расскажет нам сказку про соседние племена, про их особенности, а еще про Совет племен. Вам же интересно, что еще, кроме рыбохвостых соседей у нас есть? А я с удовольствием послушаю
Воительница поднялась на лапы и провела хвостом по боку котика, игриво улыбаясь и приглашая к месту оратора. Чувствовала она себя просто мастером хитрожопых махинаций, единовременно просвещая молодежь и узнавая, насколько осведомлен ее ученик во внешней политике.
Опустившись подле Пересмешника, она наконец заметила как Летящий, то есть Звездолет, поднимается на скалу.
- А ну-ка посидите тихо, - мягко шикнула кошка, - вот это и есть наш предводитель
Выслушав все новости, пятнистая тревожно закачала хвостом. Совсем юный воитель, еще не окрепший после ранения - это не совсем тот выбор, который ждала Цесарка от нового лидера. Хот Звзедолет явно думал на перспективу, но волнение не отступало - Штормогрив и одного ученика не воспитал. Насколько это правильный выбор? Выкрикнув имя новой ученицы и поздравив глашатая одним лишь одобрительным кивком головы, кошка обратилась к уходящим:
- Удачного вам совета. Мы, сирые и убогие, постараемся не развалить племя за это время. Да, ребята?
Кошка подмигнула котятам и обратилась к убогим. Точнее, больному Щавелю
- Вот Мраколап нам сейчас будет сказку рассказывать. Поинтереснее всех этих Советов. Присоединяйся
После чего Цесарка снова растянулась на земле около Пересмешника

офф: растрынделась, прошу простить

Отредактировано Цесарка (2017-09-19 10:51:05)

+3

156

Мраколап развесил уши, внимая таинственной, проникновенной речи наставницы. Вот уж настоящий талант к сказкам! Котику показалось, будто он чувствует ночной холодный воздух, пропитанный светом звёзд, и в его округлившихся глазах отразился жёлтый диск луны, оставивший подёрнутый рябью танцующий след на поверхности сонного озера, колышимого слабым ветерком... Мраколап не знал всех подробностей появления двух рыжих котят в племени и смог почерпнуть весьма полезную информацию из этого рассказа. А смотреть на зачарованные мордашки главных героев было одно удовольствие!
И тут совершенно неожиданно Цесарка указала на него, назвав, что приятно, взрослым оруженосцем, и, что весьма неожиданно, большим сказочником.
«С каких это пор я записан в сказочники, да ещё и большие??»
Под пронзительными взглядами Львёнка и Воробьишки Мраколап заметно стушевался, так как его планы сумрачно молчать ещё хотя бы ближайшие полчаса оказались растоптаны в пыль всего парой слов его наставницы.
Всеобщее внимание отвлёк громкий голос Звездолёта (оруженосец в этот момент украдкой облегчённо вздохнул). Чёрный предводитель обратился к племени, его голос был бодр и полон энтузиазма, и Мраколап не без зависти заметил, как оживились и замахали хвостами стоявшие вокруг соплеменники. Сглотнул и прижал уши, обратив взор на передние лапки, обутые в пушистые чёрные носочки. На всякий случай котик ещё немного понадеялся, что его имя всё ж таки выкрикнут в толпу, но – нет.
Мраколап бросил взгляд на нового глашатая племени, рыжего Штормогрива, и подумал, что не очень-то удивлён этим выбором; ученик не был глубоко просвещённым в процессе избрания помощника предводителя, но почему-то уверил себя, что кандидатура Штормогрива отлично подходит.
Закончив, Звездолёт спрыгнул со скалы, и все вокруг потянулись к выходу.
- Удачного вам совета. Мы, сирые и убогие, постараемся не развалить племя за это время. Да, ребята?
Усы Мраколапа непроизвольно дёрнулись от сдерживаемого смешка, он оторвал взор от посетителей Совета и оглянулся на Цесарку, смех плескался в его блестящих глазах. Уныние сползло с него, как старая кожа со змеи, и в лапы вернулась привычная лёгкость.
– Ещё как постараемся развалить! – фыркнул он, подскочив на месте и шмыгнув поближе в образовавшийся кружок.
Полосатая кошка на всякий случай ещё раз представила его как рассказчика и замолчала, судя по её хитрым глазам, во всём этом была какая-то задумка...
Мраколап наклонился, согнув лапы, чтобы его морда оказалась на уровне мордашек котят, и заговорчески прошипел:
– Ну, что вам рассказать, малышня? Про самодовольных Грозовых котов, которым не страшна самая густая ежевика? Или про племя Теней с самыми тёмными и холодными сердцами в лесу? А, может, про Небесное, где воины летают, как птицы, с дерева на дерево?

+3

157

Чем больше Вьюговей смотрел на Кулик, тем больше ощущал себя кому-то нужным. Он видел интерес в глазах соплеменницы, видел её желание слушать его слова, видел размышления, пусть они и были мысленными. Кулик интересовалась сказанным Вьюговеем, интересовалась им.
Шумно выдохнув, воитель не смог сдержать смущенной улыбки, несколько потупил взгляд, совершенно не понимая, что на него нашло, и как у него получилось высказать все мысли, роящиеся в голове, да при том так легко, будто бы он говорил это сам себе. Но в любом случае, он был безумно благодарен себе за то, что не пошел на попятную, едва начал говорить. И все мысли, все чувства, что прятались в глубине души его, оказались на свободе, прямо вот здесь – перед ними. И Кулик приняла их, не отвернулась.
Мурлыкнув что-то тихо под нос, он снова покосился на ученицу и снова смущенно улыбнулся ей. С Кулик общаться так легко и просто – для Вьюговея эти минуты отдавали несравненным удовольствием, успокаивающим его внутренние ветры переживаний. Кулик – его спасительница, и пусть она этого еще не знала Но Вьюговей обязательно расскажет ей о том, как её присутствие выручает. Каждый раз, любое её слово.
И когда Кулик согласилась с его мыслями, с его идеей, Вьюговей замер, слушая своё бешеное сердцебиение. Он и подумать не мог, не мог знать. Но до чего же воину было приятно осознавать, что на кого-то его слова действуют словно панацея, кому-то его слова помогают, дают почувствовать себя уверенней. И Вьюговей думал точно так же по отношению Кулик, заметив, как она заметно приободрилась, едва завела разговор с палевым котом. Это ведь ему не кажется, нет?..
- Не за что, Кулик, - тихо проговорил палевый, повёл плечом и опустил взгляд, - Просто у тебя очень здоровский талант, вот. Я бы тоже хотел летать как ты, знать, что можешь быть единым с ветром. Это восхитительно. Но если вдруг ветер тебя схватит, я буду рядом. Вот так.
И действительно будет рядом. Кулик приняла его предложение, согласилась на совместные тренировки. А Вьюговей и воздух-то вдохнуть не может, взволнованный тем, как же он неловко и нелепо выглядит перед темной ученицей.
- Ты всегда можешь обращаться ко мне, у меня есть время на пр... тренировки с тобой всегда. Даже, знаешь, разбуди меня глубокой ночью – я проснусь и пойду с тобой, куда ни захочешь!
Иногда Вьюговей не ведает, что говорит. Как, например, вот сейчас. Избыток эмоций переливался через край, и палевый воин с трудом сдерживался, чтобы не начать сиять точно полуденное солнце. Теперь он сможет проводить с Кулик больше времени, сможет узнать её лучше, сможет помочь ей с любыми трудностями, как когда-то Вьюговею помог Штормогрив.
Однако, Вьюговей и подумать не мог, что за сегодня это будет не последний приятный сюрприз от матушки жизни. Едва его плеча коснулось что-то влажное, он поежился с непривычки, но повернулся на обладателя такого холодного носа и ахнул, не успевая отреагировать на возвращение. Штормогрив. И пока его брат говорил, Вьюговей скользил взглядом по нему, отмечая раны на боках, несколько болезненный вид и потрепанность. Но тот самый радостный огонёк в глазах, говорящий о многом, заставил палевого кота поверить – с его братом все хорошо. И этот самый Штормогрив – не иллюзия, не галлюцинация. Он реален.
- Штормогрив, - приглушенно пробормотал Вьюговей, а затем, не сдержав эмоций, уткнулся в плечо огненному коту, мурлыкнул да шумно вдохнул запах лекарственных трав, еще оставшийся на шерсти его родного брата. Его Штормогрива.
- Как ты? Как же ты..? Зачем ты вышел? Тебя Звездолет направил из палатки? А что говорит отец? Мы погоняем с тобой потом, обязательно погоняем. Как отец скажет, что ты готов, я сразу же тебя забираю на ближайший пустырь.
С трудом заставив себя замолчать, он счастливо посмотрел на Кулик, словно пытался разделить своё счастье и с ней, а также зрительно сообщал, что не забыл о ней и продолжает следить. Он был безумно рад проводить время в компании таких замечательных котов Ветра, что готов был отдать всё, лишь бы эта компания не расходилась. Лишь бы все было хорошо.
Но отвлечься стоило, поскольку Штормогрив сказал, что именно сейчас назовут имя глашатая. Вьюговей некоторое время смотрел на Звездолета, а затем перевел взгляд на соплеменников, постепенно собирающихся на поляне. Он пытался узнать, кто же станет следующим глашатаем, пытался разобрать каждого по полочкам, предугадать. У него не вышло. И, скорей всего, не вышло бы никогда.
- Штормогрив, я хочу, чтобы ты стал новым глашатаем племени Ветра,
  - ШТОРМОГРИВ!
В легких не хватало воздуха. Задыхаясь от удивления и очередной волны счастья, Вьюговей смотрел огромными глазами то на брата, то на предводителя, то на толпу. И не мог поверить в услышанное.
- Штормогрив глашатай! – он будто бы спешил завести племенных котов, услышать приветственные выкрики имени от племенных собратьев, но все равно пытался быть громче всех. Потому что это был его брат, и его брат добился большего. Он всегда был достоин этого.
- Я не могу поверить! Мой брат, – воздуха все еще не хватало, и Вьюговей хватал его жадно ртом, осматривался по сторонам, ловя счастливые взгляды со стороны одних и игнорируя недоумение в глазах других. Ему было не до этого – Штормогрив стал глашатаем.
- Мне же не послышалось это? – обратился палевый к Кулик, заглядывая в ее глаза, а затем коснулся носом ее шерсти на шее, мурлыча.
- Я так счастлив, - признался он ей.
Внезапно, кот почувствовал какую-то горечь внутри себя. Сначала Вьюговей не мог объяснить, почему она так внезапно проявилась, и что именно значила. Но, вспомнив о требованиях, относящихся к глашатаям, соединил недостающие нити, сплел паутинку и всё понял. Должность глашатая – это не только мечта каждого (или почти каждого) котёнка, но также еще и большая ответственность. А еще большая занятость. И Вьюговею, возможно, придется вновь распрощаться с буднями, которые палевый проводил в компании со Штормогривом.
Он поспешил заткнуть эту горечь внутри себя, продолжал счастливо улыбаться. Не время грустить, впереди еще и Совет. На который, кстати говоря, идут все трое.
- Ты же была когда-то на Совете? Как там тебе? – он снова перевел взгляд на Кулик, пытаясь вспомнить своей последний поход на Совет.
Но не мог упомнить и слова, сказанного предводителями или котами иных племен. В тот Совет Вьюговею было не до этого. Совсем.

Отредактировано Вьюговей (2017-09-20 03:06:00)

+6

158

..у их предводителя, пожалуй, есть одно странное свойство – он не слишком похож на предводителя.
...то есть, нет, не совсем так – он совсем не похож на тех предводителей, о которых в детстве слушаешь сказки – тех суровых, как валун посреди зимней степи, котах, которые, мнится, только и знали, что пригвождать к месту ледяным взглядом да водить в бой таких же покрытых инеем воинов; в его подвижной фигуре и намёка не углядишь на их угрюмую величественность, а насмешливый взгляд далёк от легендарных взоров, разом пробирающих холодом и навевающих панические мысли о близящемся холодном сезоне. Вот и сейчас он – только взгляните – возник на поляне, быстрый, увлечённый чем-то так, что огоньки блестят в жёлто-зелёных глазах, с лёгкой привычной улыбкой - будто гонящийся за кроликом охотник,  а не грозный лидер племени. Кулик поймала на миг брошенный ей – вместе с коротким кивком – предводительский взгляд и смущённо опустила голову; нет, в Звездолёте меньше общего с предводителями из старых историй, чем с тем слегка бесшабашным шутником-воином, каким даже она, всего лишь юная ученица, прекрасно его помнит. Весь он – с головы до лап – совсем-совсем другой; и всё-таки – всё-таки она смотрит на него, стоящего на предводительской скале, настолько же необычного там, как чёрный дрозд на белой зимней ветке – с ничуть не менее искренним оттого доверием.
...- Коты и кошки племени Ветра, - Кулик обратила на предводителя внимательный беспокойный взгляд.
- ...Мои прекрасные соплеменники, сегодня у меня много новостей. Ни для кого не секрет, что сегодня Ночь Совета. Пришло время объявить, кто отправится на Остров, но сначала я хочу назвать имя нового глашатая.
Отчего-то внутри снова что-то нервно дрогнуло – хотя как её, маленькой ученицы, могло коснуться имя правой лапы лидера, каким оно ни окажись?.. Но от одного ощущения важности предстоящего назначения, веющего пусть смутной, но  неведомой переменой и неизвестным будущим, у неё тревожно дёрнулся кончик хвоста; она затаила дыхание, уставясь в предводителя, будто он собирался изречь какое-то зловещее пророчество, а не назвать одного из старших воинов своим преемником.
... - Несмотря на то, что жизнь немного потрепала этого воителя, я вижу в нем именно тот незатухающий огонь и те незаменимые качества, которые присущи будущему предводителю. Штормогрив, я хочу, чтобы ты стал новым глашатаем племени Ветра.
...Старших?!.. Кулик так и замерла, приоткрыв от изумления рот, а затем перевела взгляд на огненного воина; на боку у него тревожно темнела скрытая повязкой рана, но рыжая шерсть по-прежнему пламенела, чистая и яркая, как всегда – она лишь теперь почему-то обратила внимание, что мех его вычищен не хуже, чем в дни, когда он был совершенно здоров.
...По телу знобящей волной разлилось лёгкое смятение, странно мешаясь с гордостью – и Кулик растерянно молчала, вслушиваясь в множащиеся голоса соплеменников, выкрикивающих имя Штормогрива. Что-то неопределимое, как всегда, подспудное, лежащее вне осознанных мыслей, мешало ей радоваться за него от всей души вместе со всеми – будто в новой должности для него таилась некая скрытая опасность; будто, ставший с этим назначением ещё заметней, чем раньше, он, совсем молодой, двадцатилунный глашатай, оказывался уязвимей для удара неведомых грозных сил, следящих за ними из-за ненадёжных стен их маленького лагеря.
...А вот Вьюговей весь светился, кажется, чуждый всякой тревоги; глядя на него, счастливо оглядывающегося кругом, она вдруг тоже улыбнулась, слегка встряхнув ушами и гоня прочь не вовремя явившиеся туманные опасения. Сердце потихоньку отогревалось от минутного страха – и она уже другим взглядом посмотрела на вспыхнувшую на солнце шерсть нового глашатая. Сегодня он окончательно убежал от смерти, присутствие которой она, содрогаясь, чуяла в воздухе с того самого момента, как его, еле живого, окровавленного, привели в лагерь; сегодня вместо траура похорон все кричат его имя, как имя будущего предводителя; и сегодня она может не бояться, потому что этот день несёт с собой не смерть, но новую, полную радости жизнь.
- Поздравляю, Штормогрив, - произнесла она, тепло взглянув на него, и слегка смешливо прищурилась: - Теперь будешь гонять нас всех, как кроликов, а?..
... - Мне же не послышалось это? – Кулик, улыбаясь, поймала счастливый взгляд Вьюговея – и только на миг чуть смутилась, когда тот коснулся носом её шеи, тут же тихонько замурлыкав в ответ.
- Я так счастлив, - она вытянулась и, прикрыв глаза, осторожно потёрлась щекой о его плечо, на несколько секунд замерев так и чувствуя запах светлой шерсти, отчего-то напоминающий запах травы в морозное утро. Ей было сейчас удивительно тепло и спокойно – так, как бывало редко-редко; словно вокруг них троих, стоящих среди главной поляны, возник невидимый круг, оберегающий от любых грозящих невзгод, будь то холодные ветры, звериные клыки, чьи-то враждебные взгляды или что-то иное – и ей отчаянно хотелось, чтобы это хрупкое ощущение длилось подольше.

... - Ты же была когда-то на Совете? Как там тебе?
Кулик неопределённо повела плечом:
- Всего один раз… Мне было лун восемь. Я почти ничего и не помню, хотя трусила, кажется, ещё как – кто-то сказал мне, что Сумрачные коты могут усыпить меня и выпить кровь, - она закатила глаза, смущённо усмехнувшись. – Надеюсь, они не собираются сделать так в этот раз...

Отредактировано Кулик (2017-09-22 05:01:53)

+2

159

- Палатка целителя

Ветрогон выбрался на поляну тогда, когда Звездолёт уже начал созывать собрание. Преувеличено кряхтя, целитель подобрался ближе к соплеменникам, поблескивая глазами в сторону неугомонной Мегеры и гадая, подойдет ли одиночка к какому-нибудь коту или кошке, чтобы рассказать историю про банки. Пока как ученицу рыжик её мало воспринимал.
— Ни для кого не секрет, что сегодня Ночь Совета. Пришло время объявить, кто отправится на Остров, но сначала я хочу назвать имя нового глашатая.
Целителям не свойственен этот азарт, но сам Ветрогон помнил, как должность глашатая ни с того не с сего свалилась ему нежданно на голову. Тогда он был таким юнцом и чувствовал себя ужасно неловко, занимая столь важную должность. Он обвёл глазами соплеменников. Что ждёт нас сегодня?
— Штормогрив, я хочу, чтобы ты стал новым глашатаем племени Ветра.
Ветрогон так и сел. Мой сын? Он повернулся в сторону рыжего сорванца и подлетел к нему на всех порах. Быть может это в нашей крови занимать столь важные должности?
- ШТОРМОГРИВ! — громко разразился его Вьюговей, поздравляя брата.
У Ветрогона громко-громко застучало сердце, когда он видел эту семейную картину. Ах, если бы он был простым воителем, то сейчас бы гордо стоял с ними рядом вместе с Кремкой и обнимал их, обнимал её... Но, увы, путь целителя одинок, поэтому Ветрогону оставалось радоваться за своих детей, гордиться ими.
— Кто-то сказал мне, что Сумрачные коты могут усыпить меня и выпить кровь, — он услышал голос Кулик, общавшейся с Вьюговеем.
— Обычно в полнолуние племя Теней только так и питается, поэтому все лягушки на болотах спокойно выдыхают. Видела бы ты, как загадочно блестят клыки Ольхогрива при лунном свете во время наших целительских посиделок. Того и гляди — укусит.
Ветрогон улыбнулся и поглядел на Штормогрива, счастливо распушившись.
— Поздравляю, сынок, — размурлыкался счастливый отец, останавливаясь возле подросших детей. — Я же говорил, что тебе суждено стать великим воителем, а то и предводителем, м? — он подмигнул. — Штормогрив, теперь на тебя возлагается большая ответственность за всех нас. А ты, Вьюговей, — Ветрогон глянул на кремового сына, — проследи, чтобы твой братец не зазнался, — шутливо проворчал он и, не удержавшись, потрепал детей по голове, взъерошивая их шерсть, как в детстве. Правда, тогда они были совсем маленькими, а теперь ему пришлось приложить усилия, чтобы достать лапой до их макушки.
Когда с нежностями было покончено, Ветрогон, весь разгоряченный от гордости, направился в сторону одиночки.
— Мегера, а угадай что? — он хихикнул. — А на тебя сегодня возлагаются важные обязанности — будешь следить за моими травами, а если у соплеменников что-нибудь зазудит, то ты уж пригляди за ними, хорошо? Ну, повеселись!
И целитель безумной походкой направился следом за Звездолётом.

- Остров Совета

+6

160

Не без улыбки Штормогрив смотрел на уши и лоб брата, уткнувшегося в его плечо. Его не удивлял тот факт, что Вьюговей, всё же дождался его: брату всегда можно было довериться.
- И как ты угадал? - засмеялся он, слушая сбивчивые предположения палевого кота. - Да, Звездолёт больше не хочет видеть меня в палатке у целителя. А Ветрогон, представь себе, вместо того, чтобы защитить несчастного больного, поддакнул ему, заявив, что мне полезен свежий воздух.
Из его широкой груди донеслось довольное урчание. Штормогрив казался радостным из-за того, что ему не дали лишние несколько деньков пролеживать бока в спокойной палатке. - Конечно, пока без лишних нагрузок, чтобы не раскрылась рана. Надеюсь, найду себе какое-нибудь дело. Может, пойду почищу ямку для дичи от мелкого мусора и старой шерсти. Или залатаю какую-нибудь палатку.
Штормогрив бодро оглядел лагерь в поисках "работы для больного". Слоняться по лагерю без дела ему в любом случае не хотелось бы.
Кулик, в свою очередь, просто молча глядела на него, и рыжий кот снова постыдился, что нарушил их с Вьюговеем общение. "На Совете точно отсяду подальше. Вьюговей и так редко с кем-то общается ближе, чем парочкой дежурных фраз. А уж я с ним успею пообщаться всласть и после Совета. Подожди-ка. А с чего я вообще решил, что меня с больным боком кто-то возьмёт на совет?"
Штормогрив не узнавал себя. Удивительная бодрость разлилась по его телу после встречи с братом. Горькая грусть, поселившаяся в его сердце на время посещения целительской палатки, куда-то исчезла.
Звездолёт взобрался на возвышение, чтобы начать собрание, и Штормогрив весь обратился в слух. Выбор глашатая предводителем -  сокровенная и важная церемония для рыжего кота. Всё детство его терзало сожаление о несправедливости, которая постигла Ветрогона, заставив отца оставить пост глашатая. С тех пор он всегда был сам не свой, когда предводитель выбирал себе нового помощника. Он помнил, как на выборах в глашатаи Летящего крутился около своего наставника и выпрашивал, чтобы тот сделал глашатаем его, Штормолапа. Но Лихозвёзд назвал другое имя. И, удивительно, Штормолап не был разочарован. Он верил в то, что Летящий будет хорошим глашатаем, и теперь снизу вверх глядел уже на Звездолёта, расположившегося на предводительской скале. Бывшего Летящего. "Ты сделаешь хороший выбор", - неожиданно подумал он, пытаясь разглядеть выражение морды предводителя. "Кому-то он покажется неправильным, потому что у тебя хватит воображения сделать его оригинальным".
Но кого конкретно назовёт Звездолёт, Штормогрив не знал. Несмотря на весёлый нрав предводителя, по мнению Штормогрива, не так много соплеменников он пустил в свою душу, чтобы доверить должность помощника любому из них.
"Выбери кого-нибудь, рядом с кем тебе будет спокойно. Кто не ударит тебя в спину. Не хочу, чтобы ты ушел из племени, как Лихозвёзд. Хочу верить, что ты будешь править долго и верно".
Штормогрив весь напрягся, собрался, как перед прыжком. Он хотел первым выкрикнуть имя нового глашатая, чтобы все поняли, что он тут. Что он действительно выжил после нападения собаки. Что скоро вновь встанет в строй.
При таком настрое Штормогрив почувствовал себя довольно... необычно, услышав из уст предводителя собственное имя.
- Штормогрив... - негромко ухнула его пасть, готовившаяся выкрикивать имя нового глашатая.
Естественно, втайне рыжий кот всегда ожидал, что выберут его. И десяток лун назад, и будучи котёнком, и теперь. Его коснулись взгляды соплеменников, и Штормогрив, недолго думая, выпрямил плечи и подошёл к возвышению, вставая под ним и разворачиваясь к племени. Небо, безоблачное, с первыми огоньками звёзд, поприветствовало его.
"Колчелапый, Старица, Дикобраз... Лихозвёзд? Видите ли вы меня?" - он не знал, жив ли наставник, или мёртв, но его мысли сами собой обратились к бывшему предводителю, будто он уже стал одной из звёзд в тихом небе. Штормогрив не знал, чьего одобрения ждал  больше: любимой бабушки, которая стала его путеводной звездой ещё при жизни, мудрого дедушки, благодаря которому он знает тайны и легенды прошлого. А может, одобрения воина с благороднейшим сердцем? Или мягкого взгляда наставника, который лучше многих других знал, что это такое - должность глашатая?
Стоя перед племенем, Штормогрив ожидал, что соплеменники разразятся криками и поздравлениями, как это было во время его посвящения в воины. Нет, его ожидала иная реакция. Рыжий кот с удивлением наблюдал за тем, как многие коты отворачиваются или просто молча смотрят на него, каким-то оценивающим, строгим взглядом.
Неожиданно он всё понял.
"Они не обязаны с радостью встречать меня. Не обязаны любить или почитать меня. Ведь теперь я не просто рядовой воин, а ответственный за их жизни. Неудивительно, что они с трудом готовы доверить свои жизни коту с разбитым боком. Их можно понять. Их можно и простить за это.
Жизнь не всегда бывает легкой, дичь не всегда кидается прямо в лапы. Прямо скажем, жизнь в лесу достаточно трудна и полна проблем, чтобы не доверять даже собственному соплеменнику. Мне не за что обижаться на них".

Штормогрив прикрыл глаза на миг и опустил голову. Он думал. Неожиданно наступившую тишину разрезал крик Вьюговея. Рыжий кот почувствовал, как сердце в груди спустилось с цепи, будто огромная яростная собака, и попыталось вырваться из него через глотку. Он смотрел в радостно искрящиеся глаза брата и вдруг понял, что они всегда так искрились, когда брат смотрел на него.
Штормогрив не смог удержать улыбки. Он почувствовал робкие выкрики своего имени с других сторон и заметил, как подался вперёд отец, вставая рядом с Вьюговеем.
Штормогрив понял, что ему не нужны поздравления всего племени. Ему достаточно взглядов Ветрогона и Вьюговея, которые гордятся им. Которые любят его. Ему достаточно того, что Звездолёт оказал ему высочайшее доверие, принимая под своё сердце и надеясь, что ежовыми иглами Штормогрив защитит его честь и честь всего племени, а не ранит. Он понял, что вера этих троих благородных воителей в него в сотни раз сильнее неверия тех, кто пока не принял душой нового глашатая.
- Я клянусь верой и правдой служить всему племени, - сказал он, знающий, что не племя поклоняется своему руководителю, а руководитель заботится о том, чтобы каждому соплеменнику всего хватало. - Спасибо за оказанную мне честь.
Штормогрив поискал взглядом Льняноглазку. Он долго удерживался от этого, но, в конце концов, не смог устоять перед соблазном. Её не оказалось среди соплеменников. Штормогрив немного огорчился, что Льняноглазки не оказалось на его посвящении, но как она могла знать, что глашатаем станет именно он? "Надеюсь, она вернётся в лагерь не очень поздно", - подумал рыжий кот, чувствуя волнение за кошку, которая столь резко попрощалась с ним и всеми остальными.
Но перед Штормогривом находилось племя, о котором ему предстояло заботиться.
- Подходите ко мне, если что-то случиться. Я постараюсь помочь с любой проблемой и быстро доложу всё, что нужно, Звездолёту.
Он уверенно кивнул, обводя посерьёзневшим взглядом племя. "Мне предстоит подумать над тем, как мы будем жить дальше. Теперь проблемы племени коснутся меня в глобальном масштабе".
Но Звездолёт ещё не окончил собрание. Он подозвал Зёрнышко, чтобы посвятить её в оруженосцы и дать ей наставника. Штормогрив блестящими глазами смотрел на кошечку, которой только придётся познать все тяготы взрослой жизни. У которой впереди множество приключений и интересных уроков, как было у него самого.
Звездолёт объявил, что наставником новоиспеченной Пшенички станет он, Штормогрив.
Рыжий кот аж ошалел от такого подарка судьбы. Серая кошечка, ладная, крепкая, даже на вид боевитая, казалась ему наиболее перспективной из будущих учеников. И вот такая ученица достаётся не кому-то там, а ему самому!
Штормогрив подошёл к Пшеничке и уверенно потёрся носом о её нос, как того требовала традиция.
- Поздравляю тебя, Пшеничка, - серьёзно сказал он, оглядывая кошечку и любуясь тем, как она юна и неопытна. - Звездолёт дал тебе хорошее имя. Бегут луны, но колосья пшеницы каждый новый сезон растут вверх и украшают поля. Пусть и твоё сердце будет таким же постоянным в благородстве и служении своему племени.
Закончив фразу, Штормогрив взмахнул хвостом, показывая, что отпускает ученицу. Возможно, она захочет разделить радость посвящения со своими родственниками или друзьями по палатке. Сам же Штормогрив, почувствовав прилив счастья, бросился через ряды соплеменников к отцу и брату. Рыжим снопом он влетел в них обоих сразу и обнял двумя лапами, прижимаясь мордой к их шерсти и чувствуя, как его душа трепещет, внимая их добрым словам.
Там же была и Кулик. Штормогрив мог бы и не заметить её, скромно стоящую за могучими спинами Ветрогона и Вьюговея, но почему-то заметил.
- А то, - улыбнулся он ей, чувствуя, как душевное тепло рвётся из него, стремясь обогреть всех соплеменников. - Вы у меня не засидитесь в палатках. Вот переживём Голые Деревья, а там, так уж и быть, позволю погреться на солнышке.
Штормогрив почти физически готов был поставить на ноги каждого соплеменника, помочь выздороветь каждому больному, обучить каждого оруженосца.
- Точно, Вьюговей, - Штормогрив не удержался от смеха. - Ни за что не догадаешься, кому придётся тренировать мою бедную ученицу, если новые обязательства поглотят меня с головой.
Он заметил испуганный взгляд брата, который боялся, что теперь они станут общаться меньше.
- И вот уж не думай, что я тебя оставлю без внимания.
Штормогрив "отлепился" от брата с отцом и неуверенно опустил взгляд на отца. Тот гордился им.
- Меня ничто не собьёт с пути, - твёрдо сказал он Ветрогону. - Я пообещал себе. Ради тебя.
Штормогрив уважительно кивнул своему покалеченному отцу. "Если мне ради кого-то и стоит жить и трудиться, то в самой большей степени ради вас двоих. Ради тебя, Ветрогон, и ради тебя, Вьюговей. Мне нужно поддерживать пламя в сердце племени так, чтобы зажечь его, а не спалить. Кто знает, какие трудности поджидают меня на пути?"
- Я всегда буду рядом, - сказал он.

Отредактировано Штормогрив (2017-09-25 04:52:08)

+10


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна