cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
БЕРКУТ
активный боец
ВЫСВЕРК
страдалец
КАМЕНЬ и АНЕМОНА
лучшие кот и кошка
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +17, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна


главная поляна

Сообщений 121 страница 140 из 447

1

http://s5.uploads.ru/JdoSI.png


Лагерь племени Ветра, в отличие от других племен, находится на абсолютно открытом пространстве, и располагается посреди холмистого участка, на месте слабовыраженного подножия меж возвышений вокруг. Самая выразительная часть лагеря – большая каменная глыба, стоит на противоположной от входа части лагеря, совсем вдалеке; с нее предводитель обращается к своему племени, а также в ней таится его палатка. Несмотря на то, что в целом коты племени Ветра предпочитают спать под открытым небом, палатки у них все же есть на случай непогоды или какой-то критической ситуации; все они плотно прилегают к крутому склону вокруг лагеря. По правую сторону от скалы находятся кусты утесника, в которых располагается целительская. Затем, следуя от нее в сторону входа, идет детская и палатка оруженосцев. На параллельной стороне, в небольшом отдалении от главной поляны, близ скалы, в небольшом валежнике располагается палатка старейшин. Ближе к центру левого крыла лагеря находится воительская палатка. Добыча складывается в той же стороне прямо возле входа; так коты сразу могут избавиться от улова, войдя в лагерь. На просторной поляне могут устраиваться коты, чтобы отдохнуть или перекусить.


0

121

---- Начало игры ----

Охотничий патруль был плодотворным. Ну, более-менее. Им с Кулик ещё есть над чем поработать, конечно, но они двигались с мёртвой точки. Верно... но медленно. Медленнее, чем он привык и рассчитывал - но воитель не давал и повода для сомнений или беспокойства своей маленькой ученице. Они делали успехи, и это главное. Сейчас она совсем юна, поэтому она должна радоваться, учиться и жить. А он, Шептун, позаботится за неё обо всём остальном. Сегодня им двоим повезло, и они были наедине, за что Шептун отдельно хотел поблагодарить предводителя - ибо так они смогли ещё немного обсудить одну, кхм... летучую проблему. Не так просто охотиться, когда на тебя объявляет охоту сам ветер, в конце концов!
Шептун виновато покосился на Кулик. У него уже давно было припасено несколько идей, которые могли бы помочь в данной ситуации. Но он тянул и откладывал это на потом. Он для этого и к Сумеречнице, и к Льняноглазке, да что там - даже к Цесарке приглядывался! Но одно дело строить планы и фантазировать, а другое подойти и заговорить. Надолго так. Открыться.
От одной мысли начинает тошнить и голова кружиться. 
Да и не до этого сейчас. Патрули, внезапные котята, ещё и эта одиночка... Хах. Кажется, оно всегда так у нас в племени происходит - либо тишина днями напролёт, либо нападение собак, роды и массовое нашествие бабочек, и всё в один день. События несутся и меняются, сменяя быстро одно другое, словно ветер. Кот дёрнул ухом. Хотя термиты, признаюсь, подзадержались...
Шептун зашёл в лагерь, сжимая в зубах небольшого кролика. На поляне опять что-то ворочалось и какие-то дела делались. Шум, утренние разговоры. Компании. Друзья. Семья. Порой пятнистому казалось, что всё самое интересное и прекрасное в этой жизни проходит мимо него.
- Ты хорош-шо поработала с-сегодня, Кулик. Отличные прыж-жки. - Шептун улыбнулся. У него есть его ученики. Достойная цель в жизни. - Думаю, с-скоро мы сможем прис-ступить к боевым тренировкам... А пока...
- Шептун!
Кот обернулся к предводителю, удивлённо глядя на него через всю поляну. Мрр?
- Да-да. Иди сюда.
- ...Пока отдыхай, Кулик. И, о, кхм, поеш-шь сегодня хорош-шенько, ладно? - Кивнув кошечке, лопоухий быстрым шагом направился к Лихозвёзду.
Для следующего патруля рано, не все ещё с утренних вернулись. Хотя, учитывая такой наплыв одиночек, нам не повредит дополнительная осторожность... Ещё и собаки вернулись. Много дел. Пятнистый сел рядом с предводителем и наклонил голову на бок, внимательно глядя на своего предводителя и готовясь исполнить любой его приказ. Каковы будут указания, Лихозвёзд? Что нравилось пятнистому в их лидере, так это то, что у него достаточно часто получалось понять лопоухого без слов. В случаях восьмидесяти из ста примерно.
- Пойдём, - сказал исполин, направившись к палатке целителя, - проверим, как они там.
Шептун не знал, зачем он понадобился Лихозвёзду в палатке целителей. Помочь Ветрогону со сбором трав? Моральная поддержка? Спроваживание их очаровательной гостьи куда-нибудь далеко и надолго? Кто знает. Без лишних вопросов Шептун юркнул в заросли вслед за предводителем.

----> Палатка целителя

+6

122

« граница между Грозовым племенем и племенем Ветра

Уж когда Гуселап мог проявлять необыкновенное рвение, так это в предвкушении пира: от границ он нес кролика быстро, уверенно и, ввиду неудобного положения, молча. Иногда он замедлялся, тряс головой или сдавленно, нечленораздельно хрипел в кроличий мех, давясь слюной и отчаянно борясь за свою жизнь. После этого он бросал полный мучения взгляд на наставницу, и страдания сменялись невысказанной обидой: бездушная Цесарка никак не могла понять, какие трудности встречает ее ученик ежеминутно и как он их героически преодолевает.

Они добрались до лагеря, и Гуселап, подпрыгнув от радости, едва не свернул шею то ли себе, то ли кролику. Выкатившись на поляну и обведя ее слезящимся взглядом, он не нашел Вихрелапку, что означало, что их патруль еще не вернулся с границ с Речным племенем. «Я вернулся первым, ха! Небось еще с пустыми лапами придет, и не за что матери будет ее хвалить». Вспомнив о Сизоворонке, Гуселап замахал хвостом и мечтательно закатил глаза, представив, как гордится воительница успехами своего сына.

Углубившись в радужные мечты и не прекратив при этом движения, Гуселап почти сразу поплатился за свою невнимательность: он налетел на Лихозвёзда, врезавшись лбом в его плечо и выронив от неожиданности кролика.

— Кролик! — выдохнул он испуганно, боясь за свою добычу, но, резко подняв взгляд и сообразив, с кем именно он столкнулся, Гуселап аж присел. — Лихозвёзд! — он захлопал глазами, уставившись в ступоре на предводителя, странно, рвано вдохнул — и сплюнул на землю кроличий мех. — Извините, извините! — на нервах повысив голос и оттого гаркнув извинения коту на ухо, Гуселап подхватил добычу, окинул ошалелым взглядом Шептуна, круто повернулся к ним спиной и как можно быстрее ретировался.

Он даже не думал подходить к куче с добычей, чтобы положить туда своего кролика: Гуселап сразу же направился к краю поляны — и подальше от предводителя со старшим воителем, перед которыми он только что опозорился, — чтобы там утолить голод. Положив кролика на землю и довольно облизнувшись, он вспомнил о споре с Цесаркой и необходимости поделиться с ней грудинкой, насупился и бросил грозный взгляд в сторону наставницы.

— Ну так? Кого мне завоевывать? — Гуселап постарался сказать это как можно решительнее, вздернув подбородок и выпятив грудь. Условия поражения были ужасными, но, в силу своей непроходимой тупости и самоуверенности, Гуселап даже не думал рассматривать такой вариант, что он по итогу не сможет очаровать ту кошку, которую назовет Цесарка — когда выберет, кого именно обречь на мучения в виде смазливой морды горланистого ученика.

+4

123

» земли племени Ветра(номинально)


«Великое Звёздное племя, это был перебор,» — в очередной раз думалось Пересмешнику, который слегка нетвёрдой, но упрямой походкой возвращался в родной лагерь. В зубах он для верности нёс двух полёвок, которых ему посчастливилось поймать не так давно: отъевшиеся и разомлевшие на солнце грызуны оказались лёгкой добычей даже для такого тунеядца, каким являлся угольно-чёрный воитель. Он не был уверен, что пойманная добыча хоть как-то искупит его ночное отсутствие в лагере, но, с другой стороны, Лихозвёзд мог и вовсе не заметить пропажи незадачливого воина.
Войдя в лагерь, чёрный кот быстро огляделся по сторонам и, к своему невероятному облегчению увидел, что Лихозвёзд и Шептун, приходившийся ему не так давно наставником, скрывались в палатке целителей. Впрочем, почему-то он был уверен, что соплеменники и без этого поймут, что шлялся он не на охоте: некоторые кривили носы и отворачивались от Пересмешника. Да и, пожалуй, было за что: нашедший нетронутый ранее куст кошачьей мяты и очарованный дурманящим сладковатым запахом, воитель после чудеснейшей ночи среди дивного растения для верности извалялся в вереске, и теперь от его шкуры, покрытой мятыми листьями, за сотню лисьих хвостов несло не то одной, не то другой травой. Да что там, от целительской палатки так не пахло, как от него самого! Стоило ли говорить, что после такого времяпровождения голова чёрного кота была словно подёрнута туманом, а тяжёлые мысли свинцовыми шарами перекатывались из одного угла черепной коробки в другую.
С невыразимым облегчением заприметив свободный участок у каменистой поверхности, нагретой солнцем, воитель проследовал по выбранному маршруту и улёгся на тёплое место, не забыв предварительно бросить свой скромный улов в кучу с добычей. Вокруг незамедлительно распространился аромат мяты и вереска, и Пересмешник с урчанием перекатился через спину, заприметив внезапно Гуселапа и его наставницу. Между этими двумя всё время происходили интереснейшие курьёзы, однако сейчас он не мог расслышать ни слова из их разговора, поскольку уши ему словно заложило ватой.
— Эй, Гуселап! — мяукнул Пересмешник, щуря жёлтые глаза на солнечном свету. Плевать он хотел на то, что у того происходил разговор с наставницей, и не обещал скоро закончиться. У чёрного кота было принесено с собой немного листьев из места недавнего отдыха, и он умирал от любопытства, желая посмотреть, что дурман способен сделать с кем-то... менее приученным к подобного рода вещам.

+5

124

-граница племени ветра и грозового-

Когда неуклюжее создание, отданное несколько лун тому назад Цесарке на попечение, возвращается на целых четырех лапах и несет в зубах настоящую добычу, то радости больше, чем если бы сегодня ее саму назначили глашатаем. Потому что вероятность этих двух событий примерно одинакова. Внешне пятнистая воительница сохраняла каменное спокойствие и отрешенность, но на самом деле была даже самую малость горда. Правда когда кошка прошла в лагерь, то ходячее несчастье уже успело напороться на предводителя со своей ношей. К счастью, убитый кролик - это не грязная подстилка. Никакой проблемы, наоборот - глядите, товарищ Лихозвезд, чего мы можем, когда захотим.
Воительница тихонько улыбнулась, провожая взглядом предводителя. Сегодня у них с Гуселапом было такое хорошее утро, что невольно забылось, какой вчера был тяжелый день для племени. Отошли в сторону грязнокровные споры, одиночка в лагере, ранение ученика. Все как-то забылось за утром и сейчас, встречаясь взглядом с соплеменниками, становилось неловко за свой приподнятый дух. Нагнав оруженосца, воительница опустилась рядом с ним, молчаливо напоминая про необходимость разделить пойманный завтрак. Цесарка на эту грудинку полдороги смотрела и мысленно уже трижды съела и косточки закопала, поэтому так просто от напарницы по жеванию теперь было не отстать.
- Что же, увы, Беспокойницы не видать
Воительница обвела взглядом поляну. Племя Ветра итак не славилось количеством прекрасных дам на единицу мужского пола, а подбирая ту, что не только отвергнет ее сердцееда, но предварительно сожрет за грязные помыслы - так вообще ни одного кандидата. Все слишком правильные и адекватные. Даже грустно как-то становилось. Цесарка невольно поймала себя на мысли:
"А какого Звездоцапа я, собственно, до сих пор одна?"
А потом вспоминала, что у нее характер дрянь, и возрастом не девочка. Тут же отпускало.
- Как насчет Пересмешника, вон как торопится к нам, уж не в любви ли признаваться?
Кошка снова усмехнулась, а затем серьезным тоном объявила:
- Пусть будет Стужка, - внимательно оглядев серьезную и правильную девочку "на выданье". Возрастом и сознательностью это уже была воительница, а не просто коток. Даже жалко как-то ее птенчика стало
- Так и быть, даю тебе фору в виде кроличьей грудинки, - пятнистая поднялась с места, направляясь к куче с добычей с намерением взять себе старое мясцо. Чего только не сделаешь ради детяток. А по дороге будто бы сама себе, но по факту всему присутствующему племени объявила:
- После совета, поговаривают, гуси прилетают в наш лагерь. Не слышали? Ох, милые, такое нельзя пропустить
Воительница игриво сверкнула глазищами, последний раз встретившись взглядом со своим учеником и подмигнув ему

+4

125

«В смысле--»

— --Бескоп--? Тьфу! Беспокойница? — от возмущения и шока Гуселап сбился и не с первого раза смог произнести имя старшей... значительно старшей воительницы. — Она же старая, — он скривился, глядя на Цесарку. — И мама сказала, что ее кровь нечистая, — тут он сделал страшные глаза. — Ты хочешь, чтобы Сизоворонка освежевала меня точно кролика? — он ужаснулся и взглянул на добычу перед собой, будто представив себя на ее месте.

— Конечно же, ее здесь нет, — Гуселап ехидно улыбнулся. — Вечно где-то бродит и все-все пропускает, — он потянулся, вытянув лапы и довольно зажмурившись; уж кто-кто, а Гуселап любил сплетни, и Беспокойница, постоянно покидающая лагерь, была частым предметом для обсуждения. — Хороша воительница! — он сказал это громко, и тут же воровато оглянулся, убеждаясь, что кошки в поле зрения нет и она не слышала то, что сказал Гуселап.

Тут он навострил уши и повернул морду, услышав свое имя.

— Пересмешник! — радостно гаркнул Гуселап в ответ и широко улыбнулся старшему товарищу. Подойти к воителю ему пока мешало несколько вещей: кролик, наставница и спор с последней, — поэтому он неопределенно мотнул головой и взглянул на Цесарку.

Не успел он возмутиться, что та предлагает ему столь неподобающие коту вещи, когда наставница все же выбрала жертву — ею оказалась Стужка. Гуселап взглянул на Цесарку, потом на Стужку, которая была неподалеку, потом снова на Цесарку — и решил, что Стужка все же будет лучше Беспокойницы или Пересмешника.

— Славно, — неожиданно коротко согласился Гуселап и просиял, когда Цесарка решила не брать у него часть добычи, вместо этого предпочтя встать и вовсе удалиться. Гуселап хмыкнул, провожая ее взглядом, но закатил глаза, стоило ему услышать про гусей. Впрочем, возмущаться ему было некогда — его ждал аппетитный кролик, которым он собирался прямо сейчас набить пустое с утра брюхо--

Гуселап поднял взгляд на Пересмешника и понял, что тот его все еще ждет. Тяжело вздохнув, Гуселап поднялся, подхватил кролика и двинулся к развалившемуся на земле воителю.

— Звездное племя, почему от тебя так разит? — Гуселап поморщился, положив тушку кролика рядом, навис над Пересмешником и уставился на него сверху вниз. — Ну, чего тебе? Что-нибудь интересное расскажешь? Покажешь? Я тут тороплюсь, — Гуселап сделал важный вид и кивнул в сторону Стужки. — Иду покорять сердце. Я красив, силен, а еще прекрасный охотник, и, в общем, у меня есть все шансы, — с непробиваемой уверенностью все это произнеся, Гуселап решительно глянул на Пересмешника.

— Стужка! — резко вскинув голову, позвал Гуселап ученицу и заискивающе улыбнулся. Говорил он громко, а потому голос, раздавшийся над всей поляной, начал угрожающе резать слух присутствующих. Помедлив, Гуселап вдохнул полной грудью, зажмурился и выпалил. — У меня есть чудесный кролик, которого я готов разделить с тобой! Я тоже чудесный, правда, меня есть не надо, но ты же не против провести со мной время? — переведя дух, Гуселап нервно задергал задней лапой, а затем, не выдержав, все же присел и яростно начал чесаться за ухом.

Отредактировано Гуселап (2017-08-20 22:42:36)

+5

126

— Доброе утро, прекрасные леди, — голос Летящего тут же заставил кошечку поднять уши и нацепить на мордашку выражение истинной гордости за наставника. Впрочем, сделать это было не так уж и трудно: Стужка правда была очень рада за Летящего.
— Летящий! — голос у Стужки сорвался на хрип, когда та поднялась на свои тоненькие, практически прозрачные лапки, щеголяя узкими плечами. Кошка бегло лизнула наставника в плечо и боднула лбом.

— Стуж, теперь у нас новая миссия: не подумать, что мы самые классные коты в лесу и не нахвататься честолюбия.
Широкая улыбка и прижатые ушки — самый лучший и самый верный знак довольствования происходящим у Стужки. Кошка тихонько замурлыкала, качнув кончиком хвоста.
— Есть, Летящий! — довольно выпалила ученица, провожая своего наставника взглядом. Тут же, стоило только Летящему покинуть их общество, она боднула Ястребинку в бок своим острым локтем.

— А давай как-нибудь подсыплем термитов кому-нибудь в подстилку? — выгнув бровь дугой, заговорщически предлагает подруге Стужка. Ну, а что? Если есть такая возможность, то почему бы и нет, — я даже знаю кому, когда и по какой причине. Поэтому предлагаю нам с тобой собраться, чтобы подсыпать Пересмешнику...
— Доброе утро.

Кошка едва ли успела обернуться на источник звука, когда у неё замерло сердце. Ветер рьяно перебирал густую шерсть на загривке Вьюголапа, а сам оруженосец выглядел достаточно потрёпанно, будто бы ему на голову вывернули ушат холодной воды. Сердце [определённо сердце, что ещё в груди может издавать такие звуки?] у Стужки судорожно споткнулось о само себя, когда палевый оруженосец присел рядом. Теплое дыхание обожгло Стужке шею, когда та выровнялась в спине. Ей хотелось обогреть Вьюголапа. Сделать всё, что угодно, лишь бы принять удар на себя. Попытки жертвовать собой у Стужки никогда не приводили ни к чему хорошему. Но попробовать же стоит? Мир кажется слишком тесным, а Стужку конкретно потряхивает: она не любит выкладывать напоказ свою личную жизнь. И эта непонятная ласка, которая сродни какому-то подбитому голубю, выбивает её из колеи. Она теряется. Смущается.

— Штормолап обязательно выживет, — несграбно произносит Стужка, ткнувшись носом в взлохмаченную макушку Вьюголапа, который ни на миг не отводил взгляда от целительской, — твой... ваш папа его обязательно вытащит. И та одиночка, Летящий говорил, что она очень хороша. И я ей почему-то верю. Она не похожа на ту, кто хочет обворовать нас на дичь, — искренне произносит ученица. Ей правда очень тяжело об этом говорить не наедине, однако она выдавливает из себя эти слова, чеканя каждое из них, потому что Вьюголапу нужна поддержка. Несмотря на то, что они у всех на виду. Кошка даже бегло лизнула друга в щёку.
— Тебе надо развеяться, — уже в более приподнятом настроении произносит Стужка, взмахнув густыми ресницами и слегка строго сведя брови на переносице, — я не хочу, чтобы тебя съела хандра. Пойдёмте погуляем? Заодно поохотимся, я жу-у-уть, как хочу поймать какую-нибудь куропатку и деться куда-то от этих бесконечных термитов! Вы не знаете, где у нас есть ёлки? Простор что-то про еловые иголки говорил...

Кошка поймала взгляд Ястребинки. Конечно, ей наверняка неудобно было находиться здесь рядом со Стужкой и Вьюголапом. Именно поэтому ученица не любила ласки на публике. Это только их. Только личное. Все разговоры и признания должны происходить тет-а-тет.
— Смотри, — тронув более младшую ученицу лапкой за плечо, кошка кивнула в сторону входа из лагеря. Неумелый Гуселап, столкнувшись нос к носу с Лихозвёздом вызвал у неё умилительную улыбку. Она тихонько хихикнула, привлекая внимание Ястребинки к самоуверенному Гуселапу с кроликом, — как ты думаешь, он сам поймал, или кролик ему сам в пасть запрыгнул?
Кошка повела плечиками, глянув на Вьюголапа. Ей хотелось его развеселить. Она ободряюще ему улыбнулась, тронув строго составленные перед собой лапки своей.
— Спорим, Гуселап запал на Ястребинку, — выгибая брови, фыркнула в усы Стужка, распушив грудку, — такой ухажёр, надо же.
— Стужка!

Стужка чуть не подпрыгнула на месте, когда услышала визг Гуселапа [иначе это не назвать], который сложился в её имя. Она тут же отстранилась от Вьюголапа, часто и непонимающе захлопав глазами.
— У меня есть чудесный кролик, которого я готов разделить с тобой! Я тоже чудесный, правда, меня есть не надо, но ты же не против провести со мной время?
Кошка смущённо опустила голову.
Кончик её хвоста незаметно дёрнулся, когда Стужка крепко зажмурилась: как вы думаете, может, если я закрою глаза, то он исчезнет? Ей ужасно не хотелось отвечать Гуселапу. Гуселапу, который проорал её имя на всю поляну, заставив всех зевак обратить свой взгляд, поэтому она подобралась и глубоко вздохнула, достаточно громко ответив:
— Нет, спасибо, я уже завтракала!

Отредактировано Стужка (2017-08-21 11:17:44)

+4

127

"Прекрасные леди"...как только Летящий скрылся из вида, Ястребинка усмехнулась в усы, невольно поражаясь энтузиазму, который словно волнами исходил от глашатая даже в такой безрадостный час. Хотелось бы ей, достигнув статуса воительницы, быть похожей на него. На таких и держится надежда племени в самые тяжёлые времена.
- А давай как-нибудь подсыплем термитов кому-нибудь в подстилку? - донёсся до неё полушёпот Стужки, заставивший улыбку задержаться на лице.
- Всё верно, главное - извлечь из происходящего выгоду, а? - со смешком поддержала Ястребинка, в один миг загоревшись этой идеей. Конечно, вряд ли они осуществят её на самом деле, но есть коты, подобные шутки над которыми стоят любого наказания от Лихозвёзда.
- Я даже знаю кому, когда и по какой причине. Поэтому предлагаю нам с тобой собраться, чтобы подсыпать Пересмешнику...
"Она и вправду говорит серьёзно?" Ястребинка рассмеялась бы в открытую, если бы не появление Вьюголапа. Тот выглядел безрадостным и уставшим. С первого взгляда она поняла - он пришёл к Стужке. Уже не впервые Ястребинка всерьёз заподозрила что-то...что-то между этими двумя. Слова, чтобы выразить это ощущение, не приходили ей на ум. Она была далека от подобного, это точно. Из вежливости Ястребинка кивнула Вьюголапу, хотя и вряд ли он заметил это, и притихла, не желая вмешиваться в приватный разговор. Конечно, двое оруженосцев говорили о Штормолапе. Вызванное этим разговором волнение и сочувствие понемногу сменилось приливом неловкости, чувством присутствия на чём-то непозволительно личном, и Ястребинка уже собиралась повернуться, чтобы отправиться на поиски более уединённого места - великое Звёздное племя, как же редко она обращается к такому странному желанию, никак однообразие жизни в лагере начинает сводить её с ума...
- Смотри, - вполголоса окликнула её Стужка, заставив остановиться и бросить взгляд туда, куда смотрела старшая ученица.
"Эх, Гуселап, Гуселап..." Не сдержавшись, Ястребинка прыснула при виде оруженосца, которого, казалось, распирало от самоуверенности из-за присутствия в зубах кроличьей тушки. На пару мгновений настроение серой ученицы снова подскочило вверх.
- Как ты думаешь, он сам поймал, или кролик ему сам в пасть запрыгнул?
- Да какому кролику захочется подобного! - не рассчитав громкость голоса, ухмыльнулась в ответ Ястребинка. Наконец-то ей удалось поверить на время, будто нет и не было и в помине никакой опасности со стороны термитов, груза неизвестности, навалившегося на племя с появлением одиночки. Казалось, всё шло по-прежнему. Во всяком случае, старалось идти.
- Спорим, Гуселап запал на Ястребинку, - тихонько произнесла сбоку Стужка. - такой ухажёр, надо же.
В ответ на такое заявление Ястребинка лишь шутливо толкнула её плечом.
- Эй, в таком случае термиты скорее окажутся в его подстилке!
- Стужка! - облетел поляну пронзительный вопль, после которого моментально воцарилась тишина, и всеобщие взгляды устремились в сторону кричавшего Гуселапа...и Стужки. Это оказалось последней каплей. Не выдержав, от смеха Ястребинка залилась приглушённым урчанием, деликатно склонив при этом голову на грудь.
- Гляди-ка, а может быть, и не окажутся, - лукаво подмигнула она растерянной и сконфуженной Стужке.

Отредактировано Ястребинка (2017-08-22 10:41:29)

+4

128

— Пересмешник! — радостно и громко отозвался Гуселап, вынудив чёрного кота сдавленно зашипеть, пряча раскалывающуюся голову в густой шерсти на груди. Страдальчески окинув взглядом своего друга, Пересмешник склонил голову набок. Очевидно, Цесарка опять решила разнообразить скучные обычно отношения ученика-наставника и внести туда хоть какое-то развлечение. — Звездное племя, почему от тебя так разит?
— Удачно поохотился, — лениво отозвался воитель, чувствуя, как по горлу медленно поднимается ком. Секунда, в которую он честно пытался сдержать бушующий организм, - а затем последовала смачная икота. Ощущая, как вокруг распространяется амбре дурмана, Пересмешник широчайше улыбнулся Гуселапу. — понятия не имею, как это вышло.
— Ну, чего тебе? Что-нибудь интересное расскажешь? Покажешь? Я тут тороплюсь, — пояснил ему сложившуюся ситуацию светлошёрстный оруженосец. Чёрный кот задумчиво щурился, стараясь изобразить самый свой умный вид, который только был возможен. Впрочем, ему действительно было интересно узнать, что же сподвигло Гуселапа заняться делом. И, что не менее важно, каким? — Иду покорять сердце. Я красив, силен, а еще прекрасный охотник, и, в общем, у меня есть все шансы, — важно добавил кот, что вынудило Пересмешника собрать в лапу все свои мыслимые и немыслимые усилия, чтобы не менее важно кивнуть в ответ. А затем в голове родилась потрясающая идея.
— Гуселап, дружище...
— Стужка! У меня есть чудесный кролик, которого я готов разделить с тобой! Я тоже чудесный, правда, меня есть не надо, но ты же не против провести со мной время? — забыв про свои мысли, Пересмешник немедленно повернулся к лучшей подруге, с нескрываемым интересом наблюдая за её реакцией.
— Нет, спасибо, я уже завтракала! — пронёсся над поляной ответный крик Стужки. Кошечка, к слову, сидела в компании Ястребинки, что незамедлительно пробудило в Пересмешнике интерес к созерцанию очередного акта комедии.
— Гуселап, дружище. Знаешь, что дают котам при Зелёном кашле? Кошачью мяту. Она отлично смягчает горло и помогает проветриться, даже если ты не заболел. На, пожуй, — пододвинул ему остатки бесценного запаса чёрный кот, чувствуя, что на лапы ему самому пока что рановато становиться. — только ешь всё, а то пользы не будет. И Стужка сама кинется на звук прекрасного голоса, — на полном серьёзе подвёл итог Пересмешник, бросая мутноватый взгляд на учениц. — М-может, всё же захотите составить нам компанию, пташки? — заорал, последовав примеру друзей, воитель, отчаянно сражаясь со своим заплетающимся языком. Он словил неодобрительные взгляды, направленные в их сторону, но лишь раздражённо отмахнулся хвостом: что понимают эти ханжи, когда здесь творится любовь?

Отредактировано Пересмешник (2017-08-22 19:18:28)

+6

129

----> граница Речное/Ветра

Он возвращался в лагерь в молчании, погруженный в свои неспешные и неважные мысли. Ученица была в состоянии, мало располагающем к беседам, и поучать ее сверх меры кот не спешил. Сейчас толку от наставлений не было: Вихрелапка вызверилась бы на него в стиле любимой матушки, и потом налаженный контакт в очередной раз придётся выстраивать не с нуля, но на ломанных палках. Подобный вариант строительства Журавль не признавал. Под аккомпанемент из дурного голоса Пересмешника - а рядом с ним обнаружился и Гуселап, вечный бездельник - кот вошёл на главную поляну, лёгким движением хвоста давая ученице понять, что она свободна на сегодня.
— М-может, всё же захотите составить нам компанию, пташки? — пятнистый подавился смешком, проследив за взглядом кота. Кажется, весна накрыла этих дурачков позднее обычного. Или же просто очередная гениальная идея сплотила не самых разумных обитателей племени Ветра, и теперь они старательно шли к ее выполнению.
— Пересмешник, ты-то куда. Староват уже для учениц, — беззлобно фыркнул кот, поравнявшись с чёрным воином и пройдя мимо него. Голод все же заявил о себе, и воин решил поесть, прежде чем начинать осмотр детской. Ему нужна будет свежая голова, а мысли о свежатинке и капающие на подстилки слюни этому мало способствуют. Выхватив некрупного кролика, он легко прошёлся до выбранного места трапезы, и уже улёгшись там, поднял взгляд и высмотрел новоиспеченного глашатая.
— Летящий, на границе все спокойно, — Журавль окликнул черно-белого и, убедившись, что его слова были услышаны, принялся за завтрак. Он был готов до последнего оттягивать момент визита в детскую: судя по запахам и голосам, доносившимся из палатки, там находилась Сизоворонка с ее семейством. И если Нарцисса пятнистому нравилась, а Беладонна не вызывала неприязни столь сильной, как ее мать, вмешиваться в их женские склоки кот не желал. Выстукивая хвостом по земле какой-то ритм, он методично обгладывал косточки, на которых уже и мяса не осталось. Хочешь не хочешь, а идти придётся.
Одно радовало: Вишневка будет его помощницей, и быть может, все пройдёт более-менее тихо. Веяно невозмутимый ушастый кот не представлял, как можно вести себя так эмоционально и импульсивно, как леди из детской, и снова испытать на себе весь спектр эмоций Сизоворонки не хотел. Однако и трусом не был. Закопав остатки несчастного кролика, он вальяжно потянулся, разминая мышцы, и неторопливым шагом направился в детскую, нацепив на морду наиболее благожелательную ухмылочку из всех, что имелись в его репертуаре.

----> детская

+1

130

Он не хотел никого беспокоить. Пытался это делать, но почему-то ничего не получалось. И утро вышло неважным, и все валилось из лап, и мысли путались точно паутина, собранная неумелыми воинами. Вьюголап был подавлен, пленен своими страхами, и каждый раз, стараясь не думать ни о чем, он натыкался на пустоту. Такую беспробудную и щемящую в груди, что становилось до безобразия тоскливо. Даже сейчас, когда рядом была Стужка, Вьюголап чувствовал одиночество. Чувствовал себя одиноким.
Не вины ли чувство разбивает то, что осталось от души, на острые осколки, ранящие все-все внутренности, вырезающие последние мгновения жизни? Возможно. Вьюголап не знал, не мог понять, что же он конкретно чувствует, но и избавиться от этого чего-то не мог.
Теплый сероватый мех подруги щекочет нос. Глаза слезятся не то от ветра, не то от дневного света, такого яркого и непривычного, что Вьюголапу хочется зажмуриться и забавно засопеть прямиком в шерстистую шею Стужки. Смешно и одновременно страшно.
- Просто я видел это всё. Видел своими глазами. Я наблюдал, не в силах оторвать взгляд. Я струсил. Я не смог помочь ему. Я, знаешь...
Вьюголап осекся и мгновенно выпрямился, когда оглушительный визг-крик достиг его ушей. Гуселап.
Несомненно, если палевого оруженосца спросить о том, кто же самый крикливый в племени Ветра, он первым делом укажет на Гуселапа. Интересно, а этот непоседливый оруженосец умеет говорить тихо и спокойно, как это делают другие? Или, например, может пройти мимо, не привлекая к себе внимание? Интерес взыграл с новой силой, помогая хоть немного, но отвлечься от мыслей о Штормолапе. Интерес, разом сменяющийся какой-то неприязнью, злостью... Ревностью?
Кремово-палевый оруженосец, известивший о своём присутствии все племя, предлагал Стужке отобедать вместе кроликом. Вьюголап так и сел. А затем заерзал, пошатнулся и отошел от подруги, покашливая и опуская взгляд в землю. Подумал неправильно, чего и следовало ожидать. Конечно, о чем мог думать глупый Вьюголап, так непринужденно ища спасение в той, кого он «избегал» тренировками, мало общался и напрягал своей ссорой со Штормолапом? Стужка – это уже не та Стужка, которая была луны этак три назад. Теперь она такая высокая, такая статная и красивая кошка, при виде которой сводит скулы. И Вьюголап прекрасно понимал это, когда разглядывал молча её силуэт, когда наблюдал за некоторыми тренировками и с удовольствием отмечал то, как же его Стужка повзрослела. И как похорошела.
Однако, настроение резко меняется, поднимается, когда он видит реакцию ученицы. Сердце отбивает в груди бешеный ритм, норовит выскочить, упасть на землю прямо перед лапами пепельно-серой подруги. И Вьюголап не сопротивляется ему. Точней, он хотел бы не сопротивляться, но как без такого жизненно-важного органа оруженосец и дальше сможет любоваться ученицей? Он же просто падет навзничь, рядом со своим сердцем. Да и смешно это, наверное, будет выглядеть.
От своих же мыслей палевый издает легкий смешок, поднимает исподлобья взгляд на Стужку и отчего-то широко улыбается. Так наивно и по-доброму. «Наверное, это уже нервное. Вьюголап, ты потерян»
К Гуселапу подключается и Пересмешник. Вьюголап ощущает, как шерсть на загривке встаёт дыбом, но спешит как можно скорей ее пригладить. А затем снова откашливается. Что же это такое – не успел вынырнуть из палатки оруженосцев, а уже вокруг творится Предок знает что!
- Меня тоже накормите? – подаёт голос, старается громко, но получается хрипловато, как после сна. Тем не менее, не теряется, усмехается и прищуривается, рассматривая то одного кота, то второго.
А сердце продолжает люто швыряться от одной стенки к другой, плетя паутину раздражения и какого-то неизвестного сомнения. Вьюголапу предстоит еще многое переосмыслить.

+6

131

Гуселап даже не думал о том, что Стужка ему может отказать — ему, поймавшему такого жирного и вкусного кролика! Дошедшего до границы, проверившего ее и вернувшегося, заметьте, без единой травмы! Шишка на голове была не в счет: он получил ее, отважно бросившись за добычей и не побоявшись рискнуть собственной жизнью, чтобы ее поймать.

Вьюголап, вившийся вокруг Стужки, от нее отскочил, едва услышал голос Гуселапа, и тот вскинул голову и довольно сощурил глаза, всем своим видом выражая «так-то! и нечего лезть». Против Вьюголапа Гуселап ничего не имел против, но спор был спором, а Стужка — его жертвой, и Гуселап готов был помешать кому угодно и каким угодно образом, лишь бы выиграть спор и больше не просыпаться на рассвете.

Стужка отказала ему. Гуселап замер, приоткрыв пасть, уже собираясь пригласить ее отведать кролика рядом, но растерянно ее закрыл, сообразив, что ученица его предложение не приняла. Он грустно взглянул на нее, понурился — и обратил взгляд на заговорившего с ним Пересмешника, видимо, пожелавшего утешить друга. Взгляд его метнулся в сторону, рефлекторно ища Сизоворонку, но мать предусмотрительно куда-то ушла, и Гуселап приуныл еще больше.

— Знаю, знаю, — заворчал он, хотя ничегошеньки на самом деле не знал; Пересмешник придвинул к нему зеленые листочки, от которых чрезвычайно заманчиво пахло, и Гуселап сожрал их еще до того, как воитель ему сообщил, что Гуселап в принципе их может взять и даже съесть абсолютно все. Он активно задвигал челюстью, пережевывая и ощущая странный, но приятный привкус во рту, проглотил, — и его всего передернуло.

— Лисье дерьмо... — он выдохнул и осел на землю, широко расставив передние лапы для удержания равновесия, а затем часто заморгав, ошалело уставившись на Пересмешника. Еще секунда — и во взгляде отчетливо проступило безграничное уважение вперемешку с благодарностью. — Пересмешник, какой же ты чудесный кот, — он кашлянул глухо, когда в горле запершило, и уставился диким взглядом на Журавля, который вернулся вместе с Вихрелапкой.

Гуселап было раскрыл пасть, чтобы ляпнуть что-то сестре, но помутневший его взгляд обратился на Стужку — и он вспомнил о своем задании. Забыв о Вихрелапка, Гуселап дождался, пока проорет очередное приглашение Пересмешник, покачнулся, с силой боднул его в плечо и заявил:

— Ты мышеголовый, что ли? Не видишь? Нам, котам, надо самим подходить. Проявлять ииницати-- иницт-- — он запнулся, нахмурился и хлестнул себя хвостом по боку, озадаченный необходимостью произнести столь сложное слово. И-ни-ци-а-ти-ву, вот! — на том он встал, подцепил кролика и затрусил к собравшимся оруженосцам.

— Нфет, — ответил он Вьюголапу, давясь кроличьей шерстью, и одарил его наглым прищуренным взглядом. Положив кролика подле себя и став аккурат перед Стужкой, Гуселап продолжил елейным голосом. — Дык, вон, солнце уже над головой, пора снова перекусить, но, ладно, если не хочешь, — лапа нервно дернулась, но он сдержал порыв зачесаться, — можем пойти куда-то или понежиться на солнце, — вид его выражал надежду, что Стужка выберет второй вариант. Ни Ястребинку, ни Вьюголапа Гуселап не замечал, сфокусировавшись на красивой мордочке Стужки, и с каждой минутой его голова становилась все легче и легче.

Тут Гуселап подвинулся к ней совсем близко, перешагивая через тушку кролика, и доверительно зашептал на ухо:

— Мне надо рассказать тебе о чем-то очень важном...

+5

132

начало игры.

…она чувствовала себя непривычно рассеянной – даже на тренировке, где особенно некогда было погружаться в мысли, пока рассчитываешь, как одновременно обмануть коварно толкающий в бок ветер и кролика (который ухитрился-таки удрать от неё сегодня, угодив, впрочем, в лапы Шептуну), что-то постоянно отвлекало её, покалываясь внутри, поднимаясь к горлу противной холодной волной – и она замирала на месте, торопливо выравнивая дыхание, унимая дрожь в лапах, быстро-быстро повторяя про себя нечто вроде «перестань-перестань-перестань об этом думать». Не думать получалось с переменным успехом, и вчерашнее то и дело накатывало зримыми видениями.
…гудящий встревоженным ульем вокруг лагерь, смешение обострившихся запахов, непривычное беспокойство в низком голосе предводителя – всё это вызывало у неё лёгкое головокружение, словно казавшийся самым обычным день покачнулся, сместив привычные линии и  обнаружив беззащитную изнанку. То, что приятно щекотало любопытство котят и возбуждало праздное внимание любого зеваки, сворачивалось у неё в тощем животе колючим комочком страха перед непредвиденными событиями, чем-то неясно, но ощутимо грозящими. Маленькие, как мышки, котята, вчера принесённые в лагерь, источали неощутимый для носа запах перемен и тревог; Кулик казалось, что так близко подкравшаяся к ним гибель ещё кружит вблизи, не желая так легко отпускать ускользающую из когтей добычу. Кружит – и прицеливается холодным, как озёрная вода, взглядом к живым котам, отбирающим эту добычу... 
…И казалось, выходит, не зря. Она мучительно зажмурилась, вспоминая сладковатый запах крови, тянувшийся из палатки целителя, странную одиночку, явившуюся в лагерь вместе с нежданной бедой, и снова едва не растянулась, споткнувшись на ровном месте.
… - Ты хорош-шо поработала с-сегодня, Кулик. Отличные прыж-жки. – она благодарно и немного виновато улыбнулась наставнику в ответ – на его месте она бы себя, весь день ловившую ворон, хвалить не стала… - Думаю, с-скоро мы сможем прис-ступить к боевым тренировкам... А пока...
- Шептун!
Они одновременно обернулись на предводительский голос.
- ...Пока отдыхай, Кулик. И, о, кхм, поеш-шь сегодня хорош-шенько, ладно?
- Ладно, - она замерла, провожая взглядом торопящегося на зов Лихозвёзда наставника, и едва сдержалась, заметив, куда они направились, обменявшись парой негромких слов. Штормолап.. Предки, что там?..
…Вчера Шептун осторожно увёл её прочь, не пустив в целительскую, а с утра они отправились на раннюю тренировку (тоже вряд ли без особого расчёта) – и она всё ещё не видела Штормолапа с той минуты, как узнала о том, что он тяжело ранен; только чуяла запах крови и видела тревогу в глазах старших, говоривших об этом вполголоса. Но этого хватало, чтобы у неё мутилось в глазах от страха.
…Она больно прикусила губу, пытаясь подавить вспыхнувшую панику. Лихозвёзд не выглядел слишком мрачным – верно, верно?.. - не торопился, - она впилась взглядом в широченную предводительскую спину, - да и к чему было бы приглашать с собой Летящего и Шептуна, если бы это случилось?..
«Нет. Это не то. Не то. Тихо…»
…Обжигающий страх медленно отступал, оставляя по себе только вставшую дыбом шерсть и исподволь тянущую сердце тревогу – но идти следом за предводителем сейчас было нельзя. Ещё нет. Кулик уселась на краю поляны, рассеянно водя взглядом по разношёрстным спинам соплеменников и только сейчас ощущая разливающуюся по лапам усталость. Есть не хотелось - она слегка виновато припомнила «поручение» наставника, но стоящая под самым горлом тревога навряд ли дала бы ей сейчас проглотить хоть кусочек дичи.

Отредактировано Кулик (2017-08-29 16:58:44)

+4

133

— Меня тоже накормите? — пролетел очередной крик над поляной. Пересмешник с колоссальным трудом сфокусировал взгляд и к невероятнейшей своей досаде заприметил Вьюголапа, находящегося рядом с ученицами. Чёрный воитель тяжело вздохнул, переводя скорбный взгляд на Гуселапа: неужели Стужка и Ястребинка не прогнали спутника ради двух таких бравых молодцов?
— Прости, я только по кошкам! — на удивление без запинок проорал кот, всё ещё не решая подняться на многострадальные четыре лапы. Умом он начинал понимать, в какую ситуацию вляпался и что с ним будет, когда Лихозвёзд с Шептуном выйдут из палатки целителя. Но, возможно, вам знакомо чувство, когда окончательно уверишься в полной беспросветности положения и теперь лишь стараешься надышаться перед своей смертью? Захваченный дурманом мозг между тем решил, что мог грубейше оскорбить Вьюголапа. А ведь они не так давно были соседями по палатке! — Т-ты не подумай, — вновь разинул глотку Пересмешник, — ты славный малый, дело в-во мне!
— Пересмешник, ты-то куда. Староват уже для учениц, — усмехнулся проходящий мимо Журавль, чем поверг чёрного кота в оскорблённый вид. Распушив от возбуждения густую шерсть на загривке, воитель уставился вслед пятнистому соплеменнику.
— Я не имел ввиду ничего т-такого! Я просто...
— Лисье дерьмо... — раздалось у него над ухом, отчего Пересмешник мгновенно захлопнул рот и непонимающе воззрился на Гуселапа, который к тому времени успел уничтожить всё, что ему припас товарищ.
— Ты же не совсем залпом?.. — глуховато уточнил воитель, понимая, что спрашивает совершенно напрасно. Меняющийся и плывущий облик оруженосца уверил Пересмешника в том, что тот не был знаком со всеми тонкостями.
— Пересмешник, какой же ты чудесный кот, — продолжил Гуселап, отчего чёрный забыл о своей тревоге и расплылся в благодушной ухмылке: слушать хвалебные слова он всегда любил, и, раз уж мята позволила ему услышать пару лишних, то он совершенно не был бы против. — Ты мышеголовый, что ли? Не видишь? Нам, котам, надо самим подходить. Проявлять ииницати... иницт... И-ни-ци-а-ти-ву, вот!
— Я таких умных слов даже не помню после мяты, — Пересмешник с нескрываемым уважением уставился на поднимающегося Гуселапа, твёрдо решив следовать за ним. Помочь товарищу в завоевании сердца Стужки стало отныне его приоритетной целью, и он будет счастлив стать наставником будущим котятам своих друзей. Нетвёрдой походкой сократив расстояние до оруженосцев, чёрный воин плюхнулся неподалёку сзади от Гуселапа, для убедительности важно кивая в тон словам друга. Перехватив взгляды Ястребинки и Стужки, Пересмешник заговорщически подмигнул(во всяком случае он хотел думать, что сделал это): — соглашайтесь-соглашайтесь. Такой случай бывает только раз в жизни.

Отредактировано Пересмешник (2017-09-01 21:04:40)

+2

134

Детская --->

Рыжий огонек, выросший на пороге детской, был вовсе не глупый. Переживания и смутные отрывки прошедших дней, всплывающие в памяти, хоть и сдерживали котенка, но все же не угасили обычного детского любопытства.
Но от многообразия запахов, движений, красок и... всего у Воробьишки закружилась голова, и она, потрясенно моргая, отступила на шаг назад, наполовину скрывшись в полумраке детской.
А потом, завидев что-то дергающееся и пушистое, на инстинктах прижалась к земле, неуклюже выставляя подхвостие.
Медленно, шажочек за шажочком, маленькая хищница приближалась к черному кончику хвоста своей будущей жертвы. Внимание крохи было настолько сконцентрировано, что "прибавку" к этому хвосту в виде здоровенного черного кота она так и не заметила, решив, что его богатство - вполне достаточная добыча. На сегодня.
Подобравшись почти вплотную, Воробьишка покачала бедрами, прижалась к земле и одним бесшумным, но очень неуклюжим прыжком приземлилась когтистыми лапками прямо на хвост Пересмешника.
И, конечно, укусила от всей своей хулиганьей души.

+3

135

Заметив, как изменился в морде Пересмешник, Вьюговей лукаво улыбнулся, демонстрируя темному коту свои клыки, затем слегка опустил морду и поднял брови, как бы интересуясь, серьезно ли это было сказано. Вьюговей не удивлялся ни дрожащему голосу, ни какой-то странности в поведении Пересмешника, когда мимо прошел Журавль. Палевый прекрасно понимал, что в этом поведении нет ничего такого, но подумать же можно что угодно!
- Жаль. А я хотел предложить тебе прогуляться как-нибудь вечерком. Ну, там, поискать травы для Ветрогона, а затем проведать Штормогрива. Но, раз уж ты так не заинтересован в котах, - Вьюговей умеет не только страдать, но и обмениваться дружелюбными колкостями. Даже если они порой и бывают односторонними. Но ситуация была до такой степени комична, что палевый не мог не сделать подобного выпада в сторону Пересмешника.
- Эй, Кулик, - как здорово, что поляна Ветра со временем стала наполняться хорошими знакомыми. Вьюговей мог отвлечься на кого угодно, тем самым откинуть хмурые мысли относительно огненного брата, лежащего сейчас там, в палатке целителя, в одиночестве... Нет. Он с отцом, явно идет на поправку. Вот прямо сейчас может быть выскользнет яркой вспышкой, подлетит к Вьюговею и захватит вновь в водоворот приключений, которых молодому воину не хватало.
Только, чтобы без собак.
Горделиво распушившись, Вьюговей скользнул тенью к скромной ученице, осторожно обошел её сбоку, предстал перед глазами и, не снимая той самой лукавой улыбки, выдохнул:
- Привет.
А дальше слова встали поперек горла. Кулик явно была чем-то взволнована, если не расстроена. Вьюговей, конечно, был слеп, что не видел дальше своего носа, но не настолько и не сегодня. Прочувствовав настоящую боль и жгучее волнение за Штормогрива, он ощущал и чужие эмоции также четко, как свои. Вот только не мог понять их подлинность. Да и, мало ли, сам себе надумал, представляя, что все должны переживать за Штормогрива.
«Он же такой яркий, как не переживать за его поблекшую шерсть?»
- Как дела? – поинтересовался палевый, отвлекаясь от проблем, которые в подсознании Вьюговея почему-то предстали огромной беззубой собакой, старающейся ухватить палевого за голову, но вместо этого лишь прошедшейся языком по затылку, выскребая последние яркие мысли из головы кота.
Впрочем, можно же улыбаться наигранно? Главное, чтобы чувствовалась искренность, да?

+3

136

Жизнь - сплошная игра. Сначала, когда Звездолет был котенком, она была чем-то вроде примитивного шпионского симулятора, в котором он раз за разом перепроходил начальные миссии, временами где-то застревая или попадаясь на своих вылазках из лагеря. Конечно, постепенно Полетик становился все более успешным игроком, который к концу ученичества мог с гордостью сказать, что оставил свой первый симулятор за плечами. Когда ветрякам пришлось жить на пастбище, началась игра в жанре выживания, правда, в ней не было щадящего режима, котов сразу забросили в "хардкор", без подсказок и дополнительных жизней. Но, как известно, чем более сложный уровень ты проходишь, тем больше опыта получаешь и, преодолев это испытание, Звездолет значительно "прокачал" свою собранность и ответственность. После этого жизнь неожиданно крутанулась так, что стала стратегией: держи племя, Звездолет, управляй. И никто при этом не проводил никакого обучения, даже инструкцию прочитать не дали. Глашатаем черный побыть практически не успел, Звездное племя тут же предоставило ему честь получить Дар Девяти Жизней. Сейчас ветряк уже немного пообтесался, быстро адаптировался к своей должности, и в скором времени ему придется посетить свой первый Совет в качестве предводителя. Волнуется ли Звездолет? Скорее нет. Он довольно уверен в себе и предпочитает действовать по ситуации, главное: не опозориться своими дурацкими шутками, а все остальное уже приложится. А еще черный знает, что соплеменники ждут от него нового глашатая. Он не привык подолгу над чем-то задумываться, он из тех, кто быстро принимает решения и после этого уже не изменяет им, поэтому в голове давно сидят имена самых достойных, но объявлять от этом Звездолет не спешит.

Сейчас, когда границы отпатрулированы, а остальная часть племени занимается лагерными делами, у предводителя нет практически никаких неотложных дел. Вообще, когда ты глашатай, ты можешь хотя бы патрули возглавлять, а здесь почти всегда находишься в лагере в постоянной рутине. Нет, конечно, Звездолету нравится ходить с гордым видом и решать мелкие вопросы, но горящий в душе огонек все время гонит куда-то, где кипит настоящая жизнь. Хотя в лагере Ветра в последнее время тоже не все так спокойно, как кажется. Решив, что нужно бы зайти в целительскую, чтобы проверить, в порядке ли Штормогрив и окончательно разобраться с дерзкой одиночкой Мегерой, Звездолет потянул передние лапы и летящей походкой направился к центру поляны, но остановился, когда из детской выползла рыжая малышка. Сощурившись и мягко улыбнувшись, предводитель наблюдал за тем, как кошечка забавно нападает на Пересмешника. Черный никогда особо не любил возиться с котятами, но их любознательность и интерес к жизни, близкие самому Звездолету, всегда умиляли.

- Пересмешник, тем, кто по кошкам, придется дождаться, пока они вырастут, а то взрослых у нас и без тебя не хватает. Как видишь, одна тебе уже проявляет знаки внимания, - фыркнул предводитель, намекая на то, что воитель слишком громко выпалил свое "я по кошкам". - Хороший прыжок, Воробьишка.

Прошествовав мимо временного собеседника, который уже смущенно стоял в одиночестве, Звездолет дружески подмигнул ему, мол: "это было в хорошем смысле". Уже через секунду черный протискивался в палатку целителя.

------> палатка целителя

+3

137

- Палатка целителя

Бегство из укромной обители Ветрогона было сродни пробуждению после реалистичного кошмара: не чувствуя под собой лап, Льняноглазка едва ли не вывалилась из кустов утёсника, оцарапав бока о жёсткие ветви. Чувства обострились до предела, искажая местность и превращая простые формы в неестественно мутное, клубящееся марево. Блики сияющего солнца мгновенно ослепили её, а шелест травы превратился в настоящий рёв раненого Чудовища Двуногих, сотрясая всё на многие лисьи хвосты вокруг. Льняноглазке показалось, что такой грохот не мог остаться незамеченным, и что мирно обедающие на поляне соплеменники тоже слышат его, но отчего-то отводят взгляд и делают вид, будто ничего не происходит.
«Он знает».
«Ты во всём виновата!»
«Беги!»
«Ибис тоже узнает».
«Беги! Беги!»

Всхлипнув от ужаса, молодая воительница метнулась куда-то в сторону и едва не налетела на Звездолёта, чёрной тенью – страшной, зловеще контрастирующей на фоне ясного небосклона, - преградившей ей путь.
- Прости, - выдохнула Льняноглазка, немного приходя в себя и вяло пытаясь сфокусировать ускользающий взгляд на ярко-жёлтых глазах предводителя. К тому моменту, как ей это удалось, Звездолёт уже удалился, оставив свою соплеменницу потерянно смотреть ему вслед.
«Штормогрив знает!»
Льняноглазка задрожала.
«Беги!»
«Это опасно!»
«Ты должна бежать, Льня-но-глаз-ка!»
«Беги! Беги!»
- бесновались приглушённые голоса в голове, заставляя короткую кремовую шерсть болезненно ерошиться, а сердце стучать во стократ сильнее и чаще, захлёбываясь собственной кровью, и едва ли не лопаться от натуги.
- Да, бежать, - прошептала она, нерешительно разворачиваясь в сторону выхода из лагеря и делая первый шаг. Первый шаг на пути к свободе. Прижав тёмно-бурые уши, как будто это могло уберечь её от случайного оклика соплеменника, Льняноглазка стиснула зубы, прикусила кончик языка и двинулась вперёд, стараясь уберечь себя от панических атак, сокрушительными волнами обрушивающихся на хлипкий плот её здравомыслия.
- Ещё не поздно вернуться и оставить всё как есть, - жалобно, просяще, будто уговаривая саму себя, проскулила молодая воительница, осторожно отодвигая лапой преграждающие путь заросли вереска и чистотела. Колючая ветвь чертополоха гибко разогнулась и неожиданно хлестнула её по щеке, заставив бело-бурую кошку зажмуриться и лихорадочно затрясти головой. Как будто это могло помочь заглушить навязчивый шёпот.
«Нет, мышеголовая!»
«Беги! Беги! Беги!»
«Льняноглазка».
«Уходи».

- Да… Я уйду. – Закрыв глаза и безмолвно оскалившись, молодая воительница – ныне одиночка -  решительно взмахнула хвостом и бросилась прочь.
Прочь от пресыщенной жизни рядовой воительницы.
Прочь от постылой жизни нелюбимой кошки.
Прочь от Ибиса.
Прочь от самой себя.
«Прочь».

- Каменистая равнина

Отредактировано Льняноглазка (2017-09-05 19:01:24)

+6

138

Черная кошка тихо и мирно лежала около воительской палатки и как всегда недовольным взглядом осматривала соплеменников. За последние несколько дней слишком много случилось событий, слишком быстро стало проходить время. Сумеречница не успевала луны считать, как одна сменяла другую и так далее. Того и гляди, скоро молодая воительница станет старшей, а там и до палатки старейшин недалеко. Тяжело вздохнув и закатив глаза, Сумеречница думала о том, как же скоротечны дни и при этом до тошноты скучны... Сон, пробуждение, охота, проверка границ, опять охота и сон. И снова по кругу. Молодой кошке не хватало приключений, общения и просто жизни для себя, а не на благо племени. Не то, чтобы Сумеречница не любила племя ветра, напротив, она обожала и уважала его всем сердцем, но кошка была бы не против уйти за границы и узнать, что там творится, что там ее ждет?
Краем глаза Сумеречница приметила соплеменницу, которая вырвалась из палатки целителя. Кошка чуть ли не снесла нового предводителя, а после растерянно извинилась. Что-то с Льняноглазкой не так. Сумеречница прищурилась и теперь уже полностью повернулась в сторону соплеменницы. Льняноглазка была словно не на своем месте, и это немного удивило Сумеречницу. Все действия соплеменницы ввели в ступор черную кошку, но интерес заставил подняться и направиться в сторону воительницы.
Что-то она такое творит?
Сумеречница сделала вид, что идет к куче с добычей. Черная кошка облизнулась и выбрала лакомый кусочек. Льняноглазка в это время метнулась в сторону выхода из лагеря и, немного поразмыслив над чем-то своим, скрылась из виду. Это было крайне странное поведение, но оставлять это просто так Сумеречница не решилась. Обязательно надо проследить за соплеменницей и узнать тайну ее нервишек. Положив мышку обратно в кучу с добычей, черная воительница бросилась к выходу из лагеря следом за Льняноглазкой. Главное не попадаться ей на глаза.
Вот и приключение, которого тебе так не хватало.
Перед тем как нырнуть в заросли вереска мрачновато подумала Сумеречница.

Каменистая равнина

+2

139

— Жаль. А я хотел предложить тебе прогуляться как-нибудь вечерком. Ну, там, поискать травы для Ветрогона, а затем проведать Штормогрива. Но, раз уж ты так не заинтересован в котах, — Пересмешник невольно страдальчески зажмурился, представив прогулку с Вьюговеем. Подобное зрелище на удивление ощутимо проветрило его никудышную голову, и спустя какое-то время чёрный воитель уже достаточно сносно соображал и отдавал отчёт в происходящем.
— Спасибо за понимание, — пробормотал кот, оглядывая себя. Только сейчас он пришёл к выводу, что выглядел так, словно жил в зарослях вереска несколько лун. В буквальном смысле. Не вылезая из них. Пришлось торопливо отряхиваться, после чего общий внешний вид перешёл в разряд «удовлетворительно». Занятый собственным туалетом, Пересмешник до последнего был уверен, что ему лишь кажется шевеление рядом с длинным хвостом. Казалось, когда что-то налегло на него. Но когда он ощутил слабое, но внезапное касание крошечных зубов... — Что за... Ай! — вздрогнул чёрный воитель, каким-то чудом не подлетевший в воздух от того, что был так застигнут врасплох. Обернувшись, он набрал в лёгкие побольше воздуха, чтобы посоветовать обидчику катиться к Звездоцапу, но обнаружил на своём хвосте умилительный рыжий комок меха. Застыв, чёрный воитель с нескрываемым интересом начал разглядывать пришельца, вернее, пришелицу. Разумеется, он знал о наличии в детской новых гостей с чужих земель, но не более. Возраст и чрезвычайно плотный график не позволяли ему заострять своё внимание на таких, казалось бы, пустяках.
— Пересмешник, тем, кто по кошкам, придется дождаться, пока они вырастут, а то взрослых у нас и без тебя не хватает. Как видишь, одна тебе уже проявляет знаки внимания, — услышав голос предводителя, Пересмешник выпрямился и встретил Звездолёта собственной персоной. Приложив усилия для цивильного уважительного кивка, воитель тяжеловато вздохнул, но не удержался от ухмылки. — Хороший прыжок, Воробьишка.
Пересмешник проводил взглядом уходящего предводителя и вновь вернулся мыслями к умилительному рыжему котёнку. Ложась на прогретую землю, чёрный кот почти прислонился подбородком к земле, силясь наклонить голову и перехватить взгляд малышки.
— Воробьишка, значит?.. — негромко и скорее в ответ на собственные мысли спросил Пересмешник, разглядывая большие и истинно детские глаза чудесного зелёного оттенка с пляшущими в них золотистыми искрами. — ...что же, будем знакомы. Только не кусайся. — интересно, в каком возрасте котята начинали всё понимать? Он определённо не знал этого. Не довелось.

Отредактировано Пересмешник (2017-09-06 19:17:00)

+2

140

...- Эй, Кулик, - она вздрогнула, обнаружив, что уже с минуту сидит в оцепенении, не понимая, что видит перед собой; знакомый голос заставил её повернуть голову – чуточку резковато, чересчур нервно, будто она пряталась в укромном месте, а её нашли; наверное, она и правда пыталась спрятаться -  как всегда, за простыми ощущениями:  усталостью, касаниями ветра, слегка ерошащего шерсть, колючей травинкой, вцепившейся в подушечку лапы не хуже термита. Это был неплохой обманный приём; позади этих мелочей терялась тревога, и страх становился похож на приглушённое гудение чужих голосов на главной поляне: ты его чувствуешь, но будто не замечаешь. По крайней мере, какое-то время.
- Привет. - перед ней облаком светлого меха вырос Вьюговей; она ощутила внезапное облегчение, увидев лёгкое лукавство в его улыбке – такое знакомое выражение, что страх внутри даже немного смягчил колющую хватку.
- Привет, - она тепло улыбнулась в ответ, но уже через мгновение в улыбке проглянула болезненность – ей стало неловко за то, с какой лёгкостью она ухватилась за возможность убежать от страха, просто глядя на него – когда ему самому сейчас наверняка было невообразимо страшней, чем ей. За лёгкостью движений и будничностью тона такое не спрячешь – разве только не каждый захочет это разглядеть. Скорей предпочтут, как вот она сейчас, повестись на поверхностную игру, подхватить интонацию самой простой беседы…
Она невольно отвела глаза и тут же вновь устыдилась – теперь выходит, будто она хочет его оттолкнуть?..
- Как дела? – Кулик припомнила сегодняшнюю тренировку, но вместо неё перед глазами мелькнул смутный комок из смеси событий вчерашнего дня и сегодняшних беспокойных сновидений – загнанных, испуганных, сбивающих дыхание; из неумелой попытки склеить в ответе вместе правду и тот ответ, которому нужно бы сейчас прозвучать, вышла не менее неумелая фраза:
- Довольно… Смутно, - она неуклюже усмехнулась, поскребя лапой землю, - Всё охотятся на кроликов, а на меня, как всегда, ветер… Да и на тренировке сосредоточиться не выходит толком. Такое чувство в последние дни, будто всё вокруг вот-вот сорвётся и улетит неизвестно куда.
Ей подумалось вдруг, что, быть может, расслабиться и подыграть его лёгкости, позабыв о собственном страхе, сейчас будет лучше, чем мучительно краснеть и балансировать между одним и другим; потому она пару секунд помялась, стараясь сделать так, чтобы голос прозвучал так же буднично, как и голос Вьюголапа – вышло скверно, и вопрос вышел чуточку более обеспокоенным, чем хотелось бы:
- Как ты?..

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна