cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
БЕРКУТ
активный боец
ВЫСВЕРК
страдалец
КАМЕНЬ и АНЕМОНА
лучшие кот и кошка
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +17, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна


главная поляна

Сообщений 81 страница 100 из 447

1

http://s5.uploads.ru/JdoSI.png


Лагерь племени Ветра, в отличие от других племен, находится на абсолютно открытом пространстве, и располагается посреди холмистого участка, на месте слабовыраженного подножия меж возвышений вокруг. Самая выразительная часть лагеря – большая каменная глыба, стоит на противоположной от входа части лагеря, совсем вдалеке; с нее предводитель обращается к своему племени, а также в ней таится его палатка. Несмотря на то, что в целом коты племени Ветра предпочитают спать под открытым небом, палатки у них все же есть на случай непогоды или какой-то критической ситуации; все они плотно прилегают к крутому склону вокруг лагеря. По правую сторону от скалы находятся кусты утесника, в которых располагается целительская. Затем, следуя от нее в сторону входа, идет детская и палатка оруженосцев. На параллельной стороне, в небольшом отдалении от главной поляны, близ скалы, в небольшом валежнике располагается палатка старейшин. Ближе к центру левого крыла лагеря находится воительская палатка. Добыча складывается в той же стороне прямо возле входа; так коты сразу могут избавиться от улова, войдя в лагерь. На просторной поляне могут устраиваться коты, чтобы отдохнуть или перекусить.


0

81

- Для этих котят, кажется, день действительно оказался добрым - предки смилостивились.
Весть о их прибытии, должно быть, уже облетела весь лес, не иначе. Кротко кивнув, Простор задумчиво протянул:
- Главное, чтобы были чистыми и здоровыми. Нам и термитов с головой хватает.
Ложное чувство, пробежавшее по спине, чуть выше хвоста, вызвало желание почесаться, но кот сдержался. Его пока что не кусали, но, судя по масштабам напасти, это было всего лишь дело времени. Переночуй он ночку в палатке воителей, и на утро ему будут обеспечены непередаваемые ощущения.
Сощурившись, кот внимательно следил за тем, как все возятся возле котят. Пополнение - это хорошо. Возможно, их позже сделают чьими-то учениками, если, конечно, они смогут здесь выжить.
- Мы многое успели - и боевые начала, и основы патруля. Были у границ с Грозовыми - Ласточка шипела как обычно, за ней такое и на Советах замечено
Воин улыбнулся в усы.
- Может она беременна? Ну или влюбилась в кого?
Шутливо пробасив, кот чуть повёл плечами. Он прекрасно знал эту кошку и её характер. Правда, причин таких выпадов, тоже, увы, как и всё, не ведал - не знал. А впрочем... Это не их дела, может в Грозовом племени другие порядки, поэтому, можно шипеть, например, перед трапезой, ну или же перед отходом ко сну. Метода, знаете ли.
- Что до Колючки - у него есть потенциал, однако очень мало внимания и слишком много эмоций. Но это поправимо.
Полосач внимательно изучил длинноносую морду бывшего ученика, остановившись на глазах. Судя по их выражению, когда тот рассказывал о Колючке, воин уже успел понять что к чему, а так же прикинуть приблизительный план поведения с учеником. Медленно кивнув, Простор рокотнул:
- Все дети, обычно, неугомонны в начале обучения. Это нормально. Правда... В такие моменты нужно особенно держать их в узде, иначе, дав хоть единую поблажку, рискуешь потом все луны мучатся с их своенравием, переросшим из детской шаловливости.
Усмехнувшись, желтоглазый громила вспомнил первые дни Журавля под его началом. Вот уж где был пыл и максимализм. У ребёнка было столько энергии, что, наверное, можно было пытаться повелевать погодой.
- Не бойся его наказывать уже с первых дней, если он будет того заслуживать. Подростковый возраст - самый сложный, так как закладываются определённые принципы в их голове... Твоя задача - вложить туда принципы клана первее его собственных убеждений. Впрочем... Тебе можно это и не объяснять, ведь я за тебя абсолютно спокоен...
По-отечески взглянув на Журавля, кот выпрямился и поднялся на лапы. Подмигнув, завершил.
- ... как и за него, собственно говоря.

+4

82

Начало игры.

Много событий случилось за последние несколько дней. Сумеречница уже запуталась в череде всех происшествий, что свалились на плечи котов племени Ветра. Ей было горько и тяжело прощаться с глашатаем, который отправился в Звёздное племя. Она не могла осознать, что отныне правой лапой Лихозвёзда теперь будет другой кот, а не Белоус. Может быть глашатай всего лишь уснул?
Не каждый день Сумеречница видела мертвецов, поэтому неприятная дрожь прошла по телу, когда она дотронулась своим носиком до ледяного тела глашатая, чтобы попрощаться с ним.
— Доброй охоты... — надо было еще что-то добавить, но отчего так сложно подбирать слова? — Пусть кролики сами прыгают тебе в лапы.
Сумеречница застыла и закрыла глаза. Она поджала лапки под себя и стала проваливаться в беспокойный сон. Кто-то из соплеменников покинули стены лагеря, но Сумеречница решила отдать честь Белоусу. Он преданно и верно служил своему племени, теперь он заслужил навсегда остаться в сердцах котов племени Ветра.
Сколько времени прошло?
Сумеречница вздрогнула, когда громкий голос Лихозвёзда эхом отозвался в ее ушах. Что-то случилось? Черная воительница открыла глаза и осмотрела поляну вокруг себя. Все собирались на шум, и Сумеречница не стала исключением. Она потянулась, ее лапы затекли.
Кошка оставалась поодаль от сборища, но так, чтобы видеть все происходящее. Ее глаза сощурились, когда она увидела два маленьких комка шерсти - котята. В голове сразу всплыла масса вопросов, ведь в племени Ветра не терялись котята, их вообще не было, - тогда, откуда они? Где их мать? Их выкрали? Что котята ночью делали на территории племени Ветра? Их кто-то подкинул?
Сумеречница не знала, как реагировать на малышей. Она стала смотреть на реакцию соплеменников и подстроиться под мнение большинства. Стадное чувство.
Целитель сразу же стал осматривать подкидышей, но Сумеречница не стала задерживать свое внимание на этом. Она наблюдала за воинами. Нарцисса предложила свою помощь, а вот Сизоворонка выступила против. На последнюю её фразу Сумеречница горячо закивала, считая, что одиночки всегда остаются одиночками. Их не изменить. Рожденный бродягой - бродягой и останется.
Но отчего-то сердце бешено стучало. Закон говорит, что котята должны находиться под защитой племен.
— Настоящий воин не должен бросать в беде котёнка... — Сумеречница сделала свой выбор, она решила встать на сторону котят. Возможно эти котята посланники Звёздного племени? Быть может, они принесут величие котам племени Ветра. Им можно не говорить о том, что они рождены не на пустошах - сейчас они несмышленыши, котята и не будут подозревать ничего. Но разве от них не укроются косые взгляды соплеменников?.. На не таких как все всегда искоса смотрят.
Выслушав речь Лихозвёзда, Сумеречница тоже захотела хоть чем-то помочь. Она посмотрела на котят, они такие маленькие, такие беспомощными. Только кот с лисьим сердцем оставил бы их умирать...
— Я тоже буду помогать всем, чем смогу, — сказала Сумеречница. Это было ее долгом, ее обязанностью. Кошка робко подошла к Нарциссе и тихо сказала: — Если тебе будет нужна помощь, то зови меня... — и после тихо отошла, вновь наблюдая за всем со стороны. Целитель как всегда ворчал, но он всего лишь беспокоился о малышах - сейчас им нужна теплая подстилка, любящая мать и сон. Интересно, мягкие ли подстилки в Детской? Воспоминания Сумеречницы о теплых уютных яслях были смутными, она много чего не помнила из своего детства. Может принести перьев для подстилки? Где же Всполох?..

Отредактировано Сумеречница (2017-07-16 14:11:47)

+2

83

Со всего лагеря стягивались коты и кошки, старейшины, королевы, котята. Всем хотелось посмотреть на найденных малышей. Нарцисса сделала шаг ближе, уже не такой робкий. Шепот матери был прекрасно различим среди остальных шептавшихся меж собой соплеменников. Что сказала Сизоворонка? Дочь не допустила фразу родительницы до своих ушей, ей абсолютно не хотелось думать о том, что сказала мать, что та может сделать, что предстоит вынести Нарциссе из-за своего решения. Перед кошкой был только один путь, и в данный момент он казался ей освещен всеми возможными солнцами, а по сторонам от этого пути, словно спустившиеся с небес созвездия, стояли те, кто покинул Нарциссу. Белоус и Перепел были сложены из самых ярких звёзд, и взглядом выказывали ей благословение. Воительница моргнула, и всплывшая в мыслях фантазия испарилась.

Нарцисса приняла у предводителя котёнка, тот был крошечным, хрупким мальчишкой. Его свалявшийся рыжий мех шёл волнами, глазки были желтыми, а белые усы торчали во все стороны. Лихозвёзд хлёстко держал ответ за котят перед матерью Нарциссы и пред всем племенем. Кошечка слушала исполина лишь краем уха: она была всецело очарована рыжим котёнком, который кашлянул и принялся часто-часто моргать. Вероятнее всего, малыш пытался осознать сколько же вокруг него незнакомцев. Нарцисса медленно наклонилась и понюхала малыша, но кроме запаха страха ничего не различила. Однако определённо, кошечка в ту же секунду испытала необъяснимую симпатию к малышу. Котёнок неуклюже поднялся и засеменил к сестре, которую оберегал Вереск. Нарцисса проследила за малышом, что занял оборонительную позицию возле своей единственной (пока) родной души, а затем подняла взгляд на Вереска. Что-то изо всех сил сталкивало их мордой к морде, и эти непонятные стечения обстоятельств несколько смущали Нарциссу. Кошка заглянула в глаза воителя и поняла что в этой точке сошлось прошлое, настоящее, и будущее. Всё встало на свои места сию же секунду.

Я помогу Нарциссе. – Хрипловато отозвался Вереск, прервав зрительный контакт. Нарцисса моргнула, обернувшись на предводителя, а затем обратилась к Ветрогону.

Ты уверена? Тебе придётся на четыре-пять лун запереть себя в детской. – В льдисто-синих глазах кота читалась обеспокоенность. Нарцисса прекрасно понимала всю суть такого своевременного вопроса. В самом деле, на него она давным-давно припасла ответ.

Ветрогон, я уверена в своём желании, и оно не изменится с течением времени. – Тон Нарциссы изменился в мгновение, и в нём исчезли те приторно-сладкие нотки, те неуверенные звуки, что так холила и лелеяла в кошечке Сизоворонка.

Нарцисса упрямо уставилась в глаза целителя. Находясь в изгнании, племени требовались волонтёры для помощи старейшинам и королевам. Нарцисса успевала быть в двух местах одновременно: выслушав старейшин и поменяв им подстилки, она тут же неслась в ясли со свежей добычей для королев, и развлекала котят, если их матери покидали детскую для собственных нужд. Стоило признать, что Нарцисса не стала выдающейся воительницей: её обучение не было доведено до конца. Равно как и не стала кошка виртуозной охотницей: ей далеко не каждый раз удавалось перехитрить дичь, и загнать ту в угол, дабы прикончить. Можно было бы бесконечно искать причины ученических неудач, таких как давление матери и сестры, постоянные нужды семьи, Вереск, который часто просто выкрадывал Перепела из под носа кошечки. Сейчас это не имело никакого значения, важен был лишь тот факт, что Нарциссе с успехом удавалось ладить практически со всеми соплеменниками, оказывать помощь до того как о ней попросят, и предугадывать следующие события, дабы оказаться в нужном месте, в нужный момент.

Нарцисса крепко стояла на всех четырёх лапах именно в том месте, где ей суждено было звёздами очутиться именно в этот момент. Наклонившийся к уху молодой воительницы исполин, что дыханием своим едва ли не обжег ей шерстку да кожу, прошептал тихое и уверенное спасибо.

Я справлюсь со всем, если рядом будешь ты. – Выпалила ветряная, не подумав о том, что окружавшие их коты могли воспринять данную фразу несколько фамильярно. Впрочем, о кошечке уже складывалось весьма интересное в глазах соплеменников мнение.

Правда, если ты будешь рядом, если мне будет помогать Вереск, под руководством Ветрогона... Я смогу вообще всё, понимаешь?

Если тебе будет нужна помощь, то зови меня... – Послышалось слева и Нарцисса опустила голову к молодой и хрупкой Сумеречнице. Цисси кивнула, коснувшись плеча кошечки хвостом в знак признательности, и повернулась к котятам, готовая по команде Ветрогона отправиться в ясли.

+5

84

Не успела маленькая кошка даже заметить, как птичку, которую Ветрогон попросил принести для котят, кто-то вытащил из-под передних лапок рыжей и куда-то девал. Ну, вероятнее всего и будет предположить, что это был сам Ветрогон, ведь целитель тотчас же, как только маленькие котики оказались на поляне, погрузился чуть ли не с хвостом своим в их состояние, положение и... Будущее.
Именно последнее волновало и рыжешкурую. Вишнёвка всегда была девочкой доброй и с широким сердцем, которое было готово и помочь, и принять любого, которому было бы необходимо что-то: поддержка, помощь, компания, ну, или как в этом случае, шанс на выживание.
Полосатая старалась поймать взгляд Нарциссы, кошки, которая активнее всех сейчас пыталась решить судьбу малышей, беря всю ответственность за них на себя даже несмотря на то, что это обрекло бы её на проживание в детской на некоторые луны. Но взгляд ей не ловился: Нарцисса была слишком увлечена и неподдельно обеспокоена. Вишнёвка, только недавно покинувшая это место, ещё не могла и предположить, как можно желать туда вернуться.
«Но ведь как так можно?..» Маленькая полосатая, убедившись, что Нарцисса её сейчас не заметит, начала переглядывать других взрослых по очереди, но все они были заняты малышами. Только одна кошка, от которой оно было и ожидаемо, огласила свой негатив в адрес находки.
Желтоглазая шустро, но аккуратно, чтобы не попасть взрослым котам под лапы, пролезла к Сизоворонке.
- Си.., - сходу обратилась кошка, но замявшись от небольшого хаоса, а не от растерянности, запнулась, - Сизоровонка-а... Аккуратно глядя на кошку снизу вверх, Вишнёвка обратилась к ней довольно осторожно, потому что забыть о жёстком нраве этой воительницы было тяжело. Но слишком терзало кошечку непонимание и интерес, чтобы она воздержалась. А потому, что только Сизоворонка открыто высказала своё мнение, что этим котятам тут не было места, Вишнёвка решила, что именно эта голубоглазая лучше других сможет объяснить ей всё.
- А почему их сюда принесли? Непонимание виднелось очень заметно на рыжей морде, и слова были её аккуратны, так как Вишнёвка слабо понимала, что именно ей делать и какое поведение сейчас будет приветствоваться. А, так как никакого сожаления она в себе ещё не смогла отыскать, то и не стеснялась своего недовольства... Недовольства непониманием.
- Если их нашли где-то, то зачем себе брать? Они же не наши! Правило, которое родители объясняли кошке об игрушках, не совсем корректно отразилось в её голове, и сейчас она применяла его касательно чужих котят. Чужое, говорили всегда Вишнёвке, никогда нельзя трогать без разрешения или куда-то уносить. Тогда почему Лихозвёзд взял чужих котят и принёс сюда? Вкрадчиво, не желая, чтобы негатив Сизоворонки вылился в их потенциальный разговор, полосатая стояла чуть поодаль, но крайне внимательно ждала от неё объяснений. Ведь, если на занятиях оруженосцев учат, как вести себя с найдёнышами, то этого они ещё не проходили.

+4

85

Сизоворонка знала сущность бродяг лучше, чем кто бы то ни было из племени Ветра. Она верила в это. Сизоворонка собственными глазами видела лицемерие и ложь в натуре жалких грязнокровок. Она сломала себя, чтобы стать тем, кем являлась. Воительницей. Нещадной, яростной и опасной. Сизоворонка закалила собственное сердце, заковала его в цепи и путы терновника. Она, казалось, была способна прожечь взглядом то место, где находились найдёныши. Брошенные посреди пустоши, замёрзшие и напуганные. Их мать исчезла, оставив свой выводок на съедение жестокому миру. Соплеменники верили в то, что Звёздное племя подарило их взамен двух ветряных воителей – Перепела и Белоуса. Сизоворонка не разделяла их точки зрения.

"Двое чужих взамен чистокровных юношей, отдавших свои жизни на благо племени. Смех да и только! Этим котятам было предназначено умереть, а Лихозвёзд и Вереск вмешались в судьбу. Однако же... Пушечное мясо существовало всегда."

Казалось, что Сизоворонка примирилась с появлением котят. Только казалось. Ответ рыжего лидера заставил серебристую воительницу негодовать. Сизоворонка не могла пропустить оскорбление мимо ушей, но и выступать против Лихозвёзда было бы неразумно. Умерив рвущуюся наружу злобу, Сизоворонка презрительно усмехнулась и со всей ледяной ненавистью, на которую была способна, бросила лишь одну саркастичную фразу:

Как пожелаешь, мой предводитель.

Нарцисса — вот, кого увидела Сизоворонка сразу же после того, как воительницу отчитали при всех, словно оруженосца. С раздражением она проводила взглядом свою дочь. Что ж, пускай попробует, каково общество грязнокровок на собственной шкуре, пусть слепо следует за Лихозвёздом. К Нарциссе придёт понимание — мама права, — и Сизоворонка готова ждать.

Серебристая услышала зов — тонкий, чуть дрожащий голосок юницы. Отвлёкшись от лицезрения дочери, Сизоворонка встретилась с блестящими глазами Вишнёвки.

А почему их сюда принесли? - спрашивала рыжая ученица, и Сизоворонка почувствовала искру надежды — возможно, эта маленькая кошечка могла бы однажды стать её союзницей. Но внезапно огонёк, мелькнувший в голубых глазах воительницы, исчез, отогнанный, словно назойливая муха. Надежда — глупое чувство.

Если их нашли где-то, то зачем себе брать? Они же не наши!

Вишнёвка, ты на пути к пониманию, задавая такие вопросы, — низким голосом без капли тепла или мёда заговорила Сизоворонка. — Закон трактует, что котята — наше главная ценность, будь они рождены в племени или вне его. Десятки поколений котов слепо следуют ему, не задумываясь о чистоте крови, что досталась нам от предков. Представь себе, что останется от нашего былого величия, когда в наши ряды затесаются грязнокровки, коты, рождённые бродягами. У нас в крови племенной образ жизни, наши традиции и способности. Что станется с нами, когда окажется, что среди нас нет ни одного чистокровного кота племени Ветра? Бродяги — это дикари, чужие, стервятники, обгладывающие кости после наших трапез, червь, точащий наше племя изнутри. Они предатели, падальщики, лжецы и лицемеры. Вот, почему любые связи с ними нужно искоренять, вот, почему со смешением крови нужно бороться. Закон давно устарел. Его необходимо переписать, иначе нам всем грозит уничтожение.

Сизоворонка наклонилась к ученице, чтобы только она могла расслышать горячий шёпот воительницы.

Подумай об этом, Вишнёвка, осознай истинную опасность. Лихозвёзд слеп, он приверженец старого устава. Новые времена требуют перемен. Грязнокровкам не место среди нас. Когда мы поймём это, тогда наступит новая эра. Племя Ветра обретёт величие и силу. Мы будем едины, и тогда каждый враг, посмевший на нас ополчиться, будет повержен и опозорен. Вы, молодое поколение, должны чётко это понимать. Именно за вами всё будущее племени.

Отредактировано Сизоворонка (2017-07-27 10:22:32)

+5

86

Не переставая наблюдать за происходящим на поляне, Журавль наслаждался неспешной беседой с бывшим наставником. Прошло то время, когда его слова он ловил буквально с открытым ртом и не скрывал своего уважения - сейчас Журавль стал куда спокойнее и сдержанней, сам немалого добился, по своим меркам, и потому был со старшим воином пусть не на равных, но без слепого обожания. Пятнистому было интересно прислушаться к советам воина, и потому он внимал его словам, периодически скользя взглядом по оставшимся на поляне фигурам.
- Все дети, обычно, неугомонны в начале обучения. Это нормально. Правда... В такие моменты нужно особенно держать их в узде, иначе, дав хоть единую поблажку, рискуешь потом все луны мучатся с их своенравием, переросшим из детской шаловливости.
Кот с усмешкой кивнул, вспоминая себя в юные луны. О, он спуску никому не давал - ленился, балагурил, устраивал шутливые потасовки и всячески нарушал общественное спокойствие, позоря отца и раздражая брата. С возрастом это прошло, пусть и частичка прежнего в пятнистом осталась. Колючка был в чем-то схож, а в словах Простора таился опыт многих лун, и потому кот не сомневался: на деле опробовать совет старшего придется очень и очень скоро. Своенравие - дурная черта, которую искоренить сложнее, чем контролировать. И контролировать ее необходимо не только наставнику, но в первую очередь самому обладателю подобного характера. Этому нужно методично учить, если придется - вдалбливать лапами в тугодумную голову, лишь бы не пропустить черты невозврата. И допускать Колючку до подобного кот не спешил.
Следующие слова наставника вызвали теплую, доброжелательную улыбку, так не похожу на обычную ухмылку Журавля. Эх, Простор - и себя похвалил, и своего бывшего ученика, да не зря. Приятно было осознавать, что столь уважаемый и мудрый кот видит в тебе толк и доверяет.
- И все же я не премину обратиться к тебе за советом, если что-то пойдет не так, - негромко проурчал кот, пока не торопясь покидать главную поляну. Брата все еще не было видно, а наблюдения за соплеменниками успокаивали, настраивали на нужный, спокойный лад. Кивнув на прощание бывшему наставнику, - тот поднялся, похоже, собираясь идти спать - кот насмешливо взглянул на Сизоворонку, такую же суровую, как обычно. Иногда воительница в твердости своих убеждений напоминала Журавлю брата, однако шоколадный кот не был столь эмоциональным, как старшая. Ее порывы у ушастого не вызывали ничего, кроме сочувствия - тяжело жить, когда не справляешься с собственными чувствами и головой. И когда строишь себе столько ненужных стенок вокруг, не умея смотреть на мир шире.
- Вишнёвка, этих котят принесли сюда, потому что их жизням грозила опасность - и они получили шанс на будущее. Это тебе, как и всем нам, повезло родиться в племени - а этим малышам никто не дал даже выбора, на который они имели право. Они вырастут в племени и сделают свой выбор, как только осознают себя и научатся думать своей головой, не прислушиваясь к особо рьяным окружающим, - подал голос воитель, когда Сизоворонка закончила говорить со своей ученицей. Слов старшей он не слышал, но не сомневался, что та настраивала юницу против сложившейся ситуации. Чего еще можно было ожидать. Последнюю фразу кот специально выделил легкой насмешкой в голосе, намекая на Сизоворонку.
Нельзя сказать, что пятнистый любил нарываться, однако и промолчать, пока совсем юной кошечке забивает разум всякой чепухой старшая, не мог. Одна Сизоворонка в племени уже была, второй такой никому не нужно было. Прекрасно понимая, что его слова вызовут ответную агрессию, Журавль тем не менее был спокоен, как вересковая пустошь в совершенно безветренный день.
- А пока останутся здесь, получив такое же право на жизнь, какое есть у всех нас.

Отредактировано Журавль (2017-07-28 20:27:01)

+2

87

Лихозвёзд недовольно отодвинул уши назад, прислушиваясь к нехорошему шумку на поляне. Он предполагал, что появление нечистокровных котят в племени поведёт за собой недовольства, в частности недовольства от Сизоворонки и её старшей дочери. Сколько Лихозвёзд не старался воспитать в Белладонне терпимость к другим племенам и чужому происхождению, политика её родителей слишком глубоко въелась ей под кожу, она варилась в ней всё её детство. Всё детство ей твердили, что она лучшая, потому что родилась в той семье. Что другим так не повезло. Предыдущий предводитель дал коту Белладонну в ученицы по непонятной причине: было ясно, что их характеры разнятся подобно ночи и дню.

Белладонна горела новыми делами и не желала слушать, отдаваясь свободолюбивому и дерзкому норову. Она была амбициозной, яркой и запоминающейся, пока Нарцисса догорала в её тени. По крайней мере, сейчас мысли предводителя были где-то далеко от угольно-чёрной бывшей ученицы. И Лихозвёзд был искренне счастлив, что Нарцисса пошла характером не в своих старших родственников.
— Им нужны имена, — подал голос Вереск, а кот активно закивал на его мысли. Он видел, как жмётся к нему рыженькая девочка и то, как бойко защищает младшую сестру маленький котик, перепуганно топорща усы и шипя. Выгибает бровь дугой, вытянувшись в морде.

— Глянь, какой храбрый, — довольно хмыкнул в усы большущий предводитель, растянув губы в улыбке, — как лев, — скосив глаза на молоденькую кошечку и на требовательного Ветрогона, который уже из шкуры вон выпрыгивал, чтобы отнести котят в детскую и чтобы в итоге остаться наедине со своими травками-муравками, — Львёнок. Его будут звать Львёнок. А мама-Вереск назовёт девочку, она явно к нему прониклась большим доверием, чем ко мне, — Лихозвёзд бегло мазнул пушистым хвостом по голове золотистого котика, пощекотав его по носу, а затем поднялся на лапы и раздвинул широкие плечи.
— Отправляйтесь в Детскую и помогите Нарциссе освоиться, — хмуро отдал приказ молодой предводитель, прежде чем развернуться и бросить через плечо: — мне нужно подождать патруль. Они задерживаются.

И уже мысленно предводитель надеялся, что всё, Звездоцап подери, хорошо. Ещё во время церемонии получения девяти жизней бывший предводитель с рассечённой мордой, растягивая губы в улыбке, просил его любить его план. Любить его всем сердцем. А он всегда будет жить внутри, чтобы подсказать и направить на верный путь. Лихозвёзд глубоко вздохнул, бегло мазнув взглядом по напыщенной Сизоворонке и хмыкнув. Предводитель уже давно чувствует угрозу, которая исходит из этой рьяной защитницы нравов чистокровных котов. Лихозвёзд и сам мог похвастаться особо чистой кровью, однако не так уж и кичился этим. Преданность будущих воителей зависит от их воспитания, от того, насколько они любят племя и на что готовы пойти ради него. Не в чистоте крови и не в её вкусе.

Отойдя ближе к выходу из лагеря, кот тихо присел на примятую желтоватую траву, крепко окольцевав пушистым хвостом лапы, на мгновение приподняв голову к чистому, лишённому облаков небу, вглядываясь в созревающие, как весенние цветы, блестящие звёзды.

+6

88

Вереска немного напрягали зачастившие слова "мама" и "папа". Первый раз он недовольно фыркнул в сторону Ветрогона, а второй раз удивлённо уставился на Лиха. Нет, с чувством юмора у Вереска всё было прекрасно, но кто тут "мамочка" он бы ещё поспорил. Без Лиха-то, Вер вообще мимо озера прочапал бы, не сразу догадавшись о том, кому принадлежит специфичный запах. И не услышал бы, слишком глубоко Вереск был погружён в себя последнее время. Он даже невольно улыбнулся, почувствовав, как спадает с его лица маска, оголяя настоящие эмоции. Впервые за долгое время воитель оказался в такой гуще событий и смог отвлечься от себя и собственных бед. Может вот он, билет в новую жизнь?
Пятнистый внимательно следил за крохой у своих лап, стараясь придумать имя. Кто знает, доведётся ли ему когда-нибудь кого-нибудь ещё разок назвать? Вереск чувствовал тепло и тихую радость. Впрочем, помимо этого, он ощущал на себе тяжёлый взгляд матери. Вереск старался не думать о том, что старая кошка хранит под своей маской тихого наблюдателя. Он не хотел причинить ей боль, но и расстаться с котятами или жить в дали от всего этого - он не мог. Когда всё закончиться, он обязательно подойдёт к ней и расскажет о том, что случилось. О том, как он хоть кого-то да смог спасти...
- Я назову её Воробьишкой...
Он говорил хрипло, но громко, чувствуя как колотиться сердце в груди. Словно он и не Вереск вовсе, а обычный семейный кот, и это и правда его котята. Он поднял взгляд и посмотрел прямо в глаза матери, стараясь всё-таки пробиться и понять, что та чувствует. Услышав корень имени своего отца, она осталась всё такой же спокойной. Тут или всё в порядке или всё совсем плохо, но выбор уже был сделан - имя оглашено.
Вереск повернулся к Нарциссе и, завладев её вниманием, в который раз подавил к себе желание сблизиться с ней. У них теперь чётко деловые-семейные отношения. Вынужденные. Временные. Расслабься, Вереск, она тебя не укусит своими расспросами и пустыми воспоминаниями.
- Помочь тебе или сама дотащишь?- пятнистый выпрямился во весь рост и кивнул в сторону Львёнка. Ему очень не хотелось расставаться с Воробьишкой и было сложно решиться доверить её кому-либо, но... тут уж то ли непонятно откуда взявшееся чувство симпатии сыграло свою роль, то ли в целом отработанная внимательность к привлекательным женским особям...
- Возьми Воробьишку, она как-никак полегче будет.
И всё равно. Я смотрю на неё и вижу маленькую, робкую ученицу Перепела. А что если он флиртовал с ней всерьёз? Она бы на века обосновалась в яслях в роли королевы? Всё это так быстро бы ему наскучило, а юница бы очень быстро выросла... Потом бы сама ходила, проклинала и желала бы ему, этакому гулящему нетопырю, скорейшей смерти.
Не дожидаясь возражений, Вереск подхватил воинственного Львёнка, перед этим напоследок ободряюще лизнув Воробьишку. Он сделал шаг в сторону Нарциссы, приблизился к ней и как бы между прочим, следуя мимо, провёл хвостом по её лопаткам и ниже по спине. Проделав этот невинный жест, Вереск осторожно побрёл в сторону ясель, стараясь сильно не укачивать свою ношу.
Со мной та же песня, что и с Перепелом, но всё же... не смог удержаться.

Отредактировано Вереск (2017-07-30 22:15:18)

+7

89

Не часто рыжешкурая слышала что-либо настолько необычное и провокационное, как то, что говорила ей Сизовронка. Пускай и с этой взрослой кошкой стоять рядом было слегка напряжённо и точно так же непривычно, рыжая ещё не определилась, жалеть ей о своём вопросе или нет. Кажется, голубоглазая то ли бредила, то ли приоткрывала ей завесу над тем, что никто никогда и нигде не озвучивает. Звучало это всё и вправду довольно заоблачно, но, вслушиваясь, полосатая начинала понимать, что Сизоворонка хочет всем этим сказать. От этого только больше серьёзности и задумчивости появлялось на морде, и только сильнее становилось всё непонятно.
- Тогда как.., - перебарывая холодок, лившейся на неё из взгляда Сизоворонки, продолжила расспрос рыжая, - Как это может быть нашей главной ценностью и бедой одновременно? Вопреки тому, что Вишнёвке раньше особо не доводилось общаться с этой внушительной воительницей, сейчас она чувствовала, что голубоглазая была только даже довольна в какой-то степени от того, что полосатая обратилась к ней с этим вопросом. Лихозвёзд не дал ей высказать всё то, что слышала сейчас рыжешкурая, и наверняка Сизоворонка не осталась этим довольна.
Молодая кошка продолжала стоять на своём же месте, возле светлошкурой воительницы, и краем глаза отсюда видела, а краем уха - слышала, как двоих найдёнышей уже окрестили племенными именами и даже определили им приёмную мать, место в палатке и обеспечили пропитанием на сегодняшнюю ночь. Но Вишнёвка старалась не отворачиваться на это, а лишь пристально смотрела на сооружение по имени Сизовронка, чей взгляд с наступлением темноты становился только менее дружелюбным, как и вес вид. Впрочем, это не могло исключить все вопросов Вишнёвки.
- Мы ведь тогда должны, как сказано в Законе, помогать всем-всем котятам... Даже из других племён? - полосатая ещё не прониклась выводом и просто повторяла всё так, как поняла, - А потом наша кровь потеряется среди них? «Закон защищает племя. Наше племя - наша кровь, которая у нас тоже особая. Как и племя. И Закон требует, чтобы нуждающиеся котята находили приют в палатках племени.. Закон хочет уничтожить нашу кровь!? Бред...» Выражение морды молодой кошки было очень озадаченным, когда подошёл к ней и к Сизоворонке Журавль. На его слова, которые довольно отличались тоном и контекстом от слов Сизовронки, но и не отрицали их, Вишнёвка только кивнула. Рыжешкурая была невероятно задумчива, когда кое-какое из слов, сказанных со стороны, в которой решали судьбу котят, отвлекло её.
Вишнёвка особо не поняла, как именно расслышала её, ведь всё время только и делала, что перебирала всё сказанное Сизоворонкой, но и не могла себе позволить упустить такую тревожную идею. Патруль... Как сказал Лихозвёзд, какой-то патруль племени задерживается, и Вишнёвка, не сумевшая сходу отпустить серьёзное выражение с мордочки, резко оглянула всех, кто стоял с ней рядом.
Буквально забывая о том, что двое взрослых стояли совсем рядом с ней, и она даже не то, что не попрощалась, а напросто не убедилась, что оба из них закончили свою мысль и головы отпустить Вишнёвку по своим делам, полосатая, размахивая конечностями так широко и быстро, ровно как и неуклюже и нервно, подлетела к Лихозвёзду, так взволновавшему её только что.
При свете первых звёзд, уже ярко ознаменовавших себя на чистом небе, Лихозвёзд казался ещё величавее, чем он был, но и даже как-то моложе. Впрочем, не вид и почтение предводителя сейчас волновало молодую кошечку. Набегу даже стало неловко от такого спешного обращения, но заботой об этом Вишнёвка не славилась.
- Лихозвё-ёзд!.. - рыжая еле не врезалась в предводителя, пока бежала, да и довольно неуклюже, не по-женски затормозила сбоку от кота, - А кто там в патруле был? Сердечко рыжей колотилось очень резво и от волнения, и от быстрого прыжкобега. Взволнованно и ещё отчасти задумчиво Вишнёвка ожидала ответа от предводителя, глядя прямо на его морду, очень высоко поднимавшуюся над ней самой, пока в голове вертелись имена, обладателей которых ещё не было на поляне, но и которые было бы страшнее всего услышать сейчас.

+5

90

-пастбище-

Наверное, новости о том, что патрульные идут, достигли всех присутствующих на порядок раньше, чем на горизонте появились кошачьи фигурки. Этими вестниками были запахи, доносимые ветром до открытой поляны. Запах кошачьей крови. Запах собачьей шерсти. Запах одиночки. Три самых неприятных, режущих и страшных запахах для любого племенного кота. Такие новости не предвещают ничего хорошего.
Следом за запахами возникла сама процессия. И выглядела она печально. Зажатый между Цесаркой и Вьюголапом рыжий оруженосец, он же Штормолап, едва перемещал лапы, но гордо шел на своих ногах при помощи соплеменников. При ближайшем рассмотрении становилось понятно, что именно ему досталось хуже всех  - можно было бы увидеть залатанную травяной кашей рану, прижатую паутной на этом молодом коте. Следом за троицей выступали еще двое. А именно - глава патруля, Летящий, и незнакомая присутствующим кошка.
Цесарка знала, что зазывать Ветрогона с горизонта будет не нужно. Во-первых, их наверняка прекрасно видно и слышно. НВо-вторых, если патрульные останутся незамеченными, то окликнуть племя сможет Летящий - его рот не был занят ни травами, ни загривком ученика. Поэтому кошка шла спокойно, продолжая поддерживать пострадавшего и помогая ему опуститься на землю по прибытии.
Воительница чувствовала себя грязной и уставшей. Слишком уставшей, чтобы продолжать злиться. После всех сегодняшних событий ей больше не хотелось кричать, подгонять всех, перегрызть горло дамочке, которую величать Мигера. Ей хотелось закрыть глаза и пропасть.
Вряд ли Лихтозвезду требовались от нее какие-то речи - для оправданий и пояснений ситуации есть глава патруля. Ей было и самой хотелось знать наверняка, как так произошло. А еще Цесарке было что рассказать рыжему исполину, но ее вести подождут. Цесарка молча встречала взгляды племени и сплюнула пучок одуванчиков на землю:
- Кажется, они были нужны
После чего отошла в сторону, позволяя другим распоряжаться ситуацией. Нужно было дождаться целителя, нужно было узнать мнение предводителя о непрошенной помощнице и ее пребывании на территории. Рассказать, что и она сама находила нарушителей на их землях. Но кошка просто села на землю, прижав уши и бросив после себя хвост.
- Мне только кажется, или уже и в лагере смердит одиночками? - недовольно протянула воительница

+3

91

— Уже должны были вернуться, — задумчиво отведя уши назад, пробасил Лихозвёзд, вглядываясь в очередную вспыхнувшую седую звёздочку. Кот тяжело вздохнул. Но на пастбище же было безопасно: племя Ветра жило в том месте на протяжении долгих лун тоски по дому и никаких опасностей не было! А вдруг что-то случилось? Что-то случилось со Штормолапом и Вьюголапом? И с Койотом, Ибисом и Летящим. Не нравилось это всё Лихозвёзду.

Когда же кот очень глубоко ушёл в свои мысли, то в реальность его выдернула небольшая рыженькая кошечка, которая, подобно скаковому жеребцу, резво затормозила возле предводителя, вздёрнув аккуратную мордочку. Кот удивлённо вперил взгляд в молодую кошечку, которая нетерпеливо смотрела на него во все глаза. Он и сам-то сейчас на мгновение забыл о том, что ждёт здесь патруль.
— Штормолап, — начал перечисление предводитель со своего ученика, — Вьюголап, Ибис, Койот и Летящий, — кот сощурился, близоруко сфокусировав взгляд на одинокой ромашке, тоскливо болтающейся цветочком вниз на тоненьком стебельке.
Кот поднялся на лапы, когда в нос ударил знакомый пряный запах пастбища и... и собаки.

— Звёздное племя, — выругался палевый кот, рывком опираясь на все четыре лапы и делая несколько шагов вперёд, кот буквально выгибает губы в соответствующей недовольной гримасе, выслушивая тихий, но достаточно чёткий, отдающийся эхом в голове предводителя, голос, на что он сморщился и так же недовольно ответил пятнистой кошке:
— Сделай так, чтобы я не выслушивал твой моветон в данный момент, — довольно чётко произнёс Лихозвёзд Цесарке, резвым шагом двинувшись вперёд и на ходу бросив Летящему пару слов.
— Ветрогон в Детской, найди его и приведи сюда. Что произошло? — уже по отношению к остальным членам патруля.
Кот и сам помнил, как смердят собаки. Однако на пастбище уже давно не было собак, последний пёс старого Двуногого сдох две луны тому назад. Неужели... неужели пастбище теперь для племени Ветра закрыто?

— Штормолап, — щёлкнув перед носом рыжего оруженосца хвостом, кот тут же занял позицию Цесарки, подпирая ученика с другой стороны, — сейчас придёт Ветрогон и поможет. Вьюголап? — окликнув светленького братца-кролика, кот внимательно посмотрел ему в глаза, дёрнув хвостом и позволяя Штормолапу навалиться на свой бок, — рассказывай быстро и чётко.
Мегеру кот заприметил давно. И даже узнал в ней ту очаровательную Рыжую, с которой они пили молоко. Однако вот племени об этом знать не обязательно. Запах одиночек впивался Лихозвёзду под кожу, загривок моментально стал дыбом, а сам предводитель дёрнул кончиком хвоста.
— И, может быть, кто-нибудь мне объяснит, какого Звездоцапа вы привели её в лагерь? Где Ибис и Койот?

+4

92

---> Пастбище

Чем ближе их отряд подходил к лагерю, тем труднее становилось идти. Штормолап кое-как переставлял лапы, но не скрывал, что силы подходят к концу. Его бредовая болтовня стала тише, и он без стеснения наваливался то на Вьюголапа, то на Цесарку. Причем Вьюголап, который подпирал его израненный бок, снова начал пачкаться кровью, подтекающей из-под повязки. Естественно, рана не могла просто взять и перестать кровоточить, учитывая то, как неуклюже и резко шагал кот. А иначе у него и не получалось.
Когда его втащили в лагерь и появилась возможность остановиться, Штормолап благодарно выдохнул. Цесарка отошла, и он покачнулся, едва не упав. Забыл уже, что стоит не сам, а благодаря верным товарищам. Тут же место Цесарки занял тёплый, пушистый бок Лихозвёзда. Штормолап устало вздохнул, услышав голос наставника, и позволил себе навалиться на его бок, зная, что для Лихозвёзда выдержать вес своего ученика - не проблема. Он хотел было даже вздремнуть, но услышал, как Лихозвёзд просит Вьюголапа рассказать о произошедшем.
- Можно я тоже расскажу? - сипло вклинился он, мимоходом оглядываясь и силясь различить на поляне знакомые морды. "Кажется, Вишнёвка, Сизоворонка..."
Сердце гулко застучало. Он почему-то не видел Льняноглазку за спинами других соплеменников. "А ведь она могла бы..." - Штормолап забыл как дышать, представив Льняноглазку, касающуюся носом его щеки. Но мечтательная дымка перед глазами быстро рассеялась, когда оруженосец вспомнил, что хочет и сам рассказать наставнику обо всём, что произошло на пастбище. 
- Лихозвёзд, мы просто собирали одуванчики, - начал он. Его хвост коснулся бока Вьюголапа. - Расскажи Лихозвёзду, если я что забуду. Штормолап потряс головой, пытаясь выбить из неё лихорадку, и продолжил:
- Собирали... одуванчики. А потом появилась собака. Просто подошла откуда-то. Большая, шерстистая. Я предложил Летящему бежать, ведь пустоши - наш дом, какая-то игрушка двуногих не ровня нам в беге. Прости, Лихозвёзд, теперь я понимаю, что этот план был глуп. Можно сколько угодно бегать от собаки, но куда бы мы побежали? Уж точно не к лагерю. В итоге собака взяла бы нас измором и убила. Летящий решил поступить иначе. Он приказал патрулю медленно отходить от собаки. Я пошёл рядом с Вьюголапом. Старался не смотреть в глаза зверю, - Штормолап вдохнул побольше воздуха и зажмурился от резкой боли в боку.
- Мне казалось, мы почти ушли от неё, когда собака вдруг оказалась совсем рядом. Я моргнуть не успел, как она схватила меня за бок и начала рвать и трясти во все стороны.

Оруженосец неловко показал лапой на свой кровоточащий бок, случайно задев когтями повязку и надорвав её. Удивленно посмотрев на обнажившуюся рану, Штормолап вновь потряс головой, не веря во всю эту боль и кровь, и поднял взгляд на Лихозвёзда.
- Наши патрульные тут же приняли бой. Пока я висел в пасти собаки, они окружили её и рвали. Потом собака выпустила меня и я вцепился в её ухо. К счастью, она вскоре испугалась наших когтей и зубов, нанесших ей раны, и сбежала. А Ибис с Койотом... - оруженосец туманно поглядел на Вьюголапа, пытаясь вспомнить, что же случилось с двумя воинами.
- А, они ушли, - Штормолап утвердительно, насколько мог, кивнул. - Даже слова прощального не сказали. Не знаю, где они сейчас. Хотя... нет. Койот сказал... нам. Э-э... - взгляд рыжего кота чуть приподнялся. -... не скучать. Без него. И мы пытались не скучать. А потом пришла она... вот эта кошка с глазами, и она... помогла нам не скучать.
Оруженосец опустился на землю из-за ослабших лап и осторожно прилёг, неуклюже пытаясь поджать их под себя. В голове всё смешивалось. Он сам не понял, что немного переврал информацию. Когда Мегера пришла, Койот всё ещё находился рядом с отрядом. Но Вьюголап обязательно подправит слова своего бредящего брата, верно? И, наверное, извинится перед предводителем за то, что тот вместо краткого отчета получил полноценный рассказ ушибленного? Да, быть братом Штормолапа иногда нелегко.
- Лихозвёзд, - туманно позвал Штормолап. - Я так не хотел умирать... - он шмыгнул разбитым носом. - Я хотел стать твоим глашатаем. И быть как Ветрогон... когда-то. А теперь для меня всё кончено, да? Ты же посвятишь меня в воины перед смертью? Я так не хочу умирать оруженосцем. Даже оруженосцем такого замечательного наставника, как ты. А ещё мне нужно, чтобы кто-то... позаботился о Вереске.
Штормолап грустно посмотрел на Лихозвёзда, а затем на Вьюголапа. Брат исчезал, рассеиваясь в гуще соплеменников, но оруженосец упорно выдергивал его образ из других. Пытался не поддаваться сонной дрёме.
Его сердце полыхало. Он всё оглядывался, пытался напоследок увидеть мягкие ушки Льняноглазки. Она бы пришла, коснулась его головы прохладной лапой, и Штормолап смог бы спокойно уснуть. Не умереть, а просто уснуть. Прямо здесь. Почему-то, в момент усталости от кровопотери в его голову лезли только две мысли. О смерти и о Льняноглазке. Они переплетались, гладкую шубку Льняноглазки укрывал узор из блестящих звёзд. Штормолап тяжело дышал, пытаясь справиться с этим кошмаром наяву. Помогала только шерсть Вьюголапа у бока. Он чувствовал, что брат рядом, поэтому изо всех сил пытался сохранять сознание ясным, чтобы не пасть перед палевым котиком. Вьюголап должен знать и верить в то, что у него сильный брат. Который даже смерть встретит лицом к лицу.

Отредактировано Штормолап (2017-08-01 22:34:59)

+12

93

Льняноглазка так увлеклась пространным и бессмысленным созерцанием курчавых облаков, что шум и суматоху на главной поляне заметила не сразу. Встрепенувшись, она прищуренными глазами с тревогой посмотрела на вход в лагерь, где один за другим появлялись патрульные. Раненые. Их голоса слились с раскатистым басом Лихозвёзда в неразборчивый беспокойный шум, или это у неё вдруг заложило уши? Она не заметила гладкой каштановой шерсти Ибиса среди остальных.
Запахло кровью. Кто-то произнёс слово «собака».
«Нет-нет-нет-нет!..»
Белее полотна Льняноглазка бросилась в толпу, рывками протискиваясь между соплеменниками, отталкивая зазевавшихся и просто неудачно загородивших ей обзор, небрежно отираясь короткой шерстью о пёстрые бока котов племени Ветра. Чужое недовольное шипение и укоряющие взгляды не были ей помехой – молодая воительница была слепа: весь разум густым туманом, страшным, как в день пожара, таким же плотным, удушающим затмила всего одна мысль – там может быть Ибис. Живой или мёртвый, но она должна узнать, увидеть собственными глазами. Упрямо стиснув зубы, чтобы не заскулить от ужаса, Льняноглазка преодолела последнее препятствие и выбилась в первые ряды. На мгновение задохнувшись от неожиданно открывшегося вида, она замерла, потерянно глядя на глубокие раны, уродливым рисунком расчертившие пламенно-рыжую шерсть. Не каштановую.
«Штормолап… - растерянно подумала Льнягоглазка, чувствуя, как плотно сжатые губы начинают мелко дрожать от пережитого кошмара, который неожиданно – прямо в эту самую минуту – закончился, так и не успев заживо испепелить её. - А где же?..» - кошка медленно отвела глаза от пострадавшего оруженосца и обвела глазами собравшихся котов, жадно выискивая среди них одну-единственную фигуру, которую не смогла найти ранее. Из-за которой только что умерла тысячей смертей.
Но его не было, и молодая воительница, напряжённо всматриваясь в хмурые морды потрёпанных патрульных, искала и не находила в их усталых чертах той страшной маски скорби, что означала неминуемый конец и ей самой.
«Живой, - подсказало сердце, и волна невыносимого облегчения обрушилась на Льняноглазку, заставила пошатнуться на лапах и слегка сощурить неприятно защипавшие сухие глаза. – Живой», - вновь повторила она про себя, до конца не понимая, что беда обошла её стороной, что она не потеряла Ибиса, что он здесь, на этом свете, пусть и не с ней. Сейчас это было неважно.
Шумно выдохнув, расправляя плечи, молодая воительница задрала мордочку к темнеющему небу и бледно улыбнулась одними губами, ещё не веря, что всё обошлось.
«Спасибо», - мысленно поблагодарила она предков за то, что уберегли её избранника от страшной участи. Ибис никогда не щадил себя, всегда готовый с честью отдать свою жизнь за племя, если это потребуется; Льняноглазка же не могла сберечь его, потому что он бы ей не позволил – каштановый кот не нуждался ни в ней, ни в её поддержке. Это истязало её, но сейчас, почти заглянув в самые глаза смерти, бело-бурая кошка смирилась: пусть так. Лишь бы с ним всё было хорошо.
Опустив покрасневшие, но искрящиеся счастьем глаза, Льняноглазка не сразу заметила на себе изучающий взгляд Штормолапа. Вздрогнув и нервно прижав уши к затылку, молодая воительница застыла, не сумев до конца стереть с мордочки неуместное облегчение.
«Он едва жив, а я… Что я делаю, мышеголовая?» - с отвращением к себе подумала бело-бурая кошка, виновато опуская голову и медленно пятясь назад.  Собственная радость подхлёстывала и жалила её, но Льняноглазка ничего не могла с собой поделать: это было сильнее её. Она бросила быстрый тоскливый взгляд на спешно выходящего из палатки Ветрогона, но тот, казалось, ничего не заметил, полностью поглощённый ранами сына. Но Штормолап видел всё. Не в силах вынести громкого счастливого сердцебиения, идущего вразрез с общей атмосферой на поляне, Льняноглазка выскользнула из толпы, чтобы не видеть этого пронизывающего взгляда тяжело раненого оруженосца, которому она невольно улыбнулась в лицо. Улыбнулась так легко и бездумно, счастливо, будто в насмешку – поделом тебе, Штормолап!
«Нет, это не так. Прости меня, Штормолап, - виновато подумала Льняноглазка, вновь привычно закусывая губу, как в моменты тяжёлой задумчивости, и отходя подальше от суетящихся соплеменников. Мегеру она даже не заметила. – Прости, что я рада, что собаке попался ты, а не…» - Она украдкой подняла глаза и застывшим восковым взглядом посмотрела на выход из лагеря, всё ещё надеясь тайком коснуться взглядом ровного бурого тона шерсти Ибиса прежде, чем он это заметит. Медленно, скучающе она рассматривала проплывающие облака над горизонтом, а затем – быстро, настороженно скользнула глазами по лагерю, проверяя, не смотрит ли кто на неё сейчас. Где бы она была, не будь такой осторожной?
«Я не сделаю свои чувства достоянием старых королев-сплетниц», - с презрением к любопытным болтушкам сжала губы Льняноглазка и вновь проделала проложенный путь, но уже чуть быстрее – белые рыхлые бока облаков, остроконечные верхушки далёких сосен и… пустая тропа, ведущая на пустошь. Горько усмехнувшись, Льняноглазка опустила голову и покачала головой собственным мыслям. Конечно же, молодой воин не появится из-под земли по её желанию.
«Живой», - одними губами прошептала воительница и стиснула зубы, безуспешно пытаясь сдержать вырвавшуюся глупую улыбку. Улыбку, которая могла погубить её и выдать с головой, увидь её Ибис в этот самый момент.
Но она знала, что он никогда не обратит внимания на такую мелочь: Льняноглазка не была врагом, которого нужно застать врасплох, не была и лакомым кусочком дичи, поймать которую мог только самый искусный охотник. Она была всего лишь воительницей своего племени, одной из многих, ничем не выдающейся. Ибису не было до неё дела – он ставил себе только высокие цели. Тяжело вздохнув и мгновенно угаснув, словно последний солнечный луч, пресекаемый чернеющей вдали горной вершиной, Льняноглазка отвернулась и невидящими глазами посмотрела куда-то сквозь горизонт. Так же невнимательно и безлико, как обычно смотрел на неё Ибис. Сердце болезненно сжалось, а изнутри всё на миг покрылось хрустящим инеем, неприятно царапая иссушенную душу. Льняноглазке показалось, что если сейчас она вдруг покроется льдом и рассыплется на сотни осколков, которые уже не собрать воедино, никто не бросится к ней, как она сама минутами ранее прорывалась к Штормолапу. Её соберут в горстку, быть может, Лихозвёзд скажет какие-то правильные, но такие пустые слова, кто-то даже подойдёт попрощаться… Но какое это всё имело значение, если ему будет всё равно? Она не была ненужной племени, но она не была нужна ему, а для уставшего сердца это означало то же самое.
- Не могу, я больше не могу так, пожалуйста, - зажмурившись, горьким прерывистым шёпотом взмолилась Льняноглазка, едва сдерживаясь, чтобы не сорваться на бег и не умчаться прочь – куда подальше, лишь бы больше никогда не видеть этих холодных прищуренных глаз, не слышать тихой поступи и непривычного, но такого волнующего говора.
Чтобы забыться.
«Попрошу у Ветрогона мак, - нахмурившись, потёрла переносицу Льняноглазка, чувствуя, что этой ночью не сможет уснуть. – Или посижу со Штормолапом», - рассеянно подумала она, вновь ощущая услужливый острый укол вины за своё эгоистичное поведение. Ни он, ни Вьюголап не заслуживали такой участи.
«Лучше бы эта псина загрызла меня». - Лизнув белый носочек на лапе, молодая воительница медленно провела ей по мордочке, чувствуя глухой стук собственного сердца и тупую ноющую боль в груди – её вечную спутницу: такую же верную, постоянную и ненужную, какой была сама Льняноглазка для Ибиса.

- Палатка воителей

Отредактировано Льняноглазка (2017-08-02 00:06:37)

+12

94

Приближаясь к лагерю, Летящий уже примерно представлял реакцию соплеменников на их странную компанию. Как бы странно для него это ни было, черный даже молчал. Когда Мегера представилась, только двинул ухом в знак того, что услышал. Измученные коты плелись домой, это был уже не тот патруль, полный бодрых молодых котов, которые движутся навстречу приключениям, это была какая-то разрозненная стайка, от которой так и разило унынием и недовольством друг другом. Старший воитель не был ни подавлен, ни раздражен, в нем бушевали двоякие чувства: с одной стороны, инфантильную сущность одолевал интерес, было действительно любопытно, чем закончится вся эта история; с другой, внутри была какая-то гнетущая пустота, желание вернуться домой, когда ты уже дома. Горячное бормотание Штормолапа только усугубляло ситуацию, но старший воитель понимал, что тот не совсем отдает себе отчет о своих словах, поэтому не принимал на свой счет. Летящий предполагал, что его решения, принятые в течение этого дня, могут подвергнуться осуждению, но это его совершенно не волновало: с осуждением черный начал сталкиваться еще до того, как вышел из детской, это уже стало настолько обыденным, что принималось им безболезненно. Кроме того, он знал, что ответственность за каждого патрульного лежит на нем и даже в том, что собака подрала Штормолапа, есть его вина.

Когда Летящий протиснулся на главную поляну следом за другими патрульными, Штормолап уже начал рассказывать Лихозвезду о произошедшем. Вопросов предводителя он не слышал, но они были очевидными. Боковым зрением наблюдая за Мегерой, на которую соплеменники тут же устремили недобрые взгляды, черный хмурился, но при этом почтительно выслушивал все то, что выливал Лихозвезду Штормолап, не перебивая, хотя в голове роилось множество мыслей. Пропущенная через призму восприятия старшего воителя ситуация звучала бы немного по-другому. Ветрогон должен был уже спешить к раненому сыну, но его нигде не было видно. Видимо, тоже задумавшись об этом, предводитель отправил черного за целителем. Состояние рыжего оруженосца действительно волновало старшего воителя, и даже не потому, что его смерть могут повесить на главу патруля, нет, это все дело житейское, а из-за того, что его жизнь не должна оборваться так резко и глупо. Она и не оборвется, правда?

- Ветрогон, ты срочно нужен, - непривычно твердым голосом крикнул кота Летящий, приблизившись к детской и почти засунув туда голову, а после этого вернулся к патрульным, многозначительно зыркнув на Мегеру.

Встречаться глазами с Ветрогоном совершенно не хотелось. Наверное, черный боялся. Боялся увидеть в его глазах такое же отчаяние, которое было тогда, когда посреди поляны лежало тело Лучехвоста, боялся осознавать, насколько сильно вместе с раной на рыжем боке Штормолапа собака прошлась когтями по сердцу его отца. Летящий всегда с трудом переносил чужое горе, а сейчас ситуация давила на него вдвойне, ему хотелось закричать что-нибудь о том, что это он во всем виноват, хотя вины как таковой у него не было. Кроме, может быть, того, что он привел в лагерь бродягу.

- Ибис с Койотом в порядке, - коротко добавил старший воитель, когда рыжий ученик закончил свой монолог. В голову тут же полезла дурацкая шутка: "Наслаждаются обществом друг друга.", которая вылилась на его лице в грустную усмешку. - Вернутся позже.

Это было единственное, что Летящий мог сказать про отсутствие двух молодых воителей, при этом не очень акцентируя на их пропаже внимание. Главное, что они живы, а дальше сами разберутся. По мнению Летящего, бегать за ними - глупая затея, у них уже есть голова на плечах, пусть и мыслящая в данной ситуации не совсем рационально. С этим можно разобраться и позже. Сейчас Ветрогон, скорее всего, заберет Штормолапа в целительскую, проверит все то, что сделала Мегера и займется лечением сына, а Лихозвезд выдаст свой вердикт по поводу сложившейся ситуации и скажет, что делать. На то и нужны предводители.

- Эта кошка нарушила наши границы, - пояснил Летящий, махнув хвостом в сторону рыжей; по тону его голоса в тот момент совершенно невозможно было оценить отношение к ситуации, - но она помогла Штормолапу. Понимаю, что было опрометчиво доверяться незнакомке, но мы... я решил, что у нас не было более хорошего варианта. Если она сделала что-то не так, то ответит своей головой. "Это лучше, чем если бы мы жертвовали его жизнью в случае отказа от помощи."

Последние мысли черный решил оставить при себе: это и так подразумевалось, а выставлять их напоказ, чтобы таким образом как-то оправдываться, было бы слишком глупо с его стороны.

- Да, у этих Двуногих новая собака, Лихозвезд, более агрессивная, чем прошлые, - подумав, добавил Летящий, и на этот раз в его голос даже проникли легкие ноток отчаяния.

+6

95

Пастбище.

В нос ударил уже знакомый запах племени, но Вьюголап даже не повел усом. Сконцентрировавшись на раненном Штормолапе, палевый оруженосец следил только за ним. Можно даже сказать, он был направляющим для своего брата, поэтому дергался в ту же сторону, в которую водило огненного. Если вдруг Штормолап пригнется, готовый запутаться в собственных лапах и упасть, Вьюголап упрямо наклонялся вместе с ним, поддерживал головой голову собачьей жертвы и выпрямлял. Время от времени он говорил о чем-то непринужденном со Штормолапом, но ответа не ждал. Главное, чтобы брат слышал его голос. Возможно, именно это и поможет ярко-рыжему коту выжить, не терять сознание и оставаться рядом с Вьюголапом.
Лапы дрожали, но не от напряжения, а от желания поскорей дойти, найти спасение в виде Ветрогона. Как назло, кошачья процессия шла слишком медленно. Или палевому это только казалось? Он совсем сбился со счета времени, не понимал, что происходит вокруг. Мир для него постепенно стал останавливаться, а каждое неверное, неловкое и слабое движение Штормолапа способствовало мраку в душе Вьюголапа. Затем, оруженосца снова стало трясти.
« - Штормовой Клык и Вьюгогрив смотрят на нас, Штормик. Они любуются нами, потому что знают – мы не подведем их. Мы с тобой и собак переубиваем, и отомстим за смерть Дикобраза. Только ты и я. И нас окрестят героями!»
Палевый зажмурился, съежился и шумно выдохнул. Ему хотелось исчезнуть прямо сейчас, переместиться во времени и спасти своего брата от клыков злой собаки, но что он может? Он не смог бы кинуться под удар вместо Штормолапа, не смог бы выбить брата из зубов псины, не смог бы толком ничего. Только похлопал бы глазами да позвал брата своим тонким голосом, в котором прекрасно чувствовалась безнадежность.
« - Смотри, это облако такое аппетитное. Оно похоже на кролика. Прям как тот, что лежит в нашей кучке с дичью... Эй, Штормик, ты куда пошел? Штормик?..»
Призрачные силуэты прошлого добивали оруженосца, заставляли пригибаться к земле, словно Вьюголап тащил на своих плечах огромную тяжесть. И действительно. Бремя, что оруженосец тащил на себе, отдавало болью в сердце, затуманенными мыслями и воспоминаниями о прошлых подвигах. О высоких деревьях, широких долинах, мечтах и планах. Как же много дел они хотели переделать! Как же сильно они ждали ученичество. Всё сломалось. Всё.
Неожиданно для себя Вьюголап обнаружил, что он... прощается со Штормолапом?
Сердце предательски замерло, а к горлу подкатил ком. Нет. Он не прощается, не может отпустить брата. Он доведет его до лагеря, поможет Ветрогону, даже может принести траву, растущую только в звездных долинах. Он сделает все, лишь бы его Штормолап был жив. Вьюголап не допустит смерти.
«А потом я убью эту собаку. Я убью её своими лапами. Один на один, но убью её»
Поход до лагеря был слишком долгим и мучительным для палевого оруженосца. Ему, привыкшему двигаться быстро, приходилось подстраиваться под неуверенные шаги Штормолапа. И Вьюголап несколько раз порывался закинуть брата на спину и понестись как можно скорей в самый центр кошачьего сборища. Но Вьюголап раз за разом одергивал себя, понимая, что так может разорвать все повязки, сделанные незнакомой кошкой. Он не расслышал точное имя. Да и не хотел знать его, в общем и целом.
Лагерь. Такой большой, такой сплоченный. Вот родные палатки, а вот и резкие запахи. Слишком много котов. Среди них однозначно есть тот, кто поможет коту огня, выходит его, поставит на все четыре лапы.
- ВЕТРОГО-О-О-Н,
Вьюголап не выдержал. Едва патруль зашел в лагерь, как палевый гортанным ревом стал звать отца. Нет времени ждать, целитель нужен Штормолапу прямо сейчас.
- ВЕТРОГОН, ТЫ СРОЧНО НУЖЕН, СРОЧно, пожалуйста, - голос сорвался на хрип, и последние слова Вьюголап договорил с трудом. А затем всхлипнул.
Пожалуй, нет смысла строить из себя какого-то стойкого героя-глыбу, какими обычно бывают воины, какой у Вьюголапа наставник. Ибиса тут нет, он не сможет неодобрительно посмотреть на расклеившегося ученика.
«Я просто маленький котенок. Я не готов стать сильным воином. Потому что. Мой. Брат. Умирает. Я бы все отдал, Предки, только бы он был жив. Бабушка, дедушка. Не забирайте его, пожалуйста. Вы успеете еще встретиться с ним. А сейчас он нужен мне. Нужен отцу. Пожалуйста»
Вьюголап мог и дальше игнорировать чужие голоса, но вот голос предводителя резко врезался в его затуманенный рассудок, разделив мысли и реальность. Кажется, дышать стало легче. Поморщившись, Вьюголап покачал головой, слушая сначала рассказ Штормолапа, а затем слова Летящего. Но молчать не стал, он расскажет. Может быть снова ту же информацию, но расскажет, как Лихозвёзд и попросил.
- Тише, Штормолап. Тебе надо отдохнуть. Но не спать. Подожди, сейчас придет папа, он поможет тебе. Он сделает так, чтобы стало легче. И потом ты будешь бегать лучше прежнего. Только подожди, - взмолился Вьюголап, наклонившись к самому уху брата. Пусть Штормолап не растрачивает свои силы попусту. Сейчас они нужней всего.
- Лихозвёзд, - моментально переключившись на предводителя, Вьюголап на секунду засмотрелся на кисточки сливочного кота, а затем, откашлявшись, перевел взгляд на глаза, старался не разрывать зрительного контакта.
- Да. Мы стали собирать одуванчики и вроде как разобрались уже с ними. Но затем послышалось собачье рычанье. И к нам вышло ЭТО СУЩЕСТВО, которое сначала запугивало нас издалека, а потом перешло в нападение. Отбиться мы, конечно, смогли. Но не без жертв. После сложившейся ситуации Ибис ушел, видимо зная, что рядом находится кто-то из наших, - палевый перевел взгляд на Цесарку, а затем вновь вернулся к рассказу и глазах предводителя, - а после к нам вышла она. И она обработала раны Штормолапа... пёс знает, чем. Однако Цесарка принесла нам моток паутины. И вроде как вся конструкция держится хоро... – зацепившись взглядом за расходящуюся «повязку», палевый оруженосец оторопел, задрожал и бегло осмотрелся, пытаясь найти взглядом Ветрогона. Он нужен прямо сейчас. Нет, Штормолап, не падай, стой ровно, живи.
Но история была рассказана не до конца. Понимая, что сейчас мало, чем поможет Штормолапу самостоятельно, Вьюголап потеряно и с мольбой в глазах посмотрел на предводителя. Наверняка, Лихозвёзд общался со Звёздными Предками. Они должны были что-нибудь рассказать. Это ведь так происходит, нет?
- А потом Койот ушел. Так же неожиданно, как и Ибис, только уже после него. Я не знаю, зачем и куда они пошли. А еще Цесарка говорила, что где-то тут еще бродят другие одиночки, - расстраиваясь из-за состояния брата, Вьюголап не осознавал, что говорит слишком уж много и не по делу. Но он ничего не мог с собой поделать. Раскрытая рана и постепенно угасающий кот-пожар заставляли внутреннюю вьюгу палевого активизироваться, взорваться снежным бураном на сердце.
- Пожалуйста, Штормолап. Подожди. Не теряй рассудок. Не падай духом. Штормолап? Ты со мной?..

+6

96

– Ветрогон, я уверена в своём желании, и оно не изменится с течением времени, - подтвердила Нарцисса.
Целитель кивнул, хотя обеспокоенность в том, что Лихозвёзд с ней только что шептался, по-прежнему сидела в нём. Пускай он и излечился от физических травм после тех собак, но душевные терзания с каждой луной превращали его в простого сумасшедшего и только знания целебных растений и умение ими пользоваться, всё ещё удерживали кота на его месте врачевателя и уходить оттуда он не собирался. Рыжик был готов гневно распушиться, если кто-то посмеет его сместить. Ишь они какие, да я им всем носы пооткусываю!
Тем временем Лихозвёзд обратился к котятам.
— Его будут звать Львёнок. А мама-Вереск назовёт девочку, она явно к нему прониклась большим доверием, чем ко мне.
Целитель спрятал добродушную ухмылку в усы. Пожалуй, давать имена котятам - это большая честь. Отцы и матери выбирают своему чаду имя или предводитель, если на то пошло, Вереск не был ни отцом, ни главарём племени. Но Ветрогон в эти дела не лез.
- Я назову её Воробьишкой...
— Отправляйтесь в Детскую и помогите Нарциссе освоиться, мне нужно подождать патруль. Они задерживаются.
Неприятные коготки заскребли прямо по брюху. Целитель так и хотел остаться тоже рядом с Лихозвёздом, чтобы дождаться патруль. Ведь там мои сыновья, мои кровинушки. Но Ветрогон смог перебороть себя, поэтому, помедлив пару секунд на поляне, он всё-таки кивнул Нарциссе и Вереску, чтобы те взяли котят.
Целитель подошел к яслям. Там уже красовалась мягкая, удобная подстилка, которую успели соорудить к их приходу.
- Нарцисса, располагайся, - велел кот, оставаясь возле входа, а сам не решаясь зайти внутрь. - Сейчас котятам нужен отдых и крепкий сон, а как проснуться - их надо опять покормить. Котята в таком возрасте очень любопытны, поэтому следи, чтобы случайно ни на что не напоролись. Если заметишь, что начнут чесаться, то сразу ко мне, но лучше оберегай их от опасных кочек на поляне, чтобы они не подцепили термитов.
Отдав указания, Ветрогон проследил за тем, чтобы малыши благополучно достигли подстилки.

Прошло некоторое время. Целитель кудахтал в яслях не хуже наседки, полностью занимаясь целительскими делами. Но тут в лагере стало шумно. Патруль вернулся.
- Ветрогон, ты срочно нужен, - Летящий подошёл к яслям.
- ВЕТРОГО-О-О-Н, ВЕТРОГОН, ТЫ СРОЧНО НУЖЕН, СРОЧно, пожалуйста, - а это послышался рёв Вьюголапа.
Врачевателя испугал тон воителя, а крик его сына словно вернул кота в суровую реальность. Оставив Нарциссу в яслях с котятами, он вышел из детской. Сердце моментально ушло в пятки, когда он увидел Штормолапа, раненого. Поляна провоняла запахом псины и кровью котов. Целитель никогда не забудет запах собак и тот страх.
Горе-отец подлетел на всех скоростях к Штормолапу, который разговаривал с Лихозвёздом.
- Собирали... одуванчики. А потом появилась собака, - слышался голос сына, и по всему телу Ветрогона начали бегать холодные мурашки. - Я моргнуть не успел, как она схватила меня за бок и начала рвать и трясти во все стороны.
Это я виноват. Опять я виноват. Звездоцаповы одуванчики. Почему именно сегодня я выбрал их в качестве лекарства? Ничего бы этого не было. Я опять облажался. В тот день Ветрогон тоже сам предложил Лучехвосту охоту, с которой брат так и не вернулся. И сейчас он опять был виноват, опять. Целитель был готов завыть и надавать самому себе по морде, откусить нос и хвост.
- Я хотел стать твоим глашатаем. И быть как Ветрогон... когда-то. А теперь для меня всё кончено, да? Ты же посвятишь меня в воины перед смертью?
Но я убийца и трус. Недостойный. Ты всё ещё хочешь быть похожим на меня? Целитель подлетел к Штормолапу, когда лапы его окаменели от страха и нахлынувших воспоминаний, от которых Ветрогон никогда не сможет избавиться и которые будут сниться в его ужасных кошмарах.
- Ты не умрешь, - грозно рявкнул целитель, словно угрожал всему лагерю и самому Звёздному племени, - я не позволю. Ты не оставишь меня здесь, и никто не заберет тебя у меня, - почти безумно зашептал Ветрогон, оглядывая раны сына.
Серьезная рана на животе почти до спины. Разбитый нос и царапины. Но более меня волнует живот. Он заметил, что раны оказались обработаны и даже была повязка, которую, правда, Штормолап сорвал, пока шёл сюда, а раны вновь кровоточили. Его сын был готов потерять сознание прямо здесь.
- Но она помогла Штормолапу. Понимаю, что было опрометчиво доверяться незнакомке, но мы... я решил, что у нас не было более хорошего варианта. Если она сделала что-то не так, то ответит своей головой, - тем временем говорил Летящий.
Ветрогону с трудом удавалось вырывать из такого гула нужные фразы. Целитель глянул на Мегеру, но тут же отвёл взгляд, занимаясь сыном. Что-то ему подсказывало, что с этой одиночкой ему ещё предстояли долгие разговоры.
- Помогите отвести его в целительскую, - у него был готов сорваться голос. - Ты слышишь, Штормолап? Я здесь. Сейчас всё будет хорошо. Только потерпи немного, - кот бережно провёл языком по виску сына, прижался к нему и почувствовал, как дрожит сам.
Рыжий калека понимал, что если не сможет помочь сыну, то будет самым последним, никчемным котом этого племени, которому суждено потерять всех тех, кого он так любит. Сегодня вы никого не заберёте от меня, - шипел по змеиному Ветрогон и помог Штормолапу добраться до его убежища.

- Палатка целителей

+6

97

<<<<------------ пастбище

Шли они куда-то всё да шли, а из всех разговаривал только рыжий раненый кот, да и то с умирающим пафосом, так что оставалось разве что глаза закатывать. Хотелось сказать ему пару ласковых, мол, если бы ты не упрямился, гордец, то, во-первых, ехал бы сейчас с комфортом на спине Летящего и раны не бередил, а во вторых, надо было от пастушки драпать во все сто двадцать лап или сколько их у тебя. Но пасть была занята тимьяном, который даже своим запахом действовал на нервы и успокаивал, снижая градус желания разъяснить всё же племенным все их глупейшие поступки, приведшие к смертельно опасной стычке.
Когда они пришли к этот, ээ, лагерь, Мегера поняла лишь по резко увеличившемуся количеству запахов и котов. И даже замерла, заглядевшись на кота, который раньше всех встретил их. На неё он обрати не больше внимания, чем на травинку, и Рыжая даже тимьян выплюнула из пасти, полностью оторопев от такой наглости.
- Усы Молочные, вот же судьба свела, - прогромыхала она без всякого стеснения и, обиженно задрав голову, уставилась на высокого чёрного кота, словно обращалась она с какими-то таинственными словами-проклятиями к нему. Встреченный когда-то в деревне кот умудрился ущемить её гордость, забеспокоившись сперва о раненном, - и как такое, простите, можно стерпеть, ели сюда пришла она?
Мегера фыркнула и принялась слушать рассказы котов, которые притащили её в лагерь. Сначала они выли, вызывая какого-то Ветрогона («И что только за фетиш на имена у этих странных котов?»), который вылетел и занялся её недавним пациентом. Не замеченная как будто никем Мегера (никто к ней конкретно не обращался), она вольготно устроилась на выделенном клочке земли, с интересом разглядывая место, где оказалась. Множество глаз сверкало в полутьме, она ухмыльнусь - здесь без разговоров она не останется. Но и напрягало это немало - даже городская коммуна, в несколько раз превышающая по головам это племя, целиком и полностью собиралась всего несколько раз на её памяти - на время отловов. А они здесь живут постоянно все вместе?.. С ума сойти, да они тут друг друга передушат быстрее.
Между тем пастбищенские ребята излагали свою версию событий. Мегера облизнула лапку и завела её за ухо, размышляя, с чего это вдруг они всё же не драпанули во все лопатки от собаки, и лишь пожала плечами на всё, что изложил сначала молодой рыжий кот, а потом дополнили остальные. Потом снова картина умирающего лебедя, кот по имени Ветрогон на высоких тонах его пресекает, и тут Мегера первый раз подала голос.
- Он тимьян не съел, - Мегера изучающим взглядом окинула Ветрогона, соображая, может ли он понять, о чём идёт речь, - я тебе так скажу: если он перестанет мечтает о смерти и переживёт ночь, то всё будет в порядке. Выбить надо из него всю дурь, от шока готов на всё, - она закатила глаза и громко вздохнула, закончив с медицинским заключением.
Зато продолжил Летящий. Дикая вытянула морду, стоило лишь ему сказать про голову, которую она променяет в случае смерти, э-э, Штормолапа.
- Так, стоп, - она взмахнула хвостом, поднялась со своего места и подошла ближе к Молочным Усам. - Значит, сейчас я расскажу. Иду я себе, гуляю спокойно, чую - кровью пахнет. Ну я травы знаю, вот и глянула на то, что произошло, сходила за лопухами и кервелем, предложила свою помощь. Летящий, - она ласково улыбнулась чёрному коту, - позволил сделать всё, что в моих силах, и вот эта кошка ещё притащила паутину. Замечательное средство, между прочим, - Мегера подарила улыбку Цесарке, - ну и попросила потом тимьяна принести. Знаете ли, прекрасно устраняет шок. Другой кот его принёс, потом ушёл, ну а Штормо-э-э-лап решил, что не будет слушаться добрых советов, отверг мои щедрые дары и решил, что пойдёт сам. Естественно, что раны сейчас открылись. Ну и его жизнь ни в коем разе не зависит от моей, - удовлетворённо закончила свою адвокатскую защиту Рыжая и торжествующе поглядела на всех котов. Где, спрашивается, её долгожданные аплодисменты и благодарности?
И, эм, кто тут главный? Чёрный Летящий почему-то отчитывался перед Молочными Усами, как и все остальные. Мегера поглядела на него.
- Ты тут целитель? - ведь, судя по всему, он главнейший в иерархии племенных котов кот, раз про него так много говорили ещё там, на пастбище.

+7

98

Когда вопрос с именами решился, Нарцисса уже была готова подхватить Львёнка, как вдруг Вереск решил обменяться с ней котятами. За минуты кот изменился, и из серого, угрюмого, сгорбленного кота превратился в тень того воина, которым являлся до пожара. Воительница разглядывала его всклокоченную на грудке шерсть, взглядом медленно поднялась к морде и уставилась коту в глаза. Даже взгляд Вереска поменялся, он будто ожил, кошке даже показалось, что там далеко-далеко, она могла мы разглядеть разгорающиеся искорки костра новой жизни и новых надежд. Нарцисса не собиралась навязывать себя Вереску, и потому всю грядущую ситуацию собиралась превратить в дело своей жизни.

Помочь тебе или сама дотащишь? – С прохладной учтивостью спросил кот, и воительница лишь моргнула, утвердительно отвечая на его вопрос. – Возьми Воробьишку, она как-никак полегче будет.

Вереск подхватил Львёнка, а Нарцисса было наклонилась к Воробьишке, как вдруг самыми кончиками волосков на спине почувствовала легкое касание, едва ли не повлекшее за собой удар током по нервной системе. Кошка озадаченно уставилась вслед Вереску, не понимая значения жеста кота. Вчерашний ледяной рыцарь вдруг повёл себя как легкомысленный дурак, а Цисс только того и хотела: но на несколько лун раньше. Кошечка искренне считала что Вереск был ей необходим для того, что бы пережить горе, но как оказалось на деле, она справилась с несчастьем сама. В тот момент, когда он закрылся, выстроил вокруг себя стену, как бы говоря, "каждый за себя".

Ты знаешь, а я по-прежнему сама за себя. Ты опоздал на несколько мучительно долгих, трудных лун, за которые я переродилась из потерянной и плаксивой ученицы в... кошку? Кошку, которую готова брать на себя ответственность. 

Сердце Нарциссы отчаянно хотело поддержки, симпатии со стороны, помощи от Вереска или кого угодно. Однако нельзя вечно ждать спасательного обруча, надеяться на других, кричать, но не получать ответа.

Аккуратно подхватив малышку за загривок, кошечка прошествовала за Ветрогоном в детскую. На пороге яслей воительница внимательно выслушала все наставления целителя, и одобрительно кивнула, принимая информацию к сведению. Успокаивающе заурчав, Цисси вошла в детскую, и аккуратно, словно хрустальное перышко, положила Воробьишку под бочок её брата, и затем тыкнулась носиком малышке между ушек.

детская

+6

99

Его глаза, как и ранее - до смерти Перепела, приобрели медовый оттенок и хитро заблестели. Почувствовав на себе взгляд юной воительницы, Вереск остановился, пропуская её и рыжего целителя вперёд. Он в который раз засмотрелся на кошку и медленно двинулся следом.
Как же горячит кровь её взгляд...
Теперь то они связаны. Крепко-крепко. Потому что в зубах у Цисси равномерно покачивалась Воробьишка, а у него - Львёнок. И с одной стороны это было приятно, а с другой стороны... прошлое скребло полуприкрытую дверь, а внезапно свалившаяся ответственность была в новинку и немного нервировала.
Плохо ты с ней поговорил тогда, на пепелище...
Вдох.
Ни в коем случае не вспоминать детали, никакой визуализации. Одна ошибка и ты - труп.
Выдох.
Вереск опередил молодую кошку, осторожно опуская Львёнка на подстилку детской. Пятнистый без внимания отнёсся к речи Ветрогона, проигнорировав инструктаж для молодых матерей. Шутки шутками, но к такому Вереск пока готов не был. Вместо этого, воитель пару раз прошёлся по спинке котёнка, приглаживая растрепавшуюся шерстку. Следом на подстилке очутилась и Воробьишка. Вереск намеренно столкнулся лицом к лицу с Нарциссой, визуально не делая из этого особого события. Они ведь вместе успокаивают котят, так что в этом такого? Неужто она может подумать, что это он специально? Засечь тлеющие озорные искорки в медовых глазах?...
Забудь о прошлом. Останься с ней... Ну же, попробуй.
Он отстранился так же быстро, как и нарушил дистанцию, внезапно ощутив, что сердце предательски пропускает удары от её взгляда.
Это ещё что за выходки? Начну петь ей песни под входом в детскую или носить цветочки? Нет уж, так не будет.
Собрав всё своё хладнокровие в кулак, Вереск зашёл в детскую полностью, собираясь проверить, что Цисси справляется со своими новыми обязательствами...

-> детская

+3

100

Важно кивнув Журавлю, Простор предоставил бывшему ученику личное пространство без себя любимого, а сам решил всё-таки соизволить подойти поближе к центру поляны. Котята, воины, ученики - всё смешалось, все галдели, что-то объясняли друг другу. Вереск с Цисс решили поиграть в мамашек, разбирая котят для переноса в детскую. Нет. Всё-таки, Простор был от этого далёк. Возможно, когда-нибудь, у него и будут дети. Но это будет исключительно женская обязанность - кормить, таскать и выгуливать отпрысков. Его задачей будет только воспитание на ученической стадии, да и то, в виде стороннего наблюдения. Вот во взрослой жизни детей кот включится в развитие личности, да. А в малых лунах - увольте.
Да и представить он себя толком не мог пока что... скажем так... в виде наседки, что спит по ночам не в воинской палатке, а где-нибудь на задворках детской, если вообще... не внутри...
Фыркнув себе в усы, чёрный почувствовал предательское копошение в длинной шерсти, вызываемое странное ощущение... противное... наглое и безобразное.... откровенное желание... почесаться! Сплюнув, ругнувшись себе под нос, чёрно-белый великан хлестнул себя хвостом по лапам, а затем, извернувшись, попытался куснуть свой собственный бок.
- Дошутился.
Пронеслось в голове. Словно издеваясь, часть огромной братии термитов, теперь хозяйничала и на его шкуре. Злобно клацнув зубами, кот уже хотел был устроится в характерной позе, дабы щедро вычесаться задними лапами, уняв отвратительные ощущения, как на поляне появилась... она...
Скосив взгляд, кот увидел потрясающей красоты кошку. Она явно была не из здешних краёв. Да и не было важно... Прекрасное создание, явившееся в сопровождении его собственных соплеменников, сейчас буквально плыло над ресницами. Обалдевши замерев, Простор чувствовал, как мышцы отказываются слушаться импульсов, идущих из головного центра, что называлось сейчас отдалённо мозгом. Звуки и запахи, даже чесотка - всё стало неважным в эти мгновения. Богиня лизнула лапку и провела ею за ухом, что-то скрипнув потом своим голосочком.
- ну и попросила потом тимьяна принести. Знаете ли, прекрасно устраняет шок. Другой кот его принёс, потом ушёл, ну а Штормо-э-э-лап решил, что не будет слушаться добрых советов, отверг мои щедрые дары и решил, что пойдёт сам. Естественно, что раны сейчас открылись. Ну и его жизнь ни в коем разе не зависит от моей,
Ангел говорил и говорил, а Простор просто млел, застывши, как дурак.
Приоткрыв пасть, он хотел было что-то сказать, но вместо слов вылетело какое-то странное лёгкое тявканье с хлопком:
- Кто она...

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна