cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
БЕРКУТ
активный боец
ВЫСВЕРК
страдалец
КАМЕНЬ и АНЕМОНА
лучшие кот и кошка
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +17, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна


главная поляна

Сообщений 61 страница 80 из 447

1

http://s5.uploads.ru/JdoSI.png


Лагерь племени Ветра, в отличие от других племен, находится на абсолютно открытом пространстве, и располагается посреди холмистого участка, на месте слабовыраженного подножия меж возвышений вокруг. Самая выразительная часть лагеря – большая каменная глыба, стоит на противоположной от входа части лагеря, совсем вдалеке; с нее предводитель обращается к своему племени, а также в ней таится его палатка. Несмотря на то, что в целом коты племени Ветра предпочитают спать под открытым небом, палатки у них все же есть на случай непогоды или какой-то критической ситуации; все они плотно прилегают к крутому склону вокруг лагеря. По правую сторону от скалы находятся кусты утесника, в которых располагается целительская. Затем, следуя от нее в сторону входа, идет детская и палатка оруженосцев. На параллельной стороне, в небольшом отдалении от главной поляны, близ скалы, в небольшом валежнике располагается палатка старейшин. Ближе к центру левого крыла лагеря находится воительская палатка. Добыча складывается в той же стороне прямо возле входа; так коты сразу могут избавиться от улова, войдя в лагерь. На просторной поляне могут устраиваться коты, чтобы отдохнуть или перекусить.


0

61

Беда была в том, что у Ветрогона-то и без дополнительных смертей было полно проблем. Взять бы хотя бы эти странные и безобидные на первый взгляд разговоры с травой. Воин не знал, что целитель там нашёптывал почве, но это явно было не совсем... обычно...
- Ну вот. Что ты наделал?! - ... - Они мне хотели рассказать средство борьбы с термитами. Может быть ты его знаешь, раз посмел меня отвлечь от важных переговоров?
- А...
Чуть сдвинув брови, кот приподнял одну из них и призадумался. Чем думал Лихозвёзд, доверяя Ветрогону здоровье всего племени. Сегодня он говорит о термитах с травой, а завтра начнёт просить смерть-ягоды избавить котов от бессонницы?
И всё же... при всём уважении к бывшему герою, Простор согласно кивнул.
- Разумеется. Прости.
- Ну ладно. Поговорить я всегда могу. Не буду на тебя злиться и подсыпать мак в кролика,
И на том спасибо. Снова серьёзно кивнув, кот вновь поймал себя на мысли, как же все спонтанно и абсолютно неконтролируемо... А вдруг его самого когда-нибудь постигнет та же участь? Ляжет спать, уснёт спокойным сном, а утром проснётся совсем другим. А может и вовсе не очнётся ото сна. Да... Пути были туманны и абсолютно непредсказуемы.
Беспокоит. Звёздные предки молчат. Вот, что меня беспокоит. А тем временем всех кусают. Тебя не кусают? Меня вот кусают. Ты видел их рога? Здоровенные такие.
Исполин покачал головой, подав свой низкий грудной басок:
- Кусают, Ветрогон, кусают. Но мне ненадолго помогают хвойные иголки. Помнится мне, ещё матушка рассказывала, как они отбивали охоту нападать у всяких кровососов, периодически валяясь в ельнике.

+4

62

Из зарослей вереска
Поляна осталась так же не близко, как была, и яркий солнечный свет всё также разливался по каждому её уголку. Кажется, будто и времени особо не прошло с тех пор, как Льняноглазка увела нашу героиню на прогулку среди вереска. Но солнце чуть сдвинулось, и это значило, что вечер близился - так учили её понимать, когда будет темнеть, ещё в самом детстве. Сейчас - это для неё уже не детство-то и было. Не долго шастая по поляне, Вишнёвка довольно быстро поняла, что никого ей нужного тут ещё не было: ни Колючки, ни Койота, но об этом за сегодня она фыркала довольно-таки достаточно. Только вот кое что другое привлекло её внимание сейчас, и это был силуэт никого иного, как Простора - старшего воителя племени, большого и пушистого, но вроде как не особо свирепого кота. Он Вишнёвке нравился: большой и пушистый, как она любила.
Полосатой плохо было видно целителя ветренных котов: Простор был их крупных воителей, и трудно было разглядеть за ним... Ну, вообще что-либо. Зато краешки его ярко-рыжей шубки торчали то здесь, то там, по мере того, как между двумя вязался разговор. Рыжий цвет Вишнёвка очень любила. Какой бы Ветрогон ни был чудоковатый, он был для неё солнечным и тёплым, как и любой другой рыжий. Даже как-то более свободна она себя чувствовала с рыжими по не понятным причинам.
Какую-то часть их разговора рыжая смогла и услышать, но большую всё-таки пропустила: наверное, надо было тренировать слух, чтобы стать грамотной кошкой во всех смыслах этого понятия. Но, уже заинтересовавшись тем, что услышать всё-таки удалось, рыже-полосатая ускорила свой ход, намереваясь влезть в их беседу сбоку от Простора, тем самым встав между двумя котами.
- Ветрогоон, - малышка влезла, не так пластично огибая Простора, как хотелось бы, - А с кем ты говорил? Кто знает, как избавиться от термитов? Даже как-то серьёзно и очень-очень заинтересованно Вишнёвка упёрлась взглядом в Ветрогона.
Ей сейчас и стоило-то только узнать, где о таком говорят, и они тотчас бы с Колючкой отправились туда, куда надо, к тому, к кому надо, и решили бы это проблему за всё племя! И никакой Койот бы ей не был нужен для этого! Вот тогда-то бы они и поговорили о том, с каких это пор кто-то считает своего оруженосца какой-то вещью... Словом, желтоглазая ни капли не предполагала, с кем это там Ветрогон беседовал до её прихода, и на полном серьёзе, пускай и с трудом пряча в глазах огонёк шаловливости, ожидала ответа. А, пока ждала, вместо приветствия вставила свои несколько слов и для Простора:
- Я то же самое знаю, - довольно заявила полосатая, - Вот меня почти и не кусают. Да, несколько следов от ужасных-страшных клыков термитов были и под её шёрсткой, но толком вредители не обосновались на нашей героине. Может, ей только временно везло, а, может быть, она просто была не вкусной.
Глазки Вишнёвки вновь вернулись к Ветрогону, от которого полосатая ждала заветного и тайного рассказа о том, где искать спасение от этой напасти. И как-то взгляд её пока и ни падал на место, где только-только она простилась, как и остальные, с Белоусом. И не смотрелось в ту сторону, в которую Колючка с остальными ушли на тренировку, ровно как и в сторону Льняноглазки, с которой кошки разошлись в самом начале поляны, не попрощавшись. Стало быть, уныние прошло... Или ненадолго скрылась благодаря интриге Ветрогона.

+2

63

----> Граница Гроза/Ветер

Журавль возвращался домой, в лагерь в отличном настроении. Его ученик оказался не из слабаков, кто выдыхается после первых трех прыжков, и соображал вроде достаточно быстро. Кот был доволен результатами, с морды не сходила довольная усмешка, и он уже надеялся похвастаться перед братом успехами Колючки - да и своими, как наставника, тоже. Не напрямую похвастаться, конечно, но сделать это красиво, чтобы старший снова недовольно кривил морду, проявляя хоть какие-то эмоции.
Вот только уже на подходе к лагерю пятнистый воин почувствовал: что-то не так. Голоса слышались приглушенные, и как-то неуютно было. Войдя внутрь, он понял причину. На поляне лежало тело Белоуса, и пусть тот тяжело болел и вряд ли выкарабкался бы без потерь, Журавль все равно до последнего надеялся, что не придется прощаться с глашатаем так скоро. Увы, пришлось. Кот оставил Колючку на входе в лагерь и молча прошел к телу глашатая, мгновенно потеряв свою насмешливую гримаску. Белоус был хорошим воином, хорошим глашатаем, но что самое важное, он был хорошим котом. С его уходом племя лишилось достойного представителя и друга многих.
- Там ты сможешь бегать быстрее ветра - как ты всегда и хотел, - тихо прошептал он, отдавая погибшему последние почести. От шкуры глашатая еще пахло им самим, но постепенно запах смерти и печали отвоевывал все больше и больше территории, стремясь занять собой все. Он всегда был нетерпелив.
Пятнистый отошел, спокойно глядя перед собой и не проявляя внешне той тоски, что навалилась на душу тяжелым камнем. Еще свежа в памяти младшего брата была потеря Буревестника, и после нее, казалось, воин никогда не сможет оправиться. А тут еще и это. Для Белоуса все беды и горести закончились, а вот его оставшиеся жить соплеменники могли только гадать, что ждет их дальше. И кого выберет Лихозвезд, которого, кстати, было не видно.
Воин зацепился взглядом за Нарциссу, которая будто силилась слиться с травой и была практически незаметна. Он бы и прошел мимо, не обратив внимания, если бы не пытался высмотреть брата среди оставшихся в лагере котов. Того, кстати, еще не было. Странно, что коты, отправившиеся на пастбище, так задерживались. Сбор трав не должен был занять у них так много времени; пятнистый ощутил волнение, тугим комком закрутившееся в животе. Слишком много бед на долю их племени выпало. Слишком много, но поделать с этим было ничего нельзя. Журавль в раздумьях постоял, окидывая все вокруг каким-то расслабленным, расфокусированным взглядом, и после, легко кивнув Нарциссе, мол, не буду тревожить, отошел к куче с дичью. После тренировки не мешало бы перекусить, и потому он выбрал небольшого кролика, видимо, пойманного кем-то из учеников. Медленно и методично разрывая мясо на волокна, он принялся за еду, стараясь выкинуть лишние мысли из головы и сконцентрироваться на ровном, спокойном дыхании и еде. Все, как учил отец, чтобы расслабиться.

+3

64

Берег озера

— Ветрогон! — в бесконечном море высокой, тёплой, золотистой травы червонным светом он выступал, будто бы восходящее солнце, скрытое за тучами, широким, размашистым галопом выныривая из-под невидимой преграды, когда густую шерсть на загривке окучивал дикий, порывистый ветер, — Ветрогон!
Нехороший шёпоток скользнул невидимой шалью, призраком, отголоском какого-то диалога по головам воителей, которые ещё не разбрелись.

— Вереск, быстрее, — гортанно прорычал Лихозвёзд, нос к носом у входа снова сталкиваясь с Нарциссой, однако моментально прогоняя от своей лобастой, мощной головы наваждение, уверенным шагом, быстрым и резвым, вступая на земли своего лагеря, где его окутывала атмосфера спокойствия и неуходящей тоски. В несколько львиных, широких прыжков кот преодолел расстояние между входом и рыжим целителем, приветственным, блестящим взглядом обдав Простора и кладя между лап врачевателя маленькое, до сих пор влажное и пищащее тельце, которое судорожно сучило лапками и хаотично дышало, лёгкие кружевные облачка пара, создаваемые горячим дыханием вздымались вверх и таяли, как снег по весне.

— Мы с Вереском нашли их на берегу, их... их кто-то сбросил в озеро, — тяжело дыша и опустив большую голову между своих лап, упершись ими широко, из-за чего большущие лопатки пошли ходуном, предводитель заглянул во внимательные и чуткие глаза Ветрогона, — осмотришь?
Это скорее не просьба, а констатация факта. Потому что по закону леса, ничто не может быть важнее котят: это будущее племени, это его фундамент, это крепкие молодые бревна и юные сосны в вечном, нескончаемом лесу жизни.

— На вид им не больше луны, — взволнованно пробасил кот, топчась на месте и переставляя лапы, мечась в своих же мыслях, как запертый тигр в клетке, посматривая то на Ветрогона, то на догоняющего, виднеющегося на горизонте Вереска. Он ловит вопросительный взгляд врачевателя, мол, а где второй? — Вереск сейчас донесёт, мальчик и девочка, — очень быстро, запинаясь, проговорил кот, двинув широкой челюстью, — какие у них шансы, Ветрогон?

Кот гневно зыркнул на зевак, вздыбив загривок и сомкнув мощные клыки, выровнявшись в шее и недовольной грузной тучей усевшись между Ветрогоном и остальным племенем, из-за чего его могучая спина откровенно закрывала весь обзор. Нечего тут! Мысли, полные слов о том, что, может быть, этим котятам суждено избавить их с Вереском от болезненного одиночества, лезли в голову подобно назойливым мухам. Кот раздражённо качнул кончиком хвоста и дёрнул большим, пушистым ухом. Наклонившись ближе, прямо к маленькому полосатому бочку, который часто вздымался от порывистого дыхания, молодой предводитель щекотнул детскую щёку пушистыми усами и тронул основание шеи бледным носом, обдав котёнка густым, вязким и очень горячим дыханием.
— Мы просто не можем дать им умереть, мы не имеем на это права, — низко проговорил кот, отодвигаясь и впуская в круг Вереска, — помоги.

+10

65

-> берег озера

Чем ближе к лагерю, тем уверенней становится шаг, хотя по телу Вереска всё ещё пробегает мимолётная дрожь. Это случилось. Ему самому не верится в то, что маленький комочек новой жизни в его пасти дышит. Вереск был так шокирован ситуацией, что не углядел: девочка это или мальчик? Да и окрас котёнка он едва ли мог определить. Всё это было не важно так как, в любом случае, кроха теперь под его защитой. И племени Ветра, конечно же. 
У входа в лагерь, Вереск ускорился. Он довольно прилично отстал от Лихозвёзда, и пытался наверстать упущенное длинными прыжками. Вереск слишком переживал о состоянии крохи, чтобы сохранять такой бешеный темп на протяжении всего пути, но сейчас поторопиться было уже делом необходимым. Сколько крохи не ели? Может они и минуты не протянут без опеки кормящей кошки и целителя? От этих мыслей у Вереска кровь в жилах стыла, и он снова почувствовал пробегающую вдоль позвоночника дрожь. Именно в этот момент Лих попросил пятнистого поторопиться. Вереск последовал этому совету  и в пару прыжков оказался неподалёку от предводителя. У того, кстати, нервы тоже были взвинчены до предела. Папашки, одним словом. Вереск никогда не думал о том, что станет отцом вот так. А он ведь думал, что знает откуда котята берутся...
Вер слышал, как Лих торопливо объясняется с Ветрогоном. Забавно, что предводитель углядел и запомнил пол малюток. Ну должен же у детей хоть один папаша быть более менее участливым и внимательным? Вереск всё ещё сомневался в своём отцовстве. Ещё ведь не поздно просто положить это всё тут, у лап Ветрогона, и испариться?
Пойти на охоту или в патруль? Я то что? Я то просто носильщиком работал.
Но глубоко внутри себя, Вереск понимал, что просто обманывает себя этими словами. Ему не было всё равно. Если бы это были просто котята. Но для Вереска как минимум один из них был особенным, "котёнком-с-того-света". Он выхватил его из пасти добродушных предков и вернул на землю. Он буквально почувствовал ту связь, которая их связала в этот момент. Вряд ли бы Вереск был способен на такое чувство в адрес своих собственных детей, а тут... Тут он попался.
Осторожно положив свою ношу у лап Ветрогона, Вереск остался рядом. Он краем глаз следил за тем, как пушится на всех вокруг Лих, и словно случайно коснулся своим хвостом бока предводителя, стараясь его успокоить. Один в поле не воин, но их было двое. К тому же, предводитель тут Лих и только ему решать жить этим котятам или умереть.
- Не думаю, что у тебя есть право проигнорировать просьбу предводителя, - обратился Вереск к Ветрогону. Полосатый удивился чистоте собственного голоса. Это был тот самый голос, которым шутились шутки, пелись веселые песни и очаровывались все встречные и поперечные кошки. У Вереска от этого просвета, окна в прошлую, беспечную жизнь, ёкнуло сердце. Ему не верилось в то, что тот старый добрый Вереск, где-то глубоко внутри, ещё жив.

+6

66

Начало игры


Говорят, память у детей недолговечная и обрывистая. Наверное, маленькая рыжая кроха не сразу поймет, что будут значит в её жизни всполохи и обрывки каких-то неясных моментов.
И почему она будет так бояться воды.
Еще там, у озера, кое-где на обрывках почти угасшего сознания маленькая, крошечная кошечка уже не пищала. В легкие попало очень много воды, и даже такая малышка, как будущая Воробьишка, успела осознать и принять свою смерть.
Потому что шансов у них с братом почти не было.
Зачем их утопили? Кому понадобилось отнять двух рыжиков от материнского бока и бросить в воду? Или это сделала сама кошка-кукушка, решив так избавиться от нежеланных малышей?
Страшно подумать, что у неё почти получилось. И что это крохотное тельце, даже не осознавая, до последнего боролось с водой, пыталось грести, умоляло вдохнуть еще хоть глоток воздуха и дать жить, потому что жить так хотелось. Так страшно было там, под водой, понимать, что вместо тепла матери их захотели просто убить.
А потом был холод. Воробьишка ощутила его, едва их достали из воды: маленьких, с облипшей шерстью темного, грязного цвета. Изредка кошечка чувствовала тряску, когда её за загривок несли в будущий дом, но единственное, на чем фокусировались мысли, было осознание:
"Наверное, я буду жить".

+7

67

- Кусают, Ветрогон, кусают. Но мне ненадолго помогают хвойные иголки.
- Хвойные иголки... - неразборчиво пробормотал себе под нос целитель, сдвигая брови. - Я не ослышался? Иголки?
- Помнится мне, ещё матушка рассказывала, как они отбивали охоту нападать у всяких кровососов, периодически валяясь в ельнике, - продолжил Простор.
- Что ж... Я не буду расспрашивать у тебя, где твоя матушка взяла ельник посреди пастбища, - хмыкнул Ветрогон, - но эту идею стоит попробовать. Я спрошу у остальных целителей при встрече.
- Ветрогоон, - откуда не возьмись выползла Вишнёвка, красивенькая ученица племени. Будь целитель чуть помладше (намного младше), он бы несомненно влюбился в эту милейшую девочку. Она чем-то напоминала ему Кремку. - А с кем ты говорил? Кто знает, как избавиться от термитов?
- Они знают, - очень загадочно ответил целитель и скользнул взглядом то по небесному склону, то по маленьким зеленым травинкам. Сделал вид, что Они есть везде. - И Они молчат. И самое плохое в том, моя дорогая Вишнёвка, что Их даже нельзя накормить ягодами для разговорчивости.
- Вот меня почти и не кусают.
- Значит у тебя есть секрет. Скажи мне честно, ты тоже, как и Простор, выискала ельник на нашем пастбище? А сводишь меня туда?
А что, если ельник - иллюзия? И виден он не для всех. Ну конечно! Он отдаёт свои дары тем, кто в него верит. И я поверю в Ельник.
Откроет ли он теперь для меня свои секреты?
И Ветрогон воодушевленно, почти безумно, глянул на Простора и Вишнёвку. Штормолап с Вьюголапом не подошли ко мне во время лечения. Выходит... им тоже открыты дары Ельника? Шок сковал целителя.
— Ветрогон! - над поляной прогремел голос.
Врачеватель моргнул, и туманность с его глаз спала. Это кричал предводитель.
— Ветрогон!
Наконец, рыжий кот появился перед ним. В его пасти было что-то крошечное, живое. Ветрогон посерьезнел. Лихозвёзд положил прямо возле его лап тельце котёнка, который дергался и пищал, был совсем мокрым, продрогшим.
— Мы с Вереском нашли их на берегу, их... их кто-то сбросил в озеро. Осмотришь?
Врачеватель кивнул и бережно стал ощупывать малыша, слушать его дыхание.
— На вид им не больше луны. Вереск сейчас донесёт, мальчик и девочка.
Угу. Вижу.
— Какие у них шансы, Ветрогон?
Вскоре Вереск донёс другого котёнка.
- Не думаю, что у тебя есть право проигнорировать просьбу предводителя.
- А ты мне не командуй, а то нос откушу, - прищурился целитель, поглядывая на подоспевшего воителя и уставился на малышей.
Врачеватель бережно оглядел другого котёнка. Дыхание было уже стабильным, но малыши тряслись от холода и пищали. Лихозвёзд склонился совсем близко к малышу.
- Не загораживай мне весь обзор, а если так хочешь помочь, то вылизывай против шерсти. Их надо согреть, - проворчал целитель.
Сам Ветрогон вылизал другого.
- Открытых ран не вижу. Лишь пара несерьезных царапин. Видимо, они оцарапались о камни. Жить будут. Сейчас им нужен покой,
тепло и еда. Пусть кто-нибудь из учеников сделает мягкую подстилку, а ещё им нужен постоянный надсмотр. У нас нет королев, но кому-то из кошек придётся ей стать. Пускай и ненадолго.

Тем временем шерстка у котят стала подсыхать и стал виден приятный рыжий окрас.
- Эээх, - вздохнул кот, - питаться бы им ещё молоком пару недель, но выбирать не придётся. Надо разжевывать пищу и давать им кашицу, а вскоре они и на твёрдую пищу смогут перейти при благополучном раскладе, - уверено сказал врачеватель и повернулся к Вишнёвке: - Принеси-ка к нам из кучи с дичью птичку, моя хорошая.
После того, как ученица выполнила его просьбу, кот часть добычи отдал Лихозвёзду, чтобы тот покормил будущего Львёнка, а сам Ветрогон покормил девочку Воробьишку. Опасность миновала. Котята были спасены, но теперь их судьба будет зависеть от того, найдется ли кто-нибудь в лагере, кто будет готов пригреть сироток.

+10

68

- но эту идею стоит попробовать. Я спрошу у остальных целителей при встрече.
Простор закатил глаза, но ничего не ответил, неопределённо кивнув. В глазах мелькнул странный огонёк, а потом кот мягко тряхнул косматой головой, словно переключаясь с темы на тему.
И Они молчат. И самое плохое в том, моя дорогая Вишнёвка, что Их даже нельзя накормить ягодами для разговорчивости.
Всё это было забавно, пока Ветрогон не начинал переключаться на более младшее поколение. Опасаясь за детей, а так же за самого целителя, которого эти самые дети могли бы и обидеть за полоумность, Простор не стал так быстро вставать и уходить. Мало ли? Расстроят ненароком бывшего глашатая?
Недобро покосившись на рыжую фигуру, Простор что-то гортанно сам себе забормотал. Возможно, даже что-то бы произнёс вслух, если бы сбоку не мелькнула фигура Журавля. Повернув голову, кот наблюдал за тем, как завершается первый учебный день Колючки. Мальца оставили около выхода из лагеря, и тот, видимо, пока ещё стеснялся ломиться самостоятельно в какую-то сторону. Да. Журавлю попался довольно сырой ученик, которому требовалось незамедлительно учится самостоятельности и ответственности.
Нахмурившись, чёрный перевёл взгляд с Колючки на Журавля, прощающегося с телом глашатая. Тот бы как всегда. Кроток. Быстр. И по делу.
Гордая улыбка коснулась губ Простора. Они с Ибисом были для него, как родные сыновья. Он считал себя практически членом семьи и всегда переживал и радовался за братьев ничуть не меньше, чем радовался бы за своих собственных детей. Можно было удовлетворённо констатировать, что троица, наставники да отец, занимающиеся их воспитанием и становлением настоящими возмужавшими воинами, поработали на славу, такой мощный и крепкий тандем просто не мог поступить иначе. Другого результата бы они просто не приняли. Даже сейчас, по истечению многих лун, Простор нет-нет, да вспоминал моменты тех тяжелых и трудоёмких дней, в которые было вложено столько сил, криков, нервов... Зато теперь можно было гордо и спокойно выпячивать грудь, гордясь такими бойцами.
- Интересно... А будет ли Журавль гордится так собственным учеником?
В мысли вклинился голос Лихозвёзда, принесшего новости в лагерь. Их патруль наткнулся на котят, невесть взявшихся на их территории, но Простора, если честно, это волновало мало, по крайней мере, покуда не было выяснено их происхождение и примерный возрастной потенциал. Встав на лапы, уступив больше места для действий Ветрогону, чёрный великан, чуть развязно, лениво и не торопясь, взял курс на бывшего ученика, который, к слову, уже успел подойти к куче с едой и взять себе дичь.
Подойдя ближе, мохнач растянул пасть в широкой улыбке и чуть приподнял правую бровь, прищурив левый глаз.
- Приветствую, Журавль.
Пройдя мимо еды, Простор занял место рядом с воином, удобно устроившись так, чтобы хорошо просматривалась поляна. Обведя глазами лагерь, кот ещё раз задержался цепким взглядом на Колючке и пророкотал:
- Как прошёл первый день? Что думаешь?

+5

69

Нарцисса считала минуты, что она провела на поляне, укутанная в незримое облачение, не позволявшее её обнаружить. Она ценила каждый миг одиночества и единения со своими мыслями.

Однажды я повзрослею и поумнею. Никто не сможет руководить мной и говорить как жить. Это точно произойдёт, однажды...

От мыслей о своей нелёгкой судьбе кошечку отвлек ворвавшийся в лагерь словно вихрь Лихозвёзд. В пасти его был похожий на дичь комочек, который кот рысью понёс к целителю. Через пару минут за ним в лагерь скользнул Вереск, тоже с непонятным комком в зубах. Нарцисса поднялась и поспешила за котами, и вместе с ней медленно собиралась толпа зевак. Подойдя ближе, кошка рассмотрела в непонятных комочках крошечных мокрых котят. Цисса ойкнула от удивления, пытаясь подойти поближе, как вдруг Лихозвёзд присёк всяческие попытки обступить котят, загородив их своей широкой спиной. Волнение и страх за малышей тут же захватили Нарциссу. Кошечка не могла отказать в своей любви никому: она с котячества трепетно ухаживала за старейшинами, опекала младших в яслях, а став воительницей, с удовольствием проводила время в детской, тиская вкусно пахнущих котят. Потому оставить подкидышей без внимания кошечка никак не могла. Они нуждались в помощи, вне зависимости от того, при каких обстоятельствах они попали в племя.

По загривку пробежали мурашки, предвещавшие скорые приключения. Кошечка внимательно оглядела профиль Вереска, стараясь понять его чувства касательно ситуации, и уловила запах волнения. Цисси стало не по себе, раз сам Вереск чуть ли не дрожал, ожидая вердикта целителя по поводу здоровья котят.

Нарцисса слышала каждое слово, произнесённое целителем, ловя каждое словно воздух. Когда мимо кошечки пронеслась Вишнёвка, Цисси словно вышла из оцепенения, и сами лапы понесли её вперёд.

У нас нет королев, но кому-то из кошек придётся ей стать. Пускай и ненадолго. Надо разжевывать пищу и давать им кашицу, а вскоре они и на твёрдую пищу смогут перейти при благополучном раскладе... – От фразы целителя кошечка замерла в нерешимости.

Я могу сделать всё что потребуется. – На выдохе, едва слышно выпалила Нарцисса, протискиваясь сбоку от Лихозвёзда, который уже активно работал челюстями, дабы разжевать для котёнка еду. Нарцисса уставилась предводителя. – Я часто бываю в детской, и во время пожара помогала королевам. Я смогу сделать всё, что скажет Ветрогон. Позволь мне сделать это для нашего племени. – Она почти шептала, голос её дрожал, равно как и лапы – от волнения.

Пожалуйста, позволь мне быть кем-то...

За спиной послышалось шипение. Цисси узнала бы его даже если б рядом стояла китайская армия. Мать и сестра должно быть, возненавидят хрупкую светлую кошечку за её желание спасти подкидышей. Что вообще это были за котята? Всё племя задало себе этот вопрос. Кто посмел обречь этих комочков на гибель, бросив их в воду? Нарциссе не было дела до всплывающих в чужих умах вопросах или мнения матери, Беладонны, прочих котов и кошек...

Чужих котят не бывает.

+10

70

заросли вереска
Спустившись в овражек, который служил племени Ветра домом, кот отметил мокрые следы, оставленные парой кошачьих лап. «Вода, здесь?» - задумчиво пригнул уши кот и двинулся глубже в лагерь, заметив толпу собравшихся соплеменников, а так же пёструю спину предводителя.
Прищурившись, Клык быстро засеменил в сторону толпы зевак и скрылся за спинами соплеменников, что с его габаритами было не так уж и просто. Слегка вытянув голову вперёд, золотистый кот рассматривал то, что вызвало в племени такой ажиотаж. Рассмотрев у лап котов два мокрых комочка, Клык разочаровано выпрямился и уселся боком, подняв переднюю лапу и задумчиво лизнув её. «Котята? И всего-то…» - подрагивая хвостом, размышлял кот.
Разумеется, Клык знал о воинском законе, что призывал защищать любых котят, которые будут найдены на территории племён, но он также знал и то, что не каждый кот готов терпеть в племени чужаков с плохой кровью. Что ж, видимо Лихозвёзд был одним из тех, кто любит кормить чужих нахлебников.

Потерев лапой пыльную морду, Клык бросил ещё один взгляд в сторону котят, немного посмотрел, как их кормят, отмечая для себя новый опыт, и двинулся в сторону кучи с дичью, возле которой уже сидели Журавль и Простор. Коты, кажется, были заняты собственными делами и Клык был этому рад. У него не было настроения подвергаться каким-нибудь очередным расспросам или праздной болтовне.
Молча махнув хвостом воителям в знак приветствия, Клык выхватил из кучи увесистого кроля и сразу же откусил от него большой кусок, не спеша его пережёвывая.
«Он хочет воспитать их воинами Ветра? Сейчас в племени почти нет котят, многие пострадали в пожаре... и после…» - смотря на покачивающуюся траву перед собой, Клык продолжал жевать, возбуждённо помахивая кончиком своего пушистого хвоста.
Он не знал, как относиться к этой идее. С одной стороны, кто бы что ни говорил, Клык считал себя чистокровным котом племени Ветра, с другой он не питал ненависти к любым чужакам. Все коты в его представлении, были одинаковыми. В смысле одинаково бесполезными и шумными комками шерсти. До их крови ему не было дела, только если её можно было бы пустить себе на пользу.
Посмотрев на внутренности кролика, кот тихо вздохнул и стал постукивать свои хвостом по мягкому песку, заняв свои челюсти очередным куском жилистого мяса.

Отредактировано Клык (2017-07-10 18:38:27)

+8

71

- Заросли вереска

Льняноглазка мягко ступала по иссушенной жарой ломкой траве, наслаждаясь прохладным ветром и стараясь не думать о том, что впереди её ждёт открытый солнечным лучам и всем ветрам лагерь. Просторный, но сковывающий каждое движение, удушающий - точно это была вовсе не наполненная солнечным светом поляна, но забитая сырой плесенью давно покинутая барсучья нора.
Позади неё, нахохлившись, недовольно семенила Вишнёвка, но Льняноглазка больше не пыталась с ней заговорить – ученица оказалась глуха к её тайным знакам, а потому молодая воительница покорно отступила, не желая навязываться.
О, она это умела – быть тихой, незаметной, ненавязчивой настолько, что даже не была уверена, что Ибис помнит, как её зовут.
Когда другие изучали азы охоты и тактику ведения боя, Льняноглазка тайком постигала искусство невидимости, день ото дня пряча свои страхи и слабости от тех, кто мог осмеять её, унизить, растоптать лапами её сердце и выжечь дотла окончательно запутавшуюся душу.
«Ти-и-и-ише», - предостерегающе прошептала самой себе Льняноглазка, прикрывая глаза от слепящего солнца и настойчиво прогоняя прорывающиеся в самое сердце непрошеные мысли о каштановом воителе. Круто изменив своё направление, ветер бросил бело-бурой кошке прямо в морду сухую пыль, тёплый медовый запах вереска и запах родного племени – лагерь был близок.
Тихо, но обречённо вздохнув, Льняноглазка привычно распрямила плечи и приподняла подбородок. Её глаза стали прозрачными и чистыми, вымытыми от налёта горьких мыслей и воспоминаний, поступь стала чуть твёрже, а губы вновь сжались в тонкую нитку – эта метаморфоза происходила с ней ежедневно. Днём – воительница, ночью – испуганный потерянный котёнок, отчаянно желающий, чтобы его нашли. Замедлившись, молодая воительница порывисто вздохнула и на одно короткое мгновение зажмурилась, до невозможного оттягивая момент встречи с соплеменниками, живя этим мигом, чувствуя каждое биение своего сердца и тоскливо понимая, что не может остановить время. Так Льняноглазка научилась прятаться у всех на виду: словно лазутчик, долгое время живущий в тылу врага, она существовала среди знакомых и близких и надёжно хранила свои секреты неприкосновенными.
Тонкие стебли слегка коснулись кремовых боков молодой воительницы, оставляя на короткой шерсти пару мелких лепестков, когда Льняноглазка решительно шагнула через густые заросли на центральную поляну лагеря.
- И тебе спасибо за прогулку, - с горькой усмешкой хмыкнула бело-бурая кошка, провожая глазами удаляющуюся спину Вишнёвки и, немного постояв на входе, продвинулась в глубь лагеря. Она увидела Нарциссу и хотела было подойти к подруге, но та уже уходила, заинтересовавшись скоплением котов, на которых в первый момент молодая воительница и внимания не обратила.
«Котята», - прошептал ей на ухо ветер голосом кого-то из соплеменников, и Льняноглазка, сузив голубые глаза, окольцевала бело-бурые лапы хвостом и издали стала наблюдать за суетой Лихозвёзда, порывистыми движениями Вереска, ярко-рыжей шубкой Ветрогона; слушала слабый писк котят, видела, как волнуется Нарцисса, как неподалёку крутится Вишнёвка... И чувствовала, что ненавидит их всех.
Они горели, отдавали всех себя служению племени, жили, любили, ненавидели, радовались жизни и не тратили и минуты впустую. Они бежали вровень с ритмом жизни, в то время как Льняноглазка безнадёжно отстала, запутавшись в своём прошлом. Она таяла на глазах, превращаясь в тень самой себя, и даже тёмные круги под глазами стали едва ли не ярче её прозрачных голубых глаз.
«Никому нет дела, только и думаете, что о собственных хвостах», - презрительно и обиженно подумала бело-бурая кошка, не замечая, как малодушно и эгоистично идёт на поводу у эмоций и жалеет себя.
Молодая воительница смотрела и не понимала, как может светить солнце, как смеют птицы изливать свои звонкие трели, и радостно визжать разыгравшиеся котята у детской, когда ей так тяжело на душе? Все вокруг будто смеялись над ней, хвастаясь своими улыбками и неподдельными чувствами, и раз за разом пытались ткнуть её носом в собственное отражение – жалкую тень, неудачницу, трусливо бегущую от своих чувств.
Закусив губу, Льняноглазка отвернулась и хмуро уставилась за горизонт – туда, где каждую ночь пряталось солнце. Оно и сейчас скользило в своё убежище, неотвратимо багровея и касаясь земли толстыми пластами прозрачных лучей. И ей вдруг нестерпимо захотелось окунуться в них, почувствовать на своей спине незримую тяжесть и просто растаять – раствориться в этом золотом свечении и ничего не оставить после себя на память.

Отредактировано Льняноглазка (2017-07-10 22:55:37)

+8

72

Как-то растерянно рыжая поглядывала то на воителя, то на целителя, но эта её растерянность, вызванная резким началом беседы, довольно хорошо скрывалась за неподдельным интересом к тому, чтобы узнать, где же найти то самое тайное лекарство от термитов. Стоит признаться, некоторые укусы этих мелкотелых монстров она уже успела ощутить на себе, после чего никак не хочет даже представлять, что эта напасть сохранилась бы с ветряными котами надолго.
Простор не стал реагировать на её появление, но во внимание это Вишнёвка как-то не сильно приняла, по-прежнему довольно сильнее интересуясь ответом целителя. Льняноглазку ученица заметила только краем глаза, да и то мельком: воительница ушагала куда-то на поляну, не проявляя интереса к дальнейшим планами Вишнёвки. Ну, это в голубоглазой было правда приятно - ненавязчивость.
Вопросительно вздымая бровь, Вишнёвка не скрыла на своей мордочке, что не до конца поняла ответ Ветрогона. Да, целитель племени был довольно-таки чудоковатым, но это делало некоторые разговоры даже более интересным.
- В смы-ысле, - не скрывая возмущения, протянула кошечка, - Они как могут знать, если не разговаривают? Смотри, ведь чтобы узнать - надо спросить.., - представление мира с точки зрения первой луны ученичества говорило рыже-полосатой, что мир устроен именно так. Да и как-то не представляла она, любопытная, ещё другого расклада, а поэтому и продолжала пилить взглядом Ветрогона, выжидая объяснений, параллельно продолжая свою мысль:
_ Ну я так-то не особо и уверена.., - наоборот, очень уверенно протянула желтоглазая, быстро-быстро отметая от себя обязательство искать ельник на пастбище, - Если Простор не покажет, - заумно заявила рыжая, быстренько найдя более ответственную персону для этого дела, - То  у меня будет план. Мы ведь можем потребовать еловые лапы у тех, у кого их много. Им ведь целый ельник не нужен. План ведь действительно был просто замечательный! Другие племена до сих пор были в представлении Вишнёвки чем-то очень бездарным и далёким, которые, как ни крути, и не смогут придумать елям другого применения. А пахнут они, лапы эти, говорят, замечательно.
Не успела рыжая дождаться ответа от целителя, Ветрогона, как Лихозвёзд влетел на поляну со скоростью резвого ветра, и влетел с такими новостями, которых, стоит полагать, не ждал совершенно никто. Засуетившись и вертя мордой со стороны в сторону, рыжая уступила взрослым место подойти первыми, а позже широким бегом подлезла меж воителей, протискиваясь то возле лап, то - под ними.
«А разве...» От увиденного сердце Вишнёвки, доброе и мягкое, не заскрипело. Еле живые котята не вызвали в ней ничего, кроме вопроса, который она и не думала озвучивать, пока с делом не разобрались даже взрослые. «А разве так можно!? Они ведь чужие! Куда их...» От этих чужих котят не пахло вкусными еловыми ветками и не веяло загадочностью. Только настороженностью. Ну, впрочем, ещё многое и могло проясниться. Ветрогон, не забывая о присутствии Вишнёвки рядом, попросил ученицу организовать какую-нибудь птичку из кучи, что рыже-полосатая тут же сделала, причём так быстро, как могла, чтобы ничего не пропустить. Растерянные морды некоторых воителей смущали его. Казалось, что что-то вот-вот пойдёт не так. Полосатая уже с птичкой в пасти юркнула к Ветрогону, останавливаясь около его лап и не делая лишних шагов в сторону котят, в то время как Нарцисса уже рвалась к опеке за ними. Молча скинув птичку на землю, рыжая внимательно начала следить за развитием событий.

Отредактировано Вишнёвка (2017-07-13 14:24:06)

+6

73

Спокойно поесть не удалось: Журавль едва-едва успел пережевать половину пищи, как на поляну ворвался взъерошенный и взволнованный Лихозвезд с слабеньким, крохотным котенком в пасти. Они вроде как только недавно покинули лагерь с Вереском - и где только успели найти малышей, что так жалко выглядели? В Озере? Кто в своем уме бросит котят в озеро, кроме, разве что, Двуногих? - мрачно подумал кот, подавляя желание вскочить и броситься на помощь. Он лишь насторожился, наблюдая за тем, как быстро вылизывали котят предводитель и воин, как уверенно и точно давал команды Ветрогон, объясняя дальнейший план действий. Говорит, жизни котят ничего не грозит - но они ведь останутся в племени, их не выгонят. Нам нужны юнцы, новая кровь и сила после пожара, однако радужно и дружелюбно настроена к ним будет явно меньшая часть племени. Котята наверняка от домашних кисок - и как им тягаться с учениками и воинами ветра?
Пятнистый негромко выдохнул, уже заранее пророча не самую простую жизнь этим малышам. Но по крайней мере у них оставалась жизнь, главная ценность и богатство, как считают многие. Котятам может повезти еще не раз, и они вырастут, быть может, даже добьются признания. Не смогут сравниться с чистокровными, но быть может, для них это не станет главным? Ушастый погрузился в размышления и потому не сразу заметил, как рядом с ним очутился Простор. К реальности его вернул громкий голос бывшего наставника, который решил осведомиться о проведенной первой тренировке.
- Доброго дня, Простор, - он ухмыльнулся уголком губ, наконец отводя взгляд от происходящего в центре поляны. - Для этих котят, кажется, день действительно оказался добрым - предки смилостивились.
Кот потянулся, усаживаясь поудобнее, и проследил взглядом за Колючкой. В целом результаты прошедшего дня его устраивали, однако Журавль уже наметил дальнейший курс на исправление ошибок ученика, чем и поспешил поделиться с Простором, зная, что тот всегда даст дельный совет.
- Мы многое успели - и боевые начала, и основы патруля. Были у границ с Грозовыми - Ласточка шипела как обычно, за ней такое и на Советах замечено, - он обвил лапы хвостом, равнодушно фыркнув. Мнение чужаков Журавля не трогало. - Что до Колючки - у него есть потенциал, однако очень мало внимания и слишком много эмоций. Но это поправимо.
Пятнистый пожал плечами, мол, не бывает ничего невозможного. Он сам в детстве был куда более открытый и фонтанирующий чувствами в сравнении с братом, однако с возрастом и уроками, что проводил Простор и отец, научился свои мысли и эмоции покорять и преобразовывать в нечто более ровное, твердое и приземленное, нежели сплошные восклицания и бессмысленные вопли.

+5

74

Наблюдая за суетой на поляне, внезапным (для неразборчивых в тонкостях психологии) уходом предводителя и пятнистого Вереска, голубоглазый юнец как-то потерял связь с сервером реальностью. Хотел уж было помочь Нарциссе, но тут трухлявый одинокий пенёк поймёт, что дружеское похлопать по плечу лапой (и явно промахнуться) не сработает. — А пенькам может быть грустно трухлявиться в одиночестве, — ты не подумай, мой друг, Высверк не Ветрогон штатный сумасшедший и мечта психиатра. Однако всеобщая атмосфера невероятной угрюмость сдавливала мозги (если было, что сдавливать) не хуже жестяных челюстей капкана. Капканы молодой воитель не любил.

— Ась? — ОНО живое, быть не может. Реальность неожиданно напомнила о себе быстрым возвращением Лихозвёзда и Вереска с прогулки скорби. — Котята в озере? Вот кустня, — всё ещё не сумасшедший, это просто ругательство такое, — кто и зачем? — второй вопрос волновал более всех остальных. Юнец немного успел повидать на своём весьма коротком веку и откровенно не понимал, за каким кровожадным ежом-убийцей надо было оставлять думающее, живое существо на верную смерть. Весьма немилосердную смерть, между прочим. Кот подавил в себе порыв тут же броситься и что-нибудь предпринять, так как внушительно сидящий лидер с активно выполняющим свои прямые обязанности целителем внушали... Внушали желание не мешать своей неуклюжестью, ага. А то первой в жизни маленьких комков шерсти подстилкой Высверк быть точно не хотел.

— Они ведь могли успеть осознать... — серо-белый неловко отшатнулся в сторону выхода из лагеря. Нет, воителя вовсе не волновал вопрос, останутся ли мелкие в племени. Ответ-то был очевиден. Чистокровность? Да какая тут чистокровность. Поступать справедливо — самый важный долг любого ныне живущего в лесу кота. Перед ним отступают все самые многолунные традиции и даже Воинский Закон. Дружно выдыхаем за то, что Высверк не взялся сие вслух пропагандировать. Напротив, поименованный резво подскочил и горящей стрелой вылетел из лагеря. Что-о, дело уж к вечеру клонится? Так отлично — один приключенец обожает прогулки в закат. Может быть даже словить удастся что-нибудь, кроме собственного хвоста.

► somewhere на нейтральные земли

+6

75

НАЧАЛО
•   •   •   •   •

Сизоворонка не подозревала о том повороте событий, который ожидал всё племя Ветра в этот вечер, однако именно на серебристой кошке он должен был сказаться заметнее всего. Воительница, не ведавшая о том, что должно было приключиться, внимательно разглядывала поляну, медленно переводя ледяной взгляд с одного соплеменника на другого. Особенно долго глаза Сизоворонки задержались на дочери, Нарциссе. Луны пронеслись так быстро и незаметно, а кровь её крови давно уже стала видной воительницей. Непременно Нарцисса и её сёстры найдут себе самых достойных спутников жизни, однако те, казалось бы, вовсе не торопились с женитьбой. Сизоворонка приосанилась – несмотря ни на что, она была горда быть им матерью. Но вот случилось, словно гром среди ясного неба, словно волна цунами.

Лихозвёзд и Вереск вернулись, однако их возвращение не вызвало бы такого ажиотажа, если бы не…

«Котята?» - пронеслось в голове Сизоворонки. Шерсть на загривке невольно вздыбилась, благо ей досталась способность быстро соображать. В несколько больших прыжков она приблизилась к группе. Быстро оглядев котят, Сизоворонка, презрительно фыркнув, пронзила холодным взглядом Нарциссу.

– Ты же не собираешься прикасаться к ним, дочь моя? – прошипела мать. Сизоворонка не могла сдержать своего негодования. Увы, она не могла приблизиться к котятам, от которых так и разило чужим духом. Духом грязнокровок, с ненавистью думала серебристая. В раздражении хвост воительницы метался по земле из стороны в сторону.

«Этих ублюдков следовало бы утопить, убить, задушить. Вместо этого Лихозвёзд приносит их сюда, в наше славное племя Ветра, чтобы, конечно, приютить их. Что будет, когда мой пепел и прах моих дочерей и внуков унесёт в Звёздное племя? В племени Ветра не останется ни одного чистокровного кота? Остаётся только надеяться на то, что Лихозвёзд знает, что делает, иначе он попросту убьёт наши лесные корни, а значит, и наше будущее.»

Не бойся Сизоворонка гнева предводителя и предков, она бы непременно вырвалась вперёд и, не медля, искоренила угрозу в самом её зародыше. Но закон гласил: котята – сокровище, будь они племенные или нет.

«Переписать бы этот закон, диктованный бродягами и домашними кисками. Будь моя воля, я бы встала вместо Лихозвёзда. Я бы смогла держать всех врагов в страхе, и никто бы не посмел испытывать племя Ветра.»

– Бродяги слабы и дотошны. У них по крови чёрные мысли. Они не способны на верность, - шептала она, словно мантру. Наверняка они погибнут, успокаивала себя Сизоворонка. У грязнокровок нет той силы, что есть в котах, родившихся на вересковых пустошах племени Ветра, нет того духа. Но что если нет? Что если ублюдки выживут и станут, упаси Звёздное племя, частью ветряков? Сизоворонка с жестоким удовольствием представила, как становится наставницей одного из них.

Отредактировано Сизоворонка (2017-07-13 14:25:37)

+12

76

– Бродяги слабы и дотошны. У них по крови чёрные мысли. Они не способны на верность, — кот слышал это краем уха, однако достаточно долго не подавал вида, так как очень тщательно пережёвывал птичье мясо для малышей. Каждый кот ещё с возраста оруженосца должен понимать одну простую истину: не просто так королевам самым первым дают отведать дичи, не просто так каждого котёнка холят и лелеют, словно настоящее сокровище. У всего этого есть одна цель: взрастить сильное, храброе и преданное всем сердцем племени, которое его кормило, потомство.

— А ты не способна на то, чтобы давать кому-то шансы, — достаточно громко пробасил Лихозвёзд, отводя уши назад и, кивнув Нарциссе, чтобы та занялась котёнком, развернулся, тяжело выкатив вперёд плечи и выровнявшись в спине, глядя на ощетинившуюся кошку свысока. Ветер взбил густой вздыбленный загривок, прежде чем кот повёл подбородком в сторону кошки, сощурив небесно-голубые глаза, — котята остаются под защитой племени Ветра, и, если ты, Сизоворонка, забыла воинский закон, — кот гневно выдул сквозь ноздри воздух, — то тебе не стоит мозолить мне глаза своим недовольством. Не смотри на них как на обед,ещё громче прорычал кот, широко расставляя лапы, выгибая губы в недовольной гримасе и вздыбив усы.

— Нарцисса будет ответственна за воспитание котят вплоть до тех пор, пока им не исполнится шесть лун, — громко и уверенно прогремел кот, встряхнув головой, из-за чего мощные лопатки на спине сошлись, — я выслушаю каждого, у кого есть веская, — стрельнув глазами в сторону Сизоворонки, продолжил предводитель: — причина для того, чтобы я оставил племя без двух новых котят и потенциальных оруженосцев после того, как мы потеряли половину своих котов в пожаре. Если мы будем забывать о том, что после нас кто-то должен остаться на этой земле, другие племена с радостью займут наше место. И глазом не моргнут.

Кот ещё раз раздражённо махнул кончиком хвоста, очередной раз обведя взглядом своих соплеменников и затем снова взмахнув лобастой головой, будто бы ему это придавало того самого мужества, которое, словно гром, гремело на весь лес.
— Ни у кого здесь нет никакого права решать, кто должен жить, а кто может умереть, — рявкнул Лихозвёзд, выпустив когти и несколько раз вспоров ими землю, — ни у кого, кроме Звёздного племени, нет такого права. И если Звёздные предки считают, что котятам нужно умереть, они умрут без помощи тех, кто желает придушить их ночью, — кот гортанно зарычал, в очередной раз глядя прямо в глаза Сизоворонке, про себя подмечая то, что мама трёх прекрасных кошек его племени кажется ему чересчур чопорной и... Звёздное племя, какой же глупой! — мы потеряли Белоуса, а вместо него Звёздное племя подарило нам двух котят, — кот фыркнул, из-за чего его могучая грудь пошла ходуном, а сам он перенёс вес на задние лапы, — задумайтесь об этом, когда будете говорить им о том, что они изгои и грязнокровки.

Кровожадность Сизоворонки не доведёт до хорошего конца. Кот повёл головой, снова разворачиваясь к Вереску, Ветрогону и Нарциссе.
— Ты уверена? — хмуро сдвинув пушистые брови, обратился кот к молодой воительнице, аккуратно кивая, соглашаясь со своими мыслями, — если тебе что-то понадобится, я к твоим услугам. И... Нарцисса, — подождав немного, кот аккуратно наклонил голову к уху тонкой, словно стебелёк у молодого цветка, кошке, обдав плюшевую шерсть горячим дыханием, спасибо.

+13

77

Воробьишка очень-очень медленно приходила в сознание. Слабость никак не покидала тело маленького котенка, но зато рыжая почувствовала, что ей стало теплее: Вереск тщательно вылизывал свою будущую подопечную, и она постепенно успокоилась, дыхание выровнялось, а кто-то с новым запахом пытался еще и накормить её! Рай, не то слово.
Медленно, но верно ситуация стабилизировалась. Не понятно было, как там её братишка, но у самой кошечки все было вроде бы как надо.
Пожалуй, за исключением отсутствия матери.
Так вышло, что оба котенка были в том возрасте, чтобы и ходить, и докучать, и даже болтать чуток, но все еще такие маленькие, чтобы многого не помнить. Ну а почти угодив на дно озера, будущая Воробьишка вряд ли что-то вспомнит из прошлого. Будет видно.
Самое главное, что сейчас её пытались кормить: как-то неестественно, что малышка не раз закашлялась, поначалу отвергая новую пищу, но после, приноровившись, принялась сначала понемногу кушать, а после и вовсе чавкать на всю поляну. Вряд ли это понравится тем, кто уже был не рад появлению в племени двух рыжих котят.
И сытость наступила быстро. Единственное, что осталось подсушенной и накормленной крошке - перевернуться на спинку и сладко, медленно и от души потянуть все лапы вверх, растопыривая крохотные светлые пальчики. Пожалуй, это зрелище могло растопить даже самое ледяное сердце: сытое и счастливое дитё.
А потом, спустя несколько минут таких "потягушек", крошка собралась с силами, поерзала на земле и... распахнула большущие желтовато-зеленые глазенки.
А тут столько морд.
Зычный, требовательный мяв слышали, наверное, все.

+10

78

Он помнил лишь жгучий, поглощающий, словно зыбучие пески, всё естество, страх. Сперва страх за сестру и отчаянное желание помочь ей, выцарапать маленькими коготками из крепких лап беспощадного двуногого, вцепиться едва прорезавшимися зубами в его толстую нежно-розовую лапу - лишь бы уберечь, спасти. Затем этот порыв утонул в охватившем его инстинкте самосохранения - все мысли выжгло алым пламенем паники, боли, и отчаянного осознания неминуемой кончины. Он, едва начав жить, слабо понимал, что есть смерть, но именно в этот момент малыш чётко осознал, что умирать-то совсем не хочет. Это естественное, не по-детски сильное желание жить оставалась единственной силой, что удерживала рыжего на плаву - он судорожно барахтался в воде, словно угодившая в вязкую паутину муха, отчаянно напрягая каждую мышцу маленького тельца и хватая ртом глотки спасительного кислорода. Но силёнки вскоре кончились, и за стеной бушевавшего страха оказалась лишь глубокая, приятная пустота. От этой пустоты немело тело, кружилась голова, пропадало желание биться дальше - усталость мертвенным грузом надавило на котёнка, и он бессильно закрыл глаза, так быстро проигрывая первую в его жизни схватку. Схватку со смертью.
После целой вечности темноты и успокоения вдруг резко загудела голова. Назойливая боль пчелиным жалом впилась в сознание будущего Львёнка, и котёнок не сдержался - всей грудью сделал глубокий вдох, лишь бы стереть это ощущение и вновь вернуться в успокоительный мрак. Но поток воздуха столкнулся о вязкую преграду в горле, и котёнок зашёлся в кашле, а затем, не выдержав, резко распахнул глаза - прям над ним нависала огромная, самая огромная из когда-либо увиденных им кошачья голова. Малыш уставился на гиганта, а затем быстро завертел головой - со всех сторон его окружали коты, нет, какие-то коты-переростки, настоящие львы! Рыжик повернул голову направо, и, издав тихий мявк, насколько мог быстро засеменил к сестре, загораживая её своим маленьким тельцем от злобных глаз незнакомцев. Он впервые в жизни отчаянно зашипел на взиравших на него свысока великанов, но вышло совсем негромко - он только так и умел.
Нет, всё же, схватка ещё не проиграна. Она лишь только началась.

Отредактировано Львёнок (2017-07-14 01:52:03)

+9

79

Вереск проигнорировал выпад Ветрогона в свою сторону, чувствуя как шерсть на загривке поднимается всё сильнее. Ему было сложно сдерживать собственные эмоции, но он держался. Не открывая взгляда от маленьких комочков, боковым зрением Вереск улавливал общую суматоху вокруг. Такое большое количество внимания, вряд ли могло обрадовать кого-то вроде Вереска. Если он и применял свой шарм, то предпочитал использовать его на одну единственную цель. Но что же у нас тут? Вот Нарцисса снуёт возле Лиха. По-прежнему слишком открытая, участливая, отзывчивая. По-прежнему единовременно привлекательная и отталкивающая.
Мама-Нарцисса?
Вереск тихонько хмыкнул, недоверчиво покосившись на молодую кошку. По его мнению, ей самой место в детской, и доверять ей котят... это вообще безопасно? Где-то внутри зазвучал задорный голос Перепела: "с каких пор ты стал таким занудой, Вереск?"
Но других претендентов на материнство не возникало. Даже наоборот. Конечно же, Вереск так и думал, что Сизоворонка в такой ситуации молчать не будет. Бывает же, что дети так сильно не похожи на своих родителей.
Вереск на секунду отвлекся от котят, лишь за тем, чтобы отыскать в толпе мать. Она, как и всегда, предпочитала наблюдать всё из-за спин товарищей, но сын легко нашёл её пёструю шерстку в толпе очевидцев. Стоило ли по старой привычке обращаться за советом к ней? А может она! Может она будет той самой матерью? Она воспитала троих прекрасных воинов в одиночку, любит котят, с радостью возится с ними... но пожилая кошка по-прежнему выглядела равнодушной и отстранённой. Как и в случае с Вереском, многочисленные потери, осушили её жизнелюбие до дна.
Пятнистый отвёл взгляд от матери, выслушал Лихозвёзда, снова пристально глянул на Нарциссу и выпрямился во весь рост.
- Я помогу Нарциссе, - хрипло, громко и отрывисто высказал он. Вызвался помочь и Лихозвёзд. Конечно же, предводитель предпочёл утешить толпу философией звёздного племени, но Вереск знал, что потери ничем нельзя восполнить. Только принять и, в лучшем случае, пережить.
Тем временем те самые комки шерсти, переполошившие всё их безупречное, дружное племя, оклемались и начали проявлять свойственные для них признаки жизни. Тут то Вереск и понял одну забавную деталь. О котятах он не знал ничего и отчаянно не хотел становиться отцом всё своё сознательное и бессознательное существование. Может удастся попросить у матери индивидуальный курс молодого папаши?
Вереск загляделся на рыжую детку, которую он вырвал из лап смерти. Да, возможно она могла растопить любое сердце своей очаровательной храбростью и наивностью, но пятнистого воина ни что не грело так сильно, как мысль о том, что вот она - свидетельство его победы - живая, невредимая. Он собрался с духом, вытянулся вперёд и наклонился. Вот он - первый взаимный осознанный контакт. Пятнистый пару раз лизнул кроху по шерстке, а затем, мягко ухватив за шкирку, перенес её ближе к своему боку. Ему хотелось спрятать её ото всех и уберечь от взгляда Сизоворонки и прочих приверженцев "чистой крови". Чтобы малютка не сбежала, он принялся подразнивать её кончиком своего хвоста. На его губах впервые за долгое время обозначилась озорная улыбка.
Локтем, Вереск ткнул в рыжий бок предводителя.
- Лих, им... им ведь нужны имена.
Очень нужны. Ведь они останутся тут надолго, чтобы там не шипела себе под нос Сизоворонка.

Отредактировано Вереск (2017-07-14 22:11:10)

+6

80

- Мы ведь можем потребовать еловые лапы у тех, у кого их много. Им ведь целый ельник не нужен.
А это мысль, - промелькнуло у кота в голове, и он на миг представил, как врывается в тот же лагерь Сумрачного клана и трясет с соплеменников еловые ветки, заставляет тех ползать и скидывать на него шишки, чтобы те, запутавшись в его косматой шерсти, благополучно достигли пустошей.
– Я могу сделать всё что потребуется, - послышался тихий, уверенный голосок среди толпы, и целитель вновь вернулся к реальности.
Ветрогон удивленно повернул голову и увидел, как Нарцисса пробирается сквозь толпу прямо к ним. С чего бы такое самопожертвование?
– Я часто бываю в детской, и во время пожара помогала королевам. Я смогу сделать всё, что скажет Ветрогон. Позволь мне сделать это для нашего племени, - очень тихо шептала воительница и сварливому целителю пришлось напрячь слух, чтобы услышать, что та лепетала.
- Ты уверена? - достаточно громко спросил целитель. - Тебе придётся на четыре-пять лун запереть себя в детской.
Больше всего врачевателю не хотелось, чтобы его труды пропали даром. Вот сейчас он научит Нарциссу ухаживать за ребятнёй, а потом она резко передумает. Кто же этих кошек разберёт? Или она хочет, чтобы Лихозвёзд её заметил? - он перевёл взгляд на предводителя. Да, он хороший воин. Благородных кровей. И мысли целителя вновь понеслись куда-то далеко-далеко.
– Бродяги слабы и дотошны. У них по крови чёрные мысли. Они не способны на верность.
Кудахтанья Сизоворонки отвлекли его. Ветрогон вновь несказанно обрадовался, что не является глашатаем и, не дай Звёздное племя, предводителем. Мне бы пришлось выслушивать всех недовольных моими решениями, - он закатил глаза. Хорошо, что сейчас я провожу время со своими травушками-муравушками. Как я мог жить без них? А они без меня? Бедолаги. Я пришёл и спас их от одиночества, а мне теперь есть с кем поговорить.
Лихозвёзд осадил недовольную воительницу, а затем поблагодарил Нарциссу. Предводитель склонился к уху воительницы и обдал её горячим дыханием, что-то шепча.
- Может быть я тоже хочу послушать, - пробубнил себе под нос Ветрогон, недовольный тем, что рядом с ним кто-то шепчется.  Они говорят обо мне. Я уверен. Лихозвёзд говорит ей втереться ко мне в доверие и разузнать секреты целительства, чтобы потом сместить. Я всё понял, - и он недовольно нахмурился, оглядывая парочку.
Котята тем временем совсем очнулись и начали подавать признаки жизни, которые свойственны котятам: ползать, мяукать и глазеть по сторонам. Они оба были рыженькими и напоминали маленьких Штормика и Вьюжку.
- Я помогу Нарциссе, - неожиданно вызвался Вереск, а затем неожиданно уволок девочку ближе к своему боку, играясь с ней кончиком хвоста.
Морда Ветрогона стала совсем плоской.
- Лих, им... им ведь нужны имена.
- Да-да-да, мамашки-папашки, заканчивайте ваши семейные нежности, проводите церемонию имянонаречия и уже позвольте целителю заниматься важными делами, - заворчал Ветрогон, взмахивая пушистым, в колтунах, хвостом. - Котятам нужен отдых после такого стресса, и если вы хотите, чтобы их здоровье нормализовалось, то советую поторопиться, а потом помочь мне отнести их в ясли.

Отредактировано Ветрогон (2017-07-15 12:06:21)

+12


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна