cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна


главная поляна

Сообщений 421 страница 440 из 480

1

http://s5.uploads.ru/JdoSI.png


Лагерь племени Ветра, в отличие от других племен, находится на абсолютно открытом пространстве, и располагается посреди холмистого участка, на месте слабовыраженного подножия меж возвышений вокруг. Самая выразительная часть лагеря – большая каменная глыба, стоит на противоположной от входа части лагеря, совсем вдалеке; с нее предводитель обращается к своему племени, а также в ней таится его палатка. Несмотря на то, что в целом коты племени Ветра предпочитают спать под открытым небом, палатки у них все же есть на случай непогоды или какой-то критической ситуации; все они плотно прилегают к крутому склону вокруг лагеря. По правую сторону от скалы находятся кусты утесника, в которых располагается целительская. Затем, следуя от нее в сторону входа, идет детская и палатка оруженосцев. На параллельной стороне, в небольшом отдалении от главной поляны, близ скалы, в небольшом валежнике располагается палатка старейшин. Ближе к центру левого крыла лагеря находится воительская палатка. Добыча складывается в той же стороне прямо возле входа; так коты сразу могут избавиться от улова, войдя в лагерь. На просторной поляне могут устраиваться коты, чтобы отдохнуть или перекусить.


0

421

Терновник пытался вспомнить говорили ли когда-нибудь Звездоцап, Звездолом и другие более-менее известные (пускай и не очень хорошие) коты прошлого слово «вы». Он не мог припомнить чтобы кто-нибудь вообще это сочетание звуков употреблял в отношении одного-единственного индивида. Черношкурый углубился в собственные мысли пытаясь понять, чего именно от него хотел Дурман. Блуждание по собственным чертогам разума не дало коту ничего кроме минутного ступора и еще большего гнева. Терновник сбросил с себя оцепенения, когда блуждание стало нестерпимым. Кот возвращался в реальность с возросшей яростью. Причиной гнева Терновника стало осознание того что слова Дурмана опять заставляют его тратить время в пустую.
- Пф! – только ответил он, хоть и с запозданием. Звук вылетевший из Терновника мог бы сойти за чих, и одноглазый кот поспешил продолжить.
- Бубнеж престарелого смутьяна не собьет меня с толку! - хоть Дурман и был старше Терновника всего на несколько лун это не мешало черному коту считать, что лучшие дни этого говорливого мятежника уже миновали. Терновник готов был сморозить что-нибудь о котятах и том сколько их понадобиться, чтобы убирать за Дурманом, когда тот перестанет твердо стоять на лапах, но воинская шутейка так и не покинула пасти черношкурого, оставшись там потому, что одноглазый почувствовал, как что-то трется об его бок.
Он заметил Дикотравницу слишком поздно. Наверное, молодая воительница хотела удержать его от глупостей, но ей удалось это лишь отчасти. Терновник подумал, что кошку из своего прошлого, которую он потерял бесчисленное количество лун назад он тоже замечал не сразу и куда реже чем нужно. Эта мысль погасила гнев в Терновнике, и он смог промолчать, убрав шутки про старость, немощь и помет поглубже в себя.
Черный постарался дослушать что говорит его бывшая ученица. Ему понадобилось на это почти столько же усилий, сколько на то, чтобы понять, что такое смысл слова «вы», но в этот раз результат был куда успешнее. Остывающие от гнева сознание с трудом воспринимало новую информацию, однако Терновник смог понять, что ему всё-таки придется идти к тем туннелям, а судя потому что звучало из глоток окружающих его соплеменников, с ним пойдут еще три ученика и Дикотравница. Воин вздохнул и, подождав пока его бывшая воспитанница договорит и двинется к выходу из лагеря, отправился за ней. Говорить что-то ученикам и прочей мелочи, да и кому-либо еще, Терновник больше не хотел – смысла не видел.
------------> опять к туннелям и еде.

+1

422

Что ж, кажется, кровопролития удалось избежать. Дикотравница удовлетворенно вздохнула. От сердца отлегло. Напади Дурман на Клока Кометы и вряд ли бы племя Ветра осталось бы племенем, а не сборищем диких котов. Угомонился и Терновник. По крайней мере он не решил наломать еще больше дров и в конец испортить отношения с Дурманом. Хотя кто знает, кто знает. Со своей не особо выделяющейся общительностью и "потрясающим" умением налаживать связи с соплеменниками Дикотравница до сих пор не понимала тонкости отношений между некоторыми воителями, особенно старшими. Впрочем, не сказать чтобы ее это особенно волновало. Единственным, что сейчас беспокоило кошку было будущее: ее и племени. С одной стороны, у них теперь есть предводитель и глашатай. С другой же... пускай сегодня и сейчас Шептун поступил благоразумно и смело, но Дикотравница все равно сомневалась в нем. Не то чтобы в ней говорила зависть, однако даже себя она видела более подходящей (хоть и непозволительно юной) кандидатурой на роль глашатая, а сколько еще в племени было благородных и сильных духом воинов! И Дурман...
Он уже проявил недовольство, показал свою опасность для единства племени. Нельзя было оставлять его, особенно учитывая тот факт, что этот воитель как никто другой мог складывать красивые речи. Найди он более убедительные аргументы и сложись обстоятельства иначе, может быть и Дурман смог бы склонить на свою сторону значительную часть соплеменников. И кто знает что готовит будущее? Этот бунт еще аукнется. Узурпатор и тиран Клок Кометы или нет, но в его лапах власть и авторитет. Власть и авторитет держат племя целым, напоминая ему о важности Закона и вере в духов. Даже Дикотравница со всей ее фанатичностью в отношении Звезд (и не только их) понимала это. Еще она понимала, что Дурмана стоило убрать, пока он не нашел сторонников и не добил племя ненужной междоусобицей. Может жестокость одиночек как-то и сказалась на Дикотравнице, однако она и впрямь считала воителя угрозой для племени. И для Баланса. А угрозы Балансу лучше устранять сразу, пока все не зашло слишком далеко.
"Ладно, пока нужно сосредоточиться на туннелях и укреплении лагеря", - кошка украдкой качнула хвостом, а получив одобрение со стороны предводителя, коротко кивнула и поднялась на сильные стройные лапы.
- Терновник, Пшеничка! Идем, - уверенно и громко произнесла она. Звать за собой Воробушку она пока не решалась, все же та теперь была ученицей Клока Кометы и у него могли оказаться на рыженькую свои планы. Впрочем, от Воробушки отделаться было куда сложнее, чем от репея в труднодоступном околохвостном месте.
- Если Клок Кометы одобрит. Он все же твой наставник, - мягко произнесла кошка в ответ ученице и двинулась в сторону выхода из лагеря, давая возможность всем все решить и всех обо всем спросить. Терять время попусту конечно не хотелось, но... формальности - они такие, к ним пришлось привыкать лунами после вольной и простой (в плане взаимоотношений) жизни с Хальдом. Своего добавили и Шептун с Уголек. Коротко глянув на воителя (как глашатая она не воспринимала Шептуна, а потому не торопилась и ему подчиняться, проявляя определенное своеволие даже сейчас), Дикотравница ровным тоном ответила:
- Если Уголек уже в полной мере здорова и готова к долгим вылазкам, - сказала она, глядя на новоиспеченного глашатая.
"Я не буду брать на себя ответственность за еще одну жизнь. И не буду рисковать своим и Терновника здоровьем. Ну и Пшеничкой тоже. Нам нужны сильные и здоровые коты", - подумала Дикотравница. Воительница решила еще немного подождать, пока решается судьба Уголек, а потом наконец покинула лагерь, но прежде на миг задержалась у Клока Кометы и Шептуна, чтобы бросить что-то вроде:
- Да хранят вас Звезды, - коротко пожелала она, - "В особенности тебя, предводитель" - и ушла, коротким мявом призывая свой отряд идти следом.

-> К туннелям.

Отредактировано Дикотравница (2018-06-25 17:55:14)

+2

423

►Ручей

Кот очутился на поляне, следуя за сестренкой. На душе было непривычно спокойно. Мерцание то и дело поглядывал на длинный черный хвост, качающийся перед носом. По нему взгляд скользил на худые бедра, гибкую спину. До слуха доносилось довольное мурлыканье кошки.
Проникнув в лагерь, кот услышал призыв со скалы и тут же завернул на голос. Его взору открылась картина, совсем никак не предрекаемая до нынешнего момента. Толпа котов, задрав разномастные морды устремились к месту предводителя на скале. А место.. не пустовало. Соломник? Немолодой здоровяк был так же уверен в себе как и камень прод его лапами.
Мерцание с интересом притормозил за спинами соплеменников. Светлошерстный кот, произнося всем хорошо известные слова, огласил свое новое предводительское имя. Рядом весело засмеялась Грация. Криво усмехнувшись, Мерцание легонько хлопнул сестру по плечу. Однако неуверенный одобрительный шум прервал Дурман.
Старший воин возымел смелость сказать то, что не могло не поселиться в умах хотя бы четвертой части котов на поляне. Мерцание привстал и вытянулся, глядя на происходящее. Затем тихо шепнуло сестре:
- Есть доля логики в этом, не думаешь?
Грация рядом вдруг растеряла всю радость. Мерцание ничего не оставалось, как ободряющие коснуться ее бока своим. Однако, на удивление, конфликт разрешился без кровопролития. Успокоившись, новый предводитель раздал приказы и, подцепив нового глашатая, собрался в патруль.
Мерацние махнул хвостом, поднимаясь.
- Пожалуй, я прогуляюсь с вами, золотце. - Хохотнул кот, обращаясь к сестре. - Не могу отпустить тебя одну.

+1

424

Качнув головой, бежевый медленно направился к скале. Серо-палевый продолжал стоять на своем месте, проводя салатовыми очами отдаляющуюся спину лжепредводителя. Тот факт, что Соломник и не собирался предоставлять доказательства своего благословения звёздными предками только укрепило веру Дурмана в ложь оного.
Остановившись у огромного булыжника, названный предводитель сел лицом к толпе, окидывая котов пустошей взглядом своих небесно-голубых глаз. Старший воитель, поняв, что сейчас последует длительная душещипательная речь, сел на землю и стал, полусогнувшись, вылизывать переднюю лапу, показывая тем полное равнодушие к последующим словам соплеменника.
Знак действительно был. И, надеюсь, когда Ветрогон придет в себя, то сможет поговорить со Звездными предками и подтвердить данный факт. У Лунного Озера я нашел подтверждение этому знаку. Сам Звездолет назвал меня новым именем. И не доверяя мне, вы не доверяете почившему Звездолету. Имейте хоть каплю терпения, Звездное племя подтвердит этот факт...
Клок Кометы продолжал говорить, обращаясь ко всем котам на поляне. И никаких доказательств. Слова бежевого были пусты и не дороже порыва ветерка без них, но тот разглагольствовал дальше, приплетая ко всему этому и погибшего Звездолета, и предков, и Ветрогона. Говорил обо всем, но не о самой сути конфликта.
Касаемо же тебя... говоришь о справедливости и печешься о своем дражайшем племени, а сам что для него сделал, м? Может направишь нескончаемый поток энергии на что-нибудь полезное для племени? А если нет - вон выход из лагеря, тебя никто не держит.
« Что я сделал для родного племени? Пожертвовал своими ценностями и наплевал на собственное здоровье, отправившись за ушедшим патрулем. К вашему сведению, пока вы, Соломник, прохлаждались в водичке Лунного Озера, часть ваших соплеменников чуть не была разорвана в клочья одиночками. Звёздное племя выбрало отличного предводителя, тут уж ничего не скажешь. » Но Дурман промолчал, продолжая усталым взглядом глядеть на светлую фигуру на камне. Ему нет необходимости доказывать свою преданность племени. Ему достаточно было видеть греющую душу благодарность в глазах Анемоны, дабы удостовериться в правильности своего поступка.
На этом все, — окончив свою тираду такими словами, Клок Кометы сошел со скалы, на которую он успел взобраться во время рассказа, и прошел мимо зеленоглазого. Тот даже не посмотрел на него. Взор воителя был прикован к Скале собраний, длинным когтем рассекающей голубую лазурь неба над пустошами. Где-то высоко над лагерем маленькими черными точками парили птицы, изредка оглашая округу своими пронзительными криками. Собрание окончено, коты стали расходиться; кто-то поспешно спрятался в тени кустов утёсника, кто-то подошёл к собиравшемуся патрулю, некоторые решили немного пообсуждать последние события. Дурман, издалека похожий на нерастаявший с сезона Юных Листьев грязный сугроб снега, стоял перед скалой, погруженный в собственные мысли. По-хорошему, ему следовало вернуться в целительскую и продолжить лечение. Болезнь только-только начала отступать, нельзя было упустить такой момент.
Сбоку послышались чьи-то тихие шаги — кот медленно обернулся на шум, и перед его взором предстала худощавая фигурка глашатая. Пёстрый прищурился, смотря на Шептуна испытывающим взглядом. « Что вам от меня ещё надо? »
Дурман! Тебе с-стоит, кхр… Закончить лечение. Ты выглядиш-шь лучш-ше, чем было, конечно, но... Не то, чтобы плохо... Кхм… Кхр. Племени нужны здоровые воины.
Серо-палевый молча кивнув в ответ. Он и сам это понимал. Стоило ему только отвернуться и направиться к палатке целителей, как позади раздался ещё один голос. До боли знакомый голос. Высверк?
Высверк, тебе не следует... — серо-палевый, с тяжелым вздохом повернувшись к племяннику, запнулся, стоило ему только поглядеть на бывшего оруженосца. Пестрый ошеломленно обследовал взглядом морду стоящего перед ним кота, сглотнул, чувствуя, как в горле медленно образуется ком, — Что с твоими глазами? — растеряно выдохнул воитель.
Клок Кометы не соврал. Знак действительно был, только получили его не целители. И на то даже есть причины, возможно моё нынешнее состояние позволило «взглянуть на мир по-другому», но к Лунному Озеру наш ворчун отправился по воле Звёзд... — молодой воитель всё говорил и говорил, упоминая то надоевшего Клока Кометы, то духов умерших, но серо-палевый слушал малого вполуха: взгляд его был прикован к неестественно побелевшим глазам племянника. Когда же буро-бежевый замолчал, Дурман, словно очнувшись от забвения, потряс головой и быстро подошел к родственнику, приблизив свою морду практически вплотную к нему. В салатовых очах светился неподдельный страх, голос старшего воителя сник, растеряв свое поддельное спокойствие и ядовитую речистость.
Плевать на Клока Кометы с его Лунным Озером и звёздными мертвецами! Высверк, что произошло за мое отсутствие? Что произошло с твоими глазами?

+3

425

Морально буро-белый ветряк был готов ровным счётом ни к чему, но с достойным похвалы упорством внушал себе, что на самом деле ко всему, а это просто нервишки придуриваются. Придуривались они, надо сказать, знатно. Более всего из-за факта важности Дурмана в жизни Высверка — наставник, хоть и вредина самая настоящая, близкий родственник, около-последнее напоминание о некогда большой-счастливой семье. Не слишком хотелось распрей между таким вот котом и Клоком Кометы, коего молодой воин умудрился отправить гулять по тропе мудрых мёртвых прямиком до Лунного Озера.

— Хорошо, если он мне не поверит. Тогда..? Тогда придётся выдавать текст пророчества со всеми объяснениями. Не самый желательный расклад, — ибо несмотря на шаткое положение веры в родном племени, голубоглазый осознавал важность некоего таинства, — хотя. Раз уж Звёзды передали послание обычному воителю и обстоятельства не совсем стандартные, то, — додумать мысль худощавый не успел. Резко обнаруженный прямо перед носом странный заслон для видения окружающего уже слегка привычными размытыми пятнами не на шутку испугал ветряка, заставив порядочно отпрянуть. Только кое-как отдышавшись сквозь мутную пелену страха «неужели стало ещё хуже? Да куда уж, хвойня всё побери», Высверк понял, что это всего лишь дядя. Шокирован, наверное. Или не поверил с первого взгляда и решил приглядеться. После испуга пришла какая-то невесёлая весёлость, оставив след, болезненную улыбку, на ушастой морде.

— Плевать, — вот тут, конечно, буро-белый был готов выдать о-очень долгое «а-а-ась». Неужели Дурман таки тоже считает нерадивого племянника важным, важнее племенных распрей? От такой неподдельной заботы где-то на месте сердца (обычно там обретается пламенное желание вытворять остроумные пакости) резко потеплело. Ветряк даже несколько растерялся и ответил с ощутимой паузой.

— Аэ-эм, — глубокомысленное начало, — я очень-очень долго валялся полуобморочной тушкой белки, которую изрядно помотала по веткам жизнь. Кашлял, раскалывалась голова. В какой-то момент боль резко перешла на глаза. Не то чтобы я придал тогда этому большое значение. Видимо, зря, — бледноглазый насупился, ковырнув когтем землю, — затяжная болезнь дала вот такой побочный эффект. Теперь я вижу тебя большущим расплывчатым отдалённо-цветным облаком. И всё так вижу, — с рассказом про странное «лекарство» от Мегеры и усилившуюся из-за оного боль Высверк решил повременить, ибо не был пока уверен в своих догадках. Однако о них всё-таки следовало хоть кого-нибудь оповестить — если то загадочное растение действительно столь опасно, его нужно убрать подальше от целительской. Кое-какие предположения могла бы подтвердить Уголёк, хоть буро-белому того очень не хотелось. Да и поименованная куда-то запропастилась.

+2

426

--> Холмы

Высушенная солнцем трава шуршала под лапами бегущей, вознося на скалистый пригорок. Едва ли тень странницы упала вниз, на равнину лагеря, как внутреннее чутье неуловимо шелохнулось: витал совсем иной распорядок между котами племени Ветра. Полуопущенные веки медленно распахнулись, с воодушевлением рассматривая лики малознакомых морд. Ликорис, замедлившись на мгновения, переходя незримую черту лагерной территории, моргнула, когда перед носом пролетело перо куропатки, уносясь за спину подхваченным попутным ветром. Очи замерли на двух фигурах у самого входа, столкнувшись лоб в лоб, куда только что вошла она сама. Не имея возможности обратиться к Клоку Кометы и Шептуну с занятой пастью, кошка предупредительно взмахнула им хвостом, характерным жестом прошения. Чего именно - не так важно, как привлечь внимание в ожидании, что же странница хочет.
Хватило всего пара шагов, чтобы найти скудную кучу, куда клановые коты складывали улов. В ожидании выбора вождя, хаотичная жизнь племени ослабила все аспекты их жизни и не приносила столько добычи, сколько этого требовал организм, пораженный болезнью. Уложив однокрылую куропатку, кошка испытующе изогнула кончик пушистого хвоста.
— Настроение клана изменилось, еще вчера оно было в хаосе. — Ли выпрямилась, взглянув на противоположную сторону вытоптанной поляны, на разговаривающих Дурмана с Высверком. — А сегодня есть четкий барьер между негодованием и упоением, — Трехцветняя, наконец, обернулась к котам. Описанные черты характерны во время больших перемен. Задумчивые золотистые очи подсчитывали пятнышки на шубке Уголек, затем взгляд всполыхнул, перекидываясь на взрослых. — Вы выбрали лидера и это очень хорошо, потому что время на исходе.

Отредактировано Ликорис (2018-06-27 01:41:08)

+1

427

Он хмуро слушает происходящее на поляне, шумно вдыхает носом воздух и бьет хвостом землю, будто бы прямо сейчас сидит на своем заклятом враге. Горький искренне не понимает – не хочет понимать – к чему столько привлечения внимания на целях, которые в данный момент не значат ничего. Горький не стремится понимать своих верующих соплеменником, вместо этого с трудом удерживается, чтобы не заклокотать от раздражения, прижимает уши к голове.
И тут же успокаивается, когда уверенный голос Клока Кометы произносит его имя и направляет в патруль. Мигом воспрянув духом, Горький подскакивает с насиженного места, игнорируя чуть более чем всё происходящее на поляне, подходит к Грации и кивает ей. Он уверен, что черная кошка справится с любой поставленной задачей, потому что прекрасно знает, как именно её обучал наставник – и сам был молодым учеником на-тот-момент Соломника. Поэтому, бело-черный заметно расслабляется, находясь рядом с молодой воительницей.
- Как Дикотравница с отрядом скроется из виду, следуем за ними, - он не указывает, забирая с первых слов лидерство над их небольшим отрядом, скорей предлагает и ждёт ответа: - Идти след в след нежелательно: если первый отряд все же попадёт в западню, мы сможем неожиданно напасть на обидчиков и быстро отбиться. Тоннели могут заинтересовать любого.
Горький непроизвольно усмехается и ведет плечами, все еще чувствуя эфемерную тяжесть, будто бы только-только вернулся с пастбища. Старший воитель старается не обращать на Высверка, не смотреть в его глаза, потому как понимает – он не сможет уйти из лагеря. Новая проблема ложится очередным камнем на сердце, и Горький сжимает зубы. Правда, концентрация на чем-то одном играет нечестно, посему бело-черный едва заметно вздрагивает, когда слышит голос Ликорис – кажется, так зовут незнакомку? Он все еще не доверяет, все еще относится к одиночке с подозрением и не хочет даже частично принимать тот факт, что пестрая, прямо как Мегера, вот-вот поселится в его племени. Не бывать этому.
Когти впиваются в землю, и бело-черный решает оторваться от негативных мыслей.  Он вновь обращает внимание на Грацию, задумчиво изучает её, а потом все же выдыхает.
- В любом случае, решаешь ты, как поступить правильней.
Горький еще не знает сам – это добрый жест со стороны соплеменника или желание узнать, насколько хорошо Клок Кометы обучил Грацию.

0

428

Пшеничка удовлетворенно покосилась на Дикотравницу, когда услышала от нее слова одобрения. "Видишь, мы не мелкие малолетки!" Серебристо-полосатая внимательно выглядывала из-за лапы Грации и следила за происходящим. Вообще-то ей было глубоко плевать на то, кто станет предводителем племени. Пусть уж кто-то. Хотя...
"Может все-таки не Клок Кометы?" - бывший воин только и делал, что нагонял страху своим вечно недовольным поведение. Уж помнит пшеничка, как меняла ему подстилку. Сколько наслушалась, аж уши в трубочку свернулись, а может даже и отвалились. Вспомнив прошедшее, ученица инстинктивно дотронулась до кончиков ушей, проверяя на месте ли они вообще.
Янтарные глаза скользнули по точеной фигурке Воробушки. Все же славно, что в итоге они помирились. Пшеничка еще долго бы мучила себя этим отважным решением - просить прощения или нет. Когда Клок Кометы раздал указания, ученица  обеспокоенно посмотрела на Дикотравницу. Она же возьмет ее с собой?
- Терновник, Пшеничка! Идем, - серебристо-полосатая аж подпрыгнула от радости. Наконец-то, подальше от этого душного лагеря, в пустоши! Пшеничка огорченно глянула из-за спины Дикотравницы, наблюдая за новым предводителем и Дурманом. Стычки так и не произошло. А жаль. Посмотреть хотелось. Внезапно из-за спины послышался хриплый голосок. Это Уголек приближалась к Шептуну. Пшеничка резко развернулась всем телом и молча проводила взглядом пятнистую шкурку. Сердце пропустило удар. "Ей лучше! Предки, ей лучше!!"
Ученица мигом полетела к сестре. Лапы словно и не касались земли, так сильно хотелось увидеться с Уголек.
- Уголек, Уголек! Как ты? - залепетала кошечка, постепенно останавливаясь. Несмотря на свое желание обнять Уголек, она сдержала порыв, боясь за свое собственное здоровье. А что если еще болеет? Да, было в этом что-то эгоистичное. Но такова натура Пшенички. Перемявшись с лапки на лапку, она беспокойно осмотрела пятнистую сестру, так непохожую на нее саму. Исхудалые бока, торчащие ребра, неухоженная шерсть. Хотелось зажмуриться, вновь открыть глаза и осознать, что это просто неприятный сон. Но сколько бы  не моргала Пшеничка, исхудавший образ сестры не хотел исчезать и мозолил обеспокоенное сознание. Внезапно, новоиспеченная наставница двинулась в сторону выхода из лагеря. И тут-то Пшеничке пришлось выбирать. Туннели или сестра? Остаться или пойти? Черт.
- Пойдем с нами, а? - шепнула Пшеничка в сторону Уголек, надеясь, что та лишь выглядит болезненно, а сам Кашель уже отступил и сестра непременно поправляется.
Крепкие лапы сами понесли ее вслед за Дикотравницей и Пшеничка коротко кивнула в сторону выхода из лагеря, приглашая Уголек.
-------->Туннели

+2

429

Клок Кометы заметил Воробушку, которая, видимо, тоже захотела пойти в туннели вместе с Дикотравницей. Что ж, предводитель ничуть не сомневался в решении рыжей ученицы. Сидеть на месте - не ее конек, это бежевый уже понял. Одобрительно качнув хвостом, он услышал слова Дикотравницы:
- Если Клок Кометы одобрит. Он все же твой наставник, - предводитель нахмурился и приподнял подбородок. Сделав полшага вперед, он посмотрел прямо на Воробушку и глухо ответил:
- Он одобрит. Я уверен. Если только Воробушка пообещает не подводить нового наставника и будет вести себе как подобает настоящей ученице, - голубые глаза скользнули от Дикотравницы к Воробушке и Клок Кометы одобрительно указал лапой на выход из лагеря.
"Только будьте осторожны, иначе, хвостом клянусь, не сносить вам головы на плечах," - заворчал внутренний голос и кот нахмурился, провожая два отряда глазами.
- Да хранят вас Звезды, - Дикотравница всегда казалась Клоку Кометы странноватой, со своими причудами, но,что ни говори, она по праву заслуживала звание воительницы племени Ветра. Ее действия, мысли, слова - все говорило о том, что она дома. И готова защищать свой дом до последней капли крови. Разве не это главное для всего племени? Предводитель коротко кивнул в ответ и тихо пробубнил вслед за уходящим отрядом:
- Любой странный звук, запах, предмет - бегом обратно, - хотя на что надеялся кремовый? Туннели в принципе были странным предметом, обнаружившимся на территории племени Ветра. Куда уж страннее и опаснее? Возможно, именно там обитают одиночки, напавшие на Штормогрива с Вьюговеем. Клок Кометы тревожно проводил взглядом последний отряд и вернулся к Шептуну. А тем временем, прямо за спиной глашатая сновала она. Предводитель ощетинился и распушился. Смотря будто сквозь глашатая, он медленным шагом направился к Ликорис. В прошлый раз он не имел возможности как-либо отреагировать на одиночку, но сейчас, когда проблемы постепенно устранялись, Кашель сходил на нет, а Клок Кометы получил право выбора...
парой прыжков настигнув трехцветной, бежевый кот оскалился и расправил плечи.
- Ты... - зычно начал Клок Кометы и опустил голову, вставая в боевую стойку. Хлестнув себя хвостом по боку, он уверенно встал между кучей с добычей и Ликорис, отгородив ту от пищи племенных, - не смей и близко подходить к нашей дичи! - громко заявил предводитель и глянул на одиночку исподлобья так, будто прямо сейчас готов перегрызть ей глотку, - у тебя нет права находиться на наших территориях, - выделил предводитель и начал медленно двигаться вокруг Ликорис, - поэтому я даю тебе ровно мгновение, чтобы объясниться и удалиться с наших территорий. В противном же случае, придется применять другие методы, которые не шибко тебе понравятся... - закончив, Клок Кометы остановился и поравнялся с мордой Ликорис. В племени итак было полно проблем, а тут еще и одиночка. Кто знает, может это засланный шпион и прямо сейчас против племени Ветра готовится диверсия. Клок Кометы не мог допустить ошибки, поэтому действовал как и подобает племенному коту - отстаивал права своего племени и заботился о своем родном доме. Сделав еще один шаг вперед, он оттолкнул Ликорис дальше от кучи с дичью и требовательно взмахнул хвостом.
"Мне глубоко плевать на твои благородные поступки, милочка. У меня нет оснований доверять первой попавшейся одиночке. Особенно сейчас!"

+4

430

- Ты прав, идем, как раз хотел поговорить с глазу на глаз.
Шептун кивнул и последовал вслед за Клоком Кометы. Он сам хотел этого разговора - со смесью страха и волнения. Видят Предки, он был плох во всех этих серьёзных разговорах. И в разговорах просто. Хотя его наставник и пыталс исправить те раны, что были оставлены на его разуме ещё в глубоком детстве.
- Стой.
Шептун сразу же остановился и с беспокойством обернулся. Что-то случилось?
- ...нет, я.. Я хочу с тобой. Пожалуйста.
В такие моменты Шептун вспоминал как сильно Уголёк похожа на свою мать. Две маленькие милые дамы, которым так трудно сказать "нет". Трудно, но не невозможно.
- Тебе с-стоит отдохнуть пос-сле болезни. Не будем тратить твои с-силы на прос-стой патруль - ведь мы только-только начали изучать с-стратегии хищ-щников. - Шептун неловко ткнулся носом в лоб Уголёк. Этот жест был крайне неловок, но он знал, что его маленькая ученица любит прикосновения, даже такие. - Я вернус-сь, и мы отправимся к холмам. Обещ-щаю.
Его ждал непростой разговор, разговор, где ответы на вопросы повлекут за собой ещё больше вопросов. Где он, Шептун, кот, который своей жизнью обязан Племени, будет ставить под сомнение своего предводителя. Я не хочу, чтобы ты видела меня плохим воителем. Даже если из-за этого он станет для неё просто плохим котом.
Воитель обернулся и встретился взглядом с Клоком Кометы. Ты... проверял меня? Проверял, что я отвечу? Видимо, если он таки станет глашатым, это будет вся его будущая жизнь, до самой его смерти. Проверки. Чужие взгляды.
Если подумать, не сильно отличается от его ранних лет, когда он должен был доказывать свою верность.
Безумие какое-то...
- Я гот...
- Ты... не смей и близко подходить к нашей дичи!
Шептун закрыл глаза. Это будет тяжело. Шептун взглянул в глаза Ликорис. Поразят меня молнией Предки, если я в тебе ошибусь. С меня хватит ошибок. На сегодня.
- Ликорис уж-же нес-сколько лун с нами, с с-суровых Голых Деревьев... - Воитель хотел обратиться к Клоку Кометы по имени, но не стал. Непривычно. - И принес-сла еду. Единс-ственное, что с-следует с неё прос-сить - почему она без Ибис-са, который долж-жен с-следить за ней, пока она на наш-ших территориях. Твои попытки... быть полезной приятны, но при нынеш-шней ситуации... соблюдай правила, прош-шу. Клок... Клок Кометы. Не трать на это время. Не с-сейчас.
Голос Шептуна был твёрд и спокоен. Таким голосом он говорил с мамой, когда та грозилась убить себя или кого ещё. Таким голосом он говорил с Уголёк, когда не хотел её обидеть, но хотел сказать что-то неприятное. Дети.

Отредактировано Шептун (2018-06-27 20:19:48)

+3

431

Рыженькая удивленно захлопала глазами, наткнувшись на неприкрытое недовольство Уголек. Крапчатая что, до сих пор от болезни не отошла, раз ведет себя как мышь, на зерно надувшаяся?
Удивленно переглянувшись с Пшеничкой, рыжая обиженно стукнула хвостом по земле, наблюдая, как ученица Шептуна попросту избегает их, во все глаза следя за своим наставничком.
- Ах вот так вот ты, да? - сощурив глаза, обиженно пробормотала Воробушка, отступая на пару шагов назад и снова непонимающе переглядываясь с Пшеничкой. То есть они вот беспокоились, за травами носились, Пузанов всяких с Дошираками просили, чтобы поскорее поставить на лапы всех, в том числе и сестру - а она вон как, овечкой за Шептуном?
- А как же мы, а? - донеслось вслед Уголек, уже скорее риторическое: ведь рыженькая, разочарованно помотав головой, развернулась, чтобы последовать за Дикотравницей. Однако...
- Терновник, Пшеничка! Идем, - позвала соплеменница своих будущих спутников, отчего Воробушка аж к земле приросла и уши наставила. Она не ослышалась?
- А-а-а как же... - растерялась ученица, поставив зависшую в воздухе лапу на землю. Развернувшись назад, туда, где скрывалась Уголек, рыженькая хотела было уже попросить предводителя скомандовать хоть что-нибудь куда-нибудь, а то как же они без нее в туннели сунутся?
- А я... а мне что делать?! - растерянно плюхнувшись посреди поляны и глядя то вслед уходящему лидеру, то вслед патрулю Дикотравницы, воскликнула запутавшаяся ученица, чувствуя, как от волнения дергается кисточка хвоста. Как без нее-то, а?

+2

432

Медолап резко вскочил с лап, словно торопился на какое-то важное событие, внимательным прищуром провожая уходящих взглядом. Сжав посильнее зубы, он недовольно взмахнул обрубком хвоста. Проблема котика заключалась в том, что любое действие соплеменников, даже если это совершенно его не касалось и к нему не относилось, он всегда воспринимал на свой счет. Страдая синдромом крайней обидчивости, он и сейчас был готов закатить скандал. Как это так, всем вокруг поручили важные задания, а он опять остался сидеть без дела? "Медолап, поменяй подстилки. Медолап, вычисти блох у старейшин. Медолап, наломай палок для лагеря. Медолап, сделай что-нибудь, что совершенно не имеет смысла!" — в голове это прозвучало настолько нудным тоном, что оный почти закатил глаза.
Конечно, он драматизировал. Он всегда драматизирует.

Ругань с самим собой была прервана рыженькой ученицей, которая, кажется, испытывала сейчас те же ощущения, что и он сам. Ее восклицания и растерянный взгляд отзывались болью в сердце кота, и он, с мелькнувшей надеждой в глазах, направился прямиком к ней. Вот она, еще одна заблудшая душа! Брошенная всеми, как и он сам!

— Это нечестно! — выпалил он, напряженно застыв около ровесницы, — Почему все самое интересное происходит без нас? Думают, что мы не справимся?

Он так и пылал этим беснующимся огнем, с каждой секундой разгораясь все сильнее. Ну уж нет, не бывать этому! Этот кот не станет сидеть сложа лапы, пока соплеменники подвергают себя опасности, а то и еще хуже — веселятся без него. Одним ловким прыжком оказавшись перед самым носом Воробушки, он продолжил свою речь заговорщика.

— Мы юркие и ловкие, — недобро сверкнув янтарем глаз, он вытянул лапы вперед, демонстрирую свою гибкость, — Быстрые, — сделал пару прыжков из стороны в сторону, — И незаметные, — пригнулся.

— Да мы не просто справимся, а сделаем это в тысячу раз лучше чем они сами! — в хитром прищуре котик кивнул в сторону выхода, — Согласна со мной?

Отредактировано Медолап (2018-07-02 16:41:55)

+2

433

- Ты... - Черные уши подернулись в такт прозвучавшему шипению, отчетливо уловив недоброжелательные ноты. В ритм своему настроению, новоиспеченный лидер причудливо встал в незнакомую для странницы позу, но язык жестов был ясен и без здешних знаний - это угроза. Взгляд кошки вмиг посуровел, она твердо отступила на шаг назад на резкий подступ кота между ней и складированной дичью, однако ни усом показав намек на страх, держа прямую осанку, без труда выдерживая прямой контакт глаз.
- Не смей и близко подходить к нашей дичи! - Безапелляционно пророкотал полосатый и губы Ли коснулась легкая улыбка. Агрессивный, как и все самцы в возрасте. - у тебя нет права находиться на наших территориях.
— Это подарок холмов, который почти не встретишь на землях пустоши.. - начала кошка, взглянув на куропатку подле своих лап, которую она не успела пододвинуть к остаткам кучи — .. который я словила на территориях, не принадлежащих ни одному из ваших общин, - Ликорис искоса посмотрела на кружляющего предводителя, пока что не выказывая признаков напряженных, до предела, мышц конечностей, готовые в любой момент отпружинить от внезапной атаки. Лишь кончик хвоста мерно раскачивался по сторонам, подражая ритму ее мыслей. Она уже имела неприятный опыт нападений бродяг с точно такой же тактикой допроса. Взгляд резко метнулся на другую сторону, боковым зрением продолжая наблюдать за телодвижениями кремового. — .. Не означает ли это, что имею я право на свой улов? Но отнюдь не есть я сюда пришла, а делиться. Я делаю это для тех, кто не может самостоятельно охотиться - для больных и слабых, облегчая участь и не потребляя чужих ресурсов,- уже тверже проговорила Ликорис. Ее непоколебимому терпению, наконец, прорывалось терпение и она повернулась к Клоку Кометы, уводя корпус от опасной близости его яростного дыхания.  И зубов.
Черепаховая и сама не до конца понимала мотив своих поступков, следуя призрачному зову в душе, позвавший ее впервые на вересковой пустоши. Их было двое. Два силуэта, источающие незнакомую призму, за которыми она последовала. Может быть, ее дух все еще отягощался потерей своей сестерской общины, ища прошлому замену, а может долгое пребывание в изоляции так влияло. Ныне, словно матерь, побуждающая опекать свое потомство, златоглазка хотела помочь обездоленному клану. Однако с лучами рассвета клан обрел твердого лидера, возросший на ее пути.
- поэтому я даю тебе ровно мгновение, чтобы объясниться и удалиться с наших территорий. В противном же случае, придется применять другие методы, которые не шибко тебе понравятся...
Надменно. Зло. Примитивно. Испокон веков самцы не знают иных методов, не способны структурировать тонкие связи, на кои способны самки. Пользуются силой, превосходством, насилуют и убивают. Нет, не позволит и когтем себя коснуться.
Глаза Ли непроизвольно сместились с полосатой морды на точенный профиль молодого воителя, отчего то лишенный осмысленного взгляда в голубой глади. Усы кошки дрогнули, когда не узрела темные клочки зрачков, поддетые блеклой пеленой слепоты. Внутренний накал тут же угас.
"— Я..."
- Ликорис уж-же нес-сколько лун с нами, с с-суровых Голых Деревьев...
Она отвела назад ухо, к прерывистому голосу рядом, так и не закончив мысль. Округлая морда кошки прижалась подбородком к шеи, чуть  повернув ее, она стала наблюдать за Шептуном, который... отстаивал ее право?
Длинношерстный пестрый хвост взметнулся вверх, поднесенный неожиданной поддержкой поджатого воина. Или уже не воина. Ликорис отступила и села, прикрыв глаза, так и не сняв с лица безмятежной маски.
- Простите меня, Шептун. Не желала беспокоить котов пустоши до рассвета. - Она благодарно качнула ушами. — Мне нечего добавить к его словам, Соломник. - Мурлыкнула трехцветняя Клоку Кометы, соглашаясь с прозвучавшим, не собираясь ронять свою гордость, полагаясь только на здравый смысл, произнесенный его соплеменником.

Отредактировано Ликорис (2018-07-04 02:29:32)

+3

434

Племянник, явно удивленный столь бурной реакцией дяди, начал невнятно объяснять появление своей слепоты. Со стороны это выглядело так, будто наставник отчитывает своего нашкодившего оруженосца. Да, когда-то эти двое были связанны подобными узами, однако то было в прошлом. И, чего таить, зеленоглазый хотел бы вернуть то прошлое, лишь бы ни видеть, ни слышать это горькое "настоящее".
Дурман внимательно слушал речь светлошкурого бенгала, чувствуя, как в груди усиливается щемящее чувство жалости к младшему воителю. Пусть серо-палевого воителя и знали как мастера скрывать свои истинные, не всегда положительные эмоции под маской лживого умиротворения, пусть некоторые после недавней стычки и считали его злостным возмутителем спокойствия, пусть видели в нём лицемерную самовлюбленную особу. Пусть так: всё то было терпимо и отчасти являлось правдой. Тем не менее Дурман отнюдь не был бессердечным или же жестоким — ему были знакомы чувства чести и снисходительности, жалости и любви, особенно ярко выражавшиеся по отношению к близким. Чего таить: ради родственников пестрошкурый готов был сигануть с обрыва в воду. И сейчас при виде своего племянника, Высверка, который больше никогда не сможет увидеть чистые небеса да голубизну васильков, не сможет почувствовать завывание ветра в ушах при беге по бескрайним равнинам, Дурману хотелось взвыть от горечи. Старший воитель видел, какую тяжелую рану голубоглазому нанесла смерть отца его, Звездолёта, и теперь считал своим долгом поддержать молодого кота. « Ты не один. У тебя всё ещё есть твоя семья. »
Мегера знает? — прошелестел серо-палевый, подступая ещё ближе. Судя по всему, лишь немногие ведали о случившейся трагедии, иначе бы давно все скакали да щебетали вокруг внезапно лишившегося зрения Высверка. « Значит не будем попусту создавать неразбериху: зевак нам тут только не хватало, » — мысленно подытожил воин, озабоченно осматривая салатовыми очами калеку. Дождавшись ответа от бывшего ученика, кот выпрямился и обогнул голубоглазого сбоку, словно пытаясь загородить того от глаз посторонних, защитить от каких-то абстрактных опасностей. Мягко дотронулся кончиком пушистого пестрого хвоста до плеч племянника, оказывая тем поддержку и призывая пойти вслед за ним, — Высверк, тебе нужно немедленно-с показаться целителям. Идём же.

Отредактировано Дурман (2018-07-04 19:18:25)

+2

435

Нервно постукивая по земле хвостом, отчеканивая тяжелый, ровный ритм возмущенного юного сердца, Воробушка, втянув шею, волком осматривалась по окрестностям, натыкаясь взглядом то на одного соплеменника, то на другого. Все были заняты своими делами: вот Дурман, к примеру, успокоился и начал наезжать на Высверка. Рыженькая чуть потянулась вперед, надеясь со скуки хоть подслушать что-нибудь, но в любопытный момент нарисовался Медолап прямо перед глазами ученицы. Недоуменно приподняв брови вверх и снизу взглянув на кота, Воробушка без лишних слов вопросительно изогнула хвост, мол, чего тебе?
- Это нечестно! - выпалил Медолап, застыв в напряженной позе. Все еще пытаясь переглянуть через его бок, чтобы подслушать соплеменников, Воробушка, не глядя на него, что-то невнятно мурлыкнула.
- Почему все самое интересное происходит без нас? Думают, что мы не справимся?
А вот это становилось интереснее. С досадным шлепком хвоста по земле Воробушка оставила попытки узнать, что там обсуждали Дурман и Высверк, и чуть отвелась назад, чтобы видеть собеседника. Чуть отклонив головку назад в хитром прищуре, будто оценивая Медолапа, кошечка приподняла подбородок.
- Что ты хочешь этим сказать? - медово протянула ученица Клока Кометы, щуря не менее медовые глаза.
- Мы юркие и ловкие, - буйный огонек сверкнул в глазах ровесника, и Воробушке это понравилось. - Быстрые, - продемонстрировал свою скорость Медолап, на что рыжая лишь тихонько хмыкнула.
- И незаметные, - живенько пригнулся ученик, заражая Воробушку своим азартом, и она чуть нагнулась к нему поближе.
- Так и есть, - бодро мяукнула строптивица, в подтверждение хлопая хвостом по земле.
- Что же, тебя тоже без всякой причины посмели в лагере оставить? - чуть более возмущенно, чем было на самом деле, протянула Воробушка, тут же понижая голос и опасливо поглядывая на старшего воителя: но Дурман, к счастью, был занят, а тут назревало что-то интересное.
- Да мы не просто справимся, а сделаем это в тысячу раз лучше чем они сами! — в хитром прищуре котик кивнул в сторону выхода, — Согласна со мной?
Рыженькая пригнулась к земле и хищно качнула хвостом.
- А то как же, - одними губами произнесла кошечка, азартно сверкнув глазами. Оставаясь все так же чуть прижатой к земле, Воробушка подалась в сторону выхода, быстро-быстро семеня лапами, словно львица на охоте.

----> за Медолапом

+2

436

Клок Кометы скалился и изображал истинного самца. Напыщенный, взъерошенный и непременно агрессивный. Он был готов первобытно отстаивать территории своего племени и интересы соплеменников. Голове уже начинала кружиться от переизбытка эмоций и действий за сегодня. Это уже слишком.
-...Я делаю это для тех, кто не может самостоятельно охотиться - для больных и слабых, облегчая участь и не потребляя чужих ресурсов, - кремово-полосатый предводитель резко вздернул голову и прищурился.
- Зачем, - процедил сквозь зубы Клок Кометы и недовольно фыркнул. Он определенно не понимал Ликорис. Ни ее мотивов, ни ее поведения. Чудо, что соплеменники оставили невесть знает кого в своем собственном лагере. Да еще и в такое тяжелое время. А если учесть, что именно одиночки сумели убить Штормогрива и Вьюговея... Палевый поежился и трухнул плечами. Цокнув, он недовольно перевел взгляд на начинающего говорить Шептуна.
- Ликорис уж-же нес-сколько лун с нами, с с-суровых Голых Деревьев... И принес-сла еду. Единс-ственное, что с-следует с неё прос-сить - почему она без Ибис-са, который долж-жен с-следить за ней, пока она на наш-ших территориях. Твои попытки... быть полезной приятны, но при нынеш-шней ситуации... соблюдай правила, прош-шу. Клок... Клок Кометы. Не трать на это время. Не с-сейчас, - новоиспеченный глашатай непременно был прав. И сам Клок Кометы это прекрасно понимал, но внутреннее "я" гнало незнакомку прочь, не позволяло близко стоять рядом с дичью. Предводитель неуверенно пошатнулся возле кучи с дичью, то ли давай Ликорис возможность положить куропатку в общую кучу, то ли вновь отгораживая от еды.
"Я не позволю. Нет, Шептун, не позволю! Я так просто это не оставлю! Либо примет племенные законы и правомерно вступит в племя, либо, видят Звездные предки, настигнут ее мои клыки. Ох, и настигнут..." - противоречил внутренний голос. Клок Кометы яростно хлестнул хвостом по земле, поднимая столб пыли.
- Твоя правда, Шептун, - нехотя согласился предводитель. Обнажив клыки, он гулко рыкнул и отступил от кучи с дичью, давая трехцветке возможность восполнить запасы и самой перекусить. Пересекшись голубым взглядом с ее глазами, Клок Кометы завершающе фыркнул.
— Мне нечего добавить к его словам, Соломник, - предводитель поравнялся с глашатаем и расправил плечи.
— Для тебя - Клок Кометы, - более спокойно, но все так же сурово пророкотал кремовый и, развернувшись к Ликорис спиной, добавил, - я вижу каждый твой шаг, - прогудел предводитель и, глянув из-за плеча закончил, - обсудим в предводительской палатке. Позже.
Клок Кометы коротко кивнул Шептуну, призывая того наконец-таки удалиться из лагеря и перейти непосредственно к патрулированию границ.
Чувства были непередаваемые и очень контрастные. Ликорис, несмотря на свои добродушные знаки внимания и полезные действия применительно к племени Ветра, вызывала у Клока Кометы опаску. Он не позволит себе ошибиться. "Что если эта чертовка из тех же одиночек. Откуда мне брать гарантии?"
— Идем? - сменяя гнев на милость, просипел ветряной и двинулся вперед.
---------------->граница Грозового и Ветра

Отредактировано Клок Кометы (2018-07-06 00:51:14)

+3

437

Давай, Клок Кометы. Славно и тихо. Нам не нужна кровь. Нам не нужна боль. Шептун наклонился так, чтобы его глаза были на одном уровне со взглядом Клока Кометы. Весь предводитель был будто окутан пеленой ярости, злобы. Будто мама вернулась... Нет. Шептун едва заметно дёрнул головой. Нет, сейчас было по-другому. Он не такой. За этой пеленой, Шептун видел - было понимание. Принятие. Он хотел вцепиться в неё, хотел атаковать.
Но не делал этого. Он слушал.
И, хотя надежда на мирное разрешение конфликта теплилась в груди воителя, он был готов и к худшему варианту. Тело воителябыло напряжёно, он был готов, если что, вновь совершить прыжок - только в этот раз для того, чтобы прикрыть собой не Клока Кометы, а Ликорис.
- Твоя правда, Шептун. - Слава Предкам. Воитель кивнул и заметно расслабился. Хорошо, хорошо...
- Простите меня, Шептун. Не желала беспокоить котов пустоши до рассвета.
- М? - Это мне? - А. Вс-сё... в порядке... - Кот дёрнул ухом и весь серьёзный настрой куда-то испарился. Почему извинялись перед ним, а не... Шептун не мог придумать, перед кем именно. И стоило ли. Я не смогу к этому привыкнуть. И стоит ли. - Да, всё нормально. Кхм... Клок?
Воитель посмотрел на предводителя, ожидая от него спасения - и получил. Клок Кометы кивнул ему, призывая следовать за собой, и, видят Предки, Шептун едва сдержал облегчённый вздох. Отличный способ сбежать из разговора - двинуться по важным делам. Но это хорошие вести. Что одиночками начнут, наконец, заниматься. Ликорис, Мегера... мы не можем это так оставить. Больше не можем.
- Идем?
- Веди, - воитель напоследок обернулся на Главную Поляну, будто желая с кем-то попрощаься. Столько всего было сделано сегодня. И скоько ещё предстоит.
Где-то внутри, у сердца, кольнуло чувство, похожее на страх.

------> Граница Грозы и Ветра

Отредактировано Шептун (2018-07-08 13:44:50)

+2

438

Начало иры
"Год за годом, день за днем. Как обычно мы живём и в привычной суете по течению плывём".
В последнее время всё шло кувырком для юного котика. Не успел он ещё стать учеником, как тут смена власти, недовольные. Разве что для красоты картины не хватает бунта.
"Коты бывают довольны верхушкой?" - задумался малой, а потом сам для себя кивнул. Вообщем то да. Не все же племена бастуют постоянно. Сам же кремовый пока не понял рад он или нет.
"Когда наконец меня посвятят?!" - вся эта движуха, немного его настораживали, потому что начинало казаться, что совсем забыли о том, что кому-то пора стать учеником.
"Ну и ладно...", - немного обиженно фыркнул котик  и привычке лениво завалился на землю и растянулся во всю длину.

Отредактировано Ягодник (2018-07-13 22:46:23)

0

439

Тяжелой поступью он направился из своей дремучей палатки на главную поляну. Грубая хрипота вырвалась из его глотки, и кот устало повертел головой, разглядывая соплеменников. Хворь практически прошла, но на душе Ветрогона было до сих пор слишком тяжко. Он укутался с головой в собственное горе, поэтому все его целительские обязанности свалились на Мегеру.
Звёздное племя давно не навещало его во снах, но в этом был повинен сам врачеватель, который полностью от них закрылся. При любом упоминании предков у кота болезненно сжималось сердце. Они давно оставили меня и обрекли всё племя. Я им смешон. Однако, остатки здравого смысла всё ещё оставались в его голове, поэтому рыжий целитель решил, что пришло и его время.
Соплеменники продолжали жить, общаться, смеяться, преодолевать вместе трудности, но у Ветрогона уже не было на то сил. Нельзя было сказать, чтобы он был таким старым. На деле, ему бы ещё жить да жить, но выбраться из этой выгребной ямы, наполненной болезненных воспоминаний, он так и не смог. Его словно сломали пополам.
— Мегера, — кот подошел к кошке, которая вертелась на поляне. Усталый взгляд окинул её. — Собирайся и выдвигаемся. Нам нужно пойти к Лунному Озеру. Без всяких пререканий. Или понесёшь меня на своём горбу, — крякнул Ветрогон и отошел к выходу из лагеря.

+1

440

Необычный для племенных хаос – вот как можно было описать ситуацию на поляне парой слов. Мегере только что и оставалось крутить головой из стороны в сторону, следя за вздыбленными загривками и успокоительными шепотками Шептуна, да непрерывно комментировать со своей точки зрения ситуацию соседу по несчастью. Нет, она правда исключительно не понимала, как можно было променять красавца Дурмана на бочкообразное неусидчивое брюзжащее недоразумение по имени Соломник. Э-э, Клок Кометы, да нева-а-ажно.
Ладно, один конфликт каким-то чудом разрешили – хотя результаты столкновения особо не удовлетворили Мегеру. Поляна замерла, как вода в озере в штиль, но лишь на несколько мгновений. Плюх! – всхлопнулась снова, выставляя на всеобщее обозрение фигурки Ликорис и Соломника. И Шептуна, конечно, теперь без него никуда.
Рыжая опоздала на несколько секунд, подтягивая к эпицентру очередного шторма. Честно говоря, её уже заботило совершенно другое – ещё одно племенное чудушко по имени Маковка. Зараза этакая, ведь не вернулась в палатку, как было велено когда-то, и сейчас на общем тревожно-сборе видно её не было.
- Соооо… - тощий и бокастый исчезли как вихрь из лагеря, телепортировавшись за его пределы, - …ломник, ну и ладно, идите гуляйте, - Мегера развернулась в сторону знакомого усталого голоса, окликающего её по имени, и золотые глаза счастливо засияли. Вот уж кто бы подозревал однажды, что ворчунистый Ветрогон будет её путеводной звездой в мире воителей.
- Привет, блохастый, - без зазрений совести подтрунила над умирающим духом целителем, от души лизнув в щёку, - да с тобой хоть на край света, - золото искрилось от смеха, Мегера мгновенно очутилась снова бок о бок рядом с Ветрогоном и наконец-то задала интересующий её вопрос.
- Ты Маковку не видел? Я так и не отчихвостила её за самовольное лечение пробежками.

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна