РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Наконец, стали известны имена активистов апреля. Спасибо всем за активные отыгрыши, за ваши голоса и участие!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
А под прицелом большая мама Пантера. И пока ее не отвлекают дети, спешите задать вопросы!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна


главная поляна

Сообщений 401 страница 418 из 418

1

http://s5.uploads.ru/JdoSI.png


Лагерь племени Ветра, в отличие от других племен, находится на абсолютно открытом пространстве, и располагается посреди холмистого участка, на месте слабовыраженного подножия меж возвышений вокруг. Самая выразительная часть лагеря – большая каменная глыба, стоит на противоположной от входа части лагеря, совсем вдалеке; с нее предводитель обращается к своему племени, а также в ней таится его палатка. Несмотря на то, что в целом коты племени Ветра предпочитают спать под открытым небом, палатки у них все же есть на случай непогоды или какой-то критической ситуации; все они плотно прилегают к крутому склону вокруг лагеря. По правую сторону от скалы находятся кусты утесника, в которых располагается целительская. Затем, следуя от нее в сторону входа, идет детская и палатка оруженосцев. На параллельной стороне, в небольшом отдалении от главной поляны, близ скалы, в небольшом валежнике располагается палатка старейшин. Ближе к центру левого крыла лагеря находится воительская палатка. Добыча складывается в той же стороне прямо возле входа; так коты сразу могут избавиться от улова, войдя в лагерь. На просторной поляне могут устраиваться коты, чтобы отдохнуть или перекусить.


0

401

палатка целителя ветра → главная поляна племени ветра

Выскочив на поляну, зеленоглазый голодными глазами провел по силуэтам собравшихся соплеменников, а после сфокусировался на скалу собраний. На самой её вершине находилось грязно-белое расплывчатое пятно, которое серо-палевый поначалу принял за кусочек облака. Удивленно захлопал глазами, плотно сжав губы. Почему он не видит, не узнает сидящего на скале? « Что такое? Побочные эффекты после принятия лекарств? Мегера, живи ты долго и счастливо, могла предупредить меня! »
Мимо прошел Шептун, верно, не заметивший замершего в оцепенении у палатки воина. Дурман, отвлекшись от рассматривания разговаривающего чудо-облака, перевел тревожные салатовые очи на спину крапчатого воителя: вот стоило тому ещё немного отдалиться, как темные пятнышки на его спине смешались с основным цветом шерсти. Пестрый напрягся. « Буду надеется, что все эти иллюзии в скором времени пропадут. »
— ...И, кажется, нашел, хоть и самому сложно в это поверить. Звездное племя дало мне дар девяти жизней и предводительское имя! Я, Клок Кометы, новый предводитель племени Ветра!
Дурман оторопел.
« Нет. »
« Нет-нет, не может быть... »
Серо-палевый уставился на названного предводителя, чувствуя нарастающий ком в горле. Нахохлившись, кот, не слыша речей Клока Кометы, стал медленно, словно крадясь, подходить ближе к скале. Вот у лжеоблака стала вырисовываться голова, лапы, уши, хвост, на морде медленно образовалась серая маска, а с нею — серо-голубые, цвета затянутого тучами неба, глаза. Вокруг раздавались крики, возгласы соплеменников, но Дурман оставался глух ко всеобщей радости: перед ним только был тот, кто сейчас незаконно разрушал вдребезги старый мир, так дорогой заболевшему старшему воителю. Когда же тот подобрался достаточно близко, в его затуманенный разум проникли, окончательно выбивая из колеи, последние слова предводителя:
Новым глашатаем племени Ветра станет... Шептун!
Это стало последней каплей. Зеленоглазый, конечно, не имел ничего против шепелявого воителя — возможно, в нём скрывались доселе невиданные качества, которые бы в скором вышли на поверхность, прославив своего обладателя. Но сейчас нужно действовать стремительно и точно, некогда ожидать чуда. Нельзя допустить этого.
Соломник. Предводитель. Нет, это не могло оказаться правдой — слишком жесткий, слишком злобный, нахальный задавака, гребаный лжец, который... Перед глазами промелькнул день, тот самый день, в который произошла расправа, после которой тогда ещё молодой Соломник скрыл ото всех свою истинную гнилую натуру — Дурманолап тогда был в роли немого зрителя. Что, если после того раза молодой воитель не изменился, а стал накапливать в себе злобу, чтобы потом выплеснуть её на неугодных ему котов? А что дало бы ему возможность отомстить, как не... Как не захватив власть и отрезав тем самым обидчикам пути к побегу? В голове с ужасающей скоростью из маленьких осколков и кусочков событий стала выстраиваться общая картина. Выпустив когти и сопя, серо-палевый стал пробираться к восседающему тирану. « Черт тебя подери, ты же сведешь нас всех в могилу! »
Поравнявшись с удивленным Шептуном, Дурман напустил на себя самый обыкновенный вид, будто он нисколько не удивлен или разочарован в происходящем на поляне — разве только во взгляде можно было разглядеть полыхающий пожар гнева и ярости, сравнимый с тем, который несколько лун назад чуть не унес с собою жизнь разгневанного больного.
Прошу меня извинить за столь наглый вопрос, но я просто не могу молчать, когда дело касается будущего нашего племени. Однако ж, почему мы, жители пустошей, должны верить вам, Соломник? Есть ли у вас на то достаточно весомые доказательства? Что, если вы воспользовались неблагополучным положением племени, дабы без проблем захватить власть в свои загребущие лапы? Умно, очень умно-о-о с вашей стороны, что же... — при последних словах Дурман усмехнулся в усы, а после уверенно шагнул вперед: прищуренные глаза его горели твердой решительностью, прожигая взглядом стоявшего на скале, хотя на лице застыла всё та же лживая полуулыбка, — Ох, и как вы на это ответите нам? Не настолько мы глупы, чтобы слепо побежать за первым выскочкой, возомнившей себя в праве самопровозглашаться предводителем целого племени! Вы допустили осечку — как печально.
Горделиво выпрямившись, серо-палевый повернулся к Клоку Кометы боком и окинул горящим взглядом толпу. Котята, ученики, воители и воительницы, старцы и целители — они не достойны такой участи. Никто не достоин. И он, Дурман, не позволит своему племени погибнуть, не позволит своим соплеменникам умереть, корчась в агонии, где-то в сточной канаве.
Зычный голос раздался вновь, иногда срываясь на глухой, болезненный хрип.
Товарищи мои! С каких это пор мы будем отдавать жизни в распоряжение кота, прославившегося в свою молодость как агрессивный, злочастный бунтарщик? Ради чего? Чтобы вывести нас на тропу новой, ненужной войны, которую мы не перенесем, чтобы окончательно добить нас, придушив своими гряз-з-зными лапами? Неужели вам нужен тиран во главе, который доведет дом наш до такого же состояния, в которое некогда превратил Звездоцап Племя Теней? Откройте очи свои пошире! Нам нужно воскреснуть и зацвести подобно молодому весеннему цветку, дабы перенести грядущие трудности, возвыситься к небу и вернуть былое величие, принадлежавшее нам по праву, а не усугубить обстановку-с!..

+8

402

Клок Кометы одобрительно кивнул на фразу Воробушки и мягким толчком морды о плечо рыжей кошечки попросил ее вернуться на свое место. Бежевый предводитель вспрыгнул на скалу. Сколько лун прошло с его ненормального дикого желания смотреть на всех отсюда, со скалы? Уже и не вспомнишь. Но сейчас им двигали совершенно другие чувства. Желание привести племя в порядок, волнение за соплеменников, ответственность перед судьбой десятка жизней... Пелена юношеских амбиций ушла вместе с единственной жизнью, которую, тогда еще Соломник, отдал взамен на девять. Даже мыслить Клок Кометы будто бы начал иначе. Под другим углом. Уж после такого потрясения, как встреча с Звездным племенем, было бы глупо продолжать придерживаться своих принципов.
Бежево-полосатый встретился взглядом с Шептуном.
- Я не подведу твоей веры, Клок Кометы,  - предводитель прижал лобастую морду к груди в знак уважения и одобрения.
- Я хочу, чтобы вы все помнили - искренняя верность племени, честь, преданность... - Клок Кометы приподнял подбородок, - скрываются далеко не за чистокровностью.
Кремовый был уверен в своем выборе. Плевать он хотел на то, от кого родился Шептун, что перенес в детстве, как проходила его юность. Этот кот сумел доказать своими поступками, своей безоговорочной верой, что достоин этого места. К тому же, Шептун по жизни был спокоен и рассудителен, что непременно дополнило бы холодный характер нового предводителя. Племени нужна полноценная "верхушка".
Стоило Клоку Кометы порадоваться за посвященных соплеменников и выразить искреннюю радость, повторяя вместе со всеми их имена, как произошло то, чего предводитель слышать совершенно не хотел. Но ожидал, что найдется тот самый, кто усомнится. "Лжепредводитель," - усмехаясь обозвал сам себя Клок Кометы и нахмурился. Дурман. С ним у Клока Кометы всегда были какие-то личные недомолвки и немые перепалки. Не сошлись характерами, не иначе. И сейчас бежевый кот вполне ожидал подобной выходки от Дурмана. Клок Кометы старался не показывать своего недовольства.
-...что, если вы воспользовались неблагополучным положением племени, дабы без проблем захватить власть в свои загребущие лапы? Умно, очень умно-о-о с вашей стороны, что же, - но все же вскипел. Он уверенно спрыгнул со скалы и почти что было оскалился. Но сдержался. Нынешнее положение обязывало сдерживать эмоции. Медленно выдохнув, он стиснул зубы и продолжил выслушивать воителя. Что ж, оправдать его поведение можно было. Клок Кометы и сам бы не поверил себе, да только вот боль от полученных жизней до сих пор разливалась по мышцам и била по вискам.
- Вы допустили осечку — как печально.
Полосато-кремовый повел плечами и вцепился в землю когтями. Никогда прежде ему не приходилось так долго сдерживать вскипающую злость, но сейчас, сдуру набросившись на Дурмана, он поставит под угрозу свой же авторитет. Так нельзя. Не сейчас.
"Они не верят мне?" - в какой-то момент предводитель даже растерялся. Но здравый смысл требовал объяснений.
- Действительно, - задумчиво протянул Клок Кометы. Когти все глубже впивались в мокрую почву, готовясь располосовать морду Дурману. Он бы понял, если бы воин преподнес все в другом ключе. Но ведя себя как последний наглец и хам, Дурман лишь подливал масла в огонь, - правды добиваешься, какой яростный борец за справедливость, - переходя на грубый тон пророкотал Клок Кометы.
В одно мгновение новый предводитель даже призадумался о яркой оправдательной речи, чтобы успокоить начинавшуюся волну недоверия. Да вот Дурман останавливаться, похоже, и не собирался. Слова из его рта лились будто шквалистый ветер, раздувая все большую и большую злость в Клоке Кометы.
- Не тебе судить меня, наглец! - перебил воина предводитель и яро ударил хвостом по земле. Пока Дурман причитал о том, какой Клок Кометы тиран, как он походит на Звездоцапа, сам предводитель, стиснув зубы, закрыл глаза и попытался успокоить внутреннего демона. Ну, точно нарывается! Клок Кометы терялся. Как поступить дальше, чтобы не испортить все к чертовой матери?! Глубокий вдох. 
Резко распахнув глаза, он устремил голубой взор прямо в глаза Дурману. Злость, перемешанная с усталостью, отражалась на морде бежевого.
- Что ж, - зычно начал Клок Кометы и тут же огляделся по сторонам, смотря на соплеменников и обращаясь, в первую очередь, к ним, - он прав, - предводитель перевел взгляд на Дурмана и тряхнул лобастой головой, - Нам нужно воскреснуть и зацвести. Возвыситься к небу и вернуть былое величие, принадлежавшее нам по праву, - повторил за воителем Клок Кометы и сощурился. В голове уже зрела мысль. Встреча с Звездным племенем оставила неизгладимое впечатление, заставила проникнуться великим духом предков, пронести сквозь себя судьбы погибших. - Вперед, покажи всем на чьей стороне правда, - гаркнул Клок Кометы и приблизился вплотную к Дурману. Но вместо того, чтобы дать тому хорошенную оплеуху (как поступил бы прежний Соломник), Клок Кометы отвернул голову вбок, обнажая шею, - Если я действительно самозванец, то это твой идеальный шанс защитить племя от тирана.
Все или ничего. Предводитель продолжил коситься в сторону. Глаза застыли на фигуре Шептуна. А он, он кому верит?
- Вперед, праведник! - провоцируя Дурмана, зашипел Клок Кометы.
В самом же деле было страшно. Инстинкты велят сохранять жизнь, а ситуация заставляет идти против правил. Но, черт возьми, кремовый был готов отдать жизнь за то, чтобы доказать каждому присутствующему, что он - истинный предводитель племени Ветра. Не зря он прошел свой жизненный путь именно так. И сейчас, к восьмидесяти лунам, он проникся безусловной любовью к племени и ответственностью за свои действия. Племя нуждалось в помощи, в четкой организации!
Подаренная Буревестником жизнь, кажется, прямо сейчас и должна была уйти обратно к Звездам. "Меня ничто не остановит. "
Цап его дери, а как же хотелось оставить Дурману пару свежих шрамов! Как давно зудили лапы... Но Клок Кометы лишь озлобленно покосился на воителя, вызывая в том, вероятно, не самые приятные эмоции.

Отредактировано Клок Кометы (2018-06-06 02:21:33)

+7

403

Грация тепло улыбнулась ученице, вновь возвратив взгляд на скалу собраний, на их нового вожака. Да, действительно построит. Ну, а что? Племени Ветра давно не хватало сильной лапы, способной привести котов к процветанию. Возможно, Клок Кометы и есть эта лапа. Восхищенный взгляд голубых глаз переместился с вожака на Воробушку и Пшеничку, которым дали новых наставников. Звездные Предки, как же это здорово. Она проводила взглядом кошечек, которые подошли ближе к скале.
Пшеничку отдали на воспитание Дикотравнице. С этой кошкой Грация не была особо близка, но от чего-то пребывала в уверенности, что с новой ученицей они поладят. А Воробушке достался новоиспеченный предводитель. Да, это мечта каждого котенка - быть воспитанником вожака.
- Вот уж с ним не забалуешь, - хихикнула черная воительница, - Но Клок Кометы хоть и строгий, но очень опытный и справедливый кот. Вы станете прекрасными воительницами, девочки, - мурлыкнула Грация.
Роль глашатая досталась Шептуну. Пусть кот был не чистокровен, но кому, какая разница, если он предан племени и ведет себя достойно, не заставляя сомневаться в своей преданности. Пусть кот был несколько замкнут, но производил впечатление умного, рассудительного воина который, если что, сможет остудить пыл Клока Кометы. Эдакие вода и пламя. «По-моему, отличный выбор!» Она несколько раз выкрикнула имя нового глашатая, поднявшись на лапы. От воодушевления сидеть на месте было сложно.
- Как же я рада за всех, - мяукнула Грация сама себе, подходя к Шептуну, - Поздравляю! Ты станешь отличным глашатаем!
Однако ее радость многие не разделяли. В порыве эмоций, кошка совсем не смотрела по сторонам и не заметила недовольные физиономии многих соплеменников. А стоило бы. Когда поздравления закончились, а Грация повернулась, дабы вернуться на свое место, слово взял Дурман, заставив стройное тело оцепенеть.
Непонимающий взгляд был направлен на старшего воителя, в попытке понять, чего же он пытается добиться? Может ему стало обидно, что не он возглавил племя? Речь серо-палевого была долгой, и Грация почти физически ощущала сладкий яд, коим пропитано было каждое слово. Неужели он пытается посеять зерно сомнений в умах соплеменников? Выставить ее бывшего наставника и нынешнего предводителя лжецом? «Нет-нет-нет, Клок Кометы честный воин. Он никогда бы не стал пользоваться слабостью племени, чтобы захватить власть! А если и стал бы? Что в этом плохого, что у нас появится сильный лидер? Звездные предки не дали бы ему дар девяти жизней и новое имя, если бы он не был истинным вожаком».
Клок Кометы был явно недоволен этой ситуацией и был настроен решительно. Грация с ужасом наблюдала за этой ситуацией. Вожак очутился рядом с Дурманом и, как думала воительница, завяжется драка. Но нет. Бывший наставник подставил шею. Он был готов расстаться с жизнью, лишь бы доказать, что не лжет.
- Клок Кометы, - прошептала красавица, отказываясь верить в происходящее.
Это не стоило того. Есть коты, которые верят в него. И их не так мало. А недовольные всегда найдутся, в любой ситуации. Смысл отдавать жизнь только ради того, чтобы кому-то что-то доказать. До последнего воительница надеялась на то, что здравый смысл возьмет верх и бесполезного кровопролития не случиться. На всякий случай, Грация вновь приблизилась к Воробушке и Пшеничке, немного загораживая их. «Не стоит им смотреть».

+4

404

Пшеничка радостно ринулась вслед за Воробушкой и воителями. Вот это будет новое приключение, ну здорово же, правда? Каждый ученик мечтает о бесконечных походах, захватывающих приключениях, великих битвах, разве не так? Пшеничка была вдохновлена разговором с Воробушкой и в отличном расположении духа от осознания своей значимости в племени. Но не успели они и выйти за пределы лагеря, как их остановил Соломник. Короткий жест хвостом и вот, вся четверка разворачивается обратно и следует за ним.
- Ээй, пошлите, наверняка очередную поучительную беседу провести хочет. Мол, какие мы все тупые, что нами не занимаются, - зашептала Пшеничка так, чтобы сам старший воитель этого не услышал. Но Воробушка, Дикотравница и Терновник, похоже, были настроены куда решительнее. Что ж, ничего не поделаешь. Затея идти в туннели в одиночку казалась дурацкой и глупой. Ведь еще недавно по территориям шлялись Двуногие, собаки и одиночки. Ну его, лучше действительно не нарываться и вернуться обратно.
Пшеничка поскакала за рыжей сестрой и села возле нее.
"Он что, на скалу полез?!" - недовольно выкрикнул внутренний голос.
- Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на общее собрание!
"ЧЕГО?!" - Пшеничка изумленно уставилась на широкоплечего воителя. Это была шутка какая-то, да? Соломник по-любому до сих пор болеет, схватил белую горячку и порет всякую чушь, да? Серебристо-полосатая недоверчиво покосилась на стоявшего на скале Соломника. Он же обозначился, что к Лунному Озеру ходил в одиночку, получил новое имя и бла-бла-бла. "Занятно..."
Что ж, в принципе Пшеничке сейчас было абсолютно все равно на взрослые дела. Хоть сейчас-то можно побыть оруженосцем? Или опять строить из себя недовоителя, которому очень интересно наблюдать за происходящим? Клок Кометы не вызвал в Пшеничке равным счетом ничего. Никакие чувства. Она не любила его, но и не ненавидела. Захотел взять ситуацию в свои лапы, да и предки с ним. Пшеничке-то чего с этого.
Зато вот Воробушка была рада узнать эту странную новость и даже выкрикнула имя нового предводителя. Пшеничка, приличия ради, повторила за сестрой и пару раз выкрикнула имя предводителя. Рядом возникла черная Грация и радостно сообщила, что была ученицей Клока Кометы. Пшеничка весело хихикнула.
- Вот уж не повезло, - Клок Кометы и впрямь был каким-то холодным, ворчливым и неинтересным. Так казалось самой Пшеничке. Хотя он, безусловно, олицетворял настоящего воина - расчетливый, опытный и безжалостный. Вот только в этом грации наверное и повезло. Как она вообще выжила после ученичества?
- Прежде чем я назову имя нового глашатая,я должен восполнить потери. Часть оруженосцев лишились своих наставников. Воробушка, Пшеничка, выйдите на середину поляны, - янтарные глаза уставились на бежевого предводителя.
- У-у-у-у, - протянула Пшеничка и спохватилась вслед за Воробушкой. Слова болезненно резали слух, оставляя после себя воспоминания о Штормогриве, о его смерти. Сглотнув, Пшеничка уверенно выпятила грудь и сделала такую серьезную мордашку, будто вот прямо сейчас, прямо здесь, ее посвятят в воители. Что ж, спасибо, что Клок Кометы не забыл про оставшихся без наставников учеников.
- Пшеничка, с этого дня твоим обучением займется Дикотравница. Я надеюсь, что вам есть чему друг у друга поучиться,- от неожиданности ученица опешила, но сдержала "охи-ахи" и приблизилась к Дикотравнице. Сдержанно потеревшись носами, Пшеничка удивленно уставилась на новую наставницу. И что теперь делать? Почему ей не дали в наставники какого-нибудь очень сильного и храброго воителя? Дикотравница же сама молодая, ну как так-то, а? Пшеничка растерялась. Нет, она не испытывала к Дикотравнице каких-то негативных чувств, просто совершенно не ожидала такого поворота. А вот Воробушке точно не повезло. Или повезло? Клок Кометы будет ее наставником. Предводитель. И все-таки Пшеничке стало немного завидно. Чисто из-за статуса наставника. Она тоже была бы ученицей предводителя, если бы не Штормогрив... А Дикотравница... ну... она обычная. Простая воительница. А между делом, Пшеничка никогда и не задавалась жизнью наставницы, а у нее ведь многому можно было поучиться. Откуда ученице было знать о ее прошлом? Все будет впереди. Им еще только предстоит друг друга узнать.
Пшеничка скорбно похлопала Воробушку по плечу.
- Ну что, поздравляю. У самого сурового предводителя учиться будешь, ха-ха, - но сестра, видимо, была только рада. Ну, и славно.
В воздухе витало напряжение. И не зря. Как только Клок Кометы назвал имя нового глашатая и посвятил Сажелапика, Пшеничка радостно заголосила:
- Чернь, Шептун! - о да, она была рада такому исходу. Шептун хороший. Шептун настоящий. С живыми эмоциями, храбрым сердцем и, к тому же, приверженец правил. Хороший выбор. Да только радость длилась недолго. Дурман. Он-то и решился быть первым, кто выставить Клока Кометы лживым самозванцем. А что, доля правды тут была. Целители же не получали знак. Началась перепалка. Пшеничка внимательно смотрела на двух котов. Сейчас будет пролита кровь, определенно. Но предводитель подставил шею, желая доказать Дурману или всем соплеменникам, что он действительно получил дар. Пшеничка прищурилась и хотела подойти поближе. Да только Грация загородила своим телом двух учениц.
- Как думаешь, они подерутся? - заинтересованно спросила Пшеничка у Воробушки и попыталась просочиться сквозь лапы воительницы. Но попытки оказались неудачными. Резко повернувшись к Дикотравнице, Пшеничка демонстративно закатила глаза.
- Я уже не маленькая, ну скажи ей, Дикотравница, - когда еще увидишь такое? Да никогда. И жутко хотелось знать - настоящий ли Клок Кометы предводитель или самозванец.

+4

405

Кот прикрыл глаза и позволил себе коротко вздохнуть. Да, он слышал шёпоты недовольства, но в остальном... Всё было не так плохо. Чуть хуже, чем обычно, но приемлимо. Неужели... без проишествий? Всё происходящее было крайне странным, неестестенным - какой-то кот, признав, что никаких таких знаков особых не было, сказал. что теперь предводитель, и назначает кого-то мутного на пост глашатая, и все спокойны. Все слишком устали. Эмоции выдыхаются, как и слёзы. По крайней мере, Шептуну хотелось в это верить. И в то, что Клок Кометы говорит правду. Что он, Шептун, не стал частью ещё одной лживой верхушки. По телу прошёл холодок. Он всего несколько секунд был глашатаем (настоящим ли?), а уже чувствовал на себе груз вины. Отличное начало.
- Как же я рада за всех! Поздравляю! Ты станешь отличным глашатаем!
- ...Спас-сибо? - Шептун удивлённо моргнул и улыбнулся подошедшей Грации крайне неловкой улыбкой, со смесью удивлени, неуверенности и благодарности.
Вслед за её словами воитель услышал и чужие голоса одобрения. В основном от молодых воителей, не знающих подробностей прошлого крапчатого воителя - но всё же, это было так... удивительно. Непривычно.
- Я хочу, чтобы вы все помнили - искренняя верность племени, честь, преданность... скрываются далеко не за чистокровностью.
Кот почувствовал, как его уши алеют. Он почувствовал себя почти счастливым.
Почти.
Дурман?
- Прошу меня извинить за столь наглый вопрос, но я просто не могу молчать, когда дело касается будущего нашего племени. - Этого-то я и боялся. - Однако ж, почему мы, жители пустошей, должны верить вам, Соломник? Есть ли у вас на то достаточно весомые доказательства? Что, если вы воспользовались неблагополучным положением племени, дабы без проблем захватить власть в свои загребущие лапы? Умно, очень умно-о-о с вашей стороны, что же...
Клок Кометы, возможно, был ранее известен за свой взрывной характер, но сейчас-то он изме... Предки, он что, спрыгнул к нему? Нет-нет-нет... Если бы у Шептуна была возможность бить себя по морде лапой - он бы это делал. Спокойно, спокойно... Шептун старался посмотреть в глаза предводителю, взглядом намекнуть, что нужно быть полегче - но Клок Кометы даже не посмотрел на него. Мышинный помёт...
- Не тебе судить меня, наглец!
Кто-нибудь должен был их остановить.
- ...
Я?
- Что ж, он прав. - Его голос звучит спокойнее... Слава Предкам. - Нам нужно воскреснуть и зацвести. Возвыситься к небу и вернуть былое величие, принадлежавшее нам по праву...
Вот и славно. Сейчас мы все успокоимся, обсудим, как взрослые серьёзные коты произошедшее...
- Если я действительно самозванец, то это твой идеальный шанс защитить племя от тирана. Вперед, праведник!
Шептун застыл в ужасе. Да, где-то краем сознания мелькала мысль о том, что это это был бы действенный способ доказать правдивость слов "предводителя" - но сразу же отбросил эту мысль в сторону. Это было неправильно, жестоко.... варварски. Так нельзя!
Кто-то должен был это остановить.
Если бы только...
Ты мог бы обратиться к глашатаю. Но теперь тебе не к кому обращаться. Ты продолжишь молчать? Ему хотелось. Нельзя.
- ХВАТИТ.
Шептун метнулся вперёд, боднув плечом Клока Кометы и оттолкнув его тем самым от Дурмана. Так нельзя. Так нельзя! Шептун встал боком, встав живой оградой между двумя воителями. И что теперь? Кот дёрнул ухом, судорожно пытаясь подобрать слова.
- Мы не дикие звери, чтобы реш-шать проблемы так. Вы взос-слые коты - или вы забыли? Крики, драка У вс-сего Племени на глазах! - Тут же дети! - Ты дейс-ствительно хочеш-шь пролить кровь того, кто не защ-щищается у вс-сех на глазах, Дурман? Ты дейс-ствительно хочеш-шь выставить его монстром, С...
Не Соломник. Но Клок Кометы ли?
- Этим поведением вы выс-ставляете с-себя... некомпетентными. Оба. - Простят меня Предки, если Клок Кометы реальный предводитель. Срамить его у всех на глазах!.. - Здес-сь долж-жен быть другой спос-соб. Ес-сли Предки дейс-ствительно избрали его, не должен ли был появитс-ся знак?
Пусть ударит гроза, птицы попадают с небес, я согласен на всё, Предки! Мы не можем так, мы одно Племя!

Отредактировано Шептун (2018-06-08 14:29:41)

+7

406

— Нет-нет, милый огонёк, так всю жизнь проспать можно, — буро-белый тепло и благодарно улыбнулся маленькой ученице, надеясь, что это немного поднимет её настроение. Кажется, пока они заболтались, Мегера положила ещё трав, сопроводив их словом «медуница». — Напоминает мёд. А раз так, то хоть такое растение должно не обжигать горечью, — эх, мечты-мечты. Впрочем, лекарство действительно на сей раз оказалось весьма приятным. Если бы, конечно, не факт затяжной болезни. И некоторых её последствий. Двоякое ощущение от нахождения в палатке врачевателей захватило молодого кота — давит, давит теми событиями, что здесь не столь давно произошли, но безмерно успокаивает. В полумраке, среди умиротворяющих ароматов, нет нужды скрывать свои увечья. А вот при свете дня, куда между делом предложила выйти Уголёк…

— Собрание? Соломник, наверное, вернулся, — Высверк радостно улыбнулся, после чуть не шмякнув себя лапой по лбу. О-о-ох, мышеголовость — это явно комплимент для него, ибо даже мыши внимательнее (особенно, когда удирают от всяких там горе-охотников). Его собеседница же абсолютно не в курсе, почему должна радоваться приходу старшего воина и откуда тот вообще вернулся, кем стал, — то есть конечно, пошли. Поможешь, если я внезапно решу устроить незапланированные объятия с камнями или соплеменниками? — тихо усмехнувшись, ветряк покинул своё временное пристанище следом за Уголёк и ещё кем-то. Кажется, то была Анемона, став ныне в полуслепых глазах расплывчатым пятном сомнительно бело-рыжего цвета. Кот вздохнул.

→ целительская (ви ар элаааайв)

Увы, они не поспели к началу собрания, однако застали его, так сказать, кульминацию. Высверк старался не пропускать ни единого слова, ибо пора уже отвыкнуть полагаться на зрение. Вслушиваться в речь соплеменников, одновременно пряча от них морду оказалось той ещё по сложности задачкой. Дурман! Голос любимого дяди и наставника, будто абсолютно чужой, вещал страшное. Нашлись, всё-таки нашлись несогласные, скептики, которых коробило нарушение традиций. Однако то, что нашлись они в морде почти единственного живого члена семьи Высверка, поименованного повергло в некоторое смятение. Особенно, если учесть обстоятельства, при коих Соломник (как же его теперь звать?) отправился к Лунному Озеру. Буро-белый оцепенел, щурясь и силясь разглядеть что-нибудь, однако ответом ему были два очередных пятна. И находились они слишком близко друг к другу… Нет-нет, звуков драки не слышно.

— Уголёк, что происходит? — слегка нервно, но тихо поинтересовался воитель у младшей, шкрябнув когтями по земле. Хотелось вмешаться, остановить возможное кровопролитие. И, как выяснилось, не ему одному. Неожиданно громкий голос Шептуна разрезал воздух, а сам воин, кажется, оказался меж Дурманом и Соломником. Оказался же? — Пёстрое и очень сильно расплывающееся пятно — мой дядя, а большое-большое, но с вполне конкретными очертаниями — Соломник. И между ними другое, поменьше. Но точно другое. Цвета разные. Да, Шептун, — с ощутимым напряжением молодой воин шагнул чуть ближе к спорщикам. Где-то рядом, придавая уверенности, обреталась Уголёк.

— Ес-сли Предки дейс-ствительно избрали его, — и вот тут всё внутри похолодело. Высверк было обернулся на спасительную целительскую, однако там обреталась лишь Мегера, до сих пор носившая имя одиночки. — Я не могу, не могу рассказать им. Однако и промолчать вообще тоже не могу. Ведь слова Дурмана на самом деле не совсем справедливы. И у Шептуна могут быть проблемы, он ведь встал едва ли не живой стеной, — неуверенность гложила ветряка, однако он шагнул вперёд и попытался сместиться в сторону родственника. На мгновение ушастую голову посетила абсурдная мысль схватить последнего за распрекрасный хвост и оттащить.
— Дядь, пожалуйста. Ты не знаешь… всего, — поборов внутренний страх, Высверк смело «посмотрел» на воина (хотя поджилки тряслись только так, ага).

+2

407

Палатка целителя --->

Оказавшись за пределами палатки целителя, кошка зажмурилась от яркого дневного света. За долгое время, проведенное в полутьме обители Ветрогона и Мегеры Анемона успела отвыкнуть от такого света. Однако, вновь открыв глаза, воительница смогла разглядеть на скале собрания фигуру. "Значит всё таки не ослышалась. Соломник. И что же ты там делаешь?"
- Звездное племя послало нам знак. Все вы видели состояние нашего целителя, поэтому к Лунному Озеру я отправился в одиночку, чтобы найти ответы. И, кажется, нашел, хоть и самому сложно в это поверить. Звездное племя дало мне дар девяти жизней и предводительское имя! Я, Клок Кометы, новый предводитель племени Ветра! - Сделав шаг назад, бело-рыжая уперлась в ограду палатки целителя. Только не это. Только не этот. "Звездное племя, куда же нас приведет предводитель, который позволяет себе так по-хамски обращаться с другими воителями?.."
Со всё большим ужасом дочь ветров смотрела за тем, как Клок Кометы проводил обряд за обрядом. И ничего не происходило. Не грянул гром, не налетел ураган. Даже ворона не крикнула. Значило ли это, что звездные предки действительно одобрили его кандидатуру? Помотав головой из стороны в сторону, бело-рыжая вновь зажмурилась, отказываясь верить в происходящее. Все знали, каким дурным нравом обладал раньше Соломник, но вот изменился ли он?
- А теперь, пришло назвать  имя нового глашатая! Я произношу эти слова перед Звездными предками и, пусть они услышат и одобрят мой выбор, новым глашатаем племени Ветра станет... Шептун! - Анемона переводила взгляд с новоявленного предводителя на Шептуна и обратно. "Может это сон? Просто дурной сон?" При этом кошка знала, что не смеет не подчиниться его указам, даже если он прикажет ей пойти во вражеское племя и драться там одной против всех. Не сможет. Она слишком чтит Воинский Закон, даже когда не согласна с ним, даже когда внутри всё кривится. А первое, чему учит Воинский Закон - это подчинение и следование за предводителем. И от этого на душе становилось еще хуже. С трудом преодолев себя, кошка сделала несколько шагов вперед, чтобы вместе с соплеменниками поздравить зеленоглазого.
- Поздравляю... - Едва слышно выдавила кошка и поспешила назад. Сейчас её и вовсе не хотелось находиться в лагере, хотя состояние еще оставляло желать лучшего.
Однако, не все были довольны таким поворотом событий, и из толпы отделилась одинокая фигура.
— Прошу меня извинить за столь наглый вопрос, но я просто не могу молчать, когда дело касается будущего нашего племени. Однако ж, почему мы, жители пустошей, должны верить вам, Соломник? <...> - Анемона слушала речь Дурмана и качала головой. Как бы ей хотелось, чтобы это всё было просто ошибкой. Но небо оставалось спокойным, никто не спешил обрушивать сонм бед на головы ветровых котов, а в частности на Сол...Клок Кометы.
— Товарищи мои! С каких это пор мы будем отдавать жизни в распоряжение кота, прославившегося в свою молодость как агрессивный, злочастный бунтарщик? Ради чего? <...> - Дурман распалялся еще больше, и хотя Анемоне с одной стороны хотелось его поддержать, но лапы словно примерзли к земле.
- Видимо это нужно Звездному племени... - Прошептала дочь ветров. Тем временем Кол Кометы уже спустился со скалы собраний и направлялся к старшему воителю. "Не окропят же они свои когти кровью соплеменника?!" - В ужасе подумала бело-рыжая и решительно направилась вперед. Этого нельзя было допустить. Если мы не можем найти доказательств словам бывшего Соломника, это не значит, что мы должны бросаться друг на друга и проливать кровь... Не только дочь ветров так считала. На перерез им кинулся и Шептун и встал между ними.
- ХВАТИТ. - Воительница подошла достаточно близко, чтобы не выглядывать из-за спин соплеменников, и быть рядом в случае чело. Еще совсем недавно Дурман лежал рядом с ней в палатке целителя, как и Шептун. Кто знает, вдруг им станет хуже?
"А не станет ли хуже тебе?" - Мелькнула мысль и тут же пропала.
- Этим поведением вы выс-ставляете с-себя... некомпетентными. Оба. Здес-сь долж-жен быть другой спос-соб. Ес-сли Предки дейс-ствительно избрали его, не должен ли был появитс-ся знак?
- Клок Кометы, что это был за знак, велевший отправиться тебе к Лунному Озеру? Можно ли было понять его не так, и может ли кто-то подтвердить твои слова? - Качнулась вперед Анемона, стараясь терпеть саднящее еще горло. Теперь уж тем более болеть было нельзя. Когда в их родном лагере коты, которые столько лун жили рядом, чуть было не вцепились в горло. Хотя дочь ветров здорово сомневалась, что Дурман кинулся бы на беззащитного кота. Всё таки они - воины, а не убийцы. - Сейчас Мегера выглядит уже намного лучше, не стоит ли ей совершить переход к Лунному Озеру в компании кого-то из воителей, чтобы уж точно убедиться в твоих словах? Всё-таки из нас всех только целители с учениками всегда могли без проблем обращаться к Звездному племени за советом... И это отмело бы абсолютно все лишние подозрения. - Предложила бело-рыжая. Ей так самой хотелось, чтобы опасения подтвердились, но какой разумный кот станет просто так подставлять горло, не имея в запасе девяти жизней? "Хотя наверно ни один предводитель не тратил бы ее так бездарно..."
Оставалась, конечно, вероятность, что даже если её идею и поддержат, Мегера не захочет никуда идти, пока абсолютно все племя не встанет твердо на лапы. Но проблемы нужно решать по мере их поступления, хоть и предполагать их появление заранее.

+2

408

номинально из палатки целителей.

Как настроение, так и погода – все скатилось под собачий хвост разом, когда Соломник – простите, Клок Кометы – внезапно взошел на скалу предков и самопровозгласил себя новым предводителем. Шум и гам из радостных и не очень голосов, оклик Дурмана и попытки Шептуна разобраться в сложившейся ситуации – всё начинало действовать на нервы, будто бы коты Ветра вот-вот устроят новый фарс. И это, возможно, будет последней палкой, останавливающей механизм в голове Горького. Он пытается спрятать голову в плечи, хмурится и скалится, видя, что происходит вокруг, но не может сказать и слова – когда он ушел из лагеря в первый раз, он уходил под неразбериху с верхушкой власти. А сейчас, когда тело будто бы тянет обратно, к тоннелям, он вновь встречается с непредвиденными обстоятельствами в виде ругани между старшими воителями.
- Да что же вы за коты-то такие, - грубо, резко, будто бы кому-то бросает вызов, - Нет бы, провести одну луну в спокойствии. Каждый пытается заглянуть друг другу под хвост, будто бы увидит там нечто. Звезды послали? Да какая разница, когда наше племя разваливается без крепкой лапы. Или каждого из присутствующих волнует только, сколько конкретно жизней у предводителя?
Горький не может удерживать бурлящий гнев внутри, выводит его на других, кидает взгляды исподлобья. Но подходит ближе к Дурману и наставнику – не хочет называть предводительским именем.
- Или вам так нравится существовать без власти, грызть друг другу глотку за звание быть старше, опытнее и лучше? Племя – это в первую очередь семья, Звездоцапов хвост, а не кучка блохастых шавок, заглядывающих друг другу в рот при встрече, а за спиной мечтающих изничтожить сильнейшего. А ведем мы себя отнюдь не как семья. Чем мы лучше Лютоволка и его прихвостней, если цепляемся за склоки внутри племени? Клок Кометы – пёс бы побрал твоё новое имя – не провоцируй Дурмана. Это дорого может обойтись, как если у тебя есть д-хар, так и если у тебя его нет. Либо смерть, либо на одну жизнь меньше. А эта самая последняя жизнь всегда может понадобиться, в особенности если мы соберёмся бросить вызов одиночкам и в этот раз победить.
Его заносит на поворотах, потому как распаленное горячее сердце, еще не отошедшее от битвы, зовет на подвиги. Зовет в тоннели исследований ради. А еще Горький впервые чувствует, что не хочет находиться здесь, потому что семья ломается. Рушится как тоненькие косточки мыши, в чью тушу вгрызается хищник.
Он игнорирует Сверчка, ведущего себя слишком странно даже для повседневного странного поведения. Почти игнорирует и Анемону, лишь касается хвостом её бока, будто бы благодарит за слова, сказанные ей. А потом смотрит на Шептуна, с уважением, и кивает ему, показывает, что слушает его шелестящий голос.

+3

409

Так всегда, стоит возмутиться одной проблеме, как сразу находится другая, а ведь Терновник совсем не просил продолжения! Черный кот не был рад полукровке в глашатаях, но еще меньше он радовался бы тому, что бубнить начнет не только он. Крики, вопросы, урчание – все это всегда собиралось на главной поляне. Терновник привык к такому, и даже мог вытерпеть, если оно заканчивалось быстро, но видимо сегодня был не его день.
Терновник сразу это понял, когда заговорил Дурман. Не то что бы черного кота сильно задевала болтовня этого воителя, и не то чтобы Терновник шибко любил нового предводителя, воспылав верностью к нему с первых секунд, как узнал о том, что предки выбрали его. Терновник вообще мало кого любил в племени, но меньше всего он любил проклятых болтунов.
И Дурман явно не собирался быстро затыкаться. Вслед за одним болтуном на поляне зазвучал целый хор голосов. Терновник тонул в шуме, и его это бесило все сильнее и сильнее. Гнев подстегивал и конфликт, происходящий на пустом месте.
Терновник закипал от кончика хвоста до ушей, и чтобы не лопнуть кот решил вылить все наружу. Если быть совсем точным, на Дурмана. Воин пошел из задних рядов к центру поляны. Расталкивая всех толстыми боками и задевая хвостом по всему что было рядом, Терновник не скрывал своего скверного настроя. Кот шел как можно более шумно, той походкой что, воители идут по своей территории во время дозора, чтобы их заметили наверняка.
Протиснувшись наконец к центру всего этого мракобесия, Терновник бросил презрительный взгляд на Шептуна. Да грязнокровка говорил сейчас верно, но это совсем не отменяло того, что черный кот считал его лисьим пометом, и будет считать его таковым всегда, если только не случится чудо, и их новый глашатай в одиночку не перебьёт стаю одиночек или парочку собак.
- БУ-БУ-БУ! - выходя вперед, громко произнес кот, чтобы на него точно обратили внимание. Терновник встал рядом с разболтавшимся Дурманом, Клоком Кометы и Шептуном.
- И почему Клок Кометы должен быть недостойным? Потому что ты так сказал? Или потому что ты сомневаешься? – Терновник никогда не любил пустой болтовни, а в словах Дурмана не было ничего, что могло бы хоть как-то подтвердить его сомнения.
- Начни уже говорить весомо, если можешь, а если нет, то ты просто сеешь смуту! – возвысив голос, рявкнул Терновник.
- Племенные так не поступают. Не подвергают волю предков сомнениям! Если ты продолжишь и дальше смущать остальных, ты мне больше не соплеменник, - проклокотал Терновник.
- А если ты не мой соплеменник, ты мой враг, - клацнув когтями по земле, Терновник закончил делиться своей нерушимой логикой с Дурманом. Распушившийся и разгневанный, черношкурый воин потратил пару долгих мгновений на то, чтобы успокоиться, а после стал ждать что будет дальше, понимая, что под конец все же распалился слишком сильно.

Отредактировано Терновник (2018-06-12 23:32:18)

+2

410

Что ж, придется привыкнуть к своему новому статусу (все же одно дело быть просто воителем, а уже совсем другое воителем и наставником!). И к новой ответственности. Проклятая робость заставляла Дикотравницу чувствовать неприятное покалывание в лапах. Прикосновение к носу Пшенички, и вот – теперь они в некотором смысле скованны одной цепью. Воительница прикрыла глаза и удовлетворенно вздохнула, сев неподалеку от Пшенички и Воробушки. Ну что же, все так или иначе шло неплохо, можно было немного расслабиться и, дождавшись уже конца всех речей и церемоний, доложиться предводителю о слухах про туннели и свои намерения собрать отряд на разведку, но… время речей подзатянулось – случилось то, чего Дикотравница в этот момент хотела меньше всего.
«Счастье всегда так… обманчиво», - мысленно вздохнула кошка, глядя на Дурмана. В речи старшего воителя был определенный смысл – своя доля справедливости, но вот чего там не было, так это хоть каких-то аргументов своей правоты, хоть чего-то что могло бы убедить соплеменников в верности слов Дурмана, а потому… потому Дикотравница раздраженно повела хвостом. Чужое словоблудие будило в ней ярость, но куда больше кошку раздражала собственная легкомысленность: ну как она только могла поверить в то, что все пройдет так легко и просто? Всегда найдутся недовольные, да, однако в глубине души воительница надеялась, что все недовольные предпочтут отмолчаться и стерпеть… не устраивать публичных скандалов, а дело ведь к тому и шло. Дикотравница наблюдала за всем тем, что происходило на главной поляне: за Дурманом, за Терновником, за Шептуном и особенно за Клоком Кометы.
«Лисий помет, какого вы творите?!» - Дикотравница вспыхнула тихой злостью, которую тут же затенило собой беспокойство. Поступок новоявленного предводителя по-своему впечатлял. Это было… смело. И безрассудно. Настолько смело, что от волнения быстрее забило сердце. И настолько глупо, что захотелось громко и протестующе рявкнуть. В конце концов, какое право Клок Кометы имеет так бездарно распоряжаться жизнями, что даровали ему духи?! А если он и не получил дара девяти жизней, если он самозванец… все равно. Нельзя так рисковать собой! Злость и беспокойство вызывал и Терновник, который тоже не смолк отмолчаться. Дикотравница слишком дорожила другом и наставником, а потому… нет, она никак не могла позволить тому влезть в потасовку, если та начнется, особенно по его вине. Все же черношкурый знатно распалился – Дикотравница неплохо разбиралась в его интонациях.
«Что ж, возможно, Шептун и впрямь силен духом…» - пронеслось в голове кошки за миг до того, как она заставила себя действовать. На голоса прочих соплеменников Дикотравница уже не особо обращала внимания, все же на главной поляне стало как-то и слишком жарко, и слишком шумно. Мельком кошка отвлеклась лишь на Грацию и Пшеничку.
- Они и впрямь не маленькие, Грация, - заметила Дикотравница, затем коротко глянула на Пшеничку, - Драки – не забава, тем более среди соплеменников. Такого быть не должно. Оставайся на месте, - добавила она и кивнула Грации, мол, присмотри.
- Мой предводитель! – непривычно громко произнесла Дикотравница, сильным и стремительным движением приближаясь к Клоку Кометы и котам подле него, - Я ценю твою доблесть и верность племени, но прошу, не рискуй жизнями, что даровало тебе Звездное Племя! – как-то уж совсем неловко было лезть в разговор старших соплеменников, но…
- Дурман, ты уважаемый воин, но подозрения и ссоры не сделают наше племя сильнее, - Дикотравница почтительно наклонила голову, обращаясь к воину, - Я верю Клоку Кометы, верю в волю Звездного Племени. Предки дадут знак, нужно лишь подождать. Мегера поправится, и все встанет на свои места. Проявите терпение, прошу, - Дикотравница прижалась плечом к Терновнику в надежде что это остудит его пыл и выразительно глянула в сторону Дурмана и Клока Кометы:
«И благоразумие,» - подумала она, понимая, что если Дурман решиться впиться зубами в горло предводителя, придется драться, ведь…
«Я не смогу стоять в стороне… и Терновник не сможет».
- А пока… Нам нужно сплотиться и заняться делом, - жестко заметила Дикотравница, - Предводитель, я взяла на себя смелость организовать отряд для того, чтобы собрать припасов для укрепления лагеря и осмотреть пастбище. Там якобы появились новые туннели… - кошка затихла, внутренне надеясь, что умы старших соплеменников удастся отвлечь от склок, удастся сменить тему.

+2

411

С характерными шелестом сминающейся под тяжестью размашистого шага травы завалившись на поляну, по-медвежьи переставляя лапы, Костец двинулся по периметру ограды, на ходу изучая обстановку медным прищуром. Разномастная толпа соплеменников встретила его активным галдежом; несмотря на то, что сам оруженосец, в силу своих полюбившихся за последнее время одиночных похождений, пропустил начало сей эпопеи, от него не могло не укрыться  напряжение, повисшее в воздухе. Едва улавливая суть насущной проблемы, он наконец узрел виновника торжества и вопросительно вскинул бровь. Да ладно? Соломник?

Выцепив все-таки из общей массы знакомые поджарные фигурки, черношкурый решительно направился к ним. — Я, кажется, пропустил шоу, - хрипловато хмыкнул он, грузно приземляясь подле Воробушки с Пшеничкой и невозмутимо выпрямляясь, возвышаясь над макушками стоящих перед ними воительниц, - когда Соломник успел взять в свои лапы бразды правления? - удостоверившись в правильности вынесенных из скандируемых речей вердиктов, поинтересовался кот. Впрочем, не испытывая особенно живого интереса к подобным политическим распрям - было ли то воззрение предков, чей выбор пал именно на этого светлошкурого воителя, или же он сам решил прибрать к лапам власть над немощным племенем - ветряным давно была необходима жёсткая встряска. Потому единственное, что ученику оставалось сейчас сделать - продолжить с отрешённой миной наблюдать эту импровизированную сцену, отмечая, с каким недюжинным энтузиазмом выступали вперёд старшие, раскланиваясь перед новоиспечённым лидером в задушевных монологах, будто пытаясь сгладить этим общую накаленную канву, но, определено,  лишь подрывали борозды разразившихся на поляне треволнений. Меньше всего хотелось марать свою лощеную шкуру в грязи племенной смуты, однако удержать извечно мятежную, бунтующую душу в натянутом покое было трудно, что стало  очевидно по слегка вздыбленному загривку и напряжённой позе.
Что скажешь, рыжуля, надолго его терпения хватит? - шепнул над ухом Воробушки юнец, и резко встрепенулся, стоило в поле зрения мелькнуть знакомой рыже-белой шерстке.

Терпеливо повременив, прикидывая момент, Костец решительно сместился вперёд и поравнялся с плечом воительницы. — Паршивый видок, наставница, - грубовато брякнул оруженосец, бесцеремонно штудируя взором пролежни на отощалых боках, подмечая утерянную блеклость некогда шелковистой шубки кошки, - может быть, оставим это и наконец займёмся тренировками? - от навалившего со всех сторон шума впору было и оглохнуть; к тому же, маячившая на горизонте перспектива наконец разогнать застоявшуюся кровь по жилам и натрудить окаменевшие мышцы, чтобы хоть как-то контролировать желание примерить на чьей-нибудь физиономии парочку ударов, была куда более заманчивой на фоне воцарившегося хаоса.

+2

412

Не тебе судить меня, наглец!
Пестрый запнулся на полуслове. Медленно обернулся к Клоку Кометы, продолжая стоять к нему спиной, впился взором, полным злобы, в фигуру на скале. « Я ещё не закончил, » — прошипел с отвращением внутренний голос.
Лжеоблако, сидя с закрытыми очами, тяжко вздохнуло, видно, пытаясь сдержать себя от желания дать старшему воителю по морде. Несколько мгновений проведя так под тяжелым взглядом оного, названный предводитель резко распахнул глаза, обращая свой взгляд, полный праведного гнева, прямо в чужие салатовые очи. Серо-палевый замер в ожидании последующих действий от Соломника.
Что ж, он прав. Нам нужно воскреснуть и зацвести. Возвыситься к небу и вернуть былое величие, принадлежавшее нам по праву.
« Хитрец, хочет использовать мою же тактику — взывание к соплеменникам — против меня. » Дурман медленно повел кончиком пушистого хвоста, словно раздумывая над чем-то, а затем грациозно развернулся к сидящему на скале. Голос голубоглазого звучал подозрительно, даже слишком, и что-то в его словах словно предупреждало о надвижении грозы. Это настораживало пестрошкурого. « Нужно действовать осторожно. »
Вперед, покажи всем на чьей стороне правда, — с этими словами бежевый подошел к Дурману и, остановившись, уверенно откинул голову в сторону, предоставляя тем самым зеленоглазому доступ к своему горлу.
Если я действительно самозванец, то это твой идеальный шанс защитить племя от тирана.
Данный поворот событий мигом стёр ядовитую улыбку с лица старшего воителя: кот впился голодными глазами в артерию на бежевой шее, пульсирующей и поддерживающей в своем хозяине жизнь. Воин чувствовал некоторое смятение, и... торжество? Подобно чувству, которое испытывает охотник, наконец-то загнавший свою жертву в угол. Вот он, самозванец, стоит пред ним, подставляя самое незащищенное место под удар — и ему некуда бежать, иначе подставит свою репутацию под сомнение. И всё-таки во всем этом было что-то такое, вызывающее у зеленоглазого холодок сомнения с едва различимым оттенком страха. « Какого черта он делает? В чем подвох? »
Когда Коготь пришел в разоренное, ослабленное болезнью племя Теней, они поверили ему, ибо посчитали, что у них не было другого выбора. Поверили — и попались в мощный капкан, стальными зубьями впившийся в тела тех, кто не должен был умереть, окрапляя землю кровью невинных. Они допустили ошибку, а, как говориться, на ошибках учатся. И вот теперь всё повторяется вновь: какой-то кот незаконно объявляет себя предводителем, и все молчат, потому что устали, потому что им хочется поручить ответственность кому-то другому. Не смотрят в будущее, не видят и даже не задаются мыслями, что тот, кому отдали они под покровительство свои жизни, может обратить племя в пучину бездны. Недальновидные.
Если бы коты племени Теней сразу распознали опасность в полосатом чужаке и предотвратили её, то обеспечили бы себе нормальные условия для наведения порядка. Теперь точно такая же опасность объявилась здесь, на пустошах. А для того, чтобы убрать опасность, нужно уничтожить её источник.
Воинский закон запрещал забирать жизни товарищей. Воинский закон обязывал делать всё на благо племени. Но что делать, если угроза притаилась в облике твоего соплеменника?
В сознании воителя быстро промелькнула, подобно вспышке молнии, и так же быстро исчезла мысль — короткая, но такая ясная, ставящая всё на свои места.
« Я сделаю всё ради племени. Даже если для этого потребуется пересечь черту закона. »
Медленно начал щетиниться, чувствуя, как поднимается отливающая золотом в лучах солнца шерсть на спине и загривке. Он всегда недолюбливал Соломника из-за его отвратительного, грязного прошлого, и, прикончив его, убьет двух зайцев одним ударом: спасет племя от ужасной кончины и сотрёт с лица земли ходячее напоминание о днях до Пожара на Пустошах. Тоненький голосок в голове пищал, предупреждая о возможности иного исхода событий, но пестрошкурый позволил мнимому чувству собственной правоты и жажды справедливости затуманить свой разум. Вариант, что лжепредводитель всё же получил дар девяти жизни, отпал сам собой. « Сейчас они увидят всё собственными глазами. Увидят и поймут. »
За ударом молнии всегда последует гром.
ХВАТИТ.
Дурман несколько раз моргнул, прогоняя кровавую пелену с глаз. Вместо шеи Клока Кометы пред ним виднелся крапчатый бок. Шептун. Коричневый говорил и говорил, шепелявя через каждые полслова, но серо-палевому было не до него. Он удивленным взглядом глядел куда-то перед собой, не веря в происходящее. « А я ведь и вправду собирался убить его... »
...Этим поведением вы выс-ставляете с-себя... некомпетентными. Оба. Здес-сь долж-жен быть другой спос-соб. Ес-сли Предки дейс-ствительно избрали его, не должен ли был появитс-ся знак?
Об этом же я-кх и твержу: уберите сорняки из своих ушей! — тряхнув головой, отгоняя назойливые мысли, вскинулся зеленоглазый, — Прежде чем объявлять себя предводителем, Соломник сначала должен был предъявить доказательства, — окончив свою речь такими словами, кот косо взглянул на голубоглазого: неужели им, черт возьми, ничего не понятно?
Ситуация стремительно выходила из-под контроля, если уж Дурман растерял былое самообладание и дал волю эмоциям. Так его не выводил даже его ученик, а тот был в этом деле мастер. Сам же Сверкохвост — уже взрослый Высверк — , пока серо-палевый витал в собственных мыслях, пытался что-то донести до него. Старший воитель обернулся к племяннику, сдержанно зыркнул, и тут же быстро отвернулся, махнув хвостом, мол, не лезь в дела старших. « Дела и так идут не по плану, малыш, не до тебя... »
Да что же вы за коты-то такие...
Уши стали торчком. Горький. Целый и невредимый. Слышать этот голос словно гора с плеч: Дурман, облегченно выдохнув, молча слушал и глядел на черно-белого воина, из уст которого лилась чистая правда. Он обязательно поблагодарит его за спасение, правда... чуть позже. Не сейчас, когда в лагере твориться суматоха.
БУ-БУ-БУ!
Дурмана аж передернуло от нахальства черного кота, подошедшего к их троице.
И почему Клок Кометы должен быть недостойным? Потому что ты так сказал?
« Потому что знаю больше, чем вы. »
Или потому что ты сомневаешься? Начни уже говорить весомо, если можешь, а если нет, то ты просто сеешь смуту!  Племенные так не поступают. Не подвергают волю предков сомнениям! Если ты продолжишь и дальше смущать остальных, ты мне больше не соплеменник. А если ты не мой соплеменник, ты мой враг.
Кхем, многоуважаемый! Во-первых, мы не настолько близки, чтобы обращаться друг к другу на "ты". Примите данное замечание к сведению-с, — многозначительно закрыл глаза, делая небольшую паузу, а после продолжил уже спокойным, мягким голосом, — Во-вторых, не стоит делать поспешных выводов: я старше вас, стало быть, повидал на своём веку больше, чем вы. Очень много чего повидал... увы-ы-ы, большинство из вас не застало того времени, — с последними словами он обернулся на Соломника, — А жаль.
Вновь переведя взгляд на пушистого здоровяка, Дурман нашел в себе силы натянуто улыбнуться и продолжить разговор уже холодным, с ноткой презрения голосом. Голова снова начала гудеть. « Пора с вами заканчивать, вы мне уже успели надоесть. »
Что же, вижу, вы из того типа личностей, предпочитающих насилие интеллектуальным разговорам. Как печально. Приберите свои когти, вам они сейчас не понадобятся.
После голос подала Дикотравница, обращаясь к серо-палевому почтительно и без всяких обвинений, что, конечно же, не могло не оставить отпечаток на настроении и самовлюбленности оного. Хорошо, что она успела вовремя разрядить обстановку.
Предки по своим традициям сначала знаки дают, потом уже посвящают в предводители. Ан нет доказательств — нет и предводителя, — недовольно и слабо проговорил Дурман, надеясь, что ему не потребуется детально разжевывать свой ход мыслей соплеменникам. У него уже не было сил.

+3

413

Анемона осторожно переступила с лапы на лапу. Общее состояние было уже значительно лучше. От каждого слова не тянуло кашлять, да и из носа перестало течь. Кошка потерла лапой нос, убирая засохшую неприятную корочку. "Назовут еще Мокроусом, век не отмахаюсь от прозвища." - Скривила дочь ветров мордочку. Наконец-то, появились силы бегать, прыгать, да хоть что-то делать, кроме валяния как тухлая рыбка. А вместе с силами появилось и чувство голода. Закончив свою речь, Анемона отступила на шаг, давая возможность высказаться другим, а сама искоса поглядывала на кучу с дичью. Определенно не мешало бы подкрепиться, но покидать раньше времени центр поляны не хотелось. Ещё пропустит что-то интересное, потом обидно будет.
- Да что же вы за коты-то такие, - Анемона оглянулась на резкий выкрик. Глаза Горького сверкали раздражением и гневом. Кошке даже показалось, что вокруг него сейчас раздастся потрескивание воздуха, совсем как перед вспышкой молнии. В воздухе плавало почти осязаемое напряжение. Почти каждый кот на поляне излучал какие-то свои эмоции, и всё больше и больше приходилось опасаться, как бы всё это не превратилось в огромную драку. Дочь ветров была, конечно, не прочь размять мышцы и хорошенько подраться, но не со своими же соплеменниками, особенно, когда где-то рядом могут бросить проклятые звездами одиночки! - Нет бы, провести одну луну в спокойствии. Каждый пытается заглянуть друг другу под хвост, будто бы увидит там нечто. Звезды послали? Да какая разница, когда наше племя разваливается без крепкой лапы. Или каждого из присутствующих волнует только, сколько конкретно жизней у предводителя? - Бело-рыжая немного посторонилась, когда рядом проходил старший воитель. Все были в большей или меньшей степени правы, но все эти склоки так до зубного скрежета надоели ей, что Анемона лишь дернула ухом, когда Горький провел по её боку хвостом и отвернулась, и встретилась взглядом с оказавшимся рядом учеником.
"Сколько же прошло времени? Сколько я болела? Как он тут не искусал всех за хвост? Или искусал?" - Короткий взгляд по собравшимся мордам.
— Паршивый видок, наставница, - Костец не церемонясь разглядывал фигуру наставницы, на что та передернула усами. "Ну да, не аппетитный кролик я, что поделать. Бывало и похуже."
- Видел бы себя несколько дней назад, - Парировала кошка, всё так же тщетно пытаясь вспомнить, сколько же именно дней-то прошло. Получалось плохо. Взятие Лучик на тренировку и веселая потасовка под надзором Шептуна казалось были в другой жизни. Так сильно следующие события выделялись на их фоне.
- Может быть, оставим это и наконец займёмся тренировками? - Анемона посмотрела по очереди на Горького, Шептуна, Клок Кометы и Дурмана. Драться они вроде не собирались. А последние его слова заставили и вовсе убедиться в этом полностью, поэтому кошка вильнула хвостом и кинула задумчивый взгляд на кучу с дичью. Оставаться в лагере и дальше действительно совсем не хотелось. Бело-рыжая жутко скучала по свисту ветра в ушах, да разгоряченной и готовой к хорошей драки крови. Костец был уже почти воителем. Всего около луны ему оставалось отходить в оруженосцах перед, наверно, самой важной в жизни церемонией. Однако, гонять и еще раз гонять надо было его. Как и всех своих учеников до этого, кошка не давала свободно вздохнуть котику на тренировке. Но, пожалуй, он был единственным, кто потом еще и возмущался этим со словами "мало, я могу и дольше заниматься!"
"Мальчишка!"
- Да, хватит сидеть в лагере, небось отсидел себе уже всё что можно, - Хмыкнула Анемона, вставая на лапы. - Но сначала было бы неплохо подкрепиться, так что, если ты еще не завтракал, вперед к куче с дичью. - И первой направилась от толпы прочь. Делать здесь было больше совершенно нечего. А вот оруженосец сам себя не воспитает, как говорится.
Вытащив из кучи с дичью упитанную мышь, воительница расправилась с нею в два счета и поспешила к выходу из лагеря. Стоило еще решить, чем они будут сегодня заниматься.

---> Холмистая долина

+2

414

Кло Кометы был готов прямо сейчас вцепиться своими затупленными клыками в шкуру Дурмана, но упорно держал свою шею обнаженной и не смел сделать лишнего движения, выжидая действий со стороны старшего воителя. Несомненно, в словах Дурмана была доля правды. И Клок Кометы искренне стыдился своего прошлого. Но на то оно и прошлое, чтобы напоминать тебе о совершенных ошибках, чтобы вынести важные уроки и принять правильные решения. Но помнил ли пестрый воин, сколько учеников прошло через лапы Клока Кометы, сколько отличных и преданных племени воинов он сумел взрастить? А во времена великого Пожара, кто совместно с остальными воинами вытаскивал старейшин и котят из огненного месива? Конечно, неприятели могут помнить лишь отрицательное в друг друге. Сам же предводитель не хотел и вспоминать о жизни Дурмана, зациклившись на собственных воспоминаниях.
"Давай уже,"- нервно подумал кремово-полосатый. Внезапно перед голубыми глазами мелькнула тень и Клок Кометы зажмурился, думая, что это Дурман прыгает на его широкое плечо.  Не тут-то было. Перед двумя котами возник Шептун.
- ХВАТИТ.
Предводитель отвернул голову и строго посмотрел на новоизбранного глашатая. Довольно прищурившись, он одобрительно взмахнул хвостом. Поляна наполнилась голосами. Каждый пытался высказаться в этой неразберихи. Но среди этого многоголосья Клок Кометы сумел сделать вывод, что большинство, все же, не против его кандидатуры. Но в этом одобрении также звучали нотки сомнения. Предводитель пригладил вздыбленную шерсть и резко отвернулся от Шептуна и Дурмана. Смотря на скалу, он тяжело вздохнул. Как теперь всем доказывать свою правоту? Возможно, если бы не Дурман, никто бы и не усомнился. "Я не виноват, что в племени на данный момент нет целителя, который смог бы получить тот самый знак! Или виноват?"
Теперь и эта тревожная мысль закралась в голову бежевому. А что теперь делать-то? Ветрогон совершенно обессилел и погрузился в себя, пытаясь оправиться от потери сыновей, Мегера так вообще не обладала никаким даром Звездных предков. Что ж, видимо стычка с Дурманом не принесет никаких плодов. Клок Кометы по-прежнему является лжепредводителем для своего племени и не может доказать свою правоту. А мерзко прошлое давит на виски, сжимает в своих грязных лапах и тянет за хвост назад. Предводитель качнул головой и направился к скале. Сев прямо под ней, перед своими соплеменниками, он обвел взглядом толпу и  расправил плечи.
- Мне нечего от вас скрывать. Я бы не стал глупо отдавать свою жизнь, если бы не обладал даром девяти жизней. Мне пока дороги мои луны, - негромко начал Клок Кометы. Он не собирался взбираться на скалу, оставаясь со своими соплеменниками "наравне", - Знак действительно был. И, надеюсь, когда Ветрогон придет в себя, то сможет поговорить со Звездными предками и подтвердить данный факт. У Лунного Озера я нашел подтверждение этому знаку. Сам Звездолет назвал меня новым именем. И не доверяя мне, вы не доверяете почившему Звездолету. Имейте хоть каплю терпения, Звездное племя подтвердит этот факт, - предводитель еле сдержался, чтобы не посмотреть на подслеповатого Высверка. Раскроет ли тот свою маленькую тайну? Скажет ли соплеменникам о полученном знаке? Или предводителю придется самостоятельно выбираться из этого дерьма?  Снова встав на лапы, Клок Кометы вцепился в землю когтями, чувствуя весомую поддержку от ряда соплеменников, - Я не тиран и, уж тем более, не монстр. Моя верность племени и преданность традициям сейчас сидит и смотрит прямо на меня, - Клок Кометы указал лапой на Горького и Грацию, - И чтобы восстановить былое величие племени, мы должны действовать сообща! Дикотравница, - голубые глаза остановились на стройно фигуре воительницы, - твоя инициатива похвальна. Собери небольшой отряд и отправляйтесь к туннелям.
И будьте предельно осторожны. Грация, Горький - вы пойдете вторым отрядом следом за Дикотравницей. В случае непредвиденных обстоятельств - немедленно возвращайтесь в лагерь. Племени достаточно потерь в этот сезон,
- Клок Кометы развернулся и обратился к Шептуну, - собери небольшой отряд и вместе отправимся в патруль. И... спасибо, - предводитель отвернулся и вскарабкался на скалу. Недовольно взмахнув хвостом, он уставился прямо на Дурмана, - Касаемо же тебя... говоришь о справедливости и печешься о своем дражайшем племени, а сам что для него сделал, м? Может направишь нескончаемый поток энергии на что-нибудь полезное для племени? А если нет - вон выход из лагеря, тебя никто не держит.
Клок Кометы ощетинился и грубо взмахнул хвостом.
- На этом все.
Новоиспеченный предводитель спрыгнул со скалы и прошел ровно около Дурмана. "Мышиный помет, а не мозги у тебя там," - ох, если бы не новая должность... прошелся бы когтями, да размял бы лапы на пестром выскочке. Кремово-полосатый направился сквозь толпу к куче с дичью. Взяв оттуда костлявую полевку, он впился зубами в жесткое мясо. Оторвав кусок, он попытался проглотить мясо, но тут же встретился с рвотным рефлексом. В горле зажгло и было стойкое ощущение, что жует он ежа или ель, а не дичь. Выплюнув кусок, предводитель гулко откашлялся и встрепенулся. Кашель ли или еще какие последствия болезни? Отложив полевку, он сплюнул скопившуюся слюну и потер лапой "раздраженную" шею.

+5

415

палатка целителя ▼ 

Непривычно понурив плечи, Уголёк старалась казаться незаметной, впервые стесняясь собственного роста и осанистой походки. Коснувшись коротким хвостом плеча соплеменника, она изредка заваливалась на бедро, предупреждая того о вынужденной остановке или обходе возникшего перед ними препятствия.

Свербящий виски, контрастирующий с полумраком палатки, превращающий зрачки в едва различимые щелочки, ослепительный свет перестал беспокоить пятнистую, едва она вдохнула сгущенный от напряжения и нехороших предчувствий воздух над центром собрания. Округлив заслезившиеся от внезапной перемены окружения глаза, она покосилась на замершего рядом Высверка.
   — Соломник и Дурман, ну.. кажется, столкнулись. А Шептун пытается их разнять, - в хриплом голоске на последних словах проскользнули высокие нотки, обличая всю безрадостность безвыходной нервозности положения. Напряженные в полуприседе лапы подрагивали, приводя в движение и лопатки, словно перед прыжком, да только на финальный рывок смелости у ученицы не хватило.

Прикрывающее бок уютное тепло, скользнув, исчезло и Уголёк чуть не потеряла равновесие на ослабевших лапах. Под рёбрами похолодело, когда к угрожающим тембрам присоединились голоса соплеменников, едва ли она вслушивалась в их содержание.
   — Не надо.. - но Высверк уже двинулся вперёд, а оставаться в одиночестве посреди пустующего пятачка, что ощущался для уязвимой пятнистой бескрайним полем, было невыносимо до ледяного жжения в пятках. Закусив губу, она подтолкнула лбом бурое плечо, помогая воителю обогнуть более крупных зевак.

+1

416

Когда буро-белый услышал рядом, слишком рядом знакомо-едкий голос Горького, он несколько испугался. Впрочем, первый страх быстро прошёл, ибо вряд ли такой кот придаёт большое значение миру духов — рассудил молодой воин. И действительно. Старший лишь сказал о том, что им всем нужно сплотиться, а не грызть друг дружку за всё подряд. Высверк был определённо с ним согласен (завтра явно будет внеплановый снегопад), хоть пренебрежительное «нет разницы, предки или ещё кто» отозвалось тяжёлым вздохом. После гибели отца и организации себе на хвост приключений в виде около-слепоты тонкие материи стали для ветряка важны, подчас чересчур.

— БУ-БУ-БУ! — к слову о предках. Голубоглазый едва не вознёсся к оным, подпрыгнув от столь громкого рокота. Мама дорогая, это точно его соплеменник, а не чудище какое-нибудь из кошмаров? Впрочем, всё оказалось куда прозаичнее — Терновник тоже решил ввязаться в спор. Однако зачем он повышает голос и, тем более, угрожает. Дурман вряд ли успокоится от припечатанного объявления о предполагаемой вражде. Забыв своё правило «птички-цветочки, смотрим куда угодно, только не на соплеменников», Высверк бессильно мотал головой из стороны в сторону, от одного говорящего до другого. А их становилось слишком, чересчур много. Голова постепенно начинала пульсировать, реагируя столь неприятным образом на попытки молодого воина сконцентрироваться сразу на всём. К счастью, под боком появилась Уголёк. Что это именно она голубоглазый понял сразу — кто ещё станет его бодать и направлять, уводя от перспективы жарких объятий с первым встречным.

Тем временем, вмешалась Дикотравница. Первый более-менее мелодичный и спокойный голос за весь чудный полилог о вере и подрыве племенных устоев. Кажется, она признала Соломника, ныне Клока Кометы, предводителем и даже спросилась о патруле. Высверк выдохнул, на мгновение отвлекаясь от происходящего. Клок Кометы? Интересно. И определённо подходит. Не такой яркий, не такой чистый, но всё ещё хранящий искру, способную разгореться и согреть всех. Или опалить. Время покажет. Звёздные предки знают толк в именах, определённо. Хотя. Дурман бы с данным выводом не согласился. Снова. Нет доказательств — нет предводителя. Действительно логично и рационально. Если бы ещё это было правдой. — Скажи, давай. Просто оттащи своего дядюшку за его великолепно-пушистый хвост… И с чего он должен поверить? С твоей слепоты? Ты не целитель, Высверк, ты обычный кот, — терзаемый сомнениями, ветряк переминался с лапы на лапу, отчаянно мотая хвостом.

Впрочем, сомнения очень скоро порвал в клочья Клок Кометы, который явно о-очень тонко намекал на что-то. Ага, на что же, интересно. Пасть будто бы резко наполнилась болотной водой, тиной. Отвратительной, мешающей говорить. Ровно до одного имени. Звездолёт! — Он видел папу? — таинство получения жизней предводителем для всех иных оставалось именно таинством, но теперь завеса была чуть приоткрыта. Подводя итог пламенной речи, новоиспечённый лидер разослал всех на подвиги, а после, кажется, отошёл. Кажется. Напрягать глаза всё-таки очень, очень трудно. Однако стоит того, ибо теперь Высверку нужно найти Дурмана. Что, впрочем, было просто. Тот по-прежнему стоял на том же месте.
— Дурман? — и ноль реакции. Ну уж нет, на этот раз родственник от него не отвертится, — дядя! Да послушай же ты меня. А лучше посмотри, — в сердцах бросил молодой воин, усиленно «разглядывая» цветастую фигуру.

— Клок Кометы, — Высверк сделал ощутимый акцент на имени, — не соврал. Знак действительно был, только получили его не целители. И на то даже есть причины, — буро-белый говорил искренне, делать это старался уверенно, но голос всё равно ощутимо дрожал. Только уже не от страха, — возможно моё нынешнее состояние позволило «взглянуть на мир по-другому», но к Лунному Озеру наш ворчун отправился по воле Звёзд. И по моей просьбе. Поверь, я тоже не был в восторге от такой кандидатуры. Поначалу Клок Кометы казался тем ещё деспотом. Однако «тот ещё деспот» подставился только ради того, чтобы соплеменники поверили в него. Чтобы ты поверил. Вряд ли это говорит об эгоизме или чёрствости. Когда-то мой отец сделал то же самое для патруля, убегавшего от охотника, — ветряк горько улыбнулся, — да и в конце концов. Разве здраво судить кого-то лишь по его прошлому, не давая даже шанс переменам?

+3

417

Воробушка сидела и впервые в жизни мол-ча-ла. Даже у рыжей болтушки всегда хватало наглости и бахвальства вставить свое слово - ан нет, сейчас ученица сидела, взъерошенная как раз по своему имени, и округлыми от ужаса глазами смотрела на происходящее. Дурман говорил так... складно, что от этого мороз пробежал по коже. Переводя взгляд то на новоиспеченного наставника, то на его противника, то на Воробушку с Грацией (которая, к возмущению обеих сестер, пыталась оградить их от ярчайшего и возможно даже кровавого зрелища!), ученица нервно перебирала лапами, чувствуя, как напрягаются мышцы.
Драться придется. Зачем, за кого, почему - не важно. Каждый в племени чувствовал, даже если не вмешивался, что будет неспокойно.
А, предки! Лучше так, чем без предводителя дохнуть.
Эта мысль была ноткой черного юмора, отчего рыжая невесело усмехнулась. Момент, когда Клок Кометы подставил шею своему сопернику, казался вечным: все ветряные замерли, наблюдая с затаенным дыханием - что же будет, что же...
- Кажется, я пропустил шоу?
- А, чтоб тебя, Костец! - сидевшая доселе неподвижно, ловящая каждый звук между здоровяками, Воробушка неприкрыто испугалась и дернулась всем телом, когда за ухом раздался голос ровесника.
- Тут такое творится, а ты!.. - укоризненно мявкнула Костецу ученица, скорее возвращаясь к зрелищу. Вмешался новоиспеченный глашатай, и за ним последовали остальные, в том числе и Высверк, который говорил что-то Дурману, убеждал...
- Эх, ничерта не слышно! - с досады топнула лапой Воробушка, переглянувшись с Грацией и Пшеничкой.
- Что скажешь, рыжуля, надолго его терпения хватит? - шепнул на ухо Костец, отчего рыженькая раздраженно дернула этим самым ухом.
- Ты про моего наставника вообще-то говоришь! - не удержавшись, встрепенулась Воробушка, покичившись. Так-то да, она теперь - ученица предводителя, и не хотелось бы терять такой славный статус.
А, Высверка стало слышно! Удивительные вещи говорил: неужели он, простой воитель, взял и получил знак от предков? Глаза кошечки восхищенно округлились: вот бы и ей так, взять и знаки направо-налево видеть... э-э-эм, то есть раздавать!
А тем временем на поляне обстановка расслаблялась, и рыжая навострила уши на Клока Кометы, который раздавал распоряжения пойти наконец уже в туннели.
- Дикотравница, возьми с собой, ну возьми-и-и-и! - перебирая передними лапами, заныла кошечка, подбираясь к наставнице сестры. Обходя ту бочком, рыжая наткнулась взглядом на крапчатую шерсть и ка-а-ак взвизгнула:
- Уголек! - мявкнула Воробушка, хвостом подзывая Пшеничку и вприпрыжку добираясь к болевшей.
- Ну ты до-о-о-олго что-то, давно пора нам баловаться и бедокурить. Пошли с нами на туннели, а? - бодая пеструю с такой нерушимой уверенностью, словно ее уже взяли в патруль, Воробушка бодро улыбнулась Уголек.

Отредактировано Воробушка (2018-06-18 21:36:24)

0

418

Слова Дурмана были верны, и били они по самому больному. Доказательства. Видят Предки, Шептун сам хотел видеть эти проклятые доказательства - но не такой ценой, нет. Дурман бы не сделал это... Он бы не обманывал нас, после всей этой боли. Так? Что же, он, Шептун, уже вмешался, и они теперь никогда не узнают правду.
И к лучшему.
Голова была тяжёлой. Всё-таки, лечение воителя ещё не было закончено. Ему стоило бы сейчас принимать ещё лекарства, да ловить красочные картинки в бреду, а не вот это вот всё - но долг воителя зовёт. Если, конечно, его "глашатайство" и "долг" были настоящими.
Безумные времена.
- БУ-БУ-БУ!
О, Предки. Этот голос пятнистый мог распознать из тысячи. Шептун закрыл глаза и приготовился к тому, что теперь его будут окружать три недовольных огромных кота. Спокойно... Воистину, смехотворное зрелище - потенциальный глашатай, ненавидящий толпу! Просто восхитительное положение, ничего не скажешь. Шептун неловко кашлянул. Внезапно, перспектива оказаться в компании Мегеры стала выглядеть даже... приятно. На фоне вот этого вот всего. Если бы не ободряющее присутствие Горького, Шептун был бы совсем плох.
- ...Знак действительно был. - Слава Предкам! Расскажи же о нём! - И, надеюсь, когда Ветрогон придет в себя, то сможет поговорить со Звездными предками и подтвердить данный факт. У Лунного Озера я нашел подтверждение этому знаку. Сам Звездолет назвал меня новым именем. И не доверяя мне, вы не доверяете почившему Звездолету. Имейте хоть каплю терпения, Звездное племя подтвердит этот факт...
Шептуну так хотелось верить. Ему хотелось кинуться в лапы Соломнику, исполнить его любой приказ, вести Племя вперёд, к стабильности и порядку, но он не мог. "Не доверяя мне, вы не доверяете Звёздолёту". Звездолёту! Тому, кто не имел всё это время настоящей власти, великого дара. О, Предки, Шептун так хотел доверять и так хотел верить вновь!..
Воитель закрыл глаза. Голова болела и ныла. Терпение...
- ...собери небольшой отряд и вместе отправимся в патруль. И... спасибо.
Шептун открыл глаза и посмотрел прямо в глаза Клоку Кометы. Ему хотелось ответить "пожалуйста". Как-то одобрить. Улыбнуться. Но это было бы лживо, это было бы нечестно - ведь сам пятнистый в нём сомневался. Я недостоин твоей веры. Мои обещания - пустой звук. Кот кивнул и стыдливо отвёл взгляд. Терпение... Всё по порядку. Сначала: обещание, что я дал Мегере.
- Дурман! Тебе с-стоит, кхр… Закончить лечение. Ты выглядиш-шь лучш-ше, чем было, конечно, но... Не то, чтобы плохо... - хватит объяснений, он всё понял! - Кхм… Кхр. Племени нужны здоровые воины.
А кто тебе дал право решать, что нужно Племени?
Кот окинул взглядом лагерь. Воителей, способных хоть на что-то, было немного. В патруль лучше идти втроём, но этот проклятый кашель... Шептун мотнул головой. Хватит и нас двоих. Остальным нужен отдых. Плюс... Это даст возможность мне и Клоку Кометы побыть наедине. Задать пару вопросов. Получить в ответ ещё больше...
Воитель наткнулся взглядом на вышедшую из палатки Уголёк. Казалось, он впервые за несколько дней видел её вне палатки целителя. Воитель быстрым шагом направился к своей ученице.
- Уголёк... - кот неловко (всё-таки, рост у него был большой, в сравнении с маленькой кошечкой) потёрся щекой о макушку кошечки. Слава Предкам. Этот проклятый жар спал. - Такое с-счастье видеть тебя на четырёх лапах! И, как виж-жу, тебя уж-же зовут в путь, а? Дикотравница, надеюс-сь, Уголёк ес-сть место в твоём отряде?
Это было бы славно. Она так давно не была вместе со своими сёстрами! Улыбнувшись Уголёк, воитель быстрым шагом направился в сторону Клока Кометы. Было бы неплохо взять её с собой в патруль - да только не хочу предстать пред ней в таком... свете. Пусть помнит меня далёким, мало проводящим с ней время - но не сомневающимся в предводителе лжеце.
- …Клок Кометы, - это имя было так непривычно! - Ес-сли это патруль к границе, хватит и нас двоих. Не с-стоит ос-ставлять в лагере только больных, учитывая... пос-следние с-события. Ну, это... моё мнение. Не обязательно верное.

Отредактировано Шептун (Вчера 23:25:32)

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна