РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Наконец, стали известны имена активистов апреля. Спасибо всем за активные отыгрыши, за ваши голоса и участие!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
А под прицелом большая мама Пантера. И пока ее не отвлекают дети, спешите задать вопросы!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна


главная поляна

Сообщений 381 страница 389 из 389

1

http://s5.uploads.ru/JdoSI.png


Лагерь племени Ветра, в отличие от других племен, находится на абсолютно открытом пространстве, и располагается посреди холмистого участка, на месте слабовыраженного подножия меж возвышений вокруг. Самая выразительная часть лагеря – большая каменная глыба, стоит на противоположной от входа части лагеря, совсем вдалеке; с нее предводитель обращается к своему племени, а также в ней таится его палатка. Несмотря на то, что в целом коты племени Ветра предпочитают спать под открытым небом, палатки у них все же есть на случай непогоды или какой-то критической ситуации; все они плотно прилегают к крутому склону вокруг лагеря. По правую сторону от скалы находятся кусты утесника, в которых располагается целительская. Затем, следуя от нее в сторону входа, идет детская и палатка оруженосцев. На параллельной стороне, в небольшом отдалении от главной поляны, близ скалы, в небольшом валежнике располагается палатка старейшин. Ближе к центру левого крыла лагеря находится воительская палатка. Добыча складывается в той же стороне прямо возле входа; так коты сразу могут избавиться от улова, войдя в лагерь. На просторной поляне могут устраиваться коты, чтобы отдохнуть или перекусить.


0

381

Гнездо Двуногих ----->

Это был... интересный опыт. Если мягко сказать. Если не мягко - то весьма забавное, хотя немного постыдное мероприятие. Воитель позволил себе небольшую усмешку, которую было трудно разглядеть за увесистым пучком трав у него в пасти. Похоже, всё это время я зря избегал заходить в те края, моего отца среди них нет. Так что... Стоит навестить их как-нибудь. Кот прищурился, разглядев вдалеке лагерь. Особенно,если от этой гадости ей станет лучше. Потерпи чуть-чуть... Воитель прибавил шагу, постоянно оборачиваясь на учениц. Они в порядке. Всё как я и обещал.
В лагере было... Стоит ли говорить, как было в лагере? Будь там все тихо и спокойно, Шептун бы отметил, Щептун бы удивился. А так всё было по-прежнему - напряжённо, мрачно и с кислыми лицами. Что-то произошло. Опять. Ещё одна смерть?.. Анемона, Горький... Где Желтоглаз? Предки, надеюсь он жив. Иначе Лучик... От мрачных мыслей его отвлекла подощедшая Пшеничка:
- ...А нам обязательно заходить в палатку целителя? Мне как-то не очень хочется болеть... может Ветрогон или Мегера придут сюда и сами их заберут?
- Ни в какую палатку я не пойду!
- Нет. Нет, ос-ставайтесь здес-сь, я уж-же имел контакт с зараж-жёнными, я и отнес-су. Заодно пос-смотрю, как там Лучик и Уголёк.
- Я что, дура что ли.
Воитель прикрыл глаза. Она и не обязана быть с тобой вежливой. Случилось горе. Ты ей никто. Как и её сестры. Как и её мать. Раздражённо мотнув хвостом, воитель начал укладывать травы так, чтобы они поместились в его пасть, и не пришлось несколько раз бегать туда-обратно. Надо отнести, затем заняться укреплениями, затем...
- Вы хорош-шо поработали с-сегодня, - тихо сказал воитель, не отрывая взгляда от трав. - Я благодарю вас. А с-сейчас отдохните хорош-шенько - неизвестно, будет ли в будующем такая возмож-жность.
С этими словами воитель собрал травы и направился в палатку целителя.

-----> Палатка целителя

+1

382

Начало игры.
Сон не послужил Терновнику отдыхом, и усталость не прошла при пробуждении. Все, с чем кот заваливался спать, осталось при нем. Сколько бы одноглазый не пролежал, свернувшись клубком, больше сил ему не прибавилось. После ночного патруля Терновник будет еще долго восстанавливать силы и, если повезет то, к следующему обходу он перестанет чувствовать себя как опустелый кусок шерсти.
Раньше такого почти не случалось с черношкурым. Может все дело было в том, что после последней охоты он не до конца набил свой желудок, а может в том, что в племени Ветра стало меньше воинов, а обязанностей только прибавилось. В последнее время все, что росло в племени так это лишь проблемы. Так казалось Терновнику и, наверно, не только одному. А что еще может появится, когда возможный предводитель мертв, глашатая нет, а воины лишены их руководства? Кот лишь хмыкнул себе в усы. Мысленно перечисляя все то, что он вспомнил каждый день, усталость Терновник тоже не прогнал.
Кот потянулся, прогоняя бесполезную дрему из разума и тела, затем он зашагал вперед – прочь из обители воинов. Терновник еще не знал, чем займется, раз уж он проснулся. В планах кота было проспать весь день, а то и не один, и в идеале спать до тех пор, пока в племени само все как-нибудь не наладится, а новый предводитель или глашатай укажут ему что делать, но… видимо не судьба была Терновнику так легко отделаться от всей этой кутерьмы. Вообще, в племени всегда были дела, и, по мнению уставшего от жизни Терновника, разнообразием они не отличались никогда: охоться, защищай территорию, ищи возможную угрозу племени и ликвидируй ее, если нашел. Вот только раньше, пока были живы те, кто командовал, во всем этом было как-то больше смысла. По крайне мере, Терновник всегда знал, что важнее на данный момент.
Не желая сам принимать слишком много решений, воитель угрюмо побрел из укрытия к главной поляне. Проходя по лагерю своего племени, массивный кот не хотел ни с кем встречаться и ни с кем говорить. Терновнику было нужно просто найти свою ученицу (бывшую ученицу!), и решить, что делать дальше. Дикотравница если и не придумает, чем им помочь племени, то хотя бы найдет для них двоих проблем, чтобы убить время в ожидании лучших времен. Да и, как это ни прискорбно было признавать, Терновник не слишком хотел задерживаться в лагере, где бессмысленное бездействие давило бы черношкурому на остатки совести. Охота, очередной обход границы, поиски чего-либо и любая другая дурь, которую придумает его бывшая ученица, точно лучше осуждения более деятельных соплеменников.

+3

383

НАЧАЛО ИГРЫ.

Духи молчали, а может Дикотравница просто не научилась их слышать. Мотнув головой, она двинулась дальше. Тощая птица, которую кошка волочила за собой по земле, совсем не вызывала у нее аппетита. Последние события в племени знатно смутили Дикотравницу. Она ощущала растерянность, которая грозила когда-нибудь перерасти в страх. Как у кота должна быть живая душа, так и у племени должен быть предводитель. Отсутствие лидера или очевидного претендента на это место угнетало, вселяя в сердце воительницы недоброе предчувствие. Она только недавно стала чувствовать себя частью племени Ветра, но что, если его скоро совсем не станет? Безвластие – неприятная штука. Впрочем, нынешние обстоятельства имели и свои небольшие плюсы: тревога не давала Дикотравнице спать и есть больше, чем нужно. Вместо того, чтобы бездействовать и изводить припасы, кошка сама искала себе дела. На этот раз она отправила себя в охотничий патруль. Терновник спал после дозора у границ, а в голове роились новые тревожные мысли – одиночная прогулка в поисках добычи казалась тогда самой лучшей идеей из всех возможных. В конце концов, в лагере хватает тех, кому нездоровится, а еда – тоже лекарство. Не такое эффективное как травы, но тоже необходимое.
Еще Дикотравница наконец могла спокойно подумать, обратив свои мысли к душам всего живого и неживого. В обществе соплеменников подобное ей не удавалось – не хватало сосредоточения, чтобы отрешиться от окружающего многоголосья, а вот в одиночестве… в одиночестве, она могла свободно повторять то, чему учил ее Хальд. Впрочем, без особого толку. Внутреннее ощущение родства с землей под лапами давало кошке уверенность и успокоение, но не ответы на те многочисленные безмолвные вопросы, что она задавала себе самой и миру вокруг.
«Может это намек на то, что я должна быть сейчас твердой? Твердой, как камень?» - Дикотравница задумчиво дернула ухом, приближаясь к лагерю племени, - «Ух… слишком сложно… Хальд лучше понимал все это», - в очередной раз вспомнив приемного отца, кошка ощутила некоторую пустоту внутри: ей его не хватало, особенно сейчас.
«Наконец проснулся», - оказавшись в лагере, Дикотравница краем глаза заметила черную тучу на четырех лапах. В этой туче она без труда узнала Терновника. Тот что-то искал. Или кого-то. Оставив свою добычу в куче с едой, кошка поспешила найтись, пока Терновник не принялся нервировать соплеменников руганью и ворчанием. В несколько стремительных движений рыже-белая сократила расстояние с другом и легко боднула того в плечо, означая свое присутствие.
- Как себя чувствуешь? – украдкой осведомилась Дикотравница, глянув на Терновника. Важность подобных вопросов нынче не стоило недооценивать, да и заставлять воителя покидать лагерь ради пополнения припасов или разведки, не удостоверившись, что с ним все в порядке, кошка не могла – совесть и здравый смысл не позволяли.

+3

384

Каково же было удивление Пшенички, когда ее поддержала рыжая сестра. Хотя, наверное, это было очевидно. Какой бы здравомыслящий кот по воле доброй пошел к зараженным? Но с другой стороны..
"Как же там мама с Уголек?" - на мгновение Пшеничка даже посочувствовала Высверку, который просидел в целительской огромную кучу времени. Как никак, а все равно родная кровь.
- Нет. Нет, ос-ставайтесь здес-сь, я уж-же имел контакт с зараж-жёнными, я и отнес-су. Заодно пос-смотрю, как там Лучик и Уголёк.
Серебристо-полосатая нахраписто выдохнула и благодарно кивнула. Неужели.
- Вы хорош-шо поработали с-сегодня.  Я благодарю вас. А с-сейчас отдохните хорош-шенько - неизвестно, будет ли в будущем такая возмож-жность, - глаза Пшенички загорелись и в душе вспыхнул огонь гордости за свой поступок.
- Мы ведь должны помогать соплеменникам. Это была... странная вылазка, - кошечка вновь вспомнила домашних котиков и встрепенулась. Поляна опустела. Шептун ушел с кипой трав в палатку целителя, а ученица осталась наедине с Воробушкой. Перемявшись с лапы на лапу, она молча пошла к куче с добычей и вытянула оттуда две средних полевки. Подойдя к рыжей сестре, она положила одну мышку возле ее передних лап.
- Мне кажется, нам все-таки стоит поговорить. Это тебе, - янтарные глаза устремились в сторону, стараясь не встречаться с взглядом Воробушки, - Мне стыдно за свой поступок, Воробушка, - тяжело начала Пшеничка. Слова приходилось выдавливать из себя. Она не привыкла извиняться за содеянное. Но Воробушка - она же сестра! Сколько они уже видели вместе, а сколько увидят!
Впившись клыками в холодное мясо, серая ученица быстро проглотила кусок и заметила движение в стороне. Терновник с Дикотравницей. Но сейчас было не до них. Сбавив тон, перейдя практически на шепот, Пшеничка продолжила:
- Воробушка, - кошка запнулась. "Ну, скажи же уже! Это так просто! Давай!" Зрачки забегали по сторонам и Пшеничка все же выдавила, - Извини меня.
Как только ученица сказала эту сложную для нее фразу - за спиной будто появились крылья и стало очень легко.Как же тяжело ей дался совершенный поступок. Янтарно-пшеничные глаза встретились с взглядом Воробушки и Пшеничка, не моргая, уставилась на сестру.

+3

385

- Вы хорош-шо поработали с-сегодня, - рыженькая наставила ушки, пытаясь разобрать тихий голос пятнистого воителя, от которого, как и от них с Пшеничкой, сильно пахло травами. - Я благодарю вас. А с-сейчас отдохните хорош-шенько - неизвестно, будет ли в будующем такая возмож-жность.
Тишина. Воробушка сдавленно кивнула, сокрушенно осознав, что дальше... что дальше? Она осталась без наставника, как и многие в племени Ветра, и, казалось, просто чудо, что ей попался тот кролик на ужин бродягам. И как бы ни хотела Воробушка казаться сильной-смелой-непобедимой, она прекрасно понимала: с такими пробелами в обучении ей ох как не светит стать воительницей.
А ведь если и быть, то только первоклассной, правда?
Рассеянно зевнув, ученица лениво покосилась на Дикотравницу с Терновником. Видимо, к этим зараза тоже не липла, а значит нужно держаться вместе. Смело вздернув хвост трубой и намереваясь напроситься с кем-нибудь из них на тренировку, кошечка остановилась, заслышав голос серой сестры.
Под лапы шмякнулась мышка, и желудок одобрительно заурчал. Тупо уставившись на дичь, Воробушка подняла глаза на серенькую, замерев в том же положении и с немым вопросом в глазах.
- Мне кажется, нам все-таки стоит поговорить. Это тебе, - Пшеничка не выдержала взгляд сестры и к удовлетворению рыжей отвела глаза, на что она коротко хмыкнула, вспомнив о слегка саднящих на грудине ранах.
- Мне стыдно за свой поступок, Воробушка.
Рыжая медленно плюхнулась на землю и зажевала хвост мыши, давая понять, что к переговорам готова. Наведя уши на Пшеничку, но все-таки осторожно подобрав хвост, ученица молчала, дожидаясь.
Терпели-и-иво дожидаясь.
- Воробушка, - ученица запнулась, а Воробушка даже есть перестала, сконцентрировав по-совиному немигающий взгляд на серой.
- Извини меня.
Наконец-то.
Зажевав мясо снова, рыжая задумалась, умолкла.
И по-доброму, как прежде, хлопнула хвостом по уху Пшенички.
- У тебя там муха, - сглотнула мясо, серьезно нахмурившись, - была.
И улыбнулась, отведя назад собственные уши. Обернулась на воителей, к которым хотела доколебаться.
- О, вспомнила! - как ни в чем не бывало поманив за собой Пшеничку, рыжая рысцой подобралась к старшим.
- Дурман рассказал, что на пастбище обрушились туннели, - заявила бойкая ученица, нагло вклиниваясь в разговор Дикотравницы и Терновника.
- Возьмите нас посмотреть, - и требовательно наставила ушки, дожидаясь утвердительного ответа.

+3

386

Толчок в бок заставил Терновника повернуться. Он услышал топот лап еще до того как с ним дружески поздоровались. Вот только воитель не придал особого значения этим звукам. В их племени всегда кто-то топает, хрустит и фыркает. Терновник привык, что все эти звуки обходят его на почтительном расстоянии, и потому бодание в бок стало для него легкой неожиданностью.
Голос выдал того, кто с ним поздоровался, раньше, чем Терновник успел посмотреть здоровым глазом. Сейчас кот смотрел на свою бывшую ученицу, и думал над ее вопросом. Или не только над ним. Он думал и над тем, кого ему так напоминает Дикотравница. Терновник на мгновение даже запутался, где он находится: в прошлом или в настоящем, и кто стоит перед ним. В лесу не так уж и мало кошек с бело-рыжей шерстью, но воитель не мог сам себе ответить уже многие луны кого он видит или даже кого хочет видеть в своей бывшей ученице.
Но пока Терновник не хотел ни отвечать, ни правильно задавать этот вопрос самому себе по-настоящему. По крайне мере не в то время, когда вокруг так много проблем ... и соплеменников. По правде, говоря проблем всегда было много, но Терновник привык решать их по мере необходимости. Сейчас ему гораздо важнее казались проблема еды, а не собственного разума.
Кот зевнул, дал небольшую встряску своему мозгу, убедив себя, что перед ним его бывшая ученица, а не ведения из прошлого, и только затем ответил на вопрос Дикотравницы:
- Голодный я и невыспавшийся, но в остальном жив-здоров, а мой единственный глаз на месте, – Терновник ответил фразой, которую произносил бессчетное количество раз за свою жизнь. Это стало своеобразным девизом, который воин гордо нес и через более трудные испытания с тех самых пор, как часть света в его жизни померкла. Потемнело ли все только от утраченного глаза или от чего-то другого Терновник старался не задумываться.
У него всегда получалось откладывать не смертельные проблемы в сторону и так тянуть многие луны. Это было особой силой Терновника. По крайне мере, так он сам считал. А потому, когда единственный глаз воина уловил мельтешение сбоку, а до ушей долетели голоса учеников, Терновник вновь воспользовался этой своей супер-силой. Вопросы малявок мало интересовали воителя, и он решил что не будет отвечать на них. Вместо этого Терновник поступил более мудро, перекладывая инициативу на свою бывшую ученицу. Кот вперил взгляд в Дикотравницу. Говорил этот красноречивый взор что вроде «решай сама» или «твои проблемы».

+2

387

Что-то не меняется никогда, вернее меняется, но крайне медленно и почти незаметно. С «кто-то» почти такая же штука, хотя и Дикотравнице с детства говорили, что живые создания куда более гибки и податливы для перемен. Тот, кто это говорил никогда не был знаком с Терновником. Воительница думала, что этот кот поставил бы в тупик и Хальда. Впрочем, кто знает что из этого бы вышло? Вряд ли что-то хорошее… Тихо вздохнув, Дикотравница села близ Терновника, ожидая когда же тот наконец поймет, кто стоит перед ним. В племени ходили всякие слухи. Не будучи самой общительной кошкой, воительница слышала о сестре своей покойной матушки. Та будто бы была в близких отношениях с Терновником. Ничего вроде бы удивительного, конечно, но бывший наставник всегда как-то уж больно странно смотрел на Дикотравницу. Он словно бы не узнавал ее, а может и узнавал, но видел кого-то другого. По первой кошку это пугало, сейчас же только смущало – живые существа и впрямь склонны меняться, привыкая если не ко всему, то ко многому. Вот и сейчас Дикотравница, чувствуя на себе взгляд друга, не вздрогнула и не напряглась. Ни одна ее шерстинка не встала дыбом.
«Может это все из-за глаза? Нелегко с одним-то…» - подумала Дикотравница. От этой мысли кошка испытала легкое неудовольствие, которое, впрочем, не смогла для себя толком объяснить. Она лишь отмела прочь размышления и уставилась на Терновника. Тот как раз стал проявлять какое-никакое понимание ситуации. Заслышав слова бывшего наставника, Дикотравница ухмыльнулась. Да, некоторые коты почти не меняются, как и не меняются их ответы. Выслушав черношкурого, воительница украдкой и осмотрела его, лишний раз убеждаясь, что тот выглядит вполне здоровым (с носа, по крайней мере, не течет!), разве что помятым, как после сна, что и не удивительно. Дикотравница была уверена почти на все сто, что Терновник совсем недавно проснулся, ведь голос его звучал хоть и обыденно твердо, но точно спросонья.
- Рада, что с тобой все в порядке, и что глаз твой на положенном ему месте, - кошка чуть слышно усмехнулась. Она вообще старалась говорить потише. Отчасти потому, что не слишком хотела привлекать внимание соплеменников, отчасти потому, что в целом не слишком-то любила голосить и говорить в полный голос: тихие беседы казались кошке более уютными и доверительными. Да и их с Терновником общение не совсем вписывалось в общепринятые нормы. По крайней мере, оно не отличалось особой почтительностью, и куда больше походило на болтовню старых приятелей-ровесников, а не совсем еще молодой воительницы (да еще и бывшей одиночки!) с одним из старших воинов племени. Ну и не каждый, пожалуй, станет шутить с Терновником на тему глаз…
- Если ты и впрямь голоден, то лучше подкрепись, - чуть мягче сказала Дикотравница, внимательно глянув на черного кота исподлобья, - Не знаю что об этом думают остальные, - воительница вздохнула, ее некоторая необщительность сказывалась, как и то, что Дикотравница последнее время куда чаще находилась вне лагеря, чем в нем, - Но нам стоило бы укрепить лагерь. Хуже не станет, если мы принесем немного материала для этого, верно? – кошка улыбнулась.
Она, быть может, и еще чего-нибудь сказала, если бы рядом не послышался третий голос. Дернув ухом, воительница повернулась в сторону Воробушек и нахмурилась. Ученица в какой-то степени застала Дикотравницу врасплох. Той даже стало немного не по себе от того, но довольно скоро воительница оправилась от эдакого небольшого потрясения. Немного пораздумав над словами Воробушек, кошка перевела взгляд на Терновника, но выражение морды черношкурого ясно говорило о том, что решение остается за ней.
- Их стоит осмотреть, - наконец изрекла Дикотравница, на этот раз уже глядя на Воробушек, - Между делом, разумеется, а вот для дела пара скорых лап нам пригодится.
Несмотря на то, что она уже была воительницей, Дикотравница не намеревалась раздавать указания и поручения ученикам, но все же рассудила так: если Воробушек так хочется глянуть на тоннели, то пусть помогает с поиском материала для укрепления лагеря, тем более что тоннели и впрямь стоило бы осмотреть, чтобы
после не вышло какого-нибудь еще неприятного сюрприза. В конце концов, новых «сюрпризов» племя Ветра уже может и не пережить при такой-то череде фатальных неудач.
- Пшеничка? – подняв голову, воительница глянула и на вторую присутствующую на главной поляне ученицу, - Идешь с нами? – опять же не желая никого принуждать, непривычно громко для себя самой поинтересовалась Дикотравница. Про напоминания о подчинении и дисциплине во время вылазки она пока решила не упоминать, пускай сначала ученицы свое согласие на помощь дадут.

+3

388

Кажется, мгновение длилось вечность. Пшеничка уже успела перебрать сотни вариантов ответа Воробушки и тысячу раз отругать себя за слабость. Куда делась та боевая кошка, которая не сомневаясь, была готова на все, ради того, чтобы потешить свое самолюбие? Несмотря на довольно сухой характер, семья все же вызывала теплые чувства в серой ученице и лишать себя такой возможности было бы неправильно. Пусть хоть кто-то будет в ее жизни, за которого можно горы свернуть. Ее семья.
Устремив свой взгляд куда-то под лапы, кошечка задумалась. "Ведь если так подумать, то меня всегда останавливал папа. Это он разрешал мне общаться лишь с определенным кругом соплеменников." Янтарные глаза скользнули по шерстке Воробушки. Кто она ей? В ней нет ни капли родной крови. Ни Лучик, ни Золотарника, ни-ко-го. Но Пшеничка привязалась к своей молочной сестре и границы как-то постепенно стирались. Сейчас на нее смотрела сестра, такая же равноправная как и Уголек. Возможно, будь бы Пшеничка сейчас под опекой Золотарника, то она непременно бы фыркнула и, задрав хвост, ушла восвояси, не принимая во внимание обиду рыжей сестры. Но не сейчас. Доброе влияние Лучик, Уголек, да даже этого неуклюжего Высверка, все это меняло Пшеничку, так или иначе делая ее куда более чувствительной и эмоциональной.
Не прикасаясь к полевке, кошечка внимательно рассматривала Воробушку. Что она скажет? А та, откусив кусочек мяса, посмотрела на серебристо-полосатую и...
- У тебя там муха, была, - легким движением Воробушка коснулась уха сестры. Пшеничка тут же повеселела и смело улыбнулась.
"Неужели просить прощения так просто?"
Пшеничка уверенно впилась зубами в полевку и принялась уплетать за обе щеки холодное мясо, попутно довольно урча.
О, вспомнила! - Пшеничка с интересом оторвалась от пиршества и приметила подманивающий жест сестры. Что-то случилось?
Кошечка молча поднялась и последовала за сестрой к старшим, -Дурман рассказал, что на пастбище обрушились туннели. Возьмите нас посмотреть, - сердце бешено застучало.
- Ка-а-ак? Какие туннели? Это же сказки, Воробушка! Мне так папа говорил! Дурман ничего не путает? - янтарные глазенки вылупились на Терновника и Дикотравницу.
- Их стоит осмотреть, между делом, разумеется, а вот для дела пара скорых лап нам пригодится, - ученица удивленно приоткрыла рот. Так что, правда что ли? Эти детские сказки больше не сказки? Или это родители пытались предостеречь своих детей лазать туда, куда не стоило бы?
- Пшеничка, идешь с нами? - серебристо-полосатая встрепенулась и нахохлилась как воробей. Распушив свою густую короткую шерстку, она встала бок о бок с Воробушкой, попутно бодая ее лбом.
- Ты еще спрашиваешь? Конечно иду! Не поверю в это, пока сама нее увижу! - бодро заголосила Пшеничка. Вообще, она уже изрядно подустала за этот день. Но любопытство, ох уж это любопытство. Оно наделяет небывалой силой и открывает второе дыхание. Полосатая была готова прямо сейчас устремиться вон из лагеря. По крайней мере, занявшись делом можно будет отвлечься о мыслях об Уголек, Высверке и Лучик. Сейчас судьба ее родни была в лапах целителей. И при всем желании, она сделала все, что было в ее силах - принесла травы.

+3

389

Воробушка кисло скривилась, когда Дикотравница, вроде и младше Терновника, но принимающая решение, заговорила о работе. И хитро-то как! Манипуляторша, самая настоящая.
- Их стоит осмотреть, - наконец решила рыже-белая воительница под одобрительное урчание кошечки, которая заискивающе переглянулась с сестрой, мол, мы с тобой первопроходцами пойдем!
- Между делом, разумеется, а вот для дела пара скорых лап нам пригодится, - добавила свою каплю дегтя ученица Терновника. Слегка повесив хвост, рыженькая с надеждой и приподнятыми в умилительной мимике бровками посмотрела на темношкурого, но тот не проявлял особого интереса, а потому последнее слово за Дикотравницей.
Эх. Как в приключение - так Воробушка всеми лапами за, а как про работу заговорили, так ученица тут же повспоминала: и ла-а-апы ноют после похода за травами, и кро-о-олика она уже поймала. Эх, сказывается отсутствие наставника уже такое продолжительное время, разленились оруженосцы.
- Угу, - протянула Воробушка, исподлобья глянув на старшую кошку. Рядышком выросла заметно повеселевшая после их примирения Пшеничка.
- Ты еще спрашиваешь? Конечно иду! Не поверю в это, пока сама нее увижу! - приободрилась сестра, от души бодая рыжую в плечо. Приподняв переднюю лапу, кошечка не смогла не съязвить.
- Угу, только еще поработать придется. Эх, и что бы племя без нас делало, а! - заметно громче мяукнув последнюю фразу, Воробушка усилием воли по-боевому подняла хвост и кивнула главе их незамысловатого патруля.
- Это на пастбище, да, - напомнила кошечка, хлопнув хвостом по плечу сестры и направляясь за Дикотравницей.
- Интересно, - на ухо Пшеничке шикнула желтоглазая, скосившись через плечо, - а там туннели широкие? Терновник-то пролезет? - совсем уже тихо спросила рыжая, с сомнением покосившись на самого старшего.

----> за Дикотравницей и Терновником

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна