cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
БЕРКУТ
активный боец
ВЫСВЕРК
страдалец
КАМЕНЬ и АНЕМОНА
лучшие кот и кошка
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +17, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна


главная поляна

Сообщений 361 страница 380 из 447

1

http://s5.uploads.ru/JdoSI.png


Лагерь племени Ветра, в отличие от других племен, находится на абсолютно открытом пространстве, и располагается посреди холмистого участка, на месте слабовыраженного подножия меж возвышений вокруг. Самая выразительная часть лагеря – большая каменная глыба, стоит на противоположной от входа части лагеря, совсем вдалеке; с нее предводитель обращается к своему племени, а также в ней таится его палатка. Несмотря на то, что в целом коты племени Ветра предпочитают спать под открытым небом, палатки у них все же есть на случай непогоды или какой-то критической ситуации; все они плотно прилегают к крутому склону вокруг лагеря. По правую сторону от скалы находятся кусты утесника, в которых располагается целительская. Затем, следуя от нее в сторону входа, идет детская и палатка оруженосцев. На параллельной стороне, в небольшом отдалении от главной поляны, близ скалы, в небольшом валежнике располагается палатка старейшин. Ближе к центру левого крыла лагеря находится воительская палатка. Добыча складывается в той же стороне прямо возле входа; так коты сразу могут избавиться от улова, войдя в лагерь. На просторной поляне могут устраиваться коты, чтобы отдохнуть или перекусить.


0

361

Дурман кивнул Воробушке, когда та высказала своё желание пойти в дозор. То было лучше для неё самой: ученица, натерпевшаяся за этот день несказанно многого и ужасного, может отдохнуть и между тем помочь племени, защищая покой соплеменников. Спрыгнув с заснеженного камня, серо-палевый мерной походкой обошел весь этот балаган, в котором он некогда принимал участие. Теперь же кот чувствовал, будто несколько отстает от времени — он не улавливал мысль чужих разговоров. Всё происходило слишком быстро: стоило только одному задать вопрос или попытаться взять ситуацию в свои лапы, как тут же его слова заглушались ревом остальных голосов, что Дурман своего рта не успевал раскрыть. Вертя головой, вглядываясь в чужие глаза, из создателя истории превратился он в немого зрителя, молча взирающего на разворачивающиеся события. Когда Соломник, всё это время ведущий свою речь ( кою Дурман так и не разобрал ), самым непозволительным образом не дозволил Воробушке пойти в дозор, серо-палевый нахохлился и решил было уже вмешаться в инцидент, однако рыжая ученица достаточно быстро сменила позицию и скрылась за спинами соплеменников, заставив старшего воителя остановиться и несколько сконфузится. Коротко улыбнувшись, зеленоглазый отошел в сторону, растворившись в толпе. « Что-то я в последнее время отстаю от жизни, даже вставить слова не успеваю... Да ещё всю ночь глаз не закрывал, что, вон, и в сон клонит. » Присев в отдалении, воитель с трудом подавил зевок и, прикрыв глаза, стал молча вслушиваться в балаган.
Услышав знакомый голос, Дурман распахнул веки и обратился в сторону шума.
Я в любом случае собиралась пойти, но они останутся тут. Буду рада составить вам с Дурманом компанию.
Услышав своё имя из уст соплеменницы, кот неспешно подошел к группе, стараясь вникнуть в тему разговора. Похоже, что Анемона не оставляет попыток побыть предводителем и всё же хочет собрать поисковый патруль. Цикада, конечно же, была против участия молодняка в этой затее. « Ты не поверишь, Цикада, как я рад, что ни я один думаю о благополучии соплеменников. »
Он уставшим взглядом уставился на молодую воительницу, но уже без той улыбки, которая по обыкновению очаровывает собеседника и располагает к дружелюбному разговору. « Что же ты делаешь, милочка? Ты готова рисковать жизнями большинства, ради того, чтобы похоронить двух умерших? Благородное дело, не спорю — однако не обесценивай жизни других. »
Всегда нужно прислушиваться логики и расставлять правильные приоритеты. « Если бы каждый предводитель поступал как ты, всё бы племя погибло зазря... »
« Один момент. Что, если Анемона решит стать предводителем? Ну нет, ещё слишком молода... Но она может заручиться поддержкой своих сверстников, Желтоглаза, например...  »
Что-то щелкнуло в голове у Дурмана. Холодок пробежался по его спине. « Нет. Нет-нет. Нельзя, чтобы нами командовала кошка, которая ещё толком жизни не видела! Её правление приведет только к большим смертям!.. »
« Нам нужен настоящий предводитель. »
Я попросила Цикаду собрать охотничий патруль, чтобы у племени была еда. Стервятник и Пернатый встанут на дозоре с двух сторон от лагеря и предупредят если что о приближающейся опасности. Я же взяла с собой Желтоглаза и Горького. Мы проверим нашу территорию на наличие одиночек, Двуногих и собак. А так же непрошеных соседей. Они могут воспользоваться сложившейся ситуацией и напасть на нас. Вернемся к вечеру.
Дурман громко клацнул зубами, пытаясь снять своё раздражение. « Не наглей. И, к твоему соизволению, это Я собрал дозор, Я и буду отчитываться, не ТЫ. Прояви хоть малейшее уважение к старшим, пресвятое звёздное племя. » Уважение уважением, однако позволять малышне руководить старшей частью племени, которая лучше понимает, что идет во благо, а что — нет, — извольте! Он уже хотел набрать в легкие побольше воздуха, дабы высказать претензии Анемоне и её братцу, однако, неожиданно почувствовав противное першение в горле, залился в приступе кашля. К тому времени, как кот без проблем смог сделать глоток живительного воздуха, патруль успел выйти за пределы лагеря и уже уверенно двигался в направлении от поляны. Догонять их и насильственно заставлять отсиживаться в безопасности не имело смысла, ибо молодая кровь мешает функционированию критического мышления и делает котов невероятно упрямыми, да и, чего утаивать, сам Дурман не чувствовал в себе сил на отстаивание своей точки зрения. Проводив уставшим взглядом удалявшиеся спины соплеменников, шмыгнул носом и оглянулся на стоящую позади Цикаду, которая, похоже, тоже была не совсем довольна командованием рыже-белой воительницы. Что-то больно кольнуло воителя в сердце, заставив немного сгорбиться. Было ли то сожаление о своих давних поступках? « Запомни, Дурман, сейчас нельзя идти на поводу у чувств. »  Он старался говорить уверенно и деловито, даже выпрямился для большего эффекта, однако к концу в его голосе явно чувствовались нотки переживания.
Что же-что же, мы пойдем в охотничий патруль или, может быть, проследим за настырным молодняком? С ними отправился Горький, я ничего не имею против него, — он отвернулся, обратив взор своих салатовых глаз в даль, где несколькими пятнышками темнели фигуры котов, — однако разве может группа из трех котов, среди которых только одного я имею право назвать опытным воителем, справиться с одиночками-с, унесшими жизни двух наших доблестных соплеменников? И путь они не встретят одиночек, с собакой они тоже не справятся...

Отредактировано Дурман (2018-03-26 22:44:16)

+4

362

палатка целителя >>>

Непродолжительный сон принёс облегчение. Жар ненадолго спал, что придало Маковке сил. Она очнулась впервые за пару дней с ясной головой. Мята сделала своё дело. Горло ещё болело, но кашель стал не таким сильным, а общая слабость почти исчезла. По крайней мере, так казалось воительнице в сравнении с её прошлым состоянием. Чудотворная мята, пусть Мегера и Ветрогон помогут всем нам. Пока палевая дремала, палатка действительно пополнилась ещё несколькими соплеменниками. И это тревожило Маковку очень сильно. Я виновата? Неужели всё из-за меня? Выходя из палатки, кошка едва не столкнулась с Дурманом, задумавшись. Она улыбнулась, молча извиняясь, и поспешила отойти в сторону от старшего воителя. Надо признать, она часто развлекала себя думами о нём раньше, однако сейчас воительницу беспокоило другое.
Наконец отрезвевшее сознание было сосредоточено на важнейшей проблеме племени Ветра сейчас: патруль ушёл на поиски тел погибших, ушёл туда, где бродили опаснейшие враги. И в отряде была Анемона, её подруга. Маковка только сейчас смогла вдуматься в весь ужас, который грозил всем без исключения. Патруль падёт первым. Этого нельзя допустить. Нужно вернуть Анемону. Воительница глухо прокашлялась, стараясь не привлекать к себе внимание. Она чувствовала потребность поскорее покинуть лагерь. Раз уж от меня здесь одни неприятности, я помогу племени за его пределами. Маковка медленно двинулась по краю поляны по направлению к поганому месту. Внимательный взгляд был опущен под лапы, пока кошка пыталась припомнить, куда отправился отряд воинов. Услышанные в ужасном состоянии разговоры почти не отложились в памяти. К тому же, от того, что кошка поднялась в подстилки, ей вновь поплохело. Хотя разум оставался трезв.
Я пойду по следу. И хотя частично заложенный нос мог завести её совсем не туда, Маковка была настроена решительно. Дождавшись, пока дозорный переведёт взгляд в сторону, кошка со всех лап кинулась вон. Поляна скоро осталась позади. Она знала, что за ней не побегут. Если выбор между безопасностью одного и многих, выбор очевиден. А единственный кот, который мог бы броситься за красавицей, не взирая на опасность и риск, находился совсем в ином месте.

>>>предстепье

+4

363

Как же позорно промахнулась Воробушка! Казалось, серенькая сверстница прекрасно видела, как огненная девчушка подкрадывалась к ней со спины, а потому не удержалась и пожурила сестру, как некрасиво нападать со спины.
- Это бой! Страшный, жуткий, до последней капли крови! - разыгралась рыженькая, припав грудью к земле и поскакивая вправо-влево, будто разыгрывая Пшеничку, словно в детстве, на славную потасовку.
И с каким же восторгом Воробушка бросилась на Пшеничку, когда наконец затеялась их драка! Будто и не было ничего, будто забылось, и оставались только пыл, азарт и шутливые покусывания друг дружку. Две ученицы валялись в талом снегу, пачкались в мокрой грязи, хохотали и рычали, пока потасовка не перешла в нечто, похожее на настоящий бой: подрастающие будущие воительницы распалились, и уже было просто жизненно необходимо узнать, кто же выйдет победительницей, кто каким приемом сразит - и это при том, сколько воителей постарше было на поляне! Нет, Воробушка определенно понимала, что не могла, просто не имела права ударить в грязь лицом. И ей это вроде даже удалось!
А потом неожиданная вспышка боли заставила рыженькую отскочить, замереть и уставиться сначала на Пшеничку, а после - на выступающие капли крови из неглубоких, но длинных царапин на грудине и плече, просачивающихся сквозь грязноватую короткую шерстку.
Оторопело взглянув на кровь, Воробушка подняла обиженный, удивленный и чутка ужаснувшийся взгляд на серую соплеменницу, которая и сама, остыв, осознала, что сделала.
И каждый котенок знал, что тренировки с когтями попросту запрещены.
- Воробушка, я. Я не хотела, - пробормотала Пшеничка, и от одного ее движения Воробушка попятилась назад, поджав к груди переднюю лапу. Взгляд ученицы ничуть не изменился, и она все еще смотрела на сверстницу оторопело, недоверчиво, а после выпалила:
- Ты специально! - с явной обидой в голосе выпалила Воробушка. - Я побеждала тебя, и ты что, правда специально? - всем своим видом давая понять, что не ожидала такого поступка от едва ли не самой близкой ей родственницы, рыженькая развернулась и обидно поджала уши, жалея, что вообще полезла к Пшеничке.
Устроившись где-то за спинами Цесарки и Львинолапа, Воробушка хмуро зыркнула на сестру, а после принялась вылизывать царапины вдоль, недовольно морщась.

+3

364

Ты специально! Я побеждала тебя, и ты что, правда специально?
Пшеничка не находила слов, чтобы ответить Воробушке что-то внятное. Сердце бешено колотилось и, казалось, вот-вот выпрыгнет и тут же остановится. Подушечки лап горели, а сами лапы хотелось погрузить в огромную лужу, чтобы смыть кровь и шерсть Воробушки. Серебристо-полосатая прижала уши и сделал встречный шаг вперед, когда рыжая сестра попятилась назад. Гордость не позволяли в открытую извиняться и бросаться в лапы, но ситуация была настолько позорной и постыдной, что Пшеничку хотелось убежать как можно дальше и не видеть этих удивленных и обиженных взглядов.
Воробушка и вовсе последовала к Цесарке и брату и принялась вылизывать свежие раны. Дочь Золотарника замотала головой, силясь осознать много ли глаз видели этот позор? Кровь закипала и Пшеничка не знала куда себя деть. На секунду в голове возникла странная мысль. Ведь это Золотарник натаскивал ее с малых лун, заставлял быть жесткой и яростной во время настоящего боя. Но этот же бой не настоящий. Это же просто тренировка. А она взяла и нарушила правила. Просто потому что хотелось быть первой. Но вышло это не специально, в тот момент кошечка словно отключилась. А осознала содеянное лишь спустя время.
Нервно взмахнув хвостом, она наспех вымочила лапы в снежно-земляной жиже и отряхнулась от грязи. Осторожно идя к Воробушке, она была готова тут же остановиться и уйти прочь. Все напрямую зависело от рыжей сестренки.
- Воробушка, - Пшеничка замедлилась, а потом и вовсе остановилась, находясь от сестры на расстоянии лисьего прыжка, - да, я хотела победить, но не хотела делать тебе больно.
"Попроси у нее прощения, дура! Попроси! Засунь свои принципы подальше под хвост и извинись!"
Нет. Она не может. Не может перескочить через себя и признать слабость. Дура.
- А хочешь, ударь меня в ответ. Это будет честно! - ободряюще пролепетала Пшеничка подставляя свой бок. Она думала, что это сработает, хм, - я совсем не специально. Честно. Оно само как-то вылетело.
Оправдания, да и только. Сейчас были бы очень кстати настоящие извинения, но нет же. Зачем идти легким путем? Мы лучше сохраним свою гордость. Дура.

+2

365

Воробушка сидела, рьяно зализывала раны и бросала колючие, обидные взгляды на сестру. На поляне, в общем-то, наконец стих шум, гам и споры, а потому в почти звенящей после такого балагана тишине произошедшее между ней и Пшеничкой казалось куда более значимым.
Отвернувшись от полосатой бочком, рыжая пройдоха проходила шершавым языком по неглубоким, но кровоточащим по светлой грудке царапинкам, и лишь изредка бросала через плечо косой взгляд на обидчицу. В голове не укладывалось: как, ну вот как Пшеничка могла взять и выпустить когти против нее, Воробушки? Конечно, рыженькая тоже была не без греха, и в любой драке инстинкты и вздорный характер подсказывали, что когтями все-таки стоит воспользоваться, но уж если у взбалмошной, ветреной Воробушки хватило мозгов сдерживать свой характер, то неужели более серьезная, умудренная Пшеничка не могла поступить правильно? Именно поэтому рыженькая и дулась: она думала, что сестра точно сделала это нарочно.
Но робко подошедшая сбоку Пшеничка говорила об обратном:
- Воробушка, - подтверждая свою разумность, полосатая остановилась в лисьем хвосте от соседки по палатки, а та, в свою очередь, замерла над плечом и исподлобья уставилась на Пшеничку, покачивая хвостом, - да, я хотела победить, но не хотела делать тебе больно.
- Ты выпустила когти! Ты наруш... - голос поднялся на октаву от возмущения, но рыженькая даже в этом случае не хотела подставлять сестру, поскорее закрыв зализанные раны шерсткой, - ... ты нарушила закон! - шепотом обвинила Воробушка, обворачиваясь хвостом будто стеной от Пшенички.
- А хочешь, ударь меня в ответ. Это будет честно! - ободряюще пролепетала Пшеничка, подставляя свой бок. Воробушка опустила голову ниже, все так же глядя исподлобья, и в ужасе округлила глаза, - я совсем не специально. Честно. Оно само как-то вылетело.
- И меня подстрекаешь закон нарушить?! - возмущенно шептала рыжая, взвинчиваясь и распушаясь так, чтобы полностью оправдать свое имя.
- Вот уж дудки! Я так делать не стану, - и, отвернувшись от Пшенички, Воробушка отошла к общей куче. Раньше она частенько выбирала птичку побольше или крупный кусочек кролика, чтобы поделиться с соседями по палатке - с Пшеничкой и Львинолапом, если точнее, - но сейчас хотелось покушать, да и побыть одной.
Ухватив полевку, Воробушка подняла хвост и демонстративно ушла на то место, где хотела быть дозорной. И пусть ее согнали, она там так, посидит и просто покушает, всего лишь ужин, никакого дозора, конечно.

+2

366

Пернатый чувствовал себя странно. Ну что-то похожее с ним когда-то уже было, но достаточно давно чтобы молодой воин выбросил это из головы как нечто абсолютно несущественное на сегодняшний день, коим он всегда и жил. И на сегодняшний день Пернатый не понимал что с ним: подушечки лап горели и голову по ощущениям набили камнями. Активности его это впрочем не уняло, напротив - непонятное состояние вызывало короткое попеременное желание описывать круги на главной поляне, но он стремительно выдыхался и легкие сжимало так, что он начинал сипеть и тяжело дышал, как после забега на длинную дистанцию. Сухой, царапающий горло кашель вырывался из его рта. Кое-какие признаки того, что он заболел, были и раньше: боль в горле, слабость наступавшая приливами, не так серьезно чтобы его это беспокоило, в стиле: само как-нибудь пройдет. Не прошло. Стало только хуже, это он осознал только сейчас, когда он зашелся в ужасном приступе кашля, со свистом втягивая в себя воздух и чувствуя как сжались внутренности, кажется вот-вот могло вывернуть наизнанку. Опустив голову и сжавшись в дрожащий в слабом ознобе комок, Пернатый с трудом отдышался и снова вскинулся упрямо глядя на расстилающееся над ним небо. "Да что еще!" - мысль о посещении целителя вызвало смутную тревогу о необходимости глотать эти ужасно невкусные травы и оказаться запертым в лагере лун так на ...цать. Ни в коем случаи! И вообще.. он разберется, вот прямо сейчас он пойдет в палатку которую делят Ветрогон и Мегера и посмотрит что там есть! Наверняка у них есть какие-нибудь супер снадобья в закромах, которые быстро вернут его в прежнюю форму и к тому же на вкус как мышиная кровь. Правда есть сейчас Пернатому не хотелось, но воодушевленный своей блестящей идеей молодой воин решительно двинулся в нужном ему направлении. Пять минут и он здоров, бодр и готов на новые подвиги. Серьезно, ну не может же там быть так много трав! Он быстро найдет то что ему поможет и целители ничего не узнают, а если они ничего не узнают, то и не оставят его в лагере, когда племени нужны все лапы.
Болезнь однако настигла не только его. Слабый кашель Высверка просигнализировал ему о брате по несчастью. Испытывая подлинное сочувствие, Пернатый свернул с протоптанной дорожки и подскочил к соплеменнику. От этой выходки ему снова сдавило легкие, но сдержал очередной приступ кашля.
- Эй, Высверк! Чего, кашель? Я вот тоже сиплю, - хрипло на одном дыхании выдал воин, прежде чем все-таки закашляться, отвернувшись чтобы не заразить никого. Переведя дух и ощущая дрожь в лапах он продолжил: - Пошли в палатку целителя! Там наверняка есть какие-то крутые травы которые нас на лапы поставят на раз-два. И дышать легче станет, - Пернатый подтолкнул его носом, мол возражения не принимаются - понадобится дотащит сам за загривок, хотя в его-то состоянии... Ну хотя бы попробует.

+3

367

палатка целителя ----->

Выполнять социальные задания... Скажем прямо, Шептун был не самой подходящей кандидатурой для подобной работы. Но, может его тихие расспросы помогут там, где не помогли крики Мегеры? Ну, есть только один способ это выяснить.
Пятнистый огляделся. На поляне знатно опустело, отчего Шептуну хотелось думать о лучшем - что все разбрелись по палаткам, делам, компаниям. Совершенно здоровые и целые. Начнём с детей Лучик - не заразились ли они от Уголёк?.. Да и её саму стоит осмотреть. Краем глаза также заметил Ликорис, которую оставили здесь совсем одну. Как тогда с Торнадо... Нам действительно стоит поработать над организацией.
Воитель кинул одиночке строгий взгляд, который должен был значить что-то вроде "сейчас я к тебе подойду, только вздумай рыпнуться, я строгий, я страшный  племенной воитель, рррр!" или что-то в этом духе. Шептун, в силу своей молчаливости, имел многолунный опыт кидания многозначительных взглядов. Не всегда, правда, удачный... 
- Привет, - изумрудные глаза воителя сразу потеплели, стоило ему подойти к Лучик и ученицам. - Вы нормально с-себя чувс-ствуете?..
Что-то явно случилось. В воздухе висела какая-то... неприятная атмосфера. Кот насторожился и внимательно осмотрел сидящих перед ним кошек. Воробушка в порядке, аппетит есть. Пшеничка вроде тоже в порядке. Лучик... Шептун сделал шаг назад и чуть наклонился, пытаясь заглянуть в глаза королевы. Нет. Нет!..
- Ты в порядке, Лучик? - как можно более спокойно спросил воитель. Нет, не в порядке. Предки. - Ты смож-жешь дойти до Палатки целителей?.. Там Уголёк, и... Тебе тож-же нужна помощь.
Заражённых слишком много. Огромные уши воителя слышали кашель чуть ли не с каждого угла поляны. Здесь невозможно держаться подальше от больных. Они повсюду. Целители... Уже очень много времени прошло, а о целителях - ни слуху. Сердце воителя нет-нет, да пропустило удар - неужто Племя лишится и их?.. Одиночкам плевать на закон. Они спокойно поднимут лапу на целителя.
- ...С-скорее, пока там есть мес-ста. - Шептун подождал, когда королева скроется в палатке целителя и обернулся к оставшейся поляне. Громко. Давай! - Ес-сли кто-то обнаруж-жил у с-себя симптомы, немедленно идите в палату целителя! Лекарс-ство...
Кот замешкался. Жилище двуногих, что на краю территорий. Там раньше других в Сезон Юных Листьев... Закон запрещает брать подачки. Но не запрещает воровать. Так?.. Если бы я знал, ЧТО нам нужно!..
- Лекарс-ство скоро будет дос-ставлено. Обещаю вам.
Большая группа котов разных возрастов направилась к целительской палатке. Надеюсь, Лучик успела занять место. Кот огляделся. На Поляне осталось так мало воителей!.. Покидать племя? Сейчас?.. Кот закрыл глаза. Как бы и наш отряд не...
- Прос-следи за одиночкой. - Сказал воитель проходящему мимо молодому воителю. - Я с-скоро вернус-сь. 
Если у меня получиться, стоит забрать как можно больше. Мне нужны лишние лапы. Но если я заберу с собой ещё воителей, лагерь останется просто беспомощным. Оно и сейчас, по сути. Шептун обеспокоенно посмотрел в строну выхода из лагеря. Отряд Анемоны так и не вернулся... Нам не следовало их отпускать. Мне не следовало их отпускать. Кот обернулся на двух маленьких учениц, оставшихся на поляне. Он не мог не чувствовать ответственность за них - особенно сейчас, когда Лучик не было рядом.
- ...Пш-шеничка, Воробуш-шка, - мне не стоит этого делать. Если с ними что-то случится, если Лучик и Уголёк останутся без них... - Вы пойдёте с-со мной? Предупреж-ждаю - понадобитс-ся вся ваша быстролапость. И ес-сли я скаж-жу беж-жать и оставить меня позади... Понадобитьс-ся вся ваш-ша пос-слушность.
Ты ведёшь детей на бойню. Кот тряхнул головой и направился к выходу, хвостом давая маленьким ученицам сигнал следовать за собой.

------> Гнездо Двуногих

Отредактировано Шептун (2018-04-12 22:52:42)

+4

368

Рыжая пройдоха лишь изредка оглядывалась на лагерь, чувствуя, что в свете последних событий и небо какое-то серое, и трава пожухло-грязная, и мышка - сухая и жилистая. Уныло пожевывая скудный кусочек мяса, Воробушка обреченно осматривала горизонт, но никого вроде Дурмана, или Анемоны, или Горького с Желтоглазым - не было.
Слишком. Долго. Не было.
Каждое слово раздавалось в голове после очередного удара сердца, отчетливо и громоглазно. Жмурясь и потирая запястьем переносицу, ученица почувствовала, как заходил ходуном хвост, и пришпорила его задней лапой. Прижав к земле индикатор своего волнения, кошечка вдруг оживилась, вытянула тощую шейку и повела ушами.
На выходе из ужасно переполненной целительской показался Шептун. Долговязый воин был там очень долго, но больным не выглядел, и Воробушка задумчиво, взволнованно зажевала ус: как-то многие заболели, еще одно несчастье. И целители.
Двое рыжих.
Долго не возвращаются.

Тудум-тудух.
Сузившиеся зрачки и бешено скачущее сердце ухнуло вниз, когда до кошечки донеслись обрывки разговора пятнистого воителя и Лучик. Серо-белая королева выглядела неважно, и когда Шептун указал ей носом на целительскую, Воробушка глухо застонала.
Нет-нет-нет.
Обреченно прижав уши, ученица ссутулилась, глядя на подходящего к ней Шептуна.
- Если что, я не боле...
- ...Пш-шеничка, Воробуш-шка, - окликнув ее и сестру, на которую рыжая бросила пылкий озлобленный взгляд, Шептун (а выглядел он тоже что-то невесело) продолжил: - Вы пойдёте с-со мной? Предупреж-ждаю - понадобитс-ся вся ваша быстролапость. И ес-сли я скаж-жу беж-жать и оставить меня позади... Понадобитьс-ся вся ваш-ша пос-слушность.
Прижав уши, Воробушка округлила глаза и отвела стыдливый взгляд. Она бежала тогда, когда Лютоволк напал на Ибиса. Когда Штормогрива и Вьюговея убили одиночки.
Может это я приношу несчастья?
- Да, Шептун, - тихо пообещала кошечка, уныло кивнув. Все еще обиженная на сестру, но одурманенная другими мыслями, Воробушка постаралась приободриться и медленной рысью побежала за Шептуном.

---> за воителем

+2

369

Ты выпустила когти! Ты наруш...ты нарушила закон! - голос Воробушки показался пшеничке невыносимо громким и она испуганно зашипела.
- Да тише ты! - слова Воробушки быстрым пульсом били по вискам и раз за разом прокручивались в голове. Хотелось отмотать время назад и сделать как велит Закон. Хотя, если бы можно было вернуться в прошлое, Пшеничка поступила бы также. Она была не в силах обуздать своего внутреннего зверя, так дико вырывавшегося во время потасовок. Но то должны были быть настоящие битвы, а не простые тренировки. Стыдливо прижав уши к затылку, серебристо-полосатая забегала глазами. Ей нечего было ответить в свое оправдание. Да, выпустила, да, нарушила.
И меня подстрекаешь закон нарушить?! Вот уж дудки! Я так делать не стану, - и вновь шепот рыжей сестры казался безумно громким и Пшеничка ошарашенно пыталась прикрыть рот Воробушки, чтобы никто не услышал ее. Махая передними лапами по воздуху, она пыталась заставить Воробушку замолчать, но ничего не выходило. И рыжую можно было понять. Финальным жестом Воробушка отвернулась от сестры и побрела к куче с дичью. Пшеничка замерла и, приоткрыв рот, попыталась сказать что-то вслед. Но... язык будто онемел. Ученица нервно задергала хвостом. Что же она наделала, черт возьми.
Пшеничка и не понимала, за что ей было больше всего обидно - что она выпустила когти на свою сестру или нарушила Закон. Обе вещи не стыковались и давили на подкорку. Серебристо-полосатая не решилась подходить вновь к Воробушке, поэтому так и осталась стоять неподалеку от своей мамы. Растерянность - это то, что ученица сейчас чувствовала горячее всего. Золотарник в свое время не стеснялся в выражениях при любых попытках Пшенички нарушить Закон, а при подобных ситуациях (а выпускала когти она на тренировках с Золотарником довольно часто) отвечал ей той же монетой. Как только пришло время ученичества, Пшеничка научилась сдерживать свои эмоции и успешно тренировалась с другими оруженосцами. Но после смерти наставника все будто изменилось. В голове что-то щелкнуло и кошечка поняла, что осталась наедине сама с собой. Одна.
От тяжелых мыслей ее отвлек голос Шептуна, беспокойно носящегося по поляне.
- Привет, Вы нормально с-себя чувс-ствуете?.. - Пшеничка недоуменно кивнула. "К чему это он клонит? А если он видел, как я ударила Воробушку? Ох, мне сейчас и достанется..."
Но речь шла вовсе не о ранах. Только сейчас кошечка обратила внимание на кашляющее "царство" вокруг себя. Многие соплеменники будто пыли наглотались и пытались выхаркать свои легкие. Серебристая задумчиво склонила голову. "А где Уголек?" - и если маму она видела прямо перед собой, то от сестры и след простыл. Пшеничка вслушивалась в слова Шептуна и с ужасом воспринимала всю информацию. "Мама заболела! Уголек заболела!" - кричал внутренний голос. Пшеничка подскочила и намеревалась ринуться к своей пятнистой сестре, но ее остановила здравая мысль. Если она будет контактировать с больными - заболеет сама. Нужно дождаться целителей.. Которых не было сли-и-ишком долго. Ученица забеспокоилась.
...Пш-шеничка, Воробуш-шка, вы пойдёте с-со мной? Предупреж-ждаю - понадобитс-ся вся ваша быстролапость. И ес-сли я скаж-жу беж-жать и оставить меня позади... Понадобитьс-ся вся ваш-ша пос-слушность.
Серебристо-полосатая обеспокоенно взглянула на Лучик и нервно шепнула:
- Конечно, Шептун!
А что ей оставалось делать? Оставлять свою семью на растерзание болезни она не собиралась. Хотя сегодня она сама покушалась на здоровье одного из членов своей семьи. Мысли снова сдавили сердечко Пшенички и она стыдливо отвела взгляд от Воробушки. Всю дорогу она бежала молча и не пересекалась взглядом с сестрой.
--------->за Шептуном

+1

370

---> Пастбище

Около лагеря Анемона остановилась, и Желтоглаз бессильно соскользнул с её спины. Вслед за ним на землю опустилась и сама воительница. Ей все еще казалось, что насмешливый взгляд Лютоволка прожигает её насквозь, следит за ней. Хотя умом она понимала, что на самом деле, всё это далеко не так.
Оцарапанная одиночкой задняя лапа саднила, но не слишком сильно. Дочь ветров поморщилась и сцепив зубы поднялась вновь на лапы. Всего несколько шагов - и она дома. В лагере брату обязательно окажут помощь, в лагере она сможет взять подкрепление и вернуться к оставшимся Дурману и Горькому. Хотелось бы надеяться, что они тоже смогли сбежать, но кошка не слышала топота их лап.
Утерев лапой текущий нос, Анемона вздохнула. Вцепившись зубами в загривок Желтоглаза, воительница поволокла его к главной поляне. Его вес казался кошке до невозможности большим. Он тянул вниз и сил едва хватало на эти несколько шагов.
Она не знала, каким чудом ей удалось дотащить этого здоровяка от пастбища, не иначе, как с помощью звездных передков, поэтому мысленно поблагодарила их. Дочь ветров верила, что Звездное племя всегда рядом, что незримо они помогают племенам, ничего не прося взамен. Да, они не смогли уберечь их от страшных потерь, но это вовсе не значит, что звёзды отвернулись от них.
Остановившись на краю поляны, бело-рыжая сгрузила свою ношу на землю.
- Целителя, пожалуйста, позовите целителя! - Хрипло выкрикнула она, пытаясь отдышаться, но натужно закашляла. - В патруле ему стало совсем плохо, мы с Горьким решили повернуть назад в лагерь, но внезапно выскочили одиночки. Трое. - Торопливо рассказывала она, в ушах звенело и лапы подгибались, но нужно было успеть рассказать о произошедшем до того, как ей, возможно, станет хуже. - С ними был Лютоволк. - Дочь ветров сглотнула, - Дурман и Горький остались там. Им нужна помощь! - И тише добавила, - Там же и тела Штормогрива с Вьюговеем.
На поляне отсутствовало множество котов, которые находились там, когда она уходила, да и в целом на поляне было довольно пустынно, но думать, чем это могло быть вызвано, попросту не было сил, поэтому кошка бессильно опустилась рядом с братом, вылизывая его ухо. Нос нещадно тёк, а всё тело ныло от усталости, но в первую очередь, следовало позаботиться о брате. Это была её ошибка - вести за собой брата, не будучи уверенной с начала, что с ним всё в порядке... А теперь еще и Горький с Дурманом остались там, давая ей время убежать. Невыносимо тяжело было осознавать, что возможно, они погибли, и погибли по её вине.
"Ну же, хоть кто-нибудь, помогите Желтоглазу, мне нужно вернуться на пастбище..." - Молилась про себя Анемона, не будучи уверенной, что сможет сделать еще хотя бы шаг.

Отредактировано Анемона (2018-04-18 18:31:18)

+2

371

начало игры.
Грация лежала на спине, вглядываясь в небо. Странно, что коты так мало уделяли внимания тому, что находится над их головами. Оно же прекрасно! Периодически, длинные лапы дергались, будто в попытках поймать каких-то невидимых мух или указать на то,  что видно было одной ей, а из груди то и дело вырывались мечтательные вздохи. Воистину, открытое небо - великолепно. И как другие племена ночуют в палатках. Ничто не сравниться с порывами ветра, что ласково играют с шерстью во время сна. Ее идиллию прервали. Красавица резко перевернулась на живот, навострив длинные ушки. Мысль о возможном нападении даже и не возникла, глаза цвета ясного неба лишь с интересом смотрели на вход в лагерь.
Короткая шерсть на загривке встала дыбом, когда Ветрячка увидела соплеменницу, что тащила здоровяка Желтоглаза. Глаза округлились, и дальнейшие действия осуществлялись совершенно машинально. Грация сорвалась с места, в мгновения ока оказываясь рядом с кошкой, названной в честь прекрасного цветка. То, что говорила Анемона, было ужасно. Острые коготки впились в промозглую землю, оставляя едва различимые следы от когтей.
- Я помогу, - быстро мяукнула голубоглазая, - Ты сама дойти сможешь?
Кое-как Грация взгромоздила соплеменника на худую спину и поковыляла в сторону палатки целителя. «Звездное племя, что же делается то».
--> пещера целителя

Отредактировано Грация (2018-04-19 22:57:02)

+4

372

--> палатка целителя
Кошка, быстро переставляя лапами, вышла на главную поляну. Соломник что-то кричал ей в спину, но она, настроенная решительно, шагала прочь от пещерки, совершенно не слушая бывшего наставника. Сейчас у них была важная задача. Машинально, отойдя от целительской, Грация сделала глубокий вдох, за которым последовал медленный выдох. И все-таки, аромат трав был не таким приятным, как чистый, свежий воздух и едва вплетающийся в него аромат дичи. Уют и красота, что же еще сказать.
Оглянувшись по сторонам, молодая воительница звонко позвала:
- Мерцание!
Природа воистину наградила Грацию громким и звонким голосом, который вмиг перекричал мирно беседующих соплеменников. С братом у них были очень теплые отношения с самого детства. Красавица даже подумать не могла, что может появиться кто-то роднее и дороже него. Конечно, ей оказывали знаки внимания, как соплеменники, так и некоторые коты из других племен, но представить себя сидящей на поляне, обнимая какого-то чужого кота и вылизывая его шерсть перед сном... Бррр...
К котятам красавица и подавно была не готова. Как это так, сидеть целыми днями в палатке. Ни тебе побегать, ни лапки размять. Но братец, похоже, не брезговал чужими кошками, то и дело, ухлестывая то за одной, то за другой. Грация сощурила голубые глаза, заметив распушившуюся серо-черную шерстку рядом с одной из соплеменниц. Конечно, все его интрижки никогда не заканчивались серьезно, от чего воительница никогда не переживала, что его у нее уведут, как бы это странно не звучало. Но новые пассии Мерцание никогда не нравились ей, однако она всегда делала вид, что ей вообще параллельно, с кем там братишка водится. Однако, обмануть его Грации никогда не удавалось.
- Мерцание! - она зашагала в сторону кота, - Поднимай свою пушистую задницу, нас ждут великие дела. - смерив оценивающим взглядом соплеменницу, Грация недовольно ткнула тонкой лапкой в бок родственничка, - Вставай, говорю, надо идти. - и, не дожидаясь ответа, быстро зашагала к другому краю поляны.

+3

373

начало игры

Мерцание, во всю размурлыкавшись, крутился возле юной воительницы своего племени, то и дело бросая на нее пламенные взгляды. Признаться, он даже имя ее назвал бы с трудом, а потому ласково пел что-то про лапушек и милашек. Он осторожно касался ее бурой шерстки хвостом, а кошечка лишь мило похихикивала в ответ на его глупости.
- Так вот, я еще когда в ученической сидел.. ты ведь сейчас там живешь, крошка? Выглядишь совсем юной, твои ушки так и тянут прилизать тебе шерстку, как котенку.. - Мерцание улыбнулся и, склоняясь к кошечке, раскрыл пасть, чтобы вымолвить что-то еще, но его прервал громкий вопль Грации.
Картинно закатив глаза, чем вновь заставил хихикнуть воительницу, кот развернулся и посмотрел на приближающееся стройное, идеально-черное тело. Оказавшись рядом в мгновение ока, Грация толкнула его в бок лапой, после чего получила легкий шлепок хвостом по плечу. Обернувшись на почти очарованную им прелестницу, котик поднялся и бросился за сестрой, приобняв ее хвостом.
- Ты бы еще само Звездное Племя известила о том, что пытаешься разрушить мою личную жизнь, - Мерцание страдальчески вскинул взгляд к небу. Свои муки он сыграл почти хорошо, если бы не тот факт, что в наличие у них каких-то эфемерных предков он не верил от слова совсем. Выпустив коготки в землю, кот снова посмотрел на сестрицу. - Кстати, ты не помнишь, как зовут ту красотку?
Мерцание зевнул и только сейчас заметил, что за Грацией из палатки целителя вышел еще один кот, старший воин - Соломник. Выпрямив плечи, Мерцание изобразил бравого воина, готового прямо сейчас идти в сражение.
- Славной охоты! - Кот обвел взглядом сестру и ее спутника. - Так что за подвиги ждут нас прямо сейчас?

+4

374

----------->Палатка целителя
Тяжелым шагом Соломник молча следовал за Грацией. Сознание прояснялось, но раздирающий кашель до сих пор доставлял жуткий дискомфорт, поэтому старший воитель старался идти спокойно, чтобы не нагружать легкие. Грузно вздымающиеся бока были влажными, а шерсть на них была всклочена и где-то даже виднелись куски мха и веток с подстилки. " Вот только попробуй, дорогая,
предпринять какие-либо попытки уйти за Горьким и Дурманом. Убью родную ученицу, собственными лапами убью!"

Наконец, Грация остановилась и принялась звать своего брата. Бежево-кремовый воин остановился и затаил дыхание. Конечно, тяжелые хрипы выдавали его местоположение, но все же Соломник решил держаться на неком расстоянии от угольно-черной кошки. Было интересно, какие попытки она предпримет. Глухо закашлявшись, Соломник вытер передней лапой нос и продолжил наблюдать.
Наконец, к Грации подскочил пушистый Мерцание и Соломник встал во весь рост и вышел из-за спины кошки.
- Кстати, ты не помнишь, как зовут ту красотку? - Соломник демонстративно закатил глаза и ударил себя передней лапой по лбу. Интересно, а он в столь юном возрасте, был так же падок на кошек? Сам воитель уже и не упомнил бы.
- Славной охоты! Так что за подвиги ждут нас прямо сейчас? - голубые глаза оглядели Мерцание с лап до морды и кремовый зачавкал, будто бы смакуя во рту вкусный кусок крольчатины.
- О, о таких подвигах тебе и не снилось, - Соломник подошел к боку пушистого и с силой надавил на поясницу своей тяжелой лапой, опуская зад Мерцание на землю, - Во-он какие подвиги. Будем искать тяжелобольных соплеменников и отводить их в целительскую.
С Грацией и его братом Соломник был весьма сдержан. А может недавний Зеленый Кашель отнял все силы на то, чтобы ворчать и горячиться на соплеменников.
- А Дурман с Горьким вернутся. Они - хорошо обученные опытные воины. Слышишь, Грация, о-пыт-ны-е, в отличие от вас, только что освоившихся в воительской палатке.
Внезапный силуэт промелькнул перед глазами Соломника и он сошелся в прищуре, вглядываясь в выход из лагеря. Показалось или нет? Ветер принес знакомый запах и бежевый кот подорвался. Резкий подъем сыграл злую шутку и Соломник пару раз кашлянул.
- Вернулись, - как на духу произнес Соломник и побежал к выходу из лагеря. Навстречу ему ввалился Горький на спине у которого безжизненно свисал Дурман.  "Сволочи," - выругался старший воитель и, подойдя к боку Горького схватил Дурмана за загривок, стаскивая с плеч бело-черного. Оттаскивая Дурмана, в центр поляны, Соломник мысленно прощался с старшим воителем. "Что же это за черти такие, которые даже старшего воителя на лопатки кладут?" - голубые глаза скользнули по бокам Дурмана и Соломник заметил движение. Жив.
Разжав пасть, старший воитель положил Дурмана на землю и вопросительно взглянул на Горького.
- Сколько их? Где? - к горлу подкатывал ком и Соломник едва слышно зарычал. Хотелось одновременно пожалеть воинов и надавать смачных тумаков за то, что рванули в лапы смерти. Соломник сдержался. На сегодня хватит криков и ссор. Племени угрожает смертельная опасность, если не предпринять меры. А какие меры тут предпримешь, если по их же территориям скачут все, кому не лень? Одиночки, псы, Двуногие. "Думай, Соломник, думай."

+3

375

пастбище.

Он смотрит свирепым взглядом вдаль, игнорирует любое проявление чужеродных запахов и шумно вдыхает носом свежий воздух. Его тело, покрытое россыпью мокрой грязи, тяжелит, склоняет к земле, но Горький не сдается. Вместо размышлений об одиночках, он прыгает от одной мысли к другой, и старается сочинить из обломков воспоминаний историю, почему на его спине недвижимый полуживой соплеменник. Горький злится, но не одиночек – на злополучных предков, которых вроде как и нет, а вроде как они и намекают на свое присутствие любыми негативными знаками. Горький не хочет верить в мертвых котов, но не может найти оправдание тому, почему же прямо сейчас в то самое место ударил ослепительный луч и сломал все планы. Но кому именно сломал? Горький думает о том, что то были не пресловутые Звезды, на которых помешаны племенные коты. Возможно – это новый ход конём от одиночек, а, быть может, возвращается нечто необъятное, хватающее за бока и выжигающее нос. Грядет второй пожар.
Он подходит уже совсем неспешно к лагерю, смотрит в голубые глаза бывшего наставника без стеснения и стыда. Свою цель Горький сделал прекрасно – сразился с одиночкой и одолел его. А то, что было дальше – это уже иные детали. Судорожный вздох – с плеч слетело тело Дурмана. Становится невообразимо легко, да так, что чернобородый даже шатается, не в силах поверить: ему и правда было всегда так легко? Он не видит Желтоглаза, зато находит взглядом Анемону, одобрительно машет ей хвостом и шевелит плечами. Быстроногая кошка Ветра все же успела в лагерь, и та рыжая одиночка ничего не успела сделать с ней – плюс одна победа со стороны Ветра.

Горький молчит до тех пор, пока Соломник не возвращается к нему и не спрашивает те самые вопросы, которые, наверняка, мучили каждого на поляне. Кот обводит взглядом соплеменников, выдыхает и откашливается. Но воды не требует – сначала отчет от проведенной мероприятии.
- Их было трое, Соломник, - наконец вновь смотрит в глаза бывшему наставнику, выпускает когти и вцепляется в промерзлую землю, ощущая, как наваждение после битвы все еще не сошло на нет. Разум заполняет кровавое полотно, но Горький держится, брезгливо фырчит и концентрируется на недавних событиях. Он решает рассказать все с самого начала, игнорируя конкретные вопросы Соломника:
- Мы пришли на пастбище, где Желтоглазу стало хуже. Скорей всего, он умудрился подцепить хворобу. Тут-то нас и подметили одиночки, смело прогуливающиеся на наших территориях. Трое, как и говорил раньше: Лютоволк, Сталь – помнишь их? – и какая-то рыжая кошка, от которой не чувствовалось опасности. Вероятней всего, она вообще не здешняя. Выполнила приказ Стали, и рванула за Анемоной, как только мы с Дурманом преградили им путь. Они указали на тела рыжих братьев, но сказали, что то не их лап дело. Однако, как это глупо – рассказывать про тела, но отрицать свою причастность.
Как пострадавший, Горький не может не ухватиться за сочащуюся прямиком из сердца язву, подкрепить рассказ своими комментариями.

Воровато осмотревшись, он делает шаг, выдыхает с усмешкой в ухо Соломнику и шипит с придыханием, явно гордый собой:
- Они напали на нас, Соломник. Лютоволк против Дурмана, ну а против меня – Сталь. И я увалил его тощее тело на землю, заставил пожалеть о том, что выбрал противника не той категории.
В его голосе чувствуются нотки той самой покорности, которые были когда-то луны назад, когда Соломник был наставником Горького, а Горький – добропорядочным оруженосцем. Они стираются, впрочем, довольно быстро, вместе с близким присутствием чернобородого. Горький резко шагает назад и, как ни в чем не бывало, продолжает историю.
- Вот только завершить начатое нам не дали. Разверзлись небеса, и в то место, где мы закончили сражение, влетела вспышка, пропахала пастбище своим появлением и открыла, - кот делает паузу, опускает голову, - Тоннели. Те самые, из сказок, которые матери рассказывают маленьким котятам. Сотни, нет, тысячи тоннелей, по которым бродили воители в древности. Иначе быть не может.
Горький все же делает передышку, шумно втягивает носом воздух и кашляет, трясет грязью с боков. Все еще не хватает воздуха. Горький боится, что он перебил себе все внутри, но не акцентирует на этом ничье внимание, лишь в очередной раз ведет плечами.
- Одиночки сбежали, поджав хвост. А что до Штормогрива и Вьюговея, то, – снова переводит дыхание, мучает жуткая жажда, - Они нашли свою могилу на пастбище, откуда и началась их история.
И только после своего пересказа путешествия, Горький нервно смотрит на Дурмана посередине поляны и подходит ближе, пытается вновь взгромоздить на себя.
- Нас завалило камнями. Я боюсь, как бы у него не обнаружилось перелома. Да и слаб он, та же хвороба. Его надо в целительскую.
Горький не ждет помощи от соплеменников – привык рассчитывать исключительно на себя, даже в таких ситуациях. Избегая расспросов, кот осторожно подхватывает пушистое тело и идет к Ветрогону да Мегере. Целители должны знать, как помочь боевому товарищу.

палатка целителя.

+5

376

Грация закатила глаза, после чего переведя взгляд на Мерцание.
- Я думала, в племени Ветра уже не осталось кошек, к которым ты бы не заглядывал под хвост, - она оскалилась в улыбке, - А нет, одна все-таки есть.
Кошка дружески боднула кота в бок, весело улыбнувшись.  Хотя перспектива появление у братца подруги ее совсем не радовала. Рядом появился Соломник, заставив Ветрячку прижать крупные ушки к голове, когда тот опустил на землю Мерцание и заявил, что никуда они не пойдут. Тут уже Грация непонимающе уставилась на бывшего наставника, вытягиваясь по струнке.
- Но как же! Там же... - ее попытки возразить прервал шум у выхода из лагеря и она обернулась. А спасать то уже никого и не нужно, - Вернулись, - почти хором с Соломником мяукнула кошка.
Старший воитель сразу же бросился к соплеменникам. Следом за ним, аккуратно переставляя лапы, направилась и Грация, хвостом подзывая Мерцание. История была похлеще, чем сказки, которые рассказывают старейшины. Грация прижалась боком к пушистому боку брата, будто бы ища у него поддержки и защиты. Да, история, которую поведал Горький, напугала юную воительницу. Тоннели. Ей в детстве рассказывали, что раньше коты пользовались ими, но сейчас они давно разрушены. А если одиночки теперь знают про них, они ведь могут втихую расхаживать по землям (вернее под ними), и даже подобраться к лагерю. Нет, они заблудятся и будут погребены заживо. Правда, ведь?
Соплеменники направились в палатку целителя, откуда раздавался ворчливый голос Мегеры. «Вот уж подходящее имечко», - добродушно подумала воительница, поворачиваясь к Соломнику.
- Ну, раз команда спасения в лице столь храбрых воинов как мы, больше не нужна, - она лучезарно улыбнулась, - Мы пойдем за водой. А то Мегера с меня три шкуры спустит. Если не будешь ворчать, поймаю тебе кролика, - хохотнула Грация, подмигнув бывшему наставнику, хлестнула Мерцание по плечу, - Кто последний до ручья, тот вонючка. - и со всех лап рванула к месту назначения.
--> ручей

+1

377

Хвала Звездному племени, темная тень на главной поляне быстро поднялась и направилась к ослабевшей парочке. Остальные только поворачивали головы, но не решались подойти. Анемона скрипнула зубами от досады. Ей казалось, что все вокруг осуждают её за то, что она покинула лагерь и повела этот патруль. Пускай это было не так, но том состоянии, что находилась воительница она умудрялась надумать себе всё что угодно, лишь бы отвлечься от траурных мыслей о больном брате, оставленных за спиной Дурмане и Горьком и дерущем горле.
"Ну, конечно, зачем бросать свои дела, всего то соплеменника без сознания принесли," - С раздражением подумала кошка и тряхнула головой. От чего та закружилась ещё сильнее, вынуждая зажмуриться и дождаться, пока головокружение отступит.
Рядом раздался звонкий голос Грации, и дочь ветров тут же распахнула свои янтарные глаза.
- Я помогу - Бело-рыжая с благодарностью посмотрела на воительницу. - Ты сама дойти сможешь?
Силы с каждым мгновением исчезали, оставляя после себя лишь монилитную усталость и даже аппатию. С трудом, но кошка поднялась на лапы. Взгляд её горел решимостью  не показать своей слабости ни перед кем.
- Да, я дойду сама. - На подгибающихся лапах воительница последовала за Грацией в палатку целителя.
"Хоть бы только целители были на месте, Желтоглазу очень нужна их помощь...Только бы они были здесь..." - Повторяла про себя дочь ветров.
Внезапный приступ сильного кашля заставил Анемону остановиться. Горло нещадно болело, из носа текло, да еще и царапины оставленный в подарок одиночкой начинали все сильнее жечь.
"Что за дрянь была у нее на когтях?.." - Невольно подумала кошка и фыркнула. Тоже ведь, нашла время жалеть себя, как раз когда племени нужны сильные и здоровые воины, она умудрилась разболеться.
На входе в палатку целителя бело-рыжая столкнулась с Соломником. Выглядел он тоже неважно. Поспешив уступить старшему воину дорогу, Анемона задумчиво посмотрела ему вслед.
"Чувствует ли он себя победителем, что его слова о том, что нам встретятся одиночки оказались правдой? Грация наверняка ему рассказала все, что услышала." - Вздохнув и снова закашлявшись, дочь ветров поспешила к целителю в надежде, что Ветрогон даст ей какой-то чудодейственной травы и всё пройдет.
"Ну или хотя бы станет полегче, чтобы я могла вернуться к Горькому и Дурману..."

---> Палатка целителя

+2

378

Светлошерстный кот подошел и с силой надавил на зад Мерцание. Плюхнувшись, кот мурылкунл, усмехнувшись. В компании таких серьезных котяр проще всего было изображать дурачка. Именно поэтому, услышав сварливый ответ, серый красавчик замахал хвостом, изображая радостную глупую псину.
- Послушай, Соломник, я уже весь твой! Прямо чувствую, как приключения так и свалились на мой хвост вместе с твоей лапой! - Однако ответ последовал гораздо более серьезный. Молодому воину ничего не оставалось, как, выдохнув, бросить взгляд на сестрицу. - Что ж ты обманула меня, солнышко?
Вдруг от входа в лагерь раздались шорохи. Вскинув уши, Мерцание вскочил на лапы и напряженно уставился на источник шума. Он сделал пару шагов за Соломником, инстинкнтивно загораживая Грацию в случае чего. На поляне появился Горький, выглядящий отнюдь не хорошо. Слова, слетавшие с его языка вливались в вены холодным потоком. У задней лапы тихо прошуршали лапы Грации, мгновенно оказавшейся под боком. Кот повернулся и успокаивающе лизнул в черную щеку.
Поведение сестры сменилось так же быстро, словно кто-то щелкнул рубильником. Вывернувшись из-под его заботы она быстро направилась к выходу, бросив брату короткий спор. Покосившись на Соломника, молодой котик чуть опустил кончики ушей и слинял так же быстро, как и сестра.

►Ручей

Отредактировано Мерцание (2018-05-01 21:27:29)

+2

379

-->Гнездо Двуногих
Впечатления от только что перенесенного приключения были двойственные. С одной стороны хотелось вернуться и выдрать хвосты эти домашним котикам за такое поведение. Пшеничка почему-то была свято уверена, что даже в таком возрасте смогла бы надрать им зад. Ну хотя бы немножко. С другой же стороны, этот Пузик с Дошираком так же выживают, как и не племенные. Просто немного по-другому. Все же эти домашние поделились со своими травами, а значит зачатки души в их груди остались. Серебристо-полосатая ощутила горький привкус во рту, но сдержала рвотный рефлекс. Все-таки эти травы - возможно единственное спасение тяжелобольных. Ученица ничего не знала о целительстве, но раз Шептун отправился аж к Двуногим... видимо все действительно было плохо. Пшеничка фыркнула носом, проверяя появился ли насморк или нет.
"Главное не заболеть."
Всю дорогу кошечка молчала и старалась не смотреть на Воробушку. Возможно, после этого приключения можно будет попробовать с ней поговорить. Или нет? В любом случае давящее чувство стыда сидело глубоко в груди и Пшеничке хотелось поскорее смыть с себя это неприятное чувство. Но вот как это сделать, не унижаясь перед само собой.. вот это была настоящая загадка для кошечки. Полосатая торопливо вбежала в лагерь и осмотрелась. Концентрация кашля приходилась на целительскую, что было не удивительно.  Недоверчиво глянув на Шептуна, она положила травы возле своих лап и прямо спросила:
- А нам обязательно заходить в палатку целителя? Мне как-то не очень хочется болеть... - Пшеничка перемялась с лапы на лапу от долгой пробежки, - может Ветрогон или Мегера придут сюда и сами их заберут?
Янтарные глаза проскользили по силуэту Воробушки, будто бы спрашивая у нее мнения. А болеть и впрямь не хотелось. Ни разу не болела, так зачем ломать эту череду побед?

+2

380

Гнездо Двуногих --->

Изредка рыженькая кошечка неуклюже оборачивалась назад, высоко запрокидывая голову: идет ли там пятнистый воитель? Их вылазка выдалась на удивление успешной, в особенности для Воробушки, которая умудрилась сама поймать небольшого кролика! Теперь ученица была настолько переполнена энергией и уверенностью в своих силах, что ей очень хотелось снова пуститься в пустоши, наплевав на всяких там одиночек, и ловить кроликов своему племени от зари до зари.
Запрокинув голову, рыжая удобнее перехватила пучки медуницы, которых было так много, что пасть разрывалась. Чувствуя, как капает горькая слюна, Воробушка скривилась и поспешила за Пшеничкой, завидев родные камни, означавшие, что вот-вот они будут дома.
Хорошо бы мы успели с этими травами.
Подавив в себе эту мысль отведенными назад ушками, Воробушка остановилась чуть позади сестры и аккуратно положила пучки пахнущего лекарства себе под лапы, невольно вскидывая подбородок повыше: приятно быть молодцом и помочь племени в трудный час, и нельзя винить рыжую пройдоху за желание быть замеченной.
Шептун вернулся за ними с доброй порцией лекарства, и кошечка, заглянув в морду пятнистого, довольно заурчала: эти травы непременно помогут больным, скорее бы они уже накормили Уголек, и Лучик, и Высверка, и всех-всех...
- А нам обязательно заходить в палатку целителя? Мне как-то не очень хочется болеть... - перемялась с лапы на лапу полосатая кошечка. Воробушка, подорвавшись, подошла на пару шагов вперед, - может Ветрогон или Мегера придут сюда и сами их заберут?
- Ни в какую палатку я не пойду! - может, чуть грубее, чем следовало, мяукнула рыженькая, почти не смущаясь своего отказа и поддерживая сестру. Сердито отведя ушки назад, она объяснилась вполне доходчиво:
- Я что, дура что ли.
Тихое бурчание себе под нос, и вот Воробушка присела, решительно вылизывая шерстку на грудке и лапы, надеясь стереть с языка горький привкус травы и поглядывая на палатку лекарей: выйдет ли кто? Расскажет новости?

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна