cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна


главная поляна

Сообщений 281 страница 300 из 303

1

http://s5.uploads.ru/JdoSI.png


Лагерь племени Ветра, в отличие от других племен, находится на абсолютно открытом пространстве, и располагается посреди холмистого участка, на месте слабовыраженного подножия меж возвышений вокруг. Самая выразительная часть лагеря – большая каменная глыба, стоит на противоположной от входа части лагеря, совсем вдалеке; с нее предводитель обращается к своему племени, а также в ней таится его палатка. Несмотря на то, что в целом коты племени Ветра предпочитают спать под открытым небом, палатки у них все же есть на случай непогоды или какой-то критической ситуации; все они плотно прилегают к крутому склону вокруг лагеря. По правую сторону от скалы находятся кусты утесника, в которых располагается целительская. Затем, следуя от нее в сторону входа, идет детская и палатка оруженосцев. На параллельной стороне, в небольшом отдалении от главной поляны, близ скалы, в небольшом валежнике располагается палатка старейшин. Ближе к центру левого крыла лагеря находится воительская палатка. Добыча складывается в той же стороне прямо возле входа; так коты сразу могут избавиться от улова, войдя в лагерь. На просторной поляне могут устраиваться коты, чтобы отдохнуть или перекусить.


0

281

Ещё в палатке учеников Мятнолапка почуяла неладное. Когда её не взяли в патруль, ученица недовольно повела усами, но промолчала и отправилась на поиски своего наставника. Раз уж в патрулирование не берут, надо хоть потренироваться...
Мятнолапка долго слонялась по поляне и время от времени спрашивала старших котов, не видели ли они её наставника, но ответ всегда был отрицателен, а некоторые даже начали с лёгким укором поглядывать на кошечку, так как полезным для племени делом она пока не занялась. Ну отлично. Перед посвящением в воительницы, это как раз то, что мне нужно. Ученица презрительно фыркнула себе под нос так, чтобы никто этого не заметил, и на минутку вернулась в палатку учеников, чтобы выпустить злость на собственной подстилке, терзая её острыми коготками, как вдруг на главной поляне послышался шум и вскрикивания, и Мятнолапка поспешила обратно.
Едва выскочив на поляну племени Ветра, кошечка застыла и вытаращила глаза, зрачки её расширились, заполнив почти всю светло-зелёную радужку. Пахнет Небесным племенем и... Кровью! Неужели они на нас напали?! Шерсть на загривке Мятнолапки встопорщилась, когти рванули снег под лапами, но мгновением позже кошка осознала, что никто не нападал на племя Ветра. Откуда же тогда кровь? Множество её соплеменников столпились в одном месте, образуя полукруг, внутри которого мелькала огненно-рыжая шерсть. Это Штормогрив там стоит? Он что, ранен? Странное чувство шевельнулось в груди Мятнолапки. Молодые воители глашатаями не становятся. Пусть только Штормогрив поживёт подольше!
Ученица засеменила к оцепеневшим котам и протиснулась среди них, попутно задев Ветрогона. И чего он стоит, как вкопанный? Почему не лечит того, кто истекает кровью? Великое Звёздное племя, эти целители порой такие медлительные. Мятнолапка наконец пробилась через плотный ряд котов и увидела неподвижное тело своего предводителя, лежавшее посреди поляны. Краем уха она слышала невнятный лепет про огнепалки и Лютоволка, но мозг в эту минуту отказывался работать. Не понимаю, почему от всех так пахнет страхом? Он же предводитель. Разве он не должен... Переродиться? Мятнолапка чувствовала, что запуталась. Всем котятам с раннего детства рассказывают, что предводители имеют 9 жизней. И никогда ещё она не слышала о том, что 9 жизней можно отнять одним ударом. Но почему же тогда её племя в таком отчаянии? Почему Штормогрив выглядит так, будто уже простился с предводителем? Да что вообще происходит?!
— Звездолёт?.. —вопросительно выдавила Мятнолапка и уставилась на погибшего кота. Как и следовало ожидать, ей никто не ответил - каждый в племени либо был убит горем. либо находился в шоке. Мятнолапка в смятении прижала уши к голове. А где, Звёздные предки его побери, мой наставник? Я здесь всё равно ничем не помогу. Может, хотя бы новость донесу до него первая. Наверное, он на одной из границ, главное понять, на какой... А, ладно, начну с границы с Грозовым племенем. Мятнолапка нахмурилась. Хотя что мне вообще взбрело в голову? Почему я должна бегать за собственным наставником, как за несмышлёным котёнком? Но на поляне для меня тоже нет место. Думаю, старшие воители должны оплакать предводителя. Хоть мысли Мятнолапки и не всегда были светлы, но старших воинов она уважала. Пойду обратно в палатку. А когда Дуболап НПС-наставник вернётся, пускай ему будет стыдно за то, что оставил свою ученицу без дела. С этими мыслями Мятнолапка решительно взмахнула длинным хвостом и зашагала в сторону палатки учеников.

- - - - -> палатка учеников племени Ветра

Отредактировано Мятнолапка (2018-02-07 22:30:29)

+2

282

Штормогрив вздохнул, чувствуя, как закипает внутри. Появление Лютоволка лишь подкинуло веток в пожар, полыхающий в его племени. Его посетило странное чувство, будто появление нарушителя на территориях - тоже часть плана одиночек. Он не удивился бы, если бы одиночки сами разозлили двуногого, доставляя ему проблемы или воруя его вкусных, но беззащитных зверьков. Всё, чтобы насолить племени Ветра. Ведь, если подумать, у каждого племени на территории есть кусочек, где живёт что-то, что доставляет проблемы. Вспомнить хотя бы несчастных речных котов, на чьем полумостике в сезон Зеленых Листьев рыбачат одни двуногие, а к Голым Деревьям приходят уже другие, чтобы наколоть странных дырок в озере и вытащить рыбу через них. Достаточно показать двуногому, что кошки - это зло, и он в это поверит. Запыхтит, загремит своими палками. Ему нет дела до того, что чувствует кто-то из воителей, в нём нет сострадания и дружелюбия. Достаточно немного поднапрячься, и в племени разгорается паника.
- Нельзя впадать в панику, - сказал он брату, понимая, что ответственность за племя теперь лежит на нём самом. - Если сейчас потерять контроль над ситуацией, это будет нашим проигрышем. А мы должны извлечь из всего этого какой-то урок.
Он тряхнул рыжей гривой, словно пытался вытряхнуть из ушей плач, разносящийся по поляне. Ему самому хотелось уйти и оставить разбираться с этим кого-нибудь другого, но такого варианта у Штормогрива не было.
Склонившись над всхлипывающей Воробушкой, он какое-то время смотрел на неё, пытаясь понять, что должен ей сказать. Должен ли он утешать её? И вообще, должен ли Штормогрив утешать хоть кого-то из тех, кто находится здесь?
- Звездолёт погиб не по вине вашего патруля, Воробушка, - отрезал он, нахмурив взгляд. Нельзя было позволить ученице брать несуществующую вину на себя. - Ты видишь, что его раны оставлены двуногими. Как бы мы ни были сильны, у двуногих есть то, что способно убить нас быстрее удара когтя. Поэтому мы должны быть осторожны. Звездолёт не допустил бы, чтобы этот двуногий погубил тебя или меня. Он принял смерть достойно, как подобает воителю, не отвернувшись, не бежав и не оставив своих соплеменников двуногому и его игрушке. Поэтому и ты, Воробушка, прояви уважение к его храбрости и, вместо того, чтобы плакать, поблагодари Звездолёта за то, что он отвёл палку двуногого от твоего патруля.
Штормогрив почувствовал, что говорит слишком серьёзно, но он не привык быть размякшим добряком. Как бы он ни пытался утешить и ободрить, его всегда склоняло в сторону строгости. Он хотел научить Воробушку быть сильной. Переживший смерть лучшего друга в раннем возрасте, этот кот как никто другой понимал, что сильные эмоции надо направлять в правильное русло, чтобы они не превратились в извечные самокопания или желание мести.
- Звездолёт сейчас там, где ему будет хорошо, Воробушка, - произнёс он, внимательно разглядывая рыжую кошечку. - Теперь он может поговорить с теми, кого любил и кого потерял многие луны тому назад. Там, на небесах, вечный сезон Зелёных Листьев и охота всегда спорится. Ему будет очень грустно, если ты будешь за него переживать. Я уверен, что он хочет видеть тебя сильной и смелой. Поэтому, отправляйся спать в палатку и хорошо отдохни. Днём у меня будет для тебя задание. Если ты хочешь, чтобы смерть Звездолёта не была напрасной, тебе нужно идти дальше и становиться сильнее. Тебе и всем нам.
Штормогрив поднял выразительный взгляд на Лучик, намекая ей, что нужно заставить шокированную потерей кошечку отдохнуть, так или иначе, а завтра он постарается придумать ей новое дело, чтобы отвести дурные мысли в сторону.
Оставив этих двоих друг с другом, он вернулся к телу Звездолёта. Голос Яролапки буквально оглушал. Верить в смерть кота, ушедшего к предкам в самом расцвете сил, не хотелось никому. Но приходилось.
- Звездолёт истратил последнюю жизнь, которая у него была, - хмуро ответил ученице Штормогрив, понимая, что не сможет сказать больше, чем есть. - Он уже с предками. Но наш предводитель погиб не для того, чтобы мы расстраивались и кричали, а потому, что хотел защитить нас и дать всем нам право жить. Поверь, Звездолёт не стал бы так расстраиваться из-за своей смерти, как все мы. Он всегда воспринимал жизнь как мышку с семью хвостами и всех нас пытался научить относиться к ней с толикой юмора. Твой наставник всегда будет жить в этом племени, пусть незримо, но не забытым. Но только, если мы найдём в себе силы оправиться от его потери.
Стоящий рядом с Яролапкой Ветрогон подошёл к нему, чтобы обратиться. Тот говорил, в сущности, очевидные вещи, но из уст отца они давящими камнями легли на плечи Штормогрива. Он опустил взгляд, пытаясь понять, в какой момент разочаровал Ветрогона.
- Понимаешь... - попытался ответить глашатай, но, прежде, чем он ответил, услышал голос Высверка. Вот уж кому Штормогрив совсем не хотел показывать труп Звездолёта.
- Двуногий... - начал было рыжий кот, но какое дело Высверку было до его слов? Штормогрив и лапой повести не успел, как прыткий котишка умчал куда-то, в одному ему известном направлении. Не удержавшись, глашатай раздраженно зарычал и ударил снег лапой.
- Маковка! - рявкнул он, надеясь, что палевая кошка тут же услышит его и подойдёт. Когда Маковка получила оруженосца, Штормогрив увидел, что её навыки контактировать с окружающими весьма неплохи. Она могла бы успокоить Высверка и вернуть горячее сердце обратно в племя, но... Маковка не пришла. Штормогрив, уткнувшись носом в снег, прошелся по поляне, и обнаружил, что наиболее свежий след уводит к выходу из лагеря.
- И как это понимать... - прошипел Штормогрив, едва не брызжа бешеной пеной. Соплеменники покидали лагерь, не спросившись у глашатая. Все кричали, визжали, рыдали, и ему одному, потерявшему в одночасье любимую кошку, наставника и предводителя, избравшего его глашатаем, приходилось возиться с этими псевдояслями, состоящими из вполне повзрослевших котов неясельного возраста.
Вернувшись к Ветрогону, Штормогрив остановился, хлеща себя хвостом по бокам.
- Маковка тоже ушла из лагеря, хотя я не отдавал такого приказа. Ушла ночью. И за кем же из них мне посылать отряд, Ветрогон?
За Высверком, который от горя не увидит даже собаки? За сбежавшим нарушителем? Может быть, за своевольной Маковкой? Или, может быть, мне всё племя разобрать на отряды и разослать по нашим территориям, искать эту троицу?

Заклокотав рычанием, его глотка, всё же, затихла. Он выдохнул большое облако пара.
- Искать ночью нарушителя - себя не жалеть. Пусть его хоть собака загрызет, это не наши проблемы. Как только появится время, выловим его и вышвырнем к Звездошейке. Маковка сбежала какое-то время тому назад, поэтому её уже могли убить. Единственный, за кем стоит посылать помощь - это Высверк, его ещё можно догнать, - Штормогрив огляделся. - Ну что, кто-нибудь хочет бежать в темноту за Высверком? Если нет, я иду сам. Лагерь остаётся на Вьюговее и Ветрогоне.
Как бы Штормогрив ни злился на Маковку и Высверка, он не мог бросить их в беде. И если шансы на спасение Маковки были весьма призрачными, так что, Штормогрив не решился бы посылать за ней большой отряд, боясь погубить ещё больше соплеменников, то догнать Высверка мог пойти сам. Он был неплохой ходок по высокому снегу, поэтому вполне рассчитывал на свои силы.

+6

283

Слов утешения, которые могли бы развеять горе кошечки просто не существовала. Она чувствовала себя маленькой и никчемной. И даже мама не сможет отвести лапами это горе от её бедной головы. Головы, не способной вместить разом всю боль утраты любимого наставника.
  Слова утешения злили Яролапку. Все высокопарные слова, которые говорили коты, казались ей ложью и предательством. Да как они вообще смеют судить о том, чего не знают сами?.. храбрый, верный?.. но ведь это не то же самое, что Звездолёт. У него даже имя было такое смешное, веселое. Как одуванчик, на который кто-то подул.
  - Он уже с предками. Но наш предводитель погиб не для того, чтобы мы расстраивались и кричали, а потому, что хотел защитить нас и дать всем нам право жить, - мудро и спокойно говорил Штормогрив, словно не замечая, как от его слов Яра раздувается всё больше и больше, собираясь накричать на огромного глашатая. Но наконец кот заговорил о мыши с семи хвостами, и кошечка уронила голову, понимая, как глупа сейчас её злость. Она не должна себя вести так, Звездолёт точно не одобрил бы этого.
  Слов утешения не нашлось ни у кого для Высверка. Влажные от слёз глаза кошечки вдруг прояснились, и она повернулась к Штормогриву, подошла к нему совсем близко, робко мяукнув, привлекая его внимания. Но голос её прозвучал довольно уверенно и твёрдо.
- Штормогрив, позволь мне пойти за ним. Я смогу убедить его вернуться в лагерь. Всё же, я была его ученицей.., - Яролапка кивнула на тело предводителя. Взгляд её, обращённый на Штормогрива, был полон немой мольбы. Ей самой хотелось со всех лап бежать из лагеря, потому что никто из них здесь не может помочь ей в её печали. Но если она сможет помочь другому - это утешит её. Кошечка чувствовала этого и страстно желала занять себя работой, загнать до боли в мышцах. Чтобы потом просто прийти и рухнуть в своё гнёздышко, не страдая от горьких мыслей.

+1

284

Рядом с Лучик нервы немного отступали, оставляя после себя горький, прожигающий внутренности осадок: горе потери. Поднимая большие заплаканные глаза на два уже окоченевших тела, Воробушка то и дело утыкалась носом в лапу приемной матери, подняв взгляд лишь тогда, когда в поле зрения показались большие рыжие лапы.
Робко выглянув на глашатая, Воробушка тихонько и рвано вздохнула.
- Звездолёт погиб не по вине вашего патруля, Воробушка, - отрезал он, нахмурив взгляд. Жесткие слова Штормогрива резали, но отрезвляли. Рыжий кот объяснял вкрадчиво и четко, и хоть малышке было сложно осозновать происходящее, именно сейчас она старалась быть послушной.
- Он принял смерть достойно, как подобает воителю, не отвернувшись, не бежав и не оставив своих соплеменников двуногому и его игрушке. Поэтому и ты, Воробушка, прояви уважение к его храбрости и, вместо того, чтобы плакать, поблагодари Звездолёта за то, что он отвёл палку двуногого от твоего патруля.
Несколько мгновений молчания между ними и на всей поляне. Племя Ветра было парализовано горем, это очевидно.
- Звездолёт сейчас там, где ему будет хорошо, Воробушка, - произнёс он, внимательно разглядывая рыжую кошечку. Его слова доносились порой будто издалека, и малышка искренне пыталась держать концентрацию, но пережитое слегка отуманивало.
- Я уверен, что он хочет видеть тебя сильной и смелой. Поэтому, отправляйся спать в палатку и хорошо отдохни. Днём у меня будет для тебя задание. Если ты хочешь, чтобы смерть Звездолёта не была напрасной, тебе нужно идти дальше и становиться сильнее. Тебе и всем нам.
Судорожно вздохнув, кошечка нехотя отлипла от лапы бывшей королевы и взглянула сначала на нее, а после - на Штормогрива.
- Спасибо тебе... Штормо... звезд? - не зная, когда правильно называть нового предводителя звездным именем, малышка, ссутулившись, пошла в палатку, как и велел глашатай, задержавшись у двух тел. Грохота Звезд она не знала, и его сильно окоченевшее тело пугало её, а вот Звездолет выглядел будто спящим, и ученица припала носом к холодной лапе бывшего лидера.
- Извини нас, - не удержавшись, прошептала рыженькая, с силой жмурясь, а после отрываясь и почти галопом срываясь в укромную палатку оруженосцев. Пробегая по пути мимо Ибиса, кошечка на мгновение запнулась, бросив горький, но восхищенный взгляд на бурого кота. Он принес Звездолета домой. Он не побоялся драться с Лютоволком.
Молча отведя глаза, Воробушка скрылась в палатку, где только что мелькнул хвост Пшенички.
---->

+2

285

>>>палатка учеников

Кошка в явно хорошем расположении духа вышла на главную поляну. Да, их племя настигло большое несчастье, но у каждого племени бывает чёрная полоса, нельзя на ней зацикливаться. Вот, у Лучик всё ещё есть дети, она может провести с ними немного времени и это сегодня очень её радовало.
Надеюсь, Штормогрив уже пошёл к Лунному Озеру.... - вдруг подумала Лучик, задумчиво посмотрев на выход из лагеря. Она очень волновалась за своего друга, как он всё это перенёс? Он был очень близок со Звездолётом...но кошка ни капли не сомневалась, что Штормогрив станет отличным предводителем. Он превзойдёт остальных, хоть и был весьма молод для этой должности. Он ещё всем покажет.
Мысли о Звездолёте опять навеяли тоску. Казалось, совсем недавно чёрно-белый кот, перед тем, как посвятить её приёмных детей, так мило подмигнул ей. Ох, Звездолёт...Я знала тебя так давно...Теперь ты наверняка подмигиваешь мне со своих звёзд...
Отогнать печальные мысли кошке помогла подруга. Как же вовремя она проснулась!
- Анемона, привет! - радостно мяукнула Лучик, подойдя к воительнице с рыжими пятнами, - Не хочешь прогуляться вместе со мной, Пшеничкой и Воробушкой? Покажешь им пару приёмов...может даже и наглядно, - заговорщически подмигнула жёлтоглазая кошка, боднув подругу бедром в бок. Ей давно хотелось провести какой-нибудь поединок, а то слишком долго она была в детской...а то вдруг враги? Лучик должна быть способной постоять за себя, братьев и всех детей.

+1

286

Палатка целителя -------->

Впервые за долгое время, его догадка была верна. Кровь принадлежала Звездолёту. Как и труп, что он увидел практически сразу же, как вышел на поляну. Как лучше его называть?.. Шептун нахмурился, вспоминая воинское имя их "предводителя". Как же быстро новые звания и клички прилипают к котам! Летящий. Казалось, это было не так давно!..
Кот мотнул головой. Уши у него были огромные, глубокие, напоминающие две длинные чаши - и сейчас они будто наполнялись чужими рыданиями и страданиями, давя на голову, плечи, всё тело невыносимым грузом. Шептун поднял взгляд на уже бывшего глашатая, который разговаривал с подошедшим отрядом.
Мы должны держаться. Ради него. Нам нужен предводитель, мы верим ему, он должен видеть это. Потому что как бы плохо и больно это бы всё не ощущалось для него, пятнистого, рыжий глашатай наверняка чувствовал ещё большую боль, ещё большую тяжесть. Шептуну хотелось верить, что он не знал об этом обмане. Что он тоже растерян. Напуган.
И что тоже не знает, что делать с этой паникой вокруг.
Шептун не первый и не последний раз видит, как взрослые коты сбегают от своего горя. Чего там, когда-то давно он и сам так делал. Что было хорошо - во всём этом хаосе находились те, кто держался и помогал другим. Улыбка Лучик, нежный взгляд Каменной, за это надо держаться. На этом держится Племя.
Шептун сделал шаг вперёд и навострил уши. Ему хотелось помочь.
- Лютоволк?.. Давно я не с-слышал это имя. - Шептун осмотрел раны Ибиса. Видимо, его жажда успокоилась, только он увидел смерть Звездолёта. Иначе бы было хуже. - Но это не удивительно, что он наш-шёл с-себе там... "племя".
Чтобы объединить одиночек, нужен кто-то вроде него. Шептун говорил достаточно тихо, чтобы не отвлекать остальных воителей от их горя. Им не нужна ещё большая паника этим вечером. Завтра нам придётся говорить... очень много говорить.
Воители и ученики расходились по палаткам, поисковые отряды за убежавшими отправились, а Шептун свернулся в клубок на краю поляны, надеясь на то, что завтрашний день принесёт хоть что-нибудь хорошее.

Проснулся воитель позднее обычного. Если бы не чужие голоса, он, казалось бы, проспал целую вечность. Воитель поднял голову и открыл глаза, которые сразу же начали болеть от яркого света. Похоже, кто-то начал обсуждать дела на день, вновь не заметив, что он рядом. Весьма типично.
- ...Лучик? - Шептун слегка улыбнулся, видя подругу. - Из-звини, что меш-шаю разговору, хах... Ты из палатки учеников? Как там Уголёк? Она... в порядке?..
Может, ей нужен день отдыха после вчерашнего, раз она не вышла на поляну вместе с матерью?.. Кот вытянул раненную лапу и довольно заметил, что боль практически ушла. Мы могли бы просто прогуляться тогда. Сейчас я точно задерживать никого не буду.

+2

287

У Ветрогона сжалось сердце, когда он увидел, как Высверск склонился над телом своего отца. Спустя пару секунд его соплеменник кинулся прочь из лагеря, и целитель лишь тяжело вздохнул. Тебе нужно время. Тоска сжимала сердце врачевателя, а буря негодования дополняла эту картину. Мог бы я изменить это, если бы не пошёл к Лунному Озеру? Почему Звёздное племя не пришло ко мне во сне и не рассказало об окончательной смерти Грохота Звёзд? Быть может... быть может Звездолёт получил свои жизни и не умер бы. Быть может эта рана отняла у него жизнь, а не все сразу девять. Или это просто невозможно и предки знали его судьбу, поэтому не хотели, чтобы он мучился все девять раз? Ветрогон до боли сжал губы и нахохлился, чувствуя, как холодная метель завывает над головой. Снег уже начал накрывать белым одеялом тела вожаков. Целитель впился когтями в промёрзшую землю. Вы, Звёздное племя, послали мне Мегеру, а она даже не старается принять наши уставы и вместо того, чтобы принять горе со всеми остальными находится в моей палатке, как ни в чём не бывало. И, признаюсь, это бесит меня ещё больше. Чего вы пытаетесь добиться? Племя Ветра стало для вас неугодными детьми?
Ветрогон вернулся обратно на землю, когда услышал тихое шипение Штормогрива — его сын был в бешенстве. Ещё бы не побесишься, когда соплеменники начали отбиваться от лап и просто исчезают из лагеря.
- Маковка тоже ушла из лагеря, хотя я не отдавал такого приказа. <...> Или, может быть, мне всё племя разобрать на отряды и разослать по нашим территориям, искать эту троицу?
Целитель спокойно выдержал рычание сына. Он понимал, что сейчас и глашатаю нелегко. Но Ветрогон видел, как крепко держался его Штормогрив, принявший сегодня в этот день смерть своего наставника и гибель предводителя.
- Ну что, кто-нибудь хочет бежать в темноту за Высверком? Если нет, я иду сам. Лагерь остаётся на Вьюговее и Ветрогоне.
К счастью, к их разговору поспешила Яролапка, которая уже взяла себя в лапы:
- Штормогрив, позволь мне пойти за ним. Я смогу убедить его вернуться в лагерь. Всё же, я была его ученицей...
— Отправь Вьюговея и Яролапку за Высверком, — уверенно отрезал целитель, властно взмахивая хвостом. — А ты, Штомрогрив, должен принять травы путника и пойти со мной. У всех соплеменников горе. Их реакцию можно понять, но нельзя оправдать. Став предводителем, ты наведёшь порядок, и все пойдут за тобой. Не сомневайся в этом, — он тепло глянул на разъяренного сына и продолжил: — Если ты отправишься сейчас в темноту в одиночку, то сделаешь лишь хуже нам всем. Не хватало ещё в этот же день потерять глашатая. Скажешь, как готов двинуться.
Ветрогон встал с места и направился к Ибису, который купался в сугробе снега. Судя по всему, соплеменник так старался избавиться от жжения в ранах.
— Вставай. Сейчас я тебя осмотрю, — скомандовал целитель и оглядел раны. Рана на груди, пара царапин.
Целитель не стал зазывать Ибиса в свою палатку, поэтому быстро сбегал туда-обратно и вернулся с ноготками, паутиной и тысячелистником. Рану на груди он бережно обработал календулой, чтобы предотвратить заражение, а затем прихлопнул паутиной, чтобы мазь не размазывалась и не капала кровь, а на легкие царапины применил мазь из тысячелистника.
— Если будешь много и резко шевелиться, то рана на груди опять откроется. Ты ведь этого не хочешь, верно? Тогда слушайся целителя Ветрогона и не устраивай напрасную беготню, — серьезно прищурил глаза целитель, — а если ослушаешься, то всё... — и он не стал продолжать, оставляя Ибиса в догадках, что будет, если...
После залечивания соплеменника, Ветрогон поспешно вернул травы на место, живо собрал травы путника и вернулся с этой охапкой обратно к Штормогриву.
— Съешь это.

+6

288

Мокрая шерсть потемнела неровными разводами, но мелкие царапины постепенно успокаивались, а следов крови практически не осталось. Ибис сморгнул снежинку с ресниц, переводя взгляд на подходящего врачевателя. Сдержанная улыбка коснулась его губ, несмотря на некоторые странности, Ветрогон нравился воителю куда больше Мегеры, да и сам рыжий, похоже, старался лично уделить раненному внимание. Послушно поднявшись, он задрал длинную морду, позволяя целителю осмотреть рану на груди, а потом опустил нос, прикрывая глаза от щекочущих усов. Лекарь был куда крупнее, Ибис был у него как на ладони.

Зеленый прищур внимательно следил за происходящим на поляне, когда Ветрогон ушел за травами. От него не укрылось и горе Высверка, что обычно лишь раздражал шоколадного своим поведением, напоминая брата в детстве. Длинномордый поиграл желваками - кому как не ему было знать о потере отца. Кончик хвоста изогнулся, он поднял глаза к потемневшему небу, о чем-то раздумывая.

  — Спасибо тебе, Ветрогон, - негромко, но искренне выдохнул в грудь копошившемуся над ним целителю: он вновь его спасал. Беготня за спасением соплеменника была ведь не напрасной, верно?

Когда рыжий хвост скрылся в целительской, Ибис едва уловимой тенью скользнул на пустоши.

▼ по запаху высверка 

Отредактировано Ибис (2018-02-12 20:30:03)

+4

289

Начало игры.

Утро выдалось пасмурным. Всю ночь Анемона ворочалась на своей подстилке, вызывая у соседей недовольные тычки в бока. Один раз вообще, в очередной раз переворачиваясь на подстилке, воительница заехала пушистым хвостом кому-то в мордочку. А тот спросонья взял и цапнул этот самый хвост. Видимо сон снился хороший. Про охоту наверное. Тихо охнув, дочь ветров вырвала свою метелочку из зуб соплеменника.
Этой ночью бело-рыжую терзали не самые хорошие мысли. Последние события казались кошке каким-то камнепадом, обрушившимся на головы племени Ветра. И то, что Звездное племя об этом молчало, заставляло её искать в этом какие-то логичные причины.
Так ни к чему и не придя, под утро Анемона все же сомкнула глаза и провалилась в сон.
Проснувшись, воительница чувствовала себя еще хуже, чем было когда она ложилась. Тщательно вылизавшись, и приведя себя в боле-менее нормальный вид, кошка высунула мордочку на поляну. Многие коты до сих пор ходили с опущенными хвостами и повисшими усами, что было оправдано такой внезапной смертью предводителя. Для многих он являлся чем-то большим, чем просто лидер племени.

Вздохнув, Анемона поочередно вытянула каждую лапу, пытаясь как-то размяться и согреться, но успеха это имело крайне мало.
Увидев Лучик, дочь ветров твердой походкой направилась к ней, всячески стараясь выглядеть, словно бы все нормально. А не как будто бы ей перед сном колючка в гнездо попала.
"Колючка, это еще слабо сказано. Колючище, судя по тому, как сон отказывался идти." - Фыркнула бело-рыжая на свои мысли.
- Анемона, привет! - Поздоровалась с ней лучшая подруга. От её лучистой улыбки настроение кошки волей-неволей начало подниматься. И не улыбнуться в ответ было просто невозможно.
- Лучик! С утречком! - Воительница лизнула желтоглазую в серое ухо, здороваясь. Назвать утро добрым, когда накануне произошли такие трагичные события, кошка никак не могла.
- Не хочешь прогуляться вместе со мной, Пшеничкой и Воробушкой? Покажешь им пару приёмов...может даже и наглядно, - Предложение подруги было воспринято горячим согласием. Хорошая разминка, вот чего пожалуй дочери ветров сейчас не хватало, чтобы придти в тонус.
- Утренняя прогулка, да еще и с возможностью подраться...да это лучшее, что могло бы принести мне это утро! Конечно, я согласна! - Толкнув Лучик в ответ, воскликнула Анемона.
- Ты завтракала? А то я была бы не против сначала всё же чем-то перекусить, - Добавила бело-рыжая, искоса поглядывая на кучу с дичью.
"Хотя бы мышиным хвостиком, судя по тому, какой грустная у нас сегодня куча с дичью. Нужно будет на обратной дороге обязательно постараться что-то поймать." - Решила дочь ветров.

+1

290

одинокое дерево>>>

Чем неотвратимее был выбранный ею путь, чем дальше оставался Торнадо за её спиной, тем паршивее становилось у Маковки на душе. Она была на середине пути домой, но тут в голову стукнуло, что нужно перестраховаться. Кошка долго возилась в снегу, смывая с себя последние напоминания о том, чего больше никогда не случится. Она промокла насквозь, снег комками висел на палевой шерсти, но своего воительница добилась - никто не смог бы догадаться, чем она занималась всю ночь. Точно не по выражению её лица.
Маковка добежала до лагеря так быстро, как только могла, надеясь, что ветер и скорость взбодрят её, но в этом случае отчего-то проверенная схема дала сбой. Она чувствовала себя всё так же отвратительно.
В лагерь кошка вошла тихо и осторожно. Занимался рассвет, многие коты отходили от тел предводителей, завершив ночное бдение. Чувство стыда накрыло только здесь, среди кучи скорбящих. Маковка тише тени скользнула по краю поляны, отправляясь спать. Сон должен был помочь, должен был освежить и очистить разум. Воительница свернулась калачиком у самого выхода из палатки воинов и засопела.

<<< утро >>>

Она долго ворочалась на подстилке. Пару раз проваливалась в забытье, но всё равно вздрагивала от любого долетевшего шороха. Поспать так и не удалось. Голова жутко трещала, будто туда забрались термиты и решили переждать Голые Деревья. А ещё к этому добавилось ощущение, гадкое-гадкое ощущение боли в горле. Горло першило и увеличивало в Маковке желание прямо сейчас отойти к Звёздным Предкам. Самое ужасное утро в моей жизни. Внутри всё клокотало. Вчерашняя утрата переродилась в сегодняшнюю ненависть ко всему.
Шерсть страшненько слиплась после снежных процедур, но Маковка нашла в себе силы привести себя в порядок. Что бы ни творилось в душе, надо владеть собой. Палевая прекрасно это знала. Она долго умывалась, но на поляну вышла всё равно, вполне обычно выглядя.
Первым делом, кошка нашла глазами Штормогрива и Ветрогона. Кажется, она проспала совсем недолго, учитывая, что они были здесь же перед рассветом, когда кошка вернулась. Да кому вообще нужен этот сон? Воительница приблизилась к рыжему целителю и осторожно дотронулась кончиком хвоста до его плеча.
- Ветрогон? - просипела кошка и тут же закашлялась, когда холодный воздух резанул больное горло. Пару мгновений она помолчала, собираясь с мыслями, которые никак не хотели соединяться во что-то адекватное. - У тебя не найдётся для меня макового зёрнышка? Я никак не могу заснуть.
Голос Маковки осип, но она отчаянно пыталась выровнять его.

+4

291

Лучик весело посмотрела на свою подругу, её переполняло от предвкушения чего-то интересного. Но она испытывала двоякое ощущение, кошка всё ещё тосковала по детской. Да, шесть лун сидеть в детской было утомительно, но такого близкого общения с детьми ничто не заменит. Теперь у всех её детей были наставники, Лучик видела своих котят только за трапезой или когда они пересекались в лагере. Она тосковала по ним каждый день.
И всё же лапы зудели от желания вновь побегать и размяться. Лучик никогда особо не любила тренировки, она не была лучшей в этом, но даже Лучик понимала, что без них просто нельзя. Она не просто королева, она защитница своих детей.
- Привет, Шептун, - улыбнулась бывшая королева своему другу, ненадолго отойдя от Анемоны, - Ученица в палатке сказала, что её забрали в утренний патруль. Так что думаю, что всё в порядке, - белая кошка с серыми пятнами обеспокоено пострела на кота, - Я немного прогуляюсь с детьми, а потом мы пообщаемся, хорошо? Мне очень жаль, что я не могу сейчас поговорить, просто... - Лучик посмотрела на выходящий из палатки Пшеничку и Воробушку, - Я так соскучилась по ним, - кошка улыбнулась, глядя на детей, и вновь перевела свой светло-золотистый взгляд на Шептуна. Она надеялась, что он её поймёт и не обидится.
- Ну всё. Все за мной, - мурлыкнула Лучик, когда дети и Анемона перекусили, и выбежала из лагеря.
>>> холмистая долина

+1

292

Анемона отошла от подруги, давая ей возможность поговорить с подошедшим Шептуном. Участвовать как-либо их диалоге кошке совершенно не хотелось. Да и в животе призывно урчало, напоминая о том, что перекусить перед предстоящей прогулкой будет не лишним. Не известно, когда они вернутся в лагерь.
Бело-рыжая вытащила из кучи с дичью костлявую полёвку и, отойдя на несколько лисьих хвостов от кучи с дичью, приступила к трапезе. Постепенно соплеменники сонно выходили из своих палаток. У большинства вид был совсем помятый или же потерянный.
"Увидеть сразу тела двух предводителей...мертвыми... Да, это удар по племени в самое сердце. Вот только мы обязательно выстоим и справимся с этими испытаниями, как справлялись всегда." - Размышляла дочь ветров. Даже полёвка, казалось бы, от таких не самых радужных мыслей потеряла свой вкус.
Анемона подняла глаза к небу. Тучи скрыли дневное светило, грозясь вновь разразиться снегопадом. Ветер заунывно пел за пределами лагеря свою песню. Казалось, что он тоже оплакивает ею погибших котов. Дочь ветров вздохнула. Следовало отвлечь от этих мыслей.
"Что ж, посмотрим сегодня, чему уже обучили детей Лучик, да и мне повторить все навыки будет не лишним. Неизвестно, какие испытания еще нам подкинет Звездное племя." - С этими мыслями кошка аккуратно умыла мордочку и потерла передними лапками за ушами.
Конечно, всё равно она сейчас превратится в сугроб на лапках, бегая по заснеженным пустошам, но хоть какое-то время будет похожа на порядочную кошку.
Поднявшись на лапы, воительница посмотрела на оруженосцев. Подождав, пока Пшеничка и Воробушка тоже позавтракают, вместе с ними кошка приблизилась к Лучик.
Шептун к этому времени ещё не отошёл от неё. Кошка внимательно посмотрела на старшего воителя. Его большие уши стояли торчком, а вот лапу тот вытянул вперед, как бы осматривая её. Зеленые глаза Шептуна задумчиво мерцали и сложно было по ним понять, о чём он думает.
"Должно быть проверяет, зажила ли она. А почему бы его не позвать с нами? Что может быть лучше для разминки лап - чем пробежка по заснеженным пустошам?" - Подумала Анемона. Вчерашний день был словно бы кошмарным сном, а из-за бессонницы грань между реальностью и сном смазалась. Дочери ветров казалось, что стоит как-то не так наступить на снег, и лёд "реальности" треснет и она снова окажется стоящей посреди главной поляны, когда в лагерь возвращался патруль с погибшим предводителем.
Едва заметно вздрогнув, кошка прерывисто вздохнула и отогнала от себя эти мысли.
"Это всё осталось в прошлом. Мы же воители. Мы должны стоический переживать все неприятности и вновь вставать с гордо поднятой головой."
В это время на главной поляне показался Штормогрив. Судя по его мордочке, настроение у него было совсем не такое унылое, как у дочери ветров всего несколько мгновений назад. И (надо же!) он направился прямо к их компании.
- Доброй охоты, Лучик. Прости, что прерываю ваши планы, но мне необходимо забрать эту парочку, Воробушка и Пшеничка, вы идёте к Лунному озеру со мной, Вьюговеем и Ветрогоном. Каждый оруженосец за время обучения хотя бы раз ходит к этому святилищу. - Анемона едва сдержала вздох разочарования. А она то надеялась как следует помахаться с юными учениками.
Стоило глашатаю племени отойти от них, рыже-белая повернулась к Шептуну.
- Не хочешь ли составить нам компанию и прогуляться? - Воительница дружелюбно улыбнулась. - Мы думали немного поохотиться и проверить боевые навыки друг друга. - И дождавшись ответа от старшего воителя, кошка припустила следом за подругой, которая как раз подала сигнал к выступлению. Её мелодичный голос еще не до конца растворился на поляне, как дочь ветров сорвалась с места и стремительно вылетела из лагеря в предвкушении доброй охоты.

---> Холмистая долина

Отредактировано Анемона (2018-02-19 19:55:05)

0

293

Уловка Штормогрива сработала, и сразу же нашлась парочка желающих отправиться на помощь Высверку. Он довольно прищурился, понимая, что начинает нащупывать ниточки, за которые нужно дёргать, чтобы создать правильный настрой у соплеменников. Ибису он кивнул и махнул хвостом, разрешая отправиться за Высверком, а вот Яролапку остановил.
- Я ценю твою преданность, Яролапка, - грустно улыбнулся он, глядя на кошечку, уже успевшую пострадать в роковом патруле. - Обещаю, у тебя ещё будет возможность проявить себя. "И очень скоро", - мысленно добавил глашатай. Он неловко коснулся хвостом бока Яролапки, пытаясь успокоить. Обычно у него это плохо получалось.
Отец всерьёз поверил в то, что Штормогрив собирался сходу броситься в погоню за Высверком. Нет, он бы, конечно, пошел, не вызовись спасать молодого кота другие воины.
- Мне нужны были те, кто с чистым сердцем пойдёт искать Высверка, - улыбнулся Штормогрив отцу, позволяя обработать рану. - Я нашёл их тем способом, каким сумел, уж не серчай. Умирать я, пока что, не собираюсь.
Ветрогон предложил сходу выдвинуться к Лунному озеру, но глашатай покачал головой.
- Мы всё равно не успеем туда до исхода ночи, а ждать у озера целый день - значит, оставить племя в опасности. Выходим в дневное время. Выспись, Ветрогон, нас ждёт тяжелый день.
Отойдя к Вьюговею, Штормогрив устало посмотрел на брата.
- Грохот Звёзд был моим наставником, - сказал он очевидную вещь, ложась к телу мёртвого предводителя и слегка касаясь носом его ледяного загривка. - Однажды, когда меня послали за мёдом для палатки Ветрогона, я уронил на себя огромный улей. Но в нём не было мёда. Грохот Звёзд возник, словно из ниоткуда. Он следил за мной, и делал это так незаметно, что я никогда не мог засечь его присутствие. "Это осы, Штормолап!" - прокричал он мне прямо в ухо. В другое ухо меня укусила оса. Как мы бежали, Вьюговей, это надо было видеть. Настоящие воители племени Ветра. Не добежав до озера, мы плюхнулись в грязную лужу и перемазались по уши. Зато осы от нас отстали. Он так смеялся. Я больше никогда не слышал, чтобы он так смеялся.
Штормогрив опустил взгляд на застывшую в безмолвном крике пасть предводителя.
- Он не был идеальным. Многие недолюбливали его, а кто-то даже ненавидел. Но Грохот Звёзд сохранил наше племя, когда оно едва не погибло. Он герой. Каким бы его ни запомнили остальные, я всегда буду верить в то, что он не предавал племя Ветра. Как он мог предать то, что всей душой любил? Быть предводителем, Вьюговей, - быть на виду у всех. Являться предметом чужих пересудов. Нести ответственность за массу жизней. За всё то, что сделали до тебя твои предки. Быть предводителем - не просто мечты глупых котят.
Штормогрив положил голову на плечо Вьюговея, зарываясь носом в шерсть брата. Так ему было спокойнее.
- Я тоже не стану идеальным предводителем, - наконец, смог признать он и улыбнулся. Ему стало легче.
Глашатай осознал, что наконец-то отпустил своего наставника.
- Пошли в палатку. Нам нужно отдохнуть.
Бок о бок с братом он скрылся в воинской палатке.
"Ему приснилось, что он стоит на поляне Четырех Деревьев, только совсем пустой, без гущи котов, собравшихся на Совет. С дубовой ветки спрыгнула небольшая серо-белая кошечка, и Штормогрив удивлённо приподнял плечи. Он не ожидал встретить здесь малышку Подлёдную, тем более, в столь поздний час. Её мягкая шерстка торчала меховыми иголочками, а льдистые глазки смотрели с неожиданным для глашатая укором.
"Как же ты мог бросить их, Штормогрив? Льняноглазку, Высверка, Звездолёта? Они могли жить, если бы ты был хорошим глашатаем. Хотя бы как мой Стрелолист".
Из-за куста вышел лоснящийся серый кот, и Подлёдная прильнула к нему, а Штормогрив потряс головой, пытаясь отогнать наваждение. У него не было слов для этих двоих. Они прожигали его взглядом насквозь.
"Я сделал то, что сделал", - тихо сказал глашатай, отходя в тень. Его тут же мягко обняла чужая лапа.
"Помнишь меня, Штормолап? Я многое сделал для тебя. Неужели ты забыл своего настоящего наставника?" - Штормогрив уткнулся взглядом в горящие глаза. И точно, на его плече лежала тёплая лапа незнакомца, который учил его боевым приёмам, когда он был оруженосцем и рвался к силе.
"Помню. Спасибо, что ты рядом".
Штормогрив почувствовал себя лучше, легче. Пусть сила тёмная и неизвестная, но она нравилась ему.
"Подлёдная никогда не станет обвинять меня в подобном. Она честная кошечка с открытым сердцем. Она напоминает мне наши пустоши, вольные и солнечные. И она такая... подсолнечная".

Штормогрив проснулся, поперхнувшись шерстью Вьюговея, залезшей в нос. Пнув брата задней лапой в ухо, он перекатился и наехал на палевого воина, придавливая к подстилке.
- Подъём, палевое ушко, - проворковал глашатай, кусая брата за мягкое ухо.
Поднявшись, он выбежал из палатки первым, но только для того, чтобы вернуться с охапкой снега и осыпать им Вьюговея.
- Нас ждут великие дела, Вьюгогрив, - протянул он, вспоминая имя, которым наградил брата ещё будучи котёнком.
Когда оба кота выбрались на поляну, Штормогрив первым делом позвал Ветрогона и принял от него травы путников.
- Можешь поесть, Вьюговей. Дорога предстоит долгая, а делиться травами я не стану, - он ласково пощекотал брата усами. Заметив, что Лучик собирается увести учениц из лагеря, Штормогрив бросился ей наперерез.
- Доброй охоты, Лучик. Прости, что прерываю ваши планы, но мне необходимо забрать эту парочку, - он кивнул на кошечек. - Воробушка и Пшеничка, вы идёте к Лунному озеру со мной, Вьюговеем и Ветрогоном. Каждый оруженосец за время обучения хотя бы раз ходит к этому святилищу. Яролапка! - он окликнул также и трёхцветную кошечку. - Ты тоже идёшь со мной.
Внезапно Штормогрив понял, что забыл оповестить самого Вьюговея о том, что тот тоже идёт к Лунному озеру. Но тот, видимо, и сам всё понял.
- Если все готовы, мы выступаем, - бодро проурчал глашатай, занимая место во главе отряда и шагая к выходу из лагеря.
Ночью было горько и печально, но он нашёл в себе силы выглядеть уверенным. Не для себя, так для племени.
---> Лунное озеро

+7

294

В прочем, Штормогрив поволновал сердце отца по напрасному. Как выяснилось, это была уловка для того, чтобы соплеменники занялись делами и отправились на поиски Высверка.
- Мне нужны были те, кто с чистым сердцем пойдёт искать Высверка. Я нашёл их тем способом, каким сумел, уж не серчай. Умирать я, пока что, не собираюсь.
Целитель взглянул на сына с гордостью и улыбнулся, скрывая смущение из-за собственной глупости. Конечно, мой сын не  мышеголовый дуралей, чтобы отправить самого себя на гибель. Как я мог в такое поверить?
— Выходим в дневное время. Выспись, Ветрогон, нас ждёт тяжелый день.
— Ты прав, Штормогрив, — выдохнул целитель, собирая травы путника обратно. Он валился с лап от усталости.
Сын отошёл к брату, и они стали о чем-то разговаривать. Ветрогон же отправился в палатку целителя и там же упал на подстилку, совершенно игнорируя поведение Мегеры.

Время пролетело незаметно. Целитель проснулся от громкого зова Штормогрива и поднялся. Выглядел он так, словно по нему пробежал целый табун лошадей, а сверху ещё и овца плюхнулась. Ветрогону совсем было не до того, чтобы приводить себя в порядок, поэтому он вышел и отдал вчерашнюю охапку трав путника глашатаю.
— Ага... Сколько же вас тут, — пробормотал врачеватель, поглядывая на целую ораву оруженосцев и одного Вьюговея. — А ну всем стоять на месте. Вы не покинете лагерь, пока не съешьте мои травы.
В палатке целителей он быстро намешал очередные порции и вышел, положив их перед каждыми. Вьюговею он сделал такую же порцию, как и Штормогриву, а молодняку поменьше.
Тут к нему внезапно кто-то прикоснулся к плечу. Ветрогон повернул голову и увидел Маковку, и нахмурился.
- Ветрогон? — просипела кошка, прокашлялась и продолжила: - У тебя не найдётся для меня макового зёрнышка? Я никак не могу заснуть.
Целитель не ответил и молча вернулся в палатку, а затем вышел оттуда с листом в зубах, на котором лежало одно семечко мака.
— Держи. Как бы ты не заболела, гуляя по ночам неизвестно где, — полетел первый камушек в огород Маковки, а следом второй: — Советую дождаться возвращения Штормогрива. Он был в ярости.
Предупредив, Ветрогон отошёл от воительницы и двинулся следом за патрулем, чуть прихрамывая.

- Лунное озеро

+7

295

Кошечка тихо засопела, когда властным движением глашатай оттормозил её.
- Обещаю, у тебя ещё будет возможность проявить себя, - произнёс Штормогрив.
Ей как и многим, было не в радость, если её желания кто-то не учитывал. Но наставник всё же успел её научить и послушанию, и почтению. Она вздохнула, и благодарно боднула боком рыжий хвост. Глашатай принялся раздавать другие поручения, а трёхцветная кошечка так и осталась потерянно стоять на полянке. Она решила во что бы то не стало дождаться Высверка с Ибисом, и как следует проститься с её веселым Звездолётом. Она прилегла под боком своего мёртвого наставника, принявшись вылизывать его шерсть. Сейчас он не казался ей таким огромным, как всегда. Ей казалось, что даже её усилий хватило бы, чтобы спрятать его от всего мира.
- Звездолёт, знаешь, Штормогрив тебя завтра навестит. Думаю, от тебе от нас всех передаст привет. Тебе уже наверное разрешили охотиться на лунных кроликов... - Яролапка слабо улыбнулась, чувствуя, как в груди её рождается мурчание. - Можно сказать, что он пойдёт к тебе в гости. Ты ему передашь для нас слова? А я тебя тут умою. Знаю, ты не любишь быть растрёпой.. - мерно работая языком, кошечка успокаивала себя с каждой минутой, всё больше. Ей всё ещё было горько, но горечь эту она сама перегоняла в светлую грусть. В конце концов Звездолёт не исчез навсегда, просто теперь он будет далеко от неё. Но и всегда рядом. Никогда при его жизни она не могла себе позволить так просто лежать рядом с ним, болтать и вылизывать его гладкую шерсть. Сейчас же иначе просто не могло быть.

  Наверное, Яролапка сама себя убаюкала и уснула. Она открыла глаза и испуганно их вытаращила. Заметил ли кто, что она уснула во время ночного бдения?
Ты же не обидишься на меня, Звездолёт? - она торопливо пригладила шерсть, которую смяла, лежа в неудобной позе, и заозиралась. Разбудило её движение в лагере собирающегося отряда.
Каждый оруженосец за время обучения хотя бы раз ходит к этому святилищу. Яролапка! - её окликнул глашатай, и ученица испуганно оглянулась, ожидая нагоняя, - Ты тоже идёшь со мной. Трёхцветная распушилась от волнения. Выходит, она сама навестит Звездолёта! Или нет, стоп. Увидит-то его только предводитель и целитель. А ты рядом погуляешь, охраняя их, - пояснила она себе, важно кивая будущему предводителю, и подходя к Ветрогону за травами. Выглядел целитель, прямо скажем, не свежим.
- Эти травы? Они же горькие, - сморщилась кошечка, принюхиваясь к травам путника. Под строгим взглядом целителя она всё же слизнула их и принялась пытаться проглотить не жуя. Гадкие листья липли к нёбу, распространяя во рту свою горечь. Наконец Яра справилась с ними, и сморщилась, показывая Ветрогону, что ей угощение совсем не понравилось.
- Если все готовы, мы выступаем, - объявил Штормогрив, и Яролапка побежала сразу за ним, на ходу пытаясь угадать, какое же имя ему дадут в качестве предводительского. Штормозвёзд? Штормовая Звезда? Звёздный Шторм?..

===>>> Лунное Озеро

+4

296

- Привет, Шептун. Ученица в палатке сказала, что её забрали в утренний патруль. Так что думаю, что всё в порядке.
- О! Замечательно, - улыбнулся пятнистый. Восхитительно. Я собственную ученицу проспал. - С-спасибо, что сообщ-щила.
- Я немного прогуляюсь с детьми, а потом мы пообщаемся, хорошо? Мне очень жаль, что я не могу сейчас поговорить, просто...
Шептун обеспокоенно посмотрел на Лучик. Королева выглядела какой-то... будто виноватой? Обеспокоенной? Учитывая недавние события, кот мог бы списать такое состояние молодой воительницы на это, но ещё пару мгновений назад она выглядела намного спокойнее. Ей неловко, что она не будет со мной говорить? Я... Навязывался всё это время? Кот в памяти перебрал самые яркие моменты его общения с королевой (что было не так сложно). Наверное, не стоило рассказывать про успехи Уголёк... ТАК часто. И тот случай с жуком... И тогда, в детской. Ах. Всё понятно. Я опять забылся.
Шептун бы расстроился, будь это первый подобный случай. Но нет, он уже научился воспринимать подобные знаки и напоминания о границах, как должное. Пятнистый ободряюще улыбнулся королеве.
- Всё в порядке, Лучик.
Последнее, что он сейчас хотел - чтобы она чувствовала себя виноватой.
Королева отошла, и пятнистый зевнул, чувствуя, как хрустит затёкшая спина. Он любил спать один, на краю поляны (избегая чужих прикосновений), но и у этого были свои минусы. Надо будет размяться до прихода Уголёк, а то я своими костями всю дичь распугаю...
- Доброй охоты, Лучик. Прости, что прерываю ваши планы, но мне необходимо забрать эту парочку. Воробушка и Пшеничка, вы идёте к Лунному озеру со мной, Вьюговеем и Ветрогоном.
- Ус-спехов вам в пути, - тепло улыбнулся пятнистый Штормогриву. Теперь-то всё должно пойти хорошо. Мы потеряли многое за эти дни.
- Не хочешь ли составить нам компанию и прогуляться?
- Ммм? - Шептун с удивлением посмотрел на Анемону, подругу Лучик. Она... Она со мной говорит? Кот быстро кинул взгляд в сторону. Рядом больше никого не было. Может, кто-то позади?
- Мы думали немного поохотиться и проверить боевые навыки друг друга.
- Это... здорово, - вежливо улыбнулся воитель. Да, прямо на меня смотрит. Отлично, значит, точно мне говорит. - Ес-сли... Лучик не против? О, хорош-шо. Я и сам буду рад размятьс-ся, хах. 
Ну, она подруга Лучик. Значит, всё должно пройти неплохо. Так? Шептун встал на лапы и потянулся.
- Куда именно мы напр?.. - начал было воитель, но обнаружил, что кошки уже двинулись вперёд. - Кхм.
Секунда промедления, и воитель метнулся вслед за воительницами, надеясь, что ещё сможет за ними поспеть.

----> холмистая долина

+3

297

Небольшой разрыв и ужасные события

Именно сейчас она себя ненавидела.
Именно в тот момент, когда легкие горели от частого дыхания, а лапы изнывали от бега и почти онемели, касаясь подушечками твердой, снежной земли. Воробьишка снова убегала с поля боя, снова пристыженно поджимала хвост.
Снова несла плохие вести.
Как... как такое возможно? Как не потерять теперь веру в Звездное племя, если вот сейчас, вот почти пару секундочек назад (как казалось самой ученице) она видела нечто такое, что никогда не забудет, до конца своих дней. Что-то, что было страшнее даже смерти Звездолета, даже Лютоволка, даже огнепалок!
Она бежала и ревела, захлебываясь слезами, крича так сильно, чтобы ее услышали за мили от лагеря. Чтобы побежали навстречу, чтобы... нет! Чтобы носа не высовывали из лагеря, чтобы сидели там, где безопасно, где одиночки их не найдут.
В такт биению бешеного сердца раздавались шаги бегущей Пшенички, и с каждым ее топотом Воробушка знала, что та жива, и рядом, и невредима. И даже запах крови - плевать, она жива и бежит.
А они уже не прибегут.
Добежав до лагеря, ввалившись туда, споткнувшись и прочесав снег собственным телом, рыжая закричала. У неё был растерзан бок, надорвано ухо и горела щека от чужих когтей, но рычание, смешанное со слезами, заполняло весь лагерь.
- Они мертвы-ы-ы-ы! - завыла Воробушка, поднимаясь на негнущиеся лапы. Нельзя, почему так, почему она?
- Это точно проклятье, это Звездное племя, за что, они же... они... - она помотала головой, раскидывая слезы крупными каплями.
- На нас напали! - рявкнула кошечка, распушив окровавленный загривок.
- Опять одиночки, они напали, их было много, и они их убили! Убили, понимаете?! - ревела Воробушка, царапая землю в агонии.
- Вьюговей и Штормогрив мертвы-ы-ы... - снова завыла она, даже не стесняясь собственных рыданий.
Слишком.
Слишком.

+5

298

Небольшой разрыв
Пытаясь проморгаться, Пшеничка едва улавливала впереди себя ярко-рыжее пятно. Главное  не терять ее из виду,—с замиранием сердца пронеслось в голове. Еще никогда в жизни Пшеничка не бежала так быстро. Казалось, что лапы вот-вот откажут и она завалится в снежный покров. Но нет. Нельзя. Полосатая ученица не решалась даже обернуться назад.
Попав в засаду неподалеку от Лунного Озера, кошка и подумать не могла, что инстинкты заставят ее позорно убежать. Ослушавшись своего наставника, она до последнего оставалась на поле сражения, принимая на себя удары и пытаясь отразить атаки. Когда же одиночка без особых усилий схватил ее за шею и, глубоко впившись зубами в кожу, швырнул в сторону... Серебристо-полосатач поняла, что нужно бежать. Последовав примему молочной сестры, она нашла в себе силы вскочить на лапы и нестись что есть мочи.
Она видела их смерть. Она видела как Штормогрив и Вьюговей дерутся бок о бок, защищая честь своего племени. Но ученица и подумать не могла, что какие-то оборванцы смогут...убить их. Мысли не вязались и Пшеничка ошарашенно бежала вслед за Воробушкой. С каждым толчком, ее лапы дубели и практически отнимались, но она и не думала останавливаться. Глаза судорожно бегали по сторонам. Кошечка опасалась очередной засады. Но до самого лагеря их ждала удушающая тишина. Как они нашли дорогу обратно, Пшеничка не помнила. Все действия происходили абсолютно инстинктивно.
Ворвавшись в лагерь вслед за Воробушкой, она почувствовала обжигающую волну боли во всем теле и пораженно скривилась. Воробушка тут же сообщила о несчастье, а Пшеничка лишь усилила бег, чтобы добраться до бока рыжей сестры. Еще никогда Воробушка не была так нужна Пшеничке. Они вместе пережили эту ужасную стычку, видели смерти Штормогрива и Вьюговея. Душа полнилась болью и отчаянием. Они проиграли.
Не добежав до Воробушки пару лисьих прыжков, серебристо-полосатая перестала чувствовать свои лапы и обессиленно завалилась в снег, взрывая своей мордой снежную массу. Приподняв голову, она почувствовала жгучую боль в шее. Зашипев от боли, она яростно впилась когтями в снег. Лишь перестав бежать, она почувствовала каждую ранку на своем теле, каждый укус.
—Их убили,—дрожащим голосом негромко выдала Пшеничка,—Вьюговей и Штормогрив остались там...
У кошечки не было сил подняться и поддержать свою сестру. Впервые ощутив на себе поражение, она пострадала не только физически, но и морально. Она пронесла эту битву через себя, но не чувствовала ничего кроме отчаяния и ярости. Как у Воробушки оставались силы после всех событий, Пшеничка не понимала. Возможно, сказывалось то, что в посленюю луну кошка набрала веса и мышечной массы и потеряла выносливость. Кому теперь это интересно.
Через силу, кошка поднялась на дрожащих лапах и закашлялась. Снег окрапился в багрово-красный и Пшеничка с ужасом посмотрела на Воробушку. Рана на шее кольнула острым лезвием и полосатая отвела голову от сестры, морщась и хлестая по снегу хвостом.
—Ты сильно ранена? Нам нужна помощь, Воробушка,— Пшеничка не хотела говорить напрямую о безобразных смертях, о воле Звездного племени. Спрятав свои слезы глубоко в душу, она старалась казаться сильной перед соплеменниками.

+3

299

Целитель поначалу не задал вопросов, что несомненно обрадовало Маковку. Ведь он мог подумать, что она заболела, и начать пичкать её травами, и запереть в своей пещере. Нет, воительнице этого не хотелось. Ну, охрипла немного, это же не повод волноваться. Поем, и нормально всё будет. Просто в горле пересохло. Однако есть не хотелось вовсе.
— Держи. Как бы ты не заболела, гуляя по ночам неизвестно где.
Маковка благодарно улыбнулась и покивала головой, мол, полностью согласна, такого больше не повторится. И кто же еще в курсе моих прогулок?
— Советую дождаться возвращения Штормогрива. Он был в ярости.
Понятно. Маковка тут же поникла. Она слизнула зёрнышко и поспешила отойти, давая целителю дорогу. Отряд к Лунному Озеру уже готов был выступать, и Штормогрив наверняка не хочет терять время на разговоры с палевой воительницей. Я бы всё объяснила. Но кошке оставалось лишь грустно смотреть вслед уходящим котам Ветра. Вернутся они только завтра, что ж, зато у Маковки есть время подумать над оправданиями.

Мак подействовал, и палевой удалось немного подремать, однако её сон был не таким глубоким, и крики с поляны быстро взбодрили кошечку.
- Они мертвы-ы-ы-ы!
Сердце ухнуло вниз, когда Маковка увидела окровавленных учениц. Только их. Нет-нет-нет, не может быть... Воительница спешно подскочила к оруженосцам, испуганным взглядом осматривая их.
- Опять одиночки, они напали, их было много, и они их убили! Убили, понимаете?!
У Маковки будто землю из-под лап выбили. Она медленно осела, всё ещё неверящим взором смотря на Воробушку и Пшеничку. Как такое вообще... возможно?
- Предки, за что? - просипела кошка, поднимая голову к небу. Почему Звёздное племя так равнодушно? Почему они не защитили Штормогрива, истинного преемника Звездолёта? Он должен был стать предводителем. А кто же теперь? Маковка невольно окинула взглядом поляну, замечая в глазах соплеменников тот же страх перед будущим, что и у неё. Ни глашатая, ни предводителя. Разве способно племя Ветра выстоять в борьбе с одиночками в подобном состоянии? Ветрогон решит. Предки пошлют ему знак... Они не могут остаться глухи к нашим бедам! Они не могут отвернуться от племени Ветра!
Маковка на негнущихся лапах приблизилась к Воробушке, которая никак не могла сохранить спокойствие. Можно было представить, что испытала кошечка, но, если честно, не хотелось. Как ещё Пшеничка держит себя в лапах. Воительница плотно прижалась боком к рыжему здоровому боку ученицы и ткнулась носом в её макушку. Она не могла подобрать слов поддержки. Да и кто сейчас мог?
- Пшеничка права, - проговорила Маковка, севшим голосом. - Нужно как можно быстрее обработать раны.

+5

300

*спустя несколько лун амебного существования*

Племя живет своей жизнью и ты тихонько гребешь по течению: наблюдаешь как взрослеют котята, как меняются предводители, один сезон переходи в другой, а день сменяет ночь. Кажется, что и не живешь вовсе. Вроде, там на кого-то гаркнул, здесь кого-то оплакал. но в целом, что-то делал все это время, но вчера не отличается от сегодня. Цесарка увязла всеми четырьмя лапами в однообразии, не в силах ступить и шага до тех пор, пока сквозь рутинную пелену не прорезался отчаянный детский крик.
- Они мертвы-ы-ы-ы!
И дымка спадает.

Едва не сшибая кого-то из соплеменником, Цесарка высочила из палатки и бросилась в сторону рыдающей Воробушек. Запах крови, отчаянные крики и слезы ученицы вмиг протрезвили крапчатую кошку.
Тише...
Спрашивать, что случилось, не было нужды. Хоть девочка и пребывала в глубокой истерике, среди ее причитаний была практически вся необходимая информация. Шерсть на холке воительницы поднялась дыбом, когти просились наружу. Гречи не было, боли не было. Только ярость, совладать с которой было ничуть не проще, чем успокоить плачущее дитя.
- Сколько их? Как далеко? - мягкое, но требовательное обращение к Пшеничке, сумевший обуздать свои эмоции.
Измотанный вид второй ученицы только подогревал вспыхнувшую ненависть. Не то чтобы Цесарка считала необходимым бросить все и предаться мести, но если одиночки уже на их территории, нужны быть готовыми дать бой. Если эта стая смогла не просто тяжело ранить, а убить едва ли не самых сильных воителей племени, то нужно быть готовыми к встрече... 
Быстрый взгляд по поляне. Где она в последний раз видела целителя? Ухо нервно дергается.
- Я за паутиной, -спешно бросила Цесарка уже Маковке, - Где Ветрогон?
Он был с патрулем?
- Нужно собрать племя
Хотя, нашелся ли в лагере хоть кто-то, но не слышал этих криков?
Пока Цесарка бежала до палатки целителя и впопыхах искала среди запасов единственный способ остановить кровь, моток паутины, в голове воцарил удивительный порядок. Пока пятнистая кошка точно знает, что делать, пока лапы непрестанно работают, она не поддастся отчаянию. Но, смокнув зубы на мотке, на долю секунды в голове все же мелькнет "Это знак Звездного племени или проклятье? Он не должен был быть предводителем?" Однако, едва воительница Ветра склонится над ранами детей, останавливая кровь, как эти мысли отойдут на второе место.
Плевать, чья эта воля и вина. Важно только сейчас.

Отредактировано Цесарка [x] (2018-02-23 16:15:43)

+4


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна