РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Наконец, стали известны имена активистов апреля. Спасибо всем за активные отыгрыши, за ваши голоса и участие!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
А под прицелом большая мама Пантера. И пока ее не отвлекают дети, спешите задать вопросы!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна


главная поляна

Сообщений 261 страница 280 из 388

1

http://s5.uploads.ru/JdoSI.png


Лагерь племени Ветра, в отличие от других племен, находится на абсолютно открытом пространстве, и располагается посреди холмистого участка, на месте слабовыраженного подножия меж возвышений вокруг. Самая выразительная часть лагеря – большая каменная глыба, стоит на противоположной от входа части лагеря, совсем вдалеке; с нее предводитель обращается к своему племени, а также в ней таится его палатка. Несмотря на то, что в целом коты племени Ветра предпочитают спать под открытым небом, палатки у них все же есть на случай непогоды или какой-то критической ситуации; все они плотно прилегают к крутому склону вокруг лагеря. По правую сторону от скалы находятся кусты утесника, в которых располагается целительская. Затем, следуя от нее в сторону входа, идет детская и палатка оруженосцев. На параллельной стороне, в небольшом отдалении от главной поляны, близ скалы, в небольшом валежнике располагается палатка старейшин. Ближе к центру левого крыла лагеря находится воительская палатка. Добыча складывается в той же стороне прямо возле входа; так коты сразу могут избавиться от улова, войдя в лагерь. На просторной поляне могут устраиваться коты, чтобы отдохнуть или перекусить.


0

261

→ с нейтральных земель

Перебежками (жаль, что не перелётами) крался ветряной воитель в родимый лагерь, проклиная свет на чём и по чём он стоит. Кто же знал, что свидание с неизведанным закончится бурной ночью прыжков-ужимок по сугробам в попытках согреться, а затем ещё парочкой таких ночей. Вот Высверк точно не знал. Также он не знал, примут ли его в родных стенах за своего или погонят грязными мышиными шкурками да охапками багульника обратно в сугробы. Хотя. Стены – слово определённо неприменимое к лагерю степных обитателей. А раз нет стен, то правил тоже меньше. И вообще понятие «спать под открытым небом» весьма растяжимое. Небо – оно везде открытое, как-никак. Буро-белый тихо вздохнул, почти бесшумно ступая на поляну. Ступая, надо сказать, не слишком удачно – прямо под лапой резко обнаружился заледенелый камешек и Высверк всё-таки оказался опять в сугробе. Интересно, это намёк такой?

– Тьху! Вроде только упал с неба, а такой невкусный, – молодой воитель резко вскочил на лапы, смешно морщась и отплёвываясь от колющих льдинок. Попробовал до конца очистить язык лапой – получилось не особо, зато голубой взгляд наткнулся на.. Нечто. Облезлое, распластавшееся прям посередь поляны. Что-то как-то не припоминал кот таких потрёпанных проплешинами старейшин в племени Ветра. Подойдя чуть ближе, юнец тут же отшатнулся – лежащий бедолага был давно и безнадёжно мёртв. А ещё был Грохотом Звёзд. Высверк весьма смутно помнил этого предводителя. – «М-да, что с памятью делается. Вроде даже при нём не в детской сидел, а всё равно. Наверное, это из-за папы», – Звездолёт в роли лидера племени для воителя слегка-а так затмил своих предшественников. Звездолёт. Невольно буро-белый прижал уши к голове, озираясь в поисках отца. Но его не было. Высверк уходил – не было, Высверк пришёл – ничего не изменилось. – «Мы с ним вечно получали по ушам за приключения на далёких землях, но как только папа взял на себя ответственность за Ветер – всё стало по-другому. Не пропадал он ещё так надолго», – смутное предчувствие заставило обеспокоенно мотнуть хвостом и сделать ещё шаг назад от тела Грохота Звёзд. На последнего Высверк вообще старался больше не смотреть, пряча глаза. Слишком мёрзлые, неприятные ассоциации возникали в ушастой голове.

– А еще патруль с ночной охоты задерживается, – вовремя обратив внимание на небольшую компанию учениц и потерявшего связь с реальностью Грота, молодой воитель услышал новую не слишком приятную новость. Быть может, Звездолёт ушёл в этот патруль? И кто ещё тогда до сих пор не вернулся в лагерь? Та-ак, не бьём тревогу раньше срока. Воитель помотал головой, подходя к желтоглазому коллеге.
– Хей, Грот! Вернись к нам, мы всё простим, – тихо посмеявшись, юнец ткнул поименованного лапой в плечо, – не знаешь, кто ушёл на эту ночную горе-охоту? И что вообще тут за дела делаются?

Отредактировано Высверк (2018-01-21 16:35:31)

+3

262

- разрыв -

Лучик подошла к своим дочерям и с любовью лизнула Уголёк за ухом. Сначала дочь просто носилась по лагерю и почти не попадалась ей на глаза, а потом кошка гуляла с Пшеничкой, так что второе сокровище она увидела только под конец дня.
- Тебе бы тоже следовало покушать, носишься сегодня целый день как угорелая, - мяукнула пятнистая воительница, напоследок щёлкнув Уголёк хвостом по кончику носа, - Да вообще вам обоим следует подкрепиться, - уже обратилась Лучик к двум дочерям, а затем весело подмигнула Ирисовке,- Кролики и так размером с вас. Думаю, одного на троих вам вполне хватит.
Лучик легко провело хвостом по макушкам своих дочерей и оставила их болтать с подругой. Она не хотела мешаться, уж она то точно знала, как это важно в ученичестве. Им обоим нужно было завести побольше друзей, а Пшеничке нужно было открыться. Да и Ирисовка выглядела очень скромной милой кошечкой, ей нужно было найти настоящих подруг, которые всегда могут поддержать её.
Лучик подошла к Высверку с Гротом, аккуратно присев рядом с ними.
- Это действительно Грохот Звёзд? - нахмурилась жёлтоглазая кошка, с недоверием глядя а неподвижное тело. От него кажется даже скверно пахло, благо сейчас сейчас зима, летом бы было просто невыносимо. Сколько он пролежал не похороненный? Лучик было безмерно жаль горюющего Вьюговея, но к самому Грохоту Звёзд она такого не чувствовала. Это был странный предводитель и довольно жестокий, с самого детства кошка боялась его. И ещё одно обстоятельство усугубляло отношение к бывшему предводителю. Как он погиб? Тело не выглядело уж сильно "старым", вдруг это не несчастный случай? Вдруг он специально покинул племя? Такое Лучик принять не могла. Бывшая королева решила попрощаться с ним, когда закончат все остальные...или не делать этого вовсе?
Кошка решила не мешать двум котам беседовать, и отошла в сторону. Хотя как отошла, чуть было не споткнулась о груду пушистого меха.
- Что ты здесь делаешь? - удивлённо воскликнула Лучик. Так, рассуждаем логически. Судя по всему он давно здесь, так что соплеменники без проблем могли его заметить, она им сейчас не откроет звёздное племя. Значит случилось что-то серьёзное, - Ты Торнадо, да? Я помню тебя с Советов, - А как можно забыть такого огромного пушистого увальня. Для ученика он действительно огромный! Кажется, даже больше меня.
- Ох, ты ранен! - вдруг ахнула кошка, заметив довольно серьёзную рану на боку небесного ученика.

Отредактировано Лучик (2018-01-21 20:41:08)

+2

263

Маковка отступила и он поднял на нее вопросительный взгляд, подворачивая лапы обратно под грудь. Ее реакция здоровяку была непонятна, не желающий разбираться в тонких фибрах кошачьей натуры, он списывал подобное поведение на обычное ханжество. Хочет врать самой себе - пожалуйста. Похабно улыбнувшись, Торнадо было хотел ответить, но прикусил язык, глядя как за спиной Маковки вновь нарисовался Штормогрив, да не один, а с телом. Внимательно прищурившись, буромордый следил за всеми мелкими передвижениями, что вмиг заколыхали лагерь ветряков. Глашатай и вовсе заскочил на скалу. Притащил труп, а теперь еще и хвастается? Невольно, Торнадо потер лапой нос. Не позавидуешь Звездолёту с таким самоуправством под лапой. Может быть, у кроликоедов принято каждому отчитываться с этой жердочки? Оглядев лагерь, он больше не заметил никаких возвышенностей и лишь снисходительно дернул плечом. Чужие порядки были донельзя смешны.

.

.

Торнадо продремал до самого утра, примостившись в небольшой ямке, неподалеку от той самой скалы. Его разбудил пришедший с Лунного Озера рыжий целитель. К удивлению небесного, Ветрогон даже не подошел к раненному и ему оставалось лишь недовольно распушить усы. Хорош лекарь, ничего не скажешь.
Похоже, даже пока он спал, лагерь не смолкал ни на секунду. Тело бывшего предводителя было приведено в надлежащее состояние, а куча пополнилась свежей дичью. Торнадо почувствовал, как в животе заурчало.
Внимание привлекла хорошенькая бело-серая кошечка, сновавшая меж соплеменниками как маленькая птичка. От буромордого не  укрылось то, как она общалась с дочерьми. Пушистый хвостик трогательно развевался на ветру, заметив, что воительница двигается к нему, Торнадо распушился и приготовил свой самый лучший взгляд.

  — Мучаюсь от околосмертельной раны, - он ответил совсем просто, без издевки и резко завалился на бок, выворачивая переднюю половину тела, демонстрируя самке широкую грудь - пустяки, птенчик, не беспокойся ты так, - его забавляла способность кошки принимать все близко к сердцу, охала она уж очень умильно. Медные глаза сошлись в узких щелочках, в них мелькнула донельзя непотребная мысль - куда больше меня сейчас терзают одиночество и голод.. не знаю уж что и сильнее.
Торнадо глядел на миниатюрную фигурку снизу-вверх, смяв шерсть на щеке; он не хотел лишний раз пугать новую знакомую своими размерами или доминирующим положением.

+2

264

- Штормогрив принес его сюда.. Он тоже был ранен, - Пшеничка с серьезный выражением мордочки следила за каждым движением Уголёк. Недовольно ударив толстым хвостом о землю, полосато-серебристая быстро помотала головой в поисках наставника. А его будто и след простыл...
"Ну, как обычно. У глашатаев всегда столько дел", - то ли огорченно, то ли озлобленно пророкотал внутренний голос. Пшеничка вопрошающе посмотрела на сестру.
- Ты знаешь где он сейчас? - внезапно до ушей донесся хруст снега. Пшеничка отвела уши в сторону источника звука, но не спешила поворачиваться к соплеменнику. Ветер донес знакомый запах Ирисовки и серебристая тут же надела маску непоколебимого змея и равнодушно оглянулась на рыжую кошечку.
- Привет. Я не помешаю тут? - голос большеухой ученицы был тих и мягок.
Пшеничка повела плечами. К Ирисовке кошечка относилась с неким равнодушием. Ее чересчур мягкий, ранимый характер заставлял дочь Лучик разве что сожалеть. Полосатая никогда не общалась напрямую с Ирисовкой, поэтому не знала как реагировать на ее слова. Одобрительно моргнув, она заглянула прямо в глаза лопоухой и спокойно ответила:
- Нет, садись, - к счастью Уголек подозвала Ирисовку к себе и пшеничке не нужно было терзать себя мыслями, что же делать с рыжей ученицей, которая сидит прямо у бока. Так хоть сестра отвлечет ее внимание. Внезапным жестом стала забота со стороны рыжей, которая предложила съесть всем по кролику. Пшеничка добро усмехнулась в усы, но ничего не ответила.
"По кролику. Это можно всю неделю потом не есть. Или попасть к Ветрогону с болью в животе",- пронеслась мимолетная мысль.
Параллельно с этим Уголек рассказывала о всех событиях в лагере. И с каждой новостью голова будто наполнялась водой. Куча информации и вся не положительного характера. Прекрасно. Узнав о задерживающемся патруле, Пшеничка вытянулась в струнку и принюхалась. Пока никаких признаков патруля... Не сказать, что это сильно обеспокоило ученицу, но напряжение в мышцах не проходило. Либо они задержались в охоте, либо по пути что-то случилось. Но об этом они узнают позже. Сейчас голова Пшенички была забита совершенно другими мыслями. Из легкого транса кошку вывел приметный соплеменник.
- Тьху! Вроде только упал с неба, а такой невкусный, - послышалось где-то издалека. Пшеничка резко обернулась. Как и полагается судьбе, дядюшка Высверк умудрился угодить  в белоснежный сугроб. Серебристо-полосатая нахохлилась и распушила хвост. Поднявшись на лапы, она словно на цыпочках, медленно отошла в сторону, уступая дорогу молодому воину. Даже близкое нахождение с этим недотепой заставляло Пшеничку вздрагивать в гневных муках.
- Ежики летящие, и почему я не удивлена, Высверк... - недовольно буркнула Пшеничка вслед Высверку, находясь за спиной Уголек. Демонстративно закатив глаза, она неодобрительно проводила взглядом дядю и громко выдохнула, теша себя мыслью, что воин не составит им компанию.
Так же внезапно на поляне появилась мама. И конечно же ее прямым долгом было подойти к своим дочерям. Выдвинув повторное предложение перекусить, Пшеничка довольно мурлыкнула. Уговорили, время покушать. Молча, ученица направилась к куче с добычей и выбрала оттуда недавно пойманного кролика. Тушка была практически размером с саму Пшеничку, поэтому тащила она добычу пятясь задом к оруженосцам. Доволочив тушку до сестры и Ирисовки она бросила ее посередине. Выплюнув шерсть, застрявшую между зубов, Пшеничка посмотрела сначала на Ирисовку, а потом на Уголек. В животе громко квакнуло. Но приступать к приему пищи она не спешила. Пусть сначала сестра выберет себе лучший кусок.
Забота. Как давно Пшеничка не проявляла к кому-либо заботу. И сейчас все происходило на автомате. Это не была демонстративная выходка, кошкой двигали чувства. Она и забыла, как здорово, когда тебя окружает семья. И даже несмотря на отдельных ее представителей - кошка многозначительно глянула на Высверка - она была счастлива ощущать себя частью этого семейства.

Отредактировано Пшеничка (2018-01-22 21:17:14)

+3

265

предстепье ---->

Испуганная, а оттого еще более быстролапая Воробушка поняла, что нужно бежать. Бежать со всех лап, до онемения в подушечках, до боли в легких, которые терзал морозный воздух: так часто дышала маленькая рыжая ученица. Еще луны не прошло с ее посвящения, а она уже видела страшное.
Изредка, дерганным движением оборачиваясь на Ибиса, даже на Яролапку, которую пламенная малышка невольно обогнала, Воробушка все бежала, и сердце едва не заныло от облегчения, едва она увидела знакомую поросль сухой травы, родные камни, означающие лагерь.
Никогда еще прежде она не ощущала, что ее дом такой безопасный.
- Там... там... - перебегая взглядом от Лучик к Высверку, бросая взгляд на Пшеничку, на Грота, метаясь от одного взрослого кота к другому, Воробушка, являя собой зрелище истинного страха, распушилась, едва не плача от того, как заплетается язык: страх, холод и долгий бег были ей не на пользу.
- На нас напали... - выдавила из себя малышка, в панике ища глазами наставника. И Львинолапа. Так хотелось спрятаться в его родной шерсти!
- Там Люто... волк был! И потом двуногие с огне... палками, и... и... - теряясь в последних словах, Воробушка жадно хватала воздух, но теперь не от одышки: малышку постепенно охватывала истерика.
Едва не срываясь на плач, рыженькая даже не почувствовала негодования к самой себе: уже ученица, а хнычет и захлебывается рвущимися наружу слезами, но все это было пустое, потому что...
- ... Звездолет... умер, - тихо всхлипнула она, наконец осев на землю и опустив голову между передних лап. Ссутулившись, ученица почти касалась носом земли, и только мелкие, торчащие крылышками тощие плечи дрожали от пережитого.
И от глубокой скорби, которой Воробушка прежде еще не знала.

+4

266

— Мучаюсь от околосмертельной раны, - Лучик скривила мордочку в сочувствующее выражение, поспешно отводя взгляд от раны - от вида крови ей становилось тошно. Погодите ка...как он её назвал сейчас?
- Птенчик? - кошка удивлённо округлила глаза, с явным непониманием происходящего глядя на небесного котика. Это оруженосец сейчас флиртовал с ней? Оруженосец? Серьёзно? Да быть такого не может! Кого может заинтересовать королева с многочисленной оравой детей, да ещё и с таким ужасным шрамом на передней лапе, который не скрывает шерсть?
Кажется только Золотарник и клюнул
Пятнистая воительница почувствовала подступающую к горлу злобу, вспомнив этого...этого...мерзавца. Но ведь когда-то она нравилась ему...видимо тогда ему что-то застилало глаза. Кому может понравиться Лучик?
- Куда больше меня сейчас терзают одиночество и голод... - слова соседа вроде отвлекли её от предыдущих мыслей и глаза кошка вновь загорелись вниманием и заботой.
- Думаю, оба этих момента можно исправить, - мило улыбнулась Лучик, решив упустить момент про отнесения её персоны Торнадо к пернатым. Возможно это у небесных такое обращение в ходу. Всё таки небесное племя.
Наверное я могу принести ему мышку или полёвку...наша куча от этого не обеднеет, охотничий патруль вроде принёс достаточно добычи...
Бывшая королева отошла от Торнадо и уже намеревалась подцепить что-нибудь в куче с добычей, как вдруг на главную поляну буквально влетела Воробушка. У кошки аж всё похолодело внутри, как только она увидела её выражение мордочки и что читалось в её глазах. Лучик словно даже шерстью чувствовала, как страшно её приёмной дочери.
- На нас напали...Там Люто... волк был! И потом двуногие с огне... палками, и... и...... Звездолет... умер - у пятнистой воительницы даже рот приоткрылся от шока. Столько всего ужасного и сразу...голова Лучик не могла так быстро всё это переваривать. Но за одно она сейчас могла уцепиться: её дочь жива и невредима, кажется на ней даже не было никаких царапин.
Моментально забыв про Торнадо, кошка в мгновение оказалась рядом с Воробушкой спрятала её под своей грудью, загородив от остальных соплеменников лапами и принялась взволнованно вылизывать её макушку и ушки.
- Теперь всё хорошо, милая...Теперь ты здесь, со мной, - мяукнула бывшая королева, которая даже немного распушилась от волнения.
***
Когда всё утихомирилось, кошка отправила своих детей спать, и сама устало направилась в палатку воителей.
>>>палатка воителей (ночь) >>>палатка учеников (утро)

Отредактировано Лучик (2018-02-12 01:46:17)

+3

267

---> Палатка целителя

Собственные раны сразу же забылись, как только Штормогрив увидел новых раненных. Быстрым шагом он подошёл к израненному Ибису и принял у него тело Звездолёта. В нос тут уже ударил палёный запах, перемешанный с запахом крови. Сомнений не оставалось: нанести рану с таким неестественным запахом способен только двуногий. Сердце Штормогрива билось жестоко и часто, когда он переваливал на своё плечо меховое, еле тёплое тело, ещё не успевшее окоченеть. Худшие ожидания сбылись: его предводитель оказался смертен.
Штормогрив почувствовал, как кровь Звездолёта медленной, тягучей линией стекает по его плечу, пачкая повязку. Он вытащил предводителя на середину поляны, как полагается по традициям племён, и положил на некотором расстоянии от тела Грохота Звёзд, чтобы около каждого из мертвецов могли собраться родственники и близкие, и почтить память погибших. Попрощаться с ними.
Штормогрив слышал плач Воробушки, но понимал, что не сможет утешить её лучше, чем подошедшая мать. Всё в её обрывочных словах было так естественно и понятно Штормогриву, так легко объясняло смерть Звездолёта. Кроме одного имени.
- Лютоволк, - слово упало каменной плитой и скрыло снег за темнотой холодного гранита. - Это тот кот, которого несколько лун назад изгнали из Речного племени? - полувопросом-полуутверждением произнёс Штормогрив, зная, что Вьюговей рядом, несмотря на то, что глашатай не видит его перед собой. Вьюговей услышит его и даст своё тихое согласие. Неизвестно, кто из них крепчайший монумент - он сам или его брат.
Штормогрив чувствовал свою вину в произошедшем. Если бы он не рванулся искать Льняноглазку, если бы не тащил назад окостеневшее тело Грохота Звёзд... быть может, ему удалось бы отправить поисковой отряд раньше, и Звездолёт был бы жив. Но игрушки двуногих и их гремящие палки всё равно настигли бы кого-то. Не Звездолёта, так кого-то другого. А позволил бы Звездолёт умереть соплеменнику, вместо себя?
Штормогрив опустил взгляд на лежащего предводителя. Двуногий, казалось, раздробил его кости, образовав на его теле страшную рану. И как эти неуклюжие мерзавцы вытворяют такое? У них нет когтей, а их зубы похожи на зубы травоядной овцы. Какие силы помогают им творить разрушительное зло?
Штормогрив опустился на землю, зарываясь носом в мягкий, мокрый загривок Звездолёта и вдыхая его запах. Ему было плевать на то, что пахло горелой плотью. Перед ним лежал его мёртвый друг. Товарищ, который когда-то готов был сражаться с собакой, чтобы спасти его. Товарищ, доверившийся ему настолько, что избрал собственным глашатаем. Двое его лучших соплеменников лежали перед ним, мёртвые. Они буквально оставили его у разбитой палатки. Наедине с огорошенным, сбитым с толку племенем. Послушают ли они его, Штормогрива, видя мёртвых предводителей и раны живых соплеменников? Ему пришлось бы проявить невероятную красноречивость, чтобы заставить их слушать.
- Вот здесь и разошлись наши пути, Звездолёт, - прошептал Штормогрив в шерсть предводителя. - Без тебя солнце станет чуть бледнее, а ночное небо ярче на одну звезду. Ты будешь очень яркой звездой.
"Вы оба будете яркими звёздами, мои предводители, друзья, наставники".
- Я не брошу тех, кто был тебе близок Звездолёт. И всё наше племя. Не затмить их горечь по тебе, но я подставлю им своё плечо, когда это понадобится. Ради тебя, который пожертвовал бы собой ради каждого из нас. Ради тебя.
Штормогрив поднялся и сделал несколько шагов назад. Отступил, давая попрощаться другим. Он не стал взбираться на скалу или созывать всех. Они и так были рядом, оплакивающие Грохота Звёзд. А теперь ещё и Звездолёта. Знаменательный день для племени Ветра, когда придётся попрощаться с двумя предводителями сразу. Знаменательный горько и нехорошо.
Штормогрив не думал о том, что будет делать дальше. Он чувствовал, что сейчас от горя, захлестнувшего лагерь, никто не сможет дать ему дельного совета. А самому ему, Штормогриву, нельзя поддаваться горечи, кричать в исступлении или вести себя иным эмоциональным образом. Если последний оставшийся в живых глашатай впадёт в панику, кто возьмёт контроль над племенем? Штормогрив, вместо того, чтобы впадать в панику, стал мрачным и скорбным монументом. Но кровь, текущая под повязкой из раны, казалось ему, вытекает из самого сердца. И ночь, неожиданно тёмная, накрывает племя непроглядным, нерушимым покрывалом. Смертельно удушающим. Отчаянным, безумным. Штормогрив знал, что над его племенем кружатся огромные, тёмные птицы с клювами из мёртвой материи двуногих. Он знал и ощущал это как осознание того, что что-то может быть хуже смерти Грохота Звёзд. Что-то может быть в разы темнее и опаснее. И с этим "чем-то" даже ему, отважному безумцу, не справиться одному.

Отредактировано Штормогрив (2018-01-23 01:07:37)

+7

268

предстепье ▼ 

Шаги давались трудно, несмотря на то, что труп казался неожиданно легким. Когда-то белые, теперь уже запачканные кровью, лапы Звездолёта волочились по земле свисая с боков Ибиса, бывший предводитель был несколько крупнее; иногда и вовсе приходилось останавливаться и поправлять сползающее, кровоточащее из зияющих ран тело. Невольно он представлял, как чужая кровь попадает в его собственные раны, смешивается, занося инфекции, вызывая лихорадку. Мышцы натужно скрипели, лапы подкашивались, но разум Ибиса был непривычно чист - похоже только доводя себя до износа, удавалось вытряхнуть из головы все лишнее.

Он добрался до лагеря намного позже быстроногих учениц. Рыжая шерсть Штормогрива выделялась на поляне огненным всполохом, он едва сдержал стон облегчения, когда кровавая ноша покинула плечи. Благодарно кивнув глашатому, Ибис по-очереди вытянул все лапы, залитые кровью, дрожащие от перенапряжения и усталости. Собственные раны запеклись и отдавали едва заметным пощипыванием, лишь самая крупная, на груди, все еще кровила. Стараясь не думать о своем внешнем виде, он обвел лагерь быстрым взглядом, но, убедившись, что Штормогрив занят, отошел в дальний конец поляны, к большому рыхлому сугробу. Зачерпывая белоснежные горсти, прикладывая к горевшему от царапин и изнеможения телу, беззвучно порыкивая от боли, Ибис счищал с себя кровь, чувствуя как постепенно подмороженная шкура немеет и успокаивается.

Отредактировано Ибис (2018-01-23 15:25:42)

+4

269

- Я тебя разбудила? - голос Уголек заставил маленькую ученицу поспешно помотать головой. Она ведь не хотела заставлять кого-то чувствовать виновато из-за своих ночных похождений.
- Я просто услышала копошение на поляне, думала патруль, а оказалось.. - она тяжело вздохнула и немного сгорбилась, посматривая в сторону остывшего тела. Сейчас у них нет предводителя и это наверняка плохо, что если другие племена воспользуются? Или, не дай Звездное племя, одиночки!
Конечно не помешаешь, глупая, ты же такая теплая! - эти слова и явное предложение сесть ближе немного озадачили Ирисовку, заставляя ее растеряно обернуться, словно убеждаясь, что это сказано ей. Но после она не стала медлить и секунды, осторожно присаживаясь рядом и прижимаясь к теплому боку соплеменницы. Она не любила сезон Голых деревьев, во время его все кажется страшнее и опаснее в несколько раз. Да и холод покалывает лапы, заставляя переминаться и прикрывать их тонким хвостом.
Уголек делилась новостями и ученице от этого легче не становилось. Было немного страшно, в племени творится неладное, а ведь они никак не могут помочь! Ей не нравилось быть бессильной перед опасностью, это всегда напоминало ей о наставнике. Рядом с ним она чувствовала себя раз в десять слабее и меньше, чем ей кажется обычно.
- А ты не лопнешь? - почти повисла напряженная тишина, когда эти слова заставили Ирисовку тихо рассмеяться, тыкаясь носом в мягкое плечо подруги.
- Ну нам же нужно расти? - вторя ее веселому тону, поинтересовалась рыжая. Она чувствовала себя более-менее уверенно, до того как Лучик подошла, все же большинство взрослых заставляло ее чувствовать себя неловко. Приветливо улыбнувшись, она подняла взгляд, ближе прижимаясь к Уголек. Так было спокойнее.
Провожая взглядом Пшеничку, ученица встрепенулась, немного копаясь в снегу под ногами, словно обдумывая что-то. Эти две сестры были такие разные, но проблема была не в этом. Кое-что заставляло Ирисовку чувствовать себя лишней.
- Я наверное помешала семейному общению, извините. Мне кажется она меня недолюбливает. - тихо пробормотала она, но после опомнилась и поспешила объясниться. - Я не говорю что она плохая! Просто немного неловко.
Рыжая правда хотела нормально поговорить, но снова начала нести какой-то бред, за что мысленно себя поругала. Но когда к их лапам упал кролик, она подняла взгляд на Пшеничку и благодарно улыбнулась. Правда есть не приступала, пока сестры не начали.
- Сегодня в племени неспокойно. - еле слышно, себе под нос, пробурчала малышка, осторожно вгрызаясь в кролика.

Отредактировано Ирисовка (2018-01-23 18:25:57)

+3

270

Уголёк коротко мурлыкнула и податливо потянулась к подошедшей матери, принимая ласку. Заметив смущение сидящей рядом подруги, она пощекотала ее спину хвостом. Глядя вслед уже отошедшей к старшим Лучик, пятнистая в который раз с любовью подумала, какая же у них ласковая и красивая мама.
Проследив за опущенным носиком Ирисовки, кошечка с добрым смехом переворошила маленький сугробик у ее лап, поднимая голубые глаза к зеленым. Но взгляд рыженькой отчего-то был совсем невеселым. Вначале Уголёк даже нахмурилась, но потом дернула ушками, сбрасывая оцепенение и с мягкой улыбкой сняла несколько снежинок с усов подруги.

  — А мне иногда кажется, что и меня, - просто ответила малышка, все еще не убирая лапку от ушастой мордочки - знаешь, я думаю, что у нее такой нрав, - Уголёк помялась, закусив губу и глядя на подходящую к ним сестру. Ей не слишком нравилась идея говорить у кого-то за спиной, но ведь их слова не содержали зла. У кошечки не было слишком уж большого опыта в отношениях между котами, да и знаний о жизни в детской головке было немного, но за соплеменниками наблюдать она любила и точно знала - каждый из них очень разный, но ко всем можно найти свой подход. Уголёк в это верила.

  — Спасибо, Пшеничка! - в очередной раз проведя хвостом по короткой шерстке Ирисовки, будто в завершение разговора, она поднялась на лапки, оглядывая крупного крольчищу, принесенного сестрой. Похоже обе ученицы ждали чего-то от нее и Уголёк честно разделила дичь, на три равных куска, после удовлетворенно оглядывая свою работу, вытерев лапки о снег.

  — Шептун говорит, в сезон Голых Деревьев всегда тяжелее всего, - она пожала плечами, вдруг вспомнив о наставнике и оглянувшись в сторону целительской.
А спустя мгновение донесся топот маленьких лапок.
Склонившаяся было над едой, Уголёк подскочила, уже чувствуя нехороший ком в горле. А как увидела Воробушку, вся распушилась, прижимаясь к сидящей рядом подруге, пытаясь успокоить этим не только ее, но еще и себя. Воители вновь засновали, лагерь наполнился голосами. Приглядевшись к ученицам, Уголёк заметила на их шкуре отметины.

  — Они ранены.. - тихо выдохнула, чувствуя, как сгущается морозный воздух. Улегшийся страх усилился, но пятнистая до последнего пушилась и напрягала готовые затрястись в любой момент лапки.

Отредактировано Уголёк (2018-01-23 20:23:50)

+4

271

- Спасибо, Пшеничка! - кошечка с чувством выполненного долга чуть выпятила грудку и искренне улыбнулась сестре. В один момент переведя пшеничный взгляд на Ирисовку, ученица тут же изменилась  в выражении мордочки. Сделавшись не по-детски серьезной, она указала глазами на треть тушки кролика, чтобы рыжая кошечка приступила к трапезе. Сама же Пшеничка не спешила вонзить клычки в свежее мясо. Ее внимание привлекал чужак, лежавший неподалеку от них. И, ох уж этот его нездоровый взгляд в сторону Лучик. Серебристо-полосатая нахмурилась и пристально смотрела на незнакомца.
"Почему этого мерзавца до сих пор не выгнали с наших территорий?! Плевать на раны - он чужак!" - злоба накипала и кошечка все сильнее и сильнее вонзалась коготками в белый снег. Пересекшись взглядом с Торнадо, она слегка оскалилась и прижала уши к затылку, говоря всем телом: "Только попробуй тронуть кого-то из соплеменников". Пшеничка была не из робкого десятка и она без зазрения совести непременно бы ринулась на защиту своего племени, даже с таким огромным, по ее меркам, котом. Безрассудство...
- Сегодня в племени неспокойно, - донесся негромкий голосок Ирисовки и сестра Уголек на мгновение отвлеклась от чужака. Озадаченно глянув на лопоухую соплеменницу, Пшеничка припала к земле, равняясь с рыжей глазами.
- Ага и одним голодным ртом больше, - чиркнув глазами по телу Торнадо кошечка переключилась на Уголек, - давно бы выгнали его с наших территорий. Он же всем растреплет о наших скверных новостях.
Жадно вцепившись в мех кролика, Пшеничка принялась за трапезу. Быстро прожевывая мягкое мясо, она то и дело оглядывалась по сторонам. И не зря. Небольшое рыжее тельце  в буквальном смысле влетело в лагерь.
"Воробушка..." - дыхание сперло. Сестра была ранена, а взгляд полон испуга и растерянности. Пшеничка оторвалась от кролика и настороженно подняла голову. Вслушиваясь в запинающуюся речь Воробушки, с каждым новым словом лапы серебристой немели. Рот приоткрылся от изумления. И только этого в довершение дня всем не хватало!
- Кто такой Лютоволк и огнепалки? - ошарашенно спросила у сестры и Ирисовки кошка.
Следом за Воробушкой в лагерь ввалился Ибис, тащивший на себе тело.
- Звездолет? - на выдохе прошептала ученица и вскочила на лапы. Два предводителя! И оба мертвы. Пшеничка чувствовала как к горлу подступает неприятный ком и нервно сглотнула. Даже несмотря на то, что Звездолет ломал все ее стереотипы об идеальных предводителях, Пшеничке было безумно жаль его. А больше всего было жалко свое же племя, которое за один день потеряло все.
"Звездные предки, ну зачем... зачем вы так больно объясняете?"
Полосатая замерла и не решилась подойти ближе.

Отредактировано Пшеничка (2018-01-25 22:50:53)

+3

272

палатка целителя.

Вьюговей, честно говоря, любил сюрпризы. Они всегда селили своеобразный трепет в груди, заставляли смущаться и думать о том, что преподнесший тот самый сюрприз и вправду думает о коте, раз решил порадовать его чем-то необычным. Вьюговей всегда счастливо улыбался, благодаря того или иного кота. Но за сегодняшний сюрприз благодарить было некого, равно как и некому было улыбаться.
Он высунул нос из палатки, выбираясь следом за Штормогривом, да так и обомлел, остановился на месте и вслушался в слова яркой Воробушки, которую прежде воитель знал как самую неунывающую ученицу Ветра. Ссутулившаяся и расстроенная, она казалась такой беззащитной и маленькой, что Вьюговей с трудом подавил в себе желание подойти и обнять, прижать к шерсти и согреть, мурлыча на ухо слова поддержки. Он удержался, лишь одарил теплым взглядом Лучик, подоспевшую к Воробушке. Вьюговею же предстояла задачка сложней.
Когда с лагерь вошел Ибис, Вьюговея будто бы проткнуло насквозь. Лапы задрожали, а взгляд не отрывался от черно-белой туши Звездолёта, которую тут же подхватил Штормогрив. Сначала палевый кот пытался успокоить себя добрыми словами и молился звёздам о том, что Штормогрив ошибся, и у предводителя все же есть девять жизней. Однако, зияющая рана, портящая все хорошие мысли не желала исчезать, равно как и Звездолёт не пытался пошевелиться, дабы оповестить племя о том, что он жив. С трудом оторвавшись от ужасной картины, Вьюговей кинул взгляд на своего бывшего наставника. Ибис был уставшим, потрепанным и будто бы постаревшим на много сезонов. Палевый уже было думал подойти к наставнику, оказать помощь, но вовремя остановился: Ибис прошел в дальний конец поляны. Вьюговей счёл нужным не беспокоить его.
На несгибающихся лапах, воитель подошел ближе к Штормогриву, а потом заглянул через его плечо, посмотрел на черно-белого предводителя и судорожно выдохнул. Звездолёт казался таким умиротворенным, будто бы не успел осознать, что был одной лапой в Звездных угодьях. Двуногий умертвил его моментально и, возможно, безболезненно.
Вьюговей слышал голос Штормогрива, он казался ему неестественным, далёким, но, тем не менее, довольно чётким. Он ответил на вопрос заторможено и как-то на автомате, будто бы держал ответ заранее: на подкорке головного мозга и на языке.
- Он самый. Видимо, решил идти по головам остальных племён, раз заскочил к нам, зная, что это совсем не нейтральные территории.
А затем отступил в задние ряды, позволяя Штормогриву попрощаться с тем, кто всецело доверял коту-пожару и давал ему ценные советы. Точно также, Вьюговей позволил попрощаться и остальным, не подходя к телу Звездолёта. Его душа болела, а сердце бешено билось, готовое разорвать грудную клетку на части, выскочить из глотки. Вьюговей просто не мог заставить себя посмотреть на мёртвого Звездолёта, на того, кого сравнительно недавно видел среди своего племени, с которым стоял рядом. С Грохотом Звезд прощание было менее болезненным и более холодным – Вьюговей попросту отпустил того чуть раньше, когда всплыли слова о смерти бывшего предводителя. Звездолёт же в воспоминаниях Вьюговея был живым.
Не смотря на соплеменников, палевый воитель пододвинулся поближе к своему брату, касаясь его бока своим. А затем закрыл глаза.

Отредактировано Вьюговей (2018-01-26 23:20:13)

+2

273

Каменная ещё очень долго вслушивалась в разговоры соплеменников. Но... Потом...
 
— Ммм? — похоже что-то заинтересовало изуродованную кошку среди многих слов, — Грохот Звёзд?..

  Холодный взгляд скользнул по бездушному телу кота со звездным именем. Мало кому он запомнился хорошим предводителем, но всё же для кого-то, может, он дорог...

  — Что?.. — воительница вновь уловила чьё-то имя, названное недавно, — Звездолёт!? Когда!

  С каким-то рыком молодая кошка встала с земли и быстро размяла тело после времени без движения. Обычно Каменная не подойдёт к такой куче соплеменников, но сегодняшний день самый неудачный из всех... Нужно проститься с предводителем...
  Серо-рыжая медленно стала двигаться к телу, постепенно теряющему своё тепло. Кошка надеялась пройти незаметно, но  при таком колличестве народа это невозможно.
  Вот она уже у тела. Снова замерла, как каменное изваяние. Лишь один раз она повернулась к телу другого предводителя и тут же вернулась обратно.
  Ни слова... Только тишина... Все когда-то уйдут. Нужно принять это и жить до этого момента.
  Рядом с предводителем был Штормогрив. Он что-то бормотал в шерсть Звездолёта. Взгляд зацепился за живого кота, передавая мысль воительницы.

"Всё в твоих лапах... Не разочаруй племя..."

На последнем слове Каменная сделала властную ноту и отвела взгляд, сквозь который уже просачивалась нежность.

Отредактировано Каменная (2018-01-29 17:15:49)

+1

274

Воробушка сидела, скорбно опустив голову между лап, и сотрясалась крупной дрожью. Ласковый шершавый язык приемной матери пытался сбавить эту трясучку, но разве что-то могло утешить её так быстро, когда всякий раз, когда она поднимала глаза, перед взглядом было безжизненное, страшное тело.
Еще никогда прежде рыженькая не встречалась со смертью.
Где Львинолап? Где её брат, когда он так нужен? Уперевшись щекой к лапе высокой и худощавой матери, рыженькая малышка осмелилась поднять глаза и смотреть, смотреть на все, что происходило. Воробушка ловила каждый остеклененный, скорбный взгляд, каждую эмоцию злости и непонимания, несправедливости.
И все чуть притихли, когда вышел Штормогрив. Грохота Звезд малышка не знала, да и не помнила, ведь казалось, что только вчера славный-добрый Звездолет посвящал их с братом со скалы, и Пересмешник... а где Пересмешник? Страх потери казался сейчас первостепенным, мысли путались, и наставник, который уже успел стать довольно близким ей котом, придал бы хоть немного уверенности своим присутствием.
Наверное, в каждом племени так бывает: когда умирает предводитель, скорбные, горькие взгляды устремляются в один момент на глашатая, которому предстоит взять все в свои лапы. По крайней мере, сейчас Воробушка смотрела на Штормогрива, некогда такого близкого и доброго, как на Льва из историй. Будто бы он и только он мог бы сделать что-то по-прежнему хорошо.
- М-мне говорили, ты увидишь Звездол-лета, когда получишь... свои д-девять жизней, - пролепетала сквозь успокаивающиеся слезы рыженькая ученица, несмело глядя вверх, на Лучик. И потом - снова на Штормогрива.
- С-скажи ему, что мы... мы не хотели-и..., - снова захлебываясь горькими, самыми горькими и самыми искренними слезами в своей жизни, Воробушка зажмурилась и уткнулась носом в лапу Лучик, боясь подходить к Звездолету. А вдруг это они, они виноваты, что так вышло?

+3

275

==>> Предстепье

  Яролапка вошла в лагерь вслед за Воробушкой. Дыхание шумно вырывалось из её груди вместе с облаками белого пара. Я ведь хорошо справилась с заданием! Нужно скорее рассказать Звездолёту, он похвалит меня. Это же был мой первый бой! - маленькое сердечко кошечки шумно билось в груди. Сосущее чувство тревоги где-то в животе отравляло трепет её волнения, и она огляделась у входа в лагерь, пытаясь заметить чёрную шерсть предводителя на поляне. Он всегда возвышался над другими, выделялся ярким пятном. Но теперь она никак не могла заметить её. Ученица сидела у входа, наслаждаясь последними в своей жизни мгновениями незнания. Она ещё не знает, чье тело лежит там, в центре поляны. В чью шкуру с таким горем зарывается носом Штормогрив. И она совсем не слышит слов, которые говорит Воробушку, за зычным биением собственного сердца.
  - ... Звездолет... умер, - эти звуки совсем не складывались в слова, и кошечка долго думала над ними, прежде чем смысл этих слов начал доходить до неё. Нет, это вздор, он же предводитель..
- Он не мог умереть! У него же девять жизней!.. - визгливо закричала Яролапка, подбегая к наставнику. Она почти не заметила, что последнюю свою мысль произнесла в слух. - Вы все глупые, если не понимаете этого! Он не мог умереть! Звездолёт, вставай, ты обещал пойти со мной на тренировку! - голос кошечки во время её громких криков почти срывался в ультразвук. - Звездолёт!.. - совсем уж жалобно позвала его ученица, дёргая наставника за загривок. Почему он так жестоко шутит над ней?.. она ведь всегда велась на все его шутки. Но эта - совсем не смешная. Пелена злых слёз застилала глаза кошечки, мешая ей разглядеть котов вокруг. - Штормогрив, пожалуйста, скажи ему, что это не смешно! Пусть он встанет! - всхлипывая, попросила трёхцветная кошечка у глашатая, который был от неё по другую сторону тела.
  Сознание её мутилось и отказывалось воспринимать свалившееся на него горе. Было проще отрицать его существование, чем признать и смириться.

+4

276

Уголёк хотела было доесть - не стоит разбрасываться добычей направо и налево в такой неспокойный сезон, но не могла даже сглотнуть, не то, чтобы пропихнуть в горло подмороженный кусок мяса. Когда ученица встряхнулась, длинные уши забавно щелкнули, но сейчас никто не обратил на это внимания. Она и сама пыталась сбросить оцепенение, поднимаясь на лапы и двигаясь к краю поляны, подальше от всего этого.

Вопли Яролапки разрезали воздух и пятнистая вздрогнула всем телом. Уголёк прижималась к каменной стене и озиралась так, будто находилась не в сердце собственного лагеря, а на чужой территории, где враг мог буквально материализоваться прямо перед носом, вонзить изогнутые когти в тело, разрывая тонкую шкурку, перегрызая горло.. Кошечка облизнула пересохшие губы и продолжила взбираться по насыпи, занимая наблюдательную позицию и вжимаяся в ледяную скалу. Там, внизу, сидела перепуганная Ирисовка, взъерошенная Пшеничка, заботливая Лучик - её семья и спокойнее Уголёк было не рядом с ними, а здесь, где она могла убедиться в полной безопасности своих близких. Шептун так и не показался из целительской, но на фоне общего беспокойства пятнистая практически не задумывалась об этом, уж лучше пусть наставник и его раны побудут в безопасном месте.

Спустя время Уголёк позволила себе вытянуть лапы и растянуться на скальном навесе, лишь короткий хвостик продолжал нервно подёргиваться. Она уж было начала клевать носом, когда расплывающийся взгляд уловил движение на заснеженных пустошах. Едва заметная бело-серая фигурка сливалась с местностью, но хорошо была видна на проталинах - совсем легкая и молоденькая, ее едва не сдувало ветром, да и в целом было видно, что опыта по пересечению таких открытых пространств у нее не было. Уголёк было открыла рот, но тут же поспешно его захлопнула. В лагере стало заметно тише, большинство котов разошлось по палаткам, оставшиеся скорбели над ушедшими и тихо переговаривались, вероятно, разрабатывая планы дальнейших действий.
Легко поднявшись, ученица быстро потянула каждую связку, как ее учил Шептун и, в два прыжка преодолев высоту, выбежала на примерное местонахождение заплутавшей кошечки. А что если незнакомка просто потерялась и теперь ее тоже поджарит эта палка?

▼ ручей 

Отредактировано Уголёк (2018-01-30 23:28:55)

+1

277

палатка целителя>>>

Сначала Маковке показалось, что запах крови уже ненастоящий, навеянный какими-то галлюцинациями от увиденного, или что кровь Штормогрива как-то испачкала её и теперь впиталась в шерсть. Но тут же воительница заметила Ибиса, втащившего на поляну ещё одно тело. Великое Звёздное племя, что произошло? И это... Звездолёт?! Лапы кошки подкосились и она осела на землю, лишь на пару шагов отойдя от палатки целителя, откуда выходили участники спасения глашатая. Или же, что подсказывало ей мрачное предчувствие, уже не глашатая.
Маковка видела, как по поляне прокатился ропот, а затем всё стихло. Буквально на несколько мгновений соплеменники замолчали, не веря своим глазам. Это страшно, когда мёртвых предводителей вносят в лагерь одного за другим. Едва ли когда-то в истории воителей было нечто подобное. Раздался чей-то крик отчаяния, чей-то шёпот и тихое всхлипывание. Шок проходил, и коты Ветра медленно, по очереди приближались к Звездолёту и Грохоту Звёзд, чтобы почтить их память. Наверное, это будет самая мрачная ночь в жизни всех её соплеменников.
Палевая воительница поднялась лишь через несколько минут. Она на негнущихся лапах приблизилась к чёрно-белому телу, отчаянно вглядываясь в спутавшийся и пропитанных кровью мех, будто ища доказательства. Он не мог умереть. У него ведь девять жизней.
Маковка подняла голову и нашла взглядом Яролапку, которая недавно прокричала то же самое. Наверное, об этом сейчас думали все, находившиеся на поляне. Кошка опустилась на землю, утыкаясь носом в пропахшую каким-то едким запахом шерсть Звездолёта. Она хотела бы знать, что случилось, но у неё не было сил даже придумать какие-то прощальные слова. Маковка лишь несколько секунд недвижимо лежала у тела своего предводителя и пытаясь свыкнуться с мыслью, что его больше нет.
Едва ли кто-то из котов Ветра сможет быстро смириться с этим. Этой ночью племя не будет спать, оно будет оплакивать своих лидеров. Маковка хотела бы быть здесь, но не могла. Её душил этот кровавый смрад, её лапы тряслись от пережитого, а разум отказывалась мыслить здраво.
Кошка поднялась и поспешила отойти, чтобы дать попрощаться другим. Затравленным взглядом она глядела себе под лапы, пытаясь собраться и понять, что делать дальше. Нужно... бежать. Бег помог бы ей, отрезвил мысли. Она надеялась на это.
Воительница засеменила к выходу, склонив голову и молясь, чтобы никто не заподозрил в этом ничего плохого. Просто освежиться.

>>>одинокое дерево

+3

278

Только заманчивых видов королева пошла на контакт и даже, казалось, собралась угостить его из кучи, как вновь все пошло наперекосяк. Торнадо был в лагере пустошных куда меньше луны, а калейдоскоп событий не собирался останавливаться, удивляя чужака своей многогранностью и пестротой оттенков. Немудрено, что ветряки такие доходяги и чутка двинутые - влачить на себе такое существование нужно уметь. Буромордый с недоумением разглядывал тело и скорбящих котов. Редкие вопли и всхлипы ничуть его не беспокоили, больше всего сейчас давил голод, ну а скука подзуживала.
 
  — Выходит, Штормик теперь предводитель.. - ни к кому не обращаясь, пробубнил под нос, разминая затекшие лапы и, неловко подбоченясь, поднимаясь. Связь между нахально-собственническим поведением глашатого и скорой смертью предводителя напрашивалась сама собой. Подобные мысли никогда не задерживались у Торнадо в голове слишком долго, а потому он тут же променял их на палевую фигурку у тела Звездолёта. Она не была статична дольше пары мгновений, все время трепыхалась и буромордый нервно сглотнул. Похоже, малышка была на пределе.

Он лежал слишком далеко, чтобы разглядеть взгляд Маковки и подробное выражение ее морды, но движения кошки без труда выдавали внимательному наблюдателю внутреннюю, едва скрытую тревогу. План в голове возник сам собой. Убедившись, что большинство ветряных на поляне слишком увлечено своим горем, Торнадо прошествовал к выходу, держась скалистой глыбы, возле которой лежал, поворачивая и скрываясь за ней же.

▼ одинокое дерево 

+1

279

- Главная поляна

На поляне уже слышались всхлипы, когда Ветрогон вышел из своей палатки. Целитель увидел, как мрачно Штормогрив взял с плеч Ибиса мёртвое тело и положил его на середину поляны рядом с Грохотом Звёзд. И покинул их сегодня Звездолёт.
Ветрогон тяжело вздохнул, выпуская из о рта пар и впился когтями в землю. Звездоцап тебя подери. Целитель лелеял надежду, что найдет своего предводителя и тотчас же отправится с ним к Лунному Озеру, несмотря на усталость. Но теперь было уже слишком поздно.
Почти всё племя подошло к телам и стало шептаться, качая головами. Кто-то даже начал всхлипывать. Ветрогон подошёл к остальным и положил возле тел нужные травы, чтобы смазать тела. Кот внимательно оглядел жуткую рану Звездолёта и тяжело вздохнул. Смерть наступила мгновенно. Я рад, что ты не мучился.
— Увидимся во снах, приятель, — грустно покачал головой Ветрогон, чувствуя горечь на зубах.
Он видел последний раз Звездолёта пару часов назад, когда уходил на встречу с предками, а теперь...
Ветрогон подошёл к Грохоту Звёзд и стал натирать его промёрзшую шерсть мальвой. Запах смерти и холода хоть на мгновение мог отступить. Тоже самое он проделал и с телом Звездолёта. Врачеватель заметил, что Мегера не пошла за ним и тяжко вздохнул. Похоже, что я не справляюсь с вашей миссией, Звёздное племя, и, признаться, я уже отчаиваюсь. Наверное, вы всё-таки были не правы, или это я неверно истолковал знак.
- Штормогрив, пожалуйста, скажи ему, что это не смешно! Пусть он встанет! — тем временем всхлипывала Яролапка.
Ветрогон, покончив с делами у тел, приобнял хвостом ученицу за плечо.
— Всё племя скорбит вместе с тобой. Уверен, он благополучно добрался до Звёздного племени и сейчас наблюдает за тобой и за каждым из нас с небес, — успокаивающе прошептал целитель и отстранился от Яролапки, подходя к Штормогриву.
Его сын замер, как изваяние.
— Штормогрив, я знаю, что ты хочешь попрощаться с ними, но племя Ветра не может быть без предводителя. Настоящего предводителя, — голубые глаза блеснули. В них явно было что-то, чего Ветрогон не мог бы сейчас сказать, поэтому он продолжил, уже перейдя на другую тему: — А ещё я не заметил на поляне Торнадо. Если он наш пленник, то ведёт себя отнюдь не так, раз позволяет себе шастать, где ему вздумается. Понимаю, что я лезу не в свои дела, но у племени Ветра сейчас горе, и нам не нужны чужаки. Надо найти его и вышвырнуть куда подальше. Небесный оруженосец не должен осквернять наши земли и непохороненных предводителей.

Отредактировано Ветрогон (2018-02-09 07:59:05)

+8

280

— О-о, привет, моя милая племяшка. Выглядишь очаровательно и так, будто хочешь сделать из моей весьма милой шкурки подстилки. Прости душевно, но подстилок получится маловато – так что я ещё поживу. Наверное. Если твой взгляд не убьёт, — молодой котик задорно махнул тонким хвостом серенькой ученице, светло улыбаясь и весело сверкая ярко-голубыми глазами. Забавная она, всё-таки, эта Пшеничка. И необычно разговорчивая для своей-то любви к общественности. Вон взяла бы пример с Грота, который уже был затыкан по самое не хочу лапкой Высверка, но отзываться всё равно не спешил. Буро-белый театрально вздохнул, напоследок ещё помяв плечо братишки. Невольно это действо вызвало наполненную тёплыми цветами картинку о тех временах, когда молодой воитель был совсем молодой и не совсем воитель. Котёнком, проще говоря. Почти осязаемо от мыслей повеяло тёплым вересковым запахом,  обретавшимся в чёрной шерсти. — Папа любил катать меня на спине. И о-о-ох, как же потом смешно мяукала мама. Это просто все птицы окрест нервно падали с веток. А как-то раз, ближе к ночи, мы вообще ушли далеко-далеко. В поле, — Высверк помнил ту ночь, будто она была вчера.
Наполовину неосознанно самых близких друзей юнец потом таскал на то же место, показывая звёзды, различая среди них скопления побольше и гордо говоря – «созвездия». Как когда-то учил его отец.

— «Смотри, Сверчок, это просто. Знаешь много-много цветов в одном месте? Да-а, правильно, соцветие. И откуда только успел выучить, неугомонный. Ладно-ладно, продолжаю. А вот смотри на небо. Видишь звёзды? Некоторые – одиночки, почти как наш хмурый предводитель, другие же держатся друг друга – и это называется «созвездие». Как-как, говоришь? Если что-то «со», то это сразу много и связано? Ба-а, о таком я не задумывался, — котёнок-Сверчок тут же начал смешно бить маленькими лапками от души веселящегося большого кота, яростно отстаивая свою точку зрения. Мол, соплеменники ведь тоже «со»! По-тёплому удивлённый взгляд янтарных глаз отпечатался в памяти навсегда.
— Да. Соплеменники связаны, как созвездия или соцветия. И когда один цветок увядает или одна звезда гаснет, общие чувства, общая любовь не прекращается.
— Но зачем чему-то гаснуть?», — ответ Высверк ищет до сих пор. Пока, за свою весьма короткую жизнь, он видел лишь одну смерть – уход прошлого глашатая. Их «хмурый предводитель» в тот день, казалось, открыл новую степень хмурости.
Котик думает, что это было очень несправедливо – ведь похоже, что кто-то уходит тогда, когда он сам готов уйти, а не когда готовы окружающие. Да и вообще! Как можно просто так взять – и навсегда покинуть жизни своих близких.

— А? — буро-белый смешно дёрнул ушами с небольшими светлыми кисточками, смутно видя перед собой нечто маленькое и пёстрое. Возвращаться в реальность было крайне тяжело – теперь-то Высверк в полной мере понял молчаливого Грота. Взгляд постепенно прояснился, цепляясь за то самое «маленькое и пёстрое». — Воробушка..? — воитель резко подорвался с места, лишь чудом не запнувшись о собственный хвост. Маленькая ученица выглядела напуганной до боли где-то в грудной клетке. Высверку захотелось обнять и отогреть непоседу, но похоже душевные порывы было суждено прервать плохим вестям с полей. Юнец, прыгая за спинами подошедших вперёд длиннолапых соплеменников, усиленно пытался хоть что-нибудь расслышать. Хотел как лучше, а удалось лишь «Лютоволк», называется. — Лютоволк? Очень-очень знакомая штука. По-моему, одна знакомая одиночка его упоминала в качестве какого-то очень коварного кота. Жаль, больше ничего не сказала, — пока молодой воитель усиленно пытался припомнить больше сведений, к Воробушке уже подбежала Лучик, тотчас окутывая маленькую кошечку заботой, а ещё показался Штормогрив. — Больше рыжих на этой поляне, — нашё-ёл время для шуток, бравый ветряк, нашё-ёл. Ну ничего, всё — как папа учил! Подождите.

— Штормо..грив? Что происходит? — впрочем, вопрос был скорее риторическим – в сердце племени показался хмурый Ибис, тяжёлый запах крови от коего буквально кричал о своём присутствии. А ещё был другой запах – тёплый, вересковый. Высверк вдохнул так много, как только смог, но всё равно казалось, будто он задыхается, а на грудь неприятно давит чья-то тяжёлая лапа. Рядом кричала Яролапка.

— Что происходит? — хриплым, постепенно затихающим голосом переспросил миниатюрный котик, отступая назад и мотая головой. Одна лапа скользнула по наледи – и воитель шлёпнулся на землю, расширив голубые глаза. Из горла вырвалось жалобное мяуканье – Высверк плохо понимал, почему. Пожалуйста. Пожалуйста, кто-нибудь. Пусть кто-нибудь придёт и заберёт эту странную, стылую боль.

— Пожалуйста.. — донёсся срывающийся на тихий кашель шёпот от буро-белой фигурки. Но никто не отзывался – на поляне будто выключили разом все звуки. Только что-то говорил Штормогрив, но было совершенно не разобрать. Рыжий кот склонился над..

— Пап? — Высверк хотел прокричать «вставай», да осознание накатило прежде – не встанет. Больше никогда не встанет. И не заговорит, не посетует весело на недотёпу-сынка, по старой памяти улёгшегося на спину отца, не будет гордо пытаться затащить наследственно-неуклюжие длинные лапы на высокое священное дерево. Не будет ничего. Голубоглазый юнец пытался справиться с этой мыслью, совладать и понять. Но как, как в лагере, где всё буквально напоминало о Звездолёте.. Может не быть Звездолёта?

«И когда один цветок увядает или одна звезда гаснет, общие чувства, общая любовь не прекращается»

А что делать, пап, если они погасли – все?

Высверк резко вскочил и в глазах тотчас потемнело. На негнущихся, почти бесполезных, отвратных лапах юнец подался из лагеря со всей возможной скоростью. Скорее. Куда-нибудь туда, отсюда. Не видеть, не слышать ничего. Пожалуйста. Бежать до колющей боли в груди и может быть тогда она заглушит ту, другую боль.

→ подальше

Отредактировано Высверк (2018-02-07 21:22:01)

+6


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » главная поляна