cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » палатка целителя


палатка целителя

Сообщений 101 страница 120 из 121

1


Целительская представляет собой небольшой туннель образованный двумя рядами пары густых кустов утёсников, в пространстве меж которых проживает сам целитель вместе со своим учеником. Палатка, как и многие другие, упирается в крутой склон, окружающий весь лагерь; таким образом, целительская будто имеет травянистую «стену» в конце, что находится напротив входа. Почва перемешана с насыпью камней, в щели меж которых целители складывают пучки запасов трав. Под склоном обычно лежит влажный мох для питья. По углам находятся подстилки целителя и его ученика, а далее, уже у боковых сторон палатки, образованных утёсником, располагаются подстилки для больных. Густые ветви кустарника образуют плотный полог над головами котов, что надежно защищает их от осадков.


0

101

[NIC]Степная Звезда[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/fWSUp.jpg[/AVA]

Степная Звезда поджала губы, размеренно помахивая тонким хвостом и наблюдая за ожидаемо дикой реакцией Высверка. Да уж, сказал бы кто ей в ее луны, что она станет слепой и никчемной - сама бы повыцарапывала глаза такому гонцу, а тут уж... Сокрушенно помотав головой, бывшая ветряная предводительница дала воителю несколько минут осознать происходящ... произошедшее.
Сначала, конечно, было отрицание.
После - принятие, и это было хуже всего. Степная Звезда очень старалась, но не сдержала в глазах толику жалости.
- Я хочу помогать племени, быть воином, - светлошерстный бессильно опустил голову, и палевая осторожно коснулась кончиком хвоста его плеча в качестве сомнительной поддержки, - смотреть на звёзды. А ещё видеть, видеть, понимаете, счастливые морды окружающих. Только не провести жизнь лежачим камнем в каком-нибудь замшелом углу. Пожалуйста.
Предки милосердные, не проси! Не могу!
- Высверк, тебе очень далеко до лежания в углу, соберись, - строже мяукнула Степная Звезда, и хвост уже не ласково поглаживал, а щелкал по носу светлошерстного.
- Почему тебя я всё-таки вижу? Чудо Звёздных предков? - не без горечи хмыкнул Высверк под одобрительный взгляд предводительницы.
- Вот то-то и оно, дай сказать. А то разнылся как котенок грозовой, мямлишь и мямлишь, - надеясь, что эта легкая строгость слегка взбодрит юнца (ну да, Степная Звезда была мудрой, но совершенно несведущей в тонкостях души кошачьей дамой), палевая уже хотела было перейти к самому главному.
Но Высверк, оказалось, обладает умом и сообразительностью, что, в общем-то, не удивляло предводительницу прошлого: все-таки, не зря решили к нему обращаться.
- Степная Звезда, я понимаю, что не целитель для таких просьб. И уж тем более не предводитель. Хотя вот последнего у нас нет совсем. Можешь навести на мысль, дать маленькую подсказку, кому суждено помочь Ветру разобраться со всей этой хвойнёй?
- Юноша! - раздув ноздри, округлила глаза кошка от такого бесстыдного словоизвержения. Однако, когда короткий загривок пригладился, а глаза еще оставляли налет праведного гнева, Степная Звезда, едва не забыв текст пророчества, тряхнула головой и собралась:
- В свое время бы заставила мыльным корнем рот полоскать... - ворчала палевая, часто моргая и вспоминая.
- Запоминай, умник. Хоть светлый стебель на первый взгляд сух и колок, он выдержит все испытания, выпавшие на долю племени ветра, - не так торжественно, как следовало, промяукала Степная Звезда аж два раза.
- Сообрази и действуй. Тебе выпала нелегкая доля, сынок, но ты уж соберись, ладно? - смягчилась предводительница, поднимаясь и оценивающе оглядывая Высверка.
- Все будет превосходно. Не смей жалеть себя. Еще увидимся, - коротко ему кивнув, кошка слабо, но все-таки ободряюще улыбнулась и поспешно, по-деловому вышла из палатки.
Пусть уже все закончится.
И начнется.

+1

102

Буро-белому воителю определённо нравилась эта кошка из далёкого прошлого. Строгая, но справедливая, она старалась поддержать, хоть могла просто сказать нужное и уйти. Впрочем, это самое нужное тоже последовало. Ох, погодите! Да ветряку же сейчас пророчество скажут, получается. От восторженно-любопытного волнения заложило уши и Высверк их смущённо отвёл, готовый переспросить, но мудрая предводительница повторила без лишних просьб. — Светлый, сухой, колкий стебель, который ещё и выдержит все испытания. Ничего себе. Вот так обычно звучат все пророчества? Не очень-то удивительно, что целители, их выслушивающие, обычно ходят с минами полнейшей загадочности, — ветряк даже умудрился по ходу мыслей легко улыбнуться, повернувшись обратно к Степной Звезде.

— Спасибо! Спасибо огромное. Я знал, что вы никогда нас не оставите, — лёгкая улыбка превратилась в одну из самых светлых и широких, а постепенно исчезающая кошка слабо, но улыбнулась в ответ. — Одну минуточку. Ещё увидимся? Надеюсь это не предсказание того, что меня скоро добьёт кашель. Или опять напоят тем страшно-горьким соком. Нет ведь? — большущие голубые глаза резко стали ещё больше, а после произошло совсем забавное. Будто кто-то взял за шкирку и выдернул из холодной воды, вернув к реальным ощущениям. Голоса, сопение-хрипение больных, гомон главный поляны, запахи трав неожиданно наполнили мир вокруг, заставив Высверка забавно дёрнуться и начать осоловело озираться по сторонам. Увы, особенного результата данное действо не дало — соплеменники мешались с палатками в размытые отдалённо цветные очертания. — Слепой. Почти, — с этой внезапно пролетевшей мыслью воин несколько потупил взгляд, искренне стараясь не привлекать лишнего внимания. — И вообще. Пора бы над пророчеством подумать. Светлый, сухой, колкий стебель. Возможно стебель является какой-то странной отсылкой на имя нужного кота или кошки, а сухой, колкий, светлый — всё характеристики. Ну. Благо, у меня не так много соплеменников с «растительными» именами. По сути всего двое. Осока, — догадка озарила ушастую голову, однако после стремительно потухла, — я видел осоку в качестве травы. Она уж никак не сухая. Да и кошка, носящая это имя.. Ух, сколько раз она споры провоцировала. Светлая? Тоже нет. Скорее рыже-коричневая. А вот колкая подходит, — думы перетекали одна в другую, выстраиваясь цепочкой, пока ещё одно имя не пронеслось перед мысленным взором.

— Соломник! — Высверк сам не заметил, как вслух едва не выкрикнул это слово. — Конечно. Сухой стебель — солома, которую я видел на территориях Двуногих очень и очень сухая. А уж что говорить про самого Соломника. Колкий? Всегда пожалуйста. Светлый? Возможно где-то в невероятных глубинах души, ага. Но если подумать про внешность, то его шерсть как моя, только без бурого. Выдержит все испытания? Вот чего-чего, а стойкости и трудолюбия у нашего ворчуна не отнимешь. Точно он, — воин вскочил на лапы, уже готовый лететь к старшему коту, но.. Что сказать? Как объяснить? Гостить у Звёзд таки удел целительско-предводительский. Хотя. Сейчас у них определённо туго с верхушкой. Ветрогона до сих пор не видно и не слышно, Мегера ещё не прошла посвящение, судя по имени. Да и вряд ли верит. Значит, всё закономерно. Осталось только доложить это Соломнику. Который, впрочем, будто предчувствуя надвигающееся веселье, сам пришёл к порогу целительской — это Высверк узнал по звучному голосу.

— Соломник, стой, подожди, — буро-белый резко подскочил, преграждая старшему воину путь и одновременно стараясь не смотреть ему в глаза. Так, тихо. Унимаем заполошное сердце, говорим по делу и кратко. Хотя какое тут кратко вообще!
— Тебе срочно нужно к Лунному озеру, поверь. Помнишь Степную Звезду? Она ещё на тебя очень похожа была всем, кроме габаритов. Мудрая, рассудительная, но оплеухи раздаёт только так, — ветряк говорил как можно тише, пересказывая образ предводительницы прошлого лишь с той целью, чтобы ему поверили. Соломник должен был помнить эту кошку, — она приходила сюда. Сам не знаю, почему именно ко мне. Наверное из-за неразберихи с верхушкой и пошатнувшейся веры. Но она приходила. И помогла эту неразбериху решить, послав пророчество, согласно которому ты — наш будущий предводитель. Если не хочешь слушать об этом от меня, то.. То просто дойди до Лунного озера, прошу, — всё это Высверк выдавал на одном дыхании, пару раз случайно столкнувшись носом с плечом собеседника, — ты ведь тот, кто нам нужен. Кому Ветер сможет доверить своё шаткое будущее.

+3

103

--------->Главная поляна
Голова была готова расколоться на миллион частей. Огромная кипа информации ударила в мозги и Соломник презрительно фыркнул. "Одиночки, дери их семеро.."
Мысль о вольно разгуливающих по его территориям бродяг подогревала кровь. В какой-то момент старший воитель хотел развернуться к выходу и бежать на попятную, быстрее за этими подонками. Отомстить за все племя. Но доля разума все же восторжествовала в больной голове Соломника и воин смиренно направился обратно в целительские покои.
- Тоннели, говоришь... Слышал о таких. Еще в котяческом возрасте их кто-то находил, а потом память о них и вовсе пропала. Я тебе верю, Горький, - ободряюще похлопав хвостом по спине бело-черного, Соломник грузно закашлялся и поспешил в палатку целителя.
"Неужто Звездные предки послали на нас благословение? Ха-ха, чертовы мертвецы, ждать от вас помощи можно разве только по ту сторону неба, на Серебряном поясе! Раньше помочь своему племени Ветра ну никак не могли, да?" - недовольно пробурчал внутренний голос и кремово-полосатый зашел в целительскую.
От напряженных мыслей отвлекла вечно чешущая языком Мегера.
- Соломник, уйми свои стариковские замашки и шагом марш обратно! Имей в виду, если не вернёшься сейчас же, лишу жизненно важных органов, - старший воитель весело усмехнулся и остановился прямо возле входа.
- Чья б старуха кричала. Собой бы занялась. Не хватало еще племени хоронить такие болтливые таланты в яме, - Соломник подошел вплотную к Мегере и сочувственно похлопал лапой по спине ученицы целителя. В палатку ворвалась Анемона. Соломник презренно отвел взгляд в сторону и побрел к своей подстилке. Он до сих пор злился из-за ее выходки. Возможно, если бы не эта инициатива идти туда-не-знаю-куда, то Дурман и остальные сейчас выглядели куда более презентабельно. Впрочем, сейчас совершенно не хотелось забивать голову подобной чепухой. Потом как-нибудь. А сейчас идет война. Война с доставучим Кашлем.
Старший воитель практически дошел до дальней подстилки, на которой недавно дремал, как тут же перед носом возник невысокий силуэт. Оторопев, воин сделал шаг назад и нервно дернул хвостом, мол, не подкидывай угли в огонь.
- Если ты остановил меня по пустяку, то знай, что когда вылечусь, - Соломник резко остановился взглянув своими голубыми глазами прямо в глаза Высверку. Кремовый тут же переменился в морде и удивленно прижал уши, - Эй, твои глаза. Покажись Мегере, Высверк. Я не шучу, дружище.
На секунду перехватило дыхание. Неужели это последствия болезни? Соломнику даже стало жалко столь молодого воина. Будь бы старший воитель не таким сухим и колким, то непременно бы обнял в знак сочувствия и поддержки. Но Соломника хватило лишь на тревожный толчок передней лапой в плечо.
- Тебе срочно нужно к Лунному озеру, поверь. Помнишь Степную Звезду?   - с каждым новым словом Соломник оседал все ниже и ниже, пока его зад и вовсе не оказался на прохладной земле. Как в это поверить? Почему Высверк это говорит? С чего бы Звездному племени внезапно являться к простым смертным? Нет, Соломник определенно верил в Звездное племя, но в последнее время эта вера становилась просто сухим фактом, не подкрепленным реальной помощью предков.
Единственное, что дало зацепиться Соломнику за правдивость слов - Степная Звезда. Уж полуслепой Высверк точно не знал ее, а тем более ее характер и внешность. Но сейчас описал в точности до деталей..
- Что же это выходит...Я...Высверк, - сознание путалось и хотелось выкашлять легкие в новом приступе, - ты же понимаешь, что мне сложно в это поверить? Звездные предки, если они конечно и давали послание, должны были передать его через Ветрогона. Хотя... - Соломник взглянул на Ветрогона и тяжело вздохнул, - есть лишь один способ проверить.
Соломник глянул в сторону выхода. Осознание возможной воли Звездного племени, по которой именно он станет предводителем, била тяжелым камнем по голове. Кремовый так тщательно избавлялся от своего желания занять верхушку племени, а теперь сами предки настаивают на его кандидатуре. Долго втягивая воздух, Соломник немигающим взглядом посмотрел на Высверка. Встав на лапы, он прильнул к боку сына Звездолета и толкнул в сторону свободной подстилки.
- Идем к подстилке, я помогу, - хотелось выбросить мысли о послании подальше. Но они назойливыми мухами облепляли сознание. Правда или бред Высверка? ЛУчше б это было бредом... Но проверить можно было лишь одним способом - походом к Лунному Озеру , где Соломник бывал лишь единожды, когда сопровождал целителя. Настойчивый голос Высверка заставлял идти туда немедленно.
Мегера положила рядом с воином мать-и-мачеху и Соломник, не раздумывая, схватил траву в рот и принялся усердно жевать ее. Когда с лечением было покончено, он огляделся, будто бы ища кого-то.
"Я - предводитель? Бред, не иначе. Конечно же бред, он зрение потерял, кашляет будто легкие выплюнет. Бред-бред."
Оставив молодого воина у подстилки, Соломник тяжело развернулся и неспешно пошел обратно из палатки. Если и добиваться правды, то прямо сейчас.
----------->Лунное Озеро

Отредактировано Соломник (2018-05-10 13:44:24)

+4

104

Несколько раз сухо, лающе кашлянув, Мегера заметила, что проснулся Высверк. Она дёрнула ухом, показав, что услышала его тихий голос, звучавший намного лучше, нежели ранее, и это хоть немного могло порадовать. Значит, этот длиннолапый, путающийся не только в них, но и своих словах, действительно идёт на поправку.
- Ты там только поменьше дыши, - невесело посоветовала рыжая кошка напоследок и обернулась к Уголёк, с затаённой надеждой следя за движениями её трепещущих век.
- Ни секунды не сомневалась, - довольная улыбка озарила морду одиночки, и она довольно потрепала проснувшуюся ученицу лапой по голове. – Э-эй, а вот тебе ещё рано двигаться, - Мегера скользнула рядом с пятнистой и легонько хлопнула её хвостом по спине, - лучше вот возьми и съешь, пока в состоянии сама челюстями двигать, - посоветовала целительница, подталкивая когтем ягоду можжевельника как будто предлагала отведать плода запретных знаний.
Сдержав кашель, Мегера решила совершить ещё один обход. Итак.
- Тебе мать-и-мачехи, - Желтоглаз, - тебе мать-и-мачехи, - Соломник, - всем мать-и-мачехи! – Дурман. И, в общем-то, на этом бешеная пляска между телами, исходящими жаром, кашлем, а в отдельных случаях – старческими колкостями, была прервана. Во-первых, тем, что мать-и-мачеха, пущенная в утроенный расход, собственно говоря, закончилась. Во-вторых, Мегера сгибалась в три погибели – аж до символизма сгибалась – и изнутри сжирал противный кашель, не менее противная слабость и доходящее до тошноты головокружение. Так что пора было заняться собой.
Странно, конечно, как умудрилось болезнь пролезть сквозь её «защиту», созданную кошачьей мятой, съеденной буквально накануне эпидемии. И не то чтобы совесть не позволяла сейчас пойти и отщипнуть себе немного от тех листков, что остались в запасе на чёрный день, и не каком-либо профессиональное сомнение в эффективности признанного всеизвестными травниками кошачьего мира, а просто…
«Просто – что?»
«С ума можно сойти. Я привязалась к этим племенным. Нет, я определённо сошла с ума».

Мегера игриво ухмыльнулась, шаткой походкой подбираясь к Анемоне.
- Лавандушки? – в срывающемся голосе не скрывалась игривая хитринка и гордость собой. Уж если она к ним привязалась, то и они давно уже считают её своей. А особенно Ветрогон. Так или иначе, ему пришлось смириться с тем, что она, Мегера, живёт с ним в одной палатке.
«Я даже колтуны ему пыталась расчесать», - продолжала ухмыляться Мегера, присаживаясь рядом с Анемоной и вместе с ней пережёвывая лаванду. Вот сейчас, она только немного передохнёт и дождётся, пока уйдёт это противное головокружение, и сразу же примется выдирать хвост Соломнику, который уже куда-то намылился.

+2

105

→гп
Когда в племени появились первые прищнаки болезни, Львинолап ничуть не испугался. Он слышал, что зеленый кашель нередко уносит с собой кошачьи жизни, но сезон Голых Деревьев уже давно подошёл к концу, а эпидемию оруженосец ассоцировал только с холодами. Первая волна заболеваний обошла рыжика стороной, и зеленоглазый лишь с сочувствием наблюдал за стоявшими в очереди к целителю соплеменниками. Вокруг все хрипели и сопливили, но ученик чувствовал себя полным сил. Кот уже было стал задумываться, что зараза и вовсе его ее берет - может, дело в отличном от соплеменников проихождении?
Уверенный в своей безопасности, Львинолап был вполне за себя спокоен. Пока в одно утро, проснувшись, не обнаружил, что голова его будто налилась чугуном. Это было странно - ученик уснул еще на закате, и проспал добрых девять часов. В то утро оруженосец попытался заговорить с лежавшей рядом сестрой, но вместо слов из горла вырвался лишь болезненный кашель.
Доигрался
Поэтому первым делом Львинолап отправился в палатку целителя. Геройствовать более он не видел смысла.
- Мегера - прохрипел рыжий, заглядывая в полумрак.
- Что-то мне совсем не очень

+1

106

Палатка оруженосцев -->>

Приближаясь к палатке целителя, Зарница  учуяла запахи некоторых своих соплеменников, не считая постоянных обитателей данной  территории. Самый свежий принадлежал Львинолапу. Половина рыжего кота утонула в глуби палатки. Зарница сбавила темп, приближаясь ко входу.
Она подумала, что нужно поскорее тут справиться и найти Стервятника. Главное, чтоб эти сопли были просто утренним расстройством организма, а значит – его можно быстро побороть и юная оруженосец вскоре отправится на выполнение какого-либо задания со своим наставником. Она всячески отталкивала мысли о кашле, гуляющем в племени. "Нельзя вешать нос, нельзя давать повода повесить нос остальным!"
Подняв хвост столбом, накинув ушки на макушку, Зарница подошла к палатке.
-Ты по поручению тут или у тебе тоже нездоровиться? – поинтересовалась кошечка, игриво цепляя лапой хвост Львинолапа. – Мегера, она там!? Мегера!! Мегерушка, помоги, а!? А то я сейчас затоплю твою палатку своими соплями!
Зарница сделала пару шагов назад, села и стала снова чесать нос. Новый чих продирался наружу. Громкий взрыв. Глаза заслезились.
-Какая гадость! – тяжело выдохнула кошка, слегка вздрагивая.

+1

107

- Ммммм-мм, - Слезящимися глазами кошка посмотрела на Мегеру. Та с трудом приоткрыла один глаз поддернутый пеленой лихорадки. - Куд-кха-кха больная? - Скрипучий, надломленный голос больной прозвучал в палатке целителя очень тихо. Со всех сторон раздавались кашель и сопение, казавшиеся куда громче слабого голоса ученицы целителя.
- Да, мне бы травки какой, - Ответила дочь ветров, стыдливо прижимая уши к голове. Вот ведь незадача, молодая сильная кошка и свалилась с болезнью, и именно тогда, когда плени как никогда нужны сильные и здоровые лапы. "Как же так вышло то..."
- Кушай-кушай, - Мегера положила перед Анемоной резко пахнущую траву и кусочек мха смоченный какой-то ягодой. Кошка послушно выполнила указания, даже не скривившись от не самого приятного привкуса целебной травы.
Силы окончательно покинули воительницу, и она привалилась в горячему боку брата. Он лежал без движения, но его дыхание уже не с таким хрипом вырывалось из груди. "Ну хоть ему легче, и то хорошо..." - Мелькнула мысль и тут же пропала без следа, у входа в палатку было какое-то движение, но слезящиеся глаза никак не хотели различать, что же именно там происходило. Но вот кажется почти под самым носом у Анемоны оказалась мордашка Высверка, так как она лежала почти у самого входа, который заверял Мегеру, что с ним все в полном порядке и что ему уже лучше. Глаза дочери ветров слипались, но кошка все еще не хотела поддаваться странному, полному жара и лихорадки, сну. Она медленно моргнула и когда открыла глаза, Высверка рядом уже не было.
Темное, душное покрывало беспамятства всё-таки накрыло воительницу, и она забылась тяжелым, дерганным сном. Сколько длилось это состояние сказать было сложно, но кошка вынырнула на поверхность от громкого голоса.
— Соломник! - Бело-рыжая открыла глаза, поддернутые пленкой лихорадки. Громкой голос, почти у самого уха. — Соломник, стой, подожди. - Кажется звали не ее, и кошка вновь расслабилась, закрывая глаза и опуская испуганно вскинутую голову обратно на передние лапы. Дочь ветров погружалась обратно в пучину тьмы, тишины и всепоглощающего жара.
Где-то она это уже видела...Сколько прошло времени? Тьма с тишиной треснули, уступая место реальности. Теперь удивительным образом одновременно было и жарко, и холодно, кошку немного подтрясывало.
- Лавандушки? - Дочь ветров через силу подняла голову и посмотрела на склоненную над ней Мегеру. Вновь стыдливо прижатые уши и смущенный взгляд, под пленкой лихорадки.
- Чего-нибудь бы от жара, печет как от полуденного солнца, - Слова тяжело вырывались из груди, царапая больное горло. И принялась пережевывать принесенную рыжегривой траву. Нос чесался, подстегивая кошку чихнуть, и Анемона повернула голову вбок, чтобы не отправить разжеванную кашицу в полет. И нечайно уткнулась в пушистый бок севшей рядом ученицы целителя. Надо ли говорить, что защекотавший мех все-таки сделал свое дело? Три раза оглушительно чихнув прямо в рыжий бок, бело-рыжая подняла слезящиеся глаза на Мегеру. - Ох, извини, я не хотела.

Отредактировано Анемона (2018-05-12 20:21:06)

0

108

Главная поляна ----->

Такая толпа... Как же резко всех подкосило. Не хватало только, чтобы это повлекло ещё больше смертей. Их и без болезней достаточно. Понять, что отряд Анемоны был не особо успешен, было просто - в такие времена молчать воителям не хотелось. Слово тут, фраза там, а Шептун, как всегда, ни с кем не говорит, но кое-что да знает. Туннели... Честно признаться, пятнистый был из тех, кто считал это простой сказкой. Кто бы мог подумать, что это всё правда!
Воитель аккуратно протиснулся между котами, стоящими неподалёку от кустов-коридоров, ведущих в палатку целителей. Ощущения такие, что тот кошмар длится уже несколько лун. А ведь прошло всего несколько дней... Шептун встрепенулся. Нет. Нет, Предки с нами, и эти... события тому доказательство. В одиночку я бы не нашёл столько нужных трав. Да и этот обвал спас нас от нападения Лютоволка. Всё не зря и всё не случайно. Нужно искать знаки в малом.
Осталось только донести груз тем, кто понимает, что вообще делать со всеми этими цветиками-стебельками дальше. Воитель дёрнул ухом, прислушиваясь - и сразу же уловил звонкий голос рыжей целительницы. Как же я рад слышать, что ты в порядке, ты не представляешь.   
Воитель быстрым шагом направился к склону и остановился у самого "порога". С моего ухода народу только прибавилось... Никогда не видел здесь столько больных. Аккуратно уложив пучок трав у себя под лапами, Шептун вытянулся, пытаясь разглядеть Мегеру среди скопления котов - благо, из-за её рыжей шерсти это было не слишком сложной задачей.
- Мегера? Кхм... - Громче. - МЕГЕРА!
Ну, это уже было чересчур.
- Я принёс-с нес-сколько... - кот посмотрел себе под лапы. - Много трав. Мож-жешь взять? Пос-смотреть?
Да, оно пахнет и выглядит как та гадость, что давали мне в детстве. Но точно сказать, то ли это, сможет только она. Предки, надеюсь эти двое нас не обманули... Кот внимательно седил за тем, как рыжая кошка проверяет продукт. Похоже всё верно. Ну наконец-то, хоть что-то хорошее.
- Я могу... чем-нибудь помочь? И... Как там Лучик и Уголёк? И где Желтоглаз?

+3

109

Болезнь прямо-таки подкашивала на месте. Плавящиеся под пышной шубой сочленения в теле кошки горели адским пламенем, и будь её воля, Мегера обязательно бы променяла сейчас свою непередаваемо прекрасную рыжую с чёрными поясами шёрстку на что-нибудь полегче. Хоть просто на лысую шкурку – живя у людей, она и не о таких чудах слыхала.
Глаза сами собой закрылись, по-настоящему слиплись, мешая разглядывать зад уходящего в дебри и пучины болезней Соломника. Она, конечно, обещала лишить его некоторых особенных частей за выход из круга призвания тёмных демонических сил, дабы очистить их души и разумы от хворобы, но просто сейчас не имела никаких сил. Даже на то, чтобы просто встать и отодвинуться от Анемоны под бок прелестного Дурмана.
- Мегера, Мегера, МЕГЕРА! – чуть не одновременно зазвонили колокола, разрывая голову на мелкие части, а рыже-белое чудушко в это же время обчихала многострадальный бок по самое «не хочу».
- Можешь себе взять, - невпопад ответила кошка, поднимая больные глаза на учеников, шатающихся и изнывающих соплями. – Ложитесь, сейчас займёмся, - подавила рвущий пасть зевок, встала, с хрустом потянув позвоночник, и уставилась на внезапно звонкоголосо хрипящего Шептуна.
- Вау, - уши дрогнули, а усы изумлённо встопорщились, когда Мегера увидела целую кучу драгоценной травы под лапами пятнистого воителя. Хотя нет, погодите. Какое «под»? Да она вообще видела только его голову, кажется, и всё – остальное завалено травами!
- Медовый ты мой, - севшим голосом пропела рыжая, подходя ближе, обнюхивая травы и потираясь мордой о плечо Шептуна, - а потом мне говорят, что вы не при делах, хоть в чабрец ткни носом, хоть в мать-и-мачеху, а вам всё травушки-муравушки, - она довольно похлопала хвостом по спине воителя.
- Это отлично, что много медуницы, - Мегера сгребла кучу трав в свой специальный уголок скорой помощи, в котором жалко лежала опустевшая плошка мёда.
- Сейчас будет вкусно! – объявила, почувствовав себя разом посвежевшей, и вильнула в расселину. Ох, Ветрогона, наверное, инфаркт хватит, когда он увидит, как она здесь нахозяйничала! Зашёл бы хоть проведать, что ли.
Выгребла последние злосчастные ягодки можжевельника, хотевшие было улизнуть от её цепких лап – грабить так грабить, – Мегера вернулась к изучению принесённых Шептуном трав. Разделила календулу и медуницу, с интересом принюхалась к бурачнику, умудрившему затесаться в таких стогах, и затем разделила порции.
- Анемона. Шептун, ты тоже, обязательно. Держи, Зарница, - Рыжая пауком дёргалась от одного к другому, выделяя смесь бурачника и медуницы, сдобренных последними ягодами из запасов Ветрогона.
В общем-то, каждому по потребностям было воздано. Оставшимся бодрствующим порция досталась без сладко-кислой ягодки, а для бессознательных Лучик и Пернатого были уготованы кучки рядом с ними.

+4

110

Из глубокого небытия кота вернули в реальность чьи-то причитания, сначала невнятные и тихие, словно шелест колосьев на ветру, затем достаточно громкие, чтобы можно было, хотя бы кое-как, разобрать каждое слово. Очнувшись, Дурман, словно черпнув из неизведанного ранее хранилища живительной энергии, рефлекторно поднял голову, за что тут же поплатился резкой болью в висках и затылке. Медленно моргал, пытаясь избавиться от пляшущих перед глазами пятен, и, между тем стараясь перетерпеть гудение в голове, серо-палевый невозмутимым взглядом осматривал пространство перед собой, совершенно не понимая, где это он оказался.
Разум его был чист, а в сознании начали быстро мелькать воспоминания о минувших событиях: вот патруль Анемоны, Лютоволк, серые хмурые небеса, грязные оттенки земли и пугающая, дышащая смертельным холодом темнота... Темнота? Воитель слегка поморщился, сомневаясь в правдивости всей этой кутерьмы, проносившейся в его голове. « Какая к чертям темнота? Я готов поклясться, что был полдень... » Мало того, что мысли о минувшей баталии на пастбище ( он всё-таки припомнил место действий ) — совсем не то, о чем хочется думать в первые минуты после пробуждения, так и ещё мрак. Откуда это могло взяться? Неужели его оглушили, или это всё искажение древних, аки сам Дурман, воспоминаний? В самом деле, может он просто неудачно моргнул, когда случилось... то, что случилось.
Шумно выдохнув, старший воитель предпринял попытку приподняться на передних лапах. Выпустив тупые когти и что есть силы отталкиваясь грубыми подушечками от земли, кот сумел присесть, хотя действия его были нескладными и потеряли всю былую грациозность, а конечности то и дело разъезжались, будто на льду. Затылок яростно напоминал о своем существовании, хоть и не так сильно, как прежде, но продолжал отдавать резью в шею, превратив поворачивание головы делом невыносимым. С шерсти посыпались ошметки земли, опадая и разбиваясь на более мелкие кусочки.
Несмотря на воскрешенные детали прошлого, грязь, последствия контузии, повышенную температуру и остальных прелестей, зеленоглазый находился в состоянии душевного покоя, присущего всякому существу, смирившемуся с непереносимой болью.
Передохнув несколько секунд с закрытыми глазами, чувствуя и слушая, как собственное сердцебиение шумно отдается где-то в глотке, раскрыл очи и, недоверчиво нахмурясь, стал вглядываться себе под лапы. Несомненно, сейчас он ощущал себя на порядок лучше, чем в прошлый раз — пусть даже и не помнил, что из себя представлял тот "прошлый раз". Однако внутренний голосок подсказывал ему: самочувствие на данный момент не привирало.
Сидел он на постилке из сухих стеблей, часть из которой разбросал в суматохе, а рядом, чуть сбоку, находилась аккуратная кучка маняще пахнущих трав. От одного вида растений Дурман сглотнул, тут же почувствовав на языке помимо грязи горький привкус, который ранее не замечал. « Откуда... »
Зеленоглазый резко поднял взгляд испуганных очей, затравленно оглядываясь. Шерсть на загривке, всё ещё обсыпанном мелкой землею, поднялась, пыльный хвост рефлекторно прижался к задней лапе. В голову начали закрадываться пугающие догадки, которые подтвердились, стоило воину только узнать свое местонахождение и вовсю почувствовать отвратный кислый запах болезни, перемешавшийся с ароматом трав. Хотелось подскочить и сбежать из этого обителя, пробуждавшего в голове серо-палевого жуткие воспоминания из детства, но он просто физически не мог даже встать на все четыре конечности, при этом не повалившись набок. Придется смириться. Снова.
В поле зрения попала чья-то темно-бурая спина с пушистым лисьим хвостом, деловито покачивавшимся из стороны в сторону. « Мегера? Неужто вы? А где... » Дурман прищурился, сначала не разглядев голову целительницы, которая очень уж хорошо сливалась с темной стеной колючего утёсника. Судя по-всему, кошка была очень занята важным делом, чтобы отвлекаться на кого бы то ни было.
Медленно, терпя адские муки, вновь обернулся к лежавшей рядом кучке целебных трав, окинув её задумчивым взглядом. Если ему предоставили возможность освободиться от оков болезни, то он не имел права упускать такого шанса. Наклонившись и охнув, когда перед глазами снова сошлись в танцах темные круги, воин принялся за лекарства. « Как долго я находился в этой палатке? Кто меня... »
« Обождите минуточку. »
« Что с остальными участниками патруля?! »

+3

111

Отблески багрянца густых сгустков солнечного света танцевали на влажной листве, плавно спадающим пологом формирующей вход в палатку, отскакивали на блеклый прищур свернувшейся в плотный клубок кошечки, пытливо вглядывающейся меж хаотично смещающих друг-друга просветов. Палатка пополнилась, среди заболевших были и оруженосцы, что хоть и пришли сами, покинут рассадник болезни теперь очень нескоро. Уголёк была непривычно равнодушна к прибывшим, даже не повернула прижатые уши на чужие разговоры, культивируя мрачное облако чувств где-то глубоко внутри; она и сама не знала, чего на самом деле выжидала.

Курносая мордашка непроизвольно дёрнулась, собрав мысли в осязаемое и подвластное, пятнистая приоткрыла один глаз, заслышав зычный голос наставника совсем неподалёку. Неспешно поднимаясь на ломившиеся ознобом исхудалые лапы, Уголёк вновь прищурилась, пытаясь избежать резкой вспышки боли в висках, тысячей мелких молоточков совершающей свою пытку над чувствительными окончаниями. Крупная фигура загородила пёструю шкуру наставника и с тихим выдохом ученица привалилась обратно на подстилку, только сейчас замечая обнаружившего себя тихим кашлем Высверка.
   — Шептун принес травы, - ткнувшись горячим носом в тощее плечо воителя, попыталась подбодрить, но тут же застыла изваянием, когда искореженный звук собственного голоса достиг широких ушей - почему.. кхх, - Уголёк раскатисто закашлялась, надсадно, будто выдавливала хрипы нарочно, пытаясь прочистить скрипучий налёт, мешающий горлу.

Приняв новую порцию лекарств, налипающих на раздирающуюся сипением глотку, пятнистая долго пила в надежде сгладить искривленную гортань свежей жидкостью, пока переполненный желудок не начал давить на тяжело вздымающиеся лёгкие.
   — Высверк, у меня что-то с .. - Уголёк пыталась говорить как можно тише, словно стыдясь тех сдавленных хрипов, что лишь отдаленно напоминали нужные слова, но подняв взгляд на соплеменника забыла и об этом - что.. что у тебя с глазами?

+1

112

Где-то сбоку дунул лёгкий ветерок, после объявив себя вернувшимся откуда-то с целым пахучим ворохом Шептуном. Буро-белый заинтересованно пошевелил ушами, по старой привычке повернув голову на звук. Лишь поминутно рябящий расплывающийся силуэт был ему ответом. И что только ожидал увидеть? Как можно тише кашлянув, воин вновь отвернулся ко входу, а потому пропустил подошедшую Мегеру. Та, впрочем, быстро скрылась во мраке палатки. Однако оставила «подарок». С некоторым запозданием Высверк нашёл травы по запаху и съел их, чуть морщась. Наверное, теперь можно вновь отправиться спать. Да уж. Участь больного успела порядком надоесть молодому воину.

И на первый тычок в плечо ушедший из постылой реальности ветряк внимание не обратил. А вот когда за тычком последовали странные хрипы, лишь отдалённо напоминающие звонкий голос..
— Уголёк! — от изумления кот позабыл данное себе обещание не оборачиваться на звуки, не смотреть в родные морды соплеменников. За что тотчас поплатился. Вопрос, признаться, выбил. Сколько угодно можно шутить, веселиться, храбриться, говорить, что да, спасибо, я понял, всё равно мне на ваши предостережения — мы сами с усами и диким ветром наравне. Но когда задают вот такой прямой вопрос.

— Уголёк, я, — ослеп? Никогда не увижу твою улыбку, милая племянница? Да-а, хорошенькая выходит новость, — это, видимо, последствия долгой болезни. Я слишком много находился без сознания. И тот странный очень-очень горький сок. Может быть он тоже повлиял, — медленно, с тактом и расстановкой не получалось совсем. Высверк едва ли не сливал все слова в одно, а последнее припечатал и вовсе на грани слышимости, — на глаза. Я почти ничего не вижу.
Погодите-ка. Вроде тот горький сок раздавали всем, кто валялся под сенью лихорадки. И Уголёк тогда тоже лежала. А если её хрипы — почти как слепота, последствие такого вот лечения? Нет-нет-нет. Она же может просто болеть? Просто кашлять? Ох. — Надеюсь, это всего лишь один из симптомов долгой тяжёлой болезни, — на мгновение буро-белый даже забыл о собственной «проблемке», беспокоясь за молодую, добрую и светлую, слишком светлую для всего происходящего, Уголёк.

+2

113

Жутко болело горло, но сил не было больше даже на кашель. Анемона тихо опустилась на землю, совсем рядом с теплым боком Мегеры. Почему то было очень холодно, и в то же время, дочери ветров казалось, что подушечки лап у неё совсем горячие. Кошка медленно вытянула вперед переднюю лапу и положила на нее голову, стараясь задние лапы подтянуть к животу, а пушистым хвостом накрыть нос. Сквозь бело-рыжую шерсть хвоста Анемона слезящимися глазами смотрела на переднюю лапу. Когти медленно выпускались и втягивались, не издавая ни звука. Хотелось вцепиться в горло врагу, в горло зеленому кашлю, так невовремя подкосившему её. Но как же его поймать, порвать, прогнать если он незаметен? Если он на тихих лапках подкрадывается и атакует честных воителей со спины...
После лаванды во рту остался неприятный привкус, но кошка даже не сглатывала эту слюну.
- МЕГЕРА! - Раздался резкий голос под сводами палатки целителя. Анемона медленно моргнула и, не поднимая голову с лапы, посмотрела на источник шума. С земли он был даже плохо виден из-за громадной горы различных трав. Множество малознакомых запахов потекли по обители целителя, но насморк воительницы глушил большинство из них.
- Вау. - Дочь ветров была полностью согласна с емким комментарием Мегеры. Шептун и вправду постарался на славу. Дальнейшие голоса смешались и Анемона вновь уплыла в небытие. Какой-то внутренний холод заставил кошку свернуться в тугой клубок. Дыхание с хрипом вырывалось из груди, больно царапая воспаленную гортань.
Прошло всего ничего времени, как кошку вновь из далёких уголков подсознания вырвал голос ученицы целителя.
- Сейчас будет вкусно!
"Правда? Да хоть мышиную желчь скажите есть, лишь бы стало легче..." - Мелькнула такая же ватная мысль, как и общее самочувствие.
Бело-рыжая потерла слезящиеся глаза. Чесаться и слезиться те стали еще больше.
"Звездное племя, ну и заразы же вы, эту то напасть мне за что?" - Мысленно взмолилась Анемона, клацнув зубами от досады.
- Анемона. - Раздался над головой голос рыжегривой. К лапам дочери ветров опустился сверток лекарственных трав. После приема лекарства на короткое время воительнице стало немного лучше, и она смогла найти взглядом брата. Его пушистый бок мерно поднимался и опадал. А кашель уже не прерывал его сон. Далее янтарный взор остановился на полосатой ученице, выглядела она тоже не важно, но Мегера уже была рядом с ней и кормила ведомыми только ей травами. Высверк стоял боком к бело-рыжей, а его негромкий голос кошка не смогла разобрать.
- Мегера, спасибо тебе. - Хрипло поблагодарила Анемона ученицу целительницу, отвлекая ту от работы. Шатаясь, кошка встала на лапы и подошла к Шептуну, которому Мегера тоже выделила трав. - Где ты добыл так много трав? Должно быть ты побывал в закромах Звездного племени и оставил их совсем без травинки. - Кошка негромко и хрипловато засмеялась, но очень быстро её вновь скрутил удушающий кашель.
Только уткнувшись в свое плечо, дочь ветров заметила лежащего поодаль Дурмана. С сердца Анемоны словно бы каменная плита упала. Сразу на душе стало легко-легко.
- Ты жив... - Сами собой прошептали губы кошки. - О, Звездное племя, ты жив! - Уже немного громче произнесла бело-рыжая, тут же плюхнувшись рядом с ним и начав вылизывать ухо старшего воителя. Повернувшись к Шептуну, Анемона посчитала нужным объяснить этот порыв. - Он спас нас. Если бы не этот увалень, мы бы не ушли с Желтоглазом...

Отредактировано Анемона (2018-05-24 20:27:02)

+3

114

- Вау.
Что же, думаю, это хороший знак. Шептун не мог не усмехнуться довольно в усы. Значит, моя работа здесь заверше...
- Медовый ты мой, - Этот голос. Так нельзя говорить целительнице. Надо уходить, прямо сейчас, в эту секунду, подальше, полно дел, много дел, много... Кот вытянулся и заметно напрягся, вытянув шею так, чтобы не чувствовать запаха Мегеры. В глазах даже немного начало слезиться - будто у пятнистого была на рыжую самая настоящая аллергия!.. Хотя это и могло быть признаком проявления болезни. - ...а потом мне говорят, что вы не при делах, хоть в чабрец ткни носом, хоть в мать-и-мачеху, а вам всё травушки-муравушки.
- Мне помогли.
- Это отлично, что много медуницы.
Там ещё и медуница была? Кто бы мог подумать. Что же, теперь я могу отсюда уйти. Пятнистый и не заметил, как у него самого после похода кружилась голова. Я не спал слишком долго. Стоит отдохнуть, это наверняка усталость.
- Анемона. Шептун, ты тоже, обязательно. Держи, Зарница...
Воитель расфокусированным зрением посмотрел на принесённое Мегеройлекарство. Это... для профилактики, да. Я не болен. Зажмурившись, Шептун залпом проглотил травы, готовясь к мерзкому вкусу из детства. Не так плохо, как я помню...
- Где ты добыл так много трав? Должно быть ты побывал в закромах Звездного племени и оставил их совсем без травинки. - Воитель поднял взгляд на Анемону. Вернулась. Ему хотелось расспросить её. О том, как далеко они смогли продвинуться. О том, сколько было одиночек и насколько были они подготовленны. О том, откуда они пришли. О том, что слышала ли она голоса Предков, когда молния ударила в землю. О том...
А ещё ем хотелось, чтобы она была здорова, когда отвечала на эти вопросы.
- Ес-сли то мес-сто было Звёздным Племенем, то я, пож-жалуй, хочу ж-жить вечно. - Шептун покачал головой. - Но оно того с-стоило.
- Ты жив... О, Звездное племя, ты жив! - Мрр? Что? Кот рассеянно моргнул. А. Дурман. Выглядит паршиво. Воитель неловко потоптался на месте. Ну, диалог со мной, похоже, закончен, теперь я могу уйт... Он спас нас. Если бы не этот увалень, мы бы не ушли с Желтоглазом...
- О. Ну, я не удивлён. Дурман мож-жет с-сыграть в героя... когда отвлечётс-ся от ухода за с-своей ш-шерстью, - беззлобно пошутил Шептун, желая разбавить обстановку. - Рад видеть, что вы в порядке.
Лапы слабели. Действие лекарств? Кот привычным жестом мотнул головой - но сейчас ему от этого стало только хуже.
- ...Я прилягу где-нибудь тут?.. Мегера, мне нехорошо... Я, я ненадолго... - Шептун аккуратно лёг на старое подобие подстилки. Для него, привыкшего спать на жёсткой земле главной поляны, этого было более, чем достаточно. - Вот, реш-шил с-составить вам компанию, хах... Буду... Уголёк учить, как правильно болеть.
Воитель обеспокоенно посмотрел на свою ученицу, лежащую неподалёку. Похоже, стало только хуже...

Отредактировано Шептун (2018-05-25 21:21:40)

+5

115

Даже присесть и полюбоваться творением лап своих времени нет. Только, казалось, количество больных пошло на спад, а их звуковое превосходство надрывным и лающим кашлем/хрипом/голосом (нужное подчеркнуть) утихать, как это пространство заполнили новые голоса. Анемона, змеёй доползшая на ватных лапах до очнувшегося Дурмана, присоединившийся к ним Шептун (не шибко, конечно, громкого голоса птица), кашель Уголёк.
- Молодец, приляг-приляг, - махнула хвостом Шептуну, радуясь, что хоть у одного из этих котов голова на месте и не тянет его на подвиги на больную голову. - Только смотри, не привыкай. Скоро травы подействуют, полегчает, и место освободишь. Кстати, как там поживает здоровая половина населения, не видал часом? - одиночка деловито обнюхала Дурмана, уверяясь в том, что отметила раньше. Только вот тогда сил не хватало просто встать и, склонившись над чужой головой, лечить её. Мелкие царапки уже затянулись, а вот сбившаяся повязка на щеке требовала смены.
Ходить сейчас ходилось живее, но вот поворачивать голову вправо-влево без головокружения было трудно. Да и каждая шерстинка весила много-много больше, чем весит обычно, и потому иногда с намеченной прямой траектории можно было сбиться то вправо, то влево. Жаль, что она раньше не вытащила ту же паутину, например, хотя её-то найти даже рядом с собственной подстилкой не так уж и трудно.
- Ну что - кха-а - Дурман, поздравляю, присоединяйся к нашему бесконечному бдению, - вернувшаяся Мегера легонько хлопнула лапой по лапе воителя, а затем требовательно заставила наклонить его голову, предоставляя к обследованию затылок. - Мы тут, видишь ли, развлекаемся. Хотя по сравнению с городской жизнью это ещё цветочки. Там если невовремя на глаза кому попадёшься - всё, пропал, считай, - многословность вернулась - и это был однозначно хороший признак. Признак выздоровления, пусть голос к концу фраз иссыхал, срывался на кашель и приходилось, отвернув голову в сторону, прочищать горло. - За хвост очень обожаю хватать своими крючками на лапах. Шерстинки выдирают, укладку портят, а некоторые особо наглые так и норовят в живот своими когтями залезть. И всё это пока ты безмятежно спишь и наслаждаешься жизнью! - усы обиженно встопорщились. Всё же жизнь у людей была прекрасна, но вот такие ситуации действительно пробирали дрожью до мозга костей, даже вот сейчас, пока она рассказывала и всё это восстанавливала в памяти.
- Вот так, отлично, - охлаждающая и облегчающая боль мазь была размазана по затылку Дурмана, теперь настало время сменить повязку.
- Не говори и не шевелись, - строго предупредила кошка, снимая старую грязную паутину, тем самым открывая процесс новой "операции".
- А ещё, конечно, есть тот путь. Ну, даже вы должны это знать. Когда домашнего забирают с собой люди, а потом привозят сонного или совершенно ошалевшего. И ведь никто никогда не знает, ни куда их забирают, ни что там делают, - заговорщически поделилась с воителями общеизвестны фактом Мегера, - может, память намеренно стирают. Вы когда-нибудь слышали о котах с того света? Не-не, я не про ваших котов, а про других. Появляются из ниоткуда, в лучах света, протягивают лапку тебе, а потом раз - и ты уже где-то в мусорном бачке, в котором соблазнительно пахнет курятиной, но от этой курицы только обглоданные уже твоими предшественниками кости, - кошка нарочито тяжко вздохнула, заканчивая рассказ. Чуть ранее она сменила повязку и теперь фривольно сидела рядом с воителями, довольно растопырив усы и практически что сверкая глазами. Такими, полубольными ещё.
- Так-с, вечереет, чуя я. Будем вводить режим приёма травок, - да и самой уже стало хуже, нос заложило, дышала тяжко, натруженное горло давало о себе знать.
- Анемона, тебе не полегчало, - двинувшись в проверку, отметила рыжая кошка. Придётся расходовать кошачью мяту, и после этого хватит только лишь на ещё одну небольшую порцию.
- Ешь, - не так много, как хочется дать, но пусть ей хоть чуть-чуть полегчает. Пара небольших листочков всё же лучше смесей других целебных трав.

+2

116

Серо-палевый, подгоняемый страхом за соплеменников, ускорился, буквально давясь листьями и стебельками растений. Целебные травы, как обычно, на вкус были отвратны, но выбирать не приходилось. Голова снова разболелась. « Кроликоголо-о-овый молодняк. Только попробуйте сгинуть, я самолично навещу наших доблестных предков и притащу вас за загривок на землю-с!.. »
О, Звездное племя, ты жив! — со стороны послышался облегченный возглас, за которым последовали неравномерные шаги, направлявшиеся к больному. Дурман, быстро дожевав и проглотив очередной листик, медленно повернул голову на раздавшиеся слова. Он знал, кому принадлежит этот голос.
Рядом плюхнулось тело, подняв в воздух пыль и мелкие соринки, обдавая жаром болезни. Анемона, пристроившись рядышком, стала вылизывать ухо уже лежавшего воина, тем самым принося тому душевное облегчение: она всё-таки сумела добраться до лагеря и, стало быть, её братец тут же, в безопасности. По крайне мере, от Лютоволка и его приспешников.
Несмотря на то, что младшие члены патруля теперь находились под крылышком целителей, всё омрачалось одним фактом — зеленоглазый не видел Горького, а тот вряд ли бы вышел из туннелей без единой царапинки. Тревога когтями стиснула сердце, в голову полезли не самые позитивные мысли, которые, впрочем, через несколько мгновений были спугнуты раздавшимся голосом бело-рыжей соплеменницы, отвлекшейся от своего занятия. Старший воитель приподнял голову с лап, терпя уже ставшей привычной боль в шее, и обратил взгляд на собеседника Анемоны. Сначала перед ним предстало неясное коричневое пятно, по очертаниям которого можно было предположить, что эта клякса является котом. Однако несколько раз недоверчиво моргнув, Дурман с удивлением обнаружил Шептуна, теперь уже больше походившего на самого себя.
Он спас нас. Если бы не этот увалень, мы бы не ушли с Желтоглазом... « Прекрасно; мои предположения насчет тебя с братцем оказались правдивы. Вы целы... если не считать того, что на тот момент Желтоглаз был серьезно болен, а ты сейчас выглядишь-с не лучше его. »
Кхр, ты кого увальнем-то назвала? Я, быть может, и побыстрее тебя буду, — дружелюбно буркнул кот, прикрыв глаза и снова опустив голову на передние лапы. Головная боль набирала обороты, мешая сосредоточиться на внешнем мире. Конечно, слова янтарноглазой задели его самолюбие, в хорошем смысле этого выражения. Приятно, когда окружение отмечает твою помощь, а ещё приятней, когда слышишь это из уст того, кого ты предупреждал о последствиях. И ему было бы в самом деле приятно, если бы не те самые последствия, вгонявшие теперь в беспокойство. Кот вздохнул. « Предупреждал же: все это добром не кончится. И почему молодое поколение меня не слушает?... »
Крапчатый кот, всё это время неловко топтавшийся на месте и, судя по всему, желавший не меньше Дурмана покинуть это чертово место, негромко подал голос. Серо-палевый приоткрыл один глаз, вглядываясь в морду длиннолапого. Не друг, но и не враг — обычный соплеменник, которых тут пруд пруди, при этом практически не выделявшийся из всей этой серой массы — в отличие от самого прекрасного Дурмана, конечно. Вроде бы он полукровка... Хотя, если уж говорить честно, вся эта шумиха насчет нечистокровности кого бы то ни было не ценнее дохлой пустолайки. Разве то, кем являлись твои родители, имеет значение?
О. Ну, я не удивлён. Дурман мож-жет с-сыграть в героя... когда отвлечётс-ся от ухода за с-своей ш-шерстью. Рад видеть, что вы в порядке, — немного помолчав, длинномордый тряхнул головой, а после обратился к подошедшей целительнице, — ...Я прилягу где-нибудь тут?.. Мегера, мне нехорошо... Я, я ненадолго...
Медно-каштановая врачевательница, отправив внезапно ослабевшего Шептуна отлеживаться в компании своей ученицы, принялась осматривать голову пестрого больного, и, немного погодя, отошла куда-то в угол палатки. Когда Мегера ушла, зеленоглазый резко встал и, тут же почувствовав головокружение, осел на развороченную им же подстилку. Перед глазами снова заплясали в хороводе темные пятна, начиная уже действовать на нервы. « Дела плохи. С такими симптомами я не скоро смогу выполнять свои обязанности — и это в то время, когда моему племени грозит опасность!.. Звёздные предкам, похоже, уже нет дела до нас. » Последние мысли, яркой падающей звездой мелькнувшие в сознании, звучали несколько...озлобленно? Обиженно? Воин нахмурился, слегка оскалившись, но тут же одернул себя: он не должен показывать окружению свои истинные эмоции, да и вообще, собирался кое-что сделать. Состроив свою самую очаровательную улыбку, серо-палевый повернулся к Анемоне. Она пробыла больше времени в целительской, следовательно, может кое-что ведать о Горьком.
Ты ведь пришла в лагерь раньше нас с Горьким... Кстати, дорогая, ты случаем не знаешь, как он?
Стоило ему договорить, как вернулась Мегера с лекарством. Ожидая ответа бело-рыжей кошки, он повиновался требованию целительницы опустить голову.
...Мы тут, видишь ли, развлекаемся. Хотя по сравнению с городской жизнью это ещё цветочки, — нанесенная мазь приятно охладила пульсирующий болью затылок. Серо-палевый, блаженно зажмурившись, слушал речи Мегеры. — Там если невовремя на глаза кому попадёшься - всё, пропал, считай...
Вскоре с перевязыванием ран было покончено, и Дурман, освобожденный от внимания лекарей, решил заняться сокровенным делом. Кот обернулся, мельком оглядывая свои бок и спину. Взгляд ясных очей его погрустнел: выглядел он так, словно его несколько раз окунули в болото, а после покатали по песчаному берегу — от былой чистоты не осталось и следа. Серо-палевый, насупившись, стал яростно вылизывать свой мех, не забывая мысленно желать обидчикам скорой кончины. « Моя прекрасная шерсть! Смысл все-е-ей жизни моей! Пусть те, на ком лежит вина в случившемся, захворают зеленым кашлем!.. Да будь Лютоволк и вся его шайка грязных слизней прокляты!.. »
Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на общее собрание!..
Дурман напряг уши, удивленно замерев с высунутым языком. Неужто ему не послышалось?
Стремительно встав, старший воитель, пытаясь игнорировать головокружение и ставшую привычной боль ( а так же возможных криков Мегеры ), уверено направился, хоть и слегка покачиваясь и оступаясь, к выходу из палатки.

палатка целителя ветра → главная поляна племени ветра

Отредактировано Дурман (2018-05-30 16:55:06)

+2

117

Концентрация внимания на происходящем у палатки целителей. Максимальная концентрация. «Столько соплеменников с подозрением на болезни! Это ужасно!!» Уши Зарницы нервно дергались, улавливая каждый новый звук, шорох, даже вздох. «О, звездные предки, зачем вы так испытываете мою семью? Чем мы не угодили великой воле?!»
Когда рядом возник Шептун, кошечка, наконец, вырвалась из своей клетки концентрации. Быстро оглядев прибывшего, Зарница отметила, что отряд поработал на славу. Еще более тепло стало на душе при виде Мерегы. Кошечка проворно стала крутиться вокруг каждого, кто желал ее присутствия подле себя. Сама же Зарница, на миг, заметила, что ее насморк уже и не совсем тот, не такой навязчивый и душащий. Однако ученица целителя не обошла вниманием и ее. У лап были оставлены явно-таки «вкусности». Зарница начала с того, что посуше, а на закуску оставила ягоды, покатав их по земле, она внимательно рассмотрела их, а после, как могла быстро прожевала и их.
«Наверное только зря побеспокоила всех!» Не желая мешать, создавая лишь массовку, Зарница решила удалиться. И без того съела порцию лекарств, еще и внимание лишний раз к себе привлекать уже не хотелось.
-Мегера, прости за беспокойство и спасибо, - она развернулась в сторону главной поляны, но решила добавить, но уже всем и погромче: - Выздоравливайте скорее!
Через миг ее и хвост простыл у палатки целителя.
--->> Главная поляна

0

118

Крапчатый что-то невнятно кивнул в сторону раздающихся голосов (на случай, если говорили с ним), и, не раскрывая глаз, уткнулся в бок Уголёк. Сил на то, чтобы устраиваться поудобнее, так, чтобы не касаться кого-либо и не мешать, не было. Он будто... Он будто был опустошён, стоило ему завершить свою миссию. Где-то на задворках сознания промелькнуло беспокойство о том, что он уже давно больной ходит, что он могу заразить Пшеничку и Воробушку. Это даже была не мысль, нет - просто вспышка, мелькнувшая за секунды до полной темноты, за которой последовали привычные кошмары.
Шептун редко имел спокойный сон. Не важно, хорошие времена или нет, голоден он или сыт, счастлив или опустошён. Но ко всему можно привыкнуть.
Но это длилось недолго. Во тьме, сквозь чей-то далёкий плач и проклятья, воитель услышал чей-то знакомый голос. Рядом кто-то пошевелился, встрепенулся. Шептун открыл глаза. Отчего-то он чувствовал себя живее всех живых. Сколько... я спал? Травы уже подействовали? Пятнистый воитель встал на лапы, ожидая, что его накроет слабость, тошноту, что угодно - но ничего. Будто и не было. Это... Чудо просто какое-то. Почему? Взгляд невольно упал на лежащую рядом Уголёк. Предки, если бы я могу забрать у тебя эти страдания. Воитель наклонился и провёл несколько раз языком между ушек маленькой кошечки. Она вся горит. Как бы я не старался, это не помогло...
- ...Все вы видели состояние нашего целителя, поэтому к Лунному Озеру я отправился в одиночку, чтобы найти ответы. И, кажется, нашел, хоть и самому сложно в это поверить.
Это... Соломник!? Шептун дёрнул головой. Точно, я же проснулся из-за его голоса. Неужели это... случилось? Есть только один способ выяснить. Воитель направился на главную поляну, по дороге обернувшись Мегере:
- Мне уж-же лучш-ше. С-спасибо. И... - воитель посмотрел вслед мелькнувшего на выходе красивого пушистого хвоста. - Я верну с-сюда Дурмана, как с-смогу.
И, до того, как рыжая смогла как-то среагировать и остановить его, воитель сам юркнул на главную поляну.

---> Главная Поляна

+2

119

Минус Зарница. Ученица прекрасно перенесла болезнь, вылечилась и была такова, попрощавшись с палаткой целителя. Ей стоило только хвостом помахать напоследок - с облегчением, потому что теперь всё легче дышалось в палатке.
Минус Дурман и Шептун. Только те в самоволку выползли на главную поляну, пытаясь выжить (или выжить) с этого света кого-то там очередного крикающего на все голоса.
Но, впрочем, ситуацию в палатке целителя это существенно не поменяло. Вон Анемона всё валяется да мучается. бедняжка. Надо бы скормить её медунице (или медуницу скормить Анемоне); впрочем, ничего нового, все пациенты уже были под завязку набиты травами и могли становиться отныне исключительно настоящими травяными монстрами.
- Давай, за Дурмана, за Шептуна, за Ветрогона, - предложила Рыжая, протягивая ежедневную порцию медуницы рыже-белой кошке.
- А, молодцы-молодцы, - как-то рассеянно кивнула Уголёк с Высверком Мегера, обратив внимание на главную поляну и высунув нос наружу. - Только медуницу съешьте и можете тоже посмотреть, что происходит, - сама кошка уже вовсю орудовала челюстями, восхищённо следя за статным и больным Дурманом. Если бы не его красивые повязки на голове, наложенные поверх полученных ранений, своей алчной красотой он мог бы затмить вообще любую звезду небосвода.
- Вот что я люблю! - рыжая довольно растопырила усы и подмигнула обернувшемуся на неё ошалелому воин. - Нет, ну ты только глянь на эту стать! Умереть не встать, больше ни у кого такой красоты в подбородке нет, и это я тебе говорю как опытная путешественница, - она глупо хихикнула и подмигнула, слизывая с губ последний привкус съеденной медуницы.
- Вот вам и самовольный глава нашёлся. Оказывается, всё решалось так просто, чего стоило разводить споры и междусобойчики до этого, - Мегера уже перешла на своевольный разговор с молчаливым соседом, откровенно скучая за Ветрогоном. Где же этот клубок колтунов? Ей искренне не хватало его колкого и мрачного стариковского настроя, несмотря на то что теперь перед глазами маячил другой образчик совершенства по имени Дурман.

Отредактировано Мегера (2018-06-08 08:50:06)

+2

120

Уголёк с замиранием сердца вглядывалась в бездонную голубизну чужих, округлившихся тяжело читаемыми эмоциями глаз, со слабыми очертаниями под сводами палатки пытаясь увидеть привычные, живые и задорно поблескивающие, черные отметинки. Лапа неловко подогнулась, едва не припав носом к подстилке, кошечка дёрнула ушами, приводя в порядок хаотично разбегающиеся мысли. Я еще сплю? Непривычное ожесточение затопило юный разум, выборочно выхватывая фразы из пояснений Высверка. Пятнистая шумно раздула ноздри, недобро покосившись на выход из палатки, быть может, мы все уже мертвы?

Мне жаль.. - слишком серьезно, со зрелой безысходностью, негромко просипела, прислушиваясь к ощущениям внутри. В чертогах отбивающего дробь сердца разверзлась пустота, поглощая любые светлые чувства, отзываясь злобой на уготованную несправедливость - может быть, тебе еще поспать? Худенькая лапка в неумелой заботе коснулась бурых разводов на чужом плече. Смыкая и размыкая челюсти с тихим постукиванием, Уголёк надолго замерла, напоминая лишь призрак того живого котёнка, кем была до болезни, словно бьющая ключом энергия и лучистый дух истёрлись, взяв пример с некогда звонкого, заводящего своей бойкостью голоса.

Монотонный шум с поляны нарушило щебетание Мегеры, неосознанно метнув угрюмый взгляд, ученица отвлеклась на покровительственные начала, узрев сверток трав и подтаскивая обе порции ловким движением. Сладковатый привкус медуницы не отвлекал от невеселых дум и лишь подавившись кашлем, Уголёк подняла на воителя изумленный взгляд, что-то осознав, спустя мгновение недовольно морща нос.
   — Там проводится собрание? - доверительный шепот мог показаться уверенным, но вряд ли пятнистая в ближайшее время заговорит хоть с кем-то еще - но как? Поспешно прожевав последний листочек, она решительно вскочила, на пару кратких мгновений возвращая былую неуёмность каждому движению - пойдем? Как бы ей не нетерпелось покинуть это место, сталкиваться с повышенным вниманием соплеменников в одиночку не хотелось еще больше - мы тихонько.. - пытаясь поправить нервные нотки срывавшегося на хрип голоса игривостью, Уголёк припала к земле, подёргивая кончиком хвоста, надеясь что зрения Высверка хватит аккурат на то, чтобы уловить настроение происходящего, не заметив всей его фальшивости.

▼  главная поляна

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » палатка целителя