cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
МОЛНИЯ
лучшая сестра
СВЕТОМУР и БЕРКУТ
броманс
СТРЕЛОЛИСТ
самые интересные посты
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +27, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » одинокое дерево


одинокое дерево

Сообщений 21 страница 28 из 28

1

http://se.uploads.ru/7ysJF.png


Это дерево отличительно своими исполинскими размерами, величественными раскидистыми ветвями и тем, как особенно выделяются и подчеркиваются эти качества оттого, что дуб находится в максимальном уединении от других деревьев. На массивных извилистых корнях, вздымающихся над землей, оседают густые мшистые заросли, и, зачастую, именно они используются для создания подстилок. В самом дубовом стволе где-то на средней высоте находится гнездо, полость которого достаточно глубока и может вместить в себе пару взрослых котов. Само гнездо практически необитаемо - если и какая-то добыча заселяется туда, то та в скором времени ловится обывателями этих мест.


0

21

Song Ohne Namen  –  Milky Chance

Каждое ее движение прочно врезалось в память. Списывая подобный эффект на переизбыток адреналина, связанный с полным беззакония и риска времяпровождением, подобного которому в беспокойной жизни Торнадо еще не было, он наслаждался каждым мгновением, без зазрения совести запечатляя лучшие, победные моменты.

Тепло чужого тела на его груди контрастировало с холодом снега, который уже наверняка застудил онемевшую поясницу. Здоровяку приходилось прижимать подбородок к корпусу, забавно щуря глаза под давлением пушистых щёк, чтобы хоть как-то поймать чужие глаза, ищущие его взгляда. Возможно собственные успехи затмили разум, но Торнадо упрямо казалось, что зеленая, уже ставшая привычной, милая хитринка в этот раз просила защиты. Навалившись на локти, он чуть выпрямился, чтобы лучше видеть говорившую.

  — Я не хочу быть ограничен какими-то пустошами и подстилками, - поведя напряженным плечом, буромордый резко откинулся назад, во внезапной бессильной злобе стискивая зубы и окунаясь головой глубже в сугроб. Отогретый снег под давлением сильно просел и они провалились еще на пол хвоста. Сомкнув веки он на мгновение подумал, что когда откроет, вернет себе ту мурлычащую Маковку и лёгкую пустоту в голове, но этого не произошло.

  — Ты поставила на кон все, сойдясь с таким как я. Неужели это не значит того, что ты понимаешь, что я чувствую? - нервно облизнув губы грубовато пробасил, задумчиво перебирая мягкую кремовую шерстку за ухом - Если это так, то тебе лучше идти. С каждой секундой ставка увеличивается.

Торнадо полнился противоречиями. Его мужское достоинство не позволяло до конца признать, насколько многое может дать ему их дуэт, ровно как и не позволяло открыто вынести предложение, боясь высокопроцентного отказа. Но что-то тянуло к этой кошке, к этому моменту, запрещая так просто отпускать их обоих.

+2

22

— Я не хочу быть ограничен какими-то пустошами и подстилками.
Маковка как-то грустно улыбнулась. Едва ли она могла дать ему больше. Даже если бы и хотела. Кошка отвела взгляд, задумавшись, что делать дальше. Всё это было... неправильно. Они оба были ограничены, зависимы от чужого мнения и закона. На это нельзя было просто наплевать. Если кто-то узнает, жизни обоих будут поломаны. Готова ли Маковка рискнуть? Ради Торнадо?
— Ты поставила на кон все, сойдясь с таким как я. Неужели это не значит того, что ты понимаешь, что я чувствую?
А сердце всё колотилось, прося утвердительного решения. Её тянуло к этому коту, ей хотелось быть с ним. Но этого допустить нельзя. Я ведь не этого хотела. Я хотела... правильной любви. Чтобы все восхищались нами, нашими детьми, я стала бы лучшей матерью во всём лесу... Глаза Маковки наливались горечью, она всё ещё глядела на Торнадо, но мысли были очень далеко от него. Стать подругой глашатая или предводителя, чтобы быть выше... всех. Хотела счастья в племени Ветра. Но с ним ничего этого не будет. Лапы покалывало от волнения, а, может, от холода. Маковка медленно поднялась, скатившись с пушистого живота Торнадо.
— Торнадо, - она говорила тихо, будто в этот самый момент за ней наблюдало всё племя Ветра. Это было не так, но воительница не желала, чтобы кто-то кроме него услышал. — Я хочу быть с тобой, - она улыбалась уголками губ, смотря в медные глаза, но по её взгляду он не мог не догадаться, что последует дальше. Маковка обязана была это сказать. Ради своего счастья. Ради его возможности. — Но я должна вернуться. И больше никогда не встречаться с тобой.
Она выдохнула эти слова, всё ещё не отводя взора, не труся смотреть ему прямо в глаза. Торнадо был одним из лучших, кого она знала. Он был достоин услышать правду. Удостовериться в её искренности и необходимости так поступить. Он поймёт. Должен. Ведь он тоже не надеялся.
— Это была лучшая ночь в моей жизни, - прошептала Маковка, приблизившись к его уху. Напоследок кошка коснулась своим носиком его. Так не хотелось отпускать этот миг. Так хотелось задержаться здесь подольше, ведь Маковка была уверена, что этого больше не повторится. Никогда.
Она развернулась и, не оглядываясь, потрусила по снегу в сторону лагеря. Там её ждал траур. Кошка тоже будет переживать свою боль. Будет всю ночь думать и вспоминать, проматывать в голове моменты. Будет печальна ещё долгое время. И вряд ли кто-то заметит в этом нечто странное. Ведь повод для грусти сегодня есть у всех её соплеменников.

>>>главная поляна Ветра

+2

23

Зелёные глаза разглядывали медные, но Маковка была будто совсем далеко отсюда. Он следил за изменениями ее мордочки, точно зная, что за ними последует. Взгляд постепенно грубел, отдаляясь. Торнадо не мог позволить кремовой узнать, насколько сильно его задевает это нарочное пересиливание себя. Они знали, чем все закончится, думали об одном, но пришли к этому абсолютно разными путями. Оперевшись на локти, здоровяк не двигаясь смотрел за тем, как Маковка невозмутимо встает. Несколько мгновений назад ему казалось, что эта кошка понимает его, мыслит как он, имеет те же идеалы. Стала бы обычная воительница совершать подобный поступок просто так? Но все его призрачные надежды найти самку не только для временного утоления плотских утех, а еще и двигающуюся в унисон по жизни, рассеивались утренним туманом. Неужели, сегодня использовали его, как он использовал других?

Она улыбалась и говорила, что хочет быть с ним. Лапы Торнадо напряглись, но он усилием воли заставил себя ограничиваться лишь тенью, упавшей на лицо.
  — Хм, долг. Прообраз всего, ага? - бас упал глухо, словно камень на дно колодца. Буромордый знал, что делал ей больно, что поступал неправильно, но язык не мог остаться за зубами. После произошедшего слова Маковки звучали донельзя смешно - Не торопись с выводами, мышонок. Она была не последней. Нос Торнадо был горячим, когда он прикоснулся им к мордочке ветряной, проводя грубыми пальцами за ушком. Его тело буквально горело, несмотря на переохлаждение - похоже раны плоховали.

Хрупкая фигурка скрывалась в снежных пустошах, неотрывно преследуемая погрустневшим взглядом. Больше не было нужды сдерживать свое разочарование, Торнадо от души деранул торчащий кусок коры, получая в морду порцию щепок. Задумавшись, он поскреб по оголившемуся дереву, вырисовывая понятные лишь ему одному узоры.

Вначале он думал остаться, каким-то краем сознания надеялся, что, тот самый блеск в Маковкиных глазах как накануне заставит ее вернуться назад, к теплому боку. Но быстро перед глазами начали мелькать образы самодовольного Штормогрива, у лап которого вновь начнёт виться кремовая кошка, под стать своему племени.

Рана пошаливала, тяжело поднявшись, Торнадо двинулся в сторону нейтральных территорий, по большой дуге обходя путь к Лунному Озеру.

▼ поваленное дерево 

+1

24

------> Главная поляна Грозы

Запыхавшаяся после нескольких минут ходьбы старая Малина прилегла около деревца в маленькой выемке, поросшей столетним мхом, чувствуя, как трепыхается в груди бешеное сердце. - Ой, погодите! Помира-а-аю! - на весь лес раздался сиплый голос, но, кажется, уходящие совсем ее не слышали. Либо просто проигнорировали. Она сжала что есть мочи свою большую грудь, старалась дышать ровно и прерывисто в попытках перевести дух и дать отдохнуть слабым легким. Давно она так далеко никуда не прогуливалась - с тех самых пор, как маленькая Звездочка спасла ее из треклятого помета медведя, иначе погрязла бы там старейшина навеки. Не померла хоть там от голода?

Дыхание постепенно выровнялось, в грудной клетке больше не было той истязающей изнутри боли, что хотелось на сосны лезть. Большая тушка перевернулась на другой бочок, с ухами и ахами таки смогла подняться на лапы, из-за чего в районе позвоночника послышался подозрительный хруст. Никак разваливаться начинаю.... Но никаких следов отломленной кости Малина вокруг себя не нашла, чему предшествовал порывистый и облегченный вздох. Топот лап и гул голосов давно стих и исчез с поля зрения, как только скрылся за большим ежевичным кустом, и нагнать своих Малине уже давно не светило. Обогнув ветвистый кустарник, она продолжила свой путь уже не таким энергичным темпом, каким следовала за группой. В какие-то моменты ей вновь приходилось делать остановки для передышки и чем дальше она уходила, тем больше таких привалов становилось. В конце-концов, она без сил рухнула у одинокого дерева посреди пустынного поля. Ни единой души, как и намеков на нахождение Голубики.

Где-то рядом с ухом послышалось копошение, будто кто-то что-то перебирает своими маленькими лапками. - Ежиха, это ты? Снова решил поиграть в прятки, негодник, - в бесстыжих глазах загорелись огни страсти, лапы так и чесались умять пухлую булочку снова. Прямо у корней дуба кошка медленно закружилась вокруг толстого ствола. обтираясь шубкой об зазубрины и оставляя повсюду клоки густого меха. - Не прячься, я тебя ви-и-ижу,- полосатая спинка так и не хотела показываться на глаза озорной старушенции, будто специально дразнила, зазывала к более решительным действиям. Ну давай же, покажись мне. Что-то прямо за спиной со скрежетом пронеслось дубу вверх, что смогли уловить даже глухие уши Малины. - Вот ты где. Тебе не спрятаться от меня, - ехидно усмехнулась в усы грозовая старуха и уцепилась передними лапами за древесную кору. Кое-как подтянув и правые, грозовая оттопырила свой зад и повисла как гусеница. Определенно, она опять что-то делает не так.

+4

25

------------> разрыв
Клок Кометы встревоженно двигался по территориям, надеясь, что с отрядом Дикотравницы все в порядке и оруженосцы выберутся из передряги живыми и невредимыми. За воителей предводитель особо не волновался, так как знал, что те поступят правильно и  не станут подвергать себя опасностям. Тяжелые лапы отказывались слушать, но Клоку Кометы безумно хотелось побыть одному. Когда-нибудь, к нему придет осознание важности своей роли в племени, когда-нибудь он привыкнет к этим неоднозначным взглядам со стороны и когда-нибудь, в конце концов, племя его примет. Тогда все и наладится.
Тишину пустошей разрезал громкий сиплый голос. Клок Кометы приостановился и нахмурился. Навострив уши, он попытался понять откуда исходит звук. Определенно, его соплеменники не стали бы так орать. "Разве только Высверк. Но голос явно не его." Палево-полосатый предводитель потрусил к предполагаемому месту. Отчего-то была уверенность, что на территориях никто иной как чужак. Но вряд ли это был бы одиночка, ведь те наоборот стараются вести себя предельно тихо, чтобы потом напасть исподтишка.
Чем быстрее Клок Кометы приближался к одинокому дереву (а именно оттуда, по его мнению издавали звуки), тем сильнее въедался в нос запах... Грозовых?
...-поиграть в прятки, негодник, - донеслось до ушей кремово-полосатого и он злостно зарычал. И какую дубоголовую принесло сюда, на территории племени Ветра? Клок Кометы уже мысленно разрабатывал пламенные речи и готовил клыки с когтями для преподавания хорошего урока. Обнажив клыки, он сгорбился и медленно последовал к звуку.
- Не прячься, я тебя ви-и-ижу, - предводитель опустил голову вниз, будто лев, готовящийся напасть на свою добычу. Глядя исподлобья на одинокое дерево, он глухо зарычал, готовясь к прыжку.
"Еще и так беззаботно тут скакать, что за наглость?!"
Но потом до Клока дошло. Он узнал этот голос. О, он узнал бы его из тысячи. Попробуй забыть ее. Хотя... "У нее забывать все на свете получается просто великолепно!" - Клок Кометы спрятал клыки и расправил плечи. Выходя из кустов, он выглядел больше приветливо, нежели настороженно. Малина, старейшина Грозового племени, будто малый котенок носилась вокруг широкого ствола дерева, оставляя на каждом сучке у земли клоки своей шерсти. Предводитель тихо подошел сзади Малины, пока та пыталась взобраться на дерево.
- Мали-и-ина, старушка дней моих суровых, - как-то совершенно дружелюбно пробасил голубоглазый и остановился. Смотря на Малину, висящую на стволе дерева, он представлял ее неким несмышленым котенком, который ну уж точно никакой опасности не несет, - Что, опять попутала? Коварные соплеменники отправляли в лес, а завели на вражеские территории? - Клок Кометы тряхнул мордой, снимая с себя напряжение и подошел ближе к старейшине, - неужто ты им так шибко наскучила? Али ты кого потеряла? Хотя о чем я. Ты уже давно потеряла самое главное - память, ягодка, - то ли кинув комплимент, то ли выразив полное добродушие договорил Клок Кометы.
Стало безумно интересно, что ж ее сюда привело? Обычно Малина хоть и забывалась, но на чужие территории не забредала. А может и забредала, просто Клок об этом ни разу не слышал. Вообще, к Малине он относился уважительно, с долей некоторой симпатии, так как будучи еще воительницей, Малина выглядела просто неотразимо. Да и характер, ух-х!

+5

26

Несносный, полосатый комок шерсти даже не хотел ни на усик показывать Малине свою бурую головку. Старуха вся извелась, пока пыталась добраться до этого негодника, и все никак не получалось продвинуться хотя бы на мышиный хвостик. Но чем труднее был путь к глашатаю, тем больше заводилась кошка. Внутри все внутренние органы трепыхали горячим пламенем, предвкушая, какие игры они могут устроить на ветках этого треклятого дуба; а когда передние лапы поползли дальше, сдвигая дело с мертвой точки, будоражащая, до мурашек, волна прокатилась по всему телу. Оставив задние на одном месте, старейшина вытянулась в длинную струнку, пока не почувствовала ноющую боль в спине, что заставила ослабить хватку и передние проскользили вниз, оставив на стволе дерева свежие зазубрины от когтей, вернувшись к прежнему положению. Вот, паразит, намазал ствол медом.

Над ухом послышалось чье-то бормотание, отвлекающее Малину от важного дела. С шумом тяжелая туша плюхнулась на траву и из-под густых бровей два янтарных глаза уставились на незнакомца. Никак этот седой пожаловал! Старуха сразу узнала эту приторно-белую шерсть и черную грязь на морде. - Что, опять попутала? Коварные соплеменники отправляли в лес, а завели на вражеские территории? - но голос был какой-то другой, совсем не похожий на голос седого предводителя. - Как вражеские? Не пудри мне голову, дорогой, мы до сих пор дома, - заботливая лапа примостилась на ушастую голову, мягко поглаживая между ушек. - Ничего не помнишь, старый мой. А ведь я говорила, что нельзя котам в возрасте идти управлять племенем. У них же это...все напрочь из головы вылетит.

Томный вздох вырвался из недр шерсти, выражая сочувствие бедному седому. Совсем на старости лет память растерял. Слава предкам, у Малины таких проблем нет. - Нынешняя молодежь совсем не уважает стариков, ну ты меня как никогда понимаешь. Иду я, значит, за какими-то странными мордами. Думала свои, но от них ужасно воняло рыбой. Остановилась отдохнуть, а они все взяли и сбежали от меня. Все до единого. - возмущенно сетовала старушка, размахивая во все стороны гривастой лапой. У той же Мегеры-Или-Как-Там-Её - будь она неладна - напрочь отшибленно уважение к дамам в возрасте. Мало того, что и доброго слов от нее не дождешься, так она еще три шкуры с тебя спустить готова, лишь бы обобрать целиком и полностью, ни оставив ни чувства гордости, ни листика мяты. "Вот паразитка!"

- неужто ты им так шибко наскучила? Али ты кого потеряла? Хотя о чем я. Ты уже давно потеряла самое главное - память, ягодка, - мягко проговорил седой предводитель, отчего Малина со свистом усмехнулась в молочные усы. Снова этот несчастный всё забыл. Ну как котенок, ей-предки. - Вечно у тебя на морде эта грязь. Сколько раз я говорила, что нельзя себя так запускать? Потом же ничем не отмоешь, - вобрав в себя побольше воздуха, что легкие начало саднить, грозовая что есть силы плюнула на свою лапу, ткнула в чумазую морду седого и принялась тщательно вымывать эту паразитную грязь. - Не отмывается, зараза. Вот у одного рыбомордого, который постоянно ошивался у моей палатки, было тоже самое. Постоянно ходил весь грязный и неотесанный. Так у него потом завелось столько блох и вшей, что, когда он чесался, выдергивал из себя клоки шерсти!

Отредактировано Малина (2018-08-13 11:33:42)

+5

27

- Как вражеские? Не пудри мне голову, дорогой, мы до сих пор дома. Ничего не помнишь, старый мой. А ведь я говорила, что нельзя котам в возрасте идти управлять племенем. У них же это...все напрочь из головы вылетит, - лапа Малины потрепала Клока Кометы между ушей, отчего он резко одернулся и грубовато зашипел, противясь таких действий. Ну что она из него тут котенка несмышленого строит?
- Ой, да чья б старая душонка мяукала, Малина, - вновь вернувшись в свое прежнее состояние пророкотал предводитель и отсел подальше от спустившейся на землю грозовой старейшины, - У тебя там с памятью и обоняние что ли отрезало? Ты втяни грудью воздух, может что-то странное почуешь, м? - Клок Кометы явно намекал на пропитанный ветряными воздух. Но кто ее знает, эту Малину, она же сейчас столько выдумает, столько наболтает, что ходи потом с гудящей головой еще половину луны.
- Нынешняя молодежь совсем не уважает стариков, ну ты меня как никогда понимаешь, - Клок Кометы одобрительно кивнул и мягко коснулся лапой до плеча Малины.
- Это верно. Но тебя попробуй не уважать, ягодка. Ты ж кого хочешь из-под земли достанешь, - в голубых глазах заигрались огоньки, вспоминая те самые времена, когда Клок Кометы был  Соломником, таким безбашенным горячим и амбициозным юнцом. Золотые воспоминания, поучительные.
- Иду я, значит, за какими-то странными мордами. Думала свои, но от них ужасно воняло рыбой. Остановилась отдохнуть, а они все взяли и сбежали от меня. Все до единого,- а вот тут Клок Кометы заинтересованно навострил уши.
- А чего это рыбомордые забыли на территориях Грозовых? Или у них тоже с памятью не очень? - попытался перевести все в шутку предводитель, а сам напрягся. Что Речным котам делать у Грозы? Вряд ли Серебро Звезд поставил бы целый патруль несмышленышей, которые и территорий не знают.
Но Малина не спешила отвечать. В ней же загорелись материнские инстинкты!
- Вечно у тебя на морде эта грязь. Сколько раз я говорила, что нельзя себя так запускать? Потом же ничем не отмоешь, - Клок Кометы закатил глаза. Ну что, серьезно? Опять? Каждый раз, когда они встречаются, Малина усердно пытается оттереть его родной окрас от его тела. Наверное, финишной чертой станет, когда она просто пообдирает с него всю шерсть и оставит ходить полностью лысым. Вот так чистюлей станет, да?
- Сколько раз мы видимся, столько же раз я тебе говорю - это окрас, старая, окра-а-ас, - недовольно пробасил предводитель. Но и глазом моргнуть не успел, как Малина демонстративно плюнула в лапу и приблизилась к морде. Занимательнейшая картина. Старейшина Грозового племени так унижает предводителя племени Ветра. Расскажешь - на всю жизнь заклеймят. Клок Кометы одернулся и попятился назад. Но тут же врезался в ствол дерева. Мокрая лапа Малины коснулась морды предводителя и тот замычал, словно обиженный оруженосец, - Конечно не отмывается, потому что это полосы! Это мой родной окрас! - практически безнадежно забурчал Клок Кометы, смирившись с обслюнявленной мордой. Ничего, и не такое терпели. Тем более, не в первый раз. Да после такого Малина казалась уже гораздо ближе, чем знакомая из чужого племени. Это уже что-то более интимное и близкое. Не выдержав, предводитель резко вывернулся в сторону, - Да ну хватит же! Имей ты совесть. Перед тобой предводитель стоит, а не юный воитель, - приметил кремово-полосатый и начал тщательно стирать с морды слюну Малины, - Ты вот быстрее повыдергиваешь из меня клоки шерсти, чем я их сам расчешу чесоткой. Ты лучше расскажи мне, что рыбомордые делали у вас на территориях. А я за это отведу тебя на твои... кхм... отведу тебя домой. Ты ж на своих территориях, - а спорить, в общем-то, было бесполезно.

+5

28

- Конечно не отмывается, потому что это полосы! Это мой родной окрас! - заупрямился черномазый, упираясь пушистым задом в ствол дерева. Знает Малина, какой это окрас. Сегодня у них морда грязная, завтра спина, потом блохи, а дальше и помереть можно. Чем быстрее эту заразу отмыть, тем лучше будет для всех. Но как бы долго старуха не терла, эти паразитные полосы все никак не хотели отмываться, портя такую милую мордашку. - Да ну хватит же! Имей ты совесть. Перед тобой предводитель стоит, а не юный воитель, - нечистая морда отпрянула от заботливой лапы старейшины, так и не дав до конца расправиться с на удивление стойкой грязью.

- Вечно ты не даешь мне довести всё до конца. Только не жалуйся потом, когда твоё чумазое тело найдут в сырой земле, а блохи и черви будут пожирать его изнутри. Лучше бы побеспокоился о своих детях. Кто будет о них, по-твоему, заботиться, когда ты лапки откинешь? Помрут ведь все до единого, - длинная шерсть на морде встрепенулась и приглушенное ворчание с запахом прогнившей крысы вырвалось из старческой пасти, окутывая предводителя тоненькой пеленой. - Ты главное не переживай, когда надо будет я, так уж и быть, подарю им свою заботу и любовь. Они ж мне как родные, - проскрипела грозовая, вспоминая, как после посвящения бурая юница светло улыбнулась, демонстрируя белоснежные зубки. От теплых воспоминаний внутри старушечьего тела густым медом расплылось приятное тепло. Ну совсем на отца не похожи. Все в мать. - Ты вот быстрее повыдергиваешь из меня клоки шерсти, чем я их сам расчешу чесоткой. Ты лучше расскажи мне, что рыбомордые делали у вас на территориях. А я за это отведу тебя на твои... кхм... отведу тебя домой. Ты ж на своих территориях.

Малина не сдержала громкого хохота, хлопнув седого по плечу. Опять всё позабыл, старый хвост. - Совсем тебя время не щадит, грязномордый ты мой. Скажи еще, что не помнишь, как они жили в нашем лагере несколько лун. Сам же разрешил им у нас остаться, ведь это-то...от блохастых бродяг же бежали. Сама я встречала одного такого и хочу сказать сразу: очень пренеприятная особа. Вся такая расфуфыренная и плешивая, вот точно вовремя грязь с морды не смыла, - утвердительно кивнула головой темношкурая, скосив многозначительный взгляд в сторону седого. - А сегодня они все почему-то решили уйти, ну ты и сам всё видел. Не знаешь, куда могли пожаловать?

+4


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » одинокое дерево