cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » берег озера


берег озера

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

http://sa.uploads.ru/KwjAE.jpg


К крутой обильной поросли степных и луговых растений и трав, перетекая в сам берег, плавно прибавляется настил озерного песка с глиняной примесью и редкие булыжники. В воде, близ суши, прерывистыми зарослями произрастает тростник, а возле него – ситники, кубышки и лютик водный. Иногда тут можно встретить водоплавающих птиц, чаще всего такими являются пеганки. Это место открывает вид на водную гладь и берега других племен. Является одним из основных источников воды племени Ветра, хотя предпочтительнее те больше посещают для таких целей ручей, который впадает в это озеро, так как тот находится гораздо ближе. Коты, принадлежащие другим племенам, могут проходить через территории по берегам, но, строго не нарушая расстояния от воды ровно в два лисьих хвоста.


0

2

Лагерь племени Ветра

— Ты можешь мне честно сказать, что ты ничего, совершенно ничего ко мне не чувствуешь? Можешь сказать это мне, глядя в глаза и не привирая самому себе?!
— Я никогда тебе не врал.
— Ты даже сейчас лжёшь и... и ведёшь себя как тогда, когда ты был котёнком! Из-за тебя и твоей сестры ваш отец ушел. Ушёл, Лихоцвет, ушёл!

У матери на глазах скапливается пелена из слёз. Я делаю неуверенный вздох, прежде чем, помявшись с лапы на лапу, однако к матери не подхожу. Она начинала сходить с ума медленно, это всё начиналось с головной боли, затем она всё чаще срывалась на истерики. А затем её сковывала та душераздирающая печаль, которая сметала на своём пути все попытки ей противостоять и просто высасывала из моей бедному матери все слёзы. Все силы. Всё желание бороться.

— Я никогда и никому не позволю тебя обижать, мама.
— Перестань давать мне те обещания, которые не в состоянии выполнять, Лихоцвет. Это — плохое качество.
И она продолжает, выбираясь из палатки целителя, бесцельно бродить по полю, не в состоянии поймать даже мышку. И у меня складывается ощущение, что моя мать совсем вянет, как те же цветы, которая она больше всего любила. Ей начинает казаться, что жизнь проходит мимо, но она не осознаёт, что она упускаешь практически всё сквозь себя, как воду сквозь пальцы. Это больнее и обиднее всего.

— Ты должны держаться и должна продолжать бороться, мама.
— Я устала.

Болезнь, которая грызла мать изнутри, выедала каждый орган, каждую мыслью, всю память, все сладкие, словно вата, воспоминания, добралась до её головы. Бледную кошку дёргало, один глаз вовсе не открывался. Правое ухо повисло, кошка с трудом становилась на лапы. Теперь, чтобы выходить на свежий воздух, чтобы смотреть зрячим глазом на заходящее солнце, ей нужно было всем телом облокачиваться на меня. Но она всё ещё кричала о том, что я даю ей обещания, которые не в состоянии оправдать. Которые не в состоянии выполнить.

— Я хочу ягод, — капризно мяукает кошка, ведя головой в другую сторону, — я. Хочу. Ягод! — ещё громче разносится её мяв по палатке, пока я окольцовываю лапы хвостом. Мне так больно, ужасно, душераздирающе больно смотреть на то, как сияющая всеми красками рассвета мать трескается, как раковина виноградных улиток. Царапается. Ломается. И просто сходит с ума.

— Именно поэтому это проще — быть одному! — требовательно выдаёт мама мне в лицо, дёргая кончиком хвоста, пока я немо приоткрываю губы, не в состоянии чем либо ей противостоять. Она смотрит куда-то сквозь меня.
— Оставь меня! — рявкает она, дёргая головой в одну сторону, — я буду счастлива одна! Без вас. Оставь!

Я помню так много деталей. По-моему я становлюсь котом-ностальгией. Это вызывает у меня грубую улыбку на лице, однако она полна меланхолии и именно беспомощной тупой боли, которая отдаётся внутри недовольным воркотанием. Она облегает моё сердце, уверенно сворачиваясь где-то в груди, а один момент цепляется зубами за все жилы и сосуды.

— Лихоцвет, — взволнованный целитель ночью будит меня, а я резво распахиваю глаза, глядя на него во все небесно-голубые радужки, — она... она уходит.
Не у каждой истории бывает счастливый конец.
Я срываюсь, спотыкаясь, путаясь в своих же собственных лапах.

— Ты так на него похож...

— Мама, — тёплое дыхание уставшей птицей путается у неё в загривке.
Все эти слова о смерти — они до ужаса избиты. Никогда не знаешь, кто умрёт завтра. Но когда видишь то, как родное тебе существо на глазах вянет, сердце сковывается ужасом, вязким, чёрным, глубоким и бездонным, как смола, ужасом.

— Это проще — быть одному.

Я чувствую себя потерянно.
— Это проще — быть одному, — само по себе срывается с губ, выглядит совершенно не в тему, однако прибавляет уверенности, стоит только избавиться от душещипательных воспоминаний, которые тонкими змеями дурят голову. Я крепче смыкаю зубы на пойманной дичи: стриж, которого я держу за крыло, мёртвым грузом висит в моих зубах.

Но тут...
Я рывком останавливаюсь, выгнувшись в спине и вздёрнув голову, подняв уши и оглядевшись по сторонам.
— Слышал? — нервный взгляд на Вереска, может, мне кажется?

Т-к-к-к...
М-м-мяу...

— Это оттуда, — вырывается у меня, когда я, выпуская стрижа из пасти и уложив его в сухую траву, бросаюсь к берегу, вытянув шею. Втягиваю носом запах. Запах... молока..?
— Быстрее, Вереск!

+7

3

-> главная поляна племени ветра

Берег озера. Только став воителем, Вереск таскался сюда на свидания с кошками. Живописное место, особенно ночью, когда звёздное небо отражается на водной поверхности. Вспомнив тот трепет, что ощущал впервые увидев такую сверхъестественную красоту, Вереск немного ожил и даже подумал о том, что хочет прийти на это место ещё раз. Один. Полюбоваться на звёздное небо. Кто знает, может где-то там наверху...
Странные звуки мгновенно прервали мысли воителя.
— Слышал?
Вереск остановился и коротко кивнул Лихоцвету, оповещая, что если они и сходят с ума, то вместе.
Звуки повторились и Вереск на автомате вертел головой, пытаясь определить откуда же он всё-таки исходит. Тем же самым занимался и предводитель. И судя по воплям, удалось ему это точнее и быстрее.
Вереск рванул за Лихом, попутно включаясь в процесс. Он чуть приоткрыл пасть, принюхиваясь к предположительному врагу или гостю...
Не может быть.
Вереск не очень то любил котят. По правде сказать, он не любил их совершенно. Но запах узнать мог. Да и оставлять на смерть неизвестный, нелюбимые комки шерсти он бы не стал. Воспитание брало вверх над антипатиями и симпатиями.
Не теряя время на разговоры, Вереск уверенно сиганул в воду, решаясь замочить лапы и грудь. Беглым взглядом обозревая берег, Вереск наконец заметил угасающее движение...
- Лих!
Коротко и хрипло привлекая внимание предводителя, Вереск направился к тому месту где заметил активность. Он кивком и взглядом указал место рыжему соплеменнику, который, впрочем, и так находился совсем рядом.
Да, это действительно были они. Те, кого Вереск в былые времена так боялся наплодить сверх нужного. Здесь их было всего двое. Вереск, не растерявшись, схватил одного и поспешил на берег, толком не понимая живое это или уже нет. Он положил свой улов на берег и тут то, теперь уже, почувствовал лёгкую панику. Совершенно нелогичную панику, ведь он даже не знает, что это за котята... чего же это его так тревожит?
- Не дышит?

Отредактировано Вереск (2017-07-05 00:43:01)

+2

4

Звук повторился ещё один раз, когда Лихозвёзд, поджав под себя переднюю лапу, остановился перед мрачным берегом озера. Сделав широкий мах хвостом, кот приказал молчать, немо отвечая на любые вопросы своим решительным внешним видом: он прижал уши и уверенно смотрел на колышущуюся гладь воды, слегка подрагивая сливочными усами.

Буль.
Буль...

— Лих! — коротко рявкнул Вереск, стоя по колено в воде, когда Лихозвёзд рывком дёрнулся за ним, грузными плечами раздвигая водную гладь, которая заставила его порядком сжать зубы — холодная вода вызвала ответную реакцию, шерсть на пушистом загривке встала дыбом, однако бугай продолжил двигаться вперёд. Вода серебряным полотном сбивалась с золотой гривой густого меха, пока кот судорожно оглядывался по сторонам.

— Звёздное племя, — рыкнул предводитель, крепко прижав уши к затылку и с трудом заставляя собственное, намокшее тяжёлое тело пойти вперёд: лапы, путаясь в водорослях, отрицательно действовали на всякие приказы, именно поэтому кот, зажмурившись, вытянул шею и сцапал мощной пастью продрогшее, потемневшее от воды тельце. Уже в следующий момент ветряной кот обеими лапами налёг на скользкий ил, буквально вытягивая самого себя из пучины стоячей воды озера, когда его массивное тело и широкая спина показалась над поверхностью. Только ступив на песчаный берег, кот стал резвее перебирать лапами, на ходу отряхнувшись и рывком подорвавшись к Вереску, укладывая крохотного котёнка к себе между лап.

— Не знаю, — быстро проговорил предводитель, сжав продрогшие лапы, — вылизывай, — также броско произнёс Лихозвёзд, прежде чем перевернуть котёнка на спину и ткнуться в него тёплой мордой, крепко и постоянно вылизывая подрагивающий, почти лишённый шерсти, живот, чтобы хоть как-то разогнать кровь в холодном тельце.

— Они... маленькие совсем, — запыхавшись, говорит Лихозвёзд, прикладывая большое и пушистое ухо к крохотной груди котёнка, внимательно слушая. Опять вылизывая и опять слушая. И в один момент что-то гулким эхом, совсем тоненько и безнадёжно забилось в хрупкой груди, — мой дышит, — впопыхах произносит Лихозвёзд, поднимая лобастую голову и во все голубые глаза глядя на Вереска, ожидая от него похожих новостей, — я побегу вперёд, надо предупредить Ветрогона, лишь бы дотянули. Согрей её как можно сильнее, — кивнув на кошачье тельце, пробасил кот, беря в пасть своего котёнка, — и догоняй, Вереск.
А затем рванул вперёд изо всех сил, будто бы сейчас только от него зависела жизнь маленьких, ни в чём неповинных котят, успокаивая себя лишь тем, что Ветрогон сможет им помочь.

Главная поляна племени Ветра

+3

5

Вереск, будучи молодым котом, которого никогда не интересовали ни котята, ни целительство, оторопел от слов своего предводителя, но послушно принялся за дело. Торопливо разогревая хрупкое тельце быстрыми и отрывистыми движениями языка, пятнистый явственно ощущал, что где-то там, над облаками, на него устремлены три пары кошачьих глаз. Братья и отец. Вереску явственно виделся Пел с его тёплой нагловатой улыбочкой и спокойный, но полный гордости за младшего брата, взгляд Дика. Образ отца для Вереска хоть и был загадкой, но со слов матери воин знал, что погибший был сильно похож на него самого, а глаза у него были такие необычные: один желтый, другой голубой. Вся это троица умиротворённо следила за ним, за Вереском, за его жалкими попытками победить то, что не удалось победить ещё никому. То, что превратило его жизнь в пепел.
Лихозвёзд оповестил Вереска о том, что его находка начала подавать признаки жизни и скрылся в высокой траве. Вереск не слышал ничего из его речи кроме "...дышит". Его накрыла волна паники и собственного бессилия. Он снова проигрывал этот бой. Перепела пожирали языки пламени, Дикобразу в горло вгрызался одиночка, а этот котёнок не дышал, хотя он пытался, снова и снова, всё упорней и упорней...
Ну, давай же!
От собственного бессилия глаза Вереска стали видеть лишь размытую картинку происходящего из-за выступившей влаги.
Дыши же!...
Дикобраз улыбнулся ему ласково и тепло, как в тот день, когда собирался рассказать о смерти их отца. "Нужно уметь отпускать, Вересколапик", сказал он тогда.
Не умею я этого... И не буду... да сделайте же с этим, что-нибудь!
Тёплые, солёные капли покрывали шерстку маленького, едва начавшего свою жизнь, существа, но Вереск быстро уничтожал улики собственного страха и слабости языком. В конце концов, он отстранился и вскинул голову наверх, чтобы посмотреть на умиротворённых родственников. Но на небе не оказалось никого, кроме планомерно плывущих облаков. Их не было. Кажется, Вереск просто начал сходить с ума. Он чувствовал, как его снова поглощает пустота. С чего его так тронула смерть неизвестного ему котёнка? Он же и жизни то не знал. Но слёзы всё равно скатывались по полосатым щекам, а взгляд полный отчаяния был устремлён в эти самые облака. Видимо это будет повторяться снова и снова. До самого конца, до его собственной смерти...
Вереск не сразу понял, откуда вдруг донёсся странный звук, а затем с изумлением впился взглядом в маленький, чуть ли не зализанный им до самой смерти комок.
Это... это кашель?
Он поспешно приник к котёнку. Тельце тихонько дышало.
Хрипло выдохнув, Вереск нервно усмехнулся. Такого поворота событий он уже и не ждал.
Подхватив олицетворение своей маленькой победы над смертью, Вереск направился в сторону лагеря. Он не мог идти слишком быстро, так как лапы у него дрожали и подкашивались от пережитого, но старался как мог. Котёнок был совсем маленьким и ему нужно было как можно быстрее оказаться у тёплого бока мамы-кошки.
Я всегда, буду рядом, кроха, ты только держись, - мысленно повторял про себя Вереск, хотя ему самому не верилось, что он думает так о совершенно постороннем существе, которое, ко всему прочему, ещё и котёнок.

-> главная поляна

Отредактировано Вереск (2017-07-08 01:18:38)

+7

6

предстепье >>>

Они брели по территории племени Ветра, будто всё так и должно было быть. Словно им не нужно было опасаться одиночек, соплеменников палевой воительницы или ещё чего-то. По крайней мере, в сознании Маковки всё воспринималось именно так. Ничто не несёт угрозы больше.
Голова всё ещё болела, но кошка старалась сосредоточиться на пути, будто если она хоть немного ослабит внимание, Торнадо тут же растворится, как туманное видение. Она то и дело опиралась на кота, вдыхала его запах, удостоверяясь, что небесный всё ещё здесь. И неважно, что быть его тут не должно.
- Ты вернулся ко мне, - слабо пролепетала Маковка, улыбнувшись. Двое уже приблизились к воде. Озеро ещё не до конца освободилось от оков, но у берегов лёд уже подтаял. Песок даже немного нагревался, хотя был очень влажным. Тонкие палевые лапы подрагивали то ли от холода, то ли от нагрузок, и даже, когда они остановились, воительница не решилась отходить далеко от Торнадо. - Я бежала за патрулём. Хотела спасти от одиночек.
Маковка ещё глупее улыбнулась и сконфуженно опустила голову, понимая, как нелепо это звучит. Он думает, что я мышеголовая. Самая мышеголовая кошка, которую он встречал. Однако желание рассказать ему всё было сильнее стыда. Она сидит сейчас перед ним измученная, больная, несущая какую-то чушь, но это не главное.
- Я скучала по тебе, - еле-еле выдохнула кошка, не поднимая взгляд. Может, это последний шанс сказать ему всё? Относительно счастливое стечение обстоятельств, позволившее Маковке признаться не только небесному, но и самой себе в том, что мучило её сильнее болезни с их последней встречи. - Ты не пострадал? Одиночки... они опасны. Я переживала за соплеменников, поэтому оказалась...
Маковка не договорила и сильно закашлялась, отвернувшись в сторону. Принести заразу в племя, ещё и его заразить не хватало. Горло будто скребли изнутри, а головная боль усиливалась. Казалось бы, состояние кошки ухудшить уже нельзя, однако ещё был покусанный одиночками загривок. Но Маковка всё равно чувствовала себя счастливой. Торнадо здесь.

+2

7

предстепье ▼ 

beggin' — phillip phillips                           

Подрастеряв привычную напускную безнаказанность и заносчивость, Торнадо учащенно втягивал массы бросаемого в морду воздуха приоткрытой пастью, то и дело внимательно озираясь. Разумеется, беспокоился не за себя, не хотел лишних потрясений для палевой, по крайней мере, пока не разберется, что за зараза к ней прицепилась.

   — А если бы не успел? - в который раз сокрушался, притягивая Маковку к себе, краем сознания раздумывая о том, как причудливо судьба переплетает свои пустынные тропки - всегда, слышишь? Всегда думай только о себе, - на выдохе фыркнув, обдавая лобик находящейся подле горящим дыханием, буромордый медленно терял яростный запал, тая под влюбленной улыбкой на нежных губах и еле слышным, проникновенным голосом. Он хотел было заречься о Штормогриве, которого, скорее всего, вновь спасала его бесценная, но размяк, без труда переборов порыв ревности.

Кровь запеклась редкими рубцами под толстым слоем грязи и Торнадо упрямо мотнул головой, в очередной раз окидывая ветрянку твёрдым, подёрнутым тревогой взглядом.
   — Посмотри на меня, - мягко ухватившись за плечо, когда Маковка отвернулась, здоровяк спустился по исхудавшей лапке вниз, утягивая палевую ближе к воде - идём, я быстро, - щурясь от брызг пробасил, корпусом закрывая разгоряченное тело кошки от особо мощных порывов влажного ветра. Размашисто проходясь языком по прокусанному загривку, едва сдерживал буйствующее в груди рычание, отзывающееся насупившимся ожесточением в каждом неаккуратном движении. Смертельные угрозы вертелись на языке, взуженные беспокойством за ухудшившееся самочувствие самки.

   — Что они с тобой сделали? Давали тебе какую-то дрянь? - наслышанный разнообразными историями, Торнадо уже был готов совать два пальца воительнице в пасть на случай, если мрази отравили ее в надежде вдоволь развлечься.

+1

8

Властные тяжёлые лапы нежно притягивали Маковку к широкой груди, и она почти готова была растаять, остаться в его объятьях надолго, полностью отключиться от всего остального. Уверенность в собственной безопасности теперь была невероятно сильна. Думать о себе? Глупо, если можно думать о тебе.
Глаза щипало из-за болезни, и кошка предпочла их закрыть. Её начинало немного трясти от холода снова, когда адреналин теперь отхлынул, и хворь опять дала о себе знать. Начался озноб, и воительница еле сдерживала мелкую дрожь. Такой тёплый, тёплый Торнадо. Согрей меня. Она бы и дальше прижималась к своему вожделенному источнику тепла, однако тот её отстранил, серьёзно вглядываясь в болезненно блестящие глаза.
Небесный подвёл её к воде и принялся умывать. На кожу попало несколько капель леденящей воды, и Маковка сильнее задрожала.
- Не надо, - она нахмурилась и затрясла головой, - холодно.
Палевая медленно попятилась назад, но споткнулась и осела на землю. Она учащённо заморгала, пытаясь сосредоточиться на вопросах Торнадо. Надо признать, они показались ей очень странными и непонятными.
- Ничего не давали, - она на секунду умолкла, пытаясь понять, о ком именно говорит кот. - Мегера давала кошачью мяту, чтобы облегчить кашель. Она подействовала.
По иронии палевая вновь закашлялась. Всё в голове смешалось. Чувствуя, что силы её вновь покидают, Маковка сделала пару неуверенных шагов навстречу Торнадо, мордочкой находя его надёжное плечо и практически всем весом наваливаясь на кота. Ей бы следовало отправиться в лагерь сейчас или хотя бы попросить проводить её туда, но воительница не могла допустить мысли о том, чтобы уйти от него. Не снова.

>>> верхом на торно на главную поляну

Отредактировано Маковка (2018-04-20 14:54:05)

+1

9

Палевые ушки оставались все такими же горячими. Недовольно нахмурившись, буромордый боднул Маковку, предпринимая новую попытку взбодрить, до последнего отрицая, что та, за кого он больше всего в жизни беспокоился была больна.

   — Плохо подействовала, - раздраженно буркнул, коснувшись пальцами напряженных плечиков, пытаясь размять охваченные болезненными спазмами мышцы - нужно было давать больше. За напускной грубостью скрывалась растерянность, настоящий страх. Торнадо хватался за любую попытку помочь, но каждая из них выскальзывала из неумелых лап, разбиваясь на тысячу маленьких осколков, констатируя очевидное - ей нужна помощь целителя. Отнекиваясь от единственного верного решения, словно капризный ребенок, здоровяк делал только хуже, растягивая долгие мгновения, что, несмотря на долгожданное воссоединение, наверняка оборачивались мучениями для заболевшей, если все эти эмоции и вовсе не были лихорадочным бредом.

   — Сколько у вас заболевших? Почему в племени Ветра никто и ничерта не делает? - устало откинувшись, Торнадо даже и не ждал ответа, пока воцарившаяся тишина не ёкнула в груди отчетливым беспокойством. Прижимая к груди обмякшее тело, он встревоженно взвыл - Маковка..? Маковка! Раз за разом тыкаясь носом в пропахшую вереском шерстку, и сам едва не потерял сознание от облегчение, разобрав за вздымающимися отощалыми бочками едва слышные хрипы.

   — Срань поднебесная. С натужным рыком он поднял воительницу на плечи, чувствуя как сочится кровь из мелких царапин на торсе. Медлить и дальше было попросту некуда.

▼ главная поляна 

Отредактировано Торнадо (2018-04-17 12:43:42)

+2

10

Главная Поляна -------->

В голове у Шептуна была просто... лавина из мыслей. Одна идея хваталась за другую, они сцеплялись, становились комом из догадок, подозрений и одной большой кучей страха вперемешку с беспомощностью накрывали с головой. Что, если она потерялась? Что, если её загрызли собаки? У Двуногих и их тварей как раз сейчас сезон... Что, если её украли одиночки, как и других учениц? Или, того хуже, она сама к ним ушла? Что, если она влюбилась в какого негодяя из другого Племени? Она же ещё ребёнок! Или того хуже, в домашнего? Одиночку? Медведя? Что, если...
Что, если это моя вина? Шептун был прекрасным учителем, но ужасным другом. Он не знал, какие слова говорить, как поступать и как помогать. Видят Предки, ему хотелось. Я обидел её чем-то? Сказал что-то не так? Я... Она обиделась, что я не был с ней в палатке во время болезни? Что не взял с собой в патруль?..
Кот направил взгляд вперёд - на озеро. Я помню, я показывал ей это место. Как отмерять позволенное иноплеменникам расстояние... "Два лисьих хвоста, если сомневаешься - по этому камню в форме уха, видишь?.." Хах. Кот чуть сбавил темп и огляделся. Не видно...
- Соболь, мож-жешь проверить ближ-жайшие зарос-сли и тропу к лунному озеру? Любые с-следы будут полезны. Я проверю берег, среди камней. - Глашатай принюхался. - С-сейчас тут никого... с-судя по вс-сему.
Это просто-напросто значит, что нет никого постороннего. Если рядом соплеменник, то её... или его запах просто не проявляется. Нет повода паниковать. Совсем. Плюс, запах воды... Мысли, оправдания, всё в пустую. Шептун буквально чувствовал, как Уголёк ускользает у него из лап - будто мышка на первой тренировке. Надо бежать. Искать в других местах. Заросли вереска. Границы. Территории одиночек. Надо...
- Я пос-смотрю на берегу. - Медленно сказал Шептун. - Ес-сли что, зови меня.
Ты ничего там не найдёшь. Она бы тысячу раз услышала вас - её уши-то побольше твоих! Кот взобрался на ближайшую скалу. Ничего. Её здесь нет, ты лишь теряешь время. Шептун мотнул головой и динулся дальше. Или может быть, она услышала, и теперь прячется от тебя. Потому что это твоя вина.
- Спокойно...
Надо просто постараться. Воитель запрыгнул на ту самую скалу в виде уха, про которую рассказывал своей ученице. Не то, чтобы он надеялся, что она будет рядом, так как это был заметный и знакомый знак... Но он был бы рад такому стечению обстоятельств. Ничего. Ни звука, ни запаха, ни единого следа. Взгляд Шептуна упал на спокойную гладь воды. Если она отбилась от патруля, она могла пойти к дереву, его видно издалека., и.. Сознание воителя сразу начало генерировать картины упавшей с ветвей и сломавшей себе всё что только можно Уголёк. Там тоже стоит проверить.
Спокойная гладь воды внезапно покрылась едва заметной рябью. Тут кто-то есть? Кот вытянул шею, пытаясь среди камней разглядеть, кто это бы мог быть. Судя по размерам - кто-то небольшой. Суслик, мышка... Много кто приходит сюда напиться. Не стоит особо надеят...
- Уголёк?.. Уголёк!

Отредактировано Шептун (2018-08-15 16:49:40)

+4

11

> Главная Поляна
Ситуация с Уголек была окутана тайной. Накопилось огромное количество вопросов, но ни на один нет ответа, даже на самый актуальный: "А где, собственно, сейчас оруженосец?". Она просто ушла из лагеря; непонятна причина таких действий, и был ли мотив для этого. Словно испарилась, бух, и была таковой. На Племя Ветра обрушиваются сложные ситуации, от чего все постоянно нервничают, а в особенности предводитель и глашатай. Тем более, Шептун обучал пропавшую кошку, был ее наставником. Соболь считет, что ему сейчас тяжелее остальных.
Слушай, конечно разделимся, но совсем далеко уходить не стоит друг от друга, ведь мы можем столкнуться с одиночками, противостоять по одному им мы не сможем, - ускоряет шаг, чтобы не отстать, поглядывая на идущего рядом кота. Он практически не обращал внимание на вислоухого, словно погрузился в пучину из своих мыслей. Возможно, Соболь хотел продолжить рассуждения, но понял, что сейчас это совершенно бесполезно и лучше не надо. Всю оставшуюся дорогу двое провели в тишине.
Подходя к Берегу Озера Соболь слегка расслабился, потому что было тихо, запахов чужих тут не было. Выслушав указания Шептуна, кот кивает и отходит вглубь зарослей. Чувствовалось присутствие мелкой дичи, которую хотелось поймать и затем слопать, так как за сегодняшний день плотно позавтракать не получилось - аппетита утром не было, а на обед совершенно нет хватило времени. Сейчас цель была другая, поэтому старший воитель встряхнул головой и сосредоточился на запахах котов... которых почти не было. Остались какие-то слабые и давние ароматы, но, скорее всего, они принадлежат взрослому коту (или кошке), охотившемуся здесь.
Обойдя абсолютно все заросли и ничего там не обнаружив, Соболь остановился и взглянул на небо. Погода все еще о-о-очень душная, безветренная. Жара полностью выбивала янтароглазого из колеи, даже сейчас хотелось лечь в теньке и отдыхать, а такое, на минуточку, со светлошерстным происходит максимально редко. Так сказать, аномальная погода какая-то.
На тропе к лунному озеру тоже почти ничего не чувствовалось, поэтому Соболь прошел чуть глубже. Опять ничего. Можно, конечно, блуждать тут долго, скептически относившись к каждому запаху, но это будет совсем глупо. Повернув обратно, старший воитель трусцой направился к Шептуну. Чем меньше оставалось расстояния до глашатая, тем больше чувствовалось напряжение, поэтому Соб решил взять ситуацию в свои руки.
Шептун... - улыбается искренне, почти дружески. - Я вижу, что ты очень переживаешь, и я полностью тебя понимаю. Прошу, не надо загонять себя. Ситуация с Уголек решится, эта проказница найдется. Сейчас ты нужен нашему племени в здравии, ты нужен и Клоку Кометы тоже. Ты это сам прекрасно понимаешь. Знаешь, давай сделаем так, - садится рядом в плотную и качает головой. - Сейчас мы вместе обойдем эту местность еще раз, а затем направимся к нейтральным территориям, нужно проведать их.
После разговора даже самому Соболю стало легче. Вислоухий искренне надеется, что подобного рода речи могут помочь Шептуну морально, поддержать его.

Отредактировано Соболь (2018-08-16 21:03:37)

+1

12

Ничего. Тишина. Показалось?
Ты уже начинаешь видеть... всякое? Нет. Нет... В каком возрасте разум начал подводить её? Это не обошло тебя. Ты станешь таким же. Это в твоей крови. Шептун закрыл глаза. Он так долго бежал от этого. Это ничего не значит. Нельзя позволить паре плохих дней сломить меня. Надо просто вернуться к патрулю у туннелей, она наверняка там. Хах, ты потом будешь смеяться над тем, как дёргался сегодня - будто молодая королева, а не наставник! Уши уловили звук приближающихся шагов, и воитель с надеждой обернулся. Соболь. Конечно же, кому ещё тут ходить. Уголёк же у патруля, так?
- Шептун... - Соболь улыбался, и пятнистый не мог понять причин этого. Случилось что-то хорошее? - Я вижу, что ты очень переживаешь, и я полностью тебя понимаю. Прошу, не надо загонять себя. Ситуация с Уголек решится, эта проказница найдется.
Я не... конечно, конечно, она найдётся!
- Сейчас ты нужен нашему племени в здравии, ты нужен и Клоку Кометы тоже. Ты это сам прекрасно понимаешь.
Предки, неужели это настолько заметно? Предыдущие глашатаи никогда не позволяли дать себе слабину. Не в первые дни своего назначения, это уж точно. "Доброе здравие"... Неужели, действительно?..
Соболь сел рядом, чуть не прижавшись боком к боку пятнистого. Прикосновение было неожиданным, и кот слегка вздрагивает, но не отходит - Шептун не хотел лишний раз объяснять своё отношение к чужим прикосновениям. Хватало того, что всё Племя привыкло к нему, спящему прямо на поляне, а не в палатке воителей.
- Сейчас мы вместе обойдем эту местность еще раз, а затем направимся к нейтральным территориям, нужно проведать их.
Соболь говорил медленно, мягко и с заботой. Шептун не мог вспомнить, когда в последний раз слышал такой голос. Перед смертью его наставника, может?.. Воитель посмотрел ещё раз на озеро и медленно кивнул. Какой позор. Он на луну, может, старше тебя, а успокаивает, словно котёнка. Признай, тебе это было нужно?
- ...Да. - Отвечает сам себе пятнистый, продолжая смотреть на озеро. Котёнок, котё-ё-ёнок! - Ты... ты на-шёл с-следы целителей?

+3

13

<<< --------------- лунное озеро

Обратное путешествие было уже не таким радостным и преисполненным детской непосредственности, как первое. Мегера всем своим видом показывала, что задета поведением Ветрогона до глубины души, особенно от того, что он назвал её неспособной - это её-то и неспособной?
Хотя, сомневаться не приходилось, всё лежало ещё глубже уязвлённого самолюбия. Возможно, ей хотелось верить в искренность отношения к ней старого целителя, несмотря на их первоначальные тёрки.
А может, это горчила обида, что она не смогла проникнуть во все секреты племенной жизни. Проверку на вшивость не прошла.
Так или иначе, а кроме гнетущих (или не очень) мыслей в голове, тело донимала высокоградусная жара. Отсутствие хотя бы намёка на ветерок. И общая картина ссохшейся пустоши. Короче говоря, безрадостно хоть по самый вой на луну.
- Ты сам дойдёшь до лагеря? - мяукнула идущая впереди Мегера, обращаясь к Ветрогону. - Так и быть, притащу тебе воды, напою, губки обмочу. Может, и до тела твоего доберусь, - глубокомысленно присовокупила, ухмыльнулась, встряхивая пышную, стонущую от непереносимой жары шубу, и с трудом потрусила мимо лагеря, к которому притащила рыжего кота. Пусть делает что хочет, она намеренно оборачиваться назад не будет.
Трусила и трусила, часто дыша вспотевшим языком, обмахиваясь хвостом, как корова на выгуле. Честное слово, уже прокляла всех божеств этой пустоши, что однажды привлекла к себе смутным ощущением свободы пространства.
- Пить, пить, хочу пить, - бормотала, напевая себе под нос, слова, мечтая о сладкой холодной воде, каплями отсвечивающей в солнце и застревающей в усах от чрезмерного усердия. Запахи Шептуна и Соболя уловила ещё у лагеря, и как-то автоматически бежала теперь по нему, в любой момент ожидая наткнуться на знакомые хвосты.
Ба! Да вот и они. А бедняжка тощий их новый глашатай выглядит так, как будто в любой момент в обморок грохнет.
- Моя любовь! - о, как она обожала его смущать, вихрем врываясь в его размеренный и уединённый мирок. Честное слово, ради этих моментов природа и создала Шептуна.
- Надеюсь, ты достаточно налакался водички, а то последующее наше времяпровождение обещает быть жарким, - скользнула бок о бок к воде, отвлекая его от созерцания, и кивнула Соболю.
- Рыбачить пошли? - поинтересовалась, прежде чем склониться над водой и с трудом, пересилив себя, начать лакать безвкусную теплынь. Понятно теперь, почему Шептун созерцал - и озеро обмелело, и вода такая, что ничего с ней и делать не хочется.

Отредактировано Мегера (2018-08-17 20:19:07)

+4

14

Шелест потемневших цветущей зеленью волн вторил редким выдохам подернутой отстранённой печалью груди; погрузив лапы в глинистый берег, пятнистая вглядывалась в дальние горизонты брезжащих по ту сторону территорий, с натянутым безразличием игнорируя прожигающий сознание, навязчивый поток воспоминаний.

Большинство привычных действий казались абсолютно неправильными, диаметрально противоположными возникшим установкам, что неспешно приводили разум к состоянию диссонанса. Уголёк проживала сложный период по-своему, издалека, казалось, тихо и безболезненно, но скрываемые под ледяной маской чувства находились отнюдь не в зоне контроля, напротив, оно владело ею, обернувшись травмированным голосом и неожиданно повзрослевшими, серьезными в своих запросах, думами и побуждениями.

Голос наставника вплетался эхом шороха осоки, нагоняя к размышлениям противоречивый образ, и лишь спустя несколько долгих минут вернувшегося забытья подкрепившийся реальными событиями; вытянувшись в пожелтевших зарослях в полный рост, Уголек неспешно потянулась, вслушиваясь в отголоски возбуждённых ноток. Рябь чужого напряжения охватила тело мелкой вибрацией, поднимая дыбом короткую шерсть на загривке. Вынырнув из сухих стеблей, она окинула присутствующих выжидающим взглядом.
    — В чем дело?

+3

15

Соболь не совсем понял, удалось ли снять напряжение Шептуна, поэтому слегка отодвинулся, ну на всякий случай. Постарался сделать это таким образом, чтобы тот не заметил сие действие, но явно смог почувствовать вновь свободное личное пространство. То ли от досады, то ли от незнания структуры дальнейшего поведения, кот начал возить хвостом по влажной земле. Он, конечно же, моментально стал грязным. Мысленно выругнувшись, старший воитель резко поворачивается к Шептуну, оглядывая того с ног до головы.
Взгляд глашатая был устремлен к озеру. Тихий шум воды помогал ощущать расслабление, по поверхности шла рябь. В такую погоду всегда хочется помочить пузо, лапы, да даже все тело. Соболь никогда не боялся плавать, с самого детства это его интересовало. Пару раз удавалось пообщаться с котами Речного Племени о ловле рыбы, о состоянии, когда ты высматриваешь добычу на дне реки, а затем бросаешься вниз, интуитивно вычисляя нахождение жертвы, обхватывая ее острыми когтями.
Увы (а может и нет), глубокие внутренние рассуждения разрушил Шептун, задав вполне резонный вопрос. Ведь эти двое тут по заданию, а не просто рассматривать окрестности и потакать своим личным желаниям. Для такого есть поздний вечер, ну или, на крайний случай, раннее утро. Хотя Соболь не так часто уделяет время себе, но ведь иногда можно, правда?
Нет, моя миссия совершенно не увенчались успехом. Я обошел абсолютно все заросли, даже сидящую там дичь распугал, - попытался пошутить, сам и посмеялся. - Там есть только старый и слабо чувствующийся запах кота из нашего племени. Так и не определил чей, если честно, он уже почти исчез. Могу сказать точно: это был кто-то взрослый, да и на охоте, потому что чувствуется сильнейший трупный аромат, - прервался, давая самому себе паузу. - Тут очень много факторов, перебивающих поиски: запах воды, жухлой от жары травы; мелкие грызуны. Сам понимаешь, я довольно голоден сейчас, но стараюсь не отвлекаться, - после чего кот качает головой, слизывая слюну. - На тропе тоже ничего нет. Прошел чуть глубже, но не стал мучать самого себя, вернулся обратно. А ты, ну, нашел что-нибудь такое-эдакое?
Шептун вряд ли успел бы ответить, ведь послышались резкие шуршания из осоки. Благодаря быстрой реакции, Соболь успел вскочить и высунуть когти. Шерсть на его загривке поднялась, а хвост встал трубой. В голове пролетели сто и одна тысяча вариаций на тему "кто же там сидит". Одиночки? Чужие коты? Воитель уже был готов начать атаку...
То, что вышло из кустов, повергло Соболя в шок: беззаботная Уголек. Скорее всего, она совершенно не догадывалась, что на ее поиски составили патруль. Мини-патруль, состоящий из двух котов, но все-таки патруль. Выдохнув, вислоухий вышел из боевой стойки и присел на землю, внимательно наблюдая за реакцией Шептуна. Все-таки Уголек была его ученицей, поэтому янтароглазому пришлось приложить немалые усилия, чтобы сдержать себя и не начать нравоучать проказницу.
Нашлась... - с легкой ноткой радости произнес Соболь. - Теперь мы можем пойти к Нейтральным Землям втроем. Больше - лучше, правда?

+1

16

- Лунное Озеро

Ветрогону обратный путь достался ещё тяжелее. Его лапа гудела, а жара заставила далеко высунуть язык и раскрыть рот в попытках поймать прохладный ветерок и охладиться.
Мегера шла рядом. Кажется, её задели мои слова. Ну и путь дуется, — в ответ нахохлился целитель и продолжал за ней идти. Молчание воцарилось над их милой парочкой.
- Ты сам дойдёшь до лагеря? — первой подала голос рыжая.
— Никуда я от тебя не уйду, — сам не зная почему выпалил Ветрогон, хотя, честно признаться, он уже грезил о мягкой подстилке, куда бы мог спокойно завалиться и вытянуть уставшие лапы. — Ишь чего удумала. Погулять одна хочет. Сейчас ещё убежишь, а где я тебя искать потом буду, — бормотал целитель, твёрдо вышагивая за спутницей.
- Так и быть, притащу тебе воды, напою, губки обмочу. Может, и до тела твоего доберусь.
— Я так и думал, что за тобой глаз да глаз нужен, пока у тебя такие мыслишки проскакивают, — заворчал Ветрогон и, немного поколебавшись возле лагеря, направился всё-таки следом за Мегерой. И зачем я, дурак, за ней тащусь?
Вскоре нос уловил запах патрульных, и, конечно же, рыжая направилась в их сторону.
- Моя любовь!
Ветрогон удивленно поднял левую бровь и посмотрел, к кому же с таким обожанием кидается Мегера. Каково было удивление, что целью кошки был Шептун.
- Надеюсь, ты достаточно налакался водички, а то последующее наше времяпровождение обещает быть жарким.
— Мегера, — ахнул целитель. Нет, кажется, что его сердечко и правда не выдержит таких концертов. — А я то думал, что я единственный твой милый и родимый, — старался перевести всё в шутку Ветрогон. Ох и проучить бы эту засранку за то, что она глядит на своих и чужих воителей!
Целитель кивнул Шептуну, Соболю и внезапно появившейся Уголёк, и направился к берегу, чтобы там с жадностью вылакать пару капель воды. Полегчало. Теперь, обернувшись к глашатаю, он мяукнул:
— А мы с Мегерой к Лунному Озеру прогулялись. Надеюсь, что во время нашего отсутствия ничего не произошло? Кстати, следов Маковки вы так не обнаружили? — то, что эта кошка пропала и давно не появлялась в лагере, было уже известно всем. Вот только вопрос, куда она подевалась? Не проделки ли это бродяг?

+1

17

Мрачно сморгнув, Костолом брезгливо повёл плечами, стряхивая с шерсти остатки налипшей влаги, что ещё не успела выветриться окончательно после продолжительного купания в озере. Даже сполна охладившись, он все ещё не мог привести в порядок бесконтрольный поток мыслей, время от времени прикручивая на подкорке кадры собственного позорного поражения, пытаясь совладать с хлещущими эмоциями; выискивая в прилегающих ландшафтах уязвимые участки земли, то и дело срывался на неугодные впадины, вспарывая трухлявые комья.

С едва сдерживаемым негодованием, в очередной раз с пренебрежением окидывая взглядом бесмятежную гладь, он яростно выдернул когти из подкисшей песчаной массы, резко меняя направление неровной траектории к лагерю, когда до ушей долетели отзвуки посторонних голосов. Медный прищур помутнел, фокусируясь на перемежающихся  очертаниях мыльных силуэтов, концентрируясь на отличительных деталях, быстро различив среди оных знакомые фигуры. Несколько секунд промедления, без должного интереса выуживая в общем своде бесполезной информации основную суть, вслушался, без труда уличив в осипших тонах засевший, результатом переодических самокопаний, подсознательный образ, всплывающий в самый неподходящий момент душевной нестабильности.

Оставь, Шептун, - возникая из-за спин соплеменников, оповестил о своём присутствии густым басом, хмуро осмотрев явно взволнованные лица присутствующих, - это я взял Уголёк для отработки парного боя, после чего мы разминулись. В том, что она во время не вернулась в лагерь — моя вина, - стянутый нитями тугого напряжения корпус едва заметно пошатнулся, предвещая намерение о решительном сокращении дистанции, — изнуряющая охота станет  лучшим уроком нам обоим. Я прослежу, чтобы твоя ученица была максимально послушной девочкой, -  несколько мгновений глядя в глаза глашатаю, отступил, надеясь избежать возможных нравоучений, понимая, что требовал на свои плечи большой ответственности, однако непредвзятая уверенность сквозила в каждой вкрадчивой интонации, желая направить чужое решение в правильное русло.

+2

18

Соболь пододвинулся, и Шептун вновь смог дышать. Кот постарался не показать своё внешнее облегчение - уж больно часто это вызывало у соплеменников обиду. Кот прищурился. Солнце несчадно жгло, что наверняка было весьма неприятно... для более шерстистых собратьев, но не для Шептуна. Для него это был почти идеальный вечер. Красивый вид, тёплое солнышко, тишина, покой...
Компания Соболя тоже была не так плоха, если подумать. Шептун не любил одиночество - оно просто было ему привычнее.
- Нет, моя миссия совершенно не увенчались успехом. Я обошел абсолютно все заросли, даже сидящую там дичь распугал, - Шептун усмехнулся и "осуждающе" покачал головой. - Там есть только старый и слабо чувствующийся запах кота из нашего племени. Так и не определил чей, если честно, он уже почти исчез. Могу сказать точно: это был кто-то взрослый, да и на охоте, потому что чувствуется сильнейший трупный аромат.
Ну, не стоило особо надеяться. Тут либо углублять поиски и надолго оставить лагерь без нас, либо понадеяться на удачу. Вот ведь!..
- На тропе тоже ничего нет. Прошел чуть глубже, но не стал мучать самого себя, вернулся обратно. А ты, ну, нашел что-нибудь такое-эдакое?
Свои страхи, её голос и воспоминания о первой любви. Стандартный набор.
- Как видиш-шь...
- Моя любовь!
Почему-то Шептун знал, кому были адресовааны эти слова. Как ни странно.
- Наш-шёл. - обречёно сказал глашатай.
Шептуна всего передёрнуло и он скорчился так, будто ему кто-то в глотку затолкал огромную кучу мышиной желчи. И внезапно и вид стал такой себе, и солнце - о Предки, когда тут стало так жарко!? Ей ведь объяснили о недопустимости такого поведе, О ПРЕДКИ, ЕЁ ХВОСТ. Тело кота покрылось мелкой дрожью, и воитель сделал шаг назад. Так. Спокойнее. Чётко, твёрдо скажи ей...
- Надеюсь, ты достаточно налакался водички, а то последующее наше времяпровождение обещает быть жарким.
Да как твой разум вообще до такого доходит!? Кот сделал ещё шаг назад, позорно отступая от Мегеры. В этот момент ему было глубоко плевать на свою репутацию и на свой "важный" вид. Тебе нельзя! Мне нельзя!... Казалось, вся кожа пятнистого была прижата к раскалённым углям, а вместо воздуха в лёгкие шёл дым. Именно сейчас и именно здесь ты не трогай меня, нет, ты должен, она должна, больно, шрамы, хватит!
- В чем дело?
Уголёк.
- Уголёк? - Бешенное сердце сразу спококилось, шерсть прировнялась, взгляд смягчился. Его маленькая ученица жива. Она здесь. Рядом -Почему ты тут с-совсем одна? Ты не ранена?
- Оставь, Шептун. - А народу всё больше и больше. На территории Племени ты никогда не останешься один.  - Это я взял Уголёк для отработки парного боя, после чего мы разминулись. В том, что она во время не вернулась в лагерь - моя вина.
- ...Тебе с-стоило с-сообщ-щить кому о с-своём намерении, Кос-столом. В Племени никто не знал, куда вы уш-шли.
Шептуну это не понравилось.
- Изнуряющая охота станет лучшим уроком нам обоим. Я прослежу, чтобы твоя ученица была максимально послушной девочкой.
Теперь это не понравилось Шептуну ещё сильнее.
Да какой наставник пустит свою ученицу к молодому воителю... после таких слов. Сказанных ТАКИМ тоном.
- Охотой займёмс-ся мы с Соболем. С-сейчас я попрош-шу вас двоих сопроводить целителей в лагерь, - Шептун обернулся к Ветрогону. - Мы рады видеть что вы... двое в порядке. Мы двинемс-ся дальш-ше, к границам с одиночками. И ес-сли найдём с-следы Маковки, я тебе сообщ-щу.
Хотя я бы на многое не надеялся. Что же, по крайней мере мы выяснили, кому принадлежал тот запах, что учуял Соболь...

+4

19

Похоже, они были рады ее видеть. Скрыв изумление, пятнистая медленно отвела взор от Соболя кратким кивком, выжидающе уставившись в растерянную морду Шептуна. Беспокойство или желание удержать под своим надзором?
    — Дышу озёрным воздухом, - она давно привыкла к вечной хрипотце в своем голосе, но вряд ли перестанет выискивать осуждающие огоньки в обращенных взглядах - разве это ..

Услужливо сомкнула челюсти как раз вовремя — густым басом о себе заявил Костец, уже не удивляющий своей привычкой появляться в нужном месте в четко отведенное к тому время. Непринужденно дернув плечом, долголапая медленно моргнула, в плавном движении разминая шею; к счастью, речь молодого воителя ложилась на ее слова, сплетаясь витиевато, но не противореча, это не редкость. Едва ли ее отчужденный взгляд содержал в себе столько говорящих ноток при взгляде на любого другого.

Безмолвно поднявшись, Уголёк двинулась широким полукругом, неспешно обходя кошачьи спины, в желании избежать напряженных переглядок, усаживаясь позади черношкурого, выдержав сантиметры почтительного расстояния. Дозор над доселе вольно разгуливающими, находящимися под защитой воинского закона, целителями воспринимался ожидаемыми штыками со стороны чужого контроля, но та скорее бы отгрызла свой недохвост, нежели бы влезла в разговор самцов.

+2

20

Внезапно появившиеся Ветрогон и Мегера заставили почувствовать воителя себя неуютно. Спокойствие и тишина, которые присутствовали между Шептуном и Соболем во время разговора, сменились на неловкость. Ученица целителя была довольно своеобразной натурой, красноречивой. Некоторые аспекты поведения этой кошки казались вислоухому недопустимыми при ее должности. Ну а что Ветрогон? С ним Соболь виделся часто, особенно встречи участились при эпидемии Кашля, так как вся его семья (кроме него самого) была подвержена этому заболеванию.
Вижу, Шептун, - моментально на морде появляется серьезная гримаса, а позвоночник полностью выпрямляется. - Привет, Мегера, Ветрогон. Что, отдыхаете? А мы тут вас искать намеревались. Здорово, что не пришлось. Одним патрулем двух зайцев прикончили, - переводит взгляд на Уголек.
Поведение Мегеры определенно не нравилось глашатаю Племени Ветра: его шерсть встала дыбом,он начал отступать. Соболь абсолютно не понимал, что сейчас надо делать, поэтому просто отодвинулся ближе к озеру, ступая одной лапой прямо в воду. Покачивая головой, старший воитель внимательно наблюдал за развитием событий и ждал кульминации...
...которой стал Костолом. Его появления Соболь вообще не ожидал, поэтому слегка встрепенулся и кивнул, отвечая на, видимо, его приветствие. Как оказалось, переживания Шептуна были зря: Костолом взял Уголек потренироваться, а после эти двое разминулись. Неодобрительно цокнув, светлошерстный оглядел подошедшего кота с ног до головы. Негодования останутся всего лишь мыслями, ведь портить отношения с соплеменниками - самое худшее, что можно сделать сейчас.
Как можно было так безответственно повести себя? Взять оруженосца, а потом не удостоверится насчет ее безопасности. Ух, как же так мо...
Из внутренних раздумий вытащил Шептун. Соболь пришел в себя только услышав свое имя, поэтому он пропустил часть диалога, от чего опять почувствовал себя неловко. Второй раз за день он ведет себя не так, как обычно: в другое время он бы активно принимал участие в рахговоре, не скупившись на едкие и поучительные фразочки. Все его подсознание было заполнено чем-то другим. Осталось только понять чем же именно...
Отлично, что почти все проблемы решены. Думаю, Маковка объявится, но надеюсь, что не так неожиданно, как это сделала Уголек, - перевел напряжение в легкую шутку и хихикнул. - Нам и правда нужно проверить границы. Ну а по пути выловим дичь.
По-сути, Соболь пересказал план Шептуна, только на свой лад речи. Он сделал это больше для самого себя, нежели чем передразнить или обидеть глашатая. Такая натура у старшего воителя, ничего с этим не поделать.
Всем нужно быть аккуратным, - встал с места. - Нам нужно выступить прямо сейчас, так ведь, Шептун? - одобрительно кивнул, собравшись духом и телом. Сейчас Соболь готов к новым действиям, ведь так приятно, когда появляются задания, которые необходимо выполнить.

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » берег озера