cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » пастбище


пастбище

Сообщений 1 страница 20 из 56

1

http://sg.uploads.ru/9KfqD.png


Пастбище - небольшая, огороженная хилым и покосившемся забором территория, которую массово населяют чудовища Двуногих. Эти существа необычайных размеров, однако, они абсолютно не агрессивны, а иногда даже трусливы, и никогда не пересекают установленное ограждение. Впрочем, особенно отважные личности могут довести некоторых чудищ, и те вполне попробуют попытаться огреть обидчика своими массивными конечностями. Также, здесь можно встретить пару Двуногих с собакой, а иногда и котов, проживающих в амбаре. На самом пастбище произрастают злаковые культуры и некоторые растения, которым присущ рост близ селений двуногих: такие травы, как календула, ромашка и пижма. Пастбище располагается неподалеку от холмистой долины и соседствует с гнездом Двуногих.


0

2

лагерь ------>

На пастбище Летящий шел нехотя. При выходе из лагеря ощущения были совершенно иные: кот спокойно воспринял информацию о том, что их оправляют сюда, но по мере приближения начал замечать дрожь в подушечках лап. С каждым шагом желание повернуть назад всё усиливалось, но черный не подавал виду и со всей своей стойкостью и уверенностью двигался вперед. Наверняка соплеменники чувствовали что-то похожее: один только вид селения двуногих вдали навевал мысли о долгой и мучительной жизни в этих местах. Великое Звездное племя, спасибо, что это закончилось. Главное - не встретить двуногих с собакой: пушистые чудища не так страшны, если не провоцировать их на стычки. Конечно, раньше черному по неопытности постоянно хотелось поддразнить этих странных существ, но сейчас он понимал, что это было бы не то, что безрассудно, а очень глупо с его стороны. Летящий остановился, хвостом давая знак идущим сзади, чтобы не врезались, вытянулся в струнку и принюхался.

- Неприятное место... - тихо бросил черный, сощурившись.

Если верить обонянию, опасности рядом не было, в окрестностях гуляло несколько чудищ, пока не обращавших на ветряков совершенно никакого внимания. Одуванчики же радовали своим обилием, как это и обычно бывает в начале сезона Зеленых Листьев. Желтые "солнышки" на ножках росли почти на каждом шагу, источая тот же запах, что и патрульные коты. Ну, кроме Ибиса, судя по всему. Что ж, других приказов или просьб от Ветрогона пока не поступало, а Летящий не мог назвать себя тем, кто хоть немного смыслит в целительстве, поэтому произраставшие рядом другие травы не говорили ему совершенно ни о чем. Конечно, некоторые были знакомыми, но нужны ли они целителю - настоящая загадка. Но, даже будучи среднестатистическим воителем, Летящий понимал: одуванчики далеко не панацея. Кажется, Ветрогон даже заикнулся об этом. Будто в подтверждение мыслей черного что-то сильно зачесалось в районе плеча, и кот раздраженно прошелся по этому месту зубами. Судя по всему, желтенькие цветочки дают временный эффект, не вылечивая окончательно.  Решив, что не время забивать голову этими мыслями, Летящий повернулся к своим временным подопечным.

- Как видите, сейчас тут вполне спокойно. Первостепенной задачей, я думаю, будет сбор одуванчиков, - глава патруля кивнул в сторону поля. - Я не специалист по части всяких травок, но срывайте эти желтые маленькие цветы, которых здесь больше всего. Я видел, что Ветрогон стебли использовал, поэтому откусывать их лучше поближе к земле. Старайтесь на расходиться. Что-то случится - кричите.

Летящий посмотрел куда-то сквозь соплеменников, раздумывая, что еще не сказал. Впрочем, Ибис найдет, что добавить. Да и Койот наверняка еще проведет инструктаж своему ученику. Хотя в этом может не быть особого смысла: все собравшиеся знают, что такое пастбище, и тоже провели как минимум несколько лун здесь, поэтому точно должны были научиться приспосабливаться к местному образу жизни.

- Штормолап, если пойдешь проверять, не укусил ли кто чудищ, позови меня, мне тоже интересно, - в глазах черного заплясали озорные искорки, и он подмигнул рыжему оруженосцу.

Летящему всегда нравился этот котик, они даже несколько раз ходили на совместные тренировки, где тот, кстати, показывал довольно хорошие результаты. Решив, что дальше коты уж точно разберутся сами, черный немного посерьезнел и решил обойти территорию и поточнее осмотреть ее на предмет какой-либо опасности. Нужно было набрать как можно больше трав, пока представлялась такая возможность, поэтому черный решил не разделять патрульных на ту половину, которая будет собирать, и ту, которая будет предупреждать в случае чего. Сам быстро пробежится по территории, тем более, что страх - это вообще не про Летящего, а после этого тоже присоединится к сбору. Ну для пущей важности можно будет попросить кого-то из оруженосцев понаблюдать за чудищами и двуногими, которые могут изредка здесь появляться. Соглашаясь со своими мыслями, старший воитель бросил что-то вроде "сейчас вернусь" и прошел немного вглубь пастбища, все же стараясь прятаться в траве, но не из-за страха, скорее из-за наличия жизненного опыта.

Отредактировано Летящий (2017-06-02 19:28:32)

+4

3

главная поляна →

Реакция оруженосцев была далека от идеала. Ибис подавил в себе желание зарядить шутника по уху и с неприкрытой неприязнью в прищуре остановился на Летящем. Под командованием этого кота ему весь день собирать одуванчики?
Легко дотронувшись кончиком хвоста до плеча Вьюголапа, поощряя без похвалы, Ибис решил, что лучше повеременить с этой темой, чем втягивать себя в бессмысленный спор и выяснения у кого длиннее язык. Он проводил глазами выходящий из лагеря первый отряд с Журавлем во главе. Да лучше бы его искусал десяток жуков и всего изваляли в одуванчиках, чем провести весь этот жаркий день на пастбище в такой компании.
Угрюмо щурясь против солнца, кот ожидал какой-нибудь идиотской шутки и от Койота, но тот был с самого утра на удивление тихим и даже не присоединился ко всеобщему гонению в сторону шоколадного. Ибис и сам не заметил, как задумался, занимая мысли шумной походкой и приглушенным насвистывание сзади идущего.
Мягкое солнце занимающегося утра бликовало на лоснящейся шкуре. Молодой вереск пружинил под лапами, напоминая, что коты находятся хоть и на изуродованной, но на родной территории. Отряд растянулся по пустошам, при этом не теряя друг друга из виду; Ибис двигался чуть в стороне, справа от всех, пытаясь отвлечься от лишних мыслей и привести голову в порядок. Каким бы дурацким задание не было, об осторожности забывать не следовало. Увидев куст медуницы, кот легко задел его боком, позволяя ненавязчивому медовому запаху остаться на шерсти.
По команде Летящего он остановился, вытянувшись во весь рост и задрав подбородок долго смотрел куда-то вдаль замерев, пока остальные разбирались с травами. Пустая болтовня резала слух, нарушая концентрацию. Неподалеку овцы сбились в одно большое и кустистое облако, жалобно протестуя на своем языке. Где-то едва различимо шумело чудище.
Не обращая внимания на упрямо продолжающуюся клоунаду, Ибис запретил себе закатывать глаза. Он перевел взгляд на небольшое соцветие одуванчиков, всем своим видом показывая отрешенность от общего настроения.
- Срывай аккуратно и одним движением, - обращаясь к Вьюголапу он не смотрел на него, продолжая наблюдать за обстановкой. Летящий и вовсе ушел, видно, найдя занятие поинтереснее сбора трав.
- Сложим в одну кучу. Важно не потерять сок, - Ибис звучал так, будто это последнее, о чем он хотел сейчас говорить.
Не дожидаясь чужой реакции или очередной остроты, он ловко перекусил стебель, зарывшись длинной мордой в листья у самого корня и аккуратно положил первый цветок, стараясь не встречаться ни с кем взглядом.

+6

4

---> Главная поляна
Поддержка старших бодрила и вселяла уверенность в младших, и тут Штормолап не был исключением. Конечно же, он довольно приподнял усы, услышав одобрение Летящего. Краем глаза заметил улыбку Вьюголапа и тоже едва заметно улыбнулся. Ибис, в свою очередь, ничего не ответил, поэтому оруженосец решил, что его ответ был правильным. А в мечтах ещё и более правильным, чем ответ Вьюголапа. Но даже при ином раскладе Штормолап бы не обиделся. Брат оставался одним из немногих сверстников, чьё первенство над собой он допустить бы мог. Несмотря на ссору.
На пастбище было тихо, спокойно, и Штормолапу это не понравилось. Он чувствовал, что-то здесь не то. Однако указания Летящего несколько успокоили его. Молодой кот выслушал соплеменника, внимательно глядя на него, а потом опустил взгляд вниз, на одуванчики. Ему не нужно задумываться о чем-то плохом, ведь рядом есть взрослые. Они рассудят, как правильно, скажут, какие одуванчики и как собирать, а в случае чего поднимут тревогу и всех уведут. Взрослые сильные. Штормолап тоже станет таким.
Ибис с Вьюголапом отправились собирать одуванчики вместе, и рыжий кот постарался отодвинуться от этой холодной парочки подальше, чтобы, не дай звёзды, не наступить Ибису на хвост, засмотревшись на огромных гуляющих по траве мохначей.
Подойдя поближе к Летящему, Штормолап решил собирать одуванчики рядом с ним и складывать в его кучу.
- Штормолап, если пойдешь проверять, не укусил ли кто чудищ, позови меня, мне тоже интересно, - попросил черный кот. Оруженосец повёл ухом и кивнул, соглашаясь.
- Это действительно стоит проверить.
Он взглянул на желтовато-белых чудищ и что-то ему в очередной раз не понравилось в их поведении. Но одуванчики и помощь племени были важнее каких-то глупых домыслов. Штормолап нагнулся и сорвал самый высокий одуванчик. Млечный сок обжег губы, но, сорвав ещё несколько стеблей, оруженосец привык к этому ощущению. Набрав изрядное количество одуванчиков в кучу, Штормолап позволил себе расправить натруженную спину и подойти ближе к странным игрушкам двуногих.
- Летящий, - позвал он кота. - Тебе не кажется, что они себя как-то странно ведут? Обычно они ходят тут везде с глупым выражением на мордах и жуют траву, а сейчас как-то... подходят поближе друг к другу, не разбредаются. Траву почти не трогают. Может, они заболели?
Меховые шары смирно смотрели в землю. Некоторые из них замечали Штормолапа, но не обращали на него внимания, так как он не двигался и, вероятно, казался им просто статичным объектом на поляне, как какой-нибудь камень. - Впрочем, чего это я. Глупости какие-то говорю. Кто ещё поймёт этих двуногих с их игрушками, - фыркнул котик, стараясь убедить себя и Летящего в том, что всё в порядке. Даже, наверное, больше себя, чем соплеменника.
Отойдя от существ подальше, обратно к куче, он снова начал собирать стебли, но они уже не собирались так бойко, как раньше. В груди ныло от какого-то непонятного предчувствия. Штормолап не боялся пастбища. Ему не нравилась тихая мрачность, поселившаяся на нём. Добрые, глупые игрушки двуногих будто переменились в себе.
А племени нужна его помощь. Поэтому Штормолап перестал думать обо всякой ерунде и начать рвать стебли ещё более резво.

+4

5

Главная поляна.
Чем дальше они отходили от лагеря, тем становилось легче на душе. Практически выросший на землях двуногих, Вьюголап все не мог привыкнуть к новым горизонтам, открывшимся ему. И ладно, стал оруженосцем, скоро будет и самым настоящим воином – это, естественно, очень волнующе. Но, все эти новые должности не заполнят ту пустоту на сердце, которую Вьюголап обрел еще будучи Вьюжкой. Он оставил на землях двуногих все – свои счастливые годы, половину своей семьи, своё счастье. Здесь, на территориях племени Ветра, с ним остались разве что родители и Штормолап. Да и то, после крепкой ссоры, Штормолап перестал общаться с палевым котенком. И Вьюголап был бы даже рад вернуть все, встать снова под руководство огненно-рыжего котёнка, но только можно ли еще что-то вернуть? Не осталась ли и их дружба там, где осталось беззаботное детство?
Краем глаза оруженосец продолжал наблюдать за своим братом. Интересно, что же у него на уме? Он практически не спит, но ведет себя так, словно все хорошо. Сильный, стремительный... Непревзойденный? Вьюголап резко мотнул головой и устремил взгляд вперед. Он понимал, что идет в патруле не для того, чтобы разглядывать Штормолапа и пытаться понять, привела ли его месть к  чему-либо, нет.
Палевый котёнок незаметно улыбнулся, когда Ибис поощрил его едва уловимым касанием. Вьюголап уже знал этот жест, поскольку Ибис был не из тех наставников, что осыпают похвалой, нет. Он был совершенно другим. И возможно именно это Вьюголапу и нравилось в своём учителе. Ибис непроизвольно вселял какое-то спокойствие в оруженосца, что позволило, пусть и ненадолго, но уйти от мрачных мыслей немного в другое русло. Вьюголапа очень интересовал правильный ответ на заданный Ибисом вопрос. Нет, конечно, поощрение есть поощрение, однако, ответ однозначно должен был быть другим. Оруженосец же не ответил полностью, лишь озвучил свои мысли.
«Как частенько озвучиваю, когда отвечаю на твои вопросы. Интересно, тебе не надоела моя чрезмерная болтливость? Или, быть может, она не такая чрезмерная? Как ты думаешь, Штормолап, я часто болтаю?»
Переведя взгляд с Ибиса на Штормолапа, Вьюголап слегка наклонил голову, как бы задавая тот самый мысленный вопрос своему брату. Он знал, что Штормолап не сможет ответить, но, если быть честным, Вьюголап и не ждал ответа. Он лишь ждал, когда, наконец, их компания прибудет на пастбище.
Однако все оказалось не так радужно, как себе представлял Вьюголап. Если раньше всякие напоминания о двуногих казались чем-то вдохновляющим, то сейчас Вьюголап продолжал чувствовать себя тоскливо и даже немного одиноко. Словно бы он стоит посреди бескрайнего поля в одиночестве, забитый, потерянный. Не может найти свой дом.
Жизнь играла довольно глупую штуку. Он обещал себе, что привыкнет к вересковым пустошам и огромному небу над головой, но что-то пошло не так. И Вьюголап не мог понять, где именно он «свернул» не туда.
Слушая голос Летящего, Вьюголап осматривал местность. Он уже заприметил животных, которых выращивают Двуногие, но предпочел не уделять им слишком много внимания. Как-никак, а пришли на поляну они совсем не для этого. Самое главное сейчас – это разобраться с головной болью всего племени – с мерзкими насекомыми, пляшущими свои танцы на телах котов Ветра.
И, как по взмаху крысиного хвоста, один из этих самый танцоров сильно куснул Вьюголапа. Настолько, что тот даже ойкнул, а затем тихо зашипел.
«Чертовы насекомые, Сумрачный Лес бы их побрал. Ищите лучше спасение, пока мой отец не занялся вами»
Не сказать, что поле было усыпано этими самыми одуванчиками, которые так хотел видеть Ветрогон, но, по мнению Вьюголапа, их могло хватить на то, чтобы вылечить все племя. Или, по крайней мере, отодвинуть угрозу на задний план.
«Это же хуже, чем блохи»
Подойдя поближе к наставнику, Вьюголап кивнул и сделал точно так, как и указал шоколадный кот. Удивительно, при срывании они издавали довольно необычный звук. Вьюголап еще не слышал такого, пусть и с цветами не так часто возился.
«Это потому, что они внутри полые?»
Срывая цветы, один за другим, Вьюголап крутил в голове огромное множество вопросов как касательно лечебных свойств одуванчиков, так и касательно техники срывания. Он не мог понять, почему же надо срывать одним движением, и что могло бы измениться, если сорвать их не так, неправильно.
«Спросить у Ибиса?»
Кинув взгляд на наставника, оруженосец выдохнул, а затем положил одуванчики в кучу.
«Нет, пожалуй, не сейчас»
И тогда он на мгновение вновь переключил взгляд на Штормолапа, чувствуя, как желание подойти растет все больше и больше. Это не простой разговор находящихся в общей компании, надо было что-то больше. Что-то, например, чем можно будет заинтересовать брата.
«Но я, к сожалению, не Летящий»

Отредактировано Вьюголап (2017-06-07 03:05:02)

+5

6

Немного осмотревшись, Летящий наконец вспомнил, для чего он вообще пришел. Соплеменники уже вовсю собирали одуванчики; около Ибиса с Вьюголапом образовалась внушительная кучка, в то время как глава патруля не сорвал ни цветочка. Делать вид, что ты занят делом, а при этом не заниматься практически ничем полезным, намного легче, - известная тема. Но черный вовремя спохватился. Он довольно резво накинулся на одуванчики, наполняя рот сразу несколькими стеблями и только после этого складывая их на траву. Хотелось всё же побыстрее расправиться с этим монотонным и однообразным делом и уйти подальше от пастбища. От неприятных, давящих воспоминаний никуда было не деться: вместо умиротворенного пейзажа с сочной травой, пропитанными солнцем цветочными кругляшами и пушистыми созданиями, спокойно разгуливающими вдалеке, Летящему мерещились голые кусты, за которыми прятались измученные коты, запах страха, торчащие кости и двуногий с сопливыми рычащими собаками. Черный поморщился и тряхнулся головой, будто пытаясь отбросить от себя неприятные воспоминания и вновь вернуть свое жизнерадостное настроение.

В этом Летящему отчасти помог Штормолап, который решил присоединиться к нему в сборе. Про себя старший воитель усмехнулся: похоже, рыжика привлекает его компания, да он и сам, что уж тут скрывать, проникся к тому симпатией. Тем более, Летящий успел заметить в нем близкие самому себе качества, да и неплохие задатки. Получился бы довольно забавный тандем, если бы Лихозвезд решил отдать Шторма на попечение черному. Правда, любимую Стужку Летящий не готов променять ни на какого другого ученика. Решительная, хоть и чересчур педантичная серая кошечка удивительным образом заняла в сердце старшего воителя по-настоящему особое место. Стремящаяся быть во всем первой и только лучшей мелкая наверняка в тот момент как раз из кожи вон лезла, чтобы не ударить в грязь лицом перед Журавлем и другими учениками. Подумав об этом, черный усмехнулся.

- Летящий, - неожиданно Штормолап подал голос. - Тебе не кажется, что они себя как-то странно ведут? Может, они заболели?

Старший воитель вопросительно поднял бровь и посмотрел в ту сторону, куда был устремлен взгляд рыжего. Он несколько секунд понаблюдал за чудищами, которые действительно даже есть забросили. Штормолап прав: на них это не похоже. Обычно пушистики изо дня в день занимаются одним и тем же: ходят и жуют траву. От такого образа жизни Летящий, наверное, давно бы сам закопал себя заживо под землю. Монотонные дела слишком утомляют. Черный перевел взгляд на ученика, который уже успел подойти поближе к чудищам.

- Думаю, они просто тупые, - хмыкнул Летящий. - Главное, чтобы нам не мешали. Они ведут себя спокойнее, чем целители в ночь Половины Луны, серьезно.

В это время что-то (видимо, снова термит) неприятно впилось черному под лопатку, и кот едва не вскрикнул, но сдержался и только поморщился, пытаясь нащупать нужное место зубами. Интересно, как там Ибис справляется с чесоткой без помощи волшебной кашицы Ветрогона? И как тут смыть с себя одуванчики, когда без них пришлось бы, наверное, по земле кататься, чтобы хоть как-то умерить неприятный зуд?

- Эффект от одуванчиков какой-то временный, не заметил? - спросил черный у Штормолапа, при этом не глядя на него и продолжая собирать цветы, но через какое-то время отвлекся и поднял голову: - Ты тоже чувствуешь себя здесь как-то неуютно? Я не вижу опасности, но при этом каждую секунду нахожусь в ее ожидании. Не знаю, связано ли это с неприятными воспоминаниями или чем-то еще, но я нигде на нашей территории никогда не был так напряжен. А здесь...

Голос Летящего звучал как-то приглушенно, будто он не был уверен, стоит об этом говорить или нет. Впрочем, ученик уже достаточно взрослый, как-никак, почти воитель, чтобы правильно отреагировать на слова черного. Старший воитель покачал головой и посмотрел в сторону остальных патрульных. Внимание привлек Вьюголап, то и дело посматривающий в сторону брата. Что же такого могло произойти между этими двумя, которые, будучи Штормиком и Вьюжкой, постоянно устраивали веселые игры и шуточные перепалки, что они стали избегать друг друга?

Отредактировано Летящий (2017-06-21 08:31:37)

+4

7

Несмотря на то, что на момент их выхода атмосфера была более чем живой, приближаясь к пастбищу все отчего-то заметно стушевались, и даже Летящий не думал отпустить одну из своих «искромётных» шуточек и выглядел довольно нервозно, как отметил Койот. Сам же он ощущал себя более чем благоприятно, расслабленно плетясь за всеми и оглядываясь по сторонам; когда ровная степь, прерываемая немногочисленными кустарниками, деревьями, а также следами былого погорелища, стала переходить в холмы, он запоздало понял, что они почти на месте: глянув вперед, тот увидел, что заметно отстал от остальных, которые уже давно находились на месте назначения. Нагнав отряд в пару рывков, кот застал всех уже слушающими черно-белого воителя, рассказывающего о сути их задания. Признаться, шел он сюда без единого понятия с какой целью они здесь, так что слова Летящего были очень кстати, хотя их дальнейший излишек кот с чистой совестью пропустил, дав себе осмотреть собравшихся. Чем руководствовался Лихозвёзд при своем выборе было неясно: отправить каждого со своим учеником казалось логичнее, впрочем, сам воитель не имел ничего против. Когда все рассеялись по местности, сам Койот отошел собирать цветы ближе к хлипкому забору, явно не разделяя высказанных опасений и подозрений Штормолапа.
— Думаю, они просто тупые, - отозвался на слова оруженосца Летящий, в то время как серый кот наклонялся, дабы сорвать очередной одуванчик. Вернувшись в прежнее положение и сбросив растение в кучку других рядом с собой, воитель подал голос:
— Готов поспорить, они  думают о нас точно также, - хмыкнул Койот, оглядываясь через плечо на одного из чудовищно огромных существ, стоящего ближе всего.  Было сложно не привыкнуть к такому окружению после длительного совместного проживания, да и в детстве он как-то однажды предпринял попытку «познакомиться поближе» — та еще история. Кот быстро вернулся к делу, механически проворачивая одну и ту же процедуру срывания растения, желая поскорее покончить с этим. Возвращение былых симптомов от укусов у соплеменников не достигло глаз Койота, что, впрочем, к лучшему, ибо видно тот был убежден, что с зудом и неприятными ощущениями покончено насовсем, и пока он не обратил внимания на то, что это не так, эффект плацебо прекрасно работал и тот не жаловался. Перекусив очередной стебель одуванчика, и бросив тот в собранную лично им кучку, он оценивающе глянул на нее и решил, что этого достаточно, чтобы попытаться унести хотя бы одному коту, а большего и не требовалось. Перенеся все в несколько заходов к общему собранному всеми вороху, тот, глядя, что остальные все так же заняты сбором, вернулся на былое место, и, облокотившись на одну из балок ограждения, стал оглядывать всех. Солнце, слепящее глаза, заставляло щуриться, а привязчивый горьковатый вкус сока растения, оставшегося на губах, все никак не хотел исчезать. Кот наклонился и подцепил одинокий колосок, колыхаемый ветром возле его лап, и зажал в зубах его стебель, в надежде, что тот перебьет привкус одуванчиков. Вернувшись в ранее принятую позу, тот скользнул взглядом от разговаривающих друг с другом Летящего и Штормолапа к Ибису. Взгляду встретились привычные резкие линии профиля и серьёзное выражение лица с его надменными, беспощадными глазами, без единого намёка на улыбку в совокупности с отточенными движениями; Койот не мог сказать точно, пытался ли тот показать всем своим видом, что хочет поскорее покончить с этим делом или вел себя как обычно. Немного поразмыслив, воитель оторвал спину от забора и направился в его сторону. Подходя к коту ближе, Ибис развернулся в противоположную сторону за очередным желтым цветком, и Койот, вряд ли специально, был встречен чужим тылом. Немного подрастерявшись от такого поначалу, тот все же нашелся, чем ответить:
— Отличный вид, - присвистнул он, но получив на свои слова соответствующую реакцию, примирительно поднял лапы, — Шутка, партнер. Только и всего, - кот дернул бровью и зацепился взглядом за дорожку желтых лепестков на чужой щеке, смотрящуюся как минимум нелепо и забавно на таком серьёзном лице. Очаровательно, - подсказал себе Койот нужное слово и позволил ухмылке пробежаться по собственным губам. Наверно, тот нацепил на себя их, пока пробирался к стеблям. Стоило ли тогда говорить ему об этом?

Отредактировано Койот (2017-06-15 18:27:38)

+6

8

[NIC]Пёс[/NIC][AVA]http://sg.uploads.ru/4qvnX.png[/AVA][STA]gm[/STA]Мягкие и пушистые овцы были всё также глупы и послушны, и всё потому, что чувствовали опасность. Они протестующе отзывались на его лай, дёргали рефлекторно лапами, слыша вблизи клацанье зубов, и каждый новый день был как первый. Им пора было бы понять, что так будет всегда, однако каждый раз, пускай и привычные, они боялись и сбивались в глупое мычащее стадо.

Ветер приятно обдувал, взъерошивал длинную бурую шерсть, и пёс семенил вокруг овец, довольный и радостный. Ему нравилось просто бегать вокруг них, нравилась это игра: он - лает, они - слушаются. Их безэмоциональные морды глядели на него своими чёрными глазками-бусинками, в то время как у пса от азарта язык свисал до подбородка, сбивалось дыхание от предвкушения. Если они ослушаются, он сможет сомкнуть на их тонких обритых Двуногими ногах свои светло-жёлтые клыки. Несильно, конечно, скорее для виду и веселья, чтобы овцы не думали, что они предоставлены сами себе.

Шорох где-то недалеко, шелест травы - вовсе не от ветра. Рефлекторно навострив уши, пёс вглядывался в гуляющую ходуном заросли трав, тут же подобрав язык и проглотив стекающую с него слюну. В нос ударил едва ли знакомый запах, лапы сами понесли его к источнику шума. Пёс знал, что нельзя ни в коем случае отходить от стада овец, оставляя его, однако сейчас этому стаду могла грозить опасность.

Несколько шагов, и перед глазами предстали пятеро. Некрупные, они вереницей шли через его территорию, находились рядом с его стадом. Пёс раздвигал плечами высокую траву, приближаясь, чёрные губы расплылись в оскале, обнажая клыки, а из груди вырвалось глухое рычание, нарастающее, преобразившееся в глухой раскатистый лай. Он не двигался, глядя на этих пятерых. Им стоило дать ему лишь повод.

Отредактировано Мастер Игры (2017-06-16 13:06:38)

+8

9

Как и всегда, к заданию Ибис подошел с куда большей ответственностью, чем оно под собой подразумевало. К его удивлению, соплеменники тоже принялись за сбор, практически не переговариваясь, сменяя безалаберность на хоть какое-то подобие верных действий. Неподалеку слышались голоса Летящего и Штормолапа, рыжий оруженосец решил покинуть своего брата, предпочитая компанию старшего воителя.
Ибису не требовалось большой концентрации на однообразных действиях по сбору и он позволил себе изучить обстановку, в моменты перехода от куста к кусту. Кот чувствовал на себя взгляды Вьюголапа и мысленно был доволен тем, что малец прилежно берет пример со своего наставника. Лишней болтовни кремовый не создавал, а работал вполне сосредоточено.
В очередной раз подняв морду, воитель бросил взгляд на горизонт. Отчего-то казалось, что воздух сгущался в этом месте особенно сильно, несмотря на внешние просторы. Прищур не выражал ничего, даже холодная сдержанность исчезла, не позволяя разглядеть истинные чувства, граничащие с усталостью.
Чужой взгляд жег шкуру, он знал, кто на него смотрит. Массивный, что гора меха, несуразно развалился около гряды, Ибис заметил это давно, но не подавал виду. Опустил голову, осматривая проделанную работу, невольно задевая свежесобранные цветы щекой, перенимая их терпкий аромат. Кажется, они с Вьюголапом сделали куда больше, чем смогут унести. Отстранился, оглядывая кучу в целом, нахмурился, позволяя себе выразить недовольство. Она была не слишком аккуратной, большой, вмещающей в себя слишком много и оттого нелепой. Это мгновенно поглотило мысли Ибиса, он вновь склонился, собирая упавшие стебли и формируя две удобные охапки. Помятый цветок и вовсе заставил свести брови на переносице, откинуть его в сторону и потянуться за другим..
- Отличный вид, - Ибис резко обернулся, одаривая подошедшего колючим взглядом. Бросив все силы на приглаживание вмиг ощетинившейся шерсти, он отчего-то замер, выжидающе глядя в круглые желтые глаза. Койот звучал вполне искренне, что только подлило масла в огонь.
Казалось, что Ибис сейчас задохнется от чужой наглости, но он лишь демонстративно отшатнулся, не решаясь вновь поворачиваться к коту спиной и вкладывая в зрительный контакт мгновенно вспыхнувшую злость.
- Шутка, партнер. Только и всего, - хоть от глаз взгляд и отвел, но не отвернулся, похоже, пытался сгладить ситуацию своим глупым жестом.
Казалось, напряженные плечи и шея застыли, но спустя мгновение Ибис заставил себя собраться, отказываясь от заманчивой перспективы нанести удар, хотя бы предупредительный. Он резко отвел взгляд, отворачиваясь, не хотелось смотреть на возвышающегося над ним снизу-вверх.
- Неуместно, - тихий голос резанул ледяными нотками. Пока тратил время на реакцию к бессмысленным шуткам, упустил что-то важное; напряжение давило натянутой струной, подхлестывая накопившееся раздражение.
Ибис обернулся на Вьюголапа, оруженосец был в полном порядке. Вспомнил, что не успел закончить компановку, когда шумный топот чего-то большого ворвался в монотонные звуки пастбища. Ветер не позволял учуять запах, но угрожающее рычание говорило само за себя. Кто-то из соплеменников произнес это вслух, Ибис напрягся. Вряд ли удастся убежать от псины по открытой местности, значит придется принимать бой. В такие моменты разум поглощала пустота. Это то, чему его учили с детства.

+7

10

Слова Летящего успокоили Штормолапа, и он окончательно отвлекся от меховых игрушек двуногих на едкий вкус противных одуванчиков. От него щипало во рту. Должно быть, целители полностью утрачивают вкусовые ощущения, иначе Штормолап не мог объяснить, почему они не плюются от разнообразных гадостных трав, постоянно бывающих в их пастях. Нельзя сказать, что оруженосцу совсем не нравились травы. Он с удовольствием наблюдал за тем, как на ветру колышется полевая гречиха, как расцветает вереск, как расправляют листья огромные лопухи. Но вот жевать их...? Нет, он лучше мышку пожуёт. К тому же, Штормолап до сих пор не мог до конца поверить в то, что именно травы излечивают больных. Что больные не выздоравливают просто так, потому что прошло время. Ведь однажды Штормолап скрыл легкий кашель от бдительного целительского ока, и он прошел сам по себе. Так, может быть, все эти травы - всё ложь? И кровь перестанет течь из ран без помощи паутины? Но ради отца Штормолап продолжал заставлять себя верить в травы. В те же... одуванчики.  "Интересно, им действительно лучше после этих дурных одуванчиков?"
Теплой тенью рядом оказался Летящий, словно подгадавший смуту в его мыслях. Своими словами он лишь оправдал опасения Штормолапа.
- Знаешь, Летящий. Мне почему-то кажется, что эти мышеголовые одуванчики помогают только тем, кто верит в то, что они помогают. Самоубеждение, все дела. А на деле эти укусы просто поболят немного и пройдут. Мы же воины, в конце концов, а не домашние киски, чтобы всерьёз от этого страдать.
Штормолап "по-свойски" улыбнулся Летящему, как будто они оба знают какую-то тайну, вроде фальшивых одуванчиков или жалкости укусов термитов, которые скоро пройдут. - Вот вернусь в лагерь, и мы с Вьюголапом все термитники пообломаем. Они и оставят нас в покое.
С довольным видом, мол, "решено", Штормолап выпятил грудь, но очень быстро вновь поник. "А захочет ли Вьюголап пойти со мной?" - грустно подумал он. "Небось до сих пор обижается. Но я его точно уговорю. Скажу... что Ибис ему голову оторвет, если он не пойдет со мной термитники ломать. Вьюголап мой наивный, проверять не пойдёт".
Рыжий оруженосец уже почти продумал коварный план того, как будет заманивать Вьюголапа на совместную поломку термитников, когда Летящий поднял голову из одуванчиков. Штормолап хохотнул. Видеть старшего воина с одуванчиком в зубах или ушами, покрытыми желтой цветочной пыльцой, было уморительно. Однако Летящий оказался серьёзен, и оруженосец тоже почувствовал себя не в своей палатке. Он судорожно сглотнул. Сердце забилось где-то в глотке. Похоже, Штормолап не один ощущал какое-то плохое предчувствие. Криво улыбнувшись Летящему, он неопределенно повёл плечами.
- Бабушка мне рассказывала, что некоторые матёрые воины могут внезапно ощутить опасность, почти как запах добычи. Я смеялся тогда, потому что всё это казалось очередной сказкой про легендарных героев. Я не матёрый воин и не легендарный герой, Летящий. Потому, это глупое предчувствие казалось мне надуманным. Но знаешь, теперь, когда ты мне сказал... может в этом что-то и есть. Давай как следует смотреть по сторонам. Нам ещё нужно защитить наших... патрульных.
Штормолап почувствовал какую-то симпатию по отношению к старшему, когда тот признался в своих предчувствиях. Он мог повернуться к Летящему спиной и ни за что не переживать. Их взгляды в чем-то сходились. Это дарило Штормолапу чувство защищённости. До поры до времени.
Настоящее чудище из сказок появилось слишком рано, чтобы он успел успокоиться до конца, поэтому шерсть на его загривке мгновенно вздыбилась. Вьюголап находился под защитой Ибиса и Койота, что немного обнадёживало. По крайней мере, чтобы добраться до драгоценного брата, собаке придётся разорвать двух молодых воинов. Но терять соплеменников Штормолапу тоже не хотелось, поэтому он глубоко вдохнул и постарался собрать себя в лапы.
- Летящий, - негромким, спокойным голосом обратился он к старшему. - Если мы будем стоять вот так на месте, он наверняка подумает, что мы бросаем ему вызов. Ну, как это обычно бывает перед боем, когда двое противников дыбят гривы и смотрят в глаза друг другу. А если мы побежим, он кинется за нами, как за мышами.
Откуда Штормолап мог что-то знать о собаках? Очень просто. Из-за собаки его отец лишился глашатайского звания и своего родного брата, поэтому оруженосец как минимум навязывался ко всем подряд, выспрашивая о собаках и мечтая отомстить им. Когда-нибудь. Как-нибудь. Но не сейчас. И не таким маленьким отрядом против такого огромного пса. Немного элементарной логики и знаний о проведении кошачьих боев, и Штормолап примерно прикинул для Летящего, что собака будет делать. Может быть, взрослый уже и сам догадался обо всем, что сказал оруженосец. Но всё же, рыжий котик хотел быть полезен хоть чем-то. Поэтому и высказал наиболее близкому по духу воину свои предположения.
- Мне кажется, нам надо бежать, Летящий. Всё-таки, это наш дом, а не его. Уж как-нибудь, да удерём. Пожалуйста. Надо спасти брата.
На последних словах голос Штормолапа слетел. Он не хотел этого говорить. Само вырвалось, под давлением бьющегося на уровне горла сердца. Он слишком боялся стать вторым "ветрогоном", потерявшим брата. Кошмар обращался в реальность, и оруженосец не был к этому готов. Поэтому Штормолап надеялся на то, что Летящий не отмахнется от его слов, а возьмёт их во внимание и примет своё, самое лучшее решение, как старший из отряда. Как командир патруля. Попросту как кот, которому Штормолап доверился.

+7

11

Противный привкус одуванчиков слишком быстро стал таким привычным, словно Вьюголап всю жизнь ел только эти цветы. Больше не морщась от непривлекательного сбора трав, котёнок машинально срывал цветы один за другим, а затем складывал в кучку. Поначалу, палевому казалось, что вот, еще немного, и хватит цветов, но затем котёнок вспоминал, сколько же в племени еще не вылеченных котов. И именно поэтому снова и снова брался за желтые цветы. Он хотел помочь каждому в племени, начиная с маленьких котят и заканчивая старейшинами. Никто не будет мучиться от непрекращающихся укусов, не в смену Вьюголапа.
И, как по мановению хвоста звездного предка, один из термитов укусил Вьюголапа. Забывшись совершенно, что эти противные насекомые обитают не только в шерсти его соплеменников, но и в шерсти самого оруженосца, Вьюголап цыкнул и сжал зубы. Если цветы уже раскрыли все свои горькие карты, то термиты продолжали действовать неожиданно, исподтишка, словно желали, чтобы их «дом» забыл о существовании таких надоедливых жучков.
«Чтоб вы там все вымерли»
Однако, усталость сделала своё дело, поэтому Вьюголап уже не стремился вытащить злодеев из шерсти, лишь смиренно переживал укусы. Он не хотел играть по правилам жуков, не хотел приносить им радость.
«Ведь», - думал Вьюголап – «Если я перестану делать так, как хотят они, им наскучит и они уйдут?»
Он кинул завистливый взгляд на Летящего, который чуть раньше получил обработку от термитов от Ветрогона. Наверняка, старшего воина больше никто не беспокоил, и он прекрасно мог сконцентрироваться на сборе одуванчиков. Однако какое же удивление было у Вьюголапа, когда Летящий неожиданно стал вычесывать, выкусывать, кого-то из шерсти. У палевого оруженосца аж выпал одуванчик изо рта.
«Они не помогают?!»
Удивление постепенно сменялось безысходностью. Неужели, ничего не поможет против этой «болезни»? Выдохнув, Вьюголап поднял выпавший цветок и положил его в кучу. Нет. Он не будет сомневаться, не будет сразу бежать в кусты. Может быть у Ветрогона просто не хватало одуванчиков, и поэтому эффект был временным. Но если набрать достаточное количество растений, все обязательно исправится. А может быть просто Летящий решил выцепить что-то другое, может быть туда попало то маленькое черное насекомое из бутона очередного одуванчика.
А затем оруженосец с какой-то злобой во взгляде посмотрел на брата. Вьюголап понимал, что из-за ночных вылазок Штормолап не чувствует всего того дискомфорта, который испытывают остальные. И если другие не знали о похождениях огненного котёнка, то Вьюголап все прекрасно знал.
«А ты сидишь там, такой довольный. Наверняка не чувствуешь, как эти НЕДОБЛОХИ подпитываются нашей кровью. Удачливый ты, Штормик»
В глубине души Вьюголап прекрасно понимал, что, будь палевый на месте своего брата, поступил бы точно также, но он не Штормолап, он Вьюголап, который искренне боится выбираться за пределы лагеря, связываться с сомнительными личностями, а уж тем более мстить. В нем нет той храбрости, которая есть в Штормолапе, нет той штормовой уверенности. Вьюголап спокойный, как начинающаяся вьюга, и это слишком уж коробило оруженосца.
Отвлекшись на свои мысли, Вьюголап даже умудрился упустить все то, что происходило на поляне чуть ранее. Термиты не давали палевому рассуждать логически, а также концентрироваться на окружении, отчего Вьюголап либо вел себя тихо, либо шипел под нос ругательства, в пределах разумного, конечно. Но сменившаяся обстановка подействовала и на него. Он себя чувствовал так, словно небо заволокло темно-серыми тучами, словно вот-вот подойдёт гроза.
Гроза – чужое рычание, глухое, утробное, злое; такое же, как и внезапный пожар. И пахнет точно также, опасностью. Вьюголап прекрасно помнил эти самые запахи, прекрасно знал, что будет дальше. Его зрачки расширились, а дыхание участилось. Как-то внезапно прогулка до пастбища превратилась в поле битвы, пусть самой битвы еще не было. Воздух стал спертым. Сам того не замечая, Вьюголап выгнул спину и вздыбил шерсть. А затем попятился.
- И... Ибис, - выдохнул тихо испуганно палевый оруженосец. Он помнил историю про собак, помнил, как они со Штормолапом хотели разобраться с собаками, как обещали Ветрогону, что однажды разберутся аж с целыми стаями, как порадуют отца. Но знал ли котёнок, что это может произойти так скоро?
- Если мы не будем подходить, он не тронет нас? Он... Он охраняет свою территорию, так ведь? Н-но, разве тут его территория? Мы же не подходим к его пушистым зверям.
Вьюголап стал беспокойно озираться по сторонам, но только глазами, стараясь особо не шевелиться. Собаки, они же не такие как коты, возможно даже они видят только движущиеся объекты. Вьюголап хотел в это верить, но не мог.
Взгляд зацепился за Штормолапа. А что, если огненный воитель прямо сейчас кинется на пса, старясь защитить отряд? Нет, конечно нет. Штормолап был храбр, но не был безрассуден. В опасной ситуации он затушит своё внутренний огонь, подаренный пожаром. Он сделает все возможное, чтобы выжить.
«Только, пожалуйста, уйди оттуда, не попади под клыки пса. Пожалуйста, не спровоцируй его»

Отредактировано Вьюголап (2017-06-17 16:46:05)

+5

12

Летящий бросил быстрый взгляд на своих соплеменников, которые находились чуть поодаль. Перед педантичными Ибисом и Вьюголапом уже возвышалась внушительная гора одуванчиков, Койот же вообще закончил раньше всех и беспечно прогуливался около забора. Старший воитель неопределенно покачал головой и вновь переключился на своего рыжего собеседника. Решив, что их кучка уже тоже подходящего размера, кот с заметным недовольством выплюнул уже схваченный одуванчик и отряхнулся от пыльцы.

- У меня такое же ощущение, - мурлыкнул Летящий, подтверждая рассуждения Штормолапа о бесполезности одуванчиков. - Но иногда нам, как воинам, приходится делать то, что сказали, даже собирать эти дурацкие цветочки.

Черный фыркнул. В его голосе блеснула нотка недовольства, впрочем, тут же угасшая. Подчиняться кому-то постоянно приходится, из этого и состоит жизнь: ты ворчишь, возмущаешься и в мыслях рисуешь карикатурные портреты предводителя или глашатая, отправившего тебя туда, куда ты не хотел, или удержавшего от слишком резких действий в сторону обнаглевшего соседа, чтобы не разжигать межплеменную рознь, но все равно выполняешь приказы. Конечно, выполнять их не то, чтобы обязательно, уж Летящий знает это не понаслышке, ведь в детстве у него вообще по любому вопросу было свое мнение, естественно, единственно правильное, но сейчас жизненный опыт подсказывал, что не время возникать и спорить по поводу того, кто куда пойдет и кто поведет патрули, когда в лагере Ветра такая сложная ситуация с больным глашатаем.

- Слава Звездному племени, нашлись желающие обламывать термитники. А то я уж думал, Лихозвезд снова меня отправит, - хохотнул черный, облизывая испачканную в пыльце лапу.

На самом деле Летящий не думал, что его собираюсь куда-то отправлять, просто решил немного поднять взволнованному рыжику настроение. От самого старшего воителя волнение медленно, но верно отступало, потому что на горизонте не наблюдалось никакой опасности, но он все же понимал, что на пастбище лучше не задерживаться, а с патрулем закругляться, раз уж цветочки набраны. Тем более, что Ветрогон - специалист по внушению, он может также уверенно обмазать остальное племя одуванчиками, и те даже решат, что магическим образом исцелились. До первого укуса, конечно же. Вообще, Летящий был полностью согласен со Штормолапом: что они, потерпеть не смогут немного? Будто в первый раз кто-то кусает. Тем более, когда ты увлечен каким-то делом, зуд тут же отходит куда-то на задний план, и его просто перестаешь замечать.

Когда рыжий оруженосец начал подверждать его опасения, которые уже почти забылись, Летящий поднял бровь и нахмурился. Может быть, что-то в этом все же есть. Но патруль ведь все равно собирается сворачиваться, так что проблем здесь быть не должно, а облакоподобные чудища - сейчас совершенно не то, чего стоит бояться.

- Ох уж мне эти сказки про легендарных героев, - усмехнулся черный, демонстрируя весь свой обычный позитив и жизнерадостность, стараясь немного сгладить серьезность ситуации. - Я тоже не особо-то к ним отношусь.

- Давай как следует смотреть по сторонам. Нам ещё нужно защитить наших... - Вьюголапа, - мысленно закончил за ученика старший воитель с легкой теплой улыбкой.

Даже Летящий, который постоянно куда-то бежит, чаще всего замечая какие-либо отношения между соплеменниками только тогда, когда кто-то уже подрался или родил котят, понимал силу братской любви этих молодых котиков. У самого черного нет родных братьев, поэтому он не знает, каково это, но то, что ученики, даже находясь в ссоре, не перестают думать друг о друге, просто умилительно. Кстати, один из главных признаков доблестного лесного воителя - то, что он сражается не ради себя, а ради других.

Мысли старшего воина мгновенно оборвались, когда он проследил за резко ставшим испуганным взглядом Штормолапа. Оскалив огромные клыки и раскрыв слюнявую зловонную пасть, к котам подбиралась собака. Видимо, защищавшая чудищ, она учуяла чужаков, которые из-за ветра не смогли вовремя распознать чужой запах. Сердце Летящего, кажется, пропустило пару ударов, а кровь тут же вскипела, превратившись в подобную воде красную жидкость. Черный застыл на месте, глядя куда-то в строну пса, но избегая его сверкающие ненавистью глаза.

- Не смотри на него в упор, - коротко ответил старший воитель на опасения рыжего оруженосца о том, что подумает враг.

Практически каждое слово Штормолапа было правильным, поэтому Летящий провел кончиков хвоста по его спине, демонстрируя одобрение и слегка успокаивая. Все остальное тело кота оставалось неподвижным, мышцы были напряжены до предела; казалось, что они готовы самостоятельно порваться в любом момент. Остальные патрульные находились однозначно ближе к собаке. Койоту, да и Ибису с Вьюголапом в случае чего, скорее, достанется в первую очередь. От осознания этого старшему воителю хотелось досадливо взвыть. Страх за соплеменников был гораздо сильнее, чем за себя. Черный все же был более опытным бойцом, поэтому ему было бы легче подставить собакам свою шкуру, защитив патрульных. Ветряк сжался в тугую пружину. Пока собака не предпринимала никаких резких действий, но готова была сорваться с места в любой момент. Это сродни тому пожару, который поразил их сколько-то лун назад: достаточно одной искры, чтобы выжечь практически всю территорию.

- Не думаю, что это хорошая идея, - Летящий издал что-то между утробным рычанием и шипением. - Слишком рискованно сейчас бежать. Если мы кинемся врассыпную, он погонится за кем-то одним.

Черный понимал, что собаки не настолько тупые, чтобы запутаться и не выбрать, за кем бежать, если коты побегут в разные стороны. Более того, под ее когтями, скорее всего, окажется тот, кто ближе. А это огромная вероятность потерять кого-то из соплеменников. Ну уж нет, единственный, кем Летящий готов пожертвовать - это он сам, но и он тоже хоть и импульсивный, но не мышеголовый и безрассудный, чтобы кидаться прямо в пасть зверю. Нет, не вариант. Сбежать всем вместе тоже, скорее всего, не выйдет: они хоть и ветряки, но бежать от собаки, да еще и в сторону лагеря, где можно поставить под угрозу остальное племя, вообще странная затея. Голос Штормолапа задрожал, и у Летящего все похолодело внутри. Он понял, какой именно страх прожигает ученика изнутри. Ветрогон. То, как молодой глашатай начал стареть буквально на глазах. То, как он потерял брата в схватке. Старший воитель отлично помнил эту ситуацию, помнил истерзанное тело Лучехвоста и мучения будущего целителя. Черный кинул быстрый взгляд на Вьюголапа.

- Мы все не позволим псу напасть на Вьюголапа, - прошипел Летящий, не обнажая зубы.

Старший воитель понимал: он лидер патруля, коты, скорее всего, ждали от него какой-то команды. Конечно, у педантичного Ибиса, наверное, нашлось бы свое мнение насчет этого, но черный надеялся на благоразумие, которого шоколадному, в принципе, не занимать. В этой ситуации вообще не может быть каких-то идеальных планов: все зависит от действий собаки, но для котов главное - вернуться живыми и по возможности невредимыми.

- Надо воспользоваться любой возможностью избежать схватки. Попробуйте медленно отступать назад. Не разворачивайтесь к собаке спиной. Не смотрите ей в глаза, но не теряйте из виду, - в свои отрывистые фразы Летящий вложил всю твердость и уверенность, которую смог найти в себе в этой ситуации, он говорил максимально спокойно, без вызова и не очень громко, чтобы пес не подумал, что его провоцируют.  - Дальше действуем в зависимости от реакции.

Черный медленно отступил назад. Он прижал уши, но не вздыбил шерсть, глядя в сторону собаки, но не прямо на нее. Как уже заметил Штормолап, смотреть в глаза было бы слишком опрометчиво.

Отредактировано Летящий (2017-06-21 12:16:51)

+8

13

[NIC]Пёс[/NIC][AVA]http://s0.uploads.ru/VZQof.png[/AVA]

Пятеро чужаков остановились напротив него. На его территории, рядом с его стадом. Он снова угрожающе залаял; ветер взъерошил шерсть и снова бросил в нос запах чужаков: так и хотелось броситься вперед. Они были хорошими мишенями: видными, четкими. И этот запах не позволил бы ошибиться и упустить хотя бы одного. Пса заметили: остановились, прижали уши. Напугались? Он оскалил клыки и снова зашелся в лае, ожидая реакции чужаков. Нельзя было уходить от стада, от этих глупых пушистых комков на тонких ногах. Но он и не собирался уходить: пес был готов защищать.
Не просто так эти чужаки оказались здесь: они посягали на его землю, его подзащитных овец. И заметив аккуратное, полное настороженности движение назад, с готовностью сорвался с места, резко отрываясь от земли и бросаясь вперед, на запах их страха. Пес не успел придумать, как именно он поймает их всех и вцепится в мягкие тела каждого из них, но он был совершенно уверен в своем превосходстве. Чужаки мелкие, слабые. Они боятся. Вокруг нет деревьев, скал, где они могли бы спрятаться. Одна лишь трава, шелестящая от ветра.
Оглушающе лая, бурый обратил все свое внимание на того, что помельче и ярче остальных. Он и был ближе: легкая добыча. Его лапы короче и наверняка слабее. Пса захватил охотничий азарт, вместо вполне осознанного желания защитить свое стадо и прогнать нахалов, в нем заговорил древний инстинкт хищника. Ему хотелось вцепиться оскаленными клыками в мягкие шеи и животы и рвать, потом поймать следующего - и так, пока каждый из врагов не падет. Пес в несколько скачков сблизился с ярко-рыжим комком шерсти, раз, другой клацнул пастью в опасной, манящей близости от шерсти, пропитанной запахом страха, пока не ощутил, как клыки смыкаются и кровь начинает капать на землю. Уцепился за живот? Надо бы за шею - попытаться перехватить упирающееся, вздернутое в воздух тело иначе. Глаза словно заполонила пелена: он уже и думать забыл о других, потерял нить. Для пса существовали только он и его жертва, пойманная. Не уйдешь.

Отредактировано Мастер Игры (2017-06-23 20:03:16)

+5

14

Казалось, будто воздух сгустился вокруг группы котов, замер, обволакивая и ожидая их реакции. Собачий смрад оседал на языке, взгляд то и дело цеплялся за вязкую слюну, капающую из пасти зверя под его уродливые лапы.
Он едва слышал тихие голоса соплеменников, Летящий что-то говорил оруженосцу, вероятно, успокаивая и настраивая на нужный лад. Ибис знал, что Вюголапу не нужны были слова, его ученик был давно и не один раз проинструктирован и, как наставник, он был уверен в том, что кремовый все сделает правильно.
Едва различимый голос младшего, больше похожий на прерывистое дыхание, коснулся его ушей. Ибис холодно прищурился, не отрывая взгляда от то и дело дрыгающихся лап пса, исходящегося в предостерегающем лае; услышал страх в тихом голосе своего оруженосца. Не сумел привить бесстрашие перед опасностью, не дотянул. не справился..
Ибис едва заметно выгнул кончик хвоста в сторону Летящего и опустил его, расслабляя, дав сигнал к подчинению, надеясь, что Вьюголап за его спиной не растеряется и поймет все правильно. Больше никак помочь он ему не мог - чертов пес одним взглядом своих блестящих темных глаз пригвоздил их к месту, не позволяя лишних движений.
Голос старшего воителя стал более различимым. Ибис был абсолютно не согласен с приказом, но понимал, что другого выхода у него нет. Если каждый начнет действовать по своим соображениям, то загонит в могилу не только себя, но и весь отряд.
- Следи, чтобы между тобой и псиной был я или Койот, - Ибис говорил ровно и тихо, а в душе бушевала ледяная буря. С каждым шагом он лишь убеждался в том, что отступление давало врагу шанс приготовиться к нападению.
Он бесшумно ступал по мягкому вереску, вслушиваясь в изменчивый тембр собаки, пытался выловить из глухих и раскатистых звуков нотки настроения. Ибис слышал и шаги идущего рядом Койота, но с раздражением понимал, что не может поднять на него взгляда. Псина сделала их заложниками ситуации, а сейчас они вовсе играли по ее правилам. С каждым шагом они лишь натягивали струну нетерпения, проверяя как далеко от себя сможет отпустить их хозяин территории.
Пока она не лопнула.
Ибис этого ожидал, резкие движения противника с шипением подожгли фитили его инстинктов. Он сорвался с места, намереваясь отвлечь пса на себя, чтобы дать соплеменникам возможность перехватить инициативу.
- Вьюголап, не смей подходить с морды! - бросил жёстко, чтобы отбить у оруженосца все оставшиеся позывы к непослушанию. Ибис лучше других знал, что опасность, грозящая брату, затмевает разум.
Сам же порывом подлетел к крутящемуся вокруг Штормолапа врагу, бесстрашно целя в длинный нос опустившейся и скалившейся на оруженосца пасти. Пёс огрызался, Ибис уворачивался, но противник был на редкость целеустремленным. Угрожающе зарычав, кот увернулся от очередного укуса, на задворках разума чувствуя тепло зловонного дыхания, сдувающее лепестки одуванчиков с его щеки. Лишь на мгновение Ибис позволил себе разорвать дистанцию, чтобы обойти с другой стороны и нанести новую атаку, выискивая среди сражающихся сначала серую, затем, сразу же, кремовую шерсть.
В нос ударил запах крови. Рыжий всполох мелькнул в воздухе - попался.
Ярость рвалась на свободу, инстинкты оглушающим рычанием говорили с ним, командовали.
Взгляд зацепился за поднятую голову пса, открытую шею. Ибис сорвался с места, проскакивая под массивной грудной клеткой, нанес несколько ударов рядом с ключицей, вырывая пучки жесткой шерсти. Ловко отпрыгнул, тут же вновь меняя позицию, развернулся на месте, целя в мягкое и не такое шерстистое место за подбородком. Счет шел на секунды.

+7

15

Идею Штормолапа  Летящий не одобрил, но рыжий оруженосец не обиделся. Он знал, что старший воин в любом случае примет более правильное решение, чем неопытный ученик. Наверняка Летящий и не в такие переделки попадал, так что молодой кот предпочел просто кивнуть ему.
- Хорошо, - тихо сказал он, вскользь глядя на пса, стараясь не задерживать на нём взгляд. Сказать-то, Штормолап, сказал, но сразу же за командиром патруля не пошёл. Он почувствовал, как плечи расслабляются после долгого волнения, а горящее от страха сердце уходит куда-то вниз. Штормолап мог пойти рядом с Летящим, и они оба выглядели бы как лидеры, уводящие патруль от страшного зверя. Но какая-то его часть решила, что идти рядом с Летящим - значит оставить позади брата. Игрушка двуногих в любой момент могла сорваться с места и откусить Вьюголапу голову. Что ей Ибис с Койотом, если она в несколько раз крупнее и тяжелее каждого из них? Эти двое выглядят темными, невзрачными на фоне желтоватой травы. А тёплый палевый окрас Вьюголапа приятно выделяет его, делая похожим на... кролика? Штормолап неровно выдохнул, представив, как чудище разрывает его брата, как какой-нибудь соплеменник разделывает кролика за трапезой. Он подождал, пока Вьюголап подойдет поближе, и пристроился в задней части отряда, следом за братом.
- Всё будет в порядке, - успокаивающе шепнул он Вьюголапу. - Этот мешок с блохами слишком глуп, чтобы нам навредить.
Хотелось бы ему верить в эти слова. Но изобразить уверенный тон, похоже, удалось. Будет очень нехорошо, если брат запнется и упадёт из-за тревоги. Поэтому Штормолап поставил себе целью ободрить его. Коснувшись рыжим хвостом бока Вьюголапа, он осторожно пошёл вперёд вместе со всеми. Ему показалось, что если прямо сейчас обернуться назад, никакой собаки уже не будет. Только мирно пасущиеся шерстяные комки, тупые и безобидные. Через мгновение уши Штормолапа едва не разорвал пронзительный лай. Он ткнулся в бок Вьюголапа, предлагая бежать, но зверюга преодолела несколько шагов с поразительной скоростью. Её дыхание опалило спину Штормолапа, и земля ушла из-под ног.
Молодой кот хотел взвыть, настолько болезненно его схватила собака, но замешательство, страх и боль перемешались в нём, поэтому он издал лишь какой-то неопределенный свистящий звук. Нижние зубы собаки вцепились в край его брюха, верхние обретались где-то наверху бока, почти у спины. Они сжимались, мощно, неумолимо, и обхватывали бок, всё сильнее и сильнее. Не собака - игрушка двуногих, а Штормолап - игрушка собаки. Зверюга словно игралась с ним, мотая головой и встряхивая его тело. Рваный бок тёк кровью, но из-за ярко-рыжей шерсти это казалось не очень заметным со стороны. Зато по морде собаки, заляпанной красным, всё становилось понятно. С рывками страшного зверя рана расширялась, и в какой-то момент Штормолап понял, сквозь боль и шок, что боится. Боится не собаки. Не смерти. Боится, что сейчас зверь окончательно разорвет его бок, и каша из внутренностей высыпется на траву перед Вьюголапом. Что брат увидит всё это.
Штормолап сделал пару беспомощных рывков и попыток подтянуться. Его когти утопали в собачьей шерсти, а челюсти никак не могли дотянуться и захватить хотя бы клок звериной шкуры.
Когда животное подкинуло Штормолапа, весь воздух словно ушел из его легких. Вероятно, собака хотела схватить его за горло и одним рывком переломить хрупкие шейные позвонки. Оруженосец инстинктивно извернулся, как всякая кошка, которая приземляется на четыре лапы, и задней лапой наугад ударил в собачий нос, пытаясь оттолкнуть слюнявую пасть от себя и не дать схватить за шею. Кажется, попал.
Тяжело дыша, Штормолап упал в траву. Огромная морда снова склонилась над ним. Пахнуло горячим мясным дыханием с привкусом крови в запахе. Рыжий котик зашипел, хоть шипение уже не могло отпугнуть его врага. Огромное животное. Убийца родного дяди Штормолапа. Или почти убийца. Мог ли зверь быть тем самым псом? Он кажется весьма опытным в охоте на котов. Большие глаза зверя, ярко-карие, жадно осмотрели нежный мех на шее. Штормолап выгнулся, чувствуя, как кровь из пробитого бока начинает лить сильнее. Оскалившись, он дёрнулся к собачьей морде. Самое выступающее, крупное, мясистое - это уши. На морде слишком короткая шерсть, зубы просто соскользнут. А вот уши, пушистые, с хорошими хрящами - самое то. Штормолап со всей дури сомкнул зубы на собачьем ухе, вцепляясь в него мёртвой хваткой. "Зверь ещё не добрался до вас", - туманно думал котик, стараясь сжать челюсти так, как никогда не сжимал. "Лучше пусть я буду для него тем самым комком мха, которым затыкают пасти слишком болтливым и неугомонным котятам".
Штормолап верил в патрульных. Верил в Летящего. Они отгонят собаку или убьют, и она просто куда-нибудь исчезнет. Патрульные спасут его, а он спасёт их. Все они, соплеменники, будут действовать сообща, и тогда победа обязательно ждёт их. И неважно, что от боли глаза застилает пелена, красная, розовато-белая, черная. Нужно просто потерпеть, как на тренировках. Настоящий воин всегда готов к неожиданной ситуации. У него всегда есть план. И план Штормолапа - если не убить собаку, то убить хотя бы это ухо, тёплое и живое. А пока собака стряхнет рыжего кота со своего уха, ловкие, когтистые патрульные проберутся под собачье брюхо и раздерут мягкий живот в кровь. Или сделают что-то другое, не менее важное.

+7

16

Лапы дрожали не то от страха, не то от напряжения. Ощущение чего-то опасного, неизбежного, скользило вокруг Вьюголапа и его соплеменников, стремясь куснуть за лапы, шерсть, душу. Оно ждало ответной реакции на свои действия, насмехалось над котами, наблюдало. Наблюдал и Вьюголап. Чувствуя себя не в своей палатке, оруженосец то и дело дергал усами, сжимал зубы и едва-едва уловимо двигал ушами. Страшно. Звуки сливаются воедино, а затем и вовсе утихают; краски то расплываются, то моментально теряют свою яркость, даря тем самым еще больше волнения. Волнения за племя, за Штормолапа.
Возможно, попади Вьюголап в подобную ситуацию не впервые, он все сделал бы правильно. Но, увы, слишком остры зубы огромного пса, слишком напорист его лай. Цветастый зубоскал требует, чтобы коты ушли.
Вьюголап видит действия Ибиса и пытается успокоиться. Он в безопасности, среди сильных соплеменников, которые, чуть что, обязательно защитят Вьюголапа. Наверняка, что Ибис, что Койот встречались с собаками и знают, как правильно избегать общения с ними, как правильно дать отпор их сильной хватке. Вот только почему не получается успокоиться?
Взгляд цепляется за рыжую шерсть оруженосца, находящегося рядом с Летящим. Сможет ли он избежать атаки огромного исполина, всем видом показывающего, как же сильно тому нравится кошачье мясо? Вьюголап боялся не за себя – за Штормолапа, и возможно именно поэтому не мог себя успокоить. Он верил в силы старших, но помнил и рассказы Ветрогона, повествующие о смерти брата. Возможно, это и сказалось на подсознании палевого оруженосца. Все обещания быть сильными, данные в детстве, игры и убеждения, что все собаки лягут перед лапами его и Штормолапа – это фарс, сказанный только потому, что в подобной ситуации Вьюголап не был. И вот сейчас, смотря на огромные лапы – а такими мохнатый зверь мог без усилий задавить каждого – Вьюголап понимал, как сильно он ошибался. Он не готов стать воителем, не готов выступить против толпы собак, не готов отомстить за того, о ком слышал только из историй.
«Не оправдал своих и чужих надежд»
Летящий отдал четкое указание, и Вьюголап вновь дернул усами. Необходимо ретироваться с территории исполина, скрыться от его глаз, избежать наказания за нарушение «границ». Едва уловимо кивая Ибису, Вьюголап делает неспешный и осторожный шаг назад, а затем еще один и еще. Вьюголап стремится идти перед наставником – делает все правильно, четко, как и сказал учитель. Ослушаться – верная погибель, а Вьюголап представлял свою смерть не такой. Он еще не раз посоревнуется со Штормолапом, будучи уже воителем, не каким-то оруженосцем, покажет, чему обучал Ибис, главное только выжить. Выжить всем.
Было сложно не смотреть на опасность, поворачиваться к ней спиной, но оруженосец подавил в себе страх, оставляя лишь волнение за брата. Все будет хорошо, все закончится вот-вот, их группе бы добраться до ближайших холмов, а там вглубь зарослей да переждать.
Спокойствие пришло уже потом, когда рядом раздался такой родной голос брата. Заметно расслабившись от легкого прикосновения Штормолапа, оруженосец лишь выдохнул и прикрыл глаза – его Штормик рядом, его не тронет огромный пёс. Теперь братья вдвоем под эгидой опытных воинов.
- Будь осторожен, Штормолап, - тихо, словно для себя, шепчет Вьюголап. Он не мог знать, что впоследствии эти слова окажутся проклятыми, недействительными. Возможно, именно они и окажутся решающими – кто знает.
Заливистый лай оглушил Вьюголапа, заставил поморщиться, напрячься и на секунду дернуться вперед, забывая о том, что оруженосец не один – с ним взрослые. Голова закружилась, сердцебиение усилилось, и Вьюголапу показалось, что он вот-вот потеряет сознание. Мир потемнел. Спасал только брат, вырывающий из тени страха палевого. И именно этот миг поставил точку на спокойствии Вьюголапа.
Штормолап исчез, испарился, оставив после себя только теплый отпечаток на шерсти палевого оруженосца да странный, страшный свистящий звук. Резко оборачиваясь, Вьюголап тут же потерял дар речи – огненный оруженосец свисает изо рта слюнявой псины, летает, поддавшись резким движениям собачьей головы и, кажется, не двигается.
Удар. Еще удар, на этот раз более болезненный. Если бы котёнок мог, он тут же схватился за сердце и пал ниц на землю, но Вьюголап продолжает стоять как истукан. Взгляд стеклянных глаз устремлен прямиком на пасть убийцы, стремясь засечь движение пламенной «игрушки» пса. Его брат не мог умереть так быстро, так глупо – Штормолап сильный, он обязательно выдержит.
«Живой!»
Движения Штормолапа, попытки выкарабкаться из пасти пса вселяют уверенность, и Вьюголап пробуждается, как от тяжелого сна, шипит, чуть ли не рычит. Он в безысходности, терзаемый страхом и беспомощностью, но зол, раздражен и агрессивен. Он не даст забрать еще одну дорогую жизнь, особенно какой-то игрушке двуногих.
Ему хватило слова Ибиса, чтобы моментально рвануть сбоку, куда-то под лапы собаки, уходя от морды. Если от попытки задавить весом Вьюголап уйти и сможет, то от острой пасти – нет. Поэтому, если вдруг враг скинет Ибиса и Штормолапа с себя, ему придется постараться, чтобы добраться до остальных. Вьюголап не действовал в одиночку, рассчитывал свои силы. Хоть оруженосец и старался найти слепую зону при нападении на пса, но также прекрасно понимал – если беда придет, Вьюголапу хватит одного укуса зверя.
«Не подходить с морды. Спасти Штормолапа»

+5

17

Его слова, как и ожидалось, были приняты не особо благоприятно, впрочем, надеяться на лучшую реакцию в отношении Ибиса и стоило. Тот сверлил его своим взором, беззвучно осуждая его и одновременно уничтожая при этом. Хмыкнув и отведя глаза в сторону, Койот невольно подумал о том же, что и в их первую встречу: тот, должно быть, всю свою жизнь учился карать других одним лишь взглядом. И получалось в итоге довольно сносно; вот только он не был скромной фиалкой, и, не смутившись, расслабленно расселся на том же самом месте. Чужая поза выдавала напряжение, подобно натянутой тетиве, а сам Ибис выглядел так, будто само Звёздное племя искушает его врезать ему, благо, тот видно решил ограничиться одной лишь укоризненной фразой. Койот уж стало быть собирался невозмутимо завязать непринужденный разговор, в котором, собственно, вероятней всего будет говорить больше всех, и получать от своего собеседника лишь колкие взгляды и минимальное количество сухих ответов, но уловил краем уха среди грузных ленивых шагов и несуразных звуков чудищ выделялся глухой топот и следующий ему шорох высоких степных трав где-то совсем близко. И все его спутники как один подняли свои взгляды на происходящее за его спиной действо, и, судя по лицам их, не Лихозвёзд там исполнял свой лучший танец: в глазах младшего поколения промелькнул испуг, в Ибисе же стало проглядываться какое-то жуткое смирение, а Летящий всем своим существом показывал собственное напряжение. Койот, заинтересованный источником такой реакции, шумно втянул воздух ртом, и, распознав принадлежность отчетливого запаха, принесенного слабым порывом ветра, обернулся через плечо; где-то поодаль, среди полотна сухой травы, взгляду предстала ожидаемая им больших размеров псина: пестрая и лохматая, она выглядела довольно типично для охраны этих мест. Он развернулся окончательно, дабы не терять ее из виду. Летящий, как главенствующий их отряда, не заставил себя ждать и дал команду всячески избегать сражения и действовать в зависимости от ситуации. Койот едва уловимо хмыкнул от его слов, тем временем оглядывая врага; несмотря на то, что он не считал, что собака спокойно даст им уйти, прихватив одуванчики, да еще и одарит каждого прощальными объятиями в благодарность за визит, воитель послушно замер, следуя указаниям. Пульс ударял по ушам как гром, в горле давно пересохло и все еще стоял привязчивый растительный привкус. Он не боялся зверя, нет, скорее с азартом предвкушал исход сложившейся ситуации: это казалось как-то по-дикому захватывающе после череды рутинных будней, пусть и возможно губительно для кого-либо в итоге, над чем тот, к сожалению, думал в самую последнюю очередь, медленно вышагивая назад. Ожидаемая развязка сложившейся ситуации настала незамедлительно, кот невольно вздрогнул, когда фигура пса все-таки сделала резкий выпад и рванулась к Штормолапу. Сердцебиение продолжало отдаваться гулом в ушах, кровь словно замерла в венах, а мир будто замедлился, теряя яркость, и он, наконец, среагировал и подорвался следом за собакой. Боковым зрением Койот видит мелькнувший силуэт, стремительно бегущий на опережение; ему не нужно присматриваться, чтобы знать, кому принадлежат эти твердые и отточенные движения. Приблизившись к врагу, он, не мешкая, бросился тому под брюхо, прочесывая когтями живот и выскальзывая из-под него по другую сторону. В нос ударила чужая кровь, и, к сожалению, отнюдь не собачья; нанося удары, воитель мимоходом увидел, что рыжий оруженосец прилично ранен, но отвлекаться они пока не могли. Видя, что Ибис идет в лобовую, кот решает переключить внимание зверя на себя, дабы тот нанес удары точно и без последствий. Опершись на одни задние лапы, Койот зарылся носом в длинную собачью шерсть, вгрызаясь и максимально сильно смыкая челюсти на чужом загривке; плоть под клыками поддалась, на языке быстро расцвел металлический и солоноватый привкус. Не отрываясь, он параллельно наносил удары с выпущенными когтями в бок. Возле плеча уже в который раз клацнули чужие зубы, но воитель не был уверен в том, зацепил ли тот его: все внимание было сосредоточенно на приношении урона.

+5

18

Когда вокруг вновь разгорается пламя битвы, в воздухе уже отчетливо пахнет кровью, сердце то будто останавливается, то стучит так быстро, как ты не знал, что оно вообще умеет, а дыхание перехватывает от страха, важно взять себя в лапы и продумать стратегию. Способен ли на это Летящий? Скорее нет. Горячий и импульсивный, он привык полагаться на ту мысль, которая первой приходит в голову, действовать согласно чувствам: ярости, азарту, страху. Но ответственность, возложенная на старшего воителя Лихозвездом, тот факт, что ему доверили патруль, не позволял черному совершать слишком опрометчивые поступки. Тебе уже на двенадцать лун, Летящий, пора вести себя немного серьезней. И вся кровь, пролитая сейчас на пастбище, будет на твоей совести. Черный старался схватить паутинки мыслей и соединить их воедино, пока они не исчезли и не рассыпались, превратившись в бессвязный комок. Приказ, который отдал черный, оказался неправильным. Он решил, что собака, увлеченная своими пушистыми чудищами, увидит, что коты уходят, и потеряет к ним интерес, как это частенько бывало. Но это существо, судя по всему, оказалось слишком азартным. Как глупо. Сердце старшего воителя что-то кольнуло, странная смесь обиды и стыда, но он быстро опомнился, отгоняя от себя нежелательные эмоции. "No regrets" или "без сожалений", всегда только вперед, несмотря на неприятные чувства, на свои глупые ошибки. Никогда не отчаиваться и не опускать лапы.

Штормолап не остался рядом с Летящим, тут же направившись к брату. Старший воитель махнул хвостом, но ничего не сказал. Во-первых, не время. Во-вторых, невозможно осуждать того, кто хочет обезопасить своих близких. Перед глазами вновь мелькнула прозрачная тень Лучехвоста. В следующую секунду собака бросилась на рыжего оруженосца. Всё произошло настолько стремительно, что черный успел сделать только один шаг в направлении к ней. Глаза старшего воителя расширились, шерсть непроизвольно вздыбилась, когти резко впились в землю, и ему захотелось взвыть, прямо как по ночам это делают эти мышеголовые собаки. Когда Штормолап оказался в зубах у зверя, Летящий буквально почувствовал режущую боль на своем животе, в том месте, куда укусили оруженосца. Только не Штормолап. Вообще, старший воитель мог бы подумать так про любого из своих соплеменников, несмотря на возможные разногласия, даже про педантичного и занудного Ибиса, но к рыжему Летящий почему-то питал особенно теплые чувства.

У собаки не такие острые когти, она не такая ловкая и гибкая. Главное ее оружие: клыкастая пасть. Собаки почти никогда не разжимают зубов. Боковым зрением старший воитель заметил, что все патрульные ринулись на подмогу и только потом осознал, что сам тоже сорвался с места и быстрыми прыжками сокращает разделяющее себя и зверя расстояние. Всё будто бы заволокло туманом, на несколько секунд черному показалось, что он просто сторонний наблюдатель, а его астральное тело сейчас яростно рвется в битву, чтобы спасти бедного ученика. Как ни странно, пес на секунду отпустил рыжего, и тот тут же схватил его за ухо. Ибис предварительно ударил зверя по носу и Летящий мысленно для себя отметил это его действие как одно из самых верных в данной ситуации. Но собак редко останавливает боль. Вьюголап напал сбоку, в том месте, где густая шерсть могла довольно хорошо защитать пса от его когтей, Койот полоснул живот и схватился за загривок. Летящий понимал, что при драке с массивным противником лучше нападать урывками, постоянно отпрыгивая, чтобы тот не успел тебя сцапать. Место, где заканчивается морда и начинается лоб, однозначно довольно уязвимо, это видно даже невооруженным глазом, но черный понял, что ему не хватит физических возможностей, чтобы нанести туда удар достаточной силы, а лезть под когти соплеменников или наоборот допускать возможность, что приложит к ним свои, не хотелось. Быстро, как настоящий ветряк, старший воитель ловко прыгнул собаке на морду, в район глаз, задержавшись там всего на секунду и, оставляя царапины, отпрыгнул слева от противника, в районе его плеча, а не рядом с мордой, на расстоянии в кошачий хвост. Такое действо должно было на какое-то время дезориентировать собаку (оставшись пусть и на не очень долго время без одного из органов чувств, она должна отвлечься от котов) и не дать ей сразу отбросить от себя Ибиса, который целился в район горла и на какое-то время забыть про Койота. Они могут спасти Штормолапа. Пятеро взрослых котов могут справиться с собакой и заставить ее спасаться бегством, и они сделают это. Летящий предусмотрительно поджал уши и хвост, чтобы пес не мог его ни за что схватить и перекатился ближе к заду пса, намереваясь полоснуть его когтями в район паха, пока соплеменники заняты уничтожением передней его части.

Отредактировано Звездолёт (2017-09-17 16:24:47)

+5

19

[NIC]Пёс[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/KFM6b.png[/AVA]
Запах крови дурил голову, а ее вкус окончательно прогонял любые мысли о стаде. Эти белые и глупые овцы остались позади, и сейчас были псу далеко не так интересны, как его жертва, каким-то чудом вырвавшаяся из оскаленной пасти. Пёс зарычал от недовольства и резкой боли в носу, таком чувствительном, куда пришелся случайный, но точный удар рыжего чужака. Рванувшись вперед, он пытался было перехватить кота снова, чтобы докончить свое дело, но мелкий и ловкий, тот умудряется уйти от удара. Пес лишь слепо взмахнул передней лапой, едва задев кота - кажется, по морде.
Вот только чужак был не один, и буквально сошедший с ума от запаха крови пес никак не рассчитывал на такой отпор. Живот, защищенный не такой густой шерстью, как все остальное тело, пронзило неприятной болью, словно он оцарапался об изгородь. Выгнувшись, хищник дернулся в сторону, ощущая на этот раз резкую боль в ухе, теперь, кажется, прокушенным. Кровь из раны кота, буквально повисшего на псе, попала в глаза и сильно раздражала. Рычание смешалось со скулежом: чужаки атаковали его все вместе, и пес начал всерьез понимать, что он не сможет завершить своего дела и будет вынужден бежать. Но пока азарт охотника на пару с яростью говорили: продолжай биться!
Словно огнем ожгло шею и область ключиц, после - где-то на морде, у подбородка. Коты подскакивали и снова отступали, понять их пес не мог, равно как и опередить. Он извивался и скакал, пытаясь скинуть рыжего и вырваться из цепкой хватки крупного чужака, что вцепился в загривок, но они были сильнее и действовали слаженно. Задней лапой он попытался лягнуть того, что стоял на двух лапах, но не смог дотянуться. Боль в паху и у задних лап от очередного укуса или удара довершила свое дело: глаза закрыло пеленой и пес изо всех сил рванулся, отступая. В пасти у нападавшего кота он оставил добрый клок шерсти и, кажется, даже кожи с загривка. Он убегал, скуля во весь голос от страха и стыда за поражение и от того, что оставил стадо. Но сейчас главной целью было одно: убежать от боли. Все так чертовски ныло и горело, кажется, каждый кусочек его тела. И особенно ухо: бежавший прочь с подвыванием пес совершенно забыл о том, кто вцепился в его ухо и все еще был там. Мотая головой из стороны в сторону, пес мечтал лишь об одном: чтобы эта тяжесть наконец оторвалась, хоть бы и с ухом. Все равно безмерно больно.
И когда это наконец произошло, потрепанный и измазанный в крови, своей и чужой, пес помчался еще быстрее, не чуя под собой лап, лишь бы оказаться подальше, затеряться среди смущенных таким раскладом и испуганных овец и отлежаться, надеясь, что позорная битва наконец закончилась.

Отредактировано Мастер Игры (2017-06-29 14:59:09)

+5

20

На несколько мгновений для Ибиса не существовало ничего кроме смрадной жесткой шерсти на шее и массивных нелепых лап, постоянно пытающихся задеть его; несуразные конечности пса, заставляющие хаотично перемещаться, ловко балансируя на небольшом пятачке земли были единственной вещью, что сейчас его интересовала. Но требовалась лишь доля секунды, нанеся несколько ударов он вновь почувствовал, как мерзкая слюна несколько раз капнула на шоколадную шерсть, углом сознания надеясь, чтобы это не было кровью или внутренностями Штормолапа.
Собака отвлеклась на другого противника, позволяя Ибису подготовиться для следующего выпада. Вновь выдалось секундное окно на оценку обстановки, взгляд тут же зацепился за Койота, что и был нынешней целью противника; остервенело впившийся, он, кажется, абсолютно не заботился о последствиях и собственной безопасности, практически не имел под собой опоры, представляясь идеальной мишенью. Вьюголап находился под защитой Летящего, убедившись в этом, Ибис скользнул под животом пса, встречая атаку, что предназначалась Койоту; вцепился в заднюю лапу пса всеми конечностями и со злостью наносил укусы в самом мягком месте. Затем вновь отскочил, оставаться на одном месте было глупо, рык давно сменился на скулеж и испуганный враг сражался яростней, хоть и опрометчивей.
Беспечность противника значила лишь возможность укрепить собственное положение, проявляя крайнюю сосредоточенность и стойкость. Ибис цапнул пса за щеку, впившись слишком крепко и на лишнее мгновение повиснув в воздухе - грубая шерсть забивала когти, мешая совершить отточенные до автоматизма движения.
Надолго собаки не хватило. Воители знали, что должны делать и бросили на это все силы, показывая результат - сбросив с себя Штормолапа и Койота, псина с режущим уши воем сверкала пятками. Ибис было сделал шаг за ней, да так и застыл глядя вслед; ничего кроме учащенного дыхания и мокрых разводов на шерсти не выдавало его причастия к битве, завершившейся секунду назад. Когда противник скрылся из виду, он еще какое-то время сверлил сердитым взглядом разбредшееся и шумевшее стадо овец, будто подозревая их в чем-то, и, с тем же выражением морды, обернулся на соплеменников.

+4


Вы здесь » cw. дорога домой » племя ветра » пастбище