cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 101 страница 120 из 575

1

http://s0.uploads.ru/5t2J0.png


Лагерь Небесного племени, расположенный ближе прочих к горам, испещрён серыми прожилками скал и камней, сохраняющих в сезон Зелёных листьев тепло до самого вечера. Окружённая высокими стволами могучих деревьев поляна скрыта от любопытных глаз, и лишь огромный дуб горделиво возвышается над окрестностями, предоставляя удобнейшую точку обзора. Посреди лагеря располагается каменный карниз, там же расположена и пещера предводителя. Сбоку, надёжно защищённые от непогоды каменистыми стенами и корнями сосен, тянутся остальные палатки: воинская, ученическая и детская. Пещера целителя расположена ближе к покоям предводителя, а в многочисленных расщелинах бережно хранятся всевозможные травы. Вход в лагерь защищён побегами жестковатого кустарника, на котором невнимательный захватчик может легко оставить всю свою шерсть.


0

101

Хладнолапка с интересом рассматривала энергичного Веточку. Он был так счастлив... что он говорит? Он оруженосец Горлицы? Похоже, я пропустила посвящение. Свежеиспеченный оруженосец много и быстро говорил, а кошечка в это время раздумывала над тем, куда они с наставником отправятся. Солнце снижалось, стало быть, пришло время выйти на ещё одну тренировку.
Ученица уже хотела было спросить у Совки, будут ли у него какие-то указания, но сзади послышался приглушенный голос. Хладнолапка обернулась и узрела перед собой Известняка.
– Мы отправимся в волнительное приключение, достойное самых крепких оруженосцев.
Кошечка удивленно вскинула брови и обернулась к наставнику. Как же? Он с ними не идёт? Ученица неуверенно приблизилась к старшему воину, к которому присоединилась ещё одна кошка, Полумесяц. Что ж, хотя бы Веточка тоже с нами идёт. Она быстро глянула на сверстника. Так, а кто-нибудь объяснит мне цель похода? Мы идём в пограничный патруль? Но Хладнолапка быстро отмела эту мысль, ведь стал бы Известняк так загадочно говорить об обычном патруле? Выясним по дороге.
Воители направились к выходу из лагеря. Кошечка пристроилась в хвосте процессии, внимательно ловя ушами фразы, брошенные старшими, авось что-то да прояснится. Почему бы ей просто не спросить? Ну, нет, на такое она смелости пока не наберет.

>>>овраг

+2

102

→ сосновая роща

0

103

Оказавшись внизу, Звездошейка бросила взгляд на приближающуюся к ней Железную, и остановилась, видя, что ученица очень целеустремленно приближается к своей наставнице.
- Крушина посылала нас с Хладнолапкой собирать листья, чтобы укрыть добычу, - ровным тоном доложила ей Железная, и палевая в очередной раз с гордостью отметила, сколько выдержки в этой ученице.
- Есть ли у тебя для меня какие-то поручения? Мне бы не хотелось прохлаждаться в лагере.
Чуть усмехнувшись, палевая предводительница мяукнула:
- Ты на сегодня была освобождена от всех обязанностей с утра, и уже сделала слишком много, - похвалила Железную сероглазая кошка.
- Моя лапа в порядке, если тебя это смущает, - добавила Железная, и Звездошейка чувствовала её нетерпение.
- Уже закат близится. Я хочу, чтобы сегодня ты отдохнула: завтра у нас насыщенная боевая тренировка, и будет очень некстати, если твоя лапа снова заболит, - мяукнула предводительница.
- Так что последним заданием на сегодня будет сытный ужин. А после отдых, - с легкой усмешкой скомандовала Звездошейка легким кивком отпуская Железную.
Ей самой нужен был отдых.
Звездошейка тяжелым взглядом проводила патрули и вздохнула. Оставалось только надеяться, что они вернутся все целыми и невредимыми.
- Позовите меня, если что будет не так, - напоследок тихо мяукнув ученице, Звездошейка, по привычке поискав глазами Дербника, вздохнула. Надеясь, что он скоро придет, палевая поднялась к себе и без сил рухнула на палатку.
Отчего-то это был очень тяжелый день.
------> Палатка предводителя

+3

104

Кипучая жажда деятельности, желание ещё хоть что-то сделать для своего племени - и, должно быть, для спокойствия собственной прожорливой совести - всё это, наверное, побудило бы Железную опрометчиво взвалить на себя что-то по собственной инициативе, но слова о завтрашней тренировке остановили ученицу.
Если я поврежу лапу снова - это может меня замедлить.
Против воли новость повергла её в состояние радостного возбуждения, немало приободрив, когда знакомое дужное разочарование в себе вновь подступало, воспользовавшись тем, что дел не намечалось.
Интересно, что-то будет? Меня поставят с кем-то из учеников постарше в пару? Я бы не отказалась проверить свои силы с Млечнолапкой, а может - чем звёзды не шутят? - и с Барсуком, Тминушкой или Торнадо...
Последнее предположение захватило её. Сразиться с учеником, который по возрасту вот-вот должен стать воителем! Разумеется, скорее всего она ему уступит в умении и силе, но хотя бы попытаться... К тому же кто сказал, что проигрыш заведомо более сильному соплеменнику на тренировке - это что-то позорное?
Это всего лишь опыт, Железная. Всего лишь опыт, как бы тебе не хотелось себя загрызть за любую оплошность.
Тысяча и один вопрос по поводу завтрашнего дня теснился в голове, но ученица сдержалась. Ни к чему проявлять любопытство, к тому же Звездошейка выглядела утомлённой. не стоило вести себя по-котёночьи, надоедая ей вопросами, на которые уже завтра будет ответ.
Похвала, как всегда, проскользнула почти что мимо неё - какая в том польза, кроме мимолетного удовольствия? На все слова предводительницы и наставницы Железная ответила только одним почтительным кивком - и без того она довольно выражала нетерпение.
- Позовите меня, если что будет не так. - тихий шепот Звездошейки заставил Железную вздрогнуть. Доверие льстило почище любых похвал, потому что только оно означало, что Железная, нечистокровная сирота, приёмыш Небесного племени - что она имеет шанс влиться в его ряды, что бы кто не говорил.
- Р-разумеется. - Голос отчего-то дрогнул, и Железная предпочла спешно ретироваться, едва успев кивнуть Звездошейке, выражая почтение и прощаясь.
Почему-то эти простые слова вывели её из колеи - именно они.
Следовало обдумать это и прийти в обычное спокойное расположение духа - а заодно и действительно выспаться. Хорошенько отдохнуть перед завтрашней тренировкой, на которой она изо всех своих сил постарается оправдать похвалы и доверие своей наставницы и предводительницы.

-----------палатка оруженосцев

Отредактировано Железная (2017-07-15 21:48:19)

+1

105

[Начало игры]
Сильный удар в бок выбивает из легких, кажется, весь кислород, сбивает с лап и отправляет в короткий полет. Надо бы, по идее, сгруппироваться, но для этого нужно еще напрячь голову, а в голове пусто! Лишь одна мысль на задворках сознания посверкивает беззвучно, подобно лампочке, заставляя мышцы по-инерции двигаться в тщетных попытках втянуть обратно воздух.

- Ох черт, — с толикой сарказма слышится собственное эхо в черепной коробке прежде чем гравитация припечатала глухим ударом тело к земле.

Неуклюже распластавшись, совсем не в оборонительной позе, кошка зажмурилась, прижимая уши к голове. Будто бы это могло помочь ей подавить предательский звон. Закашляла, будто задыхаясь, шумно задышала.
Вот, казалось бы, удар заботливой отцовской лапы пришелся по ребрам, а расширилась, затрудняя тем самым дыхание, почему-то печень.

- Считай, что бой проигран, — послышался спокойный баритон откуда-то сверху и Ива непроизвольно поморщилась, настолько громко звучал голос родственника.

Она и без его комментария поняла, что в таком состоянии вряд ли успеет подняться на лапы и набить обидчику морду, еще бы, черт возьми, подняться! Чего уж говорить о том, что их спарринг-тренировка на этом заканчивается.
Родитель, кажется, прочитал мысли воительницы, потому что тут же потянулся, подталкивая дочь и тут же подставляя ей плечо, когда лапы предательски разъехались. Все-таки в бою с врагом, многократно превышающим тебя по комплекции и силе, допускать ошибок определенно нельзя.

***
Определенно нельзя! Ива произносила эти слова, как мантру каждый раз, когда переставляла лапы. Старший воин покинул ее по дороге домой сказав, что у него остались незаконченные дела в лесу. Да какие там могут быть дела то вечером? И откуда вообще у него столько сил, если тренировались они с полудня.
В лагерь Ива не вошла, она буквально вывалилась из кустов на поляну. Лишь силой воли заставив себя выпрямиться, пригладив всклоченную шерсть и медленно, чтобы не выдать себя, пройти в сторону заметно поредевшей кучи с дичью.
Опустив взгляд вниз, без энтузиазма скользя взглядом по пойманному зверью, Ива хмыкнула. Выцепив худенькую птичку, на вид выглядящую прямо совсем не презентабельно, воительница огляделась в поисках места, где бы можно было разделаться с добычей. В этот момент из чащи вышел отец, который лишь махнул рыжей хвостом, мол, «я все еще не закончил», и скрылся в палатке воинов. Проводив родственника жалобным, чуть ли не слезящимся взглядом, Ива вздохнула сквозь сжатые зубы. Она чертовски не любила трапезничать в одиночестве, сразу пропадал аппетит, а дичь так и вовсе становилась безвкусной.
Повертев головой, Ива не сразу приметила сидящего поодаль целителя, медитировавшего над дроздом. Встрепенувшись, кошка развернулась корпусом в сторону соплеменника и поспешила в его сторону. Приветственно кивнув Чащобнику, она присела рядом, опуская ношу себе перед лапами.

- Приятного аппетита, — прозвучало несколько сухо и, в какой-то степени, заторможено, но Ива была слишком вымотана для того, чтобы следить за интонацией.

Мазанув взглядом по худощавой фигуре, а затем переведя его – взгляд – на ужин целителя, кошка чуть нахмурилась. Кто будет заботиться о здоровье племени, если от самого врачевателя одни кости да кожа останутся с таким питанием? Не мог взять добычу поупитаннее? Причем факт того, что сама Ива взяла самую задохлую птицу, ее нисколько не смущал. Ведь ей, ей то важно было далеко не мясо.
Склонившись над своей дичью, кошка вгрызлась в охладевшее тело, позволяя пасть потихоньку наполняться кровью и с удовольствием сглотнула. Алое молоко — белок в чистом виде. О том, что это белок воительница, конечно, не знала, но зато про восстановление энергии была наслышана с детства. Тут главное глотать по чуть-чуть, чтобы пошло насыщение, а когда потянет сытостью, можно уже закинуть в обманутое нутро и остатки обескровленной тушки.

Заслышав зычный голос Звездошейки, Ива дернула ухом, отрываясь от трапезы и прислушиваясь к лидеру. Прислушиваясь и впервые с облегчением выдыхая, не услышав собственного имени. Потому что если бы ее сейчас назначили в патруль, она на месте бы и померла, и даже сидящий рядом целитель бы не спас. Рыжая бестия даже не хотела прислушиваться к себе, и без того знала, что каждая клеточка тела не по-кошачьи ревет от боли, а ребра так и вовсе заливаются щучьими слезами. Она, конечно, сама была виновата, что пропустила такой очевидный удар, но бить в полную силу ведь было совсем не обязательно. Хотя о чем это она, спасибо что хотя бы без когтей.
Проводив взглядом разбредающихся воителей, Ива хотела было последовать примеру соплеменников, но стоило ей только пошевелиться, приподнимаясь с насиженного места, как мышцы мгновенно прострелила тупая боль. Проглотив все нелицеприятные ругательства, что тут же скопились на языке, фурия села обратно, став смурнее тучи.

- Чащобник! — вспомнив о том, что она все-таки сидит не с кем-нибудь там, а с врачевателем, воскликнула внезапно рыжая воительница, поворачивая голову в сторону щуплого кота, — а можешь выдать мне немного маковых семян?

Увы, это было единственное лекарство, которое она могла сейчас вспомнить, и которое, по ее убеждению, «лечило все».

+3

106

За трапезой он практически не обращал внимания на происходящее вокруг. Методично жевал чуть суховатое даже на непритязательный вкус целителя мясо, думал о своем, прокручивая слова Звездошейки в голове. Да, за этими юнцами нужен будет глаз да глаз - хотя странно, почему предводительницу так взволновала перспектива внезапных котят у юной пары. Помимо Репья и Млечнолапки в племени в разное время бывали и другие, совсем еще зеленые, семейства, но Чащобник не замечал такого интереса к ним со стороны главы племени. В черной головушке забродили пока еще не связанные друг с другом мысли и догадки, но он бережно сместил их в сторону, решив обдумать потом.
Отряды, направившиеся в сторону оврага и сосновой рощи, покинули лагерь; Чащобник едва не подорвался к юному наглецу Торнадо, услышав нахальное высказывание того в адрес Крушины. У некоторых учеников, несмотря на чистокровность, не хватало ни мозгов, ни совести. Это разочаровывало и наводило на мысли о более суровых наказаниях за подобные вольности.
На поляне появилась длиннолапая фигура Ивы, однако сегодня, кажется, она была не в обычном, полном бурлящей кипучей энергии, состоянии. Черный внимательным взглядом подметил затрудненность движений - мышцы натружены и забиты - и отстраненный вид. Мелькнувшая неподалеку фигура отца воительницы дала понять, что это семейство как обычно занималось совершенствованием себя и своих навыков в свободное время. Целитель отчасти одобрял подобную практику, но считал, что порой они переусердствуют.
- Приятного аппетита, - ровно и сухо пожелала соплеменница, устраиваясь рядом. Целитель, чуть прищурившись, склонил голову на бок и окинул ее очередным пристальным взглядом. Да уж, не в лучшем состоянии.
- Приятного. На твоем месте я бы съел больше - иначе будешь еле ползать после таких... занятий, - спокойно сообщил кот, кивком указывая на скудность размеров той дичи, что была выбрана воительницей.
Не мелочилась бы так, а еще лучше -  успела бы на орла, - с легкой тенью сожаления отметил Чащобник, задумчиво перекатывая оставшиеся от дрозда косточки под лапой. День клонился к закату, и ему наверняка стоило закопать останки птицы и отправиться к себе, глянуть на работу Паучка и проверить запасы, нужно ли обновить чего лишнего. Однако не мешало провести немного времени в общении с соплеменниками, иначе и без того не самого общительного целителя могут заклеймить унылым отшельником. Чужое мнение несильно волновало черного, однако репутация должна поддерживаться на уровне - и не на уровне озерного дна, желательно.
Внимание целителя снова погрузилось вовнутрь; по привычке он принялся воссоздавать в памяти список запланированных на ближайшие четверть луны дел, чтобы потом сверить вспомненные дела с Паучком и убедиться в бесперебойной работе разума. Краем глаза кот, конечно, следил за происходящим вокруг, но вряд ли что-то могло вывести его из транса размышлений. Впрочем, Ива прекрасно справилась с "заданием".
- Чащобник! - он чуть вздрогнул, моргая и переводя моментально сосредоточившийся взгляд на мордочку воительницы. Ей сейчас достаточно больно. И ближайшие пару дней легче не будет, если продолжать в подобном темпе.  — А можешь выдать мне немного маковых семян?
Он недовольно дернул ухом, услышав просьбу воительницы. Если бы да кабы. Лечить простую натруженность и ушибы маковыми семенами - это никакого мака в лесах не хватит, а все племя будет ходить с затуманенным взором и удивляться, почему же птицы сами с небес в кучу с дичью не падают.
- Не могу, - ровно мяукнул он, поднимаясь и готовясь собрать птичьи косточки, чтобы после зарыть и не оставлять мусора. -Будешь утром вялая, сонная, а боль снова вернется.
Целитель быстро собрал и закопал останки мирно почившего дрозда, после чего снова вернулся к воительнице, усевшись рядом. Склонив голову, быстро оценил степень напряжения и предположил, что его ученик с работой вряд ли справится - лапки слабоваты. Ему ведь всего восемь лун.
- Зато могу промять мышцы и сделать на ушибы припарку из полыни. Толку будет больше, - пожав плечами, он коротко улыбнулся, ведь для целителя определить, что именно необходимо воину в подобной ситуации, было очень просто. Иногда Чащобник поражался: как так можно - не знать основных вещей из мира врачевания, ведь это касается непосредственно каждого воина. Кто знает,  какую ситуацию попадешь завтра?
Готовым нужно быть ко всему.

Отредактировано Чащобник (2017-07-17 14:29:41)

+5

107

Внимательно высматривая, как меняется выражение морды визави, Ива уже на интуитивном уровне понимала, каков будет ответ сурового соплеменника.

- Не могу, — и все равно, заслышав отказ, приуныла, раздосадовано хлопнув себя по боку, — Будешь утром вялая, сонная, а боль снова вернется.

Целителю, конечно, виднее, что да как, да только от констатации данного факта легче не становилось. Хотя перспектива чувствовать завтра себя подбитой белкой тоже не радовала. Но Иве упорно казалось, что ее все эти побочные эффекты обойдут стороной, ну, до этого ведь обходили.

Наблюдая за тем, как целитель закапывает дрозда, воительница насупилась, хотев уж было возразить, мол, «вовсе не так сильно у нее все болит», но вовремя прикусила язык. Ушибы — не переломы, поноют да пройдут сами, заметить не успеешь. Кошка даже успела пожалеть, что брякнула про маковые семена, в самом деле, чего это она разнылась? Воителю, да плакаться по таким мелочам врачевателю, стыд и срам!

Зато могу промять мышцы и сделать на ушибы припарку из полыни. Толку будет больше,
На момент, когда Чащобник предложил куда более логичную альтернативу, Ива успела уже себя и застыдить, и совестливо сожрать с потрохами несчастные забитые до смерти остатки собственного Эго. С минуту погипнотизировав морду целителя, не сводя взгляда со скупой улыбки, воительница, наконец, кивнула.

- Хорошо, — пробормотала воительница, делая глубокий вдох и поднимаясь на лапы, крепко сжимая зубы, так, что аж желваки ходуном заходили, — завтра нужно быть как новенькой. Разбор допущенных ошибок бывает хлеще самих спаррингов.

Последнее было адресовано скорее себе, нежели Чащобнику, потому как сказано было ну в очень задумчивой интонации. Но сомневаться Иве не приходилось, она попросту не брала в расчет какой-либо иной поворот событий, свято веря в безграничность своих сил. И в то, что ежи летают, определенно.
После небольшой передышки тело будто налилось свинцом, делая каждое движение длинных лап неестественно тяжелым и шумным, это было совсем не похоже на привычную походку. Хищно прищурившись, Ива притопнула лапой, взъерошившись, и последовала примеру целителя, закопав в стороне остатки ужина.

- С припаркой нужно будет проспать ночь? — возвратившись к целителю, уже серьезно осведомилась Ива, между тем уступая соплеменнику дорогу, таким образом пропуская его вперед.

Воительница не так часто посещала палатку врачевателя, а если и посещала, то стремилась забыть все случившееся, как страшный сон. Травы должны тратиться на тех, кто действительно нуждается в них, а не на таких, как Ива, способных перетерпеть, да пережить, в конце то концов. 0

[---> Палатка целителя]

+3

108

На его более чем разумное предложение воительница согласилась, в очередной раз пытаясь подняться на лапы и не вызвать волну боли в мышцах. Чащобник помнил это чувство застоя после чересчур усердных тренировок, когда пытаешься выложиться на полную, показать всего себя, а потом расплачиваешься одно-двухдневной немощью и слабостью, сочетанными с болью. Он тогда не спешил обращаться к целителю, за что теперь, заняв эту должность, стыдит себя прошлого. Хорошо бы остальным сообщить, чтобы не пытались изображаться из себя каменных и неприступных, - озабоченно хмыкнул, окидывая быстрым взглядом оставшихся на поляне.
- С припаркой нужно будет проспать ночь? - поинтересовалась закопавшая остатки своего ужина Ива, и целитель обернулся на нее, мягко кивнув.
- Полынь будет сильно пахнуть, так что советую расположиться на ночь ближе ко входу, - задумчиво протянул он, бросая взгляд на вход в воинскую пещеру. Туда Ива отправится позже, а сейчас путь обоих лежал в целительскую, куда и направился Чащобник, припоминая, сколько полыни в запасах осталось и нужно ли включать ее в список для ближайшего сбора трав. По всему выходило, что полыни хватит еще на несколько таких же несчастных, как рыжая воительница, но проверить себя не мешало.
Черный хотел было позвать ученика, но почему-то осекся, да так и закрыл рот, не издав ни звука. Успеется, - сказал себе кот, уверенно и плавно ступая под своды родной обители. Запах трав привычным облаком окутал входящих, для целителя тут же разделившись на известные компоненты. А ведь кому-то все травы казались пахнущими, как одна.
Да я и сам таким был, - мысленно протянул Чащобник, легким движением хвоста указывая Иве дорогу. Исключительно из вежливости: та, кажется, давненько в обители врачевателя не бывала.

-----> Пещера целителя

+2

109

лучше поздно, чем никогда, верно?

— Как ты? — поинтересовалась подходящая Перохвостая, от которой она уже не могла скрыть своего истинного состояния под маской фальшивого спокойствия. В какой-то момент бывшая королева заметила, что её старшая дочь совсем выросла и стала отличной воительницей: такой же, какой и некогда была она сама в самые нежные свои луны. Отчасти именно Перохвостая была близка ей тем, что унаследовала материнские черты в большей степени. В мягкости и внимательности дочери она видела свои поступки былых лет, и также, как некогда её собственные родители, восхищалась решимостью рыже-белой кошки, которая напомнила ей гибкий стальной трос, который невозможно разорвать.
— Лучше, — честно и негромко ответила старшая воительница своей дочери, с нежностью касаясь носом её макушки. Пожалуй, в этот момент ей стало мучительно стыдно от того, что она сидела в тени и пестовала своё горе, пока её собственная семья отчаянно в ней нуждалась. В конце концов, рядом с ней были её дети и сестра, которых она почти не видела из-за своих переживаний. Всю жизнь её учили философски относиться к своей жизни и смерти, ведь после неё наступает не чернота и холод, а место в пантеоне Звёздного племени. «Почему же я чувствую внутри себя эту пустоту?..» — отозвался изнутри грустный голос, который рыжая кошка поспешила заглушить. — Поздравляю, мои хорошие, — улыбнулась бывшая королева, ласково лизнув своих детей, ставших оруженосцами. Как и каждой матери, ей очень хотелось верить, что её малышей ждёт самое светлое и безоблачное будущее, которое в самой меньшей степени будет омрачено войнами, болезнями и страшными ранами. Дождавшись, пока котята отправятся к своим наставникам, она вновь подняла слегка прояснившийся взгляд травянисто-зелёных глаз на Перохвостую. — Спасибо. Я бы не справилась с этим одна.
Дождавшись, пока завечереет, старшая воительница медленно поднялась, словно в ней было все двести лун, и осторожно выпрямилась с глубоким вздохом. Она не поможет своему племени, если будет лежать в лагере и упиваться своей потерей вплоть до глубочайшей старости. А это значило, что ей следует поговорить со своей сестрой и предводительницей, загрузиться работой и стараться как можно меньше думать о своих собственных переживаниях. Пока живо её племя и её дети, она будет с ними рядом, а не за их спинами. В конце концов, она давала клятву чтить и соблюдать Воинский закон.

»палатка воителей(номинально)

+2

110

Вечер, как всегда, был прохладен. Это было приятно, густая шерсть белого кота остужалась, холодок проникал к коже, давая необычайно приятные ощущения. Эх, хотя бы ради этого стоило жить. Совсем недавно посвятили брата и сестру... Надо было их поздравить, а заодно проведать мать и Перохвостую. А ведь ей сегодня прилично досталось. А мать так и вовсе.. будто канула во тьму в последнее время. Для всей семьи пропажа Морозника стала огромным ударом, а уж для Лисицы это и вовсе ровнялось концом света."Как только он вернется.. я заставлю его извинится перед мамой" - вдруг подумалось белому, от чего он ужаснулся. Как можно думать так.. как можно так действовать по отношению к семье? Несомненно, этого заслуживал отец, но.. Казалось, что это, все же, неправильно.
Тишь встал со своего нагретого места и направился к куче с добычей. Там он остановился и осмотрел лагерь в поисках родных. Младших он не видел, а вот Перохвостую с матерью заметил. Повернувшись обратно к куче, кот взял двух полевок и направился к родным. Когда он подошел, мать уже ушла. Печально, но белый хотя бы с сестрой пообщается.
- Привет, Перохвостая - кот потерся о мордочку сестры в знак приветствия.- Как ты себя чувствуешь? Поужинаем вместе? - Тишь присел напротив сестры. Ему было интересно все. К тому же, он давно не контактировал с семьей ввиду.. дел. А, вообще, он пытался выследить отца, но все было бесполезно. Отец будто исчез. Это было очень печально. Тишь никому не говорил о своих поисках и о результатах, но, ему казалось, что родные обо всем знают. Ему всегда так казалось. Все-таки они одной крови, выросли вместе можно сказать. Тайны в такой дружной семье долго не держатся.

Отредактировано Тишь (2017-07-29 11:41:30)

+6

111

Лисица была встревожена, хоть и старалась не подавать виду. Она всегда была такой – сильной опорой для племени и своих детей, но Перохвостая уже не была котёнком – её было не обмануть напускным спокойствием. Она тоже тревожилась за отца.
- Лучше, - тихо выдохнула Лисица, ероша носом короткую белую шёрстку на макушке старшей дочери, и Перохвостая послушно склонила голову и тихо заурчала, благодаря мать за ласку. Она отстранилась и отвела медно-рыжие ушки назад, когда бывшая королева обратилась к младшим котятам и с тихой нежностью и затаённой гордостью наблюдала, как её мать – самая лучшая кошка на свете – ласково поздравляет своих детей. Настало их время покинуть родительское гнездо, как когда-то сделали Тишь и Перохвостая. Только теперь их семья не была полной.
Тихо вздохнув, бело-рыжая воительница тепло улыбнулась Лисице, когда та вновь обернулась к ней.
- Спасибо. Я бы не справилась с этим одна.
- Ты всегда можешь рассчитывать на меня, мама. Я люблю тебя, - прошептала с улыбкой Перохвостая и, подавшись вперёд, коснулась носом высокой скулы рыжей королевы.
Вечерело, лагерь постепенно готовился ко сну, и молодая воительница, неторопливо потянувшись, уже хотела было последовать в воинскую палатку, но тут дорогу ей преградил неожиданно появившийся Тишь. Вздрогнув от неожиданности, Перохвостая приветливо улыбнулась брату и, немного подумав, несмело потёрлась мордочкой о светлый мех кота и мягко мазнула того тёплым шероховатым языком за ухом.
- Здравствуй, Тишь, - прошелестела молодая воительница и, подобрав хвост, чтобы брату было удобнее расположиться, стеснительно закрыла передними лапами багровые следы на животе от когтей хищной птицы. – Всё хорошо, не переживай, уже почти не болит.
Приятный аромат свежеубитой дичи восхитительным маревом всколыхнулся в воздухе, и Перохвостая запоздало вспомнила, что даже позавтракать не успела, а после не вспомнила и об обеде, и теперь её живот настойчиво заворчал, требуя своё.
Вспыхнув от кончиков ушей до кончика медного, как у матери, хвоста, Небесная воительница пару раз рассеянно провела молочно-белой лапой по мордочке, не зная, куда спрятать глаза от смущения.
- Поужинаем вместе? – весьма своевременно предложил Тишь, располагаясь напротив сестры, и Перохвостая с благодарностью кивнула и взяла свою долю. Какое-то время они ели молча.
- Ты выглядишь уставшим, - наконец нарушила тишину Небесная воительница и встревоженно посмотрела на светлошёрстного кота. Она бледно улыбнулась ему тонкими бескровными губами и легко провела кончиком хвоста по его кремовому боку, пытаясь подбодрить. – Знаешь… Иногда мне кажется, что мы напрасно ждём… Морозника. – Имя отца далось тяжело, точно камень, застрявший в горле. Судорожно выдохнув, Перохвостая сморгнула подступившие слёзы и с грустью посмотрела в ясные голубые глаза Тиши. – Я боюсь… - Она немного помолчала, тщательно подбирая слова и пытаясь справиться с нахлынувшими эмоциями, и еле различимым шёпотом продолжила, потупив глаза: - Что мы больше никогда его не увидим.
Морозник был неважным отцом. Он не уделял должного внимания своим котятам, то и дело где-то пропадая или просто предпочитая возне с молодняком ничего не обязывающий сон на нагретых камнях. Но Перохвостая всё равно по-особенному и с нежностью любила чёрно-белого воителя, и его пропажа тяжелым бременем легла на её плечи. Больше всего она боялась за Лисицу, но та, к своей чести, стойко переносила пропажу друга.
«Что бы чувствовала я, если бы исчез… Дербник?» - в смятении подумала бело-рыжая воительница и, зажмурив глаза, молча уткнулась мордочкой в плечо брата, чтобы он не заметил подступивших слёз, прозрачным бисером на одно короткое мгновение сверкнувших в лучах заходящего солнца.

+3

112

Всё хорошо, не переживай, уже почти не болит. - после этих слов Тишь облегченно вздохнул. Рана не глубокая, но, все же, оставила свой неприятный след. Еще, не дай Звездное племя, шрам останется. Тогда воину будет обидно. У младшей сестры есть доблестный шрам.. Тиши казалось, что тогда он будет выглядеть лентяем на ее фоне. Кот усмехнулся таким мыслям и начал есть свою долю.
Впервые тишина так резала уши. Казалось, что в этой тишине так много недосказанного, так много волнения и грусти. - Ты выглядишь уставшим - на этих словах Тишь подавился очередным куском и начал кашлять. Фух, пронесло. Таких слов стоило ожидать. Тиши казалось, что связь у семьи всегда крепкая, даже если они не общаются между собой. Родственники всегда будут знать, что с тобой, даже если ты будешь очень далеко. Вот и сейчас, находясь близко к сестре, Тишь понимал, что еще немного - и он будет раскрыт.
Сестра растрогалась, вспомнив о Морознике. Она уткнулась коту в плече. Тишь не чувствовал мокроты, но сразу все понял. Она решила спрятаться.
- Можешь поплакать. Я спрячу тебя, никто не узнает.. - прошептал белый воитель, "поглаживая" сестренку по боку своим пушистым хвостом, как бы успокаивая.  Такая трагедия касается всех, но племя.. Они странно относились к Морознику и его разгульной жизни. По сути, он сам это заслужил. Но его родные.. не могли смирится с таким поведением. Он был нужен им, как воздух. Но, кажется, черно-белый этого не понимал.- Я такой уставший, потому что пытаюсь найти его. Сейчас у меня нет ученика, а это значит, что времени на поиски предостаточно.. - продолжал шептать Тишь. Он был не уверен, стоит ли это говорить. Но теперь уже слова не воротишь.- Не говори об этом никому, особенно Лисице. Ей об этом знать не обязательно... Тем временем.. я найду нашего отца, я обещаю. - белый лизнул ушко сестры. Странно, но воитель не чувствовал такой боли, как его мать и сестра.  Возможно потому, что он был увлечен своей целью по нахождению отца. Возможно потому, что он верил, что сможет его найти и привести домой. Кто знает, как оно будет? Может, этот черно-белый воитель сам вернется?
Почему-то Тиши не верилось в то, что его отец мертв. Такого быть не может!

+3

113

Тишь всё понимал. Иногда Перохвостой казалось, что она видит перед собой лишь копию Морозника – до того весёлым и непринуждённым мог быть её брат, но порой в его строгих аскетичных чертах проскакивало понимание и сочувствие, и тогда молодая воительница узнавала в нём Лисицу. Тиши удалось взять всё самое лучшее от родителей, и его младшая сестра безумно им гордилась.
- Можешь поплакать. Я спрячу тебя, никто не узнает... – прошептал кремовый воитель, ласково поглаживая тонкую белоснежную шерсть на боку Перохвостой. Тихо всхлипнув, она плотнее придвинулась к брату.
- Нет-нет, ничего страшного, правда, - доверчиво уткнувшись носом в светлую шерсть Тиши, прошептала Перохвостая. Ах, если бы он только знал!.. – Я у тебя такая плакса, - пытаясь хоть немного разрядить обстановку, слабо улыбнулась Перохвостая. Согретая теплом старшего брата, она понемногу успокаивалась, но следующие слова молодого воина ледяной волной окатили бело-рыжую кошку. Испуганно отпрянув от брата, точно от ядовитой змеи, Перохвостая взволнованно взмахнула пушистым рыжим хвостом и несмело заглянула Тиши в глаза.
- Ты… это серьёзно? – её голос предательски задрожал. – Не ходи никуда, прошу! Я не хочу потерять и тебя. – Перохвостая помнила, как первое время на их землях появлялись страшные ловушки Двуногих, одна из которых лишила жизни их прежнего глашатая – Дымохвоста. Сколь губительными и опасными были эти сооружения гладких розовых существ, и у Перохвостой невольно шерсть встала дыбом при воспоминании о перекошенной в жуткой агонии морде дымчатого воина, о следах его когтей на земле, когда глашатай в тщетной попытке выбраться скрёб ими рыхлый суглинок; о кровавой пене на его губах, когда он силился сделать хотя бы один вдох… Тогда Перохвостая впервые встретилась со смертью лицом к лицу. И эта ловушка могла быть не последней. - Я не скажу маме, - покорно вздохнув, пообещала Перохвостая. Как будто что-то в ней надломилось, и от прежней решимости не осталось и следа. Навряд ли Тишь оставит свои поиски, но лишь станет ещё более скрытным, и молодая воительница потеряет его доверие. – Но знаешь, - она приподняла лапу и нерешительно коснулась твёрдой розовой подушечкой белоснежного плеча Тиши. – Если всё-таки решишь продолжить поиски, возьми и меня с собой. Так мы сможем обыскать в два раза больше территорий, - проговорила Перохвостая, силясь хоть немного улыбнуться. В её светло-зелёных глазах зажглась лучина надежды, но такая слабая и неприметная, что, казалось, только потяни слабый ветерок – и всё погаснет.
Она боялась вновь разочароваться.

+5

114

Тишь, благодаря своей матери, был котом чутким. Он понимал, что в подобных ситуациях не стоит поддаваться чувствам и панике, стоит проявить спокойствие и некое понимание. Что он и делал.
Признаться, он гордился своими родителями. Они воспитали его, он стал тем, кто есть сейчас. Каждая его черта, унаследованная от родителей, была кстати. Например, сейчас разгульная жизнь отца, которая отразилась и в характере Тиши, играет на лапу белому воителю. Никто и не видит странности в том, что он пропадает на целый день. Его ни в чем не подозревают.
– Не ходи никуда, прошу! Я не хочу потерять и тебя. - от этих слов кот резко дернулся и медленно поднял глаза на сестру. В этой голубой пелене четко виделся шок. Тишь никак не ожидал, что сестра отреагирует так..  Она всегда была робкой, но воитель никак не ожидал такой реакции. Возможно белый был слишком наивен, чтобы понять беспокойство сестры.- Я не скажу маме - шерсть на спине пошла ходуном, Тишь отвернулся от сестры, стиснув зубы. Эти слова не могли не радовать. Но что-то в этом было не так. Казалось, что Перохвостая смирилась с мыслью о том, что Тишь тоже пропадет, рано или поздно.
- Перохвостая, я.. - хотел было сказать воитель, но сестра прервала его.– Если всё-таки решишь продолжить поиски, возьми и меня с собой. Так мы сможем обыскать в два раза больше территорий - кот опешил. Он и не знал, что сказать на это. С одной стороны.. кошка была права, так вероятность найти отца больше, но и больше вероятность того, что их раскроют. Хотя, вряд ли в этих поисках есть что-то противозаконное. Пока..
- Я не знаю, что ответить - признался Тишь.- Ты понимаешь, что это опасно? И, скорее всего, нам придется уходить с нашей территории. Возможно даже пропасть на несколько дней, чтобы обойти больше земель. Ты готова на такое? - воитель был максимально серьезен. - И, несомненно, нам придется нарушить Воинский закон.. Я готов пойти на такое, но не готов впутывать тебя.
Если ты сама готова нести на себе это бремя.. я не буду тебя удерживать в лагере и приму помощь. Но, прошу, не заставляй себя
- волнение нарастало. Тишь чувствовал, как горит его грудь, как трудно становится дышать от этого волнения. Подобные решения давались трудно даже Тиши, который редко относился серьезно к Воинскому закону. Но Перохвостая.. он чтит закон. Пожалуй, в этом она может посоревноваться с матерью. Какого ей будет от подобной тайны?

+4

115

Тишь явно растерялся. С мольбой глядя на брата, Перохвостая видела, как удивлённо у того округляются глаза, как его пышные белые усы едва заметно шевелятся, колеблемые слабым ветерком, как его взгляд становится жёстче и серьёзнее. Сейчас он вновь напоминал ей Лисицу, не отца, и это было правильно.
Брат начал говорить. Прижав уши, молодая воительница внимательно слушала тихий голос Тиши и мечтала лишь об одном – чтобы это всё было просто дурным сном, чтобы он говорил это не всерьёз, но лишь чтобы подзадорить и припугнуть её, как в детстве, когда она была ещё котёнком. Облизнув ставшие вдруг сухими губы, Перохвостая сплела свой хвост с кремовым хвостом Тиши и положила голову тому на плечо, чувствуя, как мелко дрожат её лапы.
«Справлюсь ли я?..»
- Возможно даже пропасть на несколько дней, чтобы обойти больше земель. Ты готова на такое? – пытливо интересовался бело-кремовый котик, заглядывая сестре в прозрачные зелёные глаза. И ей вдруг остро захотелось отвернуться, зажмуриться, закрыть лапами глаза, чтобы спрятаться от этого жестоко мира, отбирающего отца у семьи, вынуждающего молодого кота нарушать Воинский закон и скитаться по чужим землях.
- Нет, - едва слышно выдавила Перохвостая и опустила потухший взгляд. Она не сможет быть вдали от семьи, от племени – иная жизнь была ей неведома и представлялась полной опасностей и страшных врагов. А ещё бело-рыжая кошка беспокоилась о матери.
«Каково ей будет потерять не только друга, но и детей, если мы… если мы вдруг…» - Она не сумела закончить и тоскливо прижалась лбом к крепкому плечу Тиши. Он должен был понять, он всегда всё понимал.
- Но, прошу, не заставляй себя, - взволнованно прошептал молодой воитель, обжигая тёплым дыханием кончики рыжих ушей своей младшей сестры. Высвободив хвост и прикрыв им передние лапы, точно грея их от озноба, Перохвостая нехотя отстранилась от Тиши и с грустью посмотрела ему в небесно-голубые глаза.
- Не буду, - прошептала она, виновато понурив голову. – Я останусь с Лисицей и котятами. А ты… будь осторожен, хорошо? – И в порыве нежности и раскаяния подалась к брату и горячо лизнула того в щёку. – Спасибо за ужин. Спокойной ночи, - пожелала молодая воительница Тиши и, ссутулившись и как-то вдруг став меньше ростом, медленно пошла в палатку воителей. Вина каменной лапой стиснула её сердце, но Перохвостая знала – она принесёт больше пользы здесь, в привычной среде, чем на далёких землях вместе с братом, которому придётся постоянно за ней присматривать и опекать.
«Прости меня, прости меня, Тишь, я буду молиться предкам за тебя», - прикрывая глаза и устраиваясь в своём гнёздышке, с тихой тоской подумала Перохвостая.
Лучина в её глазах погасла, так и не разгоревшись.

- Палатка воителей(сон)

+4

116

начало игры

На усталых лапах Слепозмейка выбрался из целительской палатки и сразу же подставил морду приятному ночному ветерку. Зелёные Листья с их теплом и стрекочущими в траве сверчками в тот же миг окружили его. Аромат остывающей после жаркого денька травы, смоченной прохладной росой, немного перебил лекарственный запах сушеных трав. Ещё пахло соплеменниками и дичью, оставленной таким, как он, на поздний ужин.
Слепозмейка хорошо потрудился за день, помогая Чащобнику, запоминая названия и запахи, перебирая мелкие травинки и стараясь не проткнуть когтями и зубами ягодки, которые необходимо просушить. В лесу он бродил не меньше, чем оруженосец, занятый охотничьим заданием. Только Слепозмейка охотился не на птиц, а на травы. Он зорко высматривал листики необходимой формы среди обычной травы, раздвигал лапами кусты, колол губы и щёки о колючки, пытаясь набрать ягод дикого шиповника. Знакомые оруженосцы, возвращающиеся с охоты, с завистью наблюдали за тем, как серый котик перебирает травы около своей палатки, под солнышком, чтобы они быстрее высохли и не загнили. Они не замечали, как дрожат от усталости его лапы, не привыкшие к такому количеству работы, в том числе, такой аккуратной. Слепозмейка кивал им, и они уходили, убеждённые, что целители только и делают, что греют спины под солнышком.
Он и сам не замечал своей усталости, увлечённый работой. Каждый лист имел свою форму, какие-то приходилось расправить или очистить от насекомых. Только от него, от Слепозмейки, зависело, в каком виде лекарства дойдут до больного. И это воодушевляло делать работу качественно, осмотрительно. Даже под конец, когда хотелось просто кидать листья в кучу, не расправляя их, Слепозмейка резко кусал себя за лапу, напоминая, что нельзя из-за какой-то усталости оставить для какого-нибудь из больных гнилой, нерасправленный лист. Вдруг именно из-за оплошности ученика кто-то остался бы без лекарства и погиб? Приходя к таким мыслям, Слепозмейка продолжал усердно перебирать растения, даже не думая, что Чащобник наверняка запасает травы впрок, и один неправильно сложенный листик никому не навредит.
Как-то так, гуляя по лесу, внимая словам Чащобника и занимаясь сортировкой собранной "добычи", маленький целитель и провёл свой день. Когда наставник отпустил его, Слепозмейка с чистой совестью размял плечи и выбрался из палатки. Именно там его настигли Зеленые Листья, сверчки, изумительные запахи.
Впереди бледно-белым призраком виднелся Тишь. В темноте рыжая часть шерстки казалась почти незаметной, и Слепозмейка инстинктивно двинулся к старшему брату, приманенный его "сиянием". Тишь казался вымотанным и какими-то огорчённым. Серый котик коснулся его бока своим плечом.
- Выглядишь уставшим. Как ты себя чувствуешь? - спросил он, заглядывая в глаза воина. - Давай я попрошу Чащобника, чтобы он отправил тебя завтра за травами вместе со мной? Хоть отдохнешь немного.
Слепозмейка подумал, что его брата, вероятно, выматывают в патрулях или сдают ему чужих оруженосцев на тренировку. "Надо бы вытащить его из всего этого... хотя бы ненадолго" - грустно подумал ученик. Без шального, взбалмошного Морозника все его родственники стали какими-то притихшими, скорбными. Слепозмейка невольно заразился их настроением. Морозник был слишком живым, ярким, своеобразным, чтобы они могли поверить в его смерть без прямых доказательств, но на всякий случай по потерянному отцу скорбели.
- Точно попрошу, - подумав, добавил он. - Отдохни ночью, Тишь. Звёзды сегодня сверкают так, словно обещают, что всё наладится.
Он слегка улыбнулся, попытавшись таким вот неловким способом подбодрить брата. В конце концов, Слепозмейка теперь ученик целителя. Может быть, предки внемлют его просящим взглядам и вернут Морозника? Или, хотя бы, направят отца на верный путь?
Кто-то среди воинов сплетничал, что Морозник просто убежал из племени, не желая возиться с семьёй. Сбежал покутить. Слепозмейка вздрогнул, когда впервые услышал подобную сплетню. Он не хотел в такое верить. Его отец обязательно найдётся. Увидит, как выросли его дети и поздравит их с тем, что они стали оруженосцами. Может быть, и Слепозмейку. Но даже если отец скажет, что возня с травами да ягодками - это ерунда, Слепозмейка не станет обижаться. Он будет счастлив просто взглянуть на Морозника, прежнего, живого.
Ласково коснувшись хвостом бока Тиши, ученик кивнул ему на прощание и пошел к куче с дичью. Не дойдя несколько шагов, остановился. Ветерок трепал рыжую шерсть на хвосте его матери. Хвост был красивый, поэтому Слепозмейка задержал взгляд на нём, прежде чем перевёл выше.
Подойдя к Лисице, он сгорбился и прижался к шерстке на её шее. Сам не заметил, как замурлыкал. Шерсть Лисицы, тёплая, мягкая, грела его, как тогда, когда он был совсем маленьким котёнком. Где-то в глубине, под этой шерстью, билось её сердце.
- Сегодня был такой день, - устало вздыхая, пробормотал Слепозмейка. - Чащобник показал мне столько всяких трав. Столько названий... они мне всю ночь будут сниться.
Он почувствовал, как глаза начинают сонно закрываться и быстро поморгал ими. "Если я усну прямо здесь, не поев, весь лагерь перебужу урчанием своего голодного брюшка".
Несмотря на потерю Морозника, его мать оставалась сильной, по крайней мере, старалась оставаться. И Слепозмейка уважал её позицию, стараясь быть таким же и никогда не унывать. Он отстранился и коснулся носом ушка Лисицы.
- Заходи к нам в палатку как-нибудь. Я тебе всё покажу и расскажу. Или почти всё. У нас там хорошо, тебе понравится.
Окончательно разомлевший, Слепозмейка еле нашёл в себе силы добрести несколько шагов до кучи с дичью.
- Спасибо нашим охотникам за то, что стирали лапы в погоне за этой добычей. И предкам, за то, что послали им её, - замурлыкал он, выбирая себе лакомый кусочек по вкусу. Аромат мяса взбодрил ученика, и он ловко распотрошил небольшую тушку, выбранную им для позднего ужина. Дичь показалась медово-сладкой и ароматной, будто сами предки одарили его лучшим кусочком. После такого тяжелого дня Слепозмейке и костлявая мышь показалась бы дивным даром, а уж вкусная дичь с территорий Небесного племени и подавно усладила его изголодавшийся желудок.
Аккуратно закопав останки, Слепозмейка вежливо попрощался с теми, кто остался на поляне, и пошёл в свою палатку. Перед отдыхом ему требовалось сделать буквально пару мелких дел, слишком мелких, чтобы ими занимался Чащобник, но невероятно важных для самого Слепозмейки, который боялся, что если поленится и не поможет лишний раз своим "пациентам", их состояние резко ухудшится вплоть до летального исхода.
Серый котик долго копался в темноте среди трав, пытаясь различить нужные по запаху, но его нос тоже устал. Запахи смешивались и забивали нос, так, что ученик едва не чихал. Еле сдерживался, чтобы не разрушать тишину. Тогда в ход пошли его лапы. С помощью мягких подушечек он смог нащупать те самые характерно овальные листья. Оказалось, их весьма и весьма немало. "Грушанка", - мысленно повторил Слепозмейка. Средство от ран, которого в их палатке больше всего остального.
Ученик хотел зайти к Перохвостой и обработать её раны. Он помнил, что они с наставником успели обеззаразить эти царапины, а значит, теперь нужна лишь та трава, которая поможет их заживлению. Сок грушанки должен помочь его сестре поскорее прийти в прежнюю форму. Собрав немного листьев, Слепозмейка быстрым шагом направился к воинской палатке.
---> Палатка воинов

Отредактировано Слепозмейка (2017-08-05 00:38:34)

+8

117

Тишь прекрасно понимал чувства своей сестры. В детстве Перохвостая была необычайно близка с Лисицей, и, возможно, поэтому стала так похожа на мать. Собственно, сейчас ничего не изменилось.
Тиши по жизни казалось, что большая часть его братьев и сестер похожи на мать. Это и не удивительно, но все же. Он, казалось, единственный, кто похож на отца по характеру. Хоть чем-то. Но это не было хорошо. Совсем наоборот. В силу своего не столь молодого возраста воитель понимал, что поведение отца, а теперь и его поведение - не самый лучший пример для котят и оруженосцев. Так вести себя.. это непростительно. Но теперь отучиться от такой жизни было практически невозможно. Именно поэтому Тишь решил не отказываться от своих привычек, а попытаться использовать их с умом.
Перохвостая.. она была явно расстроена новостью старшего брата. Оно и не удивительно. Но белый воитель был рад, что она решила отказаться от своей же затеи. Кот согнулся, стал, казалось, меньше, чем есть на самом деле. Он устал. От всего. А этот разговор окончательно его вымотал. Наступала ночь. Нужно собираться и вновь идти на поиски, пока все спят. - Выглядишь уставшим. - прозвучало совсем рядом. Тишь обернулся. Это был его младший брат - Слепозмейка. Тишь помнит его малышом, совсем маленьким. Да, а сейчас он сам сможет повалить белого брата. Особенно сейчас.
- Да.. я просто вымотался за день. Все эти патрули и тренировки.. - белый виновато поджал уши и чуть засмеялся. Конечно, это была не правда. И брат мог это понять. Врать Тишь совершенно не умел, да и не любил. Но сейчас это было нужно.- Отдохни ночью, Тишь - а "слепой" был самый зрячий. Тишь удивился. Брат будто прочитал его мысли, будто знал о его планах. Невероятно.-
Хорошо..
- прошептал белый воитель, а после попрощался с братом и направился в палатку воителей.
Звёзды сегодня сверкают так, словно обещают, что всё наладится. - отдались в голове слова молодого целителя. Тишь остановился у входа в палатку и посмотрел на небо. После воитель чуть улыбнулся, мотнул головой, отгоняя от себя подальше все мысли, и направился спать.
Палатка воителей (сон)

+2

118

Золотистой кошке не спалось. Медленно показавшись из полумрака своей пещеры, Звездошейка поняла, что уже не может спать без своего Дербника.
А его нет.
И отрядов обоих тоже нет.
Потянув носом воздух, предводительница удостоверилась, что соплеменники еще не пришли, а ведь была уже глубокая ночь. Выступив из палатки полностью, Звездошейка присела на высоком карнизе, подняв взгляд к почти безоблачному ночному небу. Выглядело так, будто кошка молилась предкам за своих. За отряды, которые ушли и еще не вернулись, за свое племя, за тех, кто рядом и тех, кто далеко.
За несколько маленьких жизней, которые зародились внутри неё.
Звездошейка так ждала этой ночи, чтобы рассказать любимому о событии в их вот уже почти семье. Дербник, должно быть, обрадуется, услышав новости о том, что у него будут маленькие серебристые - наверное ведь серебристые? - наследники. Пушистые комочки, которые, по словам Чащобника, родятся совсем скоро.
А потому Дербнику очень, очень нужно вернуться целым и невредимым, иначе кто будет подавать их котятам хороший пример?
"А ведь звучит - "наши котята", хм", - подумалось маленькой львице, и она в темноте улыбнулась, глядя сверху вниз на спящий лагерь. Придется проводить ночи в детской, совмещать должности королевы и предводительницы, и ведь хуже всего то, что у неё никогда не было примера такой кошки. Поэтому...
"Придется выкручиваться самостоятельно", - фыркнула про себя Звездошейка, медленно опустившись на карниз. Растянувшись на камне, она свесила переднюю лапу, дожидаясь патрули.
Все равно не уснет, пока соплеменники не вернутся все до единого.

+5

119

Лисице решительно не спалось в новой палатке. Вернее, в её старой палатке. За шесть лун никто не тронул место старшей воительницы, и она с удовлетворением опустилась на свою подстилку, но почти сразу же слегка болезненно сощурилась: что ни говори, после мягчайшей и тёплой детской, её прежняя воинская подстилка была похожа на попытку уснуть на острой гальке. Тяжело вздохнув, рыжая воительница отряхнулась и вышла на свежий ночной воздух.
— Сегодня был такой день... Чащобник показал мне столько всяких трав. Столько названий... они мне всю ночь будут сниться, — пробормотал её сын, Слепозмейка, прижавшись к ней. Воительница улыбнулась, чувствуя, как предательски сжимается её сердце. Она совсем забывала про своих детей, предаваясь горю, хотя каждый из них обещал стать достойнейшим воителем... или целителем.
Я очень горжусь тобой, моя маленькая змейка, — прошептала Лисица, уткнувшись носом в серую макушку своего сына. Конечно, отчасти она понимала, что с этого момента её малыш будет отдаляться от неё дальше и дальше: теперь его единственными спутниками были травы и звёзды, но никак не его мать. Слепозмейка словно раньше других котят выпорхнул из родительского гнезда, что не могло не оставить грустного послевкусия.
— Заходи к нам в палатку как-нибудь. Я тебе всё покажу и расскажу. Или почти всё. У нас там хорошо, тебе понравится, — прервал новый ученик Чащобника её мысли, и Лисица с улыбкой кивнула, встретившись с ним глазами.
—  Обязательно, как только у тебя найдётся свободное время. А сейчас тебе наверняка пора спать, завтра будет трудный день, — шепнула бывшая королева, провожая удаляющуюся фигуру глазами. Тишь и Перохвостая тоже удалялись ко сну, и она облегчённо вздохнула: вся остальная её семья была в порядке. Надо было идти дальше.
Лисица собиралась отходить ко сну, когда заметила показавшуюся на карнизе Звездошейка. Слегка нахмурившись, воительница окинула взглядом младшую сестру и негромко кашлянула, привлекая внимание золотистой кошки.
— Надеюсь, ты не будешь возражать, если я составлю тебе компанию, — объяснилась Лисица, когда Звездошейка опустила на неё взгляд. Вдохнув тёплый ночной воздух, рыжая кошка обвила лапы пушистым хвостом и прислонилась затылком к подножию карниза, хранившему слабую прохладу. Подняв глаза на небо, усыпанное звёздами, она погрузилась в собственные мысли. Следили ли за ними их родители? Их товарищи, которые раньше положенного срока присоединились к рядам бессмертного воинства? Впрочем, кто, кроме этих самых предков мог знать.

+5

120

Краем глаза палевая кошка приметила внизу движение: её сестра, Лисица, нежно ворковала над их будущим целителем, и предводительница не смогла подавить слабую улыбку. Наблюдать за золотисто-рыжей воительницей в статусе королевы было так естественно, что, казалось, уже все племя привыкло к тому, что едва ли не раз в год посвящаются их с Морозником малыши.
И вот, пожалуйста: один из них встал на тернистый и загадочный путь целителя племени. Обреченный жить с Чащобником.
Кошка весело прыснула себе в лапы.
Всматриваясь в две фигуры, Звездошейка позволила себе представить не такое уж и далекое будущее: она посвящает своих детей, их с Дербником наследие, и они, гордые родители, понимают, что теперь не только Небесное племя будет жить вечно, но и частички их самих в котятах, которые станут оруженосцами, после - воителями, а кто-то из них возможно однажды и...
- Надеюсь, ты не будешь возражать, если я составлю тебе компанию.
Незаметно подкравшаяся Лисица чуток застала Звездошейку врасплох. Неужели она чуток задремала?
- Только рада, - пророкотала золотистая львица, снова положив голову на лапу. Чувствуя внутри зарождающееся волнение перед разговором, который она уже несколько раз прокрутила в голове, сероглазая взглянула на пушистую сестру.
Опечаленная. От Морозника по-прежнему никаких вестей, но отчего-то предводительница была убеждена, что если бы тот погиб, то обязательно явился бы во сне Звездошейке, даже на этом свете не оставив племя в покое.
- Лисица, - негромкий голос предводительницы раздался где-то из полумрака.
- Я хотела... попросить тебя об услуге, которую ты не обязана, конечно, но... мне хотелось бы доверить именно тебе, - пробормотала Звездошейка, подбирая слова. Чащобнику - и тому было проще сказать.
- Мы с Дербником ждем котят, - набрав воздуха, мяукнула палевая львица, поджимая под себя одну лапу.
- И я не всегда смогу быть рядом с ними, и даже Дербник в силу своих обязанностей, а потому прошу тебя... о помощи, - с легким отчаянием в голосе произнесла кошка, уже полностью повернув мордашку к сестре.
- Дербник и ты лучше других сможете позаботиться о них, когда я физически не смогу быть рядом, - оправдалась Звездошейка, осторожно коснувшись хвостом плеча Лисицы, мол, что скажешь?

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » главная поляна