cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
МОЛНИЯ
лучшая сестра
СВЕТОМУР и БЕРКУТ
броманс
СТРЕЛОЛИСТ
самые интересные посты
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +27, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 421 страница 440 из 535

1

http://s0.uploads.ru/5t2J0.png


Лагерь Небесного племени, расположенный ближе прочих к горам, испещрён серыми прожилками скал и камней, сохраняющих в сезон Зелёных листьев тепло до самого вечера. Окружённая высокими стволами могучих деревьев поляна скрыта от любопытных глаз, и лишь огромный дуб горделиво возвышается над окрестностями, предоставляя удобнейшую точку обзора. Посреди лагеря располагается каменный карниз, там же расположена и пещера предводителя. Сбоку, надёжно защищённые от непогоды каменистыми стенами и корнями сосен, тянутся остальные палатки: воинская, ученическая и детская. Пещера целителя расположена ближе к покоям предводителя, а в многочисленных расщелинах бережно хранятся всевозможные травы. Вход в лагерь защищён побегами жестковатого кустарника, на котором невнимательный захватчик может легко оставить всю свою шерсть.


0

421

Вредные комки меха были успешно доставлены на главную поляну, более внушаясь улыбками Хладнолапки, нежели холодными взглядами Тминушки. Ну-ну, хулиганьё противно-громкое, вам ещё жить в одном племени с обозначенным выше учеником.
— …то есть, просто гуляли, — потрясающее умение отчитываться о проделанной работе, однако. Когда дело всё-таки дошло до найденных котят, чёрный коротко кивнул, подтверждая слова спутницы. Впрочем, предводительнице сей жест не понадобился — её внимание было сосредоточено на странном коте. Ледяные глаза буквально впились в пушистую мощную фигуру. Дербник. Отец котёнка Звездошейки.
Бывший одиночка.
— Бывших одиночек нет, — проснулся внутренний голос от душераздирающей драматичной сцены встречи. Бывших нет. Правда, правда и ничего, кроме правды. Решить проблему всем племенем? Перевалить часть ответственности на иные плечи? Смерти подобно. Однако именно этим ранят такие коты своих близких, если близкие внезапно обретаются. — Посему одиночки названы одиночками, бродягами. Их удел в одиночестве. Их удел больше, чем статус и статусом не стирается, — пятнистый отвёл взгляд от заключительного прощания племени с Дербником, но…

— Хладнолапка, Тминушка, Пепел, Орлёнок, — воззвал к погрузившемуся в свои мысли оруженосцу глас предводительницы. — Посвящение? — им с Хладнолапкой уж минуло двенадцать лун, Пепел, видимо, являлся ещё одной попыткой одиночки стать племенным, а Орлёнок давно вырос из детской. Да, определённо посвящение. Испытывал ли Тминушка волнение? Радость? Покалывание в подушечках лап? Нет.

— Обещаю, — новая ответственность, не более. Однако теперь уже Тмин всё-таки тонко улыбнулся на замечание Звездошейки о росте некоторых новоиспечённых воинов. Добрая кошка возглавляет Небесное племя, добрая. Улыбнулся и тотчас юркнул сквозь кошачье море, скандирующее имена. Ночное бдение ожидало. В поле зрения снова попал Дербник, который ушёл легко и быстро, будто вольная птица. — Бывших одиночек нет, — практически по следам сизого исполина на одной из нижних веток дерева оказался Небесный воин, спокойно обращая взгляд к темнеющему небу.

+3

422

*утро*

Выйдя из палатки целителя, золотистая кошка с легким удивлением обнаружила легкое зарево на горизонте, красиво очерчивающее верхушки сосен и лип. Отведя ушки назад, Звездошейка с мучительной медлительностью выставила передние лапы, потянулась, изогнулась до хруста костей и сладко, почти безнадежно зевнула: предки, как же хотелось спать! Долгий день, о главном событии которого даже не было времени подумать и пострадать, еще накроет предводительницу Небесного племени покрывалом гнетущих дум и смертельной усталости, а пока...
Слегка отряхнувшись, палевая предводительница оглянулась. Здесь ли Кленовый? Нашел ли он Железнобокую? Однако ни того, ни другой львица не заметила, недовольно сжав желваки.
Неужто мне все придется делать самой?
Легкое раздражение можно было объяснить простой усталостью, да и пусть. Медленно, вымученно прошагав к общей куче, золотистая кошка ухватила слишком крупную для нее одной сороку и потащила ее за хвост, лениво, медлительно, туда, где большой грудой меха лежал Бурелом.
Слава предкам, послушался и не пошел к Чащобнику с Песочником. Никому не стоит туда сейчас, а мне, видимо, зараза не страшна.
Слишком легкая мелькнувшая мысль о шести оставшихся жизней улетучилась с глухим шмяком тушки птицы прямо под носом старшего воителя, и она слабо улыбнулась, носом ткнувшись в плечо соплеменника.
- Не каждое утро тебе предводительница завтраки приносит, а, - весело ухмыльнулась кошка притихшим голосом. Осмотрев спящий лагерь и отметив мелькнувший у выхода первый рассветный патруль, Звездошейка обернулась к Бурелому. Сначала поговорит с ним, а после еще обсудит, прежде чем...
- Бурелом, я поговорила с Маковкой, - начала палевая, впиваясь в брюшко поделенной птицы. - В племени Ветра творится нечто ужасное. У них погиб предводитель, погиб глашатай, Штормогрив, со своим братом, - еще тише поделилась сероглазая, быстро облизывая перья с губ.
- Там царит болезнь и хаос, а я... Я не чудовище, Бурелом, и не смогу повести боеспособный отряд на племя Ветра в такое время. Ни воинский закон, ни совесть такому не учили, - помотала головой кошка, однако по мелькнувшему в глазах упрямству Бурелом мог заметить, что она не договорила:
- Но о своем племени я все-таки подумаю прежде, и знаешь... Я думаю, мы должны поставить метки дальше наших границ. На нейтральных землях, в предгорьях, там, где не стоят метки племени Ветра. У нас растущий клан, мы должны думать о себе. Что скажешь? - уставившись твердым, испытующим взглядом на раненого соплеменника, напряженно изогнула хвост кошка.

+2

423

Неподвижная массивная туша в зарослях низкорослого кустарника таковой и оставалось значительное время, пока непроглядная сумрачная мгла не сменилась первыми отблесками предрассветного зарева. Несколько часов крепкого сна и общее коматозное состояние, впрочем, не намного сглаживали ощущения от всего пережитого ранее, по-прежнему оставляя в теле неприятную ломоту.

Тень мелькнула откуда-то сбоку, мазанув по поверхности стройным  чернеющим силуэтом. Холодное прикосновение влажного носа мгновенно пробудило сознание, заставляя кота напрячь зрение в попытках добавить чёткости расположившейся напротив фигуры, с трудом узнаваемых знакомых очертаний предводительницы. Тихий голос, едва уловимый воспалённым  слухом, и аппетитная тушка с характерным плюхом упала перед ним, предательски будоража в брюхе  тянущие позывы. 

Спасибо, - хриплым голосом отозвался исполин, в последний момент всё-таки не выдержав и плотоядно впишись клыками в сочную филейную часть, жадно откусывая обильный кусок мяса, отчего скулы на морде угрожающе проступили, обличая истинное, хищное, нутро оголодавшего изнеможденного зверя. Вполуха слушая сочащиеся в воздух реплики, терпеливо внемля чужим рассуждениям, он ненароком скосил глаза  на белесую мордочку, зацепив обеспокоенный взгляд серых глаз, даже сквозь тлеющую пелену улавливая зарождающее в уголках тех беспокойство, сопротивление и одновременное смирение с безысходностью происходящего.

Порывистый ветер нещадно обдал серебристую шкуру, все ещё влажную от продолжительного пролёживания на сырой земле, наполняя свежим  воздухом стенки гортани, постепенно выравнивая дыхание. Позвоночник послушно, хоть и с усилием помог принять вертикальное положение, а сосредоточенной морде обратиться в направлении периферии пары грозовых глаз: —  В этом лесу все давно перестали видеть авторитет в Воинском законе, - задумчиво обронил кот, мерным басом обволакивая слух собеседницы, - Обстоятельства диктуют свои правила, и каждый трактует их на свой личный лад, - по-военному жёстко чеканил он, - Я к тому, что это не тот случай, где мы должны руководствоваться законом и совестью, потому что подобный поступок изначально идёт вразрез с общепринятыми моральным нормами, - с каждым озвученным словом он противился собственным принципам, понимая, что идёт вопреки  своему заядлому рационализму, - Как бы мы не пытались прикрываться священным законом, все в конечном счете сводится к тому, что всех волнует только лишь благополучие своего племени, и это нормально, - самец заметно напрягся, усиленно  вскинув тяжёлую голову вверх, мгновенно останавливаемый отозвавшейся в предплечье тянущей болью -неполноценный контроль над телом угнетал - однако даже покалеченный рассудок не отступался от вдолбленных годами воинских привычек, не позволяя в конец расслабляться.

Не заморав лапы в крови, мир не изменишь, Звездошейка, - мышцы под шкурой рефлекторно напряглись, опоясывая туловище волнами покалывающих импульсов, зрачки въедливо впились в чужой взгляд, - Я готов пойти на все, если это в действительности  не будет ставить под удар жизнедеятельность нашего племени. А начинать можно с малого, - неоднозначно подитожил кот, принимая во внимание своё согласие с выдвинутым предложением о перемещении границ.

Отредактировано Бурелом (2018-05-19 11:54:23)

+2

424

Палевая лидерша с легким удовлетворением заметила, как бурый соплеменник уплетает дичь: стало быть, более-менее здоров, ничего серьезного. Подтянув к себе тушку, Звездошейка с хрустом отцапала себе крыло, которое предстояло еще хорошенько ощипать.
Заодно и поговорить успеется.
- В этом лесу все давно перестали видеть авторитет в Воинском законе, - послышался гулкий бас длинношерстного воителя, обращая чуткий слух предводительницы к советнику. Сплюнув несколько маховых перышек, палевая отстранила их хвостом, припомнив себе отнести их для котят - сгодится на славные игрушки.
Запоздало разум припомнил, что среди малышей Небесного племени уже нет Орленка - зато есть подросший, крепкий Орлинолап. И Звездошейка пообещала себе поговорить с сыном: и о первой тренировке со строптивой наставницей, и о незапланированной, явно непростой встрече с отцом.
- Обстоятельства диктуют свои правила, и каждый трактует их на свой личный лад, - жестко отчеканил Бурелом. Кошка приподняла подбородок, вслушиваясь в слова воина.
- Я к тому, что это не тот случай, где мы должны руководствоваться законом и совестью, потому что подобный поступок изначально идёт вразрез с общепринятыми моральным нормами, - Звездошейка чувствовала, как внутри скребет неладное: конечно, в глубине души она очень надеялась, что Бурелом скажет, мол, да, все верно, не стоит пороть горячку, ведь наше племя не голодает, а потому зачем отбирать земли у тех, кому действительно худо?
Но их удел - заботиться о Небесном племени. В первую очередь именно о нем.
- Как бы мы не пытались прикрываться священным законом, все в конечном счете сводится к тому, что всех волнует только лишь благополучие своего племени, и это нормально.
- Сам видишь, - хмыкнула в ответ небесная предводительница, криво усмехаясь, - еще лун двадцать назад я бы и не подумала, что мы будем жить по соседству с четырьмя недружелюбными племенами. И уж точно не думала бы я, что мне придется трактовать воинский закон именно так, как удобно моему племени.
Тем не менее: придется.
- Не заморав лапы в крови, мир не изменишь, Звездошейка, - требовательный, настырный взгляд Бурелома впивался в живые грозовые глаза, и кошка заметно напрягла мышцы под короткой шерстью, всем телом подаваясь вперед: она ждала совета Бурелома почти как вердикта, потому что знала: этот воитель не меньше своей предводительницы был готов на все.
- Я готов пойти на все, если это в действительности  не будет ставить под удар жизнедеятельность нашего племени. А начинать можно с малого, - в общем и целом согласился с ней кот, не форсируя события о завоевании чужих земель.
- Передвинуть границы... - медленно протянула Звездошейка, смакуя слова, облизывая их на нёбе. Давно пора: Небесное племя растет и крепчает.
Так пусть соседи знают об этом.
Вскинув подбородок, палевая львица вспомнила о недоеденной сороке. Упиваясь нежным мясом, кошка внутренне ликовала: большой шаг, необходимый им всем.
- Сможешь идти? - облизывая с мордашки птичью кровь, Звездошейка лукаво приподняла бровь.
- Хочешь пойти сейчас? - мысленно перебирая всех тех, кого хотела бы взять с собой, поинтересовалась палевая, неприкрыто оценивающая состояние раненого.
- Нет-нет... ученицу твою, чуть что, я взять смогу, но тебе, думаю, стоит денек-другой отлежаться, - сама себе возразила палевая, бросая взгляд на морду самца.

+2

425

Зрачки непроизвольно переместились в сторону, блуждая по периметру лагеря на предмет каких-либо передвижений соплеменников. Однако поляна по-прежнему была окутана атмосферой умиротворенности и звенящей тишиной, на фоне которой различим был разве что стрекот ранних птиц и свист ветра над головой, что самец уловил между прерывистыми фразами предводительницы, на последнем вопросе полностью обратив уши в направлении той.

Вполне, - сдержано кивнул он, в подтверждение сказанного расправив плечи и стиснув челюсти от в миг натянувшейся кожи в радиусе изувеченной глубокой бороздой раны шкуры. В конце концов, перспектива свернуть себе шею где-нибудь по пути ему была не в новизну, - По крайней мере, меня вряд ли кто-нибудь остановит, - вырвалось  ироничное из приоткрытой по-собачьи пасти, - И, если мы намерены сделать это, то нужно выдвигаться сейчас, - черты морды огрубели, подчёркивая выступающие прожилки. Тело наконец вышло из ступора мозгового штурма; сжав пальцами землю и вытянув когти, серошкурый напряг сухожилия и сделал порывистую попытку подняться с места - голова пошла кругом, ориентиры на секунду смазались, однако ослиное упрямство в очередной раз позволило вернуть своему корпусу необходимый баланс, вопреки противившимся рефлексам. 

Я бы не хотел Сычушу ввязывать в это дело, - с сомнением произнёс исполин, бросив взгляд в сторону палатки оруженосцев, - Во всяком случае до тех пор, пока по нашим  землям бродит эта падаль, - забота о безопасности племенам, в том числе и о своей ученице, всегда стояла у него в приоритете, и голос разума настойчиво подсказывал, что это верное решение. Внимание вновь сконцентрировалось на кошке, и взгляд  оценивающе скользнул по стройной фигуре, выцепляя некоторые детали, отмечая местами помятую  шерсть и усталую блеклость в серых глазах. — Но если ты свалишься с лап от усталости, не уверен, что смогу тебя притащить на своей спине.

+2

426

С натянутым на нос тощим хвостиком, дрожащими от стылого холода, отбитыми на суровых тренировках лапами, Сычуша распахнула глаза на пороге собственной палатки, где засыпала каждый раз, дожидаясь отца, словно тот придет к ней, как приходил к бессознательному котёнку в детской. Ныне Кленовый был единственным близким существом, что приносил хоть какие-то положительные эмоции в безрадостное существование безухой, но то не исключало его ежедневной занятости, которую кошечка без проблем признавала и понимала - отец любит ее и не забыл - согреваясь лишь этими мыслями, с ними проживая целые дни.

На поляне было непривычно тихо, Сычуша проснулась рано, помня о ночном бдении новопосвященных воителей. Осторожно, чтобы никого не разбудить, она выбралась из палатки, воровато оглядываясь, бросая кроткий взгляд в сторону наставника, беседующего с предводительницей, опасаясь отвлечь старших даже своей прозрачной тенью.

   — Тмин, - ближе всех сидел угольный котик, при взгляде снизу представляя лишь сгусток неопределенной материи; каждый раз Сычуша боялась застать воителей спящими, потому что не знала, что следует делать в таких ситуациях - Кленовый просил передать, что бдение окончено, - она всегда обращалась от имени отца, попросту не считая себя достойной таких высказываний. Вытянувшись вдоль ствола, ученица бросила робкий взгляд, надеясь, что голубоглазый услышал ее негромкий лепет.

+2

427

Мотылек, к счастью, взяла инициативу на себя. Она уверенно подошла к вислоухой кошечке и осторожно приподняла одно из ее ушек. Сугробчик следил за этим действием как завороженный. Ушко выпрямилось, как и следовало. А потом упало, от чего сам белый котенок резко прижал свои к голове – словно они сейчас тоже станут такими же неживыми. Но Мотылек улыбалась – значит, это не рана? Или последствие какой-то травмы?
- Сугробчик, это Сычушка. Она особенная! Несмотря на то, что говорит тихо, а уши висят, слышит все на самом деле прекрасно! Я проверяла. Здорово, да?!
- Особенная? – переспросил белый, не совсем понимая, что это значит.
Тут к ним решил присоединиться еще один кот – намного больше Сычуши. Наверняка воин. Он заговорил с серой кошечкой, прося ее рассказать историю. Наверное, хотел узнать и про него тоже. Как оказалось по радостным восклицаниям Мотылек – он был ей отцом. Сугробчик впервые подумал, где же его папа и что с ним случилось. Но главное сейчас найти маму.
Сугробчик все еще старался держаться позади кошечки. На всякий случай. Мотылек весело рассказывала об их приключениях. Как она доблестно сражалась с вороной и спасла его. Он утвердительно кивнул, соглашаясь с каждым ее словом. И даже вытянул вперед лапу с раной в плече, подчеркивая опасность в которой они были.
А потом началось собрание, от которого котенок не мог оторвать взгляда. Да и не только он смотрел на златогривую кошку. К счастью, Мотылек все поняла и принялась объяснять, что к чему.
- Наша предводительница - вон та - Звездошейка, она посвящает Орлёнка в оруженосца, а остальных троих из оруженосцев в настоящие воители.
Слова были знакомыми. Сугробчик действительно понимал, о чем говорит Мотылек. Он слышал от матери про обычаи племени. Может, белошкурый все-таки дома?
- Мой брат, Совенок, когда вырастет, обязательно станет предводителем! Только ему не говори о том, что я так сказала.
Сугробчик повернул заинтересованную мордочку в подруге.
- А где твой брат?
В какой-то момент она на него посмотрела Звездошейка – на что беленький боязливо прижал ушки. Но взгляд ее, кажется, не был злобным. Уже хорошо.
- Послушай, Мотылек… Может, мы с тобой соплеменники? Мама мне рассказывала о таких посвящениях. Может, ты ее знаешь? У нее очень красивая, белоснежная шерсть! А глаза как небо.
Тем временем златогривая кошка закончила собрание. И пока что не торопилась к нему. Почему? Белый уже приготовился, что Звездошейка подойдет, и… поможет найти маму? Было бы не плохо.
«А еще лучше, если бы он знала и маму, и папу, и объяснила – почему их тут нет»
В какой-то момент он заметил белогривую кошку. Она побежала следом за Хладнолапкой - точнее, уже Прохладой. Кажется, даже успел рассмотреть пару небесно голубых глаз.
- Мама! Мамочка! - и, преодолевая боль в проклеванном плече, побежал за ней. Прохромал, если быть точным. В итоге врезался в ту саму златогривую кошку - предводительницу племени, Звездошейку. Отступив от нее на пару шагов, он поднял виноватый взгляд.
- Простите, я не хотел... - на ее передней лапе остались пятнашки крови. От бега рана на плече открылась. - Моя мама, она убежала с Прохладой! Я должен ее догнать!
Сугробчик не понял, что это была всего-лишь Кисточка, которую он просто не видел из-за крупного Бурелома.

ОФФ

Прошу прощения у всех соигроков. Так же, надеюсь, ничего страшного что я пропустила тот момент что прошла ночь и начался новый день.

+1

428

*из лоу*

   После того, как Пепел привёл в лагерь Дербника, он снова ощутил себя сломанным. Семя надежды, которое он так долго лелеял в своей душе было затоптано серыми лапами кота, который был так на него похож.
  Скажи, Звездошейка, ты смотрела на меня и каждый раз видела его, своего серого великана? Вот чем мне удалось стать? Бледным подобием того, кого ты любила? - он ранил себя больнее всех когтей, которые когда-либо касались его. Беспощадность бывшего одиночки к самому себе была безмерна. Он стал избегать кошку, встречи с которой раньше искал всеми правдами и неправдами. При первой же возможности Пепел покидал лагерь, стараясь попасть во все патрули и все ловчие отряды, чтобы никто не посмел упрекнуть его в том, что он приживалка. Никто, кроме него самого.
  Пепел тренировался с разными воителями племени делал всё, чтобы заслужить их доверие. Он мало говорил, не видя в этом смысла, но охотно слушал их. Он учился медленно, ему приходилось заново осваивать всё - как охотиться, как сражаться. Да небесные светила, его учили даже, как правильно ходить! Воинский закон покорялся его разуму медленно, но методичное повторение всех его слов помогал закону улечься в голове.
  В очередное утро, когда Пепел вышел из палатки воителей, зевая и щурясь на светлое небо, он решил, что ему нужна определенность. Её он искал в этом лагере, и самое время обрести её.
- Доброе утро, Звездошейка, - после этих слов серый вежливо кивнул тем, кто был рядом с предводительницей. Ему потребовалась почти целая минута времени, чтобы собраться, и наконец сказать ей то, что давно следовало. Кот говорил негромко, но так, чтобы те, кто были уже рядом с его палевой госпожой, тоже могли услышать его слова.
- Я провёл под твоим кровом уже много ночей, я учился всему, чему должен, всему, чему ты велела мне научиться, - бывший одиночка уселся на землю, обвив хвостом лапы. И теперь лишь подёргивающийся кончик  хвоста, который когда-то был сломан, выдавал его волнение. - Если я хорошо служил тебе, если я был тебе верен - забери у меня имя бродяги и назови меня новым именем перед ликом всего племени и глазами твоих предков. Именем, которого достоин кот Небесного племени, - он с почтением склонил голову, и тише, несколько хрипло закончил, - или прогони меня, если я не гожусь для него.
  Пепел так и остался сидеть, склонив голову, и разглядывая землю у лап своей предводительницы.

Отредактировано Пепел (2018-05-28 18:27:09)

+2

429

предгорье  ▼ 

Негромкий, но упрямый, голосок Прохлады загонял изгнанника в угол. Она верила.. А я как всегда все испортил. В голове не осталось мыслей. Он мог попытаться ляпнуть что-то в оправдание, мог отмыть собственную репутацию, согласившись играть по правилам небесных, в конце-концов, мог напасть и попросту отбить эту зеленоглазку с хорошеньким, кругленьким личиком. Но не стал. Разумно берег силы? Струсил. Слабак. Мысль о том, что это все лишь тонкая игра Кленового даже не посещала лобастую голову. Несмотря на развитую способность к эмпатии, соображал здоровяк слабо, да и вся его продуманность ограничивалась чужими приказами; оставшись без руководства, был бесконечно уязвим даже в собственной среде - расколот простенькой, но очень умелой в применении стратегией. Всю дорогу он избегал чужих взглядов, едва переставляя отчего-то потяжелевшие лапы, размеренно покачивая пушистым хвостом.

Главная поляна небесного лагеря умиротворенно растворялась в своем немноголюдном уединении. Дизель не знал какого это - стать частью подобного не по чужим нравоучениям или повторяя за всеми, а просто потому, что так захотелось. Впрочем, он и одним целым никогда не был, даже о собственной роли в происходящем задумываясь в последнюю очередь, а потому и вел себя соответствующе - никак. Догадывался, что большинство зевак сочтут его злодеем, но подыгрывать даже и не пытался, хоть в голове подобный вариант и рисовался не так жалко, как реальность случившегося. Да и расправа не казалась сейчас страшной, какими бы физическими пытками она не оборачивалась, пустую голову затянуло тупое и унылое, сокрушение над собственной глупостью и сочувствие к так не вовремя подвернувшейся небесной знакомой.

Отредактировано Дизель (2018-05-30 14:06:07)

+4

430

предгорье >>>

Она не чувствовала лап, что несли её в лагерь. Прохлада лишь тяжело дышала и то и дело поглядывала на разгорающийся рассвет. Бдение. Тмин. Кошка зажмурилась. Железнобокая тоже пропустила собственное бдение. Но она пропала, может, даже... погибла? Воительница вздрогнула.
По пути домой, стараясь держать дистанцию, на которую указывал глашатай, Прохлада иногда, задумавшись, случайно отдалялась, мгновенно укоряя себя за подобное отношение к другу. Из-за неё его ведут в лагерь, как пленника какого-то. Или он сам виноват? Что насчет Железнобокой? Грустные зелёные глаза устремлялись на разношёрстного кота, но не находили ни одной детали, подтверждавшей его причастность хоть к чему-то страшному. Он не мог что-то сделать с небесной воительницей. Это же Дизель. Он просто заботится о своём отце и мирно живёт где-то неподалёку. Но почему... он не сказал этого? Мысли заставляли кошку пугаться собственных догадок. Желая отрешиться от своих волнений, она стала считать быстрые шаги, но постоянно сбивалась, раз за разом начиная сначала, пока наконец патруль не добрался до лагеря.
Звездошейка была на поляне. Бурелом и Пепел. Чуть поодаль Сычуша говорила с Тмином. Прохлада зажмурилась, чувствуя, как от страха бешено колотится сердце. Её могли наказать, запретить выходить из лагеря или вовсе лишить воинского имени. А ещё рядом был Дизель, встреча с которым навлечёт гнев предводительницы на них обоих. И ещё эта странная история с Железнобокой. Прохлада боялась. За себя и за друга. Она признавала свою вину, вину абсолютно во всём и даже немного больше. Но Дизелю воительница находила новые и новые оправдания. Не мог же он...
Стиснула зубы, поймав себя на новой попытке сделать несколько шагов в сторону. Ей всегда хотелось укрыться, спрятаться, как будто это могло защитить от неминуемого. Прохлада боялась посмотреть на Звездошейку, опасаясь наткнуться на возмущённый гневный взгляд. Но ещё она боялась остаться непричастной к тому, что произойдёт с Дизелем. Я виновата.
Прохлада сделала шаг обратно, вставая рядом с одиночкой, но всё так же не поднимая глаз. Пусть отчитывают обоих. Уж лучше так, чем если нападут на одного невиновного Дизеля.
Сердце громко стучало в ушах, а нервное дыхание прерывисто вырывалось из пасти. Но Прохлада, охваченная страхом, не сходила с места, оставаясь рядом с котом.

+3

431

Сырая почва неприятно прилипала к лапам котенка, отчего он капризно морщился и стряхивал её, а после еще более брезгливо морщинил нос, пытаясь очиститься языком.
Молодая трава несмело пробивалась из серой почвы, знаменуя начало новой жизни. Родившийся зимой котенок впервые видит эти странные торчащие из земли зеленые стволики. Для него встреча с ними – это всегда внутренняя борьба:  попробовать на вкус столь сочный на вид предмет, или обходить его стороной и следить за ним пристально. Солнце впервые кажется таким ярким и теплым, а ветер таким освежающим. Всё это в глазах котёнка видится таким занимательным и удивительным, что ему хочется, чтобы так было всегда. Уверенным шагом он гулял по поляне, опустив голову и внимательно наблюдая за собственными лапами. Суховейка максимально увлеченно переставлял лапу за лапой, делая это поочередно и всячески себя забавляя: наступал только на камешки, старался идти, ставя одновременно то левые, то правые конечности, или исключал из шагистики какую то лапку и наблюдал, как изменится его походка после этого.
— Лапка раз… Лапа два… Лапка…
Собственные лапы заняли Суховейку на удивительно длинный для котенка срок, но потом интерес начал медленно угасать. Заскучав, он огорченно сел и принялся осматривать поле в поисках нового предмета для развлечения. Недалеко находились несколько взрослых котов. Их разговор краем уха слышал и Суховейка, но его мысли витали где-то далеко, отчего диалог казался лишь бессмысленным набором звуков на фоне щебетания птиц и шума леса. Пройдет еще немало времени, прежде чем слова взрослых начнут приобретать для него вес, а пока он радостен даже тем, что видит, как весело переставляются его лапы. Единственное, что смогло вытащить котёнка из состояния равнодушия – спина Совёнка, там маняще виднеющаяся из-под кустов. Морда Суховея расплылась в хищнической ухмылке: охота началась. Не совсем аккуратно, но он подкрался сзади, и с грозным (как ему кажется) рыком напрыгнул на пострадальца.

Отредактировано Суховейка (2018-06-01 16:42:18)

+3

432

→ свидание в предгорьях

На подступах к лагерю простая, въедливая во все поверхности и уголки кошачьих душ неуверенность подняла-таки свою усмехающуюся голову. Дизель ничего, абсолютно ничего не сказал — ни чёткого подтверждения своей теории, ни опровержения оной глашатай не услышал. И ныне, когда предводительница потребует отчёта, нужным количеством фактов его не подкрепить. — Впрочем, — пёстрый задумчиво повёл пушистым хвостом, а после усмехнулся. Играть лучше на опережение, дело доводить до конца, рисковать, если есть шанс забрать больше, чем имеешь.

— Прохлада, — кот тонко ухмыльнулся, хитро прищурившись на позу новоиспечённой воительницы Неба, — стоишь рядом с одиночкой, будто защищаешь его, — и был таков, напоследок соплеменнице подмигнув. Та-ак, прямо по курсу явно удивлённая Звездошейка. Да-да-да, весьма сложно не заметить двух трёхцветных великанов (один вширь, другой ввысь, ага) сразу.

— Звездошейка, Бурелом, Пепел, утречко доброе, — бодрая вежливость прежде всего, — а у нас тут вести с полей интересные. Мне неизвестно местонахождение Железнобокой, однако известен тот, кто владеет такой информацией. Предупреждая недовольства — соваться в осиное гнездо, будучи гордым одиноким воином, всё же не по моей части, — глашатай легко и уверенно улыбнулся, как если бы вёл разговор о дожде, который ожидается вечером. К чему напускная серьёзность или волнение за судьбы мира сего, коли пока события складываются аккурат по плану.

— Знакомый вам персонаж, Дизель, встреченный мной и Прохладой на предгорьях, некогда обитал в Речном племени. А после, раз уж сейчас он одиночка, был изгнан. Речной. Изгнанник. Ничего не напоминает? — жирно, о-ой как жирно намекая на не столь давешний визит Серебра Звёзд, риторически вопросил Кленовый, — напоминает, вижу. Жестокая банда одиночек, стремящаяся разрушить наши устои и пропавшая воительница. Я подумал, что здесь может быть связь. Наш же пёстрый друг это почти подтвердил, на имя Железнобокой отреагировав крайне, крайне странно. Точное её местоположение он пока не выдаёт, но, — выразительная пауза, — лишь пока, — и, сделав акцент на нужном слове, Небесный выжидательным зелёным взглядом встретился с грозовыми глазами предводительницы, словно говоря «подсудимых предоставили, ждём-с окончательный вердикт».

+3

433

Звездошейка одобрительно приподняла подбородок, заслышав согласие старшего воителя отправиться ставить новые метки. Однако, тот возразил, чтобы Сычушка отправилась с ними, и кошка в легком удивлении приподняла брови: ей казалось, юной ученице Бурелома будет полезно посмотреть новые земли, но раз наставник решил таким образом - пускай.
- Во всяком случае до тех пор, пока по нашим  землям бродит эта падаль, - вполне резонно добавил кот, отчего у палевой шерстка на загривке шевельнулась, и она согласно кивнула. Одиночки, сумевшие едва ли не перебить (со слов речного лидера) целое племя - где это видано?
- Но если ты свалишься с лап от усталости, не уверен, что смогу тебя притащить на своей спине, - с такой своеобразной заботой мяукнул старший воитель, на что Звездошейка, оценив, добродушно ухмыльнулась.
- Доем сороку - буду полна сил, - подтянув к себе свою половину, предводительница успела поспешно съесть несколько сочных кусочков, прежде чем к их с Бурломом компании присоединился - вернее, врезался - малыш-беляк, которого принесли с границ новоиспеченные воители.
- Простите, я не хотел... - проблеял чужой котенок, на что Звездошейка, наклонившись, хмыкнула. Она внимательно обнюхала котенка, который тараторил. - Моя мама, она убежала с Прохладой! Я должен ее догнать!
- Твоя мама? - удивленно обернулась палевая вслед отчаянному взгляду малыша, но увидела лишь Кисточку.
- Мне жаль, малыш, но Кисточка - не твоя мама, - помотала головой кошка, глубоко вздохнув. Остается надеяться, что племя, потерявшее котенка, отправит патрули к границам, чтобы сообщить об этом.
- Суховейка! Совенок! - подманив хвостом малышей, один из которых несколько лун назад произвел особый фурор в племени, палевая доверительно улыбнулась.
- Поручаю вам занять его, накормить и показать лагерь, - подпихивая носом белого малыша к сверстникам, Звездошейка, которой попросту не хватало времени на всех и вся, обернулась на подходящего к ним Пепла.
Выдохнула, прочищая мысли, и приветственно улыбнулась, дожевывая кусок сороки.
Серый, судя по всему, был не в духе, и Звездошейка обернулась к нему всем корпусом, по-деловому обвивая себя хвостом. Бывший одиночка заговорил, и палевой открылась причина его дурного настроения.
- Я провёл под твоим кровом уже много ночей, я учился всему, чему должен, всему, чему ты велела мне научиться, - уселся напротив Пепел, выдавая свое волнение подергивающейся кисточкой хвоста. Бросив на нее отрешенный взгляд, Звездошейка вернула взор на серьезную морду соплеменника.
- Если я хорошо служил тебе, если я был тебе верен - забери у меня имя бродяги и назови меня новым именем перед ликом всего племени и глазами твоих предков. Именем, которого достоин кот Небесного племени, - он с почтением склонил голову, и тише, несколько хрипло закончил, - или прогони меня, если я не гожусь для него.
- Я хотела посвятить тебя с Прохладой и Тмином, но, увы, ты куда-то запропастился, - слабо улыбнулась кошка, с укором сузив глаза. - Так что... да, Пепел, ты станешь частью нашего племени. Сегодня на закате. Ты и... - опустив серые глаза на малышей, среди которых подрастал Суховейка, предводительница коротко вздохнула. Нехорошо будет, если сын станет через пару лун оруженосцем наравне с отцом, - ... Торнадо. Можешь порадовать его этой новостью, - кивнув будущему воителю, Звездошейка с тоской подумала о сороке.
С тоской потому, что завтракать ей не удастся. Никак. Совсем.
Процессия, возглавляемая Кленовым, привлекла внимание Звездошейки по двум причинам. Во-первых, она надеялась, что глашатаю повезет отыскать Железнобокую, о которой стала переживать уже добрая половина племени. Во-вторых, вместо бывшей ученицы предводительницы за Кленовым и Прохладой следовал... Дизель.
Одиночка.
Тот самый.
Вскинув брови, палевая решительно выступила на шаг к опрометчиво подошедшему глашатаю. В глазах палевой читалось столько вопросов, а хвост извивался змеей - неудивительно, что Кленовый сразу все и выложил.
- Мне неизвестно местонахождение Железнобокой, однако известен тот, кто владеет такой информацией, - мяукнул трехцветный, и несколько пар глаз обратили внимание на Дизеля.
- Предупреждая недовольства — соваться в осиное гнездо, будучи гордым одиноким воином, всё же не по моей части, - добавил глашатай.
- Не сомневалась в твоем здравомыслии, - мяукнула Звездошейка, не сводя настойчивого взгляда с Дизеля.
- Знакомый вам персонаж, Дизель, встреченный мной и Прохладой на предгорьях, некогда обитал в Речном племени. А после, раз уж сейчас он одиночка, был изгнан. Речной. Изгнанник. Ничего не напоминает?
Шерсть на загривке снова шевельнулась. Переглянувшись с Пеплом, с Буреломом, палевая почувствовала, как внутри холодеет. Серебро Звезд о том и говорил, получается.
Железнобокая?..
- ...напоминает, вижу. Жестокая банда одиночек, стремящаяся разрушить наши устои и пропавшая воительница. Я подумал, что здесь может быть связь. Наш же пёстрый друг это почти подтвердил, на имя Железнобокой отреагировав крайне, крайне странно. Точное её местоположение он пока не выдаёт, но, - кошка почувствовала, как коготки впиваются в утоптанную десятками лап землю, - лишь пока.
- Ну. Есть что сказать? Опарыш, небось, в лагере остался? Бедный, такие раны... - ровно и сухо протянула Звездошейка, выступая на лапу вперед, к Дизелю и Прохладе, стоявшей подле бывшего речного.
- Железнобокая у вас, да? - сощурив глаза, палевая почувствовала, как все в ней клокочет и протестует. Жалкие изгнанники посмели взять в плен Небесную воительницу.
- Говори, - добавила предводительница поспокойнее, отметив, что Дизель не держится агрессивно. Несмотря на беспокойство, злость и прочее - рубить с плеча Звездошейка не привыкла. Впрочем, пестрый должен был догадываться, что так просто его отсюда не выпустят, а потому палевая так и стояла напротив, вглядываясь в черты изгнанника. Странное поведение для того, кого взяли в плен.
И Прохлада. Юная воительница, которая выглядит куда более виноватой, нежели приведенный ими одиночка. Этот факт не укладывался в голове, и предводительница задумчиво хмурилась, выдавая беспокойство хвостом.

+3

434

Невеселые выводы клубились, изменчиво множились, но приводили все к одному - осознанию собственной опрометчивой глупости. Вибрации размеренного голоса конвоира занимали отчаявшееся мыслительное пространство, в один миг развеянные едва заметным прикосновением чужой шерсти, от которого хотелось вздрогнуть всем телом. Дизель напрягся, но взглянув за собственную лапу исподлобья увидел лишь аккуратные серые пальчики, без труда нашедшие отклик в воспоминаниях. Жар обуял тяжело вздымающуюся грудь, но за нахлынувшей теплотой скрывалась горечь - не достоин такой поддержки. Стараясь не делать резких движений, он коснулся кончиком хвоста полосатого бока, надеясь, что Прохлада поймет его жест правильно. Одиночка не мог защитить ее от произнесенных вслух подозрений глашатого, словно выброшенная на берег рыба клацая массивной челюстью, теряясь в бешеном потоке завуалированной информации, но все еще желал небесной только лучшего, а может попросту не мог совладать с обуревавшими его чувствами.

Услышав косвенное обращение, Дизель выпрямился, пытаясь сбросить лишнее напряжение. Ради серошкурой, он должен был сказать хоть что-то, сделать это максимально уверенно. Глаза предводительницы выдавали ее внутреннюю нестабильность, но в отличии от гордого взгляда Кленового, он не чувствовал в них той несгибаемой уверенности, давящей и удушающей.
   — Не вмешивай в эти дела Прохладу, - ему дали право голоса, приказ, и, на всех правах, пёстрый твёрдо начал, чувствуя, как возвращается решительность в собственных действиях - она превосходная воительница и не заслуживает стоять здесь, обруганная, словно котёнок. Вместо нее я готов понести наказание дважды, если у вас так заведено. Исполин повёл плечом, проследив за взглядом Звездошейки, качнул мордой, дёрнув подбородком, подсказывая, что до той поры, пока этого не произойдет, его челюсти не разомкнутся вновь.

+5

435

Тихий голос Кленового пробирал до костей. В нём почти не было осуждения, неприязни, укора или чего-то подобного. Лишь короткая усмешка, но именно она заставляла Прохладу чувствовать себя отвратительно.
Глашатай начал бодрый доклад предводительнице, но кошка почти не слышала ничего. Она упрямо раздумывала над поведением Дизеля, основываясь на малополезных фактах, пыталась доказать его невиновность самой себе. Почему Кленовый так упорно подозревает одиночку? Потому что все ненавидят одиночек. А сейчас ещё больше. Потому что некоторые сбились в стаю. Но Дизель ведь не такой. Зачем вообще ввязалась во всё это... Кошечка нахмурилась, поднимая взгляд на Кленового.
Лёгкое прикосновение чужого хвоста, столь осторожное, что она даже решила, что показалось. Но друг был рядом.
- Знакомый вам персонаж, Дизель, встреченный мной и Прохладой на предгорьях, некогда обитал в Речном племени.
Зелёные глаза молодой кошки округлились, и она медленно повернула голову к другу. Нет, отрицай. Но он не отрицал. Вообще ничего не ответил на брошенные подозрения, лишь уверенно заступился за Прохладу.
Боялась взболтнуть лишнего, боялась, не примкнул ли он к другим одиночкам. А он был зачинщиком? Лицо исказилось гримасой обиды и непонимания. Зачем тогда пришёл? Чтобы вынюхивать что-то, напасть на Небесное племя, как на Речное? Она вглядывалась в морду Дизеля и не могла поверить своим догадкам. Она не верила и обвинениям глашатая. Даже если Железнобокая там, то Дизель тут ни при чём.
Воительница тяжело выдохнула, переводя взгляд на Звездошейку. Ту, кажется, совсем не интересовала молодая кошка, пропустившая собственное ночное бдение. Как там Кленовый сказал, они встретили Дизеля? И всё же.

+4

436

Звездошейка переводила прохладный, требовательный взгляд не только с Дизеля на Прохладу и обратно, но и на Кленового. Так, периодически. Трехцветный одиночка, который теперь виднелся в облике бывшего речного кота, довольно скоро начал говорить, и палевая окольцевала лапы хвостом, наклоняясь чуть ближе и внимая каждому слову.
- Не вмешивай в эти дела Прохладу, - перво-наперво мяукнул Дизель, не понятно, впрочем, кому: предводительнице или глашатаю, однако Звездошейка не удержала холодно вскинутую бровь. Вот как, защищает?
- Она превосходная воительница и не заслуживает стоять здесь, обруганная, словно котёнок. Вместо нее я готов понести наказание дважды, если у вас так заведено, - заявил трехцветный самец под невеселую ухмылку палевой лидерши.
- У нас заведено не так, - медленно и вкрадчиво проговорила Звездошейка, чувствуя, как в мыслях пульсирует непроходящее упоминание: Железнобокая. Пока они общаются здесь, как там она?
- Удивительно, откуда ты знаешь, насколько превосходная воительница у нас Прохлада, - однако, не удержалась от комментария палевая кошка, переводя взгляд на без году неделю воительницу. Вряд ли бывший речной сходу-сперепугу решил взять все на себя, так неужели еще один из ее племени не смог удержаться? Неужели и Прохлада, на которую с легкой тоской и зарождающимся разочарованием посмотрела небесная, решила закрутить роман на стороне?
Неужели пример собственной предводительницы их ничему не учит?
- Прохлада не будет наказана, - отводя от серой спокойные глаза, мяукнула Звездошейка, добавив чуть тверже: - По крайней мере, пока я не узнаю все досканально. Говори, где Железнобокая, - настойчивее повторила свой вопрос палевая кошка, нетерпеливо качнув кисточкой хвоста.

+5

437

Оборвано качнув головой внезапно и не в такт былым рассуждениям возникшему рядом Пеплу, он тактично проигнорировал их дальнейший разговор с предводительницей, напряжённо поведя плечом за пониманием неуместности собственного присутствия здесь, при всплывших обстоятельствах - уж больно проникновенной выдалась речь бывшего одиночки, истинная сущность которого так и оставалась загадкой для Бурелома, порождая в придирчивом взгляде отголоски вечного недоверия.

Желая отвлечься от всех насущных  проблем и присутствия в радиусе хвоста более, чем одного соплеменника, исполин распрямился в спине и сосредоточился на периферии маячащих кошачьих фигур - впрочем, делая это без особого интереса - пока внимание его не привлекло появление на горизонте пары-тройки размытых силуэтов, обратившихся в куда более плотную  телесность, лишь только дистанция между ними сократилась до неприятности близкого, но все ещё уходящего в пресловутый официоз. Даже не удосужившись сдвинуться с насиженного места, Бурелом свысока оглянул подошедших, мрачным взглядом прошерстив пёстрого кота и кажущуюся столь хрупкой - не то на его фоне, не то от осознания  собственной безысходности - небесную кошку.

Кленовый тем временем начал доклад, постепенно проясняя всю суть  повисших в воздухе сомнений, приобретающих более четкие пространственные грани. Что-то клокотало внутри при упоминании о банде изгнанников, что-то дернулось, опалив лицо жаром при  выдвинутых предположениях о месте нахождения пропавшей воительницы. С одной стороны, всё казалось логичным, тактически выверенным, однако, смутно разбавляющие историю факты, последствия и выбор буквально проедали насквозь, не желая облачаться в стройную канву рациональности. Почему он сразу не уничтожил обузу в виде беззащитной молодой кошки, понимая, что она приведёт его к очевидным последствиям?  Кольнула совесть или очаровала симпатичная мордашка? В конце концов, с чего бы ему идти на поводу у случая, сорвавшись в безрассудное путешествие в поисках собственной смерти в тылу вражеских земель, теперь потенциально опасных в сфере силового воздействия? Впору было начать сомневаться в авторитетности вожака их стаи, раз одна из его марионеток опрометчиво осмелилась отделиться от стада и побираться близ племенных территорий.   

Из рассуждений его вывела уверенная, фамильярная манера ответа одиночки, взявшего своё слово, находя отблеск недовольства услышанным в желтых глазах небесного. — Не утруждай себя избытком благородства, - самец наконец приподнялся, выступая вперёд и равняясь с предводительницей, не пытаясь давить или угрожать, но даже без напряженного взгляда, выглядящий не слишком мирно,  - сейчас, когда твоё положение становится донельзя шатким, разумным будет соблюдать выдвинутые условия, - голос сквозил привычной сталью. Бурелом был последним из присутствующих, кто мог бы цацкаться с кажущимся, на первый взгляд, столь миролюбивым одиночкой, но по-прежнему оставлял Звездошейку ведущей в этом разговоре, потому все же старался держаться будничного хладнокровия.  - Ты же понимаешь, что подобный радушный приём тебе устроили лишь потому, что ты обладаешь ценной для нас информацией, которую хотелось бы выудить мирным путём. Не доводя до того момента, где придётся свернуть тебе шею по бесполезности. - ему было плевать на жизнь этого ничтожного выродка и мотивы его визита; Бурелом не скрывал своего категоричного отношения ко всему, что хотя бы косвенно касалось темы треклятой банды.

Отредактировано Бурелом (2018-06-05 02:47:06)

+4

438

Стремительно развивающийся диалог глашатай намеренно обошёл стороной, оставаясь в тени особенно крупной сосновой ветки и не слишком-то отсвечивая. На требовательные взгляды своей предводительницы Кленовый лишь непринуждённо улыбался, мол, всегда пожалуйста. Впрочем, за очередной улыбкой скрылось твёрдое намерение чуть погодя эффектно выйти и включиться в игру, ибо та приобретала не совсем желательный оборот. Особенно, когда подошёл Бурелом. Пёстрый еле слышно вздохнул, грея кисточки ушей о не самые лестные перспективы для одиночки, повисшие мрачной угрозой. — Такими темпами Дизель просто уйдёт в глухую оборону. Это он очень хорошо умеет, как мы выяснили. Задаёшь прямой вопрос — увиливает, давишь — увиливает. Грубая сила здесь явно не подойдёт, — пока время позволяло, Небесный со всей своей находчивостью искал новый, неожиданный подход. И нашёл. Когда зелёные глаза нечаянно скользнули по Прохладе.

Лёгкими шагами кот приблизился к говорящим, совершенно ненавязчиво вставая сбоку, поближе к серенькой воительнице.
— Зачем же сворачивать кому-то шеи? Всё в любом случае разрешится мирно. Дизель всего-то уйдёт. Вместе с полюбившейся ему Прохладой, — последней Кленовый еле заметно подмигнул, будто и не вынес мгновение назад страшный приговор, — так она, конечно, не будет наказана. Просто обретёт счастье в судьбе одиночки. Дела племенные, например, участь милой подруги и соседки по палатке, ведь её абсолютно не беспокоят, — спокойным, извечно бодрым тоном вещал глашатай, переводя зелёный прищур на Звездошейку, стараясь вложить в этот обмен взглядами максимальное количество информации. Блефуй. Рискуй, если хочешь победить. Применяй запрещённые приёмы, иди до конца. А потом трёхцветный резко развернулся к своему «собрату» по окрасу, непринуждённо склонив голову и беззастенчиво разглядывая исполина.

— Хотя, — веское добавление, — у Прохлады ещё есть шанс побеспокоиться о родных для неё котах. Один-единственный последний шанс, — едва ли не напевно, будто наслаждаясь ситуацией, вещал кот, — задай правильный вопрос другу, — коснувшись пушистым хвостом бока молодой воительницы, глашатай выразительно отошёл. Как бы сказал — общайтесь, мы на вас не давим нисколько (десять раз).
— Бурелом, Звездошейка, быть может мы обсудим некоторые изменения в дальности посылания патрулей? — кот уважительно кивнул старшим, настоятельно приглашая их к беседе.

Отредактировано Кленовый (2018-06-05 20:44:01)

+8

439

Психологическое давление возрастало, и молодой кошке казалось, что её сейчас расплющит этим потоком угроз и требований. Она упорно сверлила взглядом землю, даже не замечая, что хорошенько взрыхлила ту когтями. Прохлада чувствовала только, как жар в теле увеличивается, голова начинает побаливать где-то в области затылка от напряжения, а в пасти пересыхает. Совершенно запутавшись в этой гадкой ситуации, воительница хотела, чтобы всё это быстрее закончилось. Ей не хотелось здесь находиться.
- Дизель всего-то уйдёт. Вместе с полюбившейся ему Прохладой.
Снова Кленовый. Кошка вскинула голову и, прижав уши к голове, совершенно оторопело смотрела на глашатая. О чём он? Он решил, что Дизель и Прохлада вместе? Бум-бум-бум - отдавалось в ушах. Воительница еле сдерживалась, чтобы не расплакаться и не убежать прочь, обратно на нейтральные земли, чтобы никто не трогал её, не смотрел на неё так. Страх перед Кленовым, перед тем, как он мог повлиять на её жизнь, чуть не бросал Прохладу в панику.
Напускное спокойствие глашатая было обманкой. Он хочет так наказать молодую воительницу? За связи с одиночками наказывают, безмозглая. Но ведь у нас не было... этой связи. Но ему плевать.
- У Прохлады ещё есть шанс побеспокоиться о родных для неё котах. Один-единственный последний шанс.
Она поморщилась словно от боли. Кленовый знает, куда давить, и делает это очень умело. Родных котах. Дизель мне чужой. Никто. Совсем никто. Прохлада медленно повернулась к одиночке.
Нет ведь.
Задать вопрос. Какой вопрос? Где Железнобокая? Что они с ней сделали? Почему он ничего не сказал до сих пор? Потому что не должен. Ни Звездошейке, ни Кленовому, ни тем более мне. Она не отводила блестящих глаз от Дизеля, не в состоянии побороть ком в глотке и вымолвить хоть слово.
Кленовый словно издевался над ней. Всё это время. Звездошейка и Бурелом были хотя бы прямы и честны. Полосатый хвост воительницы подёргивался. Если бы её сейчас разодрала лисица, из ниоткуда ввалившаяся в лагерь, или унёс бы орёл, прилетевший с предгорий, она посчитала бы это милостью Звёздного племени.
- Прости, - еле слышно выдохнула Прохлада, не в силах пролепетать что-то ещё. Она была виновата и перед племенем, и перед Дизелем. Вся ссутулилась, едва ли лапами морду не прикрыла, и больше не походила на ту превосходную воительницу, о которой говорил одиночка.
Как она могла пренебречь доверием племени, жизнью Железнобокой? Разве не восхищенная преданность Воинскому Закону - основа её жизни? Просто недостойна быть воительницей. Нельзя было предать Дизеля. Почему, если он защитил её, подставив себя под опалу, она может позволить себе оставить его одного? Странно, что Прохлада всегда была уверена, что честь и верность закону - одно и то же.

+7

440

Дизель дёрнул кисточкой уха, неторопливо смыкая веки в застывшем на лобастой морде незаконченном кивке, но готовый ободряюще боднуть Прохладу плечом остановился, зажегшимся недовольством в глубоком цинке возвращая к предводительнице взгляд. Действительно ли он выглядел настолько глупо в чужих глазах, или же палевая отмеряла по привычным собеседникам - вдруг стало неважно; зародыш противоборства в душе крепчал, ощущая, как пренебрегаются столь невесомые требования при нулевом сопротивлении.

Со Звездошейкой тут же поравнялся старший самец и, как ни странно, исполин почувствовал себя увереннее. Поджилки затряслись от возмущения, напитывая мышцы приливающей кровью, сердцебиение участилось, адреналин стимулировал умственную деятельность - сценарий приближался к знакомому и впору было облегченно выдохнуть, ведь растерянность ослабила свою безжалостную хватку. Пусть он и не понимал большинство разворачивающихся в сознании старшего, продуманных ходов, Дизель знал его язык и такой диалог поддержать умел, хоть и не торопился.

Хуже всего был тот самодовольный тембр. Подскочившее давление с силой ударило в затылок, а напряженные мышцы сменились глухой ватой; с каждым словом Кленовый отрезал со сложившейся ситуации тонкий пласт, неторопливо, словно призму, прикладывая к каждому и заставляя играть по своим правилам. Суровый накал безэмоциональности спал, Дизель дёрнул уголком губы, забыв о выбранной стратегии, обращая взволнованный взгляд в сторону молодой воительницы. И почувствовал, как грудная клетка, наполнившись лезвиями, истязает забитое в угол сердце. Она.. извиняется?

Из последних сил выдавив уверенную благодарность, исполин кивнул глашатому, одним твёрдым движением сгребая Прохладу в охапку, развернувшись на пятках, закрыл широкой спиной от назойливых взоров зевак и властьимущих.
   — Тшш.. - крепко обхватив худенькие плечики одной лапой, сгибом другой прижался к подрагивающей щеке, смыкая чужие губки мозолистыми пальцами - это никогда не перекроет моей вины, но я должен тебе помочь. Неловкость от внезапной близости чужого дыхания сковала и без того напряженную грудь, испугавшись, что причиняет подруге боль, Дизель увеличил расстояние между их мордами, все так же крепко удерживая хрупкое тельце лапами. Запомни, я сделаю так, как захочешь этого ты, - шёпот то и дело срывался на едва слышные выдохи, грубая подушечка неуклюже ткнула в серую грудку - только выслушай меня.

Отредактировано Дизель (2018-06-07 22:59:07)

+5


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » главная поляна