cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 401 страница 420 из 575

1

http://s0.uploads.ru/5t2J0.png


Лагерь Небесного племени, расположенный ближе прочих к горам, испещрён серыми прожилками скал и камней, сохраняющих в сезон Зелёных листьев тепло до самого вечера. Окружённая высокими стволами могучих деревьев поляна скрыта от любопытных глаз, и лишь огромный дуб горделиво возвышается над окрестностями, предоставляя удобнейшую точку обзора. Посреди лагеря располагается каменный карниз, там же расположена и пещера предводителя. Сбоку, надёжно защищённые от непогоды каменистыми стенами и корнями сосен, тянутся остальные палатки: воинская, ученическая и детская. Пещера целителя расположена ближе к покоям предводителя, а в многочисленных расщелинах бережно хранятся всевозможные травы. Вход в лагерь защищён побегами жестковатого кустарника, на котором невнимательный захватчик может легко оставить всю свою шерсть.


0

401

-----> палатка целителя

Разговаривая со Звездными предками тихо-тихо, но раздраженно бурча под нос, Чащобник выбрался из палатки и недовольным взглядом окинул очередное столпотворение. Присмотрелся, тенью застыв у выхода. Вокруг серебристого потрепанного кота будто образовалась зона отчуждения - все соплеменники отошли чуть в сторону, будто боясь заразиться, вот только на мордах многих застыло презрение или непонимание происходящего. Последнее Чащобнику не грозило: уж он-то прекрасно понимал, кого холодными ветрами сюда занесло - и чего именно он пытается добиться.
- Дербник, - бешено выдохнул целитель, ощущая, как мгновенно вздыбливается короткая шерсть на затылке, а уголки губ ползут наверх, оскаливая зубы. Если бы он только мог попрать законы и здравый смысл, то немедля вцепился бы одиночке - не бывшему одиночке, а самому обычному поганому бродяге - в загривок и вытряс из него душу.
За Звездошейку и ту боль, что вместе с ней переживало все племя. За котят с грязной кровью, которые почти сразу стали членами звездного племени, не успев толком и сделать вдоха. За жизнь предводительницы, унесенную родами. За весь тот кошмар, который переживала палевая, и это не могло не отразиться на Небесных котах. Этот кот порядком испоганил жизни многих, только прибыв в племя, потому что бывших одиночек не бывает. Он должен был уйти, рано или поздно, что и сделал - вот только вернулся зря.
Глядя на морду кота и слыша его слова, черный распалялся внутри все больше. Слишком много сил уходило, чтобы сдержать себя. Сколько наглости в просьбах и утверждениях - и сколько мудрости, боли и верного, правильного решения в каждом слове предводительницы. Сейчас только ее голос, в котором черному слышалась едва заметная дрожь, помимо прочего, давал силы держаться в себе.
- Ты бросил племя, Дербник! Ты бросил меня, своих детей, но - хуже всего! - ты не усвоил самого главного о жизни в племени,  если у тебя проблемы - это проблемы всего племени. Если случилась беда, ты не бежишь прочь решать её, а говоришь об этом своему племени, своей семье! - подойдя ближе, Чащобник неотрывно следил взглядом за Звездошейкой, готовясь в любой момент, если ей изменит самообладание, или Дербник скажет что-то еще, взять атаку на себя и поддержать.
Его невыразительные тусклые глаза давно не сверкали так ярко. Что Чащобник чувствовал? Презрение, ненависть, отвращение к Дербнику. Что еще? Восхищение, восторг, мощнейшая привязанность - к Звездошейке. Сейчас, в этом столкновении личных интересов и пережитого, она повела себя так, как мало кто нашел бы сил. Она показала всему племени столько силы и приверженности Закону, что черный не мог перестать ощущать себя единым, цельным впервые за долгое время.
- И в память о нашем прошлом, я сделаю для тебя то последнее, что ты заслуживаешь увидеть. Посвящение твоего сына. А после ты уйдешь, - кот замотал головой, не согласный с этим решением.
Однако было слишком глупо перечить Звездошейке сейчас - она должна сделать это посвящение таким. Чтобы все племя видело, как принимают предателей и как расплачиваются те, кто с ними якшается - со всеми, кто пришел извне. Чтобы знали, сколько боли и неприятных последствий может принести нежелание и неумение жить по Закону.
- Ты не заслужил и этого, - процедил он, прижимая уши к голове и едва удерживая злое, утробное рычание. - И когда ты умрешь в одиночестве среди скал, твоя душа не попадет в Звездное племя, даже если очень захочет.
- Хладнолапка. Тмин. Пепел. Орленок, - назвала имена посвящаемых предводительница, вскочив на скалу собрания, и Чащобник умолк из уважения, хотя мог сказать еще многое.
Подняв глаза, он попытался поймать взгляд палевой, чтобы дать ей понять: он рядом и готов отстоять свободу племени от Дербника, как и всегда. В последнее время конфликтов было не мало, но сейчас вся растрепанная, но грозная фигурка целителя будто говорила: я на твоей стороне.

+8

402

Обогнув перелесок по пролегающей лесной тропке, утопающей в слякоти и жухлых ростках прошлогодней травы, Бурелом приосанился, вытянув шею и тут же неприязненно оскалившись, потянул воздух носом. Тупая резь в задней части затылка давно сменилась внутренним чувством всепоглощающей злости - злости на себя, на свои поступки и решения, которые вновь не принесли ему никакого упоения, лишь пошатнули баланс собственных годами выстроенных принципов; в подсознании непрерывно мелькал фантомный образ, обжигающий омут пары нефритовых глаз и мягкие очертания круглолицей мордашки - чёртовы наваждения не отпускали его даже здесь, когда он уже находился на километровом расстоянии от злосчастной границы - не было ни единой детали, что не заставляла бы чувствовать себя сейчас настолько откровенно паршиво.

Поляна встретила его привычной оживлённостью; уловив краем уха повышенные интонации среди разноцветных голосов соплеменников, он прочертил помутневшим взором знакомые разношёрстные спины, выуживая источник массовых волнений  и мгновенно осклабился, стоило заприметить в толпе серебристую спину предателя. Небрежно расправив плечи, исполин сконфуженно скрипнул челюстью, ощутив отголоски ноющей боли в области предплечья, и усилено подорвался вперёд, к центру поляны, сопровождаемый окликом предводительницы, созывающей собрание. Боковое зрение успело засечь движение по периметру кустистой ограды, а затем  хрупкое тельце неуклюже выкатилось ему под лапы, тут же намереваясь ретироваться, однако Бурелом мягко притормозил попытку отступления лапой, заглянув в округлённые от неприкрытого испуга зрачки своей ученицы.

Сычуша, - проследив за ее взглядом, устремлённым на собственное разодранное плечо, уже плохо скрываемое под слоем, обильно пропитанным свежей кровью, паутины, самец с мрачным недовольством обнаружил ржавые пятна на внутренней части своей лапы, в миг ее одернув - Держись ближе к палатке, пока чужак не покинул наш лагерь, - ровным тоном произнёс он, делая несколько уверенных шагов в сторону, чтобы не смущать робкую кошечку своим угрожающе взъерошенным видом. Напряжённо подергивая желваками на осунувшейся от усталости морде, усилено раздувая бока, исполин остановился на отшибе, точно проклятый, недобитый и отрешенный от реалий под свинцовыми тучами ядовитого небосвода, ожидая окончания собрания, периферийным зрением выискивая в толпе собравшихся фигуру младшего брата.

+4

403

Сосновая роща <------------
До лагеря они добрались достаточно быстро. Однако, к великой досаде Мотылёк, она, вбежавшая в лагерь впереди всего их немногочисленного отряда, гордо выпятившая грудь, была едва ли кем-то среди соплеменников своих замечена.  Так что, быстро выпрямившись обратно, кошечка поспешила осмотреться и понять, чего это никто не обращает на её сиятельство внимания. Да разве не она тут полуживого котёнка от верной гибели спасла?! Разве не она сражалась с чудовищем, что было выше и сильнее её раза в два?!
Нахмурившись, Мотылёк повела носом в сторону эпицентра вниманий Небесных и очень удивилась, когда обнаружила в нём лишь какого-то очередного одиночку, заплутавшего в лагерь. Да их таких сотни приходит, а она тут, между прочим, одна!
Сугробчик был опущен на землю, а Хладнолапка тем временем решила возвестить об их прибытии предводительницу.
- Ну что, видишь свою маму? - Шепнула малышка, при том сама постоянно оглядываясь. У беленького в который раз заурчало в животе. - Посмотри ещё пока, может быть, она отошла в детскую или целительскую... Я сейчас.
Окинув оценивающим взглядом Сугробчика, серенькая не стала бежать и лезть вперёд Хладнолапки, а решила ответить всему племени тем же, что оно сделало по их возвращению, и, ни на кого не обращая внимания, Мотылёк грациозно прошла в сторону кучи с дичью. Там она выловила средних размеров мышку, которая впрочем оказалась довольно таки тяжёлой, так что обратный путь для кошечки стал уже не самым лёгким и изящным. Ещё и брата нигде не было видно... некому было по мочь и не перед кем похвастаться. Так, в попытках не споткнуться о мышь, что то и дело болталась под лапами, Мотылёк кое-как добралась до найдёныша и с неимоверным облегчением на выдохе опустила перед ним свою тяжкую ношу. Признаться, она и сама сегодня почти ничего не ела, так что планировала разделить трапезу с беленьким напополам.
Победно сверкнув глазами над мышью, она обернулась к Сугробчику.
- Вот! Таких мышек вы ловили? - Она усмехнулась и без задней мысли добавила: - Нет, таких поймать могут только самые отважные коты Небесного племени, смотри, какая она огромная!
Недоверчиво глянув за спину котёнка на Тминушку, она пододвинулась ещё ближе к беленькому, упершись лбом в его лоб.
- Ну же, давай кушать уже... Я вырасту и ещё кучу таких поймаю, вот увидишь!
Она облизнулась и перевела взгляд с мышки на Сугробчика.

Отредактировано Мотылёк (2018-04-30 14:57:42)

+3

404

Поляна, как и всегда, необычайно быстро заполнилась голосами, заставляя белую воительницу молча наблюдать. В последнее время слишком много событий, заставляющих задуматься о происходящем и очередной день ничем не отличился. Наблюдая за поляной, она все больше ловила себя на мысли, что нужно сделать перерыв. Даже за тяжелыми мыслями она начинала ловить себя, когда глаза начинали закрываться. Кошмары высасывали последнюю энергию, не позволяя ее восполнять и это было проблемой, но разве кто-то может хотя бы узнать об этом?
Воительница устало склонила голову, опустившись около собравшейся по приказу Звездошейки толпы. Ей будет достаточно слышать, так что можно было дать мозгу пару минут отдыха. Так думала Кисточка, пока в нос не ударил чертовски знакомый запах, перемешанный со свежей кровью. Дернув мордой в сторону ее волнения, она зацепилась взглядом за бывшего наставника.
Бурелом выглядел уставшим и хмурым, всем своим видом показывал недовольство. Воительница не знала почему, но догадки появлялись, стоило только бросить взгляд на серебристую спину. Кажется вернувшийся воитель вызвал общее недовольство. Но сейчас ее мысли были забиты другим.
Уверенно двинувшись к воителю, кошка приветливо улыбнулась. Не смотря на все происходящее ей хотелось сохранить хоть каплю мирной атмосферы. Но предательские лапы подкосились, заставляя белую пошатнуться, чуть не рухнув в лапы наставника. В последнюю секунду сохранив равновесие, Кисточка заметно поубавила радостный настрой, но все равно заставила себя улыбнуться коту.
- Ты выглядишь так, словно тебя пес пожевал и выплюнул. - мягко усмехнулась кошка, прикрывая глаза на пару секунд и приходя в себя. Было тяжело совладать с усталостью. Настолько, что дрожащие лапы приходилось прикрывать хвостом.
- Бурелом, что случилось? - тихо интересуется белоснежная и принимается вылизывать шерсть старшего воителя, словно тот был ее котенком. Кошку успокаивало осознание, что Бурелом сейчас не где-то далеко, а рядом, настолько, что она может спокойно очистить его шерсть от грязи и капель крови.

Отредактировано Кисточка (2018-05-01 18:53:03)

+2

405

Предводительница не была намерена сразу же разбираться со всеми проблемами, свалившимися на её голову, и лишь коротко кивнула подошедшей ученице, словно только чтобы взять короткую паузу в разговоре с пришедшим Дербником и собраться с мыслями. Хладнолапка почувствовала себя неудобно, сконфузившись и мысленно упрекая себя.
Кошка отошла подальше, лихорадочно раздумывая над тем, вывел ли из себя Звездошейку её визит. Она пыталась сосредоточиться на чём-то другом: на Дербнике, на Сугробчике, на Тминушке, в конце концов, которые вполне неплохо справлялся с тем, чтобы занимать её голову. Взгляд рассеянно скользнул по тёмному оруженосцу, а в мыслях повторялись его странные слова о лесе и тенях. Жаль, что... прогулка прервалась. Но кто бы тогда спас котят? Хотя Мотылёк наверняка скоро вернулась бы в лагерь с Сугробчиком, объявив себя маленькой героиней. Если бы нашла дорогу, конечно. Ух... Вряд ли мы когда-нибудь снова выберемся в лес вдвоём.
Слегка нахмурившись, Хладнолапка упорно изучала землю глазами, но от рассуждений её отвлёк громкий голос предводительницы:
- Хладнолапка. Тмин. Пепел. Орленок.
Очень странный набор - первое, что пришло ей в голову. Ученица оглянулась на соседа по палатке, и тут же очевидная догадка заставила её беззвучно охнуть.
Подушечки лапок покалывало от волнения, но Хладнолапка заставила себя спешно приблизиться к каменному карнизу и устремить полный волнения взгляд на Звездошейку. Сейчас?

+4

406

Непривычно тяжелая, лапа наставника легла на тощее тельце, но Сычуша лишь больше смутилась, найдя в себе силы, чтобы стыдливо отвести взгляд. Вряд ли Бурелом доволен тем, какой беспомощный котёнок достался ему в обучение. Не поднимая глаз, она повела худыми лопатками, послушно кивая и неловко пятясь назад, сосредоточившись лишь на том, чтобы не запутаться в неуклюжих лапах. Запах крови прочно осел на нёбе, отойдя на почтительную дистанцию, кошечка бросила последний сомневающийся взгляд в сторону сереброшкурого. Сделала ли я все так, как и должна была? По багровым разводам любому котёнку было ясно, что наставник нуждается в помощи лекаря, но Сычуша будто язык проглотила, окончательно утвердившись в собственной беспомощности, когда к раненному подошла Кисточка. Словно с собственным дитем, она непринужденно, раз за разом проводила языком по спутанной шерсти исполина, заставив круглоухую смущенно отвернуться.

Задумчиво покосившись на Звездошейку, она поняла, что абсолютно потеряла нить ориентации в происходящем, а потому непомерно обрадовалась, увидев ужинающую Мотылёк. Лучше я буду среди тех, кому точно не помешаю. Быть честной с собой и Сычуша вряд ли могла бы рассчитывать даже на подобные мысли - слишком уверена была, что может помешать даже самым младшим, которые, впрочем, тоже бывали себе на уме; разглядев незнакомого спутника и вовсе смутилась, но уже была замечена, таким моментом отступать было бы слишком позорно даже для нее.
   — Привет, - на фоне оптимистично настроенной серенькой, улыбка Сычуши вышла слишком уж грустной - приятного аппетита..

Отредактировано Сычуша (2018-05-02 15:39:28)

+4

407

Воздух просачивался сквозь лёгкие медленно, с натугой, заставляя веки наливаться свинцовой тяжестью и предательски смыкаться - несколько раз ловя себя на вероятности отключки от окружающей действительности, исполин усиленно потряхивал мордой, лишь крепче впиваясь когтями в рыхлую почву, пытаясь освободиться от роящихся на подкорке дум за наблюдением послушно удаляющейся фигурки своей ученицы - сейчас это было гораздо лучшей альтернативой, позволяющий не превратить голову в медный звенящий котёл; однако взгляд внезапно упёрся в иной силуэт, по мере приближения приобретающий знакомые очертания его бывшей ученицы, слова которой прорезались сквозь слуховые перепонки привычно тревожными интонациями, заставляя мышцы под шкурой грозно перекатываться. Не стоило надеяться, что с его приходом количество очевидных вопросов уменьшится, а ситуация в одно мгновение утратит былую накаленность, однако повышенное внимание к своей персоне его всегда напрягало.

Столкнулся с непредвиденными обстоятельствами, - сухо отозвался самец, не желая вдаваться в подробности ранее произошедшего, - Жить буду, - добавил, отдёрнувшись от навязчивых прикосновений кошачьего языка, и осек самку жёстким взглядом. Чужая озабоченность и самозабвенный альтруизм отнюдь не прельщали Бурелому в нынешнем его состоянии, лишь сильнее вгоняли в затылок иглы немого раздражения, с размаху впивающихся в кожу.

Как давно он здесь находится? - повернувшись в пол корпуса к собеседнице, исполин не оставлял попыток буравить холодной въедливой сталью зрачков серебристую спину названного гостя, чья фигура всегда являлась главным предметом его личных антипатий; в груди вновь ощущались звенящие потоки жгучей ярости, упорно грозящей  перерастите в звериные инстинкты и тупое желание набить тому как следует морду; лишь отточенное годами мастерство самоконтроля и очередное прикосновение чужой шерсти отрезвили воспалённый разум, - Где Торнадо? - усмирив в собственном голосе рычащие интонации, Бурелом сменил тему в более волнующем направлении, потому что так и не смог обнаружить среди разношёрстных спин массивную фигуру брата, а терпкий запах собственной крови под носом стопорил обонятельное восприятие.

+3

408

/сосновая роща/

Хладнолапка, несущая его в пасти за шкирку, очень спешила. Мама никогда не ходила так быстро. Белого котенка укачивало, это факт, но пустой желудок вряд ли мог исторгнуть из себя что-либо. Сугробчик не хныкал, он терпел. Его грели мысли о маме. Он предвкушал встречу со своим племенем! Какого же там? Эх, почему он так легко забыл все то, что рассказывала мама…
Хладнолапка сбавила темп, и Сугробчик во все глаза уставился на дом небесного племени. Сначала он решил, что они пришли в тупик. Тут же одни скалы! Они даже внутрь проникнуть не смогут! Но Хладнолапка решительно шла вперед. Сквозь хитро скрытый лаз они прошла сквозь, казалось бы, неприступные стены. И Сугробчик увидел его – их лагерь, их дом.
Так много котов малыш никогда не видел! Все они были такие разные – пушистые и гладкошерстные, на высоких лапах, с широкими, хмурыми мордами. Тут были коты и помоложе, и постарше. Большую часть что-то привлекало. Коты стояли полукругом. Сугробчик не мог понять, что же был в центре внимания. Не мог выделить из толпы ни Звездошейку, ни Дербника. Все они были пока чужими и непонятными.
Полосатая кошечка посадила Сугробчика на землю и подошла к золотистой кошке. Белый котенок стоял, держа навесу раненую левую лапу.
- Ну что, видишь свою маму? – тихо спросила Мотылёк. Котенок хотел переспросить, почему она шепчет, но не стал. Видимо, чтоб не мешать разговаривать взрослым. Он стал обводить поляну настороженным взглядом зеленых глаз. Искал и выискивал знакомые черты среди белых кошек.
- Ее тут нет, - с ноткой обреченности в голосе мяукнул малыш, прижимая уши к голове. Одиночество окатило его, словно холодная вода. Он тут один, совсем один…
- Посмотри ещё пока, может быть, она отошла в детскую или целительскую... Я сейчас.
Сугробчик тут же встрепенулся, и сделал несколько хромающих шагов в сторону уходящей серой кошечки.
- Нет! Не уходи! Не уходи, пожалуйста…
Вот теперь точно его все бросили. Белый хотел было заковылять следом за Мотылек, но та быстро вернулась. И не одна – с огромной мышкой! Да, таких он наверное не ел никогда.
- Вот! Таких мышек вы ловили? – все еще ошарашенный, с раскрытой пастью Сугробчик покачал головой из стороны в сторону. - Нет, таких поймать могут только самые отважные коты Небесного племени, смотри, какая она огромная!
«Небесное племя?» - впервые услышал он название места, куда попал. Сугробчик пытался вспомнить, к какому племени он с мамой принадлежал. Да… Кажется, действительно небесное. Но им пришлось его покинуть ненадолго из-за опасности… Мысли путались, а живот требовал скорее вцепиться зубами в дар Мотылька. Кошечка тем временем прижалась к нему лбом, отчего котенок почувствовал себя лучше. Почувствовал себя нужным. Улыбнувшись, он неохотно отстранился от Мотылька и принялся жадно есть. Но, не привыкший к большому количеству добычи, съел совсем не много. Но зато как наелся.
- Это самая вкусная мышка, которую я когда-либо ел! – восторженно мяукнул он, облизывая губы и умывая мордочку лапкой. – Спасибо!
К ним вдруг подошла маленькая кошечка со странными ушками. Сугробчик напрягся, все еще побаиваясь незнакомцев. Он бросил вопросительный взгляд на Мотылек – она друг? Но вскоре и сам понял. Эта кошечка казалась немного грустной. Или сонной? Белый не знал. Но она точно не желала им зла.
- Привет, - поздоровался он, глянув на Мотылек, потом опять на вислоухую, - А что у тебя с ушами?
Не очень тактично, но откуда двулунному знать в принципе о таком понятии? К слову, пока они ели и разговаривали, златошкурая взобралась на скалу и позвала к себе нескольких котов. В их рядах оказалась Хладнолапка.
- Что происходит? - спросил он кошечек, растерянна глядя на незнакомую церемонию.

+2

409

<< Палатка предводительницы

Покинув уютный полумрак пещеры, Пасмурный не спешил вливаться в море кошачьих тел, окружившее речных посланников. Вместо этого он укрылся от посторонних глаз у основания скалы, служащей естественной опорой карнизу, с которого предводительница так часто обращается к своему племени. Пасмурный сидел, вплотную прижавшись к камню, его голова раскалывалась от невыносимой боли, и он искал забвения у безучастно холодной громады. Мир вокруг был слишком кипуч, пестрел пятнами и полосками на шкурах соплеменников, хлюпал мокрыми лапами и разбивался на осколки визгом котят и учеников. Все это немало раздражало воителя. Из груди исторгся полузадушенный вздох, а потяжелевшие веки скрыли воспаленный взор, бесцельно блуждавший по картине из трещин, нарисованной природой и оттепелью на серости камня. Разум воина был измучен и требовал отдыха, но тот не собирался щадить себя. Кончики ушей время от времени подрагивали не то от холода, не то от охватившего серого кота волнения. Совещание в палатке предводительницы оказалось куда более мрачным мероприятием, чем он полагал. Никогда доселе ответственность за чужие судьбы не обрушивалась с такой тяжестью на его плечи. Да, он желал процветания своему племени, но впервые за долгое время сомневался, что ему хватит сил и ума, чтобы достичь цели.

Затхлый запах рыбы, принесенный на шкурах речных посланцев, казалось, пропитал каждую веточку, каждый камень на главной поляне, хотя сами соседи давно покинули ее. Признаться, лучше бы они и вовсе обошли небесные земли десятой дорогой. Вести, что донес до слуха Пасмурного влажный весенний ветер, были безрадостны. Одиночки, прогнавшие Речное племя с исконных-законных земель, представляли серьезную опасность и для горных котов. Хотя воин заставил себя согласиться со своей предводительницей, он не мог уразуметь, где же были те хваленые гордость, преданность до последней капли крови, самоотверженность и самоотдача, о которых без умолку галдят лесные коты, когда рыбоеды бежали из своего разрушенного вражьей ордой лагеря. Что толку в чистоте крови, если ее зов может заглушить смертельный ужас, заставляющий лапы бежать прочь от источника боли, а не уничтожить его? Разочарованный во всем кошачьем роде, зеленоглазый ждал, что Звездошейка спросит Серебро Звезд о знакомых бродягах, но она лишь вскользь упомянула их. Может, сама догадалась, что Опарыш и Дизель были вражескими лазутчиками? Пришли, посмотрели, ушли. А потом вернутся, чтобы победить. Вышвырнуть едва обосновавшееся на новом месте племя на задворки истории и кровью написать свою собственную. Хватит ли у небесных котов, разобщенных, утративших всякую веру, пусть бы и простого упрямства, чтобы выстоять против новой угрозы?

Мысли мечутся, словно листья на ветру. Он не может ухватить ни одну из них. Что-то было упущено, не досказано, скрыто от затуманенных беспочвенными иллюзиями глаз. Но что?

Время текло медленно, как равнинная река, и неумолимо. Воздух над входом в лагерь вновь огласился шумом взволнованных голосов и тяжелым топотом лап. Не меняя положения, Пасмурный с усилием вслушивался в звонкие восклицания. Опять Торнадо. Кошка из племени Ветра. Маковка. Больна. Обрывки фраз острыми булыжниками впивались в мозг. В носу защекотало от сладковатого, тлетворного запаха болезни, усиленного едким душком страха, исходящим от шерсти его дорогих соплеменников. Ему же было все равно. Он устал бояться.

Гомон голосов все усиливался. Испуганные выкрики сменились гневными тирадами и злобными насмешками. Тронутый слабой вспышкой любопытства, Пасмурный приоткрыл глаза, но вначале не увидел ничего кроме размытого темного пятна на месте толпы. Наконец, зрение вернулось к нему: в кольце распушенных небесных котов степенно возвышался серебристый исполин. Дербник. Память и слух сработали почти одновременно. Увы, зеленоглазый не удивлен. Слишком многое произошло в племени за последние несколько дней, кошмарные сны стали явью, случайности заменили обыденность. Бесстрастно он переводил взгляд от одного небесного воина к другому и даже на миг оторвался от полюбившейся скалы, чтобы охватить всю полноту разворачивающейся картины. Дербнику никто не рад. И Звездошейка тоже. Зря она так. К чему эта показательная казнь? Серебристый воитель и без того выказал и храбрость, и преданность, ибо нашел в себе силы вернуться. Зачем прогонять его? Все равно в племени и подавно нет никакой сплоченности. Одни бегают за границы, другие ссорятся вместо того, чтобы помогать друг другу.

Он хотел было вновь закрыть глаза, но заметил темно-серую шубку своей дочери в весьма странном месте и неожиданной компании. И никакой Воркотуньи рядом. Разве она могла добровольно допустить, чтобы ее малолетняя дочь разгуливала по лесу? С теплотой зеленоглазый отметил непомерную храбрость и упрямство Мотылек, не побоявшейся пойти наперекор строгой матери. Стоит ли останавливать ее? Гасить неукротимое пламя, бушующее в юном сердце? Пожалуй, он не станет этого делать, даже осознавая, какой опасности будет подвергаться эта маленькая кошка, раз за разом нарушая чужие приказы. Его дети не должны быть запуганными шерстяными клубками с парой извилин в голове. Им необходимо научиться размышлять и чувствовать сердцем, и сделать это возможно лишь путем проб, ошибок и разочарований.

Пасмурный со вздохом заставил себя подняться, чтобы подойти к все растущей толпе небесных котов.
- С возвращением, Дербник.
Он дотронулся кончиком своего пушистого серого хвоста до плеча воителя и сопроводил свой жест приветственным кивком, после чего неторопливо побрел к куче с дичью. Возможно, где-то позади Чащобник мысленно разорвал его на тысячи клочков. Или сразу все племя выстроилось в боевую цепь, готовое прогнать его вместе с "предателем". Пусть не обманываются, он помнит. И о котятах, и об еще одном шаге Звездошейки на пути в Звездное племя. Жизнь - жестокая и во всех отношениях случайная штука, и все лишь игрушки в ее когтистых лапах.

Однако воин оказался возле кучи с дичью не затем, чтобы набить желудок. Полусерьезно-полушутливо он приветствовал свою непоседливую дочь и ее юных друзей и, испросив разрешения присоединиться к их маленькой компании, устроился рядом с котятами.
- Не против поведать свою историю, Мотылек? - без укора спросил серый, надеясь, что его появление не очень расстроило застенчивую Сычушу и новичка.

Увы, в этот самый момент грянуло следующее действие той незатейливой драмы, что разыгралась между небесными воинами и всем знакомым, но ставшим отчего-то каждому чужим, серебристым котом. Звездошейка созывала общее собрание.

Отредактировано Пасмурный [*] (2018-05-03 18:24:41)

+6

410

Глубочайший ступор и огромный ком в горле. Орлёнок, как и все присутствующие на поляне молча, наблюдал за напряженным разговором Звездошейки и Дербника. Неужели он действительно стоял там, окруженный презирающем взглядом бывших соплеменников? Его пропавший отец. Белошерстый часто представлял его, пусть и не знал о нем ровным счетом ничего. О, нет. Конечно, он без устали расспрашивал Звездошейку об отце, но чаще всего получал короткие невнятные ответы, которые еще больше усиливали интерес котенка. Естественно, Орлёнок слышал от соплеменников о своевольном воителе, который предательски ушел, оставив племя и предводительницу с котятами. Из разговора, белошерстый понял, что у него должно было быть трое братьев... или сестер. Но судьба распорядилась иначе и они теперь в Звездном племени.  И наверное, это к лучшему. Слушая выговор предводительницы котенок не смотря на все сказанное ранее, не хотел верить в то, что его отец является предателем. В детской головке прочно осел силуэт матерого старшего отца воителя, преданного своему племени. По крайней мере, Орлёнок хотел чтобы он был таким.
- Хладнолапка. Тмин. Пепел. Орленок, - громко произнесла предводительница. Котенок понимал, что он уже вырос и пришла пора остановится оруженосцем. Тот самый важный день, который радостно ждут абсолютно все котята. День, когда малыш становится на путь будущего воителя, под четким учением своего наставника. Белошерстый услышав свое имя, Орлёнок тут же вышел к Звездошейке, одновременно рассматривая Дербника. Все вот так и закончится? Он увидит посвящение и снова исчезнет?

+4

411

Звездошейка покровительственным взглядом окинула приблизившихся к скале оруженосцев, которым предстояло стать воителями, и, устыдившись собственной (хоть и небезосновательной) суровости, слегка улыбнулась: пусть юнцы знают, что племя и Звездошейка ими гордится, и самое время им пополнить ряды воителей Небесного племени.
Особенно учитывая то, что нам предстоит.
Легкий холодок прошелся по подшерстку, и она тряхнула плечами, вскидывая голову на тонкой, гордо посаженной шее. Светлое пятно, отделившееся от толпы соплеменников, под взглядом Небесных котов выдвинулся к скале, и от Звездошейки не укрылся заинтересованный взгляд Орленка в сторону своего отца.
А уж то, как Дербник впился золотистым, пронизывающим взглядом в своего сына, не укрылось от всего племени, и палевая невольно поймала взгляд Чащобника. То, что говорил целитель, и то, как он говорил... Наверное, впервые за долгое-долгое время сероглазая львица ощутила, что они с черным врачевателем все-таки способны быть достойной, сильной опорой племени.
Особенно, когда наши взгляды наконец совпали.
Звездошейка едва не улыбнулась украдкой, заметив во взгляде Чащобника толику гордости за нее. Неожиданно приятное чувство.
- Небесное племя! - огласила палевая кошка с карниза, чувствуя, как внутри съеживается тугой комок, и как трудно, но все-таки успешно Звездошейка с ним боролась. Она понимала, что не ей нужно стыдиться, не ей нужно волноваться, и не она провинилась так, чтобы сидеть среди своих, как отчужденный, как прокаженный.
И предводительница не хотела на него смотреть.
Упорно отводила взгляд.
- Сегодня прекрасный день для нашего племени. Сегодня ряды наших воителей пополнят два превосходных оруженосца, а юный Орлёнок, - едва ощутимая пауза, когда в голове прогремело: "Их могло быть четверо", - начнет свое обучение. Хладнолапка, Тминушка, - она решила начать с тех, кто так долго ждал своего посвящения в воители. Спустившись на уровень ниже, Звездошейка тепло улыбнулась им, про себя усмехнувшись: эх, Торнадо. Не твои бы провинности, был бы с ними.
- Наше племя гордится тем, какими вы выросли. Ваша преданность, отдача и желание учиться, ваше стремление помогать ближнему... и не очень, - она бросила короткий, но не злой взгляд на беленькое пятнышко рядом с Мотылек и Пасмурным, - те качества, которые отличают Небесного воителя. А потому - обещаете ли вы чтить воинский закон, быть преданными и не щадя жизни защищать свое племя? - дождавшись почти моментального согласия от молодняка, Звездошейка приподняла голову.
- Тогда я обращаюсь к нашим предкам-воителям и прошу их принять ваши новые имена. Хладнолапка! Отныне и впредь тебя будут звать Прохлада. Оставайся такой же непоколебимой, усердной и добросердечной, ибо мы рады принять тебя в ряды воителей Небесного племени! - кошка тепло улыбнулась серенькой воительнице, а после перевела такой же теплый взгляд на Тминушку.
- Тминушка! Отныне тебя будут звать Тмин, и мы, гордясь твоей преданностью и сообразительностью, приветствуем тебя в рядах Небесного племени! - под гул голосов, скандирующих новые имена воителей, Звездошейка спустилась и положила подбородок на макушки новоиспеченных воителей, что с учетом роста Тмина оказалось не так-то просто.
- Совсем уже вымахали, - едва слышно, чтобы уловили лишь новопоспященные, пробурчала палевая, бросая на них серые глаза в искорках. Надеясь, что они помнят про бдение, кошка вернулась на карниз, чувствуя, как предательски ускорилось материнское сердце. И ведь нельзя же выделять, нельзя, но...
-... Ни для кого не секрет, что Орленок ждал свое посвящение чуть дольше, чем следовало, однако теперь настало твое время. Орленок! - она замерла, слушая отзвуки имени сына, и не существовало сейчас ни племени, ни Дербника. - Отныне тебя будут звать Орлинолап, и твоей наставницей станет Железн... - она запнулась, вскидывая глаза на племени.
Пауза.
- Где Железнобокая? - она осмотрелась, взволнованно дернула хвостом и бросила горящий, очень говорящий взгляд на Кленового, которому предстояло прямо сейчас сорваться с патрулем. Потому что к своему стыду Звездошейка вспомнила, что не разговаривала с Железнобокой несколько дней, и быть может, это Кленовый так занял ее патрулями?
Пусть разбирается. Иначе разбираться придется с ним.
Что ж... видимо, это судьба.
- Орлинолап, - прокашлявшись, кошка посмотрела на сына серьезно, как на взрослого, - твоей наставницей станет Корица.
Суровый, колкий взгляд на бурую кошку. Она была не самой доброй наставницей, но Корица вырастила из Звездошейки того, кем она сейчас стала.
А за ее методами... палевая проследит.
- В Небесном племени настоящий праздник! - огласила Звездошейка под гул поздравлений, обращаясь тем самым и к единственному сыну со счастливой улыбкой. - Однако, - она приподняла хвост, - прошу вас запомнить: в целительской находится Маковка, воительница племени Ветра, и она больна. Всем, кроме Торнадо и целителей, запрещается заходить туда, даже на пять лисьих хвостов не приближаться к палатке. Воркотунья, проследи за котятами, - заканчивая собрание, палевая спустилась с карниза, почти не чувствуя легкой боли в плечах.
- Дербник, - получилось даже ровно. Подманив хвостом Орлинолапа, Звездошейка вскинула голову.
- Поговори несколько минут с ним, если хочешь. А после Кисточка и Прохлада проводят тебя до нейтральных земель, и ты уйдешь, - спокойно мяукнула Звездошейка, напоследок долгим, очень долгим взглядом встречаясь с янтарными глазами.
- Мне жаль, что ты не смог стать воителем, - разочарованно добавила кошка, отворачиваясь от серебристого.
От прошлого.
Теперь всё.
- Бурелом, - голова шла кругом, и надо бы разобраться и с Маковкой, и с белым недоразумением, но помятый вид великана заставлял кошку нервничать. И вспоминать, почему она разозлилась.
- Расскажи, как все прошло, - решив оставить обиняки на потом, Звездошейка присела напротив соплеменника, бросая дружелюбный взгляд его юной ученице.

+10

412

Кисточка ничуть не удивилась, наткнувшись на сухой тон и нежелание кота говорить о чем-либо. Ее бывший наставник никогда не меняется и она уже давно привыкла к этому, не пытаясь что-либо с этим сделать. В конце концов это даже забавляло временами, но Бурелом был не из тех, с кем можно было долго поговорить по душам. Возможно, если бы она знала его чуть хуже, кошку бы задело то, как тот дернул плечом, уворачиваясь от прикосновений, но уж точно не сейчас.
- А ты как всегда многословен и дружелюбен, Бурелом. Хоть раз бы позволил мне позаботиться о тебе, какой же ты недотрога. - снисходительно вздохнула белая и увела взгляд к предводительнице, гордо возвысившейся над своим племенем. Посвящение...возможно хоть это поднимет дух котов. Кажется в последнее время всем тяжело.
- Как давно он здесь находится? - слова заставили воительницу дернуться так, словно ее только что лапой по голове ударили. Похоже ей уже пора перестать теряться в мыслях.
- Дербник? - уточнила Кисточка, переводя взгляд на одиноко сидящего кота, - Совсем недолго. Жаль его, не знаю что с ним было все это время и почему он ушел, но назад его уже явно не примут. Он явно надеялся на другой исход своего возвращения. Не шипи, Бур, это некрасиво!
Белоснежная осуждающе посмотрела на старшего воителя и слегка пихнула лапой в плечо, заставляя обратить на себя внимание. Она не испытывала к вернувшемуся спустя столькое время воителю ничего, кроме жалости. Возможно он и не хотел уходить, но уже ничего не повернуть вспять.
- Бедная Звездошейка, я вижу как у нее ком поперек горла встает, стоит только посмотреть на него. Что же творится. - воительница озадачено вздохнула, в пол уха слушая обряд посвящения.
Когда бывший наставник перевел тему разговора на Торнадо, кошка увела взгляд в сторону целительской и немного озабоченно переступила с лапы на лапу, словно хотела прямо сейчас сорваться с места и убежать туда.
- Не переживай, он в целительской, помогает Чащобнику, ведь... - Кисточка хотела рассказать все сама, прекрасно понимая, что настроение кота и так не самое лучшее. Стоило пояснить все мягко и осторожно, но Звездошейка опередила ее, заставляя только вымученно вздохнуть и подумать о том, что Торнадо сильно влетит.
Но после и у нее самой появилось новое задание, так что пришлось воодушевляющие ткнуться носом в плечо бывшего наставника и настойчиво заглянуть в глаза.
- Если будешь постоянно таким хмурым, то тебя ни одна кошка не полюбит. - серьезно сказала белоснежная и с довольным видом переместилась ближе к Дербнику.
Она наблюдала издалека, дожидаясь пока тот закончит свои дела. Кисточка не испытывала той ненависти или недоверия, как многие соплеменники, но прекрасно понимала, что отныне кот не сможет остаться в их племени.

+3

413

В палевой лидерше, казалось, не осталось совсем ничего: ни чувств, ни сожаления, ни даже боли. Ничего, чтобы Дербнику напомнило прежнюю предводительницу Небесных котов. В её глазах была одна лишь сталь - холодная и безжизненная.
- Их, - сглотнув, твердо мяукнула Звездошейка, - ты не увидишь.
Услышав это, горец вспыхнул: ни один из новоявленных фаворитов кошки все равно не помешает ему увидеть собственных наследников, как бы они не пытались переиграть друг друга мышцами. Но следующие слова предводительницы  быстро заставили забыть обо всех, кто собрался вокруг.
- Когда ты ушел, я узнала, что жду котят. Я не очень равнодушно переживала то, что ты оставил племя и меня, и во время родов я потеряла троих из четверых. И жизнь, - злостно отрезала Звездошейка, отворачивая от него морду: он подвёл все её надежды, но не боялся всё исправить. Смотря на возлюбленную открыто и прямо, он хотел только одного - чтобы она увидела правду в его глазах, а не в ядовитых подначиваниях Чащобника.
- Ты же знаешь, что я бы трижды отдал за них свою жизнь, - опускающимся голосом пророкотал великан, ощущая, как щемит грудь и жгучая боль надламывает рёбра. Будто не было того счастья, той влюбленности и славных времён. Будто они потеряли больше, чем обрели друг с другом. Будто он вернулся зря. Но это было ложью, ведь жизнь, подаренная Звёздным племенем даже одному малышу, уже была для него всем.
Да, он сделал тот роковый выбор, но не потому, что стремился отказаться от всего, что мог обрести: горец никогда не кривил душой, всегда живя лишь по зову сердца.
- Ближние, Дербник, это твое племя. Я думала, ты должен был усвоить это с Воинским Законом, - отвечая ему, словно с издевкой заметила Звездошейка, говорившая не своим голосом. Подняв подбородок, серебристый почти её перебил, однако вовремя понял, что объясняться уже не имеет смысла: это были далеко не проблемы его соплеменников, рисковать которыми бывший одиночка никогда бы не стал. Он прошел этот путь сам и смог вернуться.
- Я не прощу тебя, Дербник, - отрезала палевая, как приговор.
- И племя не простит.
Не простит.
В голове не осталось ни одной из звучавших фраз, кроме этой. Сдавленные злостью как удавкой, почти все соплеменники желали ему худшей участи, кроме одного - лишь Пасмурный, выйдя навстречу, не побоялся выразить свое понимание. В слегка разочарованном взгляде кота горец видел отражение собственных мыслей: Небесное племя теряло своё сердце вместе со своей предводительницей, сплотившись окончательно только в своей ненависти к тем, кто был рожден не среди них.
Ты победил.
Наконец пересекаясь с целителем, без чувства поражения признал великан: подпитывая себя злостью как остальная четвёрка племён, Небесные проигрывали сами себе, прогнувшись под чужие устои.
- И в память о нашем прошлом, я сделаю для тебя то последнее, что ты заслуживаешь увидеть, - вновь отозвалась Звездошейка, добавив: - Посвящение твоего сына. А после ты уйдешь, - тихо мяукнула палевая, мгновенно оказавшись на скале и давая рассмотреть ему чуть лохматого, светленького котика, что глядел на него таким же диким и явно потрясенным взглядом.
- Орлёнок, - следом за предводительницей пробормотал горец, невесело, но с теплом приподняв уголки губ - сегодня он стал отцом.
И сегодня он уйдет. Уже навсегда.
Все посвящение Дербник не отрывал глаз от своего маленького отражения, что обещало стать для племени куда лучшей опорой, чем он сам. Тиски тревоги не выпускали сердце кота ни на секунду: оставить единственного наследника среди стервятников после всего случившегося казалось безумием. Впрочем, Корица - объявленная наставница малыша - пользовалась уважением даже в их кругах, что внушало доверие.
- Ты всё сможешь, Орлинолап, - мяукнул кот, с особой, пусть и немного скупой гордостью выделив новое имя сына. Приблизившись к нему медленным, но решительным шагом, бывший одиночка смотрел на него так долго, как только смог. А после взглянул на Звездошейку, пытаясь разглядеть в ней хоть каплю... сожаления?
Она отпускала без легкости - несмотря на всё, горец это чувствовал. Чувствовал и знал, что под маской предводительницы все еще живёт - пусть и почти задушенная безраличием - хрупкая, нежная кошка, умеющая любить и прощать.
Но племя было важнее - в глубине души Дербник это понимал, только сейчас, вновь смотря в глаза сыну, отказывался принимать.
- Прости меня, - склонившись еще ближе, почти в макушку прошептал великан, всем телом ощущая необычный трепет перед тем, кто отныне являлся неотъемлемой частью его самого.
- Приглядывай за матерью. И помни, что горы намного ближе, чем тебе кажется, - тихо продолжил горец, прижимаясь к сыну волевым подбородком.
Кровь от крови. И этого никому не изменить.
Кисточка и Прохлада уже ждали его, словно заключенного, но Дербник едва ли подчинился приказу Звездошейки: он уйдёт тем, кем сюда и пришёл - свободным, сильным и честным.
Кинув на кошек короткий взгляд со стороны дуба, что располагался у скалы, великан распрямил плечи, все еще оставаясь с бывшим Орлёнком наедине.
- Всегда следи за небом, - напоследок напуствовал кот, вдруг резко, с прытью горного сокола взлетая вверх по мощному стволу. А после исчезая в дали будто облако, растворившееся между ветвей.
Да хранит вас Звёздное племя.

Конец игры
(to be continued)

Отредактировано Дербник (2018-05-09 12:02:36)

+7

414

Нерасторопная самоубежденность в словах собеседницы читалась так явственно, что Бурелом на короткий момент  абстрагировался от беседы, логично рассудив, что разумней было   захлопнуть пасть за неимением у той трезвого понимания всей сути дел - впрочем, понять её суждения не составило особого труда, даже не принимая во внимание очередной поток заведомо бесполезной для него информации.

Меня не трогает весь этот софический бред и благочестивые обтирания мотивов его поступков, - даже логически выверенные, с правильной долей высокопарных оборотов, отличавших его речь от пустозвонной болтовни с нескончаемой долей девичьих треволнений, его слова вполне могли уйти в молоко, разбившись о непробиваемый щит, с лозунгом – «плевать я хотел на все это», — Ему не место в рядах воителей, как и звания этого он более не достоин. Во всяком случае, я надеялся, что у него хватит ума не совать сюда нос после своего грандиозного ухода, - в конце жёстко отчеканил кот, переведя зрачки   с белесой мордочки на суетящуюся толпу; где-то на переферии подсознания звенящими отголосками откликался зычный глас  предводительницы, однако усталый взгляд уже не пытался концентрироваться на текущих событиях, устремившись куда-то в неосязаемую пустоту, вовсю игнорируя картину развернувшегося посвящения. Лишь ответ на вопрос заставил его вновь сосредоточиться на затянутом разговоре, что уже заметно становился ему в тягость.

Торнадо помогает в целительской? Я не ослышался? - в басовитых интонациях просквозило редкое недоумение - он довольно сильно приложился головой и уже начинал допускать мысль, что вся творящаяся вокруг хрень - не более, чем собственный иллюзорный морок - однако всерьёз удивляться очередному, выкинутому кульбиту его родственником, не стал, пусть и вопросов в кипящем котле мыслительных потоков ничуть не убавилось. Очередное движение от центра поляны, и чужой голос отозвались в области предплечья обжигающим импульсом, волной немого раздражения опоясывая мощный корпус; переместив взор на приближающуюся фигуру предводительницы, он успел уловить краем уха последнюю, брошеную в воздух, реплику белошкурой: — В таком случае, у этих кошек просто плохой вкус. - равнодушно отозвался исполин и лишь присутствие палевой заставило его напрячь скулы в предвкушении очевидного разбора полетов.

Я выполнил твоё поручение, - в присущей себе манере коротко констатировал самец, скрипя челюстью и стоически претерпевая болезненный  тремор в затылке, - Когтезвезд принял наше предложение и будет ожидать оповещения о непосредственном выступлении, - желваки играли на щеках при каждом произнесённом слове - его положение не было отчаянным – по крайней мере пока – но даже один факт того, что его плечо красноречиво рассекала неровная синусоида рубца, углублённая борозда рваной раны, вызывал внутри яростное клокотание, как признак полнейшего нежелания возобновлять в памяти сокровенные кадры всего пережитого.

+5

415

Округлые от удивления глазки Сугробчика будто окрыляли!
- Это самая вкусная мышка, которую я когда-либо ел! Спасибо. 
Вот так, пары фраз иногда бывает достаточно, чтобы заставить кого-то чувствовать себя счастливее. Сейчас этим кем-то была, конечно, Мотылёк, гордо расправившая плечи и принявшая похвалу с широкой-широкой улыбкой на устах. Ей определённо нравился этот котик, и не хотелось в эти минуты трапезы думать ни о маме, ни о последствиях своего побега. Только чувство большой радости переполняло её. Ну право, где бы был сейчас этот белый, если б она не спала его? А так он здесь, рядом, восхищённый ею и мышкой... ею в первую очередь, разумеется.
И вот, дожевав сытное мясо до костей, Мотылёк решила оторваться от трупика мыши, так как зрением боковым заметила нечто приближающееся, медленное и осторожное. Кто бы сомневался, это была Сычуша. Теперь уже ученица, она осталась всё тем же котенком в глазах младшей, ибо характер и весь вообще общий вид этой кошечка остался неизменен, не был закалён ещё лугами тренировок и испытаний ученичества, о которых так грезила сама Мотылёк, а потому робкое "привет" в исполнении новопосвящённой, очень обрадовало котёнка. Они ещё были равны, по крайней мере по ощущениям малышки.
- Привет, а что у тебя с ушами?
Перехватил инициативу Сугробчик, на что кошечка сперва немного насупилась, но потом всё же решила активно вливаться в диалог. Сычушка казалась немного растерянной, явно не ожидая подобных вопросов. Мотылёк решила ей чуть-чуть помочь, подбежала к ученице и носом подделка одно из ушей так, что оно колыхнулось и снова приняло своё постоянное положение.
- Сугробчик, это Сычушка. Она особенная! Несмотря на то, что говорит тихо, а уши висят, слышит все на самом деле прекрасно! Я проверяла. Здорово, да?!
Серенькая чуть виновато улыбнулась перед старшей и пропала к её пушистому боку, потёршись шерстью о шерсть в знак дружбы. Однако почти сразу она отпала от ученицы, заприметив приближающегося серого кота. "Отец!" Уже совсем скоро, покинув толпу зевак вокруг Звездошейки и ещё какого-то огромного внеплеменного, он был рядом.
Как ни в чём не бывало, котёнок вприпрыжку подбежал к Пасмурному и, во все зубы улыбаясь, поднялся на задних лапах, уперевшись передними в его грудь. Их взгляды непременно встретились.
- Папа! Папа! Ты где был всё это время? А знаешь, я сегодня победила сороку!
Глаза её светились боевым пламенем, таким пленительным и завораживающим. Кот же напротив выглядел довольно спокойно, что впрочем совсем не смущало малышку. Она любила с ним говорить и знала, что папа всегда говорит только по делу, а потому побег из лагеря стал бы хорошей темой для обсуждения, даже если не слишком правомерной.
- Не против поведать свою историю, Мотылёк?
Спросил он, и кошечка чуть насторожилась. Она завела уши назад, пригляделась к чертам его лица и снова расцвела, не угадав в них осуждения.
- Я была в лесу! Знаю-знаю, воинский закон гласит, что котёнку нельзя выходить из лагеря без сопровождения взрослых до посвящения... - Последнюю празу она процедила очень скомканно и нравоучительно, совсем как какой-нибудь взрослый. - Но знаешь! Это всё предки, я уверена! В лесу я нашла Сугробчика, которого чуть не заклевала то ли сорока, то ли ворона, чёрная такая и с бо-о-ольшим клювом, представляешь?!
Она отбежала от отца к Сугробчику и подтолкнула того вперёд, чтобы он подтвердил её слова.
- А потом... - Она оглянулась на Сычушку - пусть тоже послушает. - Я выбежала из кустов и отбила все её удары: так, и так, и так. Она приняла поражение и улетела!
Хмыкнула юница, выискивая реакцию в глазах своих слушателей. Все своё повествование, конечно, она сопровождала активной жестикуляцией и показательными примерами выпадов на сороку.
- Я уже хотела вести его в лагерь, так как он потерял маму, но Хладнолапка и Тмин всё испортили, нашли нас и, как будто самые умные, решили, что это они придумали привести сюда Сугробчика.
Обиженно потупилась на последних словах кошечка, пока украдкой поглядывала на отца. Было так интересно, что же тот скажет ей.
Впрочем вскоре Звездошейка решила окончательно привлечь на себя внимание всех собравшихся и объявила о церемонии посвящения. На том моменте, как список имён посвящаемых кончился, Мотылёк, не услышав в нём себя или брата, предпочла отвернуться от происходящего. Ну и что там, скажите, такого интересного? Вот когда их с Совёнком будут посвящать ..! Вот будет посвящение, так посвящение!
К несчастью, черемония заинтересовала Сугробчика, и ей пришлось обернуться, чтобы рассказать ему о происходящем.
- Наша предводительница - вон та - Звездошейка, она посвящает Орлёнка в оруженосца, а остальных троих из оруженосцев в настоящие воители. - пояснила серенькая. - Посвящение в воители - самая важная церемония в жизни кота-воителя, если, конечно, не считать церемонию посвящения в глашатаи и на лунном озере - в предводители, но последние две случаются очень редко. Мой брат, Совенок, когда вырастет, обязательно станет предводителем! Только ему не говори о том, что я так сказала.
Она подмигнула беленькому и, решив всё же немного понаблюдать, обратилась к отцу, когда церемония закончилась, а большой и грузный одиночка взмыл в небо аки птица.
- Пап, а кто это был?

+3

416

Сердце стучало так громко, что порой Хладнолапка еле улавливала суть сказанного предводительницей. Звездошейка отмечала выдающиеся качества новых воителей, как и на любой другой церемонии, которых ученица видела достаточно, и все же, сотни раз представляя, о чём именно скажет глава племени, она теперь вся зарделась, сдерживаясь, чтобы не отвести смущённый взгляд. Кошка была уверена, что ещё совсем не готова к новому званию и имени, однако, возможно, предводительнице было виднее.
- Обещаю, - чуть севшим голосом выдохнула Хладнолапка, вся обратившись в слух.
- Хладнолапка! Отныне и впредь тебя будут звать Прохлада. Оставайся такой же непоколебимой, усердной и добросердечной, ибо мы рады принять тебя в ряды воителей Небесного племени!
Новоиспеченная воительница просияла, смакуя мысль о том, что теперь она полноправная воительница, защитница Небесного племени, способная на всё. Кошка бросила радостный взгляд на Тмина, отмечая про себя, что он давно заслужил это посвящение.
Ритуал завершился, когда Звездошейка поочередно положила голову на макушку каждого из молодых воинов и те лизнули её в плечо, и Прохлада поспешила отойти, освободив место юному поколению.
Всё. Последнее посвящение. Она не могла сдерживать своего восторга, то и дело бросая горящий взгляд на Тмина и тут же отводя глаза обратно на церемонию. Скажет он что-нибудь?
В конце своего выступления с каменного карниза Звездошейка поручила Прохладе и Кисточке проводить Дербника до границы. Первое воинское задание. Какой-то детский восторг заставлял её преувеличивать значимость событий.
Только Прохлада хотела приблизиться к белой соплеменнице, как краем глаза заметила резкое движение сбоку, у дуба. Обескураженным взглядом она проводила Дербника, удалившегося из лагеря по ветвям деревьев. Орёл его задери! Ой...
- Стоит разделиться, наверное, я в долину, а ты в рощу - бросила Прохлада находившейся рядом Кисточке и поспешила покинуть главную поляну, хотя шанс догнать Дербника был очень мал.

>>>предгорье

+1

417

Кисточка дожидалась кота, ей хотелось пожелать ему удачи напоследок, но когда тот одним быстрым движением перебрался на вертки, она даже не дернулась с места. Родился свободным котом и таким же умрет, не так ли? Улыбнувшись собственным мыслям, кошка потянулась и развернулась к выходу, решив поохотиться, пока позволяло время. Но взгляд упал на новоиспеченную воительницу, которая, кажется, побегом Дербника была озадачена в куда большей мере.
- Стоит разделиться, наверное, я в долину, а ты в рощу, - белоснежная только хотела поздравить с получением звания воительницы, как неожиданное предложение заставило растеряно упереться взглядом в полосатую спину.
Она ведь даже ничего не успела сказать, как малышка уже покинула поляну. Ей, наверное, стоит что-то сделать с этим? Нет...ей определенно нужно что-то с этим делать! Все еще растеряно обернувшись на Звездошейку, Кисточка вздохнула и размяла затекшие лапы.
- Прохлада, постой, куда ты побежала одна?! - крикнула воительница, срываясь на бег и стараясь не упускать из виду полосатый хвост, пока была эта возможность. Как она вообще позволила себе растеряно осматриваться, когда малышка сорвалась куда только глаза глядят?
-> Предгорье.

+1

418

Она подняла на белоснежного еще более округлившиеся глаза; смущение, растерянность, беспомощность - чувства наслаивались, одно на другое, и Сычуша нервно сглотнула, дернув кончиком полосатого хвоста. К счастью, младшенькая соседка по бывшей палатке оказалась более предприимчивой в подобных вопросах, переведя на прикасающейся к ее ушкам Мотылёк испуганный взгляд, ученица повела тощими плечиками, пытаясь снять нервное напряжение в стянутых тугим жгутом волнения мышцах инстинктивно вжатой в плечи головки.
 
    — Сычуша.. - едва слышно вклинилась, словно не осмеливалась поправлять говорившую, но что-то, все таки, помешало привычно прикусить язык - я.. - все не сводя непонимающего взгляда с серошкурой, она попыталась выстроить предложение снова, но та, маленьким стремлением, мгновенно скрылась, встречая Пасмурного. Кротко, Сычуша покосилась на незнакомого котёнка, то ли с извинением, то ли пытаясь найти место попытке оправдаться.

Перебрав лапками, она крепче сомкнула пальцы, силясь удержать хоть толику невозмутимости на печальной мордочке. Потеснившись, Сычуша попыталась незаметно отдалиться, сделав вид, что совсем не слышит семейного разговора с завидными нотками залихватства и вовлеченности. Как бы она ни пыталась сосредоточиться на посвящении, как бы старательно не выговаривала новое имя друга, задорный голосок Мотылёк яркими отзвуками затмевал, как казалось на тот момент, все ее существование. В носу защипало, дернув усиками, круглоухая обвела тоскливым взглядом прилегающие скалы, бессознательно выискивая пёстрый силуэт отца.

+3

419

Звездошейка, дожидаясь ответа Бурелома, отмечала, что тот как-то потрепан, даже очень: скептичный, придирчивый взгляд бесстыдно скользил по лохматой шерсти, отмечая помятости, всполохи запекшейся крови и едва приметные раны.
Сжав зубы, палевая подняла глаза на соплеменника.
- Я выполнил твоё поручение, - коротко выдал старший воитель, за чем последовал такой же короткий кивок Звездошейки с легкой кривой усмешкой: выполнил, да не совсем, - Когтезвезд принял наше предложение и будет ожидать оповещения о непосредственном выступлении.
К слову об этом...
- Бурелом, я не сомневаюсь в твоей опытности и умении принимать правильные решения, - вкрадчиво начала кошка, хотя в голосе чувствовались проблески стали, - но если я отправляю с тобой кого-то в патруле, значит стоит смириться с этим и не прогонять Тучелапую, что не только могло опозорить твою соплеменницу перед нашими языкастыми соседями, но и подвергло опасности именно тебя, - требовательно мявкнула Звездошейка, выдавая волнение и напряжение кончиком хвоста.
- Быть может, не ослушайся ты меня, ничего такого с тобой не случилось бы. Быть может, по пути обратно что-нибудь произошло бы с Тучелапой! В лесу неспокойно, куда-то подевалась Железнобокая, и я начинаю нервничать... Впрочем, я не знаю, - она тяжело выдохнула, помотав головой, - но если старшие воители не станут исполнять мои распоряжения - что же ждать от, - короткий кивок в сторону целительской, где был Торнадо, - молодняка? - разочарованно хмыкнула она, понимая, что молодой кот уже бы стал воителем, если бы не его вечные залеты.
- Подожди целителя здесь, ладно? - уже мягче попросила Звездошейка, еще раз осматривая раны воителя и поднимаясь. - В целительской Маковка, да, кошка племени Ветра, которую притащил сюда Торнадо. И она больна, поэтому, - короткий взгляд на Сычушу, - держи ученицу подальше оттуда, ладно? И сам не суйся, - коротко коснувшись хвостом плеча Бурелома, предводительница запнулась, и подалась чуть тише, понизив голос.
- Вскоре я подойду к тебе, а ты подумай над моим вопросом: сможем ли мы пойти на... те земли без участия племени Теней? - короткое замешательство в серых глазах, и она, задержав взгляд на морде соплеменника, развернулась в сторону целительской. У нее уже подкашивались лапы от усталости, а еще предстояло так много сделать.
---> целительская

+3

420

Поток душного воздуха стремительным порывом прошёлся по влажной шкуре, заставляя нервные сплетения неприязненно рефлексировать. Исполин сгорбился, уже практически не слыша собственного дыхания, медленно раздувая грудную клетку и фокусируя потемневшие зрачки на размытых очертаниях обращённой на него белесой мордашки - с каждой утекающей секундой истлевший взгляд сильнее напрягался, мозг практически отказывался воспринимать существую реальность, настойчиво требуя отдыха, как и натруженные, пульсирующие негой мышцы.

Это была вынужденная мера, - низко пророкотал самец, невольно качнув массивным подбородком, непреклонно встречая  пытливый взор кошки, - Если у моих соплеменников не хватает терпения, чтобы не поддаваться на очевидные провокации языкастых соседей, - слова падали тяжело и весомо, - это станет не меньшим позором репутации племени в целом, - отрывистым ожесточённым тоном изрёк он, скрывая за рассточительным потряхиванием головы отголоски иступленной боли в районе затылочной части.

Дальнейшие рассуждения утопали в бесконечном вакууме, отражаясь в теле коротким мышечным толчком. Мельком взглянув на собственное  плечо, отмеченное ржавой коркой запекшейся крови, он выпрямился, чувствая как ощутимо натягивается кожа в зоне повреждения. Бурелом не очень то тяготел к лечебным манипуляциям над своей шкурой, будучи в принципе не частым гостем в стенах целительской - собственные же старания обычно не заходили дальше небрежного затыкания неглубоких ран паутиной, благодаря чему можно было отползти и с порванным брюхом - поэтому меньше всего сейчас хотелось, чтобы с ним носились, как с писанной торбой, впустую растрачивая и без того скудные запасы трав.
Мне нужен день для восстановления сил, и я вновь буду в строю, - как можно тверже произнёс он, практически не стирая с лица маску мрачного хладнокровия, однако несомненно чувствуя зарождающиеся внутри зачатки замешательства, лишь только до сознания дошёл смысл озвученных слов, коснувшихся темы Торнадо - проедая насквозь, не желая облачаться в канву общего изложения. Что связывает его с этой кошкой? Мысленный список вопросов пополнялся с каждой минутой, но усталость пересиливала сейчас любые насущие проблемы. Смерив стылым взглядом пространство вокруг, самец коротко кивнул, и, когда силуэт предводительницы скрылся в палатке, молчаливой тенью переместился к окраине поляны.

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » главная поляна