РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Наконец, стали известны имена активистов апреля. Спасибо всем за активные отыгрыши, за ваши голоса и участие!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
А под прицелом большая мама Пантера. И пока ее не отвлекают дети, спешите задать вопросы!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 381 страница 400 из 425

1

http://s0.uploads.ru/5t2J0.png


Лагерь Небесного племени, расположенный ближе прочих к горам, испещрён серыми прожилками скал и камней, сохраняющих в сезон Зелёных листьев тепло до самого вечера. Окружённая высокими стволами могучих деревьев поляна скрыта от любопытных глаз, и лишь огромный дуб горделиво возвышается над окрестностями, предоставляя удобнейшую точку обзора. Посреди лагеря располагается каменный карниз, там же расположена и пещера предводителя. Сбоку, надёжно защищённые от непогоды каменистыми стенами и корнями сосен, тянутся остальные палатки: воинская, ученическая и детская. Пещера целителя расположена ближе к покоям предводителя, а в многочисленных расщелинах бережно хранятся всевозможные травы. Вход в лагерь защищён побегами жестковатого кустарника, на котором невнимательный захватчик может легко оставить всю свою шерсть.


0

381

Тучелапая вглядывалась в цвета хмурого неба глаза предводительницы, готовая найти там любые эмоции. Начала бы она метать громы и молнии, осталась невозмутимой, как водная гладь, разлилось бы осуждение в сером омуте — всё воительница готова была принять. Сжалась внутренне в ожидании, и хоть старалась выглядеть невозмутимой, а нет-нет да и мелькнёт волнение во взгляде, чуть крепче вцепятся в мокрую землю пальцы. Тучелапая нервно сглотнула, когда Зведошейка цокнула языком и что-то невнятно пробурчала. Волна облегчения пробежала с самой макушки до пят — палевая не злится, она недовольна, да, но не вскипает, не заходится алым пламенем. Воительница несколько стушевалась. Столь невелик был её проступок или же велика душа предводительницы? Порой она бывает слишком мягкой по отношению к своим воинам, словно одна-единственная для племени мама.

— Полосатая, — выплюнула Тучелапая, когда о сумрачной спросил будущий целитель. В груди снова начал собираться неприятный ком, стоило только вспомнить эту пучеглазую мордашку, этот полный желчи голос. Если бы только тот визит не был заданием Звездошейки! Уж тогда раздражающий куцый хвост стал бы ещё немного короче. Впрочем, воительница уже достаточно напилась злобой и сейчас отмахнулась от зарождающихся чувств, спрятав их поглубже в себе. Правильно говорит предводительница — пустомели, не нужно их, лягушкоедов, слушать.

На последующие слова Звездошейки чёрная коротко кивнула. Сколько заданий сыплется на неё в последнее время! Патрули — будничное дело, потом эта злосчастная встреча на границе, а теперь и ещё одно. Но сейчас предводительница словно бы знала, что стоило сделать: не было ничего лучше охоты после передряг, а бывшего одиночку можно было и немного помучить. Жди, Пепел, расспросов — Тучелапая уже в пути. Отыскав в пестрой толпе серую шерсть соплеменника, кошка подошла к нему и махнула пушистым хвостом в сторону выхода:
— Идём. Звездошейка сказала, что, может, скоро присоединится к нам.

бор

+4

382

Пепел с любопытством повёл ушами. Что там такое могло случиться между котами, что эта черная кошка вернулась такой взъерепененной?.. Он обошёл кругом целителя, который колдовал над ранами предводительницы, пытаясь узнать травы по запаху. Ни один из запахов не напоминал те травы, которыми лечила его Крапива. Обычаи племени во многом казались ему чуждыми, однако он видел раны Звездошейки и мог оценить эффект от лечения.
  - Пойдём, я не дам тебя обидеть ни одной кошке в лесу. Будь она даже пятнистой, - с готовностью отозвался Пепел, ощущая, что настроение его внезапно стало озорным. Ему нравилось чувствовать себя полезным, а вероятность того, что его охота будет совместной с светлошерстной правительницей племени делало эту перспективу ещё более приятной.

==>> За Тучелапой

+3

383

берег озера ▼ 

Плечи устало ныли, казалось, он каждой косточкой ощущал их натужное поскрипывание, вибрацией расходящееся по всему телу, словно системный сбой. Гонимый срочной необходимостью, поначалу страх притуплял любые чувства и ощущения: тело на спине казалось сродни пушинке, прочно уцепившейся за его густую шерсть, а предстепья все чаще перемежались камнями, неотвратимо приближая конечный пункт назначения. Но, совсем скоро, сводящее позвоночник ледяной судорогой, лихорадочное волнение, начало работать против своего обладателя, сковывая мышцы, путая думы.

Торнадо решительно проигнорировал склон, пересекая нейтральные территории напрямик - сейчас его не волновал риск нападения или возможности оказаться обнаруженным. Прежде чем войти в родной сосняк он сделал три передышки, тщательно вслушиваясь в дыхание палевой и разминая забитые ватой лапы. Но ничего из этого долгого пути не было сложнее финального рывка - время, разбиваясь о вынужденную неспешность, текло невыносимо вяло, перемежаясь с то и дело всплывающей тревогой, нестабильной, перекидывающейся с одной хаотичной мысли на другую, озаряющейся всем спектром обычно столь не выраженных, запертых в лобастой голове чувств. Никогда еще буромордый так не пёкся за свое возвращение, не выдерживал в своих поступках ответственности ни за одно живое существо.

Впервые после долгого отсутствия Торнадо возвращался в разгар дня, когда большинство соплеменников разошлось по своим делам и остаться незамеченным было практически невозможно.
   — Целителя! - с хриплой одышкой пробасил, аккуратно стягивая с плеч жилистое тельце - ей нужна срочная помощь!

+7

384

Кисточка смотрела под лапы, переставляя их в сторону племени. Когти, впивающиеся в твердую землю, расплывались перед глазами, но даже одна мысль о сне заставляла ее упрямо поднимать голову и идти дальше. Меньше всего ей сейчас нужен этот отдых, когда вокруг творится такая неразбериха, вот только затяжная бессонница прекрасно давала о себе знать. Пушистый хвост уныло скользил по земле, собирая пыль и грязь, а белка в зубах уже перестала быть такой привлекательной, пока воительница мысленно боролась со своими потребностями. Сегодня охота шла плохо, пришлось изрядно попотеть, да и бессонные ночи сильно сказываются на реакции.
Но рядом с лагерем тонкий металлический запах заставил белоснежную вскинуть голову. Она успела подумать, что этот запах исходит от истекающей дичи, но нет. Уставшие лапы, до этого скованные болью, понесли ее быстрее обычного. Сердце судорожно билось в груди, а в голове была только надежда, что никто не пострадал.
Вбежав на главную поляну, воительница быстро осмотрелась и опустила шерсть, заставляя себя успокоиться. Торнадо, еще совсем котенок, а рядом тело, но явно не из их племени. Если честно, Кисточку это мало волновало, больше беспокоило что оно лежит без движения. Быстро кинув дичь к остальной еде, она подошла к оруженосцу и опустилась рядом с ним, инстинктивно обнимая его пушистым хвостом, словно пыталась закрыть от чего-то.
- Что произошло? - голос тихий и спокойный, несмотря на собственное волнение кошки. Вблизи она точно убедилась, что кошка из чужого племени. Быстро осмотревшись вокруг, белоснежная старалась найти взглядом целителя. Но первым на глаза попался ученик.
- Песочник, не мог бы ты помочь? - Кисточка говорила достаточно громко, но при этом буднично, словно все под контролем. Только нервно дергающийся кончик хвоста, которым она согревала Торнадо, выдавал ее волнение. Поднимать панику бедняги, который кажется и так места себе не находит, хотелось меньше всего.
- Торнадо...так ты расскажешь мне что случилось? - кошка мягко обратилась к оруженосцу, прилизывая его шерсть на загривке.

+4

385

Тяжелые и неясные думы одолевали ее вот уже на протяжении долгого времени. От неизвестных одиночек, пришедших на территории Небесных израненными и просящими о помощи, остались лишь воспоминания, но Душица продолжала то и дело вспоминать тех, брезгливо скалиться и разъяренно взмахивать хвостом. Что, если бы в тот день они прогнали их сразу, не ведя в лагерь для аудиенции с предводительницей? Что было бы, если бы их оставили здесь прогнивать и распространять болезнь меж своими? То, что одиночки были заражены какой-нибудь серьезной и опасной болезнью Душица знала наверняка – не может быть иначе: глупые, умеющие лишь сбиваться в стаи и посягать на чужие территории ни за что не смогли бы найти травам идеальное применение.
Правда, все полетело вверх тормашками, когда в нос ударил совершенно незнакомый запах – Серебро Звезд собственной персоной сказал, судя по перешептываниям соплеменников, что Речные земли были подвержены нападению одиночек. Белошкурая презрительно фыркнула, но вмешиваться в тот разговор не стала – себе дороже. Вместо этого, она обсудила тему внутри себя, назвав Речных рыбомордыми и неспособными защитить честь. Тем не менее, страх маленьким комочком стал зарождаться в её душе. Несмотря на все дальнейшие события, выкинуть из головы мысли о Речном племени, одиночках и возможной опасности Душица не смогла. Не смогла и отступиться от своих мыслей касательно слабости изгнанников – все шло слишком уж неправильно, не так, как Небесная представляла в своей голове.

Она не знала, сколько времени прошло с момента посещения Серебра Звезд Небесного лагеря – предпочитала не отсчитывать время, занимаясь своими делами вперемешку с охотой во благо племени. Настоящее свалилось на нее точно поломанная ветка – прямиком на черепушку, порождая следом новую головную боль. Когда в лагерь проникла туша Торнадо, воительница в дружелюбном жесте махнула хвостом, приветствуя соплеменника, начала подниматься с нагретого места, да так и замерла, вцепившись глазами в труп. Точней, это была кошка с достаточно неприятным запахом, но для Душицы незнакомка была по умолчанию трупом.
«Забавно, если начнет разлагаться»
Белошкурая проигнорировала крики Торнадо о помощи, лишь прижала уши к голове, но все же отмерла, подобралась ближе с искренним непониманием разглядывая как оказалось позже Маковку – воительнице приходилось видеть её на советах и слышать имя палевой кошки Ветра. Осторожно обходя вокруг Торнадо, Маковки и Кисточки, Душица скользила взглядом по всем трем телам, недовольно фырчала и раздумывала о том, что же произошло за время путешествия темномордого друга.
- Удивительно, - выдохнула она как можно безразличней, повела плечами и нахмурилась: - Каждый раз, когда ты откуда-нибудь возвращаешься, тут же приносишь на своем хвосте неприятности. Что ждать в следующий раз?
И тот же отвела взгляд, высматривая целителей Небесного племени. Предки, у них тут где-то выскребли когтями: «Смотрите, добрые целители в разгар сезона Голых Деревьев принесут различные виды трав и поспобоствуют скорейшему выздоровлению!»
  - Надеюсь, это не ты её вот так, что прям до беспамятства?

+7

386

— Полегче, мальчик, — светлошёрстный нахмурился, сосредоточенно размышляя над тем, что именно в его словах было не так. Этот мыслительный процесс занял у него некоторое время и, когда он наконец поднял голову, его черты прояснились и вернулись к привычной беззаботности, минуя стадию неловкости и смущения.
— Я пересмотрю свой словарный запас в отношении пациентов с даром девятью жизней, — серьёзно кивнул Песочник, распушая шерсть на груди и будучи довольный тем, насколько ловко он разобрался с очередной проблемой, заключавшейся в трудностях социального взаимодействия с иными слоями племени.
— ...и поохотьтесь для племени. Быть может, я к вам позже присоединюсь, если целители отпустят, — пока он копался в своих мыслях, их предводительница вовсю раздавала приказы. Почувствовав на себе взгляд Звездошейки, ученик целителя ещё раз окинул взглядом рану той и пошевелил усами, заставляя дальние извилины своей некрупной головы сосредоточенно работать на всеобщее благо.
— Думаю, уже можно, — протянул голубоглазый, — но если почувствуешь саднящую боль, сразу же иди обратно в лагерь. Чащобник не любит, когда травы расходуются почём зря и сползают с припарки, — быстро тарабаня, добавил ученик целителя, обернувшись на своего наставника и удостоверившись в том, что буча его ждёт не прилюдно, а уже в палатке. Что же, всё не так уж и плохо, не правда ли? Ну, или было до того момента, как в лагере не появился Торнадо, принёсший с собой внезапную, но очаровательнейшую гостью, находившуюся, правда, в весьма сомнительном состоянии.
— Целителя! — разрезал гнетущую тишину старший оруженосец. — ей нужна срочная помощь! — с еле слышным шелестом изящное тело опустилось на землю.
— Песочник, не мог бы ты помочь? — вторила ему Кисточка. Сердито дёрнув хвостом и поспешив к кошке, в которой он парой мгновений позже узнал Маковку, Песочник приблизился к её телу и, издавая звуки, отдалённо похожие на барсучье ворчание, худыми плечами отодвинул от своей новой пациентки и Торнадо, и Кисточку.
— Предки, не говорите ничего под лапу, не глухой же я! — пресёк возмущённым тоном любые попытки вмешаться в процесс осмотра палевый кот, угрожающе подёргивая кончиком хвоста, словно гремучая змея, дабы подтвердить свои слова. — здорово же тебя лихорадит, милая, — пробормотал Песочник, чувствуя исходящий от Маковки болезненный жар и кисловатый запах - он был едва уловим, но за последние луны нос чуял его за версту, отметая другие запахи, хоть и более сильные. Дыхание с хрипотцой, жар, болезненный и осунувшийся вид представляли собой ту картину, которой его частенько пугал наставник - грозные вестники эпидемий. — Бурачник, принесите бурачник, — обратился он к соплеменникам и, наткнувшись на их взгляды, закатил слегка раскосые глаза, вновь производя пулемётную очередь слов. — голубые цветки, мохнатые листья, не перепутаете! И... и мёд, быстрее, шевелитесь! — повысил голос ученик целителя, размахивая хвостом. — она ела что-то из трав у себя в лагере? — осведомился он у Торнадо, выжидающе глядя в знакомые глаза.

+7

387

-----> из предводительской (вроде как)

Черный выскользнул и едва не споткнулся о своего новоявленного ученика, поспешившего сообщить новости о вторжении речных воителей и цели их прибытия. От прошедших разговоров кот еще не отошел и был крайне раздражен, и оттого лишь угрожающе покачал хвостом, проследив взглядом за Звездошейкой и пока сочтя ситуацию на поляне недостойной своего вмешательства.
- Займись пока делом, Песочник, - негромко бросил кот, усаживаясь неподалеку.
Давно пора было занять ученика - да хотя бы сменой припарок на ранах предводительницы. С этой задачей справился бы и новорожденный котенок, но проследить за действиями слишком энергичного юнца не помешало бы. Своим выбором целитель был отчасти доволен, но поведение бежевого котика порой доводило до исступления - он был слишком кипуч силами и готовностью к новым свершениям. Любым. И если приверженность принципам и законам, истовая вера в предков и их волю не могли Чащобника не радовать, то все остальное порой вызывало бурную реакцию. Целитель даже не замечал, как отчасти похож на него ученик - он ведь и сам не был образцом сдержанности.
Песочник не стал отдирать от ран подсохшие травы и использовал верное средство. Периодически его светлые глаза искали наставника и натыкался на ровный, спокойный и уверенный взгляд черного. Если бы малец делал что-то не так, он был бы прерван немедленно. Единственное что - речь слишком нахальная. Так говорить с главой племени мог только сам Чащобник, и потому в памяти кота мгновенно образовалась пара зарубок.
Доболтаешься у меня. Указания раздавать в подобном тоне могу лишь я да старшие, заслужившие такое право воители.
Звездошейка о чем-то беседовала с Тучелапой, после чего та вместе с Пеплом (тот получил очередной взгляд, полный неприязни) отправилась прочь из лагеря. Оно и хорошо. Серая фигура бывшего одиночки сейчас только раздражала бы целителя больше, чем он уже был раздражен, и потому Чащобник ощутил удовлетворение от его ухода.
Жаль, не навсегда. Он еще и слишком много общается со Звездошейкой, словно пытается пробиться к ней в доверие. Этого я не смею допустить.
Спокойствие, впрочем, продлилось недолго. Когда с громким шумом, отдуваясь и пыхтя, в лагере появился Торнадо, черный мигом подскочил на лапы, углядев в бессознательной спутнице соплеменника незнакомое существо. Конечно, при ближайшем рассмотрении и принюхивании кошка оказалась - слава духам, не одиночкой! - ветреной воительницей, но это не добавляло радости.
  — Целителя! Ей нужна срочная помощь, - сообщил очевидное Торнадо, но в тот момент щуплая фигура Чащобника уже была рядом с кошкой.
Суетящийся рядом, явно возомнивший себя знатоком трав и лечебного дела Песочник сбивал с мысли и раздражал. Дав ему проболтать все, что хотел котик, Чащобник поднял взгляд на юнца и пристально вгляделся в слегка косящие глаза. Пора напомнить ему, что к чему - и слегка сбросить пар, ведь занятие дальше предстоит нелегкое, судя по тяжелому болезнетворному запаху, исходящему от тела кошки. Пока еще живой.
- Песочник, - поначалу голос кота был тихим, ровным, но тональность его быстро скакала вверх с каждым сказанным словом, - За бурачником, который ты прекрасно описал, отправляешься в целительскую сам. Сейчас же. И остаешься там.
Кошка была тяжело больна, исходящий от нее жар ощущался так, словно ты лежишь на нагретом солнцем камне. Это был плохой знак - сейчас, в сезон юных листьев, когда организмы только начали крепнуть после долгих холодов и голода, слишком легко подхватить заразу и заболеть. Чем только думал Торнадо, притащив больную кошку, да еще и из племени Ветра, в лагерь? Где он вообще ее откопал - и почему не потащил на земли Ветреных, куда в последнее время зачастил? Черный раздраженно выдохнул, обернулся на темномордого ученика.
- Раз тебе хватило сил и не хватило мозгов дотащить ее сюда, помоги отнести в целительскую. Остальные - разошлись, быстро. В целительскую лишний раз не соваться. Зар-раза!
Последнее, что прошипел Чащобник сквозь зубы, было то ли ругательством, то ли объяснением запрета лезть к нему в палатку. Если зеленый или белый кашель разойдется эпидемией по лагерю, это будет кошмар. Трав осталось не так много, новые еще не подоспели, и тратить запас приходится на чужую воительницу - Звезды, что еще за испытания вы нам подготовили? Оставить без помощи Маковку он не смел и не собирался - того не позволял Закон, но это не значило, что кот не станет возмущаться происходящим и не устроит взбучку Торнадо, Песочнику и всем, кто попадет под лапу после того, как в болезную удастся впихнуть травы для успокоения жара.

--------> целительская

+11

388

Звездошейка проверки ради тряхнула плечом, которое немного саднило, но хотя бы не отдавало неприятной пульсацией в шею: значит, охотиться можно будет. Да и ученик целителя подтвердил её желание проветриться за пределами лагеря, отчего кошка с удовольствием вообразила: а ведь совсем скоро Орленок станет учеником, и они смогут как-нибудь выбраться вместе, погонять дроздов да белок.
Было бы замечательно.
Не сдержав мягкой улыбки, предводительница улучила минутку привести себя в порядок, и в частности - светлую шерстку вокруг припарки на плече, которую целители строго-настрого запретили вылизывать. Но, решив, что уже наконец можно, Звездошейка осторожно (чтобы не повредить корочку на ранке) выгнулась, прихорашивая язычком мех.
И едва не подавилась им, услышав истошный крик Торнадо.
- Целителя! - с хриплой одышкой пробасил ученик, заставляя кошку резче, чем следовало бы, обернуться: ранка слегка закровоточила, но она не могла не среагировать, ведь испугалась, что ранен небесный, - ей нужна срочная помощь!
Легкое замешательство, буквально секундное.
Ей?
Опустив оторопелый взгляд на палевое тело, свалившееся с плеч темномордого, Звездошейка здоровым плечом оттеснила окруживших парочку соплеменников, выступая к...
- Маковка? - узнав светлую воительницу племени Ветра, палевая почувствовала, что дело дрянь. И в основном потому, что к терпкому запаху вереска и пустошей примешивался тошнотный, ни с чем не сравнимый запах болезни.
Слава предкам, что Чащобник почуял его сразу же.
- Расступитесь! Прочь от нее! - взволнованная, рявкнула Звездошейка на своих же, чувствуя, как предательски сжался желудок: болезнь. Только ее не хватало!
Чащобник скомандовал отнести Маковку в целительскую под тревожным взглядом палевой лидерши, которая, едва хвост целителя скрылся в палатке, скомандовала ясно и жестко:
- Никто не приближается к целительской. Особенно, - почти свирепый взгляд остановился на Торнадо, - ты.
И она плечом едва ощутимо оттеснила оруженосца от особенно заботливых Душицы и Кисточки, отводя в сторону.
- А теперь быстро, - шепотом прошипела палевая так, чтобы первой всю историю услышала она. Неизвестно, что натворил оруженосец, но стоило знать, какую часть его "подвигов" следует рассказать племени, - рассказывай мне все. Не как обычно, а все, Торнадо!
А какую лучше бы утаить.

+8

389

бор

Настроение было паршивое. Ужасное. Недовольство пронизывало каждый капилляр, каждую клеточку тела, зажимало в упругие тиски. Гнев уже поутих, но его остатки тлели где-то в потаённом углу, готовые разгореться в любой миг от одной-единственной неосторожной искры. Хватило бы и её, чтобы заполыхало пламя, пожар охватил голову. Стараясь не поддаться эмоциям, Тучелапая стремительно перемещалась между деревьями, ловко перебиралась по камням впереди небольшой группы, ни слова не выронив по дороге и надеясь, что Пепел не забыл в лесу пойманных мышей.

Когда показался лагерь, воительница чуть замедлилась и оглянулась. Идут, не поцапались ли снова? Подойдя вплотную к родным местам, Тучелапая почувствовала в воздухе что-то чужое, совершенно не небесное, принадлежащее другому месту. Нападение?! Истошных воплей не доносилось, не слышен был гвалт битвы. Но всё же пулей кошка ворвалась на поляну, оглядывая всё вокруг и готовая в любой момент начать обороняться. Однако перед взором раскрылась удивительнейшая картина: Торнадо и ветряная кошка, около которой суетился целитель. Ну надо же! Рот скривился в усмешке, наглядно выражающей все эмоции, тотчас же проснувшиеся внутри. Раздражение копилось долго-долго и собралось теперь огромным комом, еле стоящем в хрупком равновесии.
— Звездошейка, — чуть ли не выкрикнула воительница, приближаясь ближе к палевой, — У нас тут... Дербник, — только сейчас Тучелапая услышала в воздухе этот кислый, тошнотворный запах болезни.

«Нет! Она же не болеет, правда?»

Сердце потихоньку перемещалось в пятки, все эмоции исчезли, и осталась только одна — страх. Тот самый толчок. Ком покатился. Только не Кашель, только не болезнь, нет! Пожалуйста, Звёздные Предки! Паника охватывала всё её тело, напряжён был каждый нерв, в голове вихрями носились мысли. Дербник, болезнь, полосатка, Бурелом, Кашель, ветряная кошка... Всё вмиг рассыпалось, не собрать, не сосредоточиться. В жёлтых глазах отражался только неподдельный ужас. Не в силах сделать и шага, Тучелапая застыла перед предводительницей.

+9

390

Тяжело раздувая подёрнутые грязью бока, он нервно повёл кончиком хвоста в сторону Душицы, не спуская настороженного взгляда с персиковой морды юного лекаря. Торнадо был на пределе, разум помутился от долгого путешествия в плену одних и тех же, отскакивающих от стенок черепной коробки с бесконечным резонансом, беспокойных мыслей, а потому чуть более сердито, чем обычно, взглянул на Песочника, готовый встретить неожиданный отказ.

   — К сожалению, нет, - недовольно отмахнувшись от бело-черной, здоровяк отодвинулся на несколько мышиных хвостов, не спуская с исхудалого тельца пристального взгляда, лишь единожды бросив взгляд через плечо на подсевшую рядом Кисточку, принесшую запахи леса и свежей дичи.

   — На неё напали одиночки, - кратко, с едва заметным раздражением пояснил, непроизвольно дёрнув плечом от ерошившего шерсть белоснежного хвоста - я шёл слишком долго, - потемневшие от негодования, медные глаза столкнулись с раскосым взглядом целителя - откуда я могу знать? - но тут же подорвался с места, вспоминая - стой, она сказала, что ела мяту. Какую-то там траву от кашля, - Торнадо не был уверен в том, что говорит, ярясь на свою беспечность, тревожась за ее последствия - они ее отравили?

Буромордый не повышал голоса, но горло неприятно свербило, а при вдохе виски наливались тяжестью, хотелось сомкнуть веки и зарыться носом в палевую шерсть, по пробуждению вычеркивая сегодняшний день из памяти. Прищурившись, Торнадо попытался сосредоточиться на голосе Чащобника, когда привычно озлобленный, черный кот пошатнулся перед осоловелым взором, а из общего гомона неожиданно близко грянул голос предводительницы.

   — Я же сказал, - как маленький котёнок от надоедливой мамаши, капризно отстраняясь, он покосился на Звездошейку с непониманием - одиночки напали на нее и отравили. Они выживают их племя с земель, - выпрямляясь, здоровяк увидел лишь хвост удаляющегося в палатку целителя - сколько еще она должна тут лежать?!

Тучелапая подоспела как нельзя вовремя. Уловив момент, когда лидерша отвлеклась на очередного гостя, что уж точно должен был захватить ее дамское внимание, Торнадо попятился, борясь с головокружением, бережно подхватывая бессознательную в намерении ретироваться незамеченным.

▼ палатка целителя ( ?? )

+6

391

Главная поляна быстро наполнилась голосами и возней, а Кисточка смотрела на оруженосца, дожидаясь, станет ли он говорить. Зная его горящий нрав, она практически не надеялась на нормальный ответ. Но, вопреки ожиданиям, тот соизволил объяснить все достаточно доходчиво.
- Одиночки? - отчего-то голос стал куда тише и неуверенней, стоило осознать всю проблему. Но ей удалось достаточно быстро вернуть себе самообладание и перевести взгляд на подошедшего целителя. Белоснежная молча наблюдала как тело уносят в сторону целительской. Тон Чащобника не говорил ничего хорошего, как и запах, который сначала показался ей просто странным. Только сейчас она поняла почему, что заставило дернуться за черным котом. Но она все равно ничем не сможет помочь, придется снова смириться и терпеливо ожидать вердикта.
Пока кошка боролась с желанием пойти помогать с травами, предводительница отвела Торнадо в сторону, привлекая ее внимание. Вот и шанс поговорить о сложившейся ситуации, которая, настойчиво заев в голове Кисточки, заставляла кончик хвоста нервно дергаться. Совсем немного, но достаточно, чтобы выдать ее сильное беспокойство.
- Звездошейка.. - только начала она.
- Звездошейка, у нас тут... Дербник, - воительницу опередили, из-за чего она резко переметнула взгляд на вернувшуюся Тучелапую. А знакомое имя из ее уст так и вовсе заставило быстро подняться и двинуться к ней. Но заметив ступор соплеменницы внимание Кисточки снова полностью вернулось к ней.
- Тучелапая, с возвращением, - мягко начала белоснежная и приветливо кивнула. - У нас гостья, сейчас отдыхает в целительской.
Воительница посчитала своим долгом донести до кошки ближайшие новости, предполагая причину ее замешательства. Она как всегда старалась на корню пресечь панику, но внутри себя позволила этому ростку достаточно быстро овладеть собой. Хотя по ее виду сложно сказать. Ей нужно было поговорить со Звездошейкой, что она и показала долгим, выпытывающим взглядом. Но кажется сейчас все внимание будет на другом. Поэтому, опустившись рядом с пришедшей воительницей, Кисточка стала медленно изучать взглядом вернувшегося кота, поговорит немного позже.

Отредактировано Кисточка (2018-04-21 17:57:59)

+4

392

В этом чертовом мире нет ни единого дня, который бы мог удовлетворить темную душу, запертую в дряхлеющем теле Корицы. Каждый день каждого нового дня на новой территории приносил самые неожиданные сюрпризы, как если бы Небесное Племя было обильно смазано медом, а все проблемы были голодающими после затяжной зимы пчелами.
Вот и сегодня Торнадо преподнес Небесному племени подарок из подарков, явившись в лагерь с живым телом на плечах. И этому телу явно требовалась срочная помощь. Да и было бы немного неловко, если бы это самое тело померло прямо на пороге.
Племя зашевелилось. Иронично, что Торнадо принес с собой ветер, который развеял тянущее затишье племени после прихода Серебра Звезд. Интересно, превратится ли этот ветерок в ураган? Тут и Звездошейка, и Чащобник засуетились. Да и остальные не отставали, словно соревновались в том, кто больше волнуется. Смешные.

- Воистину, Торнадо - сплошное наказание. Ну хоть шевелит наши старые кости, да? – Проворчала доселе наблюдавшая в углу кошка. Ее скрипучий сонный голос не был озлоблен, что уже хорошо; видимо, хороший сон под теплыми лучами, что нагрели старые бока, пошел на пользу.  Либо старая еще не проснулась, либо была слишком самоуверенна и полагала, что Небесные прекрасно перенесут любые болячки. Или ей просто хотелось верить в то, что у Чащобника все под контролем и он достаточно умел в своей специализации. В ином случае Корица не будет его винить ни в чем, ведь коты рано или поздно умирают в любом случае.
- Бескорыстная помощь другим – привилегия молодых. Задача же нас, взрослых – отравлять в них это желание по мере их взросления, дабы те познали все краски этой жизни. Однако, - тон кошки сменился с более-менее добродушного на привычный для старшей воительницы, которая славилась своей прямолинейностью во всем. - Это не значит, что Торнадо не нужно хорошенько подержать за загривок над какой-нибудь пропастью за то, что притащил в дом какую-то заразу. Хотя, если он и притащил заразу - первым же от нее копыта и откинет.
И тут на глаза Корице попадается весть о Дербнике. Одно лишь упоминание об этом куске помета, который осквернил ее милую ученицу своими жалкими амбициями и кое-чем еще, пробуждала в Корице желание разделать его где-то в районе пуза и порвать на подстилки для его же потомков, потому что ни чем иным он тут и не пригодился бы.
С другой стороны, воительница уже решила, что сегодня ее настроение не испортит даже падение неба на землю, а потому, пару раз вздохнув полной грудью, пришла в себя.
- Тучелапая, любовь моя. - Нежно обратилась к молодой кошечке Корица. - Не могла бы ты сделать оказать услугу и отнести Этот-паршивый-кусок-как-его-там туда, откуда оно выползло и оставить помирать в муках?
Что молоденькая Тучелапая, что старшая Корица - обе выставляли свои эмоции на всеобщее обозрение, что делало их похожими. Кроме того, хорошее отношение к себе темная воительница заслужила и делом, упорным трудом и выдержкой, а потому старшая воительница была с ней даже мила.

Отредактировано Корица (2018-04-21 21:08:51)

+5

393

► Бор

Странный запах и суматоха взволновали Дербника одновременно с Тучелапой. Вонь болезни, склизко оседающая в легких, все сильнее сбивала нюх на подступе к лагерю, ощущаясь слабым, но резким запахом смерти. Машинально переглянувшись с Пеплом, великан задумчиво нахмурился: кажется, новобранец тоже был по меньшей мере удивлён.
Перейдя на бег следом за молоденькой воительницей, серибристый сразу почувствовал, как внутри все сжимается от невольного беспокойства за соплеменников: как же долго он не мог знать, какая участь была уготовлена Небесным котам. А ведь теперь среди них не только Звездошейка, но и его...  наследие.
Тропинка к главной поляне быстро сузилась сугробами, пропуская всех по одному. Горец заходил последним, вырастая из-за спины недавнего пепельного противника и встречая оживленный лагерь немного беглым, встревоженным взглядом: после безмолвных каменных пустошей племя выглядело настоящим муравейником. На мгновение бывший одиночка даже оглох, лишь слыша, как внутри нарастает пульс, однако Тучелапая, в отличии от него, совсем не растерялась.
- Звездошейка, - тем временем окликнула палевую львицу темно-шерстная, заставляя замереть, буквально врасти в землю подобно старому валуну, - У нас тут... Дербник.
Пропустив вдох, кот распрямил плечи. Все были шокированы, ошеломлены и далеко не обрадованы его возвращением. Впрочем, серебристый не смел надеяться на одобрение, совершенно не нуждаясь в чьей-то жалости - никто не посмеет отобрать у него звание воина, пока этому свидетелем не станет само Звёздное племя.
Лишь дёрнув ухом на шквал желчи, заполнивший поляну шипением и грязными перешептывания, великан твёрдым, почти стеклянным взглядом нашёл свою предводительницу. Его стержень был в холодном достоинстве и выдержке, которые он, невзирая ни на что, всегда нёс как знамя с неизменной стойкостью горца.
Вернулся.
Только мысль об этом уже почему-то не грела надеждой. Казалось, Дербник столкнулся с еще большей трудностью, чем выживание в холодных горах. Но он, как и прежде, все еще упрямо отказывался верить в то, что родное так скоро может стать чужим, а потому решительно выступил вперёд, не видя перед собой ничего, кроме сверкнувших в дали серых глаз. Звездошейка не могла и никогда не сможет его забыть.

Отредактировано Дербник (2018-04-22 00:45:53)

+5

394

Звездошейка чувствовала, что в последнее время ее окружает слишком много всего из ряда вон выходящего. Палевая воительница Ветра оказалась совершенно неожиданным происшествием, которое Торнадо (предки, почему опять Торнадо?) пояснил капризным, срывающимся тоном, вводя тем самым предводительницу в нехорошее предчувствие о том, какие отношения связывают оруженосца и кошку соседнего племени.
- Я же сказал, - отстранился буромордый от раздраженной кошки, которая нетерпеливо ухом дернула, но все же испытующе смотрела на юнца, - одиночки напали на нее и отравили. Они выживают их племя с земель, - Торнадо выпрямился, но на предводительницу уже не смотрел - все его внимание было приковано к палатке целителей, - сколько еще она должна тут лежать?!
И она почти преградила ему лапой путь, почти потребовала от него ответа, что он делал на чужой территории один, без наставника, с чужой кошкой, но Тучелапая... Тучелапая принесла новость, которую палевая жаждала услышать много лун.
Раньше.
- Звездошейка, - голос соплеменницы заставил кошку дернуть ухом, но она все еще смотрела вслед удаляющемуся Торнадо, думая, что же делать с этим лоботрясом. Чуть обернув голову, палевая явила нахмуренный, серьезный профиль, из чистого уважения слегка обернувшись к темношкурой.
- У нас тут... Дербник.
Оцепеняющий разряд от лап до хвоста. Замерев, осмысливая, палевая приподняла голову и обернулась через плечо чуть сильнее, по старой привычке сразу же выделяя из толпы серебристую шерсть.
Помятый. Первое, что пришло в голову Звездошейке, которая перевела быстрый взгляд на такого же взлохмаченного Пепла, а после - обратно, на него. Она смотрела на бывшего возлюбленного, молчала, чувствуя, как голоса и шипение соплеменников на предателя, коим его все величали долгие луны, сливались в белый шум. Сейчас палевая львица слушала лишь свои ощущения и себя.
Ибо решила, что имеет право подумать в этот момент только о себе.
Серебристый горец молчал, палевая медленно разворачивалась к нему. Опустив голову и слабо помотав ей из стороны в сторону, Звездошейка оказалась мордашкой к пришедшим, к чужаку, который изволил вернуться. Где-то внутри забытое чувство свербило от одного только взгляда диких янтарных глаз, но она чуть поджала губы и приподняла подбородок. Львица. Предводительница. Сама по себе.
- Здравствуй, Дербник, - спокойный, даже не холодный, а почти равнодушно-усталый тон. Она не притворялась. Она действительно устала его ждать и смирилась.
И кошка заглушила в себе чувство мимолетной жалости оттого, как может воспринять её тон Дербник.
Не моя вина.
- Полагаю, ты хочешь объясниться, - тон не потеплел ни на долю. Корица, всегда порицавшая, но также и защищавшая Звездошейку, ожидаемо была готова наброситься на горца в одно мгновение, но палевая посмотрела на бывшую наставницу тяжелым взглядом. А после перевела посуровевшую за луны морду к бывшему соплеменнику.
- Хочешь - говори.

+12

395

Нагоняй от наставника был внезапным, как змея, и стремительным, как ястреб. Да, именно, как ястреб - ворчливый тон и резкие слова впились в уши, словно острые когти, но самого Песочника данный факт скорее обрадовал - наконец-то безмолвный целитель вышел из собственных дум и сам принялся раздавать указания, заодно отгоняя шумных соплеменников.
— Песочник, — палевый навострил длинные уши, уже напрягаясь и готовясь сорваться с вытоптанного куска земли, как кролик с колючкой в сами-знаете-каком-месте. — За бурачником, который ты прекрасно описал, отправляешься в целительскую сам. Сейчас же. И остаешься там, — велел наставник своим самым обычным тоном, который намекал любому собеседнику, что приговор окончательный и обжалованию не подлежит. На секунду ученик целителя замер, но затем, моргнув, бодро улыбнулся, источая настолько концентрированный и осязаемый оптимизм, что из него можно было сплести носилки и отнести Маковку в палатку именно таковым образом.
— Ой, я и не додумался, — слегка запоздало прорезался у Песочника голос, пока сам он с самой лёгкой нотой конфуза разворачивался в сторону родных пенатов. Но уже через секунду, чуть ли не подлетев на месте, распушил загривок. — Сейчас всё будет в наилучшем виде! — торопливо оттарабанил тот, прыжками настолько широкими, насколько ему позволяли его лапы, помчавшись в полумрак палатки целителя. Пока он бежал, в голове беспорядочно роились бесконечные размышления и воспоминания о том, какие травы для чего и как используются: вдруг Чащобник захочет устроить ему экзамен? А затем на смену этому пришли старательные пересчёты по памяти всего целительского арсенала трав и ягод, какой только можно было найти в их палатке. А вдруг Чащобник захочет устроить заодно и инвентаризацию? — О, Дербник, давно тебя не видели! — попутно поздоровался Песочник с заходящим в лагерь котом, прежде чем его пушистый хвост скрылся в пещере.

» палатка целителя

+6

396

→ из патруля

— И всё-таки одиночки, — дело стремительно начало пахнуть пожарищем, когда некоторое время назад в лагерь Небесных котов пожаловал уставший и решительным образом оцарапанный, но неизменно вежливый Серебро Звёзд. Сборище бродяг, вестимо не такое уж разболтанное, сирое, убогое, напало на земли рыболов. Более того — ныне эти самые земли уже были вовсе не рыболовов. За все сознательные луны своей жизни Кленовый не помнил ни одного происшествия подобного рода. Что изменилось? Что повлекло за собой череду трагических событий?
— Восстание, жаждущие отмщения и власти коты. То, но не то одновременно, — трёхцветный взмахнул пушистым хвостом, стряхивая влажные капли вперемешку со снегом. — Слабы. Речные воители были слабы. И одиночки знали об этом, — на подходе к дому отчему глашатай чуть замедлился, хмурясь. — Не по клыкам сильное, процветающее племя, знающее свои возможности и ценность, имеющее чётко поставленные цели даже очень хорошо организованному сброду, — Кленовый не мог назвать серебристо-пятнистого лидера плохим, однако факты доносили до обитателей леса вполне ясный вывод. Пришла пора радикальных мер. И борьбы. — Без неё никак, — воспоминания о любимой маленькой дочке Сычушке с боязливым взглядом укрепили мысли.

Главная поляна встретила пёстрого глашатая очень, очень странным запахом. Когда это предгорья внезапно стали пустошами? Да ещё крайне странными пустошами, с кисловатым привкусом лихорадки. Хвост воина тут же недовольно рассёк воздух, а глаза гневно сверкнули. Какой остолоп принёс в лагерь болезнь?! Увы, искомый мышеголовый (хотя Кленовый был искренне уверен, что тут уже даже не мышь, а таракан или пень) обнаруживаться никак не хотел, а тонкая нить «чудного» аромата уводила в целительскую. Мешать лекарям трёхцветный не собирался — давать Чащобнику повод для взгляда «павший звёздный мученик смотрит на порождение Темнолесья» не сильно-то хотелось. Зато можно расспросить о произошедшем Корицу. Главное ещё при этом действе хорошенько держаться за свои усы, хвост и уши, ага.

Тут внимание Кленового привлекла ещё одна фигура. Заметно посуровевшая, сизая, пушистая — вот уж точно призрак из прошлого. Рядом обретались растрёпанный более обычного Пепел и напуганная чем-то Тучелапая.
— Хочешь — говори, — послышалось спокойно-усталое, предводительское. Дербник. Челюсти невольно сжались, а лапы напряглись, когда зеленоглазый тихо пробирался ближе к упомянутой старшей воительнице. В своё время бывший одиночка стал храбрым воителем, но после вновь покинул племя. По своей ли воле? Он не сказал. Ничего не сказал. — Что, интересно, скажет теперь? — мысли приобрели весьма негодующий оттенок, стоило только вспомнить тяжёлые роды Звездошейки. И представить всю боль, с коей лидер Небесных котов шла вперёд.
— Корица, — глашатай уважительно кивнул старшей воительнице, говоря по возможности тихо, — откуда запах болезни в лагере? — эмоции эмоциями, а дела ещё никто в этой жизни не отменял. Пора бы уже сосредоточиться на них.

+7

397

сосновая роща >>>

Хладнолапка торопилась в лагерь, переживая за котят, за их здоровье, а потому Сугробчику, возможно, было слегка неудобно в её пасти трястись всю дорогу. Ученица периодически оглядывалась на своего соседа по палатке, чтобы он и Мотылёк не отставали. Однако на подступах к лагерю кошке пришлось замедлиться, так как рядом витал чужой запах. Кажется, это было племя Ветра, но в то же время пахло чем-то иным, совсем не вереском и кроликами. Всё смешалось в голове Хладнолапки, но для себя она решила, что в лагерь заявился кто-то, кто просто проходил через территории племени Ветра.
Ученица, соблюдая осторожность, вошла в лагерь, но ждало её там то, чего она даже не могла себе представить. Кто-то на поляне назвал имя, и Хладнолапка узнала в сером коте Дербника. Когда тот покинул племя, кошечка была ещё мала, но теперь она вполне серьёзно могла оценивать его поступки. И никаких эмоций, кроме осуждения, бывший воитель не вызывал.
Дербник беседовал со Звездошейкой. Ученица решила немного повременить, не смея прерывать разговор. Она осторожно положила Сугробчика на землю и с небольшим опозданием всё-таки ответила на его вопрос:
- Хладнолапка. Меня зовут Хладнолапка, - кошечка ещё разок улыбнулась, оглядываясь на Тминушку и Мотылёк. Некоторые уже обратили на их небольшой отряд внимание, и ученица больше не хотела тянуть. Она уловила момент, когда беседа прервалась, и осторожно приблизилась к своей предводительнице. - Звездошейка, мы с Тминушкой были в лесу... - зелёные глаза тут же расширились от какой-то странной волны стыда, и кошка поспешила исправиться: - то есть, просто гуляли... хотели... ам. Мы наткнулись на котят. Мотылёк нашла этого малыша в лесу, - Хладнолапка указала хвостом на обоих котят. - Это, наверное, не моё дело, но думаю, не стоит её слишком наказывать, она нам очень помогла,- затем она понизила голос и продолжила тише: - Запах матери Сугробчика был старый, видимо, она оставила его в лесу и ушла. Но, может, ещё есть шанс её найти.
Кошка замолчала, нервно опустив глаза. Высказать своё мнение в лицо предводительнице - до такого она ещё не доходила. Хладнолапка отступила на шаг назад, то ли чтобы не нарушать личное пространство Звездошейки, то ли поближе к Тминушке. Она снова покосилась на котят, чтобы убедиться, что они в порядке. Нужно Сугробчика скорее отнести в тепло.

+5

398

Поймав на себе взгляд предводительницы, Дербник каждой клеточкой своего тела ощутил нарастающее напряжение. Лапы пробила мимолётная, никем не замеченная дрожь: неужели волнение? Однако прислушавшись к себе, серебристый понял, что это только досадное напоминание об усталости.
- Здравствуй, Дербник, - спокойный, даже не холодный, а почти равнодушно-усталый тон. Казалось, что за этим стоит лишь уязвленная гордость львицы, правда сердце, которое не обманешь, подсказывало совсем другое. Между ними искрило, но уже не как прежде.
- Полагаю, ты хочешь объясниться, - тон не потеплел ни на долю. Горец молчал, упрямо выжидая, когда среди туч мелькнёт хоть слабый огонёк - его маленькая надежда.
- Хочешь - говори.
Но серое небо в глазах лидерши так и осталось нетронутым, обдавая холодом безразличия.
- Я хочу видеть их, - повышая голос, громоподобно отозвался кот, чувствуя, как с непривычки надрывается горло.
- Я хочу видеть своих детей, - увереннее настоял Дербник, возвращая себе мягкий, режущий слух лишь легкой хрипотцой баритон. Палевая не могла ожидать, что он в курсе появившихся на свет малышей, однако и сам горец совсем не предвидел, что выжил из них только один.
Недоверие со стороны соплеменников давило, обступало со всех сторон, но оглянувшись, бывший одиночка отчаянно хотел увидеть среди них что-то своё, родное и близкое, что нельзя было спрятать за равнодушными колкими фразами.
- Мне пришлось покинуть племя по зову долга. Долга помочь ближнему, - вернувшись к Звездошейке, ровно, без надрыва пояснил великан: она знала о Валуне, обо всем, что этот кот сделал для него. Должна была понять - хотя бы попытаться.
- Я смог уйти, - легко признал бывший одиночка, не скрывая своей вины и раскаяния, - Но не смог бросить того, кому обязан жизнью.
Мольба о помощи настигла Дербника чужими устами, и он, поддавшись страху, принял решение в одночасье. Умирая, дядя просил вернуть мир его семье, которую настиг ужас и отчаяние. Только помогая, серебристый не ведал, что разрушал свою собственную.
- Я сражался за каждого из вас, - вновь окинув взглядом всех собравшихся, пропавший воин был обескуражен тем, как резко племя забыло все то, что им вместе пришлось пережить. Но даже язвительные плевки и вздыбленные загривки не вынудили его отказаться от своих слов, - И я вернулся, как только мне позволили горы, чтобы сделать это еще раз.
Сердце пропустило удар: его история была намного, намного длиннее. Наполненная сотней неожиданных поворотов и написанная кровью, она походила на безумную выдумку старейшин, однако для горца в один миг стала необратимой реальностью. И как шрамы, спрятанные под шерстью, она навсегда останется при нём уже лишь воспоминанием, которое он никогда не захочет вернуть.
- Видит Звёздное племя, моя преданность так же непоколебима, как и во время клятвы. И я готов хранить её до конца жизни, если ты, Звездошейка, сможешь простить мне... себя, - непрерывно смотря на кошку, пылко, с неким вызовом заявил Дербник. Он был все еще своеволен и непокорим, но вновь стоял перед ней, совсем не униженный правдой прошлого: важно то, что он смог вернуться и действительно желал этого всей душой.
Ты не могла поверить в то, что я предатель.
Или сделала это, чтобы заглушить боль?

Отредактировано Дербник (2018-04-26 04:19:14)

+5

399

Палевая предводительница не смогла сдержать подрагивающих на каждое упоминание имени горца ушей: воители племени собирались, отрывались почти каждый от своих дел и "радушно" встречали ушедшего от них серебристого кота, на которого Звездошейка смотрела испытующе, горько, почти с больной надеждой: "Скажи, скажи хоть что-то, что сможет вызвать понимание хотя бы в них".
Но упрямый горец, травящий ей душу пронзительным золотым взглядом, выдал нечто, обрушившееся на Звездошейку как ушат холодной воды.
- Я хочу видеть их, - неожиданно громко отозвался Дербник, на мгновение вводя палевую в легкое непонимание, а после заставив замереть от нахлынувшей изнутри оцепляющей боли.
"Их? Я тоже хочу видеть... их".
- Я хочу видеть своих детей, - настаивал серебристый кот под тяжелым грозовым взглядом. Хвост палевой извивался медленно, будто змея, и она будто бы сдерживала в себе нарастающее пламя. Такое, что его лучше придержать, чтобы после оно охватило тебя полностью.
Ни мускул не дрогнул на мордашке Звездошейки. Она, приподняв подбородок, промолчала, давясь собственной болью.
"Их... четверо. Было".
Дербник оглядывался и, похоже, не находил то, чего искал: понимания. Быть может, не оставь он предводительницу беременной, не оставь он её одну, умирать в мучительных родах, соплеменники смотрели бы на него немного иначе.
А так в племени каждый узнал, что пережила палевая предводительница, и, главное, почему.
- Их, - сглотнув, твердо мяукнула Звездошейка, - ты не увидишь. Когда ты ушел, я узнала, что жду котят. Я не очень равнодушно переживала то, что ты оставил племя и меня, и во время родов я потеряла троих из четверых. И жизнь, - злостно отрезала Звездошейка, добавляя факт, который, быть может, не знали многие. Отвернувшись от бывшего возлюбленного в полупрофиль, палевая посмотрела туда, где сейчас находился их единственный сын.
- Мне пришлось покинуть племя по зову долга. Долга помочь ближнему, - подал голос Дербник, объясняя, и Звездошейка с саркастичной улыбкой закрыла глаза.
Ближнему? Лучше бы ты молчал.
- Ближние, Дербник, - сдерживая себя и объясняя, будто малому котенку, вкрадчиво и почти по слогам мяукнула предводительница, приоткрывая на горца холодные серые глаза, - это твое племя. Я думала, ты должен был усвоить это с Воинским Законом, - холодно отрезала кошка.
- Я смог уйти, - легко признал бывший одиночка, не скрывая своей вины и раскаяния, - Но не смог бросить того, кому обязан жизнью. Я сражался за каждого из вас, - он пытался внимать к душе каждого, но Звездошейка, следя за его взором, понимала, что зря: Дербник оставил племя и предводительницу в тот момент, когда был нужен больше всего, - И я вернулся, как только мне позволили горы, чтобы сделать это еще раз.
Звездошейка молчала, глубоко дыша грудью. Пусть так, пусть он ушел, но...
- Видит Звёздное племя, моя преданность так же непоколебима, как и во время клятвы. И я готов хранить её до конца жизни, если ты, Звездошейка, сможешь простить мне... себя.
- Простить себя? - переспросила палевая с холодным прищуром, взмахивая хвостом, как плетью.
- Ты бросил племя, Дербник! Ты бросил меня, своих детей, но - хуже всего! - ты не усвоил самого главного о жизни в племени, - выступив на шаг вперед и приблизившись к нему почти вплотную, кошка, разъяренная, со вздыбленной шерстью и змеиными движениями хвоста, - если у тебя проблемы - это проблемы всего племени. Если случилась беда, ты не бежишь прочь решать её, а говоришь об этом своему племени, своей семье! - с каждым словом распалялась кошка все больше, рыча и почти беснуясь.
- Я не прощу тебя, Дербник, - отрезала она, как приговор.
- И племя не простит, - окидывая хвостом свою семью, добавила Звездошейка, приподнимая подбородок. Она заметила Хладнолапку и котенка у нее под лапами, встревоженно, коротко кивнула, обещая разобраться со всем. Чуть-чуть позже.
- И в память о нашем прошлом, я сделаю для тебя то последнее, что ты заслуживаешь увидеть, - почти развернувшись, она негромко добавила:
- Посвящение твоего сына. А после ты уйдешь, - тихо мяукнула палевая, твердым, непреклонным взглядом взглянув на Дербника. А после в несколько почти легких прыжков (старые раны давали о себе знать), поднялась на вершину карниза.
- Хладнолапка. Тмин. Пепел. Орленок, - позвала она тех, кто давно заслужил стать на ранг выше. Последнее имя прозвучало наравне с остальными, и лишь короткий взгляд на Дербника показывал: вот он, твой сын, смотри, раз так хотел.

+8

400

Вновь переполох на поляне, но на этот раз кошечка, столь же хрупкая и нерешительная, научилась бороться с собственными тревогами, вынырнув из ученической палатки куда уверенней, настороженно подергивая круглыми ушками. Даже в самых смелых мечтах Сычуша не задумывалась о том, что будет посвящена в ученицы раньше сына предводительницы, да и нужно ли было это ей? Дремавшая после бессонной ночи, она раз за разом окидывала главную поляну мутным взглядом, пытаясь сфокусироваться на главной причине разворачивающегося переполоха.

Стройный голос Звездошейки лился не переставая, но едва ли малышка понимала принадлежность столь резких слов. Вскинув круглую мордашку, она увидела предводительницу, готовящуюся созывать племя, и тут же растерянно замялась - Сычуша не любила толпу и, как бы не хотела разглядеть все подробности в мелочах, в лучшем случае оказывалась в дальних рядах.

И сейчас, двигаясь большим полукругом, она направлялась к своему месту неподалеку от лагерной изгороди, прикладывая немало сил, чтобы оставаться спокойной, внимательно сосредотачиваясь на каждом шаге, пока не отвлеклась, изумленно округлив глаза оглядывая высокого серебристого незнакомца, уверенного и уставшего, пахнущего дальней дорогой. Ей хватило мгновенного забытия, чтобы неожиданно для самой себя набрать скорость, но тут же остудить пыл, врезаясь в возникшего, казалось бы, из ниоткуда Бурелома. От наставника сильно пахло кровью, виновато оторопев, Сычуша мелко затряслась.
    — Б-бурелом.. - тоненько пискнула, растеряв и без того тихие зачатки голоса - извини.

Отредактировано Сычуша (2018-04-26 18:21:02)

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » главная поляна