cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 241 страница 260 из 334

1

http://s0.uploads.ru/5t2J0.png


Лагерь Небесного племени, расположенный ближе прочих к горам, испещрён серыми прожилками скал и камней, сохраняющих в сезон Зелёных листьев тепло до самого вечера. Окружённая высокими стволами могучих деревьев поляна скрыта от любопытных глаз, и лишь огромный дуб горделиво возвышается над окрестностями, предоставляя удобнейшую точку обзора. Посреди лагеря располагается каменный карниз, там же расположена и пещера предводителя. Сбоку, надёжно защищённые от непогоды каменистыми стенами и корнями сосен, тянутся остальные палатки: воинская, ученическая и детская. Пещера целителя расположена ближе к покоям предводителя, а в многочисленных расщелинах бережно хранятся всевозможные травы. Вход в лагерь защищён побегами жестковатого кустарника, на котором невнимательный захватчик может легко оставить всю свою шерсть.


0

241

Палевая присела, постепенно расслабляя плечи. Конечно, материнский инстинкт её вопил, когда её сын, её Беляшик, находился неподалеку совершенно незнакомого, чужого самца. Когти то и дело норовили выпуститься из подушечек, хоть Звездошейка и понимала, что Пепел выглядит вполне себе дружелюбным.
Только вот очень грустным.
- Я действительно не обучен сражаться так, как сражаются племенные коты. И охотиться я привык так, как научился сам. Но я хорошо учусь всему новому, - в свою пользу признал Пепел, но палевая промолчала, кивая тому: она хотела послушать его больше.
А еще она отвлекалась на разбушевавшегося Беляшика, который уже выпрашивал у Куролапа самые совершенные приемы.
Пепел, казалось, все понимал. Звездошейка, как и он, понимала, что жизнь в племени - куда более благородная и осмысленная жизнь, эталон для кота. Однако частенько одиночки, встречавшиеся ей на пути, ни за что не были готовы расстаться со свободой, делить кров с соседями по палатке, что хуже - делить пищу.
- Или я ошибаюсь, и суть группы не в этом? - тщательно подбирал слова пепельный кот, и Звездошейка лишь медленно кивнула ему.
- В этом, - коротко подтвердила сероглазая предводительница, снова отвлекаясь на Беляшика, которому действительно не хотелось оставаться в тени. Палевая с улыбкой осознала, что её рыже-белый буян не может оставаться без внимания, и ощутила до последней клеточки, как сильно, как всепоглощающе она любит своего сына.
- Если я буду просыпаться и знать, что я нужен кому-то, что я могу служить чему-то большему, чем одна моя жизнь, то мне и измыслить нельзя большего вознаграждения, - снова негромко произнёс серый, зная, что на таком расстоянии Звездошейка все равно услышит все его слова. - Поэтому я готов служить тебе и племени, если ты примешь это.
- Приму, - коротко мяукнула Звездошейка, поднимая глаза на Пепла. Ей было очень больно. Она снова доверилась серому одиночке.
- Ты знаешь, что Куролап знает секретный приём - куриный толчок?! - разрезал наступившую тишину голос Беляшика, и кошка аж вздрогнула, отвлекшись.
- Если он его применит, ты ка-а-ак подлетишь, и упадёшь в середине лагеря Грозовых воинов. А они тебя - ам! - и съедят.
- Похоже, Пепел, тебе придется очень постараться, - холодно усмехнулась она, поднимаясь на лапы.
- Душица. Возьми Куролапа и Пухолапа и пройдитесь на границу, что-то патруль долго не возвращается, да и Лисица с Морозником задерживаются, - беспокойно пробормотала кошка, осторожно покосившись на пришедшего одиночку. Затем, словно приняв решение, она выпрямилась, подтянув лапой к себе Беляшика, оставив того между передних лап, как львица, опекающая своего львенка.
- Завтра мы пойдем с тобой по территории. Я лично прослежу, на что ты способен, а пока - устраивайся у скалы под навесом, - грозовые глаза холодно блеснули, она держала дистанцию, как могла.
- Беляшик, - наклонившись к сыну, кошка понизила голос, - принеси нашему гостю какую-нибудь мышку из кучи. Мне будет очень приятно посмотреть, как ты заботишься о чужих, а еще так легко представить, каким охотником ты у меня вырастешь, - и она лизнула его против холки, взлохматив "гриву".
А еще...
Запрокинув голову, Звездошейка улыбнулась в усы. Грустновато, но улыбнулась.
- А вот и снег.

+5

242

Шалости котёнка вызывали у Пепла скорее раздражение, чем веселье. И внутренне он был весьма поражён этой переменой. Раньше такое баловство умилило бы его и вызвало бурю веселья. Сейчас же он думал, как бы поскорее уйти от этого разговорчивого комка шерсти. Ему было тяжело осознавать, что вместе с его жизнью не остановилась жизнь всего мира. Хотя это же и дарило надежду.
- Эй, Перепел, выходи на бой! - серый одиночка старательно игнорировал всё, что говорил котёнок - в конце концов юности положено быть бестактной и болтливой, чего уж тут. Но эти слова заставили кота вздрогнуть от бури негодования и злости, которая вспыхнула и опала так быстро, что вряд ли кто-то смог распознать все эти чувства.
- Пепел, маленький. Меня зовут Пепел, это не слишком сложно запомнить, - тихо, и очень веско попросил серый, наклонив голову к сторону Беляшика. Затем он выпрямился, слушая слова предводительницы.
- Приму, - наконец произнесла Звездошейка то слово, которого так долго ждал странник. Но облегчения не последовало. Кто-то внутри кота даже начал возмущенно топать по полу - мол как так, обещал же, что сразу после этого полегчает, что за ерунда?! Но серый благодарно и устало кивнул.
  Стараться он готов. Даже готов жертвовать собой не так, как всегда ему казалось правильно и достаточно героично - единым порывом бросив свою жизнь на алтарь. Нет, от был готов делать это изо дня в день по капельке, по шерстинке.  Он заставил себя почувствовать родство с всеми этими котами вокруг, но ощутил лишь холод и пустоту, недоверие. Чужак.
  Предводительница принялась раздавать распоряжения другим котам, а серый, не глядя на неё, жадно слушал эти слова, к которым ему предстоит привыкнуть. Имена, которые он должен запомнить. Это всё обязательно нужно ему, чтобы однажды хоть некоторые из этих котов признали его своим.
- Завтра мы пойдем с тобой по территории. Я лично прослежу, на что ты способен, а пока - устраивайся у скалы под навесом, - велела предводительница, и Пепел блаженно подчинился её словам. Его лапы были неожиданно легки, когда не его собственная голова (безумная, не иначе) диктовала им свою волю. Оказавшись под навесом скалы, Пепел принюхался. Если коты и сидели здесь, то проводили совсем немного времени. Вряд ли здесь регулярно спал кто-то. Скорее, прятался от дождя, пока не заканчивал свою трапезу. А ты думал, тебя пустят в гнёздышко, дурень? Пепел хмынул, и принялся неспешно рыть передней лапой себе углубление до сна. Он не слишком любил, чтобы ветер задувал ему в бока, пока он дремлет.
  Этот полный эмоций и напряженного ожидания день готовился умереть, и серый приветствовал это. Похоже, что у него будет настоящая возможность выспаться. И не придётся спать рядом с Беляшиком. Этот котёнок слишком полон жизни, чтобы такому, как Пепел, было приятно находиться с ним рядом сейчас. Он слишком пустой, как бочка, из которой вылили всю дождевую воду в начале жаркого сезона. И теперь несколько новые капли живительной влаги наполнят его. Пепел улёгся в своей неглубокой ямке, лицом обернувшись к котам племени. Он сомневался, что имеет право расхаживать по лагерю и знакомиться с котами. Это было бы неприлично. А ещё он страдал от голода. С утра ему не довелось поесть, и он осознавал всю глупость этой ситуации. Он не может уйти на те земли, которые не принадлежат никому, потому что предаст доверие Звездошейки. И не может охотиться на территории племени, потому что выйдет, словно он ворует их еду. Глупо. А живот предательски сообщал о том, что он очень даже живой и вообще не отказался бы от внимания к себе.
  Пока он лежал и думал о несовершенстве мира, чтобы заставить себя заскучать и уснуть, пошёл снег. Кот пораженно смотрел на него: похоже это был первый снег этого холодного сезона. Добрый ли это знак?..

Отредактировано Пепел (2017-12-17 23:07:22)

+2

243

Не останавливающийся гул в голове разрастался с новой и новой силой, и Душица уже была готова со скрежетом зубов забраться в палатку воителей, зарыться под мох и оставаться там до конца дней, если бы не одно «но». Гул исходил из реальности, он был таким же настоящим, как колючая короткая шерсть светлошкурой воительницы. Душица не знала, куда ей спрятаться от обилия звуков, постепенно охватывающих всю территорию в поле зрения кошки. Куда ни глянь – всюду бесплотные звуки, разрастающиеся с новой силой, засасывающие, словно ураган, внутрь себя, насмехающиеся над молодой воительницей. Душица дернула ухом, и впервые задумалась о том, какой бы хорошей была её жизнь, если бы все звуки внезапно исчезли. Навсегда.
Тёплый мех Звездошейки вмиг отрезвил разум Душицы, кошка удивлённо взглянула на предводительницу и, кажется, смутилась от близости Звездошейки, но ничего не сказала, не отстранилась. Не сказать, что небесной были приятны чужие прикосновения, но почему бы не воспользоваться шансом? К тому же, она заслужила это, спасая от неминуемой гибели несносного Беляшика. И пусть бок воительницы пострадал от того, что кошка завалилась на него в полёте – касания предводительницы словно забрали всю боль. И дышать стало легче.
«Если бы Звездошейку избрали не предводительницей, а целительницей, то, даю на отсечение голову, она могла лечить одним лишь взглядом»
Неизвестно, были ли мысли Душицы искренними, однако, кошка была благодарна палевой соплеменнице за такой чудесный дар.
А затем, услышав слова Звездошейки, вновь вспыхнула, подвергаясь смущению.
«С каких это пор предводительница советуется со мной? Или, мне только кажется? Неужели, она наконец-таки разглядела во мне потенциал, и я оказалась права, думая, что Звездошейка не взяла меня на Совет, потому что в какой-то степени позаботилась обо мне?»
На, казалось бы, вполне обыденный поступок предводительницы, Душица отреагировала слишком положительно. Возгордившись, она уже было распушила шерсть, и, не отводя взгляд от шустрого Беляшика, готова была выслушать причину беспокойства Звездошейки. Но, что-то пошло не по плану.
- Конечно, Куролап, - с безразличием, присущим Душице, выдохнула кошка, но даже не посмотрела на оруженосца, - Ты можешь послушать или поделиться своими мыслями по любому поводу, я... – и замолкла. Краем глаза уловив движение в свою сторону, Душица нехотя перевела взгляд на нарушителей спокойствия, а затем вздыбила шерсть, ощетинилась, но не сказала ни слова. К ним шли двое: в первой Душица разглядела Тишь, но не он был виновников злости небесной. Тот, кто шел рядом с ним. Неизвестный, пахнущий дурно, не по-небесному. Одиночка.
«На кой мышиный хвост Тишь привел сюда... это?»
Хвост заходил из стороны в сторону, и Душица с трудом подавила рычание, когда Пепел заговорил. Мгновенно, перед ней разрушился весь мир, оставляя лишь Душицу и Пепла. И темноту. Она не слышала голосов, не видела никого другого. Нарастающая ярость всё больше и больше ерошила шерсть, агрессия темно-красной пеленой заслонила обзор. Душица не знала, почему злилась больше: потому что она не услышала продолжение фразы Звездошейки или потому что относилась с огромным недоверием к одиночкам, рвущимся присоединиться к небесному племени. Однако, факт оставался фактом: белошкурая в настоящее время была слишком напряжена.
А затем её ударил Беляшик. Прямиком в подбородок.
- Агрх, Беляшик! – недовольно зашипела Душица, нахмурилась и посмотрела на прыгающего котёнка. Заинтересованный, он тоже не слишком дружелюбно встретил «новый рот» в племени, а потому пытался привлечь к себе как можно больше внимания. И Душица отчасти понимала бело-рыжего котёнка, но прыгать вместе с ним не намеревалась. Задумчиво рассматривая его, кошка не выдержала криков Беляшика, цыкнула языком, подхватила котёнка и отвернулась. Только потом отпустила и села напротив него. Взмахнула хвостом.
- Я так вижу, тебе не нравится его присутствие здесь? Мне тоже. Надо придумать план, что сделать, чтобы он тебя заметил. Как видишь, обычные слова не помогают.
Взгляд недобро блеснул. Душица хитро улыбнулась.
«По крайней мере, на первое время он будет увлечён не полётами»
Правда, никакого плана придумать не удалось. Едва Звездошейка вновь назвала Душицу по имени, белошкурая быстро выпрямилась и невинно улыбнулась, будто бы не пыталась обсудить с Беляшиком нечто такое, что могло бы помешать Пеплу вести спокойную жизнь в племени. Улыбка тотчас пропала, когда она поняла, зачем ее позвали.
«Достаточно ли мы взрослые, чтобы организовывать поисковый отряд? Мало ли, что могло там случи... Хотя, что это я. Звездошейка доверяет мне. Я знаю это. Поэтому, она отправляет меня вместе с двумя оруженосцами, чтобы я показала им, какой мир на деле»
- Приня-ято, - протянула кошка, затем подмигнула Беляшику и подошла к Куролапу.
- Эй, - окликнула она оруженосца, нависая над ним куцым облаком. Душица и поверить не могла, что совсем недавно была точно такой же, какой вот сейчас перед ней Куролап. Разве только не стеснялась общества. Или, ей только кажется?
- Идём? Я прикрою тебя, если что-то пойдёт не так, - она гордо подняла голову, дабы показать, какая же она сильная и независимая воительница. Оруженосцы вроде как должны внимать словам воителей? На это Душица и была настроена. Взглядом найдя Пухолапа, кошка кивнула сама себе, а затем плавно подплыла к «перьешерстному» ученику и, откашлявшись, положила тому лапу на плечо.
- Торжественно клянусь, что защищу и тебя. Идём искать потерявшихся наших!
Она пыталась вести себя как настоящий лидер, но выглядела по большей степени оруженосцем, который победил в очередной потасовке и заработал возможность командовать своими друзьями. Душице было слишком весело.
Собрав вокруг себя самый что ни на есть поисковый отряд, кошка радостно направилась к выходу из лагеря. Подальше от шума, в настоящее приключение.

прудик.

+4

244

*из заморозки, номинально - с утренней одиночной охоты*

Чащобник был сам не свой - с каждым днем, что приближал сезон Голых деревьев, в его душе становилось не холоднее, нет. Все жарче там горели сомнения, в каждом взгляде вокруг он видел то осуждение, то тайное знание всех его мыслей, даже тщательно скрываемых. Чувство слежения за каждым шагом замучило черного, он все чаще старался покидать лагерь по необходимости, и поскольку был не в силах перестать ему служить и хоть немного ослабить бдительный контроль за своими обязанностями, Чащобник придумал себе новый ритуал.
Он выходил охотиться в одиночку каждое утро, рано-рано, когда просыпался толчком, словно от кошмарного сна. Ловил так много дичи, как только мог, но из-за потери концентрации и постоянного отвлечения не мог похвастаться идеальными результатами. Выискивал среди мерзлой и размокшей травы отчаянно важные листики тех растений, что смогли пережить испытание то ливнями, то заморозками. Искал знамения от предков - как ему действовать дальше. Откладывал поход к Лунному Озеру, чтобы спросить Совета у Звезд - они могли помочь и так. Предки почему-то отвернулись от черного целителя Небесного племени, но он не хотел и не мог в это поверить. Звезды были святыней, как и воинский закон, который в мыслях Чащобник раз за разом нарушал.
Целитель сгорал заживо от ненависти к себе, а вокруг становилось все холоднее. Вот-вот начнется снегопад.

Этим днем он возвращался позже, чем обычно. Взбудораженный больше обычного, едва сумевший поймать скворца, такого дохлого, что стыдно было тащить птицу за крыло, Чащобник подбирался к лагерю, чтобы быть готовым приступить к своим обычным делам, осмотреть заболевавших и пообщаться со Слепозмейкой, как вдруг к месту его приковал новый запах. Запах бродяги, плотно смешанный с тем, что принадлежал Тиши. Кровью и страхом не пахло. Запах чертового бродяги просто был рядом с запахом достойного Небесного воина - и направлялся к лагерю. Чащобник застыл, выронив добычу. Прикрыл глаза, обращаясь внутри себя с мольбой к предкам, и снова услышал лишь тишину. Задувал холодный ветер, ероша короткую черную шерсть на напряженной спине. Целитель понимал, что в лагерь нужно вернуться как можно скорее - и изгнать оттуда бродягу. Тишь ошибался, так спокойно ведя чужака по территории племени, и, несомненно, он за эту ошибку будет наказан. Без Чащобника там не разберутся. Он тихо, размеренно побежал в сторону лагеря, а одинокий скворец, уже закоченевший от холода - того, что смертный, а не того, что снаружи - так и остался лежать в снегу, рядом с отпечатками лап.

- Поэтому я готов служить тебе и племени, если ты примешь это. - серый, мутный с виду кот сказал не только это, но и множество других лестных слов в отношении Звездошейки, его, Чащобника, предводительницы. Он не смел, этот одиночка, мнить себя ее защитником. Он дерзок и нагл. Он не останется в племени.
- Приму, - ровный голос Звездошейки.
Черный слушал это, притаившись у входа, и после слов предводительницы наконец вышел из своего укрытия, заметив, как спокойно все племя отнеслось к произошедшему. Вон, Беляшик, этот плод кровосмешения, уже явно был готов накормить одиночку, и Звездошейка подставляла палевую морду снежинкам, которые, казалось, таяли, не долетев до шкуры целителя. Внутри него горело пламя, и этот безумный огонь сейчас прорывался во взгляд, с которого слетел весь налет серости. Его глаза нездорово блестели.
- В самом деле? - презрительно искривив губы, Чащобник в два прыжка преодолел то расстояние, которое обычный небесный кот с легкостью перескочил бы, оттолкнувшись один раз и вполсилы. - Примешь его, Звездошейка?
Он оскалился, повернувшись к одиночке, окинул его беглым взглядом.
- В своем ли ты уме, - прошипел он, не в силах удерживать свои мысли сейчас. - В своем ли уме. На носу сезон Голых деревьев, а ты рожаешь котят, теряя при этом жизнь. Твое внимание и любовь к племени теперь делятся между нами и детьми, и что-то незаметно, чтобы племя получало столько, сколько прежде.
Черный приблизил морду к морде предводительницы, так, что исходивший от него жар мог достигнуть ее без труда. Оскал, какой-то полубезумный и потерянный, не сходил с лица.
- И ты просто так принимаешь льстивого одиночку, не спросив глашатая, не спросив - даже не подумав спросить меня. Звездные предки не могут этого одобрить так просто, но ты даже не ждешь их одобрения. Не потому ли, что этот чем-то похож на нашего пропавшего Дербника, а твоим малышам так нужен отец, чтобы ты могла хоть немного своего внимания отдать племени, а не им? Не потому ли?!
Он резко выдохнул, и этот хрип ободрал горло изнутри. Чащобник отвернулся от предводительницы и окинул взглядом племя, всех тех, что собрались вокруг. Почему. Почему все всегда должно быть так сложно - никто из них не поддерживал его и не понимал, почему кровь должна быть чиста. Все проблемы с Небесными котами так или иначе происходили по вине одиночек, и сейчас, когда они только начали отходить от этого смешения, когда Дербник пропал, а часть племени погибла от болезни - и то была помощь от Звезд, их решение, их кара - Звездошейка снова могла все испортить.
Он ей не позволит.

+8

245

Беляшик уже почти изготовился прыгнуть на Пепла, который снова пропустил его угрозы мимо ушей, и исцарапать шкуру одиночки коготками, как вдруг чужая лапа схватила его под брюшко, выбивая дыхание, и оттащила от одиночки. Котёнок снова начал издавать звуки, похожие на пыхтение маленького недовольного ёжика, и месить лапками воздух в безнадежных попытках добраться до одиночки. Почувствовав, как его хватают за загривок, Беляшик затрепыхался помирающим птенчиком и в итоге был опущен напротив Душицы. По-хомячьи надув щёки, котёнок уставился на воительницу возмущенным взглядом, но тут же успокоился, стоило ей приблизить пасть к его уху и начать говорить.
- И вовсе мне не нужно его внимание, - попытался гордо отмазаться Беляшик. - Не хочу, чтобы он лез к маме. Если появится план, я готов его... - котёнок осёкся, услышав, что Звездошейка собирает патруль. Она назначила главной Душицу, как будто нарочно хотела выпроводить его из лагеря.
Беляшик надулся ещё сильнее, хотя, казалось бы, куда ещё сильнее...
- Если этот бродяга нападёт на нас, пока тебя не будет в лагере, Душица, я ему такую трёпку задам! - он потряс лапкой, сжатой в кулачок, перед белой кошкой. Вместе с Душицей пришлось уйти ещё и Куролапу с Пухолапом, так что Беляшик лишился какой-либо интересной компании, оставшись рядом с матерью и одиночкой, которые, по всей видимости, были увлечены друг другом, а вовсе не им.
Притянув сына к себе, Звездошейка попросила его принести Пеплу, устроившемуся на полянке, ещё и еды. Беляшик едва не задохнулся от возмущения.
- Мышку? Для него?! - выпалил он, хмурясь и негодуя. - Посмотри, какой он здоровущий. Он же не котёнок, чтобы мы его кормили. И даже не королева! Разве он накормил племя, чтобы получить свою еду? Нет уж, не буду я ему никакую мышку давать. Лучше подожду, пока Душица с Куролапом и Пухолапом вернутся, и принесу мышек им. Они заслужили.
Беляшик отстранился от матери и не глядя сделал несколько шагов назад, едва не врезавшись в Чащобника - холодную фигуру, будто бы сделанную из чёрного камня с ледяными изумрудами глаз. Ойкнув, котёнок откатился обратно к матери в лапы, так как Чащобник, судя по исходящему от него напряжению, был не в настроении. Беляшик подумал, что это из-за него, но целитель прожигал взглядом одиночку, а не бело-рыжего негодника.
Чащобник говорил странные вещи, которые Беляшик понимал с трудом. Его мама потеряла жизнь? Что это значит? Разве она не живая прямо сейчас?
Чащобник приблизился к матери, и Беляшик ещё сильнее вжался в шерсть Звездошейки, испугавшись страшной морды целителя, искаженной злобой. Сердце котёнка быстро забилось от понимания, что он, в общем-то, многого не знает о жизни и о своей маме.
- Какой отец? Что ещё за Дербник? О чём это он? - пискнул Беляшик, ошалело глядя на Звездошейку. Его мордочка сморщилась. - Фу-у, мам, ты хочешь пустить к нам в палатку этого Перепела и спать с ним в одном гнёздышке? - его представления об "отцах" ограничивались лишь личными наблюдениями за соплеменниками. - Нет уж, я с этим в одной палатке спать не буду!
Беляшик отступил от матери и спрятался в лапах Чащобника. Пусть целитель и был злой, в нём котёнок, всё же, чуял что-то родное: ему тоже не хотелось видеть в лагере подозрительного бродягу. Как и Душице. И многим другим.
"Мама, должно быть, просто запуталась", - подумал Беляшик. "Надо помочь ей принять решение выгнать этого одиночку, и тогда у нас снова всё будет в порядке и Чащобник перестанет злиться. Может, даже разрешит мне выдернуть пучок своей шерсти в коллекцию". Но последнее было уже за гранью мечтаний, так что, Беляшик не особо надеялся. Его нервы всё ещё трепало непонятное чувство отвращения к самой мысли о том, что Звездошейка может водиться с Пеплом, обнимать его, кормить мышками, греть в гнёздышке. Беляшику захотелось выплюнуть эту мысль и растоптать, но он только сморщился сильнее, словно объелся горькой травы.

+6

246

Душица живенько взялась за выполнения поручения, и палевая довольно кивнула, чуть более долгим взглядом проводив её до выхода из лагеря. Задумавшись о том, что эта воительница довольно неплохо себя проявляет, Звездошейка медленно присела на землю, вылизывая грудку ради собственного успокоения. Что-то очень неприятное и тревожное поселилось где-то на дне души, и сероглазка осознавала это, слабо, но навязчиво ощущая что-то... такое...
И когда целитель появился на поляне, а его убийственный взгляд уставился прямо на предводительницу, она пронзительно поняла, что именно поскребывало коготками где-то в районе солнечного сплетения.
Подняв голову, Звездошейка уверенно взглянула в глаза приближающегося (читай: надвигающегося горой) Чащобника.
- В самом деле? - в два прыжка целитель оказался рядом, и палевая шерстью ощущала закипающий в нем гнев. Холодно приподняв брови, кошка предупреждающе дернула кисточкой хвоста.
- Примешь его, Звездошейка?
Он оскалился, повернувшись к одиночке, окинул его беглым взглядом. Звездошейка видела, что Чащобник вот-вот разразится пламенной речью, а потому, ненароком проследив за его взглядом, снова вернулась к лекарю. В серых глазах закипала буря не меньшая, чем в глазах их черного врачевателя, но тот и не думал останавливаться.
- В своем ли ты уме, - прошипел он, - В своем ли уме. На носу сезон Голых деревьев, а ты рожаешь котят, теряя при этом жизнь. Твое внимание и любовь к племени теперь делятся между нами и детьми, и что-то незаметно, чтобы племя получало столько, сколько прежде.
Мгновенно кошка прижала уши и выгнулась дугой, впервые в жизни оскалившись на целителя.
- Как ты смеешь? - синхронно приближая морду к морде целителя (так же, как и он), Звездошейка без труда удерживала его напор, ощущая, насколько сильно в них обоих закипает чувство собственной правоты.
- И ты просто так принимаешь льстивого одиночку, не спросив глашатая, не спросив - даже не подумав спросить меня. Звездные предки не могут этого одобрить так просто, но ты даже не ждешь их одобрения. Не потому ли, что этот чем-то похож на нашего пропавшего Дербника, а твоим малышам так нужен отец, чтобы ты могла хоть немного своего внимания отдать племени, а не им? Не потому ли?!
Еще мгновение, и Звездошейка была готова отвесить ему пощечину. И лишь уважение к труду, к мудрости, к честни Чащобника остановило её, хотя передняя лапа угрожающе подогнулась, будто разъяренная львица хотела всего лишь сделать шаг вперед.
- Ты смеешь перед всем племенем говорить о потере моих жизней? - серые глаза метали молнии, и пожалуй никогда прежде Звездошейка не была в таком гневе, грудью оттесняя целителя чуть назад, заставляя его отступить от своих мерзостных, пусть и в чем-то справедливых слов. Жизни предводителя - тайна между ним и целителем. Как смел Чащобник так говорить?
- Назови мне хоть одно слово в законе, запрещающее принимать одиночек в племя? - рявкнула она в морду Чащобника, хлестая себя хвостом по бокам. - И при всем при том ты посмел приплести мою любовь к детям - хотя сам гневаешься на меня из-за него? - один взмах хвостом в сторону Пепла, но кошка и не думала останавливаться:
- Я никогда не перестану любить своих детей и свое племя. И не вини меня в том, что я обрела что-то, тебе неподвластное, - было больно произносить эти слова, но... Чащобник её не жалел.
- Мы ослаблены, - уже тише добавила она, но в горле клокотало рычание, когда палевая снова и снова наступала на Чащобника.
- Мы малочисленны, - пробормотала сероглазая, - мы потеряли очень многих. И ты - ты! - смеешь винить меня в том, что я забочусь о племени? Что племени нужны охотники? Нужны защитники? - снова распалялась она, повышая тон настолько, что в горле закрадывалась хрипота.
И неизвестно, как далеко бы зашла Звездошейка, если бы не малыш Беляшик, зажавшийся у её лап. Почувствовав прикосновение мягкой шерстки к лапам, палевая остановилась, сжав зубы.
- Лучше подожду, пока Душица с Куролапом и Пухолапом вернутся, и принесу мышек им. Они заслужили, - возразил ей Беляшик, и кошка прикрыла глаза, медленно считая до пяти.
- Ты очень хорошо выучил воинский закон, кроме одного пункта о том, что предводительницу нужно слушать, - коротко мяукнула золотистая кошка, резко поднимая глаза на Чащобника.
Не только несмышленый котенок это забыл.
- Какой отец? Что ещё за Дербник? О чём это он? - пискнул Беляшик, ошалело глядя на Звездошейку. Бросив убийственный взгляд на Чащобника, палевая отвернулась от целителя.
- Дербник был твоим отцом. Он исчез из племени еще до твоего рождения, и я была бы рада сказать, что знаю, почему... но нет, - как можно более спокойно мяукнула Звездошейка, почувствовав, как что-то надорвалось внутри, едва стоило Беляшику от неё отпрянуть и прижаться к Чащобнику.
Еще один взгляд на целителя - надеюсь, ты доволен, - и кошка отвернулась.
Небесное племя стало самым малочисленным. Их кошки не желают рожать котят, коты умирают, а крепкие, готовые стать воителями одиночки могут помочь.
- Ваше честолюбие может погубить нас всех, - тихо мяукнула она, обращаясь не столько к Чащобнику, сколько к каждому коту небесного племени, кто стал свидетелем этого разговора.
Устало помотав головой, она ушла в тень скалы, оставляя за собой оттаявшие влажные следы на снегу.
Ей нужно было подумать обо всем.

+8

247

Откуда-то из прошлого.

Ежась от наглых порывов ветра, пробирающихся под белоснежную шкуру, Север сидела на поляне и порой ловила даже на каком-то садистском под отношению к себе чувстве, когда тебе вроде холодно и неприятно, а с другой стороны... вроде бы и ничего, даже в нирвану уносит. Передёрнувшись не то от мерзлоты, не то от резкого мява, который издавала предводительница в споре с Чащобником, Север чуть отвела взгляд.
Вот уже какое мгновение подряд она являлась невольным свидетелем не совсем дружелюбной и приятной беседы между лидершей и Чащобником, но всем своим видном пыталась показать, что ни разу не подслушивает и, тем более, не имеет на этот счёт свои собственные соображения.
Тактично отведя взгляд и сев полубоком, кошка занялась когтями, тщательно очищая их от щепок, принесённых на лапах ещё из леса.
- Назови мне хоть одно слово в законе, запрещающее принимать одиночек в племя? -
Уши снова дрогнули. Белый мех невольно дёрнулся по инерции, чуть качнувшись против ветра. Опять они спорят. Опять одиночки. Казалось, что данная тема была камнем преткновения с соплеменниками во все кошачьи века, во всех племенах, у каждого предводителя. Главный парадокс заключался в том, что противоборствующими сторонами всегда в данных темах являлись именно те, кто как раз-таки должен был быть на единой стороне с главенствующими.
Скрипнув зубами при очередном окрике Звездошейки, Север всё-таки повернула к ней голову, сочувственный взгляд коснулся золотистой шерсти. Сколько же выносили эти хрупкие плечи. И сколько ещё предстояло на них лечь?
Закончилась перепалка так же быстро, как и вспыхнула.
- Ваше честолюбие может погубить нас всех,
От чего-то... Даже Север вогнало в краску. Неопределённо наклонив в бок голову, кошка о чём-то задумалась, словно припоминая собственные грешки в этом плане. Потом взгляд переместился вновь на фигурку предводительницы, выхватив лишь удаляющийся в тень силуэт. Качнув головой, белошкурая поднялась на лапы. Бесшумно ступив шаг в шаг с сероглазой кошкой, Север сама оказалась в тени и тихо подсела рядом, словно белая сова, мягко опустившаяся на ветку.
От полосатой прям резануло тяжелыми думами. Лишь криво ухмыльнувшись, словно самой неприятной ситуации в лицо, разноглазая нежно коснулась хвостом спины Звездошейки. Ледяной, но при этом тихий и озабоченный голос, словно первый ручей, прозвенел в пустоте между кошками.
- Ты в порядке?

+3

248

Медленно поднимая голову вверх, он смотрел на кошку. Она возвышалась над всем лагерем Небесного племени, предводительница была как высокая скала, оберегающая берег от мощных ударов волн. Кошка была уважаема, почти никто не смел ей перечить, и даже сам ученик глубоко в душе почитал ее и обожал. Хоть она и не увидела в нем желания стать на путь целительства. Под ее началом жизнь, казалось, процветала. И, безусловно, для всех она была идеальной или как минимум хорошей и удачно сложившейся, но отчего Куролап беспомощно метался от одного к другому?
От поиска смысла жизни, до вопросов о так называемой свободе. А она есть? И вообще, существует ли само понятие - свобода? В любом случае, он никогда не будет свободен. Сегодня Куролап - оруженосец, он зависим от наставника, от уроков, даже от мыслей о том, как бы прогулять занятия. Завтра - он воин, плохой воин, зависимый от какой-нибудь кошки или, быть может, от охоты. Или еще хуже, в нем проснется любовь к дракам? Ну уж нет.
Звездошейка добродушно относилась к Куролапу, но, кажется, не особо отвлекалась на никудышного оруженосца. Котик уселся, обвив хвостиком свои дрожащие от непонятного волнения лапки и стал слушать. Но больше, конечно же, он думал.
"Вот если я умру, то там, я обрету свободу? Или как и все Звездные предки буду зависим от живых...? Жаль, что я не смогу быть свободным и спокойным даже после погибели, а может, я смогу от всего отказаться.. там? Тогда в чем смысл чтить и верить во что-то здесь? И почему я живу? Чем я обязан этому миру? Я знаю точно, - косой взгляд на палатку целителя, - что хочу быть учеником целителя, но разве мое "хочу" кого-то волнует?"
Тяжело вздохнув, ученик даже и не заметил, что Звездошейка, обращаясь к Душице, назначила к ней в патруль его, Куролапа.
- Но... - возмущенно, кажется, вырвалось у Куролапа, и он с нескрываемым удивлением посмотрел сперва на предводительницу, а после на соплеменницу, которая будет возглавлять патруль. Душица, тем временем, была готова исполнять любой приказ Звездошейки. "И разве в этом есть смысл?... Да, понимаю, но почему против воли я должен что-то исполнять?"
- Идём? Я прикрою тебя, если что-то пойдёт не так, - удар под хвост. Неужели его считают слабаком? Резко отвернувшись, словно от удара, Куролап промолчал. Он и сам вполне сможет постоять за себя, но... сегодня у него нет настроения, поэтому Душица тоже может.. сделать вид, что защищает его. Тяжелая лапа упала на плечо, и лапы оруженосца слегка согнулись.
- Торжественно клянусь, что защищу и тебя. Идём искать потерявшихся наших! - Куролап сморщился и скинул лапу Душицы со своего плеча. "Не стоит... честно."
- А кто защитит тебя? - Куролап бросил недоверчивый взгляд на Пухолапа. Вряд ли сосед по палатке сможет взять на себя такую огромную белую ответственность. Пока Куролап размышлял над этим вопросом, Душица уже собрала небольшой патруль, и они втроем отправились на поиски куда-то затерявшихся соплеменников.

за Душицей.

+2

249

- Ты смеешь перед всем племенем говорить о потере моих жизней? - Чащобника ударило словами предводительницы, словно камнем по уху. Он немного пришёл в себя, оказался выбит на край того состояния ярости и отчаянного непонимания, в котором пребывал. Звездошейка и он стояли нос к носу, вздыбившие шерстяные загривки, оскалившиеся друг на друга, пожалуй, впервые за всю жизнь. Между ними раньше случались столкновения, но не такие.
- Племя знает, что ты не бессмертна, - буквально выплюнул он в ответ, стараясь не отводить взгляда. - Никто, кроме меня и глашатая все ещё не имеет понятия о числе твоих жизней. Я ничего не сказал - такого, чего было говорить нельзя.
В глазах чёрного целителя горела убежденность в собственной правоте. С виду небольшой, сейчас он грозно распушился, и пусть на фоне более крупных и ловких соплеменников был смешон, вид его в сочетании с текущим состоянием внушал опасения.
- Назови мне хоть одно слово в законе, запрещающее принимать одиночек в племя? И при всем при том ты посмел приплести мою любовь к детям - хотя сам гневаешься на меня из-за него?
Предводительница была в ярости. Кот отступал под ее натиском вперёд, но не видел ничего вокруг, кроме оскаленной морды Звездошейки - и не слышал в ее словах того, что так надеялся услышать. Она не собиралась отступать от своего. Племя могло развалиться под воздействием мерзостных, не понимающих сути закона и веры в Звездных предков одиночек, а палевая кошка все вещала о своей любви к детям и племени, как о чем-то целом, едином.
- Родившиеся и выросшие одиночками не в состоянии стать истинными воинами своего племени. Они сеют смуту, - убежденно проговорил кот, прежде чем Звездошейка перебила его снова.
- Я никогда не перестану любить своих детей и свое племя. И не вини меня в том, что я обрела что-то, тебе неподвластное.
Целитель застыл, глядя в её глаза разом окаменевшим взглядом. Вот, значит, как. Она гордится тем, что отличается от Чащобника, что избежала этого вечного одиночества, этой судьбы день за днём просыпаться и засыпать в своей палатке, имея тонны обязанностей, и почти никаких возможностей. Любовь, не та, что к племени, дети... Бредни глупой королевы, на первый взгляд.
Вот только внутри почему-то остро кольнуло, и Чащобник дернул головой, пытаясь отыскать в толпе Иву, чей взгляд внезапно стал нужен в качестве поддержки. О, никто не знал, что на самом деле этому рьяно борющемуся за воинский закон коту были подвластны все те же страсти, от которых страдали и они. Просто он не позволял себе заходить дальше - изо всех сил не позволял чувствовать, действовать. Но хотел и ненавидел себя за одни лишь мысли и желания, что считал греховными.
Предводительница говорила, тесня его назад, и чёрный тупо смотрел в её глаза, подчиняясь и слушая. В словах Звездошейки был резон, но чёрный видел: она никогда не примет его мнения. Не поймёт. Толку-то возражать, если все твои слова бьются о водную гладь и отскакивают, не достигая дна?
- Ты очень хорошо выучил воинский закон, кроме одного пункта о том, что предводительницу нужно слушать.
Сказанное относилось и к целителю, и к Беляшику, который почему-то запутался в мыслях и решил найти приют в лапах чёрного. Чащобник испытал небывалую гордость от того, что малец сейчас практически принял его сторону, отойдя от матери и начав задавать вопросы.
Его дело - посеять достойные семена в души соплеменников и дать им прорасти. Не позволять одиночкам портить кровь ещё больше. Да, он сам по крови чужак, и в том основная причина ненависти Чащобника к себе. Он никогда не отмоется от этого - но может помочь не испытывать подобных чувств тем, кто ещё не родился на свет.
- Беспрекословное подчинение не всегда разумно, Звездошейка. Твоё слово - закон, и не мне его отменять. Однако ты забыла, чьё слово тоже важно, - глухо произнёс он наконец, поднимая остывший, но не сломленный взгляд на предводительницу. Она не станет его союзником. Племя в опасности, но целитель будет раз за разом поднимать подобные вопросы на обсуждение. Ведь не он один недоволен происходящим. Не он один. Должен же быть ещё хоть кто-то?! Он озирался, ища поддержки в глазах котов вокруг, пока палевая кошка рассказывала сыну о пропавшем Дербнике. Пусть Беляшик обращается к нему, Чащобнику - ему тоже есть, что рассказать. Много интересного.
- Ваше честолюбие может погубить нас всех, - обращаясь скорее ко всем, нежели к одному лишь Чащобник, завершила спор предводительница, и он лишь устало выдохнул, понимая, что снова все прошло напрасно.
- Нас погубит твоё большое сердце, - с жалостью произнёс он, отходя в сторону, но не торопясь покинуть поляну.
Кто-то должен был подойти к нему так же, как Север - к вставшей от спора Звездошейки. Его слова и мысли не могли уходить в пустоту, и целитель обводил всех сероватым взором, надеясь на минимальную поддержку. Хоть кто-то.

+8

250

НАЧАЛО ИГРЫ


Небеса не казались приветливыми, когда Пасмурный обратил на них взор, выходя из палатки воителей. Из приятного забытья его вырвали крики, доносящиеся со стороны скалистого выступа, с которого обычно обращалась к своим подопечным Звездошейка. Судя по утиханию интонаций, нечто страшное, что всего несколько секунд назад угрожало спокойствию клана, благополучно сгинуло, поверженное всего одной кошкой - Душицей. Как хрупка бывает жизнь племенного кота! Особенно если он еще и не дорос до звания воина, совершая подвиги пока только у порога детской. Смерть легка на помине, и нужно быть гораздо быстрее, чтобы победить в салки, ее любимую игру. Серебристый слегка потянулся, подставив загривок пронизывающему ветерку, предвестнику долгих темных ночей сезона Голых Деревьев. Стараясь прогнать дурные предчувствия, Пасмурный еще раз взглянул на предводительницу и ее маленького сына. Этот котенок был невообразимо активен, и серебристому было интересно, по какому руслу пойдет развитие юнца. Рядом с кошками воин заметил и Куролапа. Вот уж кого язык не повернется назвать стремительным. "Он все смотрит в сторону целительской, и совсем не глядит себе под лапы."
Шорох зарослей у входа в лагерь обратил все внимание на себя. Но на поляну вышли вовсе не патрульные и не охотники с дичью в зубах, а весьма странная парочка: Тишь и незнакомый серый кот. Пасмурный недоуменно следил за движением последнего, не вполне понимая, зачем тот явился прямиком в небесный лагерь. Задавать мучивший вопрос вслух не пришлось. Тишь объявил о желании этого одиночки вступить в Небесный клан. Далее Пепел, так назвался серый, взял слово и говорил достаточно долго, прерываемый временами репликами Звездошейки. Собравшись с мыслями, серебристый внимательно слушал чужака, обдумывал каждое произнесенное слово, его и предводительницы, не сводил глаз со спокойной, крепко стоящей фигуры. В целом, небесный был доволен речью лидерши, ее умело поставленными вопросами и даже вердиктом, вынесенным в конце встречи:
- Приму.
Что ж, иного Пасмурный и не ожидал. Этот одиночка производил впечатление, даже слишком хорошее для представителей своего класса. В голове, конечно, крепко засели сомнения, что серый кот продержится в лесу долго и не поддастся на зов прежней вольной жизни. "Главное, чтобы он не оказался «сюрпризом» от какой-нибудь бродяжьей группировки." Воин не торопился недооценивать городских недругов.
Когда на том месте, где всего пару мгновений назад стоял Пепел, появился целитель, Пасмурному показалось, что тучи сгустились над их головами, а небо нависло слишком низко. На переносицу неспешно опустилась резная снежинка, и серебристый заметил, как мутнеет воздух вокруг. Установилось странное затишье, и не успел Пасмурный подумать о грядущей буре, как разразилась самая настоящая гроза. Гроза, в которой и оглушающим громом, и прожигающей насквозь молнией был один-единственный кот - Чащобник.
Он походил на кипучую горную реку в период паводков, на скального льва, попавшего в гибельную ловушку. Звездошейка - неприступная скала, орел в небесной выси, что смотрит на соперника печально, но не пытается ему помочь. Вместо этого, нападает, бьет крыльями и целит в глаза. Лев тоже бросается бешено в бой. Пасмурный сидел, припорошенный снегом, сам себе напоминая безмолвный валун у края ущелья, и смотрел на эту битву титанов, словно завороженный. Он не мог их разнять, ибо они не сцепились в реальности, не мог заткнуть их, дать подзатыльник, как оруженосцам. Все-таки взрослые кот и кошка. Целитель и предводительница. Две личности на престоле, ранее невозмутимые, теперь пытались уколоть один другого больнее в словесной перепалке, оба страдали от воображаемых ран и все равно продолжали добивать друг друга. Но добивать пока получалось Пасмурного. Его бледно-зеленые глаза потемнели от накатившего стыда и гнева. Пасмурный знал отношение Чащобника к одиночкам и ожидал подобной сцены ввиду произошедшего, но не здесь, не среди лагеря. Помнится, раньше целитель был достаточно сдержан, чтобы поделиться мыслями наедине с главой племени, не закатывая подобной истерики.
Пасмурный поднялся степенно, неторопливо. Расправил плечи, стряхнул с гривы и хвоста снег и, с властно поднятой головой, направился в сторону соперников. Звездошейка к тому времени умолкла и отправилась в сторону навеса, по-видимому, попытавшись уйти от конфликта хотя бы физически. Пасмурный проводил ее сочувственным взглядом, но не изменил траекторию движения и, не доходя нескольких шагов до Чащобника, заговорил:
- Извини, что вмешиваюсь, но из уважения к вам обоим я не смогу промолчать. - Из груди вырвался негромкий вздох. - Ты, несомненно, прав, что не доверяешь одиночкам и всеми силами пытаешься помочь Небесному племени не только делом, но и словом. Мы все ценим это. - Длинный хвост описал широкую дугу, словно указывая на каждого из присутствующих на поляне. - Но. То же я могу сказать и про Звездошейку. - Теперь Пасмурный стоял так, чтобы видеть всех, к кому обращается.
- Вы оба - основа нашего племени, его корни, его разум и сердце. Вам нужно работать сообща, а не порознь. Заметь, я не говорю "думать одно и то же". Мыслить вы можете по-разному, подходы к проблеме могут быть иными, но результат всегда будет общим. И от того, насколько слажена ваша работа, зависит, каким остальные увидят следующий день. Я надеюсь... Мы все надеемся, что вы найдете в себе силы пойти навстречу друг другу, забыть все глупости, что наговорили впопыхах, не подумав, и обозначить стратегию дальнейшего сотрудничества.
Пасмурный на мгновение прикрыл глаза, показывая, что закончил. Он решил быть спокойным и твердым, чтобы вернуть уверенность всем, кто нуждается в этом. Серебристый хотел быть тем лучом света, что пронзает мрачное небо и дарит надежду на лучший исход. Но для этого нужно сделать все правильно. Воин размеренным шагом направился к куче с добычей, еще не наполненной, отметив про себя, что охотники слишком задержались в патруле. После недолгих раздумий серебристый выудил из нее полевку, не самую маленькую, но и не крупную, и устремился к навесу, у которого устроился виновник происшествия. "Не виновник, просто свидетель," - быстро поправил себя воитель, останавливаясь, чтобы положить перед новичком принесенную дичь.
- Мое имя Пасмурный, - чуть смягчив тон, начал кот. - Мне стыдно, что тебе пришлось лицезреть этот неприятный разговор. - Губы небесного тронула чуть заметная улыбка. - Я слышал твою просьбу о помощи. И как представитель своего клана могу сказать точно: небесные коты еще никому не отказывали в поддержке и всегда были рады добрым союзникам. - "Надеюсь, он понимает, что я имею в виду под «добрый»?" - Помощь племени, его поддержка - действительно одна из граней нашей жизни. Есть и другие стороны. Ты не только принимаешь чужие дары, но и должен научиться делиться чем-то сам... Если твои слова искренни, я с удовольствием хотел бы предложить себя в качестве твоего друга. Также помни: ты можешь найти вовсе не то, что искал, или найти, но разочароваться. Так что подумай хорошенько над тем, чего ты ждешь от лесной жизни, и спроси нас, напрямик. Узнаешь правду, поймешь свой путь. А пока... - Серебристый пододвинул полевку ближе к собеседнику. - Ешь, отдыхай и готовься испытывать себя, Пепел.
Серебристый впервые обратился по имени к этому коту. Завершив речь кивком головы, Пасмурный повернулся и отправился прочь от навеса, к племени, частью которого себя считал. Он осмотрелся, и заметил подле Звездошейки белоснежную Север, одобрительно прищурил глаза: предводительнице сейчас как никогда нужна поддержка. На ее долю в последнее время выпадало все больше испытаний, этого нельзя не заметить, и серебристый надеялся на силу ее духа. От раздумий о лидерше отвлек мелькнувший силуэт Куролапа, отправившегося в патруль вслед за Душицей. "И мне больше незачем задерживаться здесь." Поискав глазами Пухолапа, последнего из их четверки, Пасмурный поманил белого оруженосца за собой.
У входа в лагерь воин обернулся в последний раз и задумчиво скользнул взглядом по Пеплу. "Что, если он все-таки окажется предателем?" Ответ не заставил долго ждать: "Тогда мне придется его убить."
Слишком много проблем требовало немедленного решения.

>>прудик

Отредактировано Пасмурный (2017-12-21 19:52:07)

+6

251

--- >[Предположительно, овраг]

Еще на пути из тренировочного "полигона" Ива уловила едва ощутимый запах чужака. Усталость после долгого боя будто лапой сняло, у воительницы открылось второе дыхание, кормящееся разом забурлившей на дне желудка яростью. Да как кто-то вообще посмел зайти на их территорию? Тем более, так близко к лагерю! Оглянувшись через плечо на отца и, поймав такой же разъяренный взгляд, кошка припустилась с места.

- Если он хоть когтем кого-нибудь тронет, — рычала про себя Ива, прижимая к голове уши, — ах если только тронет! Я сниму с него шкуру и засуну в глотку.

Воительница фурией выскочила на главную поляну, чуть не сбив ближайшего от нее соплеменника. Следом бежавший отец затормозить не успел, неловко впечатавшись в спину младшей крови. Ощерившись на рыжего, Ива резко оглянулась, ища взглядом источник запаха. Шерсть на загривке дикой валькирии стояла колом, нос шумно качал кислород, и видит Звездное Племя, она готова была пролить сейчас кровь.

И уж никак Ива не ожидала увидеть одиночку в компании предводительницы, ведь воображение уже успело нарисовать в воспаленной от злости черепной коробке страшные картинки в красных и черных тонах.
Рыжая аж остолбенела, не зная, то ли с боевым кличем броситься «спасать» Звездошейку от наглеца, то ли просто броситься на одиночку и набить ему серую морду, для проформы, в качестве приветствия.

- Я действительно не обучен сражаться так, как сражаются племенные коты. — первая фраза, которая донеслась до слуха кошки, заставив ее тут же несдержанно фыркнуть, чуть вздергивая подбородок. Она промолчала лишь потому, что не знала всех произошедших за время ее отсутствия событий. Как этот нарушитель попал к ним? Почему разговаривает со Звездошейкой? Почему именно Небесное Племя?

Полоснув когтями землю, Ива резко поднялась со своего места, принявшись расхаживать из стороны в сторону перед носом рыжего родственника, молча буравя взглядом землю –потому как точно знала, поднимет взгляд — и тогда пиши пропало - и слушая то предводительницу, то Пепла. Кипевшее внутри алое марево никуда не делось, по-прежнему языками пламени вылизывая диафрагму, разгоняя кровь по жилам с удвоенной скоростью. Вот только выплеснуть все это воительница не могла, теперь уже не могла.

Финальное слово Звездошейки вызвало смешанные чувства. Ива не верила одиночке, не верила в его силы, не верила, что он сможет пройти испытание, которое ему подготовит предводительница. Так просто встать в один ряд с воителями — нет, одних слов тут будет недостаточно. Во всяком случае, для рыжей фурии, привыкшей делом, действием отстаивать свою позицию.
Ива хотела было открыть пасть и тихо обратиться к сидящему рядом отцу, чтобы поделиться своими мыслями на этот счет, но пронесшаяся мимо черная тень заставила кошку снова замереть. Никогда она еще не видела Чащобника в такой ярости. Даже собственный огонек пламени, пылающий под шкурой, как-то неестественно съежился, созерцая завязавшийся спор между целителем и предводительницей. И чем больше Ива слышала, тем плотнее сжимались ее челюсти, вплоть до того, что желваки заходили. Она решительно не знала, кто прав, но взгляд зеленых глаз, который кошка поймала, заставил ее непроизвольно сделать шаг в сторону врачевателя. Она готова была встать на сторону Чащобника просто так, за милую душу, и это по-настоящему пугало.

- Мы малочисленны, — и тут внутри что-то сжалось от сказанных Звездошейкой слов, опять пружиной толкая Иву с места, дальше она уже просто не слушала.
- Но каждый небесный воитель стоит десятерых, — подходя ближе к дискутирующим, жарко воскликнула бестия. Впрочем, не для того, чтобы возразить предводительнице, скорее ободряя, и кошку, и соплеменников. И Ива искренне верила в это, а если понадобиться, могла даже доказать. Да хоть сейчас! Покажите ей когтем на границу, она сметет неприятеля, подобно огню, сжирающему все живое.

- Ваше честолюбие может погубить нас всех, — резануло, заставив потупить взгляд и мигом «сдуться». Принимая все слишком лично, слишком близко к сердцу, кошка чуть нахмурилась. Внутри что-то упорно твердило «не правда, все совсем не так». Но возражать уже смысла не было, жаркая дискуссия быстро сходила на «нет», оставляя после себя лишь неприятный липкий осадок.

Нечитаемым взглядом скользнув по одиночке, кошка хлопнула себя хвостом по боку и молча последовала к севшему поодаль Чащобнику.

- Простой чужак не справится с испытаниями, — буркнула воительница, обращаясь к нахохлившемуся целителю,— если бы в племя было так просто попасть, у нас бы весь лес был наводнен одиночками. Вот помяни мое слово.
Сев рядом, хвостом хлопая по земле, что медленно покрывалась долгожданным снегом, Ива выдержала небольшую паузу, а затем боднула несильно врачевателя в плечо.
- А ты, оказывается, тоже умеешь терять самообладание, хах? — фыркнула добродушно кошка, хитро щуря раскосые глаза. Надо была как-то уйти от всей этой темы, негоже соплеменникам спорить между собой. Сама она уже успела остыть, также быстро, как и загореться минутами ранее.

Отредактировано Ива (2017-12-23 02:30:08)

+4

252

Звездошейка подняла глаза на очутившуся рядом Север, бесшумную и белоснежную, словно звездный предок. Серые глаза глядели устало и упрямо.
Нет, я не в порядке.
И она помотала головой, с тоской бросая взгляд на жмущегося к целителю сына.
И Пасмурный, и Ива говорили правильные вещи. И даже Чащобник был прав в том, что приказам не стоит следовать слепо, но такое открытое неподчинение, почти вызов? Так нельзя!
- Ни один пункт воинского закона не запрещает принимать одиночек, - стиснув зубы, упрямо помотала головой палевая кошка, бормотанием обращаясь к белой соплеменнице. Пасмурный говорил очень правильные вещи, действительно.
Вы оба - основа нашего племени, его корни, его разум и сердце. Вам нужно работать сообща, а не порознь.
Слова серого воителя звенели в ушах громогласным эхо, звенящим на каждый отстук пульса. Звездошейка вытянулась, лишь раз бросив взгляд на целителя, рядом с которым была Ива. Ива... Да, их двоих частенько видели вместе, но даже предводительница не придавала этому какого-то особенного значения.
В конце-концов, Ива чистокровна.
Краем уха подслушивая разговор Пасмурного, который обращался к Пеплу сдержанно, но довольно дружелюбно, лидерша хмыкнула.
- Неужели всем трудно проявить такую учтивость? - яростно вылизывая грудку, фыркнула Звездошейка, ушами указывая на удаляющегося Пасмурного. Может быть, она проглядела, когда назначала глашатаем Кленового?
- Где вообще его носит? - задавая вопрос в ответ на свои мысли, палевая резко подняла голову.
- В смысле, Кленового. Патрули назначаю я, уже не впервые, - жалуясь Север на нерадивого глашатая, Звездошейка обвила лапы хвостом.
- Это совершенно не трудно, но это его обязанности, - недовольно прижала уши предводительница, выглядывая пятнистого воителя. Где он, когда ей нужна поддержка своей правой лапы?
- Север, приглядишь вместе со мной за Пеплом? - попросила Звездошейка, все еще выглядывая в толпе Кленового.

+5

253

Свернувшийся в ямке Пепел совсем было собирался уснуть и продремать до самого утра, глаза его уже были полузакрыты и не видели ничего вокруг. Но тут на поляне разразилась какая-то буря. Один из котов с жаром высказывался об отсутствии у одиночки права вступить в племя, о его предательской натуре и глупости кошки, которая его приняла.
  Шерсть на загривке лежащего кота встала дыбом. Он обещал защищать эту кошку. Но имеет ли право он защищать Звездошейку от её собственных соплеменников?.. Пока Пепел лежал, подрагивая, от желания вскочить и встать между ссорящимися, как ссора угасла.
  Один из котов-миротворцев подошёл к нему, и серый сел на своем ложе, настороженно смотря на него.
- Мое имя Пасмурный, - мягко заговорил с Пеплом небесный воин. - Мне стыдно, что тебе пришлось лицезреть этот неприятный разговор.
- Меня зовут Пепел, - всё так же настороженно ответил одиночка, но потом продолжил очень расстроенно, - И мне жаль, что я послужил причиной ссоры Звездошейки с.. - он вопросительно посмотрел на собеседника, не в силах вспомнить (или вовсе потому что не слышал его) имени целителя.
  Племенной говорил и говорил, а Пепел сидел, слегка склонив голову. Он очень внимательно слушал, хоть ему и казалось, что иногда Пасмурный говорил совсем очевидные вещи.
- Я буду рад однажды заслужить твою дружбу, - серьёзно проговорил серый. - И благодарю за дичь. Моя добыча будет твоей добычей

  Когда Пасмурный отошёл от него и отправился куда-то по поручению предводительницы, Пепел отвернулся от лагеря, и, лицом к стене принялся есть. Он боялся, что кто-нибудь из этих котов решит оспорить его право на эту дичь, так что чем быстрее дичь исчезнет, тем лучше.
  После этого сумбурного ужина серый прикопал кости и шкурку мыши, и свернувшись, наконец смог полноценно уснуть. Он не боялся нападения здесь, не сомневаясь, что ни один из этих котов больше не захочет оспорить волю своей предводительницы.

+4

254

Он оказался столь погружён в наблюдение за этим паршивым одиночкой и внезапно оказавшимся к нему радушным Пасмурному, что пропустил появление рядом Ивы. Черный дернулся, когда она села рядом, и не сразу ответил на сказанную ей фразу.
- Простой чужак не справится с испытаниями, - судя по виду и тону рыжей, та была довольна ситуацией ровно так, как и он сам. Это не могло не радовать - вместо обжигающего пламени негодования этот костерок стал дарить тепло. - если бы в племя было так просто попасть, у нас бы весь лес был наводнен одиночками. Вот помяни мое слово.
Он раздраженно дёрнул хвостом, невольно подавшись в сторону соплеменницы. Она была права, но что толку от понимания своей правоты, если с решением главы племени ничего поделать нельзя? Оставалось лишь безмолвно яриться и надеяться на то, что серый кот не сможет стать полноправным членом племени. Что он уйдёт как можно скорее, так и не влившись в ряды бравых воной племени - и не сделает эти ряды ещё более разобщёнными.
- Что-то мне подсказывает, что Звездошейка и поддерживающие ее решение сделают все, чтобы он остался, - недовольно буркнул он, взглянув на Иву.
А ты, оказывается, тоже умеешь терять самообладание, хах? - встретив добродушный прищур ее раскосых глаз, он удивлённо вздернул брови, не ожидав подобной насмешки. Но в словах воительницы не было желания уколоть - простая, даже в чем-то приятная для неё констатация факта.
Чащобник несмело улыбнулся поначалу, но эта улыбка быстро стала шире и ярче. Это злобное пламя отпускало, и ему становилось легче.
- Умею, - согласно кивнул он, поведя щуплыми плечами. - Лучше бы это случалось не часто - выматывает, знаешь ли.
Ее дружеская подколка и тычок в плечо показались целителю какими-то слишком близкими, словно эти жесты со стороны воительницы стоило спрятать от глаз всех присутствующих, утаить и оставить подальше, в глубине его души. Душу свою, к слову, Чащобник видел такой же чёрной, как своё отражение в озерной воде. Странно было осознавать, что кто-то может думать и видеть иначе.
- Ты опять тренировалась с отцом, пока не вернулась? - внезапно поинтересовался он, заглядывая в глаза воительницы. Помнится, у неё после последней подобной тренировки ныли и болели мышцы и ушибы, и он здорово помог, размыв каждую. Пусть это было и больно. Ему, например, притон было помочь соплеменнице - и Чащобник изо всех сил гнал от себя мысли о том, что это странно и противоречит закону, что он должен соблюдать.
Я не делал ничего плохого - и сейчас не делаю. Это просто дружеская привязанность. Вот что говорил он себе раз за разом, но в глубине души понимал, что каждое слово является наглой ложью. Это неправда. Он чувствовал к Иве то самое "нечто большее", что было запрещено. Но сейчас, после этого взрыва эмоций, после приёма очередного одиночки, на это стало как-то... все равно. Ненадолго, конечно.
- Если устала - я могу помочь.
В голосе не звучало никаких сомнений - он был твёрдым и ровным, словно Чащобник всегда так себя вёл, словно каждый раз заглядывал в глаза Ивы с горящим, полубезумным зеленоватым взглядом. Словно так и должно было быть.

+4

255

Ты достаточно быстро проглотил свой обед, давая понять, что он никому не достанется. С чего это вдруг ты должен делиться с Вершинницей, которая смотрит на тебя как на лисий помет? и вообще, подкупать кого-то едой и хорошим поведением глупо. Если они по настоящему захотят дружить, то будут дружить не смотря на твой внешний вид и дикий голод. День обещал быть ужасным, даже очень ужасным. Кошечка явно была не довольна твоим поведением, а еду от тебя принимать и подавно не собиралась. Когда она предложила последовать за тобой и Торнадо ты повел ушами. Был ли это жест вежливости или они действительно не против того, что бы ты пошел? Во всяком тебе хватило утренней компании коричневого кота. И следовать за парочкой у тебя не было никакого желания. На поляне гуляла Звездошейка с Беляшиком и ты собирался  присоединиться к ним. Нет ничего лучше, чем общение с котятами. До какого-то времени они не замечают в тебе никаких недостатков. Смотрят на тебя с восхищением, а не презрением. Но, все проходит, когда им исполнятся лун пять - шесть. И из невинных котяток они становятся очередными задирами, в большинстве своем. Но кто знает, может Беляшик останется добрым котенком, которым является сейчас?
Но не стоит появляться перед Звездошейкой в таком виде.
Ты уселся и принялся приводить себя в порядок. На это уходило слишком много времени, слишком. Пока ты разбирал, а то и выдергивал каждый свой колтун на поляне события проносились очень быстро. В лагерь прибыл одиночка по имени Пепел. Он попросил Звездошейку принять его и та дала добро. Ты благосклонно относился к одиночкам и не считал их чем-то ужасным. Порой ведь, они могут быть намного приятнее обычных племенных котов.
И воспитанные
Пронеслось у тебя в голове, когда ты случал речи серого кота.
Торжественно клянусь, что защищу и тебя. Идём искать потерявшихся наших! - мяукнула над ухом Душица, что ты подпрыгнул.
Задумавшись и заслушавшись речами одиночки ты даже не услышал Звездошейку, что явно куда-то тебя назначила. Да не важно было куда, главное, что ты пойдешь и наконец-то разомнешь лапы. Только вот хвост Душицы уже скрылся в зарослях, а ты залип на ситуацию, происходящую в лагере.
Поведение предводительницы не понравилось ни Чащобнику ни ее сыну, который высказал, что лучше тебе выдаст дичь, чем прибывшему одиночке. Услышав это ты даже ушам своим пушистым не поверил. Дичь тебе? Кто-то хочет принести тебе дичь? Твои глаза стали намного больше, чем были до этого. Такого ты явно не ожидал, совсем не ожидал. Ты распахнул и без того свои огромные глаза с удивлением уставившись на Беляшика. Ты был в таком шоке, что даже не услышал приказ Звездошейки пойти на поиски патруля. Да и то, назначение тебя в патруль было более банальным действием, нежели такое желание от белого котенка. Ты решил безусловно его за это наградить и принести ему самую лучшую игрушку из леса, которую только сможешь найти. Не какой-то кусочек мха, а как минимум шарик из веточек и листьев, чтоб он не развалился за несколько секунд игры.
"Из моих клоков можно большой шар свалять"
Посмотрел ты на землю, где твои белые клочки шерсти практически сливались со снегом. Твой наставник Пасмурный вступился за одиночку, а затем поманил тебя хвостом. Ты очнулся и со всех лап бросился к наставнику, чувствуя, как твои уши начали гореть. Кем вот ты сейчас себя показал, кроме как любопытной мордой, которая вместо приказа слушает всякие разборки? Твоему наставнику тоже было  дело до этого конфликта. Но, ведь он был взрослым воином, который принял непосредственное участие? А что ты?
Развесил свои уши и только. Чувствуя вину, ты по семенил за Пасмурным на задание.
------------- Прудик ---------------------

+1

256

---- детская

Не хотелось ни с кем говорить, но впервые за много лун Железная ощущала мир в своей душе. Спокойствие. какое-то странное тепло, которого не знала от века. Звездошейка. Беляшик. Орлёнок. Они стали ей чем-то вроде семьи. Конечно, она готова была сражаться и погибнуть за каждого своего соплеменника, но эти трое выделялись из общей массы - наставница и её дети.
Чащобник снова испытывал терпение Звездошейки - Железная уже хотела подойти к наставнице, сказать что-то хорошее, чего она никогда не умела делать - только молча выполнять приказы. Но она научится. У меня есть право этому научиться. Я Железная, ученица Небесного племени, никто не отнимет у меня этого. Пусть я не родилась племенной кошкой, но я ей умру, рано или поздно.
Она успела выспаться днём, а потом даже выбралась на охоту, хотя и устала. Почему-то с ночи рождения котят Звездошейки, с той самой минуты, когда Железная, наконец, почувствовала, что её кровь и рождение не играют роли. она начала чувствовать усталость. Боль. Точно так же, как и радость. Раньше всего этого не было. Осталось желание быть лучшей, прославить и защищать своё племя, но ушло что-то больное, надрыв, ненависть к себе...ушло неверие в то, что она имеет на это право.

+2

257

→ номинально с границы меж Тенями и Небом

Прошёл день, как свойственно делать всем дням, а от трёхцветного кота в лагере витало лишь имя вперемешку с такими высказываниями, после коих уши обыкновенно горят. Если вообще не отваливаются. Ушам, конечно, не свойственно уходить, как дням. Но когда миролюбивая предводительница вопрошает в наглую, совсем не трёхцветную пустоту – «где?».. Тут отвалиться может всё, что угодно и у кого угодно. Если этот «кто угодно» не принёс на длинном пушистом хвосте «очень-мега-супер-невероятно» важную весть. Кленовый, например, принёс. Как никогда обеспокоенные зелёные глаза (а обеспокоенными они могут быть только по дороге на главную поляну. Но никак не на главной поляне. Так что всю обеспокоенность просто жизненно необходимо выместить сейчас) то и дело прикрывались от усталости, но глашатай упрямым пёстрым бараном держал путь назад. Долго. Его не было слишком долго.

– «Рысь. Цапова.. Нет, всего Темнолесья рысь», – кот испытывал стойкое желание прибить кого-нибудь из племени Теней. Он всё понимал – назвали Тенями, так поди отдувайся теперь. Будь в режиме бессонной маскировки 24/7. – «Рысь», – однако это было определённо за гранью всего. – «Племя процветает, да, Когтезвёзд?», – Кленовый не злорадствовал, Кленовому было просто… Никак. С лёгким налётом серой печали, обращённой к обитателям хмурого болотистого края. – «И чего ради, интересно, было скрывать? Не справились в первый раз – так ведь дальше уже ясно: нужно зайти как-нибудь с другой лапы. Ан нет. Но хищник-то мог успеть зализать раны. Тогда под угрозой оказалось бы не одно племя», – да, гордость. Гордость – дело нужное, полезное в условиях воинской жизни. Гордость имелась и у глашатая Небесных котов. Однако она никогда не должна становиться прощанием со здравым смыслом.. И с жизнями твоих товарищей. Кленовый сомневался в том, что кто-то из другого племени распрощался с жизнью. Он очень хотел сомневаться. – «Ничего. Вы за помощью не обратились, помощь придёт к вам сама», – зеленоглазый тихо фыркнул, почти видя родной лагерь.

Бессонная ночь с последующим дневным перелопачиванием сугробов сказывались, но не настолько, чтобы это демонстрировать всем и каждому. Правда скоро общую картину могут завершить тумаки от Звездошейки, но Кленовый знал, на какую авантюру идёт размашистым шагом. Знал, когда впервые учуял тонкую ниточку странного запаха и увидел кровь. Знает сейчас.
– «Так. Лагерь», – глашатай глубоко вздохнул, расправляя плечи. В своём стремлении защитить племя он никогда не будет одинок. Это придавало взгляду уверенности каждый день. И нынешний, почти подошедший к концу, не исключение. Основательно припорошённый снегом, мокрый, отдалённо пятнистый, Кленовый прошёл на главную поляну. И сразу же заметил палевую предводительницу. Усталую предводительницу. – «Что тут уже успело случиться, интересно?», – кот мимолётно нахмурился.

– Звездошейка. Прости, что перевалил обязанности с больных ушей на здоровые. Однако у меня новости. Не самые солнечные, – искреннее раскаяние в голосе звучало, несколько теряясь за упрямой уверенностью. Она сейчас была определённо нужнее. Рядом с лидером их клана сидела белая Север, и Кленовый приветственно кивнул ей. Отходить куда-то, шептаться за углом.. Зачем? Уж эта проблема явно не для двух котов.

– Я отправился проверить границы с племенем Теней. Увы, простым патрулём дело не ограничилось. Рысь. Раненая рысь, пришедшая с болот, бродит там. Полагаю, судя по её состоянию, Тени пытались справиться самостоятельно. Возможно, это началось даже до Совета. Хоть тут нет никаких весомых доказательств, кроме подозрений да наблюдений, – глашатай еле слышно перевёл дыхание, глядя в грозовые глаза как никогда серьёзно.
– Если не предложить лапу помощи сейчас – хищник успеет зализать раны. И тогда совладать с ним будет гораздо сложнее. Не думаю, что в сложившейся ситуации Когтезвёзд откажет, – тут Кленовый позволил себе фыркнуть, оглядывая главную поляну.

+5

258

Звездошейка все сделает правильно, об этом Ива могла заявить с непоколебимой уверенностью. Предводительница знает что делает, наверняка она даст одиночке такое испытание, которое способен пройти только доблестный воитель, достойный жизни в Небесном племени. Покажет, тем самым, как на самом деле далеко мироощущение одиночек и лесных воителей. А если Пепел выстоит…
Чтож, об этом рыжая фурия не то, чтобы не думала, просто не верила. 

Заметив такую редкую улыбку на морде соплеменника, настроение кошки тут же скакануло вверх. Целителя, наконец, отпускало, и это, отчего-то, не могло не радовать. Воспринималось, будто маленькая победа.

- Ты опять тренировалась с отцом, пока не вернулась? — взгляд глаза в глаза заставляет кошку на мгновение застыть, не мигая уставившись на врачевателя. И лишь затянувшаяся пауза буквально выдергивает ее, да так, что воительница подскакивает на месте. 

- Он отличный противник, сложный! — затараторила Ива, усиленно делая вид, будто не замечает, как все в районе грудной клетки с характерным грохотом обвалилось на диафрагму.

Она всегда занималась на износ, до кружащейся головы и усталой дрожи в конечностях. Это настолько вошло в привычку, что Ива давно приняла сей фактор как должное, не выходящее из ряда вон. В конце концов, она была воительницей и главной целью своей жизни видела защиту Небесного племени, преподнося на жертвенный алтарь не только собственную жизнь, но и многие чувства. Поэтому то, как медленно сейчас что-то неизвестное с этого самого импровизированного «алтаря» сползало, обосновываясь глубоко под сердцем, не ускользнуло от внимания кошки. Вот только поделать она, как назло, ничего не могла.

- Если устала - я могу помочь. — железобетонная воля Ивы таяла, как снег в сезон Юных Листьев. Если бы кто-то хоть раз намекнул ей, хоть попытался вякнуть «эй, Ива, да ты, кажется, устала!» — она бы незамедлительно укоротила хаму хвост до кроличьих размеров. Но Чащобник интересовался так искренне и открыто, буквально обжигая взглядом, заставляя мурашки табуном маршировать вдоль спины.
- Я не устала, — тем не менее, Ива не была бы Ивой, если бы не вздернула сейчас чуть горделиво подбородок, поправляя врачевателя, — не устала настолько, как тогда. Но…

- Что ты говоришь, что ты, черт возьми, говоришь! — в сердцах ревело что-то внутри, не веря ни ушам, ни языку, ни мыслям. Все вдруг ополчилось разом против рассудка,  доблестно держащего последний оборонительный рубеж, отнимая вожжи и направляя Иву по совсем иному пути.

- Но знаешь, у меня так болит плечо, может, потянула пока бежала сюда? — прозвучало на удивление тихо. Ей как будто было стыдно признаваться в своей слабости, пусть и такой мелкой, ведь кошка всегда придерживалась установки «воитель не жалуется». Но вот незадача, все принципы, все жизненные установки, все это просто разбивалось об щуплого темного врачевателя.

Соплеменников на поляне становилось все больше, лагерь полнился новостями, задачами бытовыми и не очень, требующих обсуждения и действий. Вот, мимо, не замечая никого, проскользнул Пухолап, и тут же, будто на смену ему, показался усталый и чем-то обеспокоенный Кленовый. Но впервые, пожалуй, Ива не хотела ни слушать, ни знать, что происходит вокруг. Своим предложением целитель удивительным образом приковал кошку, сконцентрировав все внимание яростной воительницы на себе.
- Тогда… — помедлив, начала воительница, вновь переводя взгляд на Чащобника и улыбаясь тому краешками губ, — идем?
Поднявшись на лапы, она встрепенулась и первая направилась в уже знакомую палатку, на ходу вспоминая о том, что ей вновь могут налепить «благоухающую» припарку и не сдерживая хохота.

--> [Палатка целителя]

Отредактировано Ива (2017-12-26 03:37:23)

+2

259

- Ни один пункт воинского закона не запрещает принимать одиночек
Понятное дело, что у всех было разное мнение на этот счёт. Другое дело, что чьё-либо мнение было не единственным решающим фактором в подобных делах. Честно оставив данную фразу без ответа, как бы давая понять, что молчание - знак согласия, возможно, кошка лишь сочувственно вздохнула и ещё разок ласково похлопала хвостом бок Звездошейки.
- Неужели всем трудно проявить такую учтивость?
- Мужчины.
Словно это слово было ругательством. Пожав плечами и безнадёжно качнув головой, Север чуть улыбнулась.
- Ты же знаешь, что они бывают, порой, более чем чопорны. Не принимай близко к сердцу, иначе они туда целиком с пятками влезут своими нравами.
Словно в подтверждение её собственных же слов, Звездошейка стала раскулачивать и Кленового. Снисходительно качнув хвостом, мол и этот с того же поля, Север ещё шире улыбнулась, ловя взгляд предводительницы. Хотелось взлезть через него прямо к ней в душу и навести там порядок, установив тем самым покой и равновесие. Сдержанная и всегда чуть отстраненная Север желала такого почти всем, каждому соплеменнику, дабы не нарушался баланс Вселенной. Ну и нервишки были в порядке.
- В смысле, Кленового. Патрули назначаю я, уже не впервые... Это совершенно не трудно, но это его обязанности,
Чуть прижмурив один глаз, словно туда попала снежинка, Север задумалась на мгновение. Когда-нибудь это будет делать она. Да. По крайней мере, хотелось бы в это верить. Челюсть чуть сама собой от мечты не клацнула, правда девушка успела сдержать себя в лапах и лишь пульнула по поляне взглядом с некой искринкой, а через пару мгновений вновь приняла неприступный холодноватый вид, по своему обыкновению.
- Север, приглядишь вместе со мной за Пеплом?
А вот подобная просьба была не столь веселой, нежели притирки с вышеупомянутыми. Молча кивнув, Север задумчиво прожгла взглядом со стороны серую шкуру кота, который как раз пытался завести знакомство с кем-нибудь из племени. То ли чутьё, то ли просто излишняя женская настороженность и предвзятость не слишком-то торопились ему доверять. Лидерша была права, за ним не то, что две пары глаз, там десяток пар очей нужен был. По крайней мере пока. Перспектива ночевать с ним в одной палатке тоже не очень нравилась, но что поделать...
Они молча наблюдали за тем, как Пепел отвернулся и быстренько умял дичь, видимо, принесённую им же, а затем тщательно закопал кости. Дёрнув плечом, Север сузила глаза.
- Смотри-ка какой голодный... и жадный, судя по скорости поедания...
Затем чуть понизила голос, чтобы её уже точно слышала только Звездошейка.
- Дикарь какой-то. Не пойми меня неправильно, я лично ничего против не имею, если ещё один лишний рот будет работать наравне со всеми, а не только проедать общаг. Я бы охотно последила за его деятельностью на нашей территории. Да и вообще...

+2

260

Почему? Почему эта кошка с грубоватыми чертами, раскосыми, так непохожими на прекрасные кругляшки восторженных глаз, на которые обычно западают коты, глазами так привлекала его? Почему она так действовала на защищенного, казалось бы, от всяческих страстей целителя подобным образом - нахально, тайно?
- Он отличный противник, сложный! - она говорила так живо, что хотелось слушать еще и еще, и Чащобник все ждал реакции на его слова, его предложение. Сейчас за то, что сорвалось с языка, он был готов откусить себе этот самый язык, язык-предатель, но было уже поздно, и если он возьмет свои слова назад, то Ива совершенно точно заметит что-то нет, поднимет его на смех, расскажет кому-нибудь, испортит все...
Нет. Она так не сделает. Кто угодно - но не Ива.
Вот она вздергивает подбородок, удивленно, чуть, кажется, горделиво и раздасадованно. Точно, как он мог забыть, дурак шерстяной - таким фуриям, как Ива, не стоит намекать на их возможную слабость. Они непобедимы и прекрасны, не так слабы, как дух целителя, сейчас готового без отрыва смотреть в глаза воительницы и слушать ее голос.
- Я не устала .... не устала настолько, как тогда. Но… - он весь подобрался, услышав это "но". Даже дурак не понял бы, что оно означает.
- Но знаешь, у меня так болит плечо, может, потянула пока бежала сюда? - тихо и как-то чуть удивленно, как ему показалось, наконец проговорила она. Чащобник напрягся, склонившись вперед, словно желая поправить больное плечо рыжей прямо на месте - и тут же отшатнулся назад, смущенный тем, что едва не ткнулся носом в ее шерсть на глазах у всего племени, да еще и так резко.
- Возможно, - глухо почти что проурчал Чащобник, вставая на лапы и встряхиваясь, словно пытаясь прийти в себя и сбросить груз с плеч.
- Тогда… идем? - она улыбнулась, и слабая улыбка нашла отражение на морде Чащобника, готового не идти, а бежать, скакать, как чистокровный небесный воин, в свою палатку.
Конечно, он всего лишь выполнит свой целительский долг. Посмотрит больное плечо и даст пару советов, может, просто немного поговорит с рыжей, не больше. Он не может, не имеет права на "больше" - закон запрещает. Но почему-то впервые в своей жизни сейчас черный не забыл про закон, но словно сместил его в сторону, на время прикрыл глаза и встал под таким углом, что горящее яркими огнями "остановись" стало ему незаметным.

-------> целительская

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » главная поляна