РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Наконец, стали известны имена активистов апреля. Спасибо всем за активные отыгрыши, за ваши голоса и участие!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
А под прицелом большая мама Пантера. И пока ее не отвлекают дети, спешите задать вопросы!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » палатка целителя


палатка целителя

Сообщений 1 страница 20 из 40

1


Палатка целителя расположена обособленно от прочих: спрятанная среди небольших скал, испещрённая изнутри различного размера трещинами, в которых лежат целебные травы и ягоды. В углу располагается крошечный ручей, теряющийся в расщелинах и обрамлённый небольшими порослями мха, что облегчает работу целителям. Вход заботливо укреплён кустарниковыми лозами, уже успевшими пропитаться лёгким горьковатым ароматом лекарств. Такое оснащение предотвращает попадание ветра внутрь, оставляя в сохранности как, пациентов, так и травы.


0

2

Начало игры
Сердито шипя, Железная вошла под своды палатки целителей. Нет, ну это было просто невозможно! Почему Звездошейка её отослала? Подумаешь, кровь на лапах, да у неё они вечно сбиты, она же не Звездошейка, не Небесная кошка...
Эта мысль всегда обжигала, словно хлёсткий побег крапивы по носу. Она никогда не отрастит себе лапы чистокровного Небесного кота, как бы не тренировалась. Потребуются долгие луны, сезоны сменятся много раз прежде чем её лапы огрубеют достаточно, а пока она режет их в кровь о каждый острый камешек.
Но это всё равно не повод отправлять её к целителям, чтобы они мазали её лапы какими-то жёваными травами! Её хорошие здоровые лапы - вот чушь-то! Подумаешь - немного больно, это чепуха, ведь воители должны уметь терпеть боль - разве нет?
И она училась. Видит Звёздное племя или кто там - неважно, она вкладывает все силы в учёбу, так почему предводительница, как последняя мышеголовая синица, мешает ей делать своё дело?
Железная стиснула зубы и остановилась на пороге палатки, пытаясь успокоиться.
Настоящий воитель не боится боли. Настоящий воитель не показывает своего раздражения или злости. Настоящий воитель спокоен и не должен давать своим чувствам взять верх. Страх убивает разум, ярость застилает взгляд, гнев ослабляет лапы. Я должна успокоиться и говорить вежливо.
Я исполняю приказ предводительницы - каким бы он ни был.

Эта мысль позволила Железной немного притушить шквал эмоций, глубоко вздохнуть и пройти внутрь.
- Юность? - она чувствовала свежий запах ученицы целительницы. - Ты здесь? Звездошейка послала меня лечить лапы.
Я выполняю приказ.

+4

3

----> Главная поляна

Здесь, в полумраке родной пещеры, он чувствовал себя спокойно. Каждый камень, каждая пылинка внутри день за днем напитывались не только запахом этого кота, но и запахом его мыслей, чувств - и потому почти все здесь говорило о его присутствии. Аккуратные, ровно уложенные подстилки; запасы трав в практически идеальном порядке, чтобы все было под лапой в нужный момент и в нужном порядке. Черный вслепую мог ориентироваться в своей пещере, если бы того потребовала ситуация.
- Укладывайся на эту подстилку, и сначала я разомну мышцы, которые болят больше всего, - аккуратно ступая дальше, он прошел в ту часть, где хранились в прохладе травы. По запаху полынь было очень легко найти; целитель унес в пасти ровно столько, сколько требовалось для лечебной припарки. Потом, конечно, от горечи трав придется долго полоскать рот, но с этой неприятностью должен уметь мириться любой уважающий себя кот.
- Я понимаю, что интенсивные тренировки помогают прочистить голову и идут на пользу здоровью, - пробурчал черный, выкладывая принесенные травы рядом с подстилкой и ожидая, пока Ива уляжется, чтобы начать лечение. - Но так загонять себя - не к добру. Как целитель племени, я могу и запретить, - холодно добавил он, понимая, что скорее всего ответом на подобную вольность будет эмоциональный взрыв. Многим не нравилось, когда он пытался командовать, но ведь кот действительно имел реальную власть, которой не гнушался пользоваться.
И я делаю это не ради собственной потехи - исключительно из заботы о здоровье этих излишне самоуверенных соплеменников, похоже, считающих себя вечными, - недовольно подумалось коту, и эмоции мгновенно отразились на его достаточно выразительной морде. Ива была одной из таких соплеменниц, о ком на данный момент болела душа черного, однако ему все равно было сложно понять, почему именно сейчас на него волной накатило недовольство подобным поступком кошки и желание отчитать ее, словно котенка. Чащобник постарался списать это на осадок в душе после разговора с Звездошейкой.
- Будет больно, но тебе придется терпеть, - сурово предупредил кот, усевшись рядом. Он помнил, чему его учил наставник, однако применял это умение едва ли не в первый раз. Уверенные и твердые движения лапами, которые выглядят далеко не такими сильными с виду, могли, кажется, убаюкать любого - если бы только не болезненные ощущения, которые просто обязаны были вызывать гримасы на мордах пациентов - в данный момент, рыжей Ивы.

Отредактировано Чащобник (2017-07-19 22:31:39)

+2

4

[---> Главная поляна]
Чащобник только упомянул про сильный запах полыни, а воображение Ивы уже успело представить все то амбре, которым от нее будет нести на протяжении всей ночи, а то и половины дня. Жители воительской ей за это спасибо, конечно, не скажут, да пусть только попробуют что-нибудь брякнуть! Пускай у фурии и страдает сейчас каждая клеточка тела, это не помешает ей набить неприятелю морду и прилепить эту самую припарку ему на лоб.

Соплеменник уже скрылся в палатке, а Ива все никак не решалась переступить порог, поначалу просто из-за того, что в красках представляла расправу над теми, кто попытается возмутиться по поводу полыни, а после уже из-за заворочавшегося на дне желудка невидимого кома. Переступив с лапы на лапу, рыжая кошка отчего-то вжала голову в шею и, поколебавшись с мгновение, все-таки нырнула в прохладную темноту. То, с какой педантичностью была обустроена целительская обитель — поражало и даже вызывало легкий восторг. Ведь это не шло ни в какое сравнение с той же самой воительской, где главным принципом служила "кучность". У Ивы лапы чесались внимательно все осмотреть, а тот факт, что к травам ее, наверное, и на лисий хвост не подпустят, кошку даже не волновал.

- Укладывайся на эту подстилку, и сначала я разомну мышцы, которые болят больше всего,

Воительница поежилась, только сейчас запоздало осознавая, что сбежать от собственной просьбы уже не получится. Причем по каким причинам ей внезапно захотелось унести ноги, сама Ива еще не понимала. Стоило ей отвлечься от внутреннего убранства, как пружинка внутри тут же со скрипом скрутилась, от чего дыхание перехватило. Кошке как будто содрали защитный налет с чувствительных рецепторов, прошлись по ним неаккуратно лапой, раздражая, да так и оставили.
В очередной раз переборов себя, она подошла к подстилке. Помяла ее пару раз, да и улеглась, не отказав себе в удовольствии вытянуть задние лапы.

Я понимаю, что интенсивные тренировки помогают прочистить голову и идут на пользу здоровью, — Ива тут же напряглась, вскидывая голову и недобро прищуриваясь, — Но так загонять себя - не к добру. Как целитель племени, я могу и запретить,

Все томящее беспокойство мигом отступило на задний план. Рыжая фурия была уверена, что если соплеменник скажет еще хоть слово в адрес того, как кошке надо поступать, то она найдет в себе силы подняться на лапы и…

- Запрети, — рявкнула бестия, с вызовом приподнимая подбородок. И в этом «запрети» было сказано все, что Ива собиралась сделать в том случае, если ей отрицательно покачают когтем перед мордой.

Впрочем, яростному пламени не суждено было долго полыхать и уже через минуту кошка устало прикрыла глаза, приглаживая вздыбившуюся на загривке шерсть.

- Не недооценивай меня, то, что произошло сегодня — редкость,
— поморщившись, наконец пробурчала кошка, устремляя взгляд к сводам палатки, — просто сегодня я слишком часто падала.

Ива не понимала, почему она стремится объясниться, если не оправдаться, перед целителем. Но отчего-то стало очень важно, чтобы Чащобник правильно понял ее мотивы и не подумал, что у рыжей нет головы на плечах и "загоняется" она без веской на то причины. Кивнув, усмехнувшись беззлобно, на предупреждение о возможных болезненных ощущениях, воительница продолжила. — Лимит возможностей существует для того, чтобы раз за разом его преодолевать, ставя планку все выше. А если воин и оступился на своем пути, разве не для того существуют целители, чтобы помочь встать крепче на лапы?

Закончив свою мысль, Ива замолкла, не потому, что не хотела больше разговаривать, а потому что сложно было сохранять ровное дыхание, когда целитель раскатывал под шкурой затекшие мышцы, разгоняя молочную кислоту. И откуда только столько силы? Как вообще можно нащупать нужную забитую мышцу, если их на теле великое множество? Ива ведь не говорила, где и что конкретно у нее болит, только сопела время от времени, когда становилось уж очень больно. Гордость упорно не позволяла выдать и звука, подавляя охи где-то в глотке.
Вот только когда чужие лапы дошли до ребер, которые за сегодняшний день сталкивались и с кочками, и с камнями, и с поваленными кронами, кошка вздрогнула всем телом, шумно вздохнув.
Заерзав, она непроизвольно стала увиливать от чужих лап, не давая надавить на грудную клетку с той же силой, что и раньше.

- Обожди, можно небольшую паузу? — выдавила все-таки Ива, не желая признаваться в том, что ей потребуется морально собраться с силами, чтобы выдержать предстоящее «испытание». А ведь Чащобник предупреждал! Да кто знал то, что будет настолько больно!

Отредактировано Ива (2017-07-21 03:41:56)

+1

5

Как и ожидалось, на попытку прощупать почву и показать свою целительскую власть над соплеменниками Ива среагировала в духе своего рода: резко, с вызовом и достаточно агрессивно. Чащобнику оставалось лишь обреченно выдохнуть, понимая, что таким никакие запреты нипочем, если только они сказаны не предводителем и не подкреплены реальной угрозой серьезного наказания в качестве порицания.
- Не недооценивай меня, то, что произошло сегодня — редкость, просто сегодня я слишком часто падала, - черный удивленно приподнял бровь, прямо глядя на рыжую. Что-то особенное случилось, если она соизволила объясниться и сгладить свою агрессию своего ответа?
- Таких самоотверженных воинов сложно недооценить, - едко отозвался целитель, слабо понимая причину своего недовольства, устраиваясь рядом поудобнее и принимаясь проминать твердые, непослушные и натруженные мышцы. Они тяжело перекатывались под чуткими лапами и ощущались не так, как должны в здоровом и относительно расслабленном, готовом к нагрузкам состоянии. А именно этого коту и нужно было добиться. - А целители... Да, мы помогаем встать на лапы после любого падения, однако его куда проще предотвратить, чем разбираться с последствиями.
От небольшого наставления Чащобник никогда не мог удержаться. Хорошо, что сейчас беседа шла на относительно нейтральную тему - упаси Звезды Иву затронуть в обсуждении предков или воинский закон, да хотя бы что-то, с чего можно быстро и просто на эти темы выйти. Тогда этого щуплого кота, обычно не сильно разговорчивого, заткнуть не получится - он превращается в фанатика и с горящими, полными веры глазами начинает вещать, не особенно заботясь о том, чтобы его слушали и понимали.
Когда воительница начала буквально выползать из-под лап целителя, он чуть ослабил нажим и внимательно присмотрелся. Значит, кашицу полыни наложить сюда и сюда - отек немного сойдет, ушиб быстрее рассосется. Но немного промять все же надо, - самому себе сообщил кот, быстренько набрасывая в голове план действий.
- Обожди, можно небольшую паузу? - едва-едва смогла выдавить из себя Ива, и кот понимающе склонил голову, представляя, насколько неприятные ощущения сейчас испытывает пострадавшая на тренировке воительница. В любое другое время он бы проникся жалостью, однако сейчас не мог. Рыжая сама была виновата в том, что попала в такую ситуацию - по своей же воле. Так что пусть терпит и приучается бороться с последствиями, а то все воины такими темпами будут надеяться на чудесное разрешение проблемы самой по себе. От мыслей подобного толка Чащобник почему-то испытывал и стыд, и странное мрачное удовлетворение. Словно правосудие вершил, а не мышцы разминал.
- Лучше не оттягивать, тебе все равно придется это перетерпеть, - коротко отрезал он, уверенно продолжая свое целительное, но столь болезненное занятие. К попыткам увильнуть ему было не привыкать, так что у Ивы не должно было получиться "спастись".
- Немного осталось.
Когда с массажем наконец было покончено, кот ощутил легкое покалывание в лапах. Устал, давно не делал подобного - все чаще по лесу шатался и травы собирал. Кстати о травах - по привычке не морщась, он принялся тщательно пережевывать полынь, чтобы далее нанести целительную кашицу на ушиб и тем самым облегчить страдания кошки. Хотя Иве уже должно быть легче двигаться - кровь он по мышцам разогнал, а остальное зависит от особенностей организма, который еще молод и должен восстановиться быстро. Ну и от припарки, в действии которой кот не сомневался. Черный уверенно нанес на больную область ароматную, по его мнению, или воняющую - по мнению многих других - смесь.
- Оставь ее на боку до утра, спи лучше на другом, - в привычном приказном тоне сообщил он кошке, все еще сидя рядом и внимательно глядя на нее сверху вниз. Глядишь, еще чего выкинет. - Утром можешь слизать или смыть, если не хочешь ходить с привкусом полыни на языке весь день.

+2

6

Ива, полностью сконцентрировавшаяся на своих ощущениях, пропустила мимо ушей ворчание Чащобника. И слава Звездному племени, потому что будучи в гневе страшной, как атомная война, второй раз колкость, даже малейшую, в свой адрес бестия бы не стерпела. И тогда бы их обоих - и Иву, и Чащобника - пришлось не только излечивать, но еще и отстраивать заново палатку.

- Лучше не оттягивать, тебе все равно придется это перетерпеть, — прозвучало, как приговор.

И рыжая воительница терпела, хоть и мечтала под конец Чащобника, как назло прилипшего лапами к ее шерсти, попросту отпихнуть от себя, настолько болезненны были ощущения. А когда Иве начало казаться, что соплеменник сейчас вдавит ей ребра в легкие, чужое давление пропало. Выдохнув, воительница не без любопытства проводила взглядом целителя, закопошившегося с травами. Но когда тот стал беспристрастно пережевывать полынь, Иву аж всю передернуло, она в одночасье представила, насколько горькой может быть на вкус эта трава. И то, как пахла получившаяся каша, которую Чащобник накладывал на ушибы — было тому подтверждением.

- Оставь ее на боку до утра, спи лучше на другом,

Покивав быстро, Ива потянулась, осторожно проверяя тем самым «работоспособность» мышц, а когда те отозвались совсем другой свинцовой тяжестью, встрепенулась. С завидным проворством – которого ранее не наблюдалось – подскочив с насиженного места, она удивленно повертелась вокруг своей оси. Нет, кошка по-прежнему чувствовала боль, но Чащобник сделал удивительную вещь: он будто бы "отодвинул" ее на задний план, убрал те невидимые оковы, что затрудняли движение и кололись. Вот же чудеса.

- Спасибо! — радостно воскликнула воительница, наконец поднимая голову. Выглядела она действительно куда бодрее, сказывалось и заложенное природой быстрое восстановление сил.

Как только в черепной коробке полностью сформировалось осознание того, что завтра телом она будет себя чувствовать намного лучше, настолько лучше, что даже не придется ползать по лагерю полу-мертвой тушкой. Вот уж отец удивится!

- С меня причитается, — воодушевленно с уверенностью произнесла фурия, не дав сварливому молодому целителю возмутиться и возразить.

С этими словами Ива еще раз благодарно махнула хвостом и с завидным проворством поспешила покинуть палатку. Ей еще предстояло перетащить свою подстилку, как и сказал Чащобник, к самому выходу, чтобы не терроризировать соплеменников.

[Палатка воинов -->]

+3

7

Результатом проведенного "лечения" Чащобник остался доволен. Воительница двигалась значительно легче, сияла мордочкой и была довольна не меньше черного. От осознания важности его роли в племени и чувства закрытого полезного дела на душе, обычно скованной рядом предрассудков, значительно потеплело.
- Спасибо! С меня причитается, - с воодушевлением и уверенностью сообщила кошка, в ответ на что целитель лишь закатил глаза, помотав головой из стороны в сторону. Таких, как Ива, жизнь ничему не учит - глядишь, через четверть-две луны опять будет ходить побитая и скованная неприятными ощущениями. И тогда ему снова придется устраивать болезненный массаж и переводить запас полыни на ситуацию, которой можно было бы избежать.
- Иди уже, - выражение мордочки явно говорило о желании остаться одному и не видеть Иву в палатке целителя в ближайшее время. Конечно, она еще заявится - такие, как рыжая, слово держат. Притащит дичи, и Чащобнику не придется напрягаться самому. Обычно он это не любил, но сейчас почему-то черный был не против. Раздражение ушло, оставив место странной задумчивости.
Расспрошу ее, что да как. Глядишь, объяснит мне свою позицию - и зачем она это делает. Правда, уверенности в том, что Ива сможет сделать это спокойно и без выпускания когтей, если ей не понравятся мои ответы, у меня нет. Ну и ладно, - он пожал плечами, подбирая остатки не пережеванной еще полыни, отнес на место. Потратил некоторое время, чтобы привести в порядок запасы трав и посмотреть, каких оставалось мало. Обычно это занятие, требующее сосредоточенности и внимания, успокаивало и настраивало на нужный рабочий лад, но сейчас Чащобник ощущал странное смятение, мешавшее нормально думать. Кот списал это на усталость и раздражение после бессмысленного разговора со Звездошейкой. Так бывало частенько.
Черный нашел небольшую ямку, где скопилось немного воды, полакал, промывая пасть от полынной горечи. Конечно, вкус не ушел совсем, но стал приглушенным, не раздражал нёбо и язык. В палатке окончательно стемнело; ночь укрывала лес, лагерь готовился ко сну, и целитель не был исключением. Свернувшись в тугой клубок на мягкой подстилке, он отпустил мысли на прогулку и постарался провалиться в мир сновидений, плотно смежив веки. Получилось не сразу, в голову лезли навязчивые образы, опасения, сомнения. Чащобник ворочался с четверть часа, однако все же смог отключиться - до утра покой кота больше ничего не беспокоило.

+1

8

Солнце почти вышло из-за горизонта, утро было в самом разгаре. Но оно не было добрым, по крайней мере для белого воителя. Он хромал на левую переднюю лапу, из плеча которой с каждым шагом выделялась кровь. В зубах воитель нес убитую им змею - виновницу визита к целителю.
Меньше всего Тишь хотел вот так приветствовать своего брата, но приходилось. Иначе никак. По правде сказать, воитель чувствовал себя лучше, чем ожидалось. Единственное, что его мучило - боль в лапе и сонливость. Но сон был не так силен, чтобы Тишь свалился на землю без сознания. Просто хотелось спать, совсем немного.
Небесный кот вошел в палатку целителя с черной змеей в зубах, положил мертвую гадину перед своими лапами и осмотрелся.- Слепозмейка? - прохрипел Тишь, а после сглотнул.- Здесь есть кто? - уже уверенно и громко спросил кот, оглядывая пещеру. Она казалась пустой, была довольно темной. А голубые глаза еще не до конца привыкли к темноте."Надеюсь, Скопа отнесет всю добычу. Надо будет потом увидеться с ней, чтобы она не волновалась за меня. Это, конечно, если ей не придет в голову навестить меня здесь" - пронеслась мысль в голове воителя.

+2

9

---> Палатка воинов

Прежде чем войти, Слепозмейка осторожно заглянул в палатку. Увидеть Чащобника в темноте не представлялось возможным. Оставалось только слушать. "Он здесь", - сделал вывод ученик, услышав тихое дыхание. "И, вроде бы, на своём обычном месте".
Прокравшись мимо наставника, Слепозмейка с еле слышным вздохом опустился на свою холодную, одинокую подстилку.
Холод быстро охватил его брюшко, зато бок, которым он прижимался к Совке, до сих пор горел теплом. Молодой кот свернулся клубочком и постарался заполнить свои мысли воспоминаниями об их беседе с Совкой и мечтами о завтрашней тренировке. "Если Чащобник не будет против того, чтобы я потренировался с Совкой", - грустно напомнил он себе. "Нет. Совка придёт, попросит его серьёзным голосом, и Чащобник обязательно отпустит. А я потом все травы переберу, всех блох у старейшин вытащу".
Слепозмейка сам не заметил, как закрылись его глаза и расслабилось тело. Подстилка ещё не успела толком согреться, а он уже уснул.

"Мрачный лес с одной лишь очевидной тропой, которую багряно освещает необычайного цвета луна: рыжеватая, с кроваво-красным отливом. Всё точно также как и всегда. Вздохнув, Слепозмейка направился вперёд по тропе. Лапы увязали в мягкой глине, но он не обращал на это внимания. Тревожно кричали птицы: сороки и вороны. Трава неприятно проминалась и сочилась водой под его шагами. Травинки путались в лапах, словно пытались удержать его. Но Слепозмейка упрямо шёл, так как знал, что увидит дальше, и хотел поскорее с этим покончить. Пройдя по тропе, он оказался перед преградой из огромных душистых кустов самых разных форм и видов. Слепозмейка зло зарычал и вломился в кусты, рассекая их грудью и плечами. Он едва не задохнулся от резко нахлынувшего запаха трав. Эта душная вонь хватала его за горло и до боли щекотала нос изнутри. Слепозмейка никак не мог прекратить шипеть и злобно урчать, пытаясь избавиться от невидимого врага, расставившего столько вонючих кустов в одном месте. Может, по-отдельности эти травы и пахли весьма недурно, но вместе и в такой концентрации душили маленького целителя, не давая ему спокойно вдохнуть.
Зажмурив глаза, чтобы в них не попала пыльца, Слепозмейка упрямо продирался вперёд, помогая себе когтями. Внезапно, как это всегда и бывало в его снах, кусты кончились, и серый кот вылетел на пустое поле. От неожиданности он упал и едва не перекувырнулся через себя. Поднявшись на лапы, Слепозмейка огляделся, тяжело дыша после пахучих кустов. Он оглянулся назад, чтобы грозно посмотреть на них, но никаких кустов позади уже не было. Только огромное, бескрайнее поле.
Слепозмейка вздохнул и пошёл вперёд, почти не отрывая унылого взгляда от своих лап. Он не хотел никуда идти, но ему всё равно пришлось бы. Как иначе закончить кошмар? Впереди показалась знакомая фигура, снежно-белая в чёрно-угольное пятно. Слепозмейка виновато сгорбился, понимая, что ничем не сможет помочь фигуре Морозника. Этот Морозник слишком... выдуманный. Слишком очевидно нарисованный воображением Слепозмейки. Даже во снах молодой кот нисколько не верил в реальность этого образа. За несколько шагов до фигуры отца он остановился и сел на траву. Морозник неожиданно оказался прямо за плечом. Слепозмейка чувствовал его горячее дыхание на своей шее. В тот же миг хвост отца оплёл его лапы и бок, а язык лизнул в макушку.
- Как прошёл твой день, мой маленький сынок? - голос отца двоился в голове, словно говорили двое Морозников, а то даже и трое. Интонации сбивали его с толку: вроде и заботливые слова, но произнесенные с какой-то затаённой злобой или жестокостью. Лапа отца легла на его плечо.
- Всё в порядке, Морозник. Я же тебе уже рассказывал, что каждый день перебираю травы и слушаю своего нас... ой, - когти Морозника вонзились в схваченное им плечо.
- Что ты говоришь, бессовестный лгунишка? Думаешь, я не видел, как ты ходил жаловаться Совке? - Слепозмейка вздрогнул от боли, когти впились в его плечо ещё сильнее, а голос отца стал более громким и властным. - Не смей никому жаловаться, глупый лягушонок. Когда же ты поймёшь, что если будешь забивать всем головы тем, как тебе плохо живётся, от тебя все отвернутся?
Слепозмейка не выдержал такой несправедливости.
- Но я же просто хотел рассказать... - когти проехались по плечу, оставляя невидимую рану. Серый кот зашипел сквозь зубы.
- Идиот. Тебе хотелось быть рядом с сильными. Рядом с воинами. Почему я видел в воинской палатке размякшую жабу, а не своего сына? Почему мой сын вообще возится с какими-то дрянными травами?! Отвратительно!
Отец вздохнул и, всё же, отпустил его плечо. Слепозмейка тут же откатился в сторону и повернулся к отцу мордой, съежившись и ожидая нового удара.
- Ладно. Если мой сын и возится с травами, он должен делать это идеально. Иначе его останется только отдать на корм воронам.
Слепозмейка понял, что начинается экзамен. Он заранее приготовился удирать, так как знал, что отец всё равно выложит перед ним травы, названия которых невозможно отгадать. Морозник достал их из-за спины. Листья причудливых форм, какие-то странные ягоды. Он никогда таких не видел, такие растения можно представить только в воображении.
- Перечисли мне названия всех этих трав. Быстро, - строго сказал Морозник. Его глаза налились кровью, взгляд стал ожесточенным. Слепозмейка перенёс вес на задние лапы и резко отскочил в сторону. Сзади послышался разъяренный рёв, громкий, нарастающий с каждым мгновением. Вздыбив шерсть от страха, молодой кот кинулся бежать прочь со всех ног. Иногда Морозник отставал, иногда догонял его. Но в этот раз... Слепозмейка остановился. Морозник исчез и также резко исчез его крик. Поле кончилось, а впереди показались какие-то заросли.
Слепозмейка знал, что кот, которого он увидел, точно не был Морозником. Отец никогда не стал бы обращаться с ним так и говорить такие слова. Его глаза не стали бы наливаться кровью, а когти никогда не вспороли бы плечо сына.
Серый кот подошел поближе к зарослям, и вдруг в них сверкнули чьи-то глаза. Зажглись вспышками. Потом ещё одни, и ещё. Слепозмейка попятился назад. Из зарослей выходили коты. Их шкуры мерцали, у их лап виднелись острые выпущенные когти. Он хотел было побежать назад, но морда уткнулась в чью-то массивную грудь.
Слепозмейка поднял взгляд. На него смотрели ядовито-зелёные глаза Морозника. Взвизгнув от страха, он проснулся".

Ученик услышал своё имя. Кто-то позвал его. Сфокусировав ещё сонный взгляд, Слепозмейка достаточно легко разглядел Тишь.
"Глупые, глупые сны", - мысленно шипел ученик. Тело ломило от усталости. Он явно перетрудился вчера. Главное - чтобы об этом не узнал Чащобник. Слепозмейка ни за что не смог бы признаться ему в собственной слабости.
Встав с подстилки, он встряхнул головой, окончательно просыпаясь. Тишь стоял, подслеповато озираясь, ещё не привыкший к темноте палатки.
- Тш-ш-ш, - по-змеиному прошипел Слепозмейка, подходя к брату. - Чащобник спит там, просто его не видно в темноте.
Он присмотрелся к брату. Тот выглядел взволнованным, но сначала серый кот не придал этому значения. Может быть, Тишь испугался Чащобника или смутился от резкого запаха трав в палатке.
Заметив змею, которую притащил воин, Слепозмейка широко открыл глаза от удивления. "Неужели ты решил подшутить над моим
именем, Тишь?"

Он хотел было высказаться насчет того, что думает о таких раннеутренних шутках, но учуял слабый запах крови, исходящий от брата. Мгновенно посерьёзнев, Слепозмейка обнюхал его шерсть и обнаружил дырочки от укусов на теле.
- Тебя укусила змея, - обречённо заключил он, опуская взгляд на чешуйчатую виновницу. Страх накрыл молодого целителя с головой. "Неужели Тишь умрёт прямо у меня на глазах?"
Слепозмейка тут же засуетился.
- Чащобник ещё не рассказывал мне о змеях и ядах. Я сейчас разбужу его.
Взяв в зубы змею, он подошёл к подстилке наставника. "Не будет ли он злиться?" - на мгновение задумался ученик. "Нет. Нашего соплеменника укусила змея. Это достаточно серьёзная причина, чтобы разбудить его".
- Проснись, Чащобник, - отчетливо сказал он. И повторил, на всякий случай. - Тишь укусила змея. Он принёс эту змею, посмотри.
Положив змею перед наставником, Слепозмейка сделал шаг назад. "Чащобник же взрослый и разбирается в змеях, верно?"
Обернувшись, он взволнованно посмотрел на светлого кота. "Я совсем не хочу тебя терять, брат".

Отредактировано Слепозмейка (2017-08-08 05:49:02)

+5

10

Видимо, события предыдущего дня оказались для Чащобника слишком выматывающими: разговоры со Звездошейкой, напряженные мысли и сомнения по поводу и без, Ива в конце концов со своими перетруженными мышцами. Целитель спал без сновидений и так крепко, что проснулся лишь от голоса ученика: уже светало, силуэт Слепозмейки чётко выделялся на фоне выхода из пещеры. Кто-то ещё был внутри: втянув воздух ноздрями, он ощутил смесь запахов свежей крови - резкий, металлический - и странно знакомой сырости.
- Проснись, Чащобник. Тишь укусила змея. Он принёс эту змею, посмотри. - котик положил змею перед наставником; тот уже был абсолютно бодр, собран и готов действовать. Чёрный умел пробуждаться мгновенно: целительской будни требовали возможности сконцентрировать все своё внимание на больном коте, который мог появиться в пещере в любое мгновение, даже посреди ночи.
- Тишь, займи подстилку, - коротко бросил кот, присматриваясь к змее. Сначала стоило понять, что за гадина поранила воителя Неба. Чёрный склонился, поддев змею лапой и приподняв в воздух, чтобы рассмотреть как следует. Крупная, она была бы смертельно опасной, если бы не желтые пятна на голове.
- Тебе повезло, - расслабляясь, выдохнул целитель, одним взмахом хвоста подзывая ученика к себе. - Слепозмейка, смотри внимательно. Видишь, у этой змеи желтые пятна на голове и шее? - он кивком указал на голову подверженной твари, призывая рассмотреть ту внимательней. - Это уж. Он может оставить болезненную рану после укуса, однако не ядовит совершенно. По крайней ме, я не встречал ещё ядовитых ужей - и слышал о такой редкости лишь однажды. Опасаться их стоит племени Теней, на чьих территориях этих гадов достаточно.
Чёрный оставил ученика рядом со змеей и подошёл к раненному воину, внимательно разглядывая рану на лапе того. Правая передняя лапа слабо кровила, дырочки от укуса еле виднелись через прилипшую и потемневшую белую шерсть. Кот аккуратно тронул больное место лапой, откинув в сторону любую брезгливость, тщательно вылизал место ранения и снова внимательно взглянул. Типичный укус: быть может, крови не было бы, не будь уж таким крупным. Вся проблема в размере клыков.
- Слепозейка, смотри, - он снова подозвал ученика. - Это обычная рана, но она может воспалиться, если туда попадёт грязь или если уж был нездоров. Чем лучше ее лечить?
Проверять юного ученика в любое возможное время - такой стратегии придерживался кот. Именно так его обучала предыдущая целительница племени, и потому Чащобник считал, что подобный подход является одним из лучших. Его ученик был слишком юн и наверняка нервничал в таких ситуациях, но предки ведь не зря указали на него, послав суровому целителю знак. Чащобник тогда был почти что счастлив: чистокровный котик из хорошего семейства станет отличным преемником, да и характер у него не самый простой, интересный. Такого ученика он хотел - и получил.
Целитель внимательно наблюдал за юным Слепозмейкой, и те, кто хорошо его знали, разглядели бы в тусклых глазах почти что отеческую нежность. Вот только этого щуплого чёрного кота почти никто не знал.

+3

11

Вскоре из тьмы пещеры появился Слепозмейка. Кажется, он не сразу понял, что Тишь ранен. А пора бы понимать. Но сейчас было не до этого. К тому же.. кто такой Тишь, чтобы указывать ученику целителя? Не учи тому, чего сам не знаешь. Осознав действительность, кот засуетился и начал искать своего наставника. Схватив змею, он убежал во тьму. Тишь пошел за ним, но не так быстро. Вскоре глаза окончательно привыкли к тьме.- Тишь, займи подстилку - послышался грубый по сравнению с братским голос целителя. Воитель послушно улегся на ближайшую подстилку. Он лег на бок, возможно, Чащобнику так будет проще работать.
Целитель начал свой урок, перед этим расслабив пострадавшего. Тишь даже расслабился. Он не умрет, все будет хорошо. Не хотелось бы оставлять свою семью, особенно в такое сложное для них время. Слепозмейка будет учиться. Даже гордость берет! Тишь с улыбкой посмотрел на брата и кивнул в знак одобрения. Он понимал, что это нужно Слепозмейке сейчас, ведь он сильно волнуется.

+1

12

Как только коты появились в лагере, сразу посыпались вопросы. Тишь, обеспокоенный болевыми ощущениями после укуса змеи, не стал задерживаться и сразу пошел к Чащобнику и Слепозмейке. Кошка проводила его взглядом и в её сердце что-то больно коснуло, заставив воительницу поморщиться от неприятных ощущений. Она не стала отвечать на вопросы соплеменников о том, как же так вышло, ведь Скопа и сама этого не знала. Она была слишком занята собой и не смогла вовремя помочь Тиши. А вдруг укус смертельный? Этого Небесная воительница боялась больше всего. Когда она была маленьким котенком, королевы в детской часто пугали её страшными историями о ползучих тварях, способных убить кота одним укусом. "И почему это я так беспокоюсь о Тиши? Он же просто мой соплеменник. Или нет?" - пронеслись в её голове беспокойные мысли. Скопа бросила добычу в общую кучу и поспешила войти в палатку целителя, не подумав заранее о том, что она может быть там лишней.
Первое, что бросилось ей в глаза - темнота. А ещё влажность и прохлада, а воздух в пещере пахло всевозможными травами. Кошка даже смогла уловить в этой куче запахов необычный, горьковатый запах полыни. Воительница медленно двинулась вперёд и столкнулась нос к носу с Чащобником и Слепозмейкой. Вся решительность моментально испарилась, и кошка испуганно прижала уши к голове.
- Я... была в этот момент с Тишью, понимаете? Я... волнуюсь за него, - Скопа окончательно смутилась, - Змея ядовитая? Что же будет с Тишью? Он не умрёт? Пожалуйста, скажите мне!
В ответ она услышала спокойный голос Чащобника, который обращался к своему ученику.
- Это уж. Он может оставить болезненную рану после укуса, однако не ядовит совершенно. По крайней ме, я не встречал ещё ядовитых ужей - и слышал о такой редкости лишь однажды. Опасаться их стоит племени Теней, на чьих территориях этих гадов достаточно.
Кошка облегченно выдохнула. Ее взгляд опустился на подстилку, на которой лежал кот. Скопа легла рядышком, заглянув в его синие глаза.
- Ты меня напугал, глупый комок шерсти! Великое Звездное племя, ты хоть представляешь, как это опасно? А если бы... если... - воительница не смогла закончить фразу и всхлипнула, неловко уткнувшись носом в светлую шерсть соплеменника.

Отредактировано Скопа (2017-08-08 22:35:01)

+1

13

Когда Чащобник неожиданно очень бодро поднялся с подстилки, Слепозмейка вздрогнул. Он до сих пор не отошёл ото сна, устало покачиваясь на слабых лапах, а вот наставник уже лихо поспешил к Тиши. "Интересно, в чём секрет энергии Чащобника?" - подумал серый кот, провожая наставника встревоженным взглядом. Черный кот приказал светлошкурому коту лечь на подстилку, а сам осмотрел змею и позвал своего ученика.
Слепозмейка подошёл к наставнику и дёрнулся от порыва ветра, залетевшего в палатку. Вместе с ветром пришла Скопа. Ученик посмотрел на неё взглядом, предлагающим бежать отсюда со всех лап. Кто-кто, а Чащобник не любил, когда в его работу кто-то вмешивался. И, тем не менее, Слепозмейке было интересно посмотреть, как наставник отреагирует на появление здоровой воительницы в его палатке.
Чащобник объяснил ему, что змея неядовита и показал золотистые с рыжеватым отливом пятнышки по обеим сторонам змеиной головы. Слепозмейка внимательно осмотрел и пятна, и чешую змеи в целом, стараясь накрепко запомнить, как выглядит уж, чтобы уж точно ни с какой змеёй не перепутать. Ему это ещё пригодится. Всё же, Слепозмейка - целитель, поэтому иногда ему придётся ходить и по брюхо в болоте, чтобы отыскать нужную травку. А уж где-нибудь там он преспокойно наберёт на свою шкуру и десяток ужей. И не будет бояться, что скоропостижно скончается от их укусов. Будет бояться, что скончается от их укусов чуть медленнее, чем скоропостижно.
Из исследовательского интереса Слепозмейка открыл лапой пасть мёртвого ужа пошире и осмотрел клыки. Они казались совсем мелкими, как иголочки. "Неужели такими мелкими зубками можно что-то поймать?"
Судя по тому, что уж успел дожить до своей бесславной кончины, ответ положительный. Взяв змею, ученик отнёс её поглубже в целительскую палатку и спрятал там, чтобы Тишь не вздумал вынести такую опасную "игрушку" из палатки. Конечно, было бы неплохо объяснить котятам, какие змеи ядовитые, а какие нет. Но кто даст гарантию, что какой-нибудь балбес не запомнит всё наоборот и не станет играться с гадюкой, решив, что это милый ужик? Уж лучше пусть котята страшатся сказок своих матерей об ужасных змеях и даже при укусе ужа стремглав бегут к целителю. Им же безопаснее.
Слепозмейка ожидал, что Чащобник начнёт сам обрабатывать рану Тиши, и встал рядом, чтобы пронаблюдать за действиями опытного целителя. Однако тот решил устроить ученику проверку. Тот удивленно посмотрел на наставника, но тут же взял себя в лапы. Посмотрел на лежащего брата. Тот так улыбался ему, что Слепозмейка едва не впал в отчаяние. Одно дело - латать во время тренировки свежих мышей, старательно заматывая паутиной их "раны" - искусственно нанесённые когтями порезы. Другое дело - лечить собственного брата, когда от твоих действий зависит, возможно, его жизнь.
"Спокойно, Слепозмейка. Не раскисай. Ты достаточно силён, чтобы принять решение и ответить за него в случае чего".
- Кровь почти не течёт, поэтому, думаю, нет смысла использовать кровоостанавливающие травы, - начал он, огибая приткнувшуюся к Тиши Скопу и склоняясь над братом. - На места прокусов можно наложить мазь из ноготков, чтобы обеззаразить рану. Только втереть посильнее, - змеиные проколы казались небольшими, и Слепозмейка даже сомневался, что лекарство поможет. Поэтому и предложил втирать сильнее.
Поднеся морду к самой ране, ученик обнюхал её, после чего прижался щекой.
- Горячая. Можно положить сверху лист крапивы. Это поможет лучше удержать ноготки на ране и, кроме того, снимет возможный отёк. Ещё нужно будет замотать лапу паутиной, чтобы плотнее прислонить травы к ране. "И чтобы моя изобретательная конструкция не развалилась через пару твоих широких шагов, Тишь", - мысленно добавил он. - Давать маковые семена, пожалуй, не стоит. Вдруг ему станет хуже? Уж лучше пусть Тишь сам придёт к нам, мучаясь с болью, чем мы потом найдём его, обморочного, с распухшей лапой. Ученик неуютно поёжился. Нырнув к выемкам, в которых хранились травы, Слепозмейка мигом нашел нужные, так как воспоминания о походе за ноготками были свежи в его памяти, а воспоминания о крапиве, "ужалившей" его в нос, были ещё свежее. Забыть, как выглядит паутина, мог бы, разве что, слабоумный.
Подойдя к Чащобнику и Тиши с травами, он вопросительно посмотрел на наставника. "Одобришь ли ты мой выбор? Или скажешь, что я мышеголовый дурак и всё делаю неправильно? Я правда стараюсь. И правда хочу приятно удивить тебя".
Неприятно свело зубы от тревоги. Несмотря на уверенность, звучащую в его предыдущих словах, Слепозмейка продолжал ждать какой-то беды. И разрешения наставника вылечить брата выбранным методом.

Отредактировано Слепозмейка (2017-08-09 03:00:21)

+5

14

Чащобник раздраженно тряхнул головой, заметив появившуюся в палатке Скопу. Все понятно, охотились вместе, теперь она волнуется, быть может, неровно дышит к этому воину или просто считает своим близким другом. Целителя мало волновали причины ее прибытия: он подошёл и недовольно воззрился на улегшуюся рядом с Тишью кошку, сдерживая раздражение и пытаясь сделать так, чтобы голос звучал ровно, спокойно.
- Скопа. Я попрошу тебя покинуто палатку - присутствие посторонних отвлекает как меня и моего ученика, так и самого Тишь. Понимаю твоё волнение, но теперь, узнав, что ничего страшного не произошло, ты можешь дождаться своего друга в воинской пещере или на поляне.
Всегда старался быть вежливым, но получалось через раз. Видят Звезды, иначе у него не получалось, кот быстро воспламенялся и был достаточно эмоционален, и если скрывать свои мысли и слова он не собирался, то с чувствами порой пытался безуспешно бороться. Отвернувшись от Скопы, он уселся рядом с полстилкой больного и обратил все своё внимание на Слепозмейку. Рассуждения ученика были последовательны и достаточно логичны. Чёрный не перебивал юнца, чтобы тот не потерял мысль и не сбился. Лезть под лапу целителю или его ученику, когда они находится в процессе рассуждений касательно лечения - дурное дело.
Чёрный прищурил глаза, отмечая, что его ученик заметно нервничает. Да, он был ещё юн и, возможно, не готов к столь резким испытаниям - все же Тишь был братом Слепозмейки, а личная заинтересованность могла оказать негативное влияние на лечение. Именно поэтому Чащобник внимательно ловил каждое слово ученика, чтобы тот не наворотил дел.
- Все верно, - кивнул он юнцу, быстро улыбнувшись с выражением одобрения на морде, когда тот вернулся с собранными травами - полный комплект, ничего даже не перепутал. Слепозмейка учился быстро и старательно, но что-то в его поведении напрягало целителя. Что-то беспокоило его подопечного, и в мыслях чёрный оставил своеобразную зарубку - расспросить того вечером необходимо. Слепозмейка был весь собран, но встревожен, а это могло сыграть не самую положительную роль как в обучении, так и в попытках помочь кому-то из соплеменников.
- Если бы у нас закончились ноготки, в качестве замены стоило использовать листья кервеля - или корни, однако их труднее превратить в припарку, - он кивнул на лапу Тиши, мол, приступай к обработке. Дело необходимо доводить до конца, и вмешиваться целитель не собирался. С ним могло случиться что угодно, в любой момент - и кто тогда останется следить за племенем? Необученный юнец? Такого допускать было нельзя. Сосредоточенно нахмурившись, он наблюдал за попытками соорудить повязку. Чувствовался недостаток опыта, но эта беда поправимая.
- Маковыми семенами вообще злоупотреблять нельзя. Это сильное средство, используемое в крайнем случае и при очень сильной боли. Кстати, когда ещё можно принять маковые семена, если нет болезненной раны или внутренних повреждений? - тут же добавил к своему расскажу новый вопрос кот, проверяя ученика. Помнится, он объяснял все, что было важным, про семена мака, весьма опасное средство в неумелых руках. Стоило узнать, насколько тщательно его урок был усвоен.

+3

15

Скопа появилась довольно неожиданно. Уже второй раз этот день. "Любит же эта кошка сюрпризы" - подумал Тишь, отмечая для себя, что кошечка уж слишком сильно волнуется за соплеменника. Пожалуй так за белого кота волновалась только родня, но даже они не действовали так безрассудно. Тем не менее, воителю было приятно такое волнение за его шкуру.
Целителям же это не понравилось. Оно и неудивительно. Тишь провел пушистым рыжим хвостом по спине подруги, чтобы она успокоилась и обратила на него внимание, а после кивнул на выход.- Подожди меня на поляне, я совсем скоро вернусь - произнес кот как можно ласковее, чтобы Скопа действительно расслабилась и не таила обиду.
Слепозмейка сильно волновался, тем не менее сказал все правильно."Молодец, братик" - с улыбкой подумал Тишь. Он, собственно, и не сомневался в брате. В конце-концов он надежный, не то что отец. Тишь мотнул головой, прогоняя дурные мысли.

+2

16

офф: простите, что лезу мимо очереди

К удивлению Слепозмейки, Чащобник проглотил раздражение, которое, как казалось привыкшему ученику, так и охватило наставника. "Да-а... укуси его ядовитая змея, получи Тишь более сложную рану, и Чащобник не поскупился бы на крепкое словцо, выпроваживая из палатки всех здоровых и жизнерадостных".
Выслушав Слепозмейку и осмотрев травы, которые ученик принёс, наставник одобрил его лечение, и серый кот немного расслабился. Чащобник подсказал, что помимо ноготков, можно было использовать кервель. Если они, конечно, закончатся.
"Интересно, что лучше хранится в сезон Голых Деревьев? Надо будет притащить побольше ноготков. Не помню, каков на вкус кервель, но к ноготкам я уже привык".
Сев к Тиши, Слепозмейка начал обрабатывать его рану. Дополнительно облизнув её, чтобы счистить выступившую кровь, он взялся за ноготки. "Чего только не бывает в пасти целителя", - уныло думал серый кот, мысленно отплевываясь и от крови, и от ноготков. Разжевав лепестки и листья в кашицу, он наложил полученное лекарство на рану брата и втёр посильнее, чтобы точно подействовало. Далее требовалось приложить лист крапивы. Взяв страшное растение за кончик листа, Слепозмейка попытался приложить его к ране. Лист сполз, пока он тянулся к паутине, и ученику пришлось несколько раз поправлять его, прежде чем лист лёг идеально. "Избрал сложную повязку на свою голову", - запоздало подумал он, начиная заматывать лист паутиной. Мотать раны паутиной у него получалось уже лучше, чем в первые дни учебы. Пусть теперь Слепозмейка и расходовал местами больше паутины, чем нужно, зато его повязки сидели довольно крепко и не развязывались от каких-нибудь неловких движений. Пока ученик возился с ногой брата, наставник не преминул задавать ещё вопросы.
- Маковые семена, - пробормотал он, сосредоточенный на том, чтобы аккуратно обвязать рану. - При бессоннице? - Слепозмейка виновато опустил уши. К нему пару раз обращались соплеменники с просьбой дать парочку маковых зерён, так как они не могут уснуть, но ученик отказывал им, думая, что так нельзя. Теперь же, вспомнив их слова, Слепозмейка подумал, что это и есть ответ на вопрос Чащобника. "Если это так, в следующий раз не буду отказывать", - подумал серый кот. Последний раз обмотав ногу раненного Тиши, Слепозмейка отступил на шаг назад, чтобы более свежим взглядом осмотреть результат.
- Поправляйся, Тишь, - вздохнул он, тревожно поглядывая на светлого кота. - Хорошо, что ты пришёл к нам сразу. Поступай так и дальше, и других научи.
Остатки трав и паутины Слепозмейка быстро рассовал обратно по выемкам, решив, что они ещё пригодятся. Подойдя ближе к Чащобнику, он сел рядом и задумчиво посмотрел вперёд.

+4

17

Тишь был вполне доволен своим братом. Как и его наставник, по всей видимости. Скопа же, на радость, спокойно удалилась из палатки. Что же, белый кот с удовольствием навестит ее чуть позже. А заодно выяснит причину ее поведения. Но это позже. Сейчас совсем другое забивало голову. Морозник? Куда он подевался и собирается ли возвращаться? "Ну ничего, я надеру ему хвост" - с ненавистью подумал Тишь и ударил себя хвостом по боку.- Поправляйся, Тишь - донеслось от брата. Белый воитель с благодарностью посмотрел на брата, а после аккуратно встал. Лапа немного побаливала, но это ничего. Все пройдет.
- Спасибо, Слепозмейка. Я постараюсь быть осторожней в следующий раз - Тишь потерся о щеку брата.- Уверен, ты будешь хорошим целителем. Чащобник прекрасный учитель - воин кивнул в знак благодарности черному коту. Могло показаться, что Тишь просто подмазывается к целителю, но это было не так. Этот воитель не умел врать, поэтому старался этого вовсе не делать.

0

18

« палатка воителей « главная поляна

Пока на поляне собирались проснувшиеся коты, Совка из палатки воителей сразу направился в целительскую. Он видел Хладнолапку на главной поляне и весело подмигнул ей, впрочем, ничего не сказав, решив, что сначала поговорит с Чащобником и узнает, что он думает по поводу... всего.

— Чащобник? — позвал целителя Совка, остановившись на пороге. Слепозмейка тоже был в палатке, и он приветливо улыбнулся ученику, вспоминая их ночной разговор. Слепозмейка должен был понимать, зачем пришел Совка — все-таки, он не шутил, когда предлагал тому потренироваться вместе с сестрой завтрашним утром. — Доброе утро, — он переступил порог и прошел вглубь целительской, останавливаясь неподалеку Чащобника.

Помимо целителей в палатке присутствовал Тишь; остались свежие запахи брата воителя и Скопы. Совка взглянул на его лапу и нахмурился, увидев, что та обмотана паутиной; взгляд его наткнулся на труп змеи неподалеку, и шерсть на загривке приподнялась.

— Все в порядке? — встревоженно спросил он, а затем, поняв, что змея была не ядовитой и навредила только укусом, облегченно вздохнул и повернулся к Чащобнику.

— Я собираюсь идти на тренировку с Хладнолапкой, — заговорил он вновь, решив не тянуть и сразу перейти к делу. Взгляд голубых глаз остановился на целителе, прямой и решительный. — Я думаю, что Слепозмейка может потренироваться с нами, поэтому хотел попросить разрешения у тебя взять его с собой, — Совка добродушно взглянул на Слепозмейку.

Отредактировано Совка (2017-08-18 16:37:21)

+3

19

Звезды не ошиблись, когда дали Чащобнику знак, указав на Слепозмейку. Юнец обучался быстро, толк из него, определённо, выходил. Придирчиво наблюдая за тем, как он накладывает повязку на укушенную лапу воителя, чёрный одобрительно кивал, пусть даже движения котика были отчасти неуверенными, а повязка поначалу сползала.
- Ты делаешь все правильно, опыт придёт со временем, - негромко заметил кот, подбадривая юного ученика. Да, паутиной можно было обмотать немного плотнее и использовать чуть меньше материала, но сейчас нужды в том не было. В следующий раз, решил целитель, он покажет, как удобнее и быстрее можно мотать выданный природой перевязочный материал. В конце концов, племена постоянно воюют, и вряд ли за горами то время, когда каждый моток будет на свету, а раненым, напротив, конца и края не видно.
После частично верного ответа касательно маковых семян он отметил неуверенность и сомнения в голосе юнца, словно тот не рассчитывал на свою правоту. Чащобник повёл плечом, ожидая продолжения, но в итоге провести объяснение пришлось самому.
- Если кот жалуется на длительную бессонницу или кошмары, маковое семя можно дать, но совсем немного, - отметил он, поднимаясь на лапы и подходя ближе к Тиши. Осмотрев повязку, он снова одобрительно кивнул. - Просто так давать семена мака не стоит. Это может вызвать привыкание и нежелательные последствия - воин будет сонным, вялым, реакция сильно снизится. Также, кстати, их применяют после сильных потрясений. Королевы, потерявшие котят, друзья, утратившие близких...
Он коротко выдохнул, понимая, сколько ещё тягот целительской жизни предстоит познать этому маленькому серому коту, ещё слишком нежному и юному. Да, он серьёзен и собран, однако ещё не пережил первую смерть, когда от осознания бессилия лапы превращаются в бесполезные прутья. Когда приходит понимание: ты либо навсегда оставишь эту стезю, поняв свою слабость, или переборешь ее и станешь сильнее и холоднее, отстраненнее ото всего. Ему будет тяжело - но он должен справиться. Предки укажут верный путь и помогут.
- Тишь, можешь идти. Если лапа припухнет, заболит, ранка будет плохо пахнуть - обязательно зайди, - вынырнув из тяжких мыслей, он взглянул на белого воина, прекрасно понимая, как тот сейчас гордится братом. Главное - не перехвалить. Это никому никогда не шло на пользу.
В палатке вскоре стало ещё теснее - заглянул Совка, отчего Чащобник неприязненно повёл ушами, даже не стараясь взять себя в лапы и проявить дружелюбие. К бывшему ученику предводительницы он относился как и к любому нечистокровному. Подозрение, сомнения, негатив. Впрочем, предложение воина, с которым тот прибыл, несло в себе здравую мысль, и не признать это целитель не мог.
- Ему это пойдёт на пользу, - ровно, с холодком в голосе отозвался чёрный, отворачиваясь от воина и обращая внимание на ученика. - Слепозмейка, не забудь только отзавтракать хоть чем-нибудь. Тренировка на пустой желудок ничем не лучше той, когда скачешь с полным животом.
В общении с юнцом он мог позволить себе эту странную привязанность, будто тот был его сыном или младшим братом, и потому даже тепло улыбнулся. Чащобник прекрасно помнил свой период обучения, и потому идея натренировать ученика не только на травы и ремесло, но и на умение охотиться и защищать себя была прекрасной.
Всем своим видом выражая готовность завершить короткий разговор, он развернулся и направился вглубь пещеры, припоминая, что ещё собирался сделать с утра, пока не был потревожен визитом Тиши. На полпути наткнувшись на тело змеи, он обернулся на Совку и ученика и, кивком указав на ужа, попросил:
- И заберите ужа, ему тут уже нечего делать.

+2

20

[ --- > Главная поляна]

Пахучая припарка творила чудеса и оправдывала весь пережитый стресс. А это и перетаскивание подстилки к прохладному выходу из палатки, и сон в неудобной позе, и комментарии недовольных соплеменников, которым полынь резала нюх похлеще сумрачных соседей.
Но стоило только солнцу вновь взойти, как даже та свинцовая тяжесть, оставшаяся после массажа, испарилась. После пробуждения чувствовалась лишь легкая скованность да тянущее ощущение в боку, возникающее лишь при быстрых или резких движения. Такая мелочь в сравнении с тем, что было вчера.

- Пошли, — бодала Ива в бок ворчащего отца, пытающегося прикрыть лапой увесистую морду, — ну пошли, на охоту, ну же.

Родственник сопротивлялся как мог и даже когда воительница навалилась на него пропахшим полынью боком — не открыл глаз, перевернувшись на своей подстилке и лапой отпихнув неугомонную дочь. В конечном счете, Иве пришлось оставить в покое несчастного родителя и отправиться на утреннюю вылазку в одиночку.

Первым делом кошка заглянула на пруд близ соснового леса, чтобы наконец избавиться от запаха лекарств на своей шубе. Только после этого, убедившись в том, что ее запах не отпугивает всех близ ближайших обитателей леса, Ива принялась за охоту. Не самое любимое занятие, кошка бы предпочла потратить это время с куда большей пользой: отправиться на тренировочный овраг, например. Но долг есть долг, и отплатить его воительница стремилась с небывалым рвением. Хотелось показать целителю, насколько она может быть благодарной, а потому охота затянулась: фурия выслеживала дичь побольше да поупитаннее.


***

- Фафофник! — промычала громко валькирия, беспардонно и уже совсем без опасений пробираясь в палатку. Место обитания целителя по-прежнему будоражило ее, но настолько глубоко, что Ива почти не обращала внимание на легкую тревогу. Вот еще, будет она переживать из-за всяких необоснованных пустяков!

- Ого, я не вовремя?,— удивленно сморгнув, воительница обвела взглядом собравшихся и положила у своих лап пойманную добычу. Она почему-то и подумать не могла, что в палатке целителя может быть такое столпотворение. Неужто все ребята подхватили какую-то хворь? Или была драка? А почему тогда она об этом ничего не знает? Встрепенувшись, Ива перевела взор на Совку — первого, кто попался ей на глаза. Но воитель, фурия могла дать кончик хвоста на отсечение, выглядел абсолютно здоровым.

Склонив голову на уровень плеч, рыжая бестия навострила уши, выцепив наконец взглядом темную шкуру щуплого Чащобника. Прищурившись добродушно, она добавила, — я ведь обещала отплатить.
Распушившись горделиво, фурия указала взглядом на упитанную малиновку, которую она выслеживала, наверное, около двух часов, не меньше.

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » палатка целителя