cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » детская


детская

Сообщений 1 страница 20 из 31

1


Расположенная в самом сердце лагеря детская надёжно защищена как от непогоды, так и от незваных гостей: чтобы попасть туда, придётся миновать палатки оруженосцев и воителей, а также зоркий глаз предводителя. Внутри всё устлано торфом и мхом, а оруженосцы и сами королевы регулярно следят за тем, чтобы в стены яслей не попадали острые камешки и ветки. Снаружи палатку окружают лишь гладкие, источенные временем валуны, невысокие и совершенно безопасные для игр.


0

2

Начало игры

Холодок подскочила, как ужаленная. Ей послышалось шипение. Шерсть встала дыбом, и кошечка отчаянно завертелась, пытаясь понять, откуда доносится звук. Но ни звука не доносилось ни откуда. Может, это с поляны? Уф... Холодок попыталась пригладить взъерошенную шерсть.
Последнее время она спала тревожно, этой ночью просыпалась два или три раза. Сейчас уже в детской никого не было, это несомненно радовало котенка. Хорошо, что никто не видел. Она размеренно вылизывалась. Солнечные лучи уже проникали в палатку, согревая Холодок. Зеленые Листья... Чудесно. Когда же меня уже посвятят в оруженосцы? Кошечке не терпелось выйти из лагеря и взглянуть на красоты за его пределами. Но она понимала, что всему своё время. Думаю, Звездошейка не будет тянуть с посвящением. К тому же недостатка в воителях в племени нет.
Холодок закончила умывание и ещё раз оглядела детскую. Она выглядела всё так же умиротворенно. Никаких чужих звуков и запахов. Просто показалось.
Кошечка бодро перепрыгнула порог и отправилась на главную поляну. Она радостно отметила про себя, что уже совсем не задевает его лапами. Несомненно готова.

>>>Главная поляна

0

3

----------- главная поляна

Голоса соплеменников отдалились, стали глуше. Железная бегло осмотрелась в палатке, где не была уже столько лун - следовало найти свободную подстилку, чтобы сложить туда свою ношу - драгоценную для Звездошейки, а значит - и для Железной.
В детской, кажется, не было королев с тех пор, как посвятили котят Лисицы - или остался кто-то, кто заботится о Снежинке? Не может же быть котёнок один - или может?
Она совсем не знала здешних порядков и не интересовалась ими, что теперь ставило её в глупое положение. Вдруг она займёт чужую подстилку?
Котёнку нужно место. В случае необходимости я своими лапами сделаю новые подстилки хоть для всей детской. Ей редко доставалась подобная работа - всегда находился кто-то, провинившийся более серьёзно, чем случалось ей, а оруженосцев в Небесном племени было предостаточно, но Железная никогда не брезговала любым делом, которое должно было послужить на благо племени.
Она опустила безымянного пока котёнка на подстилку, легла рядом и постаралась свернуться вокруг него, чтобы оградить от прохлады. Получалось плохо - даже с одним, а что будет, когда Чащобник принесёт второго? Они же расползутся, да и Железная ещё не выросла со взрослую кошку, чтобы два котёнка, пусть и маленьких, разместились у неё под боком со всем удобством.
Тем временем серый детёныш слегка ожил, запищал погромче, раскрыв маленький ротик, слабо мяукнул и ткнулся ей в живот. С оторопью ученица ощутила, как котёнок слепо копается в её шерсти...зачем?
Он...неужели он голодный?
Ответ был настолько очевидный, что только на усталость и то, что она никогда не задумывалась о подобных вещах, можно было списать её изумление.
- Малыш, подожди. Я не твоя мама. Мама скоро придёт, - начала она неуверенно.
А ведь я тоже когда-то была такой. У меня тоже была мать...и братья или сёстры. Почему...почему этого не стало? Почему я этого даже не помню?
Глупые, глупые слёзы навернулись ей на глаза.
- Знаешь, малыш, - продолжила она чуть подрагивающим голосом, радуясь, что кто бы ни зашёл в палатку, он не увидит в темноте её слёз, - у тебя будет самая лучшая мама в лесу. А может даже и вообще на всём свете. Правда, я бы всё отдала, чтобы быть твоей сестрой.
У меня нет мамы, малыш, и никогда не было. И сестёр нет, и братьев. Не знаю, найдётся ли для меня кот, будут ли у меня котята. Наверное, нет, моим соседям по палатке нравятся другие кошки - красивые, чистокровные, да и просто не те, что валяют их за шкирку по тренировочной поляне.
У меня никого нет, малыш.
- Железная подавила рыдание. Она и сама не знала, почему говорит это - здесь, сейчас, но, должно быть, потому, что больше ей некому было об этом сказать. Ученица никогда не сказала бы этого никому, но котёнку, который мог и не пережить эту ночь - ему было можно.
- У меня нет никого - только Небесное племя и твоя мать. Она взяла меня в ученицы и...и она верит в то, что из меня выйдет толк.
Что я смогу что-то сделать. И знаешь - за то, что она не даёт мне отчаяться, я готова идти за ней на край света и порвать в клочья всех, кто только помыслит причинить ей вред.
Знаешь, малыш, теперь у неё есть вы. Она вас очень любит, правда. У тебя есть она, да за тебя всё племя горой. Тебе выдадут наставника, если...когда подрастёшь, наверняка лучшего, и уж получше, чем я. Но я всегда буду тебя защищать. Всегда.

Она уткнулась носом в маленький пушистый загривок. Нужно было время, прежде чем она сможет выносить присутствие кого-то ещё.
- Потерпи, мама скоро тебя накормит. Грейся.
И, в попытке согреть котёнка, Железная начала вылизывать редкий, почти не греющий пух, чувствуя лихорадочное тепло маленького тела и радуясь, что есть чем отвлечься от мыслей, вырвавшихся из глубин и едва не лишивших её рассудка.

Отредактировано Железная (2017-10-30 20:43:18)

+6

4

главная поляна ---->

Еще на подходах к детской Звездошейка запнулась, замерев с приподнятой в шаге лапе. Она никогда не подумала бы, что так скоро окажется званой гостьей в этой палатке, более того - так скоро! Но холод крепчал, и драгоценный малыш - сын, как уже успела заметить предводительница - мерз и почти не попискивал. Бесшумно (впрочем, как и всегда), проскользнув в уже теплую, наполненную запахами мха, Снежинки и Железной, детскую, палевая замерла, дернув ухом на тихий шепот. Железная?
- ...Правда, я бы всё отдала, чтобы быть твоей сестрой.
Почти сразу кошка осознала, с кем разговаривает её ученица. Нехорошо было подслушивать вот так, исподтишка, но Звездошейка не могла упустить возможности узнать свою подопечную поближе. Вечно строгая, дисциплинированная, собранная Железная полностью соответствовала своему имени. Но, выходит, все-таки не совсем?
Сердце предательски ёкнуло. Молодая предводительница чувствовала здоровенную ответственность за каждого члена племени, тем более - за собственную ученицу, поэтому... не удержалась. И подслушала.
И страшнее и больнее этой исповеди не слышала ничего.
Голос Железной подрагивал, выдавал все самое сокровенное, и Звездошейка уже не могла заставить себя подойти хоть на шаг ближе, желая дослушать всё. До конца.
И с облегчением, с огромной благодарностью узнать, что все-таки на душе у её соплеменницы. Как же не права была Железная, так говоря о себе!
- У меня нет никого - только Небесное племя и твоя мать, - делилась сокровенным серая кошечка, не по лунам взрослая. С дрожью в сердце дослушав откровения до конца, Звездошейка себя выдала тихим покашливанием в горле. Глядя мерцающим в полумраке взглядом на Железную, палевая неспешно подошла к ученице, согревающей её детеныша, и прилегла рядом. Наверное материнский инстинкт разыгрался аж на всех четверых котят, потому что Звездошейка не только согревала в передних лапах белесых малышей, но и уперлась плечом к спине Железной.
- Спасибо, что согрела моего... сына, - осознав с улыбкой, что и второй котенок оказался мальчишкой (наверняка в будущем все будут звать его "несносным"), кошка принялась деловито и безаппеляционно вылизывать сначала новорожденных, уже согретых, а после - ухо и загривок Железной.
- У тебя есть всё племя, - наконец тихо мурлыкнула Звездошейка, внимательно взглянув на подросшую ученицу. Почти взрослая.
- Очень скоро ты это осознаешь, - на выдохе улыбнулась палевая, положив подбородок на макушку соплеменницы. Прикрыв глаза, Звездошейка впервые за весь вечер умиротворенно вздохнула. Котята поддались инстинкту и присосались к животу, впервые принимая пищу.
Теперь она мать.

+7

5

---------->Главная поляна

Снежинка отправилась следом за предводительницей, пропустив мимо ушей слова Торнадо. Она не злилась на него, что у оного дурное воспитание. Белая быстро проскользнула мимо большой кошки, чтобы поскорее попасть в тепло. В палатке уже находилась Железна - ученица Звездошейки, которая охраняла маленькие пушистые комки шерсти. Снежинке стало интересно за ними наблюдать. Как те слабо пищат, и греются друг о друга. Железная осторожно с ними обращалась, вылизывая их шёрстку, и стараясь согреть. Юная воительница не завидовала котятам, а наоборот была за них рада, что им так повезло с родителями. У них есть нянька и матушка, которые их любят. И Снежинка тоже полюбит, она будет их защищать, чтобы с ними ничего дурного не случилось.

Малышка легла рядом с котятами, совершенно не претендуя на материнское молоко. Предводительница заняла место рядом с ученицей, которая ощущала себя в тепле. Скоро сюда придёт Торнадо, который наверно испортит воцарившеюся гармонию, но если тот ляжет рядом, Снежинка весьма удивится, но против не будет.

-А как вы их назовёте?-спросила она у взрослых кошек, которые готовились ко сну. Снежинке, отнюдь, не хотелось ложиться спать, хотя пришедшее тепло тел согревало, и заставляло закрыть глаза. Белая нежно водила розовеньким носиков по шерсти котят, которые зарывались в шесть матери. Котята были на много меньше, чем наша героиня, поэтому Снежинка почувствовала свою ответственность за этих маленьких существ. Она будет с ними делить еду, кров и хорошее настроение. Ей бы не хотелось, чтобы те всегда грустили и скучали.

+1

6

главная поляна ▼

Замявшись на входе и какое-то время нерешительно тряся косматой гривой, пытаясь избавиться от щекочущего шкуру свисающего полога на загривке, Торнадо несколько раз сердито огляделся по сторонам, будто ожидал, что кто-то захочет поставить его присутствие в обители всея матерей под вопрос. Он и сам не горел желания проникать в это священное место и портить сакральную обстановку своими нечистыми лапами и не менее грязными словами. Но отступать было совсем не время и хмуро насупив лоб, он сделал финальный шаг, а, увидев, что в детской еще куча свободного места, скрылся целиком, слегка горбясь и удивляясь настолько высоким потолкам. Из детства эта палатка казалась ему чем-то уютным и компактным, на деле же, опустевшая, она поражала своей свободой и давящим на уши безмолвием.
Осиротевшие, ясли находились не в лучшем состоянии, уже со входа прихотливый Торнадо почувствовал несущий по лапам сквозняк. Дёрнув ушами, что цеплялись за какие-то веточки в потолке, он подобрал пушистый хвост, не решаясь проходить дальше и косясь на укладывающихся кошек. Первый волевой шаг то он сделал, а вот куда двигаться дальше совершенно не знал, хоть и с бесконечным упорством делал вид, что все идет по плану, параллельно приглядываясь к кормлению новорожденных и общей обстановке с целью хоть какого-то поверхностного познания.
- Имена котятам даст Чащобник, - вопрос Снежинки позволил почувствовать свою причастность к ситуации; Торнадо и не знал, что его голос может звучать настолько приглушенно.
Вдруг смешавшись, он отвел взгляд от маленьких комочков сосущих материнскую грудь, пытаясь возвратить свой взгляд к уставшим глазам Звездошейки и косясь на сидящего неподалеку Слепозмейку.
- Есть какие-то срочные вещи, которые нужны в первую очередь? - позволив упрямству разгореться под рёбрами, Торнадо прошел глубже в палатку, деловито осматриваясь и на этот раз явно не собираясь оставлять без внимания бойкотирование в свой адрес.
Ему и самому не улыбались перспективы, что внезапно перед ним открылись и здоровяк тысячу раз пожалел о подобном своеволии, куда повела его явно не голова, не та, что на плечах.

Отредактировано Торнадо (2017-11-03 11:02:08)

+2

7

---> Главная поляна

Стоило ему отойти от кладбища, начал накрапывать дождь.
- Лисий помёт... - выругался он сквозь зубы, испугавшись, что вода размоет свежую могилу. Однако тут же он заставил себя успокоиться, напомнив о том, что вырыл глубокую яму. Достаточно глубокую, чтобы надломить несколько когтей о холодную землю. Но даже если так, добиться полной уверенности в правильности своих поступков Слепозмейка не смог.
- Я дурак, - прошипел он себе под нос. - Полный мышеголовый идиот. Вздумал, что могу выполнять работу старейшин и целителя. Как самонадеянно.
Впрочем, дождь заставил его отбросить самобичевание на потом и поспешить к палаткам. Он набрал мха и сучьев из сухих запасов, скатал это всё в кулёк и, прижав ношу подбородком к груди, побрёл к Детской, чтобы помочь привести палатку в порядок.
За тёплый сезон Зелёных Листьев она прохудилась местами и явно не была готова к похолоданию. Подходя к ней, Слепозмейка усмехнулся: на внешней стороне стены виднелись следы когтей, ещё с того дня, когда они с Пухолапом поспорили, у кого когти сильнее. У них получилась ничья из-за возмущений от взрослых в сторону "маленьких разрушителей палаток". А потом Слепозмейка ушёл в ученики целителя, и перестал считаться котом, с которым можно мериться силой. Он ненавидел такое отношение, но понимал, что к целителям во многих случаях будут относиться как к слабым или немощным. "Что ж, у того, кто считает целителей слабыми слюнтяями, явно мешок лисьего навоза в голове", - мысленно вздохнул он, заходя в палатку.
Внутри было многовато котов и, будь Слепозмейка Чащобником, он наверняка разогнал бы их всех по делам. Но, так как он не обладал харизмой и влиятельностью своего наставника, пришлось смириться и осмотреться.
Звездошейка с Железной и котятами устроились на подстилке. Слепозмейка невольно поёжился от этого зрелища, не привыкший к подобной мякине и живущий в, скажем так, весьма суровых условиях с Чащобником, который никогда не принимал его за беззащитного детеныша и относился соответственно. Он понял, что если ещё задержит взгляд на этих кошках, в Детскую без приказа наставника больше не заглянет никогда. Поэтому перенёс внимание на Торнадо, который не вызывал у него противного ощущения, будто он зашёл в чужую палатку в то время, когда там кто-то, хмм, уединился.
Слепозмейка с размаху врезался плечом в плечо Торнадо, едва не просыпая на друга горсть сучьев и мха.
- Круто, что ты вызвался помочь, Торнадо, - ухмыльнулся он, поднимая подбородок и скидывая материал для починки палатки себе под лапы. - Хоть не одному мне тут когти рвать.
Рядом с Торнадо он чувствовал себя спокойнее. Он мог сказать буромордому здоровяку любую гадость, услышать ответную гадость и успокоиться. Никаких драм, обид до скончания лун или глубоких конфликтов. И, в общем-то, Слепозмейке даже было всё равно, что Торнадо о нём думает: наверняка относится как к большей части соплеменников, в спесивой позиции "я подниму подбородок до упора и попытаюсь, не запутавшись в собственных меховых наслоениях, посмотреть на тебя сверху вниз".
Серый кот всё равно считал Торнадо своим другом, и то, что он находился в Детской вместо того, чтобы прожигать время в компании себе подобных, говорило лишь в пользу суждений Слепозмейки.
Он пихнул мехового кота в сторону Звездошейки и компании.
- Ты знаешь, что делать, - пробормотал ученик, подпихивая ком сучьев и мха к лапам товарища. - Если не дотянемся до всего поодиночке, придётся тебе, барсучья задница, меня подсадить.
А задница у Торнадо была и впрямь барсучья. Слепозмейка на секунду задержался на ней взглядом, подумывая, не устроить ли с Пухолапом соревнование, кто первый сдвинет этот мохнатый зад с места? Но быстро передумал, решив, что со столь шикарной и выдающейся частью тела нужно обращаться деликатнее. Он сгрёб свои сучки и моховые клочья подальше от той части палатки, которой предложил заняться Торнадо. Чтобы заделать стены, не требовалось какого-то конкретного умения, но те, кто мог заделать прорехи так, чтобы сучья и мох не выпали из них при первом порыве ветра, в племени ценились. Слепозмейка предпочитал действовать неторопливо, вплетая веточки по одной и прокладывая меж них мох, чтобы конструкция держалась крепче. Благодаря своей долговязости, он мог дотянуться почти всюду. Телосложение, присущее чистокровным небесным котам, позволяло ему выгибаться по-всякому, вытягиваться. В теории, это помогало лазать и прыгать по ветвям деревьев. Но сими благородными занятиями Слепозмейка бывал обременен не так уж часто. А жаль.

+5

8

Тихий кашель Звездошейки едва не заставил Железную провалиться сквозь землю. Ещё никогда ученица не чувствовала такой паники, такого жгучего стыда - она не должна, не должна была... Кто сказал, что её слова окажутся услышаны только безымянным пока котёнком?
Вот и всё, - как-то отстранённо подумала она, не зная, что страшнее увидеть в чужих глазах - насмешку или...жалость.
Но не было ни того, ни другого. Только благодарность.
Звездошейка лежала рядом с ней - только сейчас ученица поняла, что и сама замёрзла, во всяком случае, дрожала, хотя, может быть, и не от холода... А потом она почувствовала, как предводительница добралась и до неё - чужой тёплый и шершавый язык прошёлся по уху и загривку, и она вздрогнула, пытаясь не разрыдаться от какой-то непривычной, почти пугающей лёгкости.
У меня есть всё племя. И они.
Прижавшись к Звездошейке, она, кажется, даже начала задрёмывать, но палатка отнюдь не пустовала в этот не то ещё поздний, не то уже ранний час. Снежинка возилась рядом, греясь об старших кошек, но тут, как всегда не вовремя, зашёл Торнадо.
Сегодня она положительно плохо справлялась со своими эмоциями - с трудом далось сдержать недовольное шипение и желание отгрызть кому-то уши.
Пришествие Слепозмейки, свалившего посреди палатки кучу сучьев, и вовсе разрушило звенящую, лёгкую атмосферу без остатка - но что-то осталось всё равно. В душе - осталось.
- Я помогу им, - шепнула она Звездошейке, осторожно выскальзывая, чтобы не потревожить спящих котят. Они согрелись, притихли, сама Звездошейка выглядела так, что некоторые умершие старейшины выглядели бодрее... Железная полагала, что и сама после бессонной ночи и всех волнительных событий выглядит отнюдь не первой красавицей племени, но это было неважно. Она здесь не для красоты.
Работа нашлась и для неё - детская была не в лучшем состоянии.

+3

9

- А как вы их назовёте? - спросила маленькая белая девчушка, заставляя кошку, устало прикрывшую глаза, слабо улыбнуться и выпутаться из пелены сна.
Но новоиспеченная королева не успела и рта раскрыть, когда Торнадо подоспел ей на помощь:
- Имена котятам даст Чащобник, - приглушенно произнес молодой кот, голос которого тихим эхом разошелся по палатке. Дернув ухом, Звездошейка скосила на него полуприкрытые щелки глаз.
- Да, - подтвердила она, с трудом приподнимая голову.
- Чащобник обязательно даст моим сыновьям самые подходящие имена, - с невыразимой нежностью пробормотала предводительница, зарывшись носом в мягкий пух новорожденных.
И невольно задремала, что было вполне понятным состоянием после того, что ей довелось пережить.
Ей снился Дербник.
Самым мучительным было не то что бы почти ощущать его присутствие, нет... Хуже всего было то, что образ серебристого горца расплывался. Терялся, как бы ни старалась палевая всмотреться в детали, утонуть в любимых медовых глазах, обласкать взглядом каждую полосочку на шерсти возлюбленного. Бывший одиночка выглядел так, будто очень спешил: перебирал лапами, ходил из стороны в сторону, с нетерпением и толикой грусти поглядывая на Звездошейку.
И она поняла, что он ждет: когда она его отпустит.
Выдохнув, палевая раскрыла глаза, в полумраке палатки сообразив, что уже занимался рассвет. Слепозмейка орудовал в палатке вместе с Торнадо, им помогала Железная, а малыши... Судорожно дернувшись, королева припала к ним, убедившись, что те пережили первую ночь своей жизни.
И с тихим облегченным стоном выдохнула, подняв глаза на мелькнувшую серую шерстку ученика целителя. Рядышком копошился Торнадо, но Звездошейка не возражала: ей была приятна помощь оруженосца.
- Слепозмейка, - тихо позвала кошка, подняв на него измученные серые глаза. В них читался только один вопрос, произнести который ей сил не хватало.

+4

10

Чужое, тощее и острое, плечо впилось в его шкуру, заставляя мысленно вздрогнуть, отвлекаясь от чреды непонятных дум в голове. Опуская морду, Торнадо столкнулся со взглядом молодого целителя, что точно так же глазел на него, заставляя самодовольно хмыкнуть. Встретились два одиночества в яслях, он видел в глазах соплеменниках нечто такое, что ощущал и сам, хоть был котом далеко не стеснительным.
- Да я вообще крутой, - насмешливо прищурившись и поведя плечами, освобождая себе побольше места, он оглядел ремонт-набор под лапами Слепозмейки.
Мерное дыхание Звездошейки говорило о том, что кошка задремала. Обычно, Торнадо не обращал внимания на подобные мелочи, но тесная палатка и.. уединенная? обстановка располагала, заставляя двигаться тише обычного и грациозно перешагивать разваленные везде хрустящие ветки и прочий шумный мусор.
Со Слепозмейкой они сработались весьма неплохо, хоть здоровяк и старался забрать на себя большинство непыльной, требующей нагрузки на мышцы, работы вроде перемещения тяжелых объектов. С мелкой моторикой Торнадо не то, чтобы не дружил, но заморачиваться не хотел, ровно как и стирать подушечки о глину и камни при заделывании щелей. Распределение дел его более чем устраивало, а потому они работали быстро, изредка перекидываясь короткими поддевками и скидывая друг на друга неинтересные занятия.
- Не то что твой, куцый, - коротко оскалившись на замечание о его филейной части, с похабной улыбкой Торнадо махнул хвостом на соплеменника, задев по ушам - Сегодня тебе меня не оседлать, котёночек, я слишком буйный.
Вскоре к ним присоединилась Железная и они успешно стремились к завершению.

Слабый голос предводительницы застал за переносом мусора к выходу, словно бульдозер Торнадо двигал кучу наружу, не желая переносить мелкий сор по частям. Покосившись на голубоглазого ученика, здоровяк бесстыдно подмигнул.
- Буду снаружи, - хитро улыбнувшись Железной, он протиснулся через выход, таща помойку за собой.

▼ главная поляна

+3

11

Удивительно, но даже Торнадо был с ним довольно ласков. "Котёночек", - мысленно прожевал он словечко, которым пушной котище пытался его обозвать и которое прозвучало даже слишком нежно для ругательства. Слепозмейка тихо засмеялся и продолжил работать, удивлённый тем, насколько лихо вокруг него меняется мир и какие обороты накручивает судьба-злодейка.
На самом деле, работать рядом с Торнадо было даже уютно. Слепозмейка тихо огрызался в ответ на его фразочки, от которых его тянуло расхохотаться на всю палатку - настолько забавные слова подбирал оруженосец, способные не только задеть, но и от души рассмешить. Во всяком случае, напряжение куда-то ушло и лапы стали более послушными. И всё же... эти лапы закапывали под землю мёртвых котят. И даже непринужденная обстановка не могла стереть с лап этот след.
От подстилки раздался негромкий голос Звездошейки, и Слепозмейка вздрогнул. Торнадо, видимо, заметил это, и подмигнул ему. Серый кот показал в ответ язык и проследил за тем, как оруженосец выпинывает мусор из палатки.
Он повернулся к предводительнице. Она вопрошающе смотрела на него, не отводя взгляда. Слепозмейка сам его отвёл и вздохнул. Присев около Звездошейки, он посмотрел на котят, зарывшихся в её мех и спокойно спящих. Не нужно быть целителем, чтобы сказать: с ними всё в порядке. Просто они... мелковаты. Но не при смерти, нет.
- Я похоронил их, - прошептал он, не сводя взгляда с меховых комочков и не решаясь посмотреть в глаза Звездошейке. - Место легко узнать. Я положил там большой камень. Он нахмурился и, всё же, перевёл взгляд на морду кошки, наконец-то решившись. - Я дал им имена. Знаю, что так нельзя. Но как же они среди звёзд и без имён? Того, что потемнее, назвал Камушек, а второго - Ураганчик. Не знаю, имеет ли мой голос хоть какой-то вес для предков, которым я ещё даже не представлен как ученик целителя. Но твой точно имеет. Поэтому, я хотел тебя попросить, - его взгляд стал грустным. - Если увидишь Камушка и Ураганчика, передай им, что у них теперь есть имена. Быть может, в ночь половины луны предки разгневаются на меня за своеволие, но я ни о чём не жалею.
"Кроме того, что не смог вас спасти, Камушек и Ураганчик", - подумал Слепозмейка, всё также видя перед глазами их безжизненные тельца. Он сильно зажмурился и открыл глаза, но видение никуда не ушло. "Имена - это самое малое, что я мог вам дать. Но если предки скажут, что всё это грязного пера не стоит..."
- Зачем вообще предки придумали эти идиотские правила? - с неожиданной злобой в голосе вспылил Слепозмейка. - Чащобник делает для этого племени побольше, чем многие воины, только ради того, чтобы потом прийти в промерзшую, пустую палатку и уснуть там в одиночестве, забытым всеми теми, кому он помог. Это несправедливо! - голос ученика дрогнул. Он будто очнулся, будто посмотрел на себя со стороны, на свой злобный лик, искаженный гримасой ярости.
- Все думают, что Чащобник не любит нечистокровных. Но вообще-то, он не любит себя. И как же ему себя полюбить, если все сторонятся его? У него никого нет, кроме мышеголового ученика-прилипалы. А всё из-за этих дерьмовых правил. Надеюсь, найдётся храбрец, который скажет предкам, что заботиться о племени, когда тебя кто-то любит, гораздо приятнее, чем заботиться о нём в холодном одиночестве. Быть может, Чащобник и этих котят полюбил бы.
Слепозмейка согнулся, накренившись над котятами, и ласково положил лапу на пушистую спинку одного из малышей.
- Он не менее чистокровный, чем все остальные котята племени. Он вырастет и станет отличным воином, может быть, даже предводителем. У него будет семья, друзья, никто не будет пренебрегать им. Я вижу его судьбу такой. И никогда, пока я жив, никогда этот котёнок не станет учеником целителя.
Слепозмейка осторожно убрал лапу и отпрянул. Мирно спали котята, а его сердце вновь билось так, будто он лежиь посреди сосновой рощи с бездыханными комочками в лапах. Он, самонадеянно берущий в свои лапы ответственность за жизнь окружающих. Никто не заслуживает такой судьбы. Слепозмейка нежно прищурился, глядя на котят. Они станут воинами, и каждого из них племя не раз назовёт героем. Он позаботится о том, чтобы они проводили в целительской палатке как можно меньше времени.
- Я ещё зайду... может быть, потом, - устало произнёс Слепозмейка, окончательно отводя взгляд и разворачиваясь. - Береги их. Они очень красивые.
И ушёл прочь.
---> Главная поляна

+7

12

--------> главная поляна

Чащобник плохо помнил луны, проведенные в детской, а ведь он рос здесь, как и многие другие Небесные коты. Тех, кто рос не в стенах детской, за настоящих Небесных им не считались, и потому о них речь не шла. Ничего не менялось - все тот же мох и теплые, мягкие подстилки, смешение запахов котят и их матерей. Целитель не мог себе представить маленького черного котенка, приютившегося у материнского бока. Котенка, которому целительница дала имя Прутик, того самого, что потом сменит ее на этом сложном посту и сам станет давать имена малышам.
Тем, кому повезло остаться в живых.
Силуэт Звездошейки был легко различим: такая светлая, с слабо копошащимися комочками под боком. Котята попискивали, и их тонкие голоса резали душу Чащобника на мелкие части. Хотелось вырвать ее изнутри и выкинуть. Целителя переполняло чувство вины за все: свое отношение к этим малышам, такое двойственное и нелогичное, за все те слова, что он наговорил в течение жизни Звездошейке на тему чистокровности и прочих проблем. За то, что сломал жизнь Слепозмейке, выбрав для него трудный путь. Больше всего - за себя и свою отчаянную слабость перед лицом трудностей вокруг.
- Звездошейка, - он постарался позвать ее как можно мягче, но голос звучал глухо и отстраненно. Чащобник не умел лгать даже в таких мелочах - в нем сейчас не было никакой мягкости, только бесконечная усталость. - Я пришел дать имена твоим детям.
Он прошел ближе, привыкая к полумраку детской. Котята были похожи между собой, но все же различались. Они оба пошли в мать, не взяв ни единой серой шерстинки от пропавшего грязного подонка отца. Того, что усложнил жизнь предводительнице и сломал ее.
- Звездные предки, обратите свои взоры на этих котят, - негромко, но четко произнес он, остановившись над соплеменниками и опустив голову. - Их жизнь началась борьбой. Запомните их имена - эти малыши вырастут и станут достойнейшими воинами Небесного племени.
Он аккуратно и бережно коснулся носом рыжего котенка с такими трогательными белыми пятнами.
- Беляшик, - в голосе его что-то дрогнуло, словно Чащобник не мог справиться со своими чувствами. Внутри него сейчас шла борьба страшнее той, что разворачивалась когда-либо на территориях этого леса.
- Орлёнок, - он прикоснулся ко второму малышу, тоже мальчику, пищавшему немного громче своего брата.
Грязнокровка. Смесок.
Он тряхнул головой, отступив на шаг и пристально взглянув на Звездошейку. Заметила ли предводительница эту схватку с самим собой? Эти сомнения, отравлявшие его душу, посвященную Звездам. Мучительный стыд окатил от головы до кончика хвоста, намочил каждую шерстинку на черной шкуре, словно сделав ее липкой, противной. Целителю хотелось вылизаться и не чувствовать этой горечи.
- Вам троим нужно набираться сил. Слепозмейка отправился за травами и вернется совсем скоро - мы придем вместе и сделаем все необходимое, чтобы Беляшик и Орлёнок окрепли. Тебе тоже не помешает. Кто-нибудь принес тебе свежей дичи?
Когда речь зашла об обыденных делах, его немного отпустило, словно тиски разжались. Чащобник хотел поскорее услышать ответ и выбраться наружу, чтобы не видеть одновременно счастливой и горюющей королевы, не думать о том, как племя будет справляться дальше. Просто прижаться к рыже-белому боку Ивы и потрусить в малинник, посвятив себя ловле птиц.

+6

13

Звездошейка, успев поймать короткий, ускользающий сон, смотрела ясным, простым взглядом на серого малыша, который за эту ночь увидел многое. И сделал то, что она, предводительница Небесного племени, не посмела бы сделать, не смогла бы, не осилила.
- Я похоронил их, - выдохнул Слепозмейка, и кошка едва заметно подалась вперед, дернувшись, будто от удара током. Во все глаза она смотрела на ученика целителя, затаив дыхание и чувствуя, как внутри разъедаются внутренности.
- Я дал им имена.
Тихо вслипнув, палевая плотнее укутала хвостом новорожденных.
- Как же они среди звёзд и без имён?
Закрыв глаза, предводительница уткнулась носом в подстилку и открыла пасть в беззвучном крике, царапая, закусывая зубами сухой мох. Камушек. Ураганчик. У неё могли быть еще два сына.
Взвыв в мох, который удачно приглушил её стон, королева медленно подняла голову на Слепозмейку.
- Я обязательно передам им, Слепозмейка. И никогда этого не забуду, - безжизненным тоном мяукнула кошка, рассеянно прилизав шерстинки на спинках выживших малышей.
- Зачем вообще предки придумали эти идиотские правила? - с неожиданной злобой в голосе вспылил Слепозмейка, на что предводительница удивленно вскинула голову.
Чащобник делает для этого племени побольше, чем многие воины, только ради того, чтобы потом прийти в промерзшую, пустую палатку и уснуть там в одиночестве, забытым всеми теми, кому он помог. Это несправедливо! - голос ученика дрогнул. Палевая сочувственно прищурила глаза, видя, как взрослеет серый ученик не по дням, а по часам. Нет никакого романтизма в том, чтобы держать в лапах чужие жизни.
- Все думают, что Чащобник не любит нечистокровных. Но вообще-то, он не любит себя. И как же ему себя полюбить, если все сторонятся его? У него никого нет, кроме мышеголового ученика-прилипалы. А всё из-за этих дерьмовых правил. Надеюсь, найдётся храбрец, который скажет предкам, что заботиться о племени, когда тебя кто-то любит, гораздо приятнее, чем заботиться о нём в холодном одиночестве. Быть может, Чащобник и этих котят полюбил бы.
Синхронно они вдвоем посмотрели на светленьких малышей.
- У Чащобника заниженное мнение о себе и о нечистокровных. Я знаю, что он не прав, но иногда мне кажется, что ему легче жить против чего-то, в постоянной борьбе, даже с самим собой, - помотала головой королева, рассеянно глядя на спинки сыновей.
- Он не менее чистокровный, чем все остальные котята племени. Он вырастет и станет отличным воином, может быть, даже предводителем. У него будет семья, друзья, никто не будет пренебрегать им. Я вижу его судьбу такой. И никогда, пока я жив, никогда этот котёнок не станет учеником целителя.
Больно было слышать разочарование юного Слепозмейки. Внимательно вглядываясь в его еще детскую мордашку с такими серьезными взрослыми глазами, Звездошейка вздохнула и подалась вперед, носом коснувшись носа ученика, словно наставник оруженосца.
- Сегодня ты сделал невозможное, ты и Чащобник. И если спасение этих двух, - мягкий взгляд вниз, - жизней, да и моей собственной что-то значит для тебя, то получается, что ты стал отличным воителем. Да, воителем, - слабо улыбнулась Звездошейка, - ведь ты уже успел спасти жизни, узнать горечь утраты, справиться с ней и не бросить своих в беде. Я очень, очень горжусь тобой, Слепозмейка, и знаю, что лучших целителей, чем вы с Чащобником, нет во всем лесу, - совершенно искренне проурчала кошка, гордым, материнским взглядом провожая серого юнца к выходу.
- Я ещё зайду... может быть, потом, - устало произнёс Слепозмейка, окончательно отводя взгляд и разворачиваясь. - Береги их. Они очень красивые.

+4

14

- Это уж точно, - тихо усмехнулась палевая, перекладывая малышей себе под передние лапы. Осознание материнства все еще не приходило в полной мере, но нечто любопытное, по-детски живое вытесняло скорбь по ушедшим малышам. Они уже в лучшем мире, а здесь, выжившим, нужна мама.
отчаянную слабость перед лицом трудностей вокруг.
- Звездошейка, - усталый баритон выдал Чащобника.
Приподняв голову, палевая подняла не менее уставшие глаза на целителя.
- Я пришел дать имена твоим детям.
Что-то внутри дрогнуло, отозвалось натянутой струной или трелью малиновки. Звездошейка чуть отвела шею назад, словно гордая львица склоняясь над своим потомством, мирно спящим в кольце передних лап.
- Звездные предки, обратите свои взоры на этих котят, - негромко воззвал Чащобник, и палевая едва не посмотрела наверх, будто желая увидеть в потолке палатки звезды.
Но не могла оторвать взгляд от двух светлых пятнышек, которые вот-вот вступят в маленькие ряды Небесного племени.
- Их жизнь началась борьбой. Запомните их имена - эти малыши вырастут и станут достойнейшими воинами Небесного племени. Беляшик, - кот коснулся носом светлого малыша, и Звездошейка почувствовала, как внутри что-то захлебывается от счастья.
Почти.
Дербник...
- Орлёнок, - нарёк он более громкого котенка, и Звездошейка вскинула глаза на целителя.
- Вам троим нужно набираться сил. Слепозмейка отправился за травами и вернется совсем скоро - мы придем вместе и сделаем все необходимое, чтобы Беляшик и Орлёнок окрепли. Тебе тоже не помешает. Кто-нибудь принес тебе свежей дичи?
- Спасибо тебе, - выдохнула она, почти прослушав последний вопрос.
- Беляшик и Орленок, - пробуя на вкус имена, повторила кошка, пристраиваясь на подстилке так, чтобы щекой касаться маленьких светлых комочков.
- Я поем позже, я не голодна, - глядя полуприкрытыми глазами на детей, Звездошейка вскинула светлые, чуть смеющиеся глаза на врачевателя.
- Прости мне мое счастье и этих нечистокровных котят, Чащобник, но я люблю их всем сердцем, - глуповато улыбаясь, пожала плечами кошка, щекой потеревшись о Беляшика.
- Они мои. Они котята Небесного племени.

+5

15

начало игры

Беляшик родился в один из поздних дней сезона Листопада. Его маленькие лапки не спешили крепнуть, зато боевой дух становился сильнее и сильнее день ото дня. Прошло не так много времени, и он уже пополз по своему моховому гнезду, путаясь в мягком мхе и пытаясь откинуть его в сторону неловкими движениями лап. В один из таких дней у него получилось выкинуть мох из гнезда, и с тех пор Беляшик выкидывал мох каждый день и буквально каждый час, радуясь своему достижению. Когда места в моховом гнёздышке стало мало, Беляшик шаг за шагом научился выбираться из него, поначалу свешивая хвост, потом хвост и задние лапы, а затем и всю заднюю часть тела совместно с передней лапой. Он добивался своего упорным трудом.
Жизнь сделала ещё пару витков, и Беляшик начал покорять просторы Детской. С этого момента начинается история его наиболее осмысленных приключений в окружающем мире, включающих общие исследования: понюхать, потрогать, лизнуть, а не только попытки сделать хотя бы пару движений непослушными лапами.
Беляшик любил внимание, и чем больше внимания было устремлено на его неказистую бело-рыжую фигурку, тем сильнее лучился от счастья этот котёнок. Он с удовольствием обследовал всех, кто приходил в Детскую полюбоваться на него и быстро смекнул, что он - предводительский сынок, а не какой-то там задохлик. Беляшик замерял длину и качество шерсти приходящих, а когда выдавалась возможность, выдергивал клок пуха для коллекции, желательно из области бёдер, где шерсть особенно длинная, мягкая и пушистая. К сожалению, в какой-то момент кто-то из взрослых коллекцию рассекретил, и пришлось собирать её заново.
Этим утром Беляшик проснулся от прикосновения матери и сонно пригладил лапой взъерошенную шерсть. Выпутавшись из цепких лап Звездошейки, котёнок с удовольствием потянулся, выгибая тонкую спинку. Его передние лапки малость дрожали от сонной слабости и обязанности держать на себе целое тело.
Беляшик выпучил мутно-голубые глазки, с интересом оглядываясь по сторонам. Он искал нечто недоступное взглядам взрослых: небольшую букашку или смешную веточку. Не найдя ничего привлекательного для игры, Беляшик остановил взгляд на выходе из палатки.
Уже несколько дней периодически накрапывал дождь, нарастая от мороси до ливня и стихая обратно, так что около входа в палатку, где любили помяться оруженосцы и отцы котят, образовалась лужа.
Беляшик любил смотреть на ливни. Он находил в стихии что-то родственное и до хруста в шее пытался высунуть морду из палатки, чтобы дождь капнул на неё. Как правило, таким его и находила мать: с выпученными от восторга глазами и вываленным языком для более эффективного сбора капель.
Но после вчерашних сказок о котах-воителях, в голове Беляшика осталось совсем мало разумного. Он с восторгом посмотрел на лужу и во всю прыть своих неуклюжих лап бросился к ней. Котёнок то припадал на бочок, то попискивал, неудачно наступив на лапу, но добрался до лужи невероятно быстро для своих возможностей.
- Я настоящий герой Речного племени! - громко пропищал Беляшик, прыгая в лужу и плещась в ней всем телом, имитируя плавательные движения, нарисованные его воображением во время прослушивания сказок. - Вся рыбка будет моя!
Голос Беляшика сменился неопределенным бульканьем, так как он зарылся мордой в воду, пытаясь найти там рыбу и чихая от капель, попадающих в нос. Уж кто-кто, а Беляшик верил в то, что поймает самую большую щуку в этой реке.

+4

16

Главное, что Звездошейка была довольна. Она произнесла имена своих детей, словно пробуя их на вкус, смакуя. Чащобник не мог смотреть на этих маленьких котят, на эти беспомощные комочки шерсти, почему-топричинившие ему столько внутренних страданий и терзаний. Как может такое быть, что он ненавидит их и гордится их рождением и выживанием одновременно?
- Прости мне мое счастье и этих нечистокровных котят, Чащобник, но я люблю их всем сердцем, - подала голос предводительницах, и он почтительно склонил голову, чтобы в глазахона не прочитала того отвращения, что там мелькнуло - и осталось на донышке выцветших глаз.
- Это правильно. Люби их так, как любишь своё племя, Звездошейка, - твёрдо ответил он, особенно выделив голосом последнюю фразу.
Какой прекрасной матерью ей не хотелось бы быть, кошке не стоит забывать о важнейшей должности, которую та занимала. Небесные коты сейчас были в расцвете, несмотря на болезнь, ходящую по лесу, и их было необходимо поддерживать в подобном состоянии. Один Кленовый не справится, да и Чащобник сам не лучший лидер... Им никак без Звездошейки. У неё нет времени просиживать хвост в детской и играться с малышами.
- Они станут достойными воинами Неба, - негромко согласился чёрный, сверкнув глазами.
Воинами. Даже если со Слепозмейкой вдруг что-то случится, и один из этих двоих котят возжелает занять место целителя... он не подпустит ни одного. Хватит грядной крови на этой священной должности, Чащобник не мог простить этого себе, чего уж и говорить о других.
- Мне пора идти. Я зайду вечером, может, и раньше, - кот неопределённо мотнул головой, развернулся в сторону выхода и покинул детскую достаточно быстро, чтобы его растерянность не была замечена. Пора. Пора к Иве, пора охотиться, пора наконец сбросить с себя налёт прошлых дней и перестать напрягаться так сильно хоть ненадолго.

---> главная поляна

0

17

- Люби их так, как любишь своё племя, Звездошейка, - твёрдо мяукнул кот, давший имя её детям. Спиной кошка ощутила холод и пустоту куда сильнее, чем прежде: сейчас за ней, там, на подстилке, должен был лежать Дербник. Прижиматься со спины, заглядывать за плечо матери на своих малышей, которые были такими... такими...
- Да, - только и ответила предводительница, передернув плечами. Неизвестно, какая мать из неё получится, но любви в ней теперь предостаточно. Предки, вернулся бы только Дербник...
- Я не забуду о своих обязанностях.
Тихий голос кошки едва утих, как целитель сказал:
- Они станут достойными воинами Неба, - негромко согласился чёрный, сверкнув глазами. Слабо улыбнувшись на скупую похвалу целителя, палевая почтительно кивнула ему, прикрыв глаза. Кот явно спешил наружу, а она не смела его задерживать: Звездошейке предстояло впервые оказаться наедине со своими малышами, и предки знают, как бесценны эти минуты.
Чащобник ушел. Насладившись тишиной, палевая королева молча взглянула на двух сыновей. Улыбнулась.
- Вы мои хорошие. Мои любимые, - тихо ворковала Звездошейка, причесывая детей языком. Их шерстка казалась такой нежной, такой... нереальной, что палевая недоуменно взглядывала на котят: как так вышло? Как могло получиться что-то такое прекрасное, невозможное и живое?
- Вы вырастете сильными, большими, смелыми воителями. Дербник так бы гордился вами, - покачала головой кошка, с надеждой взглянув на выход. Нет, не появится. Конечно, таких чудес не бывает.
"А такие вот... случаются", - окольцевав лапами котят, мысленно улыбнулась королева.
Всё будет хорошо.

~Маленький скачок во времени, котята уже могут чуть болботать и быть активной малышней~
- Я настоящий герой Речного племени!
Поморщившись во сне, палевая приоткрыла щелки глаз, взглянув на рыже-белого котенка. Его брат, Орленок, мирно спал, в то время как Беляшик отчего-то превратился в кота-рыбака: - Вся рыбка будет моя!
- Ну куда же ты, Беляшик, - сонно потягивалась, как львица, палевая, зевая во весь рот.
- Мы - Небесные коты. Нам нужен свой герой, - серьезно проворковала кошка, потягивая передние лапы и игриво глядя на Беляшика.
- Куда же мы без тебя, Беляшик?

+1

18

Плеск на секунду затих, когда Беляшик услышал голос матери, но тут же возобновился с удвоенной силой.
- Сейчас, доловлю рыбу, и побуду героем Небесного племени, - бодро пискнул он, разбрызгивая воду из лужи так, что брызги оказались на стенах палатки. Котёнок из бело-рыжего превратился в грязно-бурого. Только рыжая ушастая макушка торчала неизменным маячком. Беляшик поднапрягся и выкинул из лужи в палатку крупный, округлый кусок грязи, представляющий, вероятнее всего, остатки чьей-то трапезы, закопанные около палатки и всплывшие под действием дождевой воды и настойчивых лап Беляшика.
Через некоторое время он вытащил из лужи ещё один похожий комок совсем уж непонятного содержания и вылез сам.
Оставляя за собой дорожку из грязи, Беляшик прошелся по подстилкам и сел на самую чистую, с интересом выпучив глазки на Звездошейку.
- Мам, кошки нужны, чтобы делать котят, да? - поделился он с матерью своими наблюдениями. - Когда я вырасту, у меня будет много кошек и они нарожают котят! - глаза Беляшика вспыхнули радостными лучиками. - Так много, что придётся ещё палатки строить, чтобы их всех вместить. А ещё понадобится много-много наставников.
Он сполз с подстилки и пополз к одному из грязевых комков, которые выкинул из лужи. Грязь успела немного подсохнуть на его шкуре. Беляшик уже потянулся зубами к комку, чтобы разворошить его, но что-то остановило котёнка. Уж точно не подозрение, что в грязи может скрываться кучка костей и шкурок.
Резковато развернувшись и едва не упав набок, Беляшик снова побежал к луже и с разбегу прыгнул в неё.
- Я герой Небесного племени, который убивает героя Речного племени! - выкрикнул он новый боевой клич и принялся мутузить лапами невидимого речного кота. Лапы застревали в грязи на дне лужи, но так было только лучше: хоть какое-то сопротивление. Беляшик ткнулся в лужу лбом, нанося им удар по голове противника. По морде полилась жидкая грязь.
- Кровь застилает мои глаза! - взвыл Беляшик, приподнимаясь над водой. - Но любовь к племени придает мне сил! - и снова с размаху плюхнулся в воду брюхом. Какое-то время он продолжал бить грязную воду, а когда ему это надоело, перевернулся на спину, пачкая последнюю чистую часть тела - макушку, и отбиваясь от невидимого противника всеми четырьмя лапами.
- На помощь герою Речного племени пришла мама героя Речного племени, - объявил Беляшик, изображая эту самую мать. - Ну мы вдвоем тебя поколотим! - пропищал он нарочно гнусавым голоском. - А-а-а! Героя Небесного племени убивают! - возопил Беляшик уже своим родным голосом и размазал грязь (воображаемую кровь) по морде.
Отцов он в своих играх не упоминал, так как плохо представлял себе, что это такое.

+5

19

Звездошейка, чуть усмехнувшись, зарылась носом в короткую шерстку на грудке, наблюдая за Беляшиком, так старательно ловящего всю речную рыбу. Надо же, выдумал себя героем Речного племени! В такие тяжелые времена на счету каждый герой Небесного племени - нельзя, чтобы такие бравые малыши становились под чужие знамёна.
- Мам, кошки нужны, чтобы делать котят, да? - ворвался в мысли голосок рыже-белого сына. Сдавленно сглотнув, Звездошейка округлившимися серыми глазами уставилась на Беляшика. И откуда он это взял?
- Не то что бы....
- Когда я вырасту, у меня будет много кошек и они нарожают котят! - перебил её воодушевленный котенок. Хвост королевы нервно метнулся в сторону, а внутри нарастал грудной, клокочущий смех.
- Так много, что придётся ещё палатки строить, чтобы их всех вместить. А ещё понадобится много-много наставников.
- А кто же будет рожать наставников твоим котятам? - притворно-серьезно поинтересовалась палевая, с легкой тоской взглянув на выход из палатки. Предстояли еще дела...
Поднявшись на все четыре, кошка потянулась, задумавшись о целой армии будущих внуков, сладко зевнула... и подавилась грязной водой, которая плеснулась прямо в рот. Закашлявшись, королева взмахнула хвостом и с ужасом замерла, глядя, как Беляшик пачкает последний островок мягкой, нежной шерстки...
... на лбу.
- Кровь застилает мои глаза! - взвыл Беляшик, приподнимаясь над водой. - Но любовь к племени придает мне сил! - и снова с размаху плюхнулся в воду брюхом.
- На помощь герою Речного племени пришла мама героя Речного племени, - объявил Беляшик, изображая эту самую мать. Тут же спохватившись, Звездошейка подскочила к маленькому герою, присоединяясь к игре.
- Ну мы вдвоем тебя поколотим! - пропищал он нарочно гнусавым голоском. - А-а-а! Героя Небесного племени убивают!
- И большой сокол вдруг хватает героя племени и уносит высоко-высоко в скалы! Р-а-а-а-а! - зарычав совсем не по-соколиному, Звездошейка схватила за загривок грязное мокрое тельце и уволокла на выход, к самым скалам.

----> Главная поляна

+3

20

- М-м-м... хм-хм-хм... - промычал Беляшик, задумываясь над вопросом матери. - Похоже, придётся выдавать наставникам по трое или даже пятеро учеников!
Барахтаясь в луже, он настолько увлёкся, что совсем не заметил Звездошейку, подошедшую сзади. Когда она схватила его за шиворот, Беляшик взвизгнул как маленький кабанчик и затрепыхался, пытаясь ещё хоть разок мазнуть лапой по луже.
- Героя какого племени-то, а? - проворчал он, ойкая от резкий движений "сокола", уносящего его в скалы. Кое-как повернувшись к исчезающей луже, он грозно крикнул:
- Я тебе ещё накостыляю, крысёныш, кем бы ты там ни был!
Лужа не ответила.
Лагерь своего родного племени Беляшик любил, поэтому в очередной раз с открытой от удивления пастью рассматривал палатки и больших воителей, снующих по поляне. Все они, тем не менее, меркли в сравнении с его матерью, настоящей предводительницей, которая всем им могла приказать что угодно, и они кинулись бы выполнять приказ.
Беляшик замечтался о том, что настанет день, когда он сам встанет наравне со Звездошейкой и начнёт раздавать всем приказы. "Вот будет смехота!" - подумал Беляшик, представляя каверзные приказы, которые раздаст несчастным воинам. "Прикажу Морознику, чтобы наловил рыбы, а Кленовый пусть найдёт большущую змею и привяжет её к верхушке воинской палатки".
Он быстро придумал парочку приказов и для остальных соплеменников. "А что, если попросить маму приказать мои приказы уже сейчас? Тогда надо сказать Кленовому, чтобы дал поиграть со змеёй мне, прежде чем вешать её на палатку".
Глупо-задумчивое выражение мордочки Беляшика стало ещё более глупо-задумчивым. "А! Знаю! Прикажу, чтобы меня покатали на спине до самых границ с Сумрачным племенем. А потом мы поедем на территории Грозового племени и наловим там дичи".
Беляшик гадко захихикал, представляя, как удивятся грозовые коты, увидев, что по их землям бегает на пару сочных мышей меньше. "Будут знать, как обижать небесных котов, глупые шерстяные комки!"
Да, некоторые истории взрослых Беляшик принял слишком близко к сердцу.
---> Главная поляна

+4


Вы здесь » cw. дорога домой » небесное племя » детская