cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » эпизоды » исключительно из любопытства


исключительно из любопытства

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

You know so much, so much about everything // All that I know, I know I've got a song to sing

http://sg.uploads.ru/t/xwgmE.jpghttp://s9.uploads.ru/t/fohMC.jpg

Овсянка & Мегера


Действия происходят около 12 лун назад. Овсяночка, будучи ученицей, к большому удивлению питает интерес не только к воинским дисциплинам, но и к целительскому ремеслу. Как здорово, когда есть отличный кандидат, которому можно задать уйму вопросов, верно?

+2

2

Двенадцать лун. Что за возраст! Сладостный вкус значительных перемен в жизни юнцов. Новая должность, новые обязанности, новое имя в конце концов! Внезапно чувствуешь себя на ступень выше, коты вокруг смотрят на тебя другими глазами, общаются так, словно в тебе произошли мистические изменения, и ты резко становишься со всеми на равных; в глазах тех, кто еще помладше, читается почитание и мнимое уважение. Наверняка они только и мечтают о том, как стать такой же, как ты!
Наверное.

Овсяночка сидела, гневно расцарапывая лапой примятую траву. Добравшись таким образом до почвы, кошка резко остановилась и подняла испачканную лапу. Но это все не про тебя. Звучно фыркнув, ученица тряхнула конечностью, смахивая кусочки земли, и приподнялась с места; хвост на мгновение гордо поднимается, словно скрывая этим гневное расположение духа своей обладательницы, но тут же уныло повисает над землей. Неудачница.

Подобные мысли возникали в голове Овсяночки постоянно уже на протяжении нескольких дней. Навязчивое воспоминание о недавнем посвящении своих ровесников никак не покидало ее разум, с каждым разом все сильнее и сильнее ударяя по самооценке. Не то чтобы Овсянка была завышенного о себе мнения, однако игнорировать такой позор было просто возмутительно. Как же хорошо, что у нее не было сестер и братьев. Как ей казалось, остаться позади родных было бы еще хуже, чем отстать от сверстников.  Хорошо ли..?

Овсяночка грустным взглядом пробежалась по горизонту колыхающейся степной травы. Возможно именно братья и сестры могли бы должным образом поддержать ее тогда? Хотя, – ученица задумалась, – эта была бы лишь жалость. Кому захочется со мной возиться? Даже отец... Тут она вспомнила полные разочарования и какого-то страха янтарные глаза Соболя. Каково не услышать имя своей дочери, в которую ты вложил столько сил, во время общего посвящения? Настоящий позор для воителя.

Тем не менее, просто так сдаваться Овсяночка тоже не собиралась. Да, она была расстроена, но не хотела этого никому показывать. Подумаешь, наберется больше опыта за время ученичества.
По крайней мере, именно так она себя успокаивала. Однако кое-что еще, что так старалась скрыть кошка, не оставляло ее в покое. Еще с первых дней в должности ученицы она задумывалась: не ошиблись ли Предки? Возможно, ее судьба лежит не через путь воителя, а иной? Овсяночка покосилась на палатку целителя. Даже если так, сейчас этот «путь» был ей прикрыт. Но банальной любознательности путь не перекроешь! Ах, сколько раз Овсяночка косилась на обиталище целителей из чистого любопытства! Ей всегда казалось, что именно эти коты окружены особенным ореолом загадочности. Каждый раз, пробегая мимо, ученица так и хотела свернуть со своего назначенного пути и заглянуть в палатку, откуда так заманчиво тянуло пряными травами и щекотало нос. И каждый раз она не решалась. Но не сегодня. Ей нужно было на что-нибудь отвлечься.

Встрепенувшись так, что гладкая шерстка распушилась на греющих лучах дневного солнца, коротколапая уверенно зашагала к роскошным кустам утесника. Вскоре плотные заросли сгустились над полосатой головой, и ученица застенчиво застыла на месте. Глубоко вдохнув терпкий запах целебных трав, она мяукнула:
– Я... Я могу зайти?

+2

3

Всё в новом мире было ново. Особенно имена этих племенных котов, к которым прибилась Мегера.
Прибилась. Судьбой так неплохо прибило, буквально выкинуло удачно на их берега, когда один ненасытный до встреч с собаками Штормо-простигосподи-лап нуждался в срочной целительской помощи.
И вот теперь сиди и смотри, как второй такой же ненасытный до колтунов рыжий котище круглит свои глаза над сыном, к которому то Льняно-ещёодначастьтела-глазка зайдёт, то ещё какой-то там звёзд. Нет, её, конечно, предупреждали, что они там все знатно непонятные племенные коты, но их имена... Мегере начиналось казаться, что звать всех по окрасу, как её в детстве, было самым разумным решением.
И это даже несмотря на то, что она тут уже вроде как луну обосновывается да разузнает, что к чему, зачем и почему.
Вытянув лапу, Мегера прошлась языком вдоль бедра, прилизывая шерсть и по пути зубками почёсывая места укусов. Эти термиты - вот ещё одна головная боль. Даже ведь все звёздно-имённые и проче-имённые не подумали послушать её, когда она предложила просто сняться с места и уйти на другое. Нет. Они же благородные и путешество-боязные, как это - покинуть место родных стен? Не-ет, это просто нас одиночка не понимает, ну конечно. Лучше уж подыхать от термитских предательских укусов в бок.
Робкий голос раздался со стороны входа. Лениво перевернувшись на боку, Мегера изогнулась в своём гнёздышке, рассматривая пришедшую хорошенькую кошечку, просившуюся к ним. Ней. Нему. А кто знает, может, всё-таки исключительно к ней, пришла посмотреть на диковинку - о, одиночка, спасшая нашего ученика и знающая травы!
- А спрашивать зачем? Заходи, я не куса-а!.. - в этот момент как раз один из этих паразитов решил щипнуть Рыжую за бок, заставляя её взвизгнуть от неожиданной боли. - Термит термита раздери, пошли отсюда вон! Не могу больше! - фырча, травница поднялась на лапы и прошествовала к выходу, махнув Ветрогону хвостом на прощание.
- Идём-идём. Ты же хочешь поинтересоваться жизнью за пределами твоего лагеря, я правильно поняла тебя? - Мегера потеснила маленькую кошечку грудью, глядя на неё с высоты своего огромного роста. - Давай-давай, спрашивай, я вся твоя. Мы, одиночки, не стесняемся ничего, и нас ничто не стесняет, где хотим, как говорится, там и можем, - подмигнула мелкой Мегера. - Ты ведь тоже лапка чья-то, да? Странные вы, странные имена у вас. Меня вот что, тоже теперь лапкой обзовут, после того как Ветрогон назвал меня своей ученицей? Фу-у, не хочу, это же так простецки.

+1

4

- А спрашивать зачем? Заходи, я не куса-а!.. – Овсяночка успела сделать только шаг вперед, как вновь замерла, на этот раз от испуга. Распахнув глаза, она проследила за тем, как рыжая кошка извернулась и взвизгнула. Только хотела ученица убедиться, все ли с ней хорошо, бывшая одиночка тут же перебила ее, не успей Овсяночка и рта открыть. На секунду она покосилась на Ветрогона, но, убедившись, что все вроде бы в порядке, солидарно поморщилась, вспоминая свои ощущения от укуса этих мелких вредителей.
Я... – только смогла выдать полосатая, как перед ней возникла Мегера, возвышаясь над ней, как казалось Овсяночке, на целый лисий хвост, а то и больше. Впрочем, ей ничего не оставалось, кроме как выбраться из палатки задом. – Ну, – опять коротко выдала она, но опять прервалась из-за травницы. Обиженно надувшись, ученица шумно вздохнула, выслушивая Мегеру до конца (до конца ли?).

Нет, – когда кошка закончила, Овсяночка гордо распушилась, приподняв подбородок. – И, надеюсь, не буду. У моего отца есть фантазия. Я Овсяночка, – поравнявшись с Мегерой сбоку, кошечка задумалась над ее словами. Сколько Быстролапов было в этом племени за все время?А почему сразу лапой? Вдруг бокой или хвосткой.
Тут Овсяночка довольно растянулась в легкой улыбке своему остроумию, но тут же вернулась к сосредоточенному виду. Вряд ли Мегера оценит подобную шутку, а уж если не оценит, – ученица еще раз окинула травницу взглядом, словно бы оценивая силу, которая приходилась на ее размер, – то беги так, чтобы только подушечки лап сверкали. Сделав паузу, она вновь вспомнила о своем, ах да, чужом посвящении. Воительского имени ей не дали. О, Предки, лишь бы не Овсянобока. Овсянолапа? Овсохвостка?!

Если бы у ученицы не было шерсти, можно было бы поклясться, что все увидели бы, какой красной от ярости она стала. Ну уж нет. Кажется, она начала понимать Мегеру.
А какое имя вы бы хотели?
Коротколапая подняла голову к кошке, но тут же смутилась. Неужели не очевидно? – спросила она саму себя, но тут же нашлась с ответом: Ну а вдруг!
Однако не успела она дать себе ответ, появился новый вопрос:
И почему вас так назвали?

Овсяночка примерно понимала, как работают имена племенных котов. Родители дают первое имя, основываясь на каких-либо качествах своего дитя, а дальше все решает предводитель, подбирая новое имя по навыкам или, если повезет, подвигам. Как казалось Овсянке, обладатели самых простых или нелепых имен просто были не в самых лучших отношениях с Нектозвездом. Надеюсь, что мне уж повезет.

На этом, однако, вопросы не закончились. В какой-то момент смекнув, что имя племенного кота также зависит от самого племени, Овсяночка восторженно повела ушами от собственной догадки.
И да, почему Ветер? – в основном, все ее соплеменники – подтянутые, не очень крупные коты на длинных лапах; мягко говоря, Мегера под это описание не подходила. – Не то, чтобы я... против, мне просто интересно. Вы ведь как-то выбирали?
Выбирали. Мысль о том, что племя можно выбрать казалась кошечке каким-то безумием. Она не могла себе представить жизнь в другом племени, а уж тем более в одиночку.

Отредактировано Овсянка (2018-08-17 23:27:45)

+1

5

- Я уже заметила, что у вас всех фантазия имеется, - ответила Мегера, взмахом хвоста предлагая проследовать к выходу из лагеря вообще, - Овсяночка, - рыжая кошка грациозно взобралась на гребень оврага, оборачиваясь к юной спутнице, поспешавшей следом за ней.
- Ну у вас больно много лап всяких. Вон Штормолап, - кивнув в сторону оставшихся внизу зарослей утёсника, начала перечислять травница, - Вьюголап, Звездолап - э-э, вроде бы, - она насмешливо дёрнула усами, специально не специально переврав имя предводителя. – Ох нет, этот же Звездолёт. Ну, не лучше. Вот скажи мне, разве он куда-то летает? – Мегера представила перед собой коренастую фигуру черного с белыми носочками кота, который ещё недавно стоял рядом с ней и объяснял, почему-де он с места свой лагерь из-за термитов никуда не сдвинет.
- Редкое исключение из правил. А бока и хвосты вы тоже не обделяете вниманием? – вернулась к вопросу Овсяночки Мегера, заинтересованно поводя ушами. – А как же тогда уши, усы, носы? Что, неужели тоже – того? – не веря собственной фантазии, предположила одиночка. Надо же, какой простор для творчества!
Глядя на светлую кошку, Мегера заметила в её глазах неподдельный интерес. Вот что значит затворничество в овраге с момента рождения и до момента смерти! И как только можно запрещать своим котятам узнавать что-либо новое и даже не думать о том, как изменить своё имя и свою судьбу?
- Меня жизнь так назвала, - пожала плечами крупная кошка, подстраиваясь под шаг Овсяночки. Она не стыдилась ни единой части своего жития-бытия, но корни происхождения имени всё же обычно оставались за пределами интригующе-увлекательных рассказов.
- Ну уж точно не Мегерохвосткой и не Мегеробокой, - фыркнула одиночка, по-свойски закидывая хвост на плечи Овсяночки. Доверительно наклонившись ниже, шепнула:
- Может, мне твоего отца попросить мне имя придумать, м? Сможет поделиться фантазией ради меня? – Мегера довольно распушилась, подставляя морду последнему августовскому солнцу. Здесь, в пустоши, было уютно и вольготно, здесь никто не кусался, а под боком появилась спутница, жаждущая наконец-то выслушать её, а не затыкать ей рот. Все бы племенные такими уродились.
- Из чего мне выбирать? – Рыжая сделала знак головой, предлагая остановиться на холме и присесть, расслабиться. С языка чуть не сорвалось, что «они все ей на одну морду», но вовремя удержала себя в узде, понимая, что оскорбит приютившее её племя.
- Я шла-шла-шла и нашла, - мурлыкнула Дикая. – Штормолапа вашего нашла. А дальше – трах-бах! – этот рыжий Ветрогон говорит, мол, видел-видел, слышал-слышал, такая умелая красавица мне нужна, - кошка довольно прищурилась, смеющимися глазами оглядывая Овсяночку. Вроде та больной не выглядела – Мегера вдруг вспомнила, что в палатку целителя так просто не заходят – и над Штормолапом посидеть не рвалась.
«Ага, всё-таки ко мне!»
Этот разговор обещал стать полезным.
- И что же хотела узнать у меня юная Овсяночка? Не стесняйся, теперь мы совсем одни, и твоё любопытство я могу удовлетворить в полной мере, - подмигнула ей Мегера, - как и ты – моё.

+1

6

Чуть ускоренным шагом следуя за Мегерой, Овсяночка была вынуждена признать, что после спустя почти минуты общения с травницей, ей стало легче. Как-то даже позабыв о своих недавних мыслях, коротколапая полностью переключилась на рыжую кошку, с трудом пытаясь различить в ее словах шутку от правды, изредка даже путая первое и второе между собой, что вызывало у юной некое замешательство.
Ох нет, этот же Звездолёт. Ну, не лучше. Вот скажи мне, разве он куда-то летает? – тихо прыснув в усы, ученица быстро обернулась через плечо, – нет ли там кого? – и, убедившись, что они с Мегерой уже отошли достаточно далеко от соплеменников, довольно прищурилась. Вот было бы стыдно, увидь кто, что она над таким смеется! Вот будь бы Овсяночка предводителем... Мечтательно вздохнув, ученица все же вернулась к реальным событиям.
Может и летает... Пока никто не видит, – выдав это слишком серьезно, Овсяночка сама на мгновение испугалась; в какую-то секунду мысль об этом показалась не такой уж и безумной. Мало ли что еще даруют Предки кроме восьми жизней?
Заметив неосведомленность и следующую от этого заинтересованность бывшей одиночки в лесных именах, Овсянка удивленно приподняла брови, тут же посчитав своим долгом объясниться:
Конечно, – кошечка чуть наклонила голову вбок, словно пытаясь припомнить что-то. – И боки, и хвосты, и усы, и уши... При всем желании можно выделить именем все что угодно. Но ярких примеров мне не вспомнить.
Приглушенно хохотнув в усы над собственным намеком, Овсяночка мысленно добавила еще парочку возможных вариаций к списку своих воительских имен. Не дай Звездное Племя вытворить что-нибудь такое, чтобы потом на всю жизнь запомниться под подобным именем!
Столкнувшись взглядом с Мегерой, Овсяночка задумчиво прижала уши к макушке. Звездные Предки еще понятно, но как дает имя жизнь? Неужели шлет какие-то знаки? Так и не отважившись уточнить у старшей подробности, ученица решила, что у той есть поводы чего-то недоговаривать.

Вскоре ощутив пушистый хвост на своей спине и почувствовав, как Мегера приблизилась, полосатая вспыхнула, смутившись; сосредоточиться на том, что конкретно шептала Рыжая стало тяжелее, потому оруженосец помедлила с ответом:
Он бы придумал имя кому угодно, если бы имя не выбирал предводитель, – тут она решила шутливо уточнить, – Звездолет.
С облегчением опустив напряженные плечи, когда рыжий хвост кошки покинул ее плечи, Овсяночка встрепенулась и пристроилась рядом со старшей, ожидая от нее ответ на один из своих вопросов, уже готовя следующий. Красавица! Неужели Ветрогон так и сказал? Представив перед собой лохматого рыжего целителя, ученица также попыталась представить, как он произносит эти слова. С ними, конечно, она бы тоже согласилась, просто было сложно вообразить себе Ветрогона с подобной репликой.

Совсем одни! Ну и слава предкам, попробуй хоть что-то узнать от лесных соплеменников. На мыслях о жизни вне племени Овсяночка себя никогда не ловила, но от этого ее интерес к одиночкам не угасал; среди старших обсуждение бродячих котов и кошек за границами (а иногда даже и на них) племен было прикрыто пеленой загадочности, словно тема эта запретна. Но это ведь только разжигает желание узнать больше, разве нет?
Что я хотела узнать? – тут ученица пожалела, что заранее не подготовила список вопросов. Признаться честно, она и не ожидала что Мегера согласиться на этот разговор и уж тем более будет в нем заинтересована. – В лесу говорят о многих вещах, которые происходят вне границ племен, но никто никогда не видел их своими глазами! Как легенды... – тут кошечка сделала паузу, подбирая наиболее интересующий ее пример. – Я боюсь, что и сама никогда не встречусь с ними за всю свою жизнь. Вот например, вы встречали свору собак? А... А  этих... Как же их... Больших, на четырех лапах с какими-то копытами, – Овсяночка даже не была уверена, что правильно запомнила слово "копыта". – Лошадей!
Быстро смекнув, что оба существа зачастую обитают рядом с Двуногими, Овсяночка встрепенулась:
А рядом с Двуногими вы жили? Небось страшно...
Некоторое время ученица пыталась представить себя в роли домашней или бродячей кошки, однако все ее мысли свелись к тому, что она почти ничего не знает о жизни вне леса. Более того, она и на территории других племен не была! Что же она тогда может рассказать Мегере, если сама ни о чем не знает? Это и был ее следующий вопрос:
Даже не знаю, что я могла бы рассказать. Неужели я знаю что-то, о чем не знаете вы?

+1

7

Овсяночка с каждой минутой нравилась Мегере всё больше: несмотря на некую зажатость от племенных стереотипов, она всё-таки умела нарушать правила и веселиться. По крайней мере, шутку (несмотря на серьёзность тона) про летающего предводителя Мегера восприняла полной грудью клокочущего смеха.
- Пожалуй, придётся мне последить за вашим предводителем, - довольно мурлыкнула одиночка, представляя себе картину, в которой ей придётся ловить улетающего от неё Звездолёта за кончик чёрного с белым хвоста, с криками в стиле: «Не улетай! Останься со мной!»
К великому сожалению, это всё равно случится не раньше, чем ежи полетят. Хотя кто знает, кто знает этих племенных, что у них там за душой.
- Погоди-погоди, - прищурившись, Мегера пыталась составить два и два в уме, но всё равно не понимала этой племенной тонкости. - Почему тогда ты говоришь, что тебе придумал имя отец, а потом заявляешь, что имена даёт предводитель? - кажется, получилось-таки подловить какую-то важную деталь в организации чужой жизни! Мегера, конечно, была свидетелем последнему посвящению, отгремевшему накануне, но для неё торжественная речь Звездолёта и куча уважительных вылизываний по его плечам стали всего лишь забавным и любопытным развлечением. Отвлечением от Ветрогона, угрюмо бдящего над беспробудным сном потрёпанного псом Штормолапа.
И не смогла не заметить ответный интерес, растерянно разбегающийся в глазах Овсяночки, когда предоставила ей свободу говорить. Подвернув лапы под грудь и удобно располагаясь на тёплой земле, Мегера превратилась вся во внимание, источая несвойственное ей спокойствие духа, дожидаясь, пока маленькая ученица подберёт все обрывки вертящихся в голове мыслей и завалит её стандартными вопросами: а кто, а как, а почему, а где? Типичный обмен информацией, рыжая кошка собиралась точно так же впоследствии насесть на коротколапую, слава трёхцветному Дурману, выглядевшей не зажатой и не оскорблённой вездесущим интересующимся носом новоприбывшей в племя одиночки.
- Я не знаю вашу жизнь. Ветрогон как сказал мне два слова, так с тех пор и молчит, как рыба в аквариуме, а Звездолёт с Шептуном на меня как на умалишённую смотрят. А ты, - Мегера лениво повела хвостом по земле, проводя им по золотистым лапкам ученицы, - могла бы рассказать мне много всего о жизни в племени. Почему у вас такие странные имена? Почему никто не подобрал кервель, чтобы помочь Штормолапу, а лишь бегали и кудахтали над ним, как безголовые курицы? Почему никто вообще травы не знает? Почему есть ученики, воители, старейшины и ещё эти вот, Звездолёт да Ветрогон? Что это за закон такой, о котором мне всё толкуют, да вглубь не копают? Я готова узнавать и учиться, - Мегера любезно улыбнулась. - Но давай уж по очереди.
Выпростав одну лапу из-под груди, кошка примяла травинки, образуя небольшой круг, и похлопала по нему, привлекая внимание Овсяночки.
- Вы, племенные, слишком уж упрощайте жизнь одиночек. Мои приключения сводились далеко не к одним лишь встречам с собаками, лошадьми и людьми - это те же Двуногие, только их так называют городские коты, - прояснила Мегера, выпуская когти и осторожно расчерчивая ими примятый травяной круг, - это ваши слепые границы и легенды, - она легко улыбнулась, вставляя в свой рассказ слова самой Овсяночки, - а это всё - настоящая жизнь странствующих, - лапа оторвалась от круга, показывая на живые и тянущиеся к солнцу травинки за пределами лежащей внахлёст травы, - я видела и коз, и коров, и овец, и лошадей - и все они с копытами, а тёплое молочко, перепадающее тебе при хорошем поведении - м-м, лучшего ты никогда в жизни не пробовала, уверяю тебя. Свежий кролик по сравнению с этим вкусом просто ничто, - травница довольно зажмурилась, вспоминая, как последний раз вылакала целую миску коровьего парного молока, и гулкое урчание разлилось внутри, - а здесь живут разные шавки. Маленькие и большие, одни высоко и долго тявкают, а другие - низко и только по делу. И не все хотят тебя сожрать, хотя, признаюсь, большинство. И с людьми я жила, - тут Мегера понизила голос, добавляя интриги, - когда впервые оказалась в городе - таком большом, душном, каменном, в котором сплошной рёв Чудищ четырёхлапых и негостеприимные тощие городские одиночки - о, тогда я узнала, что значит жить рядом с людьми. Представляешь, утро, - рыжая кошка переменила позу, припав к земле, - я вылажу из каменной коробки, во-от так тянусь, - непременно, в красках, показала, выгибая позвоночник, - и тут вдруг понимаю - тишина вокруг. Зову Банку - молчит. Я его снова зову, а он, гадёныш такой, молчит, спрятался где-то, значит. Но тогда я разозлилась, трушу себе по переулку, мяукаю, зову его, и тут вдруг, - громко, нагнетая обстановку, распушаясь и накидывая свою тень петлёй на Овсяночку, - ка-ак хвать меня что-то за шею, как натянется, да так, что я хриплю, рвусь, хриплю и в глазах меркнет. И потом - всё, - картинно упала на землю, перевернулась и вывалила язык, закрыв-закатив глаза.

+1

8

Первое имя дают родители, – чуть наклонив голову вперед, Овсяночка сама уже начинала запутываться. – Оно что-то вроде основного. А остальные имена дает предводитель, ну или уж предки.
А сама Мегера в предков верит? Дернув ушами, кошечка неуверенно покосилась на целительницу, несколько жалея о своих последних словах. Если бывшая одиночка начнет расспрашивать Овсяночку про предков, то что же ей сказать? Она ведь их даже не видела.
И обычные у нас имена, сразу понятно, что оно значит. Что такое Мегера? – с оттенком обиды в голосе буркнула ученица, приминая лапой траву. – В Речном Племени всякие Рыбешки и Речушки, в Ветре Ветрогон и какой-нибудь Ковыль, в Тенях еще кто-нибудь... Мы выбираем лесные имена. Каждое имя несет в себе какой-то посыл, наверное.

Керве.. что? Мало того, что ученица не знала, что это за растение, так еще и не могла объяснить, почему среди ее соплеменников никто не знает трав! Наверное все потому, что этим занимаются целители. Но почему Ветрогон сам не догадался использовать этот кревель... или как там. И почему бывшая одиночка говорит, что в ветре одни безголовые курицы? Овсяночка чуть нахмурилась; ей было то ли стыдно, то ли обидно.
Я тоже не знаю трав, – спокойно мяукнула она, – потому что я ученица, а потом буду воином, а потом старшим воином... Травы знают только целители и их ученики. Ветрогон, – кошечка кивнула куда-то в сторону лагеря. – целитель, и вы тоже станете. Обычно в шесть лун уже определяют, кто станет воином, а кто целителем, но обычно целителей только двое.
Неужели Мегера правда этого не знает? Овсяночке не было сложно ответить на вопросы травницы, однако для нее казалось таким странным рассказывать старшей кошке то, что сама ученица услышала еще в палатке королев. Уж тем более Закон!
Целители выше племенных границ, они могут ходить по лесу так, словно это все одна большая территория, при необходимости, конечно. Более того, с целителями общаются предки, и только через лекарей коты могут узнать, что им уготовано. – тяжко выдохнув, Овсяночка театрально опустила голову. – Ну а воины просто воины. Ничего интересного. У меня слишком короткие лапы для воина, и мне не достает ума для целительства. Почему я не в палатке старейшин? Интересно. Все мои друзья уже воины, а я все ученица.
Казалось, полосатую словно прорвало; ее усы гневно топорщились от несправедливости. Что-то в дополнение фыркнув себе под нос, Овсяночка постаралась вернуться к своему повествованию.
А за старейшин говорит их название. Это бывшие воины, которые в силу каких-то причин или возраста не могут в полной мере позаботиться о себе, поэтому им помогают молодые. В городе кто-нибудь заботится о старых котах? – обратившись вопросительным взглядом к Мегере, ученица примолкла. – Я не уверена, подчиняемся ли мы больше закону, когда заботимся о старейшинах, или собственному желанию. Что, если это вошло в привычку, и не все коты понимают, зачем это нужно? Закон гласит, что ученики могут есть только после того, как накормлены старейшины.
Внезапно живот ученицы скрутило от голода, и она прижала уши. Она задумалась о том, что Закон просто был в ее голове, и она слепо подчинялась ему, не находя нужным каждый раз диктовать себе то или иное правило. И правда, привычка.
В каждом племени есть предводитель, его заместитель, который станет новой главой племени после смерти Некого Звёзда. Они назначают патрули для охраны границ, а границы пересекать нельзя, как и охотиться на чужих территориях. Дружить с другими племенами нужно на свой страх и риск, никто не может обещать, что ты не встретишь друга в бою... Разве можно убить друга даже ради своего племени?

Внимательно слушая Мегеру, Овсяночка сдерживала желание облизнуться. Неужели что-то может быть вкуснее кролика? Ученица поддержала низкое мурчание собеседницы мечтательным вздохом и призналась самой себе, что была бы не против увидеться с дружелюбной собакой. Исключительно из интереса. Но стоило Мегере начать свой рассказ, как коротколапая, широко распахнув глаза, даже привстала со своего места, впитывая все слова Рыжей как губка; история травницы дошла до своего пика, и юная громко охнула, на секунду поверив актерскому таланту кошки.
Всё?! А что за Банка? Или Банку? А Чудища большие? А ошейник у вас был?

Отредактировано Овсянка (2018-08-26 21:46:09)

+1

9

- Всё всё, - Мегера приоткрыла один глаз, впиваясь им в фигурку Овсяночки, и снова театрально дёрнула лапкой, изображая предсмертные конвульсии. – Прям всё, - последним шепотком окончила сценку, ещё немного полежала, добавляя интриги в свой рассказ, слушая, как прямо над головой звенят один за другим, как падающие на рёбра железяки, её вопросы.
- Банка, - перевернувшись обратно на живот, Мегера слегка раздвинула лапы, показывая примерную величину банки, - это такие железные штуки, в которых иногда попадается вкусная еда. Однажды я там нашла гусиный жир, о-ох, - зажмурилась и облизнулась, - только стоит быть аккуратнее, когда их вылизываешь, иначе можно порезать язык, - какая оказия с ней и случилась в первый раз.
- А этот Банка был котом, городским бродягой. И потом он умер, его Чудище сбило, - эту историю она уже рассказывала Штормолапу и его сопровождающим, но была не против и повторить, - но тогда нам с ним просто схватили. Поймали – вот так просто и так нахально – запихали в переноски, где не развернуться, не потянуться, ровным счётом ничего не сделать, а потом привезли – внимание! – в п-р-и-ю-т, - этому слову она выучилась на улицах, и потому знала, чем может грозить ей такая поездка. – Буквально в один конец, - сбавив тон, снова принялась театрально шептать Овсяночке, - и ехали мы туда прямо в брюхе Чудища. Тряслось всё, воняло, коты мяукали, собаки тявкали, кто-то вообще молился. Так страшно было, я же там единственная знала, что настало время с белым светом прощаться, - округлила глаза, выпрашивая слезинки, - и еду-еду, потом снова нас с Банкой – раз! Подняли, понесли, а дальше… - затянула, заигрывая с интересом слушательница, - кольнули в зад и дело с концом, - Мегера хмыкнула, выпрямляясь, и потрясла головой.
- Городские коты разные бывают, как и одиночки. Кто-то живёт со своими людьми, кто-то странствует, кто-то в помойках роется. Каждый сам решает, какую обузу на себя взвалить, и со стариками обычно как-то да разбираются. Никто особо это не волнует. А больные иногда ко мне приходили, я их лечила да латала, - пожала плечами кошка, - у меня столько помётов котят было, что волей-неволей пришлось научиться ухаживать за такими вот котами.
Да уж, а ведь давно она не возилась с котятами. Вот сейчас Овсяночка перед ней – да и та уже слишком большенькая, никак на котёнка не тянет.
- А ошейник был много позже, как и моё имя. Розовенький такой, мягкий, как кожа телёночка, вот прям здесь обвивал мою шею, - рыжая кошка задрала голову, показывая, где когда-то стягивал её пушистую роскошную шерсть ошейник, - возможно, и с именем мне не так повезло, как вам, племенным. Не знаю я его смысла, в отличие от тех имён, говорящих, как у вас. Дикой была в городе, Рыжей – за его пределами.
- Я смотрю, кое-что ты знаешь. Интересуешься, значит, - склонила голову на плечо, припоминая всю длинную лекцию Овсяночки, что она ей успела прочитать. – Короткие лапы тебе ведь в этом не мешают. А ум у тебя цепкий, - прищурилась, размышляя, - научись себя ценить, Овсяночка, вот что я тебе скажу. Ты думаешь, что станешь плохой воительницей из-за того, что не подходишь под стандарт? – Мегера приблизилась, мягко кладя лапу на плечо юной ученицы. – Хочешь, докажу, что ты пригодна ко всему?

+2

10

Если бы Овсяночка могла записать слова Мегеры, она бы обязательно записала каждое. Столько нового, о чем раньше ученица и слышать не слышала, столько полезных советов! Лишь бы все это не забыть. Кто знает, может кошечке тоже когда-нибудь придется выживать в каменном лесу Двуногих. Ради гусиного жира и молока денечек она бы потерпела...
Чудовище! – охнув в ужасе, Овсяночка дернула лапой от непроизвольного желания прикрыть ею пасть. Она слышала, что чудовища часто проносятся мимо территорий сумеречных котов. Неужели им не страшно? Внимательно слушая травницу, юная кошечка только шепотом повторяла за ней некоторые слова, стараясь покрепче их запомнить: – П-р-и-ю-т.
Признаться честно, Овсяночке казалось, что жизнь бродячих котов наполнена скукой. Чем вообще заниматься в городе? Но, как оказалось, там бывает даже поинтереснее, чем в очередном утреннем патруле, более того, там гораздо легче найти себе приключений на пушистое место, пускай и опасных. Главное, чтобы они не были в один конец, как выразилась сама Мегера.
Такой ошейник звучит нестрашно, – негромко мяукнула Овсяночка, ненадолго задумываясь. Каким бы приятным и удобным он не был, она бы ни за что не дала свою шею Двуногим, чтобы на нее это нацепили. И не дай предки, чтобы кто-то ее в таком увидел! Это ведь позор на всю жизнь.
Интересуешься, значит, – смущенно примолкнув, коротколапая медленно кивнула. А как тут не интересоваться? – хотела выпалить она в ответ, но удержалась. Опустив зеленые глаза на лапы, ученица примяла траву и глубоко вздохнула. Возможно, Мегера и правда была права. Никто ей такого не говорил, кроме Соболя, конечно, но возможно подобные слова для него были просто отцовским долгом. А эта кошка ей даже не родственник и не сосед по палатке. Ее слова больше были похоже на искренность, чем на какую-нибудь жалость, которой так боялась Овсяночка.
Нет, я так не думаю, – тихо, даже как-то грустно сказала ученица, после поднимая голову на травницу. – Конечно же  я стану лучшим воином. Когда-нибудь уж точно.
Кошечка коротко хохотнула после своих слов, после чего посерьезнела. Почувствовав лапу старшей кошки на своем плече, она мягко кивнула.
Хочу.

+1

11

- Такой-то ошейник нет, конечно, нестрашно, - со знанием дела промяукала Мегера, - а вот с собаками другое дело. Видела одну, так у неё аж кровь по груди текла, вот как она на нём рвалась меня сцапать, всю шею себе о железные шипы ссадила, - на всякий случай одиночка решила описать во всех красках эту ситуацию, - видишь ли, у неё цепь короткая, поэтому в какой-то момент собака просто останавливается, встаёт на дыбы и захлёбывается собственным лаем. Оп, как говорится, и готово! Зная длину такого ошейника, можно спокойненько садиться себе на его расстояние напротив пса и смотреть, как он до пены на брылах бесится от того, что куснуть тебя не может, - в глазах заплясали бесенята. Мегера хоть и не страдала такого рода азартными городскими развлечениями, но пару раз пришлось проучить особо заливистых и сквернословых шавок.
- А ну прекрати раскисать и унывать, - Мегера несильно шлёпнула хвостом по Овсяночкиной спине. - Если ты хочешь стать лучшим воином - станешь. Хочешь стать лучшей старейшиной - станешь. Только сначала цель себе выбери, а потом уже действуй, но не унывай, ты меня поняла?
Конечно, кто она такая, чтобы учить племенного котёнка жизни, но, откровенно признаться, Овсяночка неподдельно и искренне располагала к себе. Пожалуй, это была первая - хорошая - ласточка-весточка того, что и здесь, в племени, с этими вот изредка странными племенными котами можно завести дружбу.
А то всё были все неприступными валунами, про Ветрогона, бдящего над Штормолапом, она и вовсе молчит.
- Тогда вставай и идём, - кивнула травница ученице, ни секунды не сомневаясь в её ответе.
Она потрусила вниз по склону, к кустам золотарника, изобильно желтевшего вокруг них.
- Целебная травка во-он там. Видишь, как её много? Будет хорошо запасти её до холодной поры - это вот вы, племенные, очень хорошо придумали, - Мегера остановилась недалеко от зарослей, прикидывания расстояние. - Значит, так. Не знаю, чем вы, ученики, таким особым должны заниматься, но мы тут будем лепить из тебя всё сразу и без возможности повернуть назад и сдаться, - травница задрала хвост, чтобы подать им сигнал, - так что сейчас ты сиганёшь туда, - кивок на заросли, - и раньше, чем я успею прибежать обратно на наш холмик, примчишься туда с полной пастью золотарника, который нигде не растеряешь. Усекла? - дождавшись кивка, Мегера расплылась в улыбке и развернулась на стартовой прямой в другую сторону - обратно мордой к холму.
- И раз, и два... мрррау! - дёрнув хвостом как знак старта, мощными прыжками помчалась на финиш.

+1

12

Представив себе огромного зубастого монстра на цепи, истекающего кровью и захлебывающегося лаем, Овсяночка исказилась в грустном выражении. Она, конечно, боялась псов, хоть ни разу их и не видела, и была бы только рада, если бы подобный зверь был заточен так, чтобы никак не навредить племенам и одиночкам, однако на такое жестокое зрелище ученица бы смотреть отказалась. Как ей показалось, даже такие существа не заслуживают подобного. Представив эту картину себе еще раз, полосатая поморщилась, как можно скорее отгоняя мысли. Конечно, на ее морде все еще остался оттенок кислого выражения, но его остатки развеяла Мегера своим боевым настроем и шлепком по полосатой спине Овсяночки. С широко распахнутыми от неожиданности глазами, племенная подскочила на месте и уставилась на травницу полным восхищения взглядом. Откликнувшись на вопрос старшей кошки активными кивками, Овсяночка распушилась то ли от гордости, то ли от радости.
Шустрой походкой следуя за бывшей одиночкой, ученица оглядывалась по сторонам в полном неведении. Что за испытание могла ей придумать целительница? Мало ли чем еще могут удивить городские кошки... Заметив, как Мегера задумчиво оглядывается вокруг, Овсяночка чуть сбросила темп шага, глубоко вдыхая пастью воздух, и остановилась рядом; в воздухе не чувствовалось ничего подозрительного и нового, потому, как показалось кошечке, в испытании не будет ничего ничего не обычного. От этой мысли полосатая уже была готова растянуться в улыбке, но ее самоуверенное облегчение перебила травница.
Чего-о? – поспешно понизив голос, Овсяночка в итоге сиплым шепотом выдала свой удивленный возглас. Хотелось бы ей, чтобы старшая кошка пропустила это мимо ушей. Оценив взглядом заросли целебных трав, ученица обернулась обратно к Мегере, ожидая от нее дальнейших инструкций, которые не заставили себя ждать. Почему-то ученице стало страшно. Словно я не за травами бегу, а нос в барсучьи пасти засовывать.
Думаю, я поняла, – неуверенно начала Овсяночка, но стоило ей закончить, рыжая уже умчалась в противоположную сторону. Распушившись от возмущения, полосатая сиганула в заветные заросли, удивленно мяукая себе под нос скорости Мегеры.
Выбралась из куста Овсяночка вся в листочках, фыркая от пыльцы желтых цветков, забившей ее нос. Чихать было нельзя – если все травы выпадут из пасти, то собрать их еще раз у нее точно не получится. Щеки широко растянулись в кривой улыбке из-за количества стеблей, и ученица высоко задрала подбородок, чтобы уж точно ничего не выронить. Конечно, в таком положении отследить тот холмик, к которому направлялась Мегера, было не очень удобно, но племенная решила понадеяться на свои лапы, а не глаза. Не даром же прошли ее тренировки с Соболем!
Быстро перебирая лапами по возвышению, Овсяночка прижала ушки к макушке, высматривая знакомую рыжую шерсть. Прыжком преодолев последний лисий хвост, кошка с облегчением положила травы на землю и резко выдохнула.
- Вот, этот ваш.. золотарник, – в подтверждение своим словам ученица звонко чихнула так, что от ее носа отлетел прилипший лист растения. Отдышавшись, она присела боком. – А для чего он нужен?

+1

13

Мегера была особой нечувствительной и совершенно не эмпатичной. Любой другой на её месте замедлил бы бег, позволяя коротколапой Овсяночке успеть нарвать золотарник и рвануть на холм, чтобы дать ей выиграть и увериться в собственных силах. Но вот одиночка была не того поля ягода; она, наоборот, сама припустила что есть духу к тому месту, откуда они недавно только спустились, лишь чуть-чуть не разворачиваясь в полную силу – мешала незнакомая местность, где каждая рытвинка, холмик или упавшая веточка были укрыты плотным травянистым покровом.
Молодой кобылой скача наверх, Мегера краем глаза уловила золотистую шёрстку рядом с собой, стремительно вытянувшуюся вперёд, сверкающую ярко-жёлтым золотарником вместо головы. Ага, соперница. Отличный стимул для подпитки лап.
Овсяночка тоже её заметила, клином пойдя на сближение. Мегера, сделав несколько последних гигантских прыжков до вершины холма, присела и задышала, высунув язык, как собака.
- Ух… не способна я… на рекорды… - она дружелюбно махнула ученице хвостом, протянула лапу и соскребла налипшие листочки с её морды, осторожно действуя когтями. В своём ленивом путешествии до племени Ветра да на летней кормёжке Мегера снова отъела бочка, которые мешали ей быстро бегать. Хотя на скудной, вынужденной идти в делёжку кроличьей диете жирок потихоньку стал сдавать.
- У-у, всё очень просто, - отдышавшись, травница снова затараторила, отобрав из-под овсяночкиных лап кучу золотарника. – Вот из этих замечательных травушек мы сделаем кашицу, если оказия какая приключится. Мало ли, вдруг кто из твоих друзей вздумает когтями помахать и неаккуратно кого заденет, а мы раз! – пережёвываем, нахлопываем, размазываем, скрепляем лопушком, - Мегера наклонилась к ушкам ученицы, - есть ещё один старый проверенный способ. Знаешь какой? – она с хитрецой прищурилась и неожиданно лизнула Овсяночку в лоб.

+1

14

Почти обогнав (как ей показалось) целительницу, Овсяночка была полностью собой довольна. Конечно, подобное задание было неожиданным, но от того ее гордость за себя возросла в разы. Просияв так, что аж шерсть заблестела на солнце золотым контуром вокруг некрупного силуэта, ученица терпеливо и неподвижно сидела, пока старшая кошка убирала с ее морды приставшие травинки. Слабо кивнув в качестве благодарности, полосатая выдала последние тяжелые вдохи и пришла в себя; приятный запах золотистых цветков успокаивал, и племенная мечтательно вздохнула. Как же хорошо было после пробежки просто сесть и перевести дух, а не мчаться куда-то дальше, как это обычно бывало во время тренировок и патрулей... Подкрепив свой вздох таким же мечтательным взглядом на кроны редких деревьев, Овсяночка прикрыла глаза.
- Лопушком, – протянула под нос ученица, повторяя за травницей, дабы запомнить ее урок. Скосив взгляд на золотарник, она задумчиво прищурилась. А ведь щиплет, наверное. По собственной аккуратности Овсяночка не так часто оказывалась в палатке травников и, к счастью или к сожалению, дела с этой травой не имела.
Почувствовав, как к ней что-то приблизилось, ученица вздрогнула. Оторванная от своих мыслей Мегерой, оказавшейся неожиданно близко, она навострила уши; вкрадчивый голос звучал крайне убедительно, и сопротивляться было невозможно:  Конечно не знаю, так чего томить! Нетерпеливо топнув лапкой, ученица тут жераспушилась от какого-то мягкого, довольного чувства в груди. Ей казалось, что вот-вот ее посвятят в великую тайну, и теплый язык Мегеры, коснувшийся лба, только подтвердил это чувство. Смущенно, даже осторожно прижав уши, Овсяночка большими глазами глянула на старшую кошку.
Ее голос звучал тихо:
Какой?

+1

15

- Так вот такой и есть, - Рыжая подмигнула смутившейся Овсяночке, пытаясь подбодрить её и вернуть прежний боевой настрой. - Самый, между прочим, древнейший и провереннейший способ. Выручал всегда из любой беды, выручает по сей день и будет выручать ещё не одно кошачье поколение, в этом могу поклясться своим хвостом, лапой и усами, – Мегера улыбнулась светлой кошке, подняла морду, довольно жмурясь на солнце, и снова вольготно разлеглась на холме, аккуратно одной лапой сгребая рассыпавшийся сияющим жёлтым золотом золотарник в одну кучу. Всё-таки Овсяночка была действительная молодец прям молодец, вон сколько набрала его, несмотря на сжатые сроки и поджимающее жгучее желание обогнать целительницу.
- Вот никто не знает да не думает, а на самом деле – ты мотай себе на усы, внимательно так мотай, - на самом деле, чуть где поранился, чтобы заразы никакой не подцепить, грязь вычистить да облегчить работу нам, знатокам лечения, ты сразу вылизывай ранку. Я вот всех своих котят приучила первым делом заботиться о себе, когда что-нибудь с ними случается. Котята очень шустрые, чуть зазеваешься – и вот они уже летят под холмик, сметая по пути чертополох и втыкаясь боками во все криво торчащие коряги, - Рыжая усмехнулась, вспоминая малышей, постоянно копошащихся у неё под боком. Казалось бы, никогда особых чувств к ним не испытывала, даже публично не раз пыталась уйти от материнского долга, но вот при этом уже второе лето ощущает безумное желание окунуться в эти стародавние воспоминания. – Вот будут у тебя свои – поймёшь меня, - кошка положила хвост на спину Овсяночки, задумчиво похлопывая её в знак подбадривания. Интересно, а племенные как вообще, умеют размножаться?
Ну что, пташка, довольна жизнью? Хочешь ещё о чём-нибудь спросить меня?
.. стоп, или она это уже думала, когда ту Рыжехвостую встретила? Она вот тоже робкой лягушкой прикидывалась, глаза оленьи, голос заячий, а шёрстка и вовсе дыбом как у вспугнутого ёжика.

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » эпизоды » исключительно из любопытства