cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
МОЛНИЯ
лучшая сестра
СВЕТОМУР и БЕРКУТ
броманс
СТРЕЛОЛИСТ
самые интересные посты
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +27, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » лагерь двуногих


лагерь двуногих

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

http://sg.uploads.ru/aJH5Y.jpg


Временный лагерь, который несколько десятков Двуногих решили разбить на речных землях неподалеку от озера. Сезон Зеленых Листьев благоприятствует не только рыбалке речных воителей, но также и целям Двуногих, которые прибыли сюда ради своих загадочных увлечений. Около десяти больших палаток, Лодки, клетки, Чудища Двуногих - все эти радости кошачьей жизни Двуногие принесли с собой, и один Звездоцап знает, с какой целью. А потому каждый кот, который обнаружит это место, совершенно точно постарается обойти его стороной.


+1

2

<<< ------------------ главная поляна

Сил не осталось от слова «совсем». Измученный и изнурённый бесконечным, как ему показалось, путешествием, опустошённый ужасами и невзгодами, лишённый надежды, Крестовничек свернулся в тугой клубочек, тоненько воя. Несколько раз он вздрагивал и замолкал – ненадолго – когда сверху его клетки раздавался резкий, прерывистый стук.
Когда передвижная земля под ним остановилась и даже не поменяла своего центра тяжести, Крестовничек подался ближе к решётке, впитывая обилие незнакомых запахов, однако тут же снова забился в спасительный угол, где прикрыта спина, крысясь на появившуюся вместо решётки бесшёрстную лапу. Игнорируя его предупреждение, лапа по-свойски схватила его за лапы, силой вытягивая их вперёд.
- Больно! – трёхцветный взвизгнул, бросился вперёд, хватая зубами твёрдую кожу и сокрушая её своими страшными и сильными клыками.
Но чёрной кожаной руке было плевать на маленького Крестовничка. Она, почуяв, что можно достать котёнка за шкирку, именно это и сделала, мешая его стремительной, как крадущийся тигр, атаке.
Последовало ещё одно неприятное перемещение. Полузадушенный Крестовничек даже не успел развернуться и убежать из новой клетки, куда его поместили, как она уже захлопнулась за ним, а трёхцветный оказался морда к морде с сестрой.
- Черничинка?
Вот ещё не хватало!
- Чего же ты не убежала за плачущим Плавничком? Сидела бы сейчас с ним и в ус не дула, - он отвернулся от сестры, совершенно не понимая, за что Звёздным племенем предназначена ему эта кара. «От неё же никакого проку в освобождении не будет!»
Вцепившись зубами в железные прямые балки, Крестовничек упрямо принялся их расшатывать.

+5

3

главная поляна ----->

Было темно и трясло. Лютоволк рычал и бесновался, как кот из тигриного племени. Он пытался разворачиваться в тесной клетке, зверел и расправлял плечи до боли в лопатках, чтобы неистово проверять на прочность его темницу. Просвечивающийся сквозь решетку свет не давал достаточно обзора, чтобы понять, куда его несут, и все, что оставалось Лютоволку - надеяться, что несущему его двуногого оторвет его жалкие кожаные лапы, а уставшие от его бесовства мерзкие пальцы отпустят переноску, в которой казалось, что дышать попросту нечем.
Его куда-то поставили. Он даже пробовал на зуб железные прутья решетки, и почти сразу стало очевидно, что это бесполезно. Раздраженный басовитый мяв кота должен был крайне раздражать его похитителей, но Лютоволк не собирался сдаваться: он тряс и раскачивал свою темницу, просовывал лапу сквозь прутья и не раз демонстрировал острые кривые когти, которые в один прекрасный момент обязательно вцепятся в противные круглые глаза.
- Ублюдки, - сплевывая, хрипел Лютоволк, замирая только для того, чтобы отдышаться.
И в этой секундной тишине он услышал голос котенка.
- Больно! - взвизгнул его сын, и Лютоволк беспомощно застонал, утыкаясь лбом в пластиковую стенку переноски. Не вышло.
- Твари. Звездоцаповы подонки, - сквозь зубы давил серый здоровяк, ощущая такую беспомощность, пожалуй, впервые в жизни.
Нельзя так.
- Крестовничек, - уперевшись пушистой щекой в решетку, Лютоволк постарался высмотреть сына. Нашел!
- Крестовничек, мы выберемся. Не знаю как, и все это дерьмово, но... выберемся, - выдавил кот, просовывая лапу сквозь решетку снова, будто бы надеясь сделать с этой затраханой переноской хоть что-нибудь.

+3

4

главная поляна >>>

Она бежала. Вырвавшись из трясущихся грязных лапищ, Каштанка поспешила нырнуть в заросли камыша, чтобы со всех лап бежать прочь от осквернённого лагеря Речного племени. Но отчаянный вой с главной поляны больно резанул по ушам, заставив мать остановиться. Крестовничек не убежал. Его поймали Двуногие. Кошку забило мелкой дрожью, когда она услышала громкие устрашающие шаги позади себя, но сдвинуться с места не смогла.
Как в тумане она помнила перемещение куда-то, но не могла сказать даже приблизительно сколько прошло времени. Каштанка больно ударилась головой о стенку переноски, и почти всё путешествие помнила смутно. Она глухо рычала, но это не имело никакого эффекта. Полностью прийти в себя королеве удалось, только когда тряска уже кончилась, а вокруг стало очень темно и душно.
Голос сына заставлял трезветь быстрее.
- Крестовничек?
- Крестовничек, мы выберемся, - второй голос раздался намного ближе. Буквально в соседней клетке.
Каштанка тяжело выдохнула, внезапно почувствовав странное облегчение.
- Лютоволк?
Бурая мордочка ткнулась в железные прутья, ощущая на коже их неестественный холод. Кошка заметила серую широкую лапищу, которая раз за разом высовывалась из клетки, словно могла утащить за собой и своего обладателя. Каштанка нервно улыбнулась.
Что с ними сделают Двуногие? Скормят своим чудищам? Или запрут по одиночке в уродливых каменных гнёздах?Воительнице было страшно. За себя, за сына, чью пёструю шкурку она разглядела чуть дальше, даже немного за Лютоволка, бесновавшегося в соседней клетке. Из плена в плен. Как здорово.

+3

5

Наверняка из-за ужасного страха, но Черничинка не помнила практически ничего из произошедшего, только отрывками. Вот Плавничок и Галчонок смогли сбежать, но чёрной кошечке так не повезло. Она была рада, что братья спаслись, не разделив её судьбу, но предки, как же ей было страшно. Так что когда рядом послышался противный голос недобратца, чёрной даже стало немного полегче. Ненадолго, разумеется. Она до сих пор помнила, что этот гадёныш наговорил и сделал Плавничку. Да и что она ему сказала. Эти глаза Каштанки...
- Не успела, придурок, - огрызнулась зеленоглазая, распушившись и от страха, и от гнева, - Уж потерпи моё приставив. Уверена, я тут с тобой ненадолго, - Черничинка старалась говорить как можно более уверенно, но вряд ли ей получилось до конца спрятать свой страх.
- Крестовничек?
- Крестовничек?
Чёрная от злости чуть было не зарычала. Надо же, какие заботливые родители. А Лютоволк чего стоит? Лучший папочка - предатель и изгнанник. Но, стоит заметить, у этого полосатого комка шерсти сейчас было оба родителя.
Кошка ломанулася вперёд, делая тоже самое, что и Крестовничек, но, видимо из-за перепада тяжести в клетке, та пошатнулась и упала на землю, что поспособствовало открытию двери.
Оказавшись на воле, первой мыслью было: "бежать". Черничинка перевела взгляд на клетку с приёмной матерью. Странное чувство...почему-то убежать захотелось ещё сильнее. И нет, не из-за страха, а из-за обиды и злости. Кошке захотелось наказать её, проучить её. Раньше Черничинке казалось, что Каштанка любит её больше остальных. Но правильное как раз слово - "казалось".
Испугавшись своих мыслей о жестокой мести, кошечка постаралась прогнать это навождение и поразмыслить о том, что с ней творится в более безопасной обстановке. Запрыгнув на штуку, где стояла клетка бурой матери, речная схватилась зубами за замок клетки и принялась тянуть.

+2

6

- Быстрее лапами шевелить надо, - мяукнул Крестовничек, отвлекаясь на мгновение от грызни клетки на грызню с сестрой. Он обернулся, глядя на ершистую распушившуюся чёрную кошку, чтобы проверить, как ей зашла его колючка, но тут же снова навалился на железные прутья, притираясь щекой к ним вплотную.
- Лютоволк? – сердце, на удивление, пропустило удар, стоило лишь услышать рычащий голос отца. Хотя нет, не так оно ухнуло в желудок, откуда потом счастливо воспарило, стоило лишь услышать Каштанку.
- Мама! Мама, ты тоже тут!
Накрывающий непроницаемой пеленой страх был отброшен любимым и родным голосом. Выглядывая знакомую каштановую шерсть, Крестовничек заметил, как раз за разом мощная серая лапа Лютоволка проскальзывает сквозь прутья, не в силах сделать ничего. А дома он казался таким сильным и страшным, котом, с которым никто ничего не может сделать. Даже мама его боялась.
И тогда Крестовничек понял, что вся операция по спасению лежит на его плечах. После того, что он провернёт ради этого, они все будут носить его на лапах! А мама и вовсе забудет про Плавничка, Галчонка и Черничинку!
И вдруг – бах!
Чёрная сестра рядом с ним навалилась на прутья, пол под ними снова зашатался, наклоняясь под их лапами вперёд, и Крестовничек, застыв на месте и выпустив коготки, падал вместе с клеткой вниз. Он даже не успел ни испуганно, ни возмущённо рявкнуть, как стукнулся носом и челюстью о железные прутья, завалился на бок и с удивлением, помотав головой, обнаружив перед собой уже отсутствие преград к свободе.
- Мама! – и нет, никакого «спасибо» никто не заслуживает. Это даже не счастливая случайность, а чётко просчитанный им ход событий для удачного освобождения.
Он прыгнул туда, где унюхал знакомый материнский запах, и первым делом прижался ушибленным и, кажется, кровоточащим носом к Каштанкиному, урча.
- Мам, я спасу тебя, - и тут же состроил раздражённую мордочку, почувствовав Черничинку под боком.
- Ты что тут делаешь? Займись лучше Лютоволком, если силёнок хватит.

+2

7

→ Нагретые камни


Серебро Звёзд несся, будто самый быстролапый воин племени Ветра. Так, что воздух буквально завывал в ушах. Чувство самосохранения уже давно притупилось, после первой потеряной жизни и осознания того, что можно умереть еще семь раз. Серебро Звёзд не заботила ни указывающая дорогу Ассоль, ни попавшиеся в плен другие одиночки. Лишь Каштанка и её котята. Лишь его соплеменники. Где-то в глубине души лидер даже надеялся, что в ловушку угодило как можно больше изгнанников, и их можно будет оставить на гибель. Выживут - залижут раны и нападут вновь - так считал пятнистый.
Когда они покинули временное пристанище, уже начинало смеркаться. Оттого лагерь двуногих Серебро увидел еще издалека - яркие огни их странных убежищ прорезали темноту ночи. Речной отряд замедлил шаг и кот внимательно осмотрелся. Двуногие были чем-то отвлечены, и шумно плескались у берега озера, вдали от своих домов и чудищ. Скрываемые темнотой, кот покинул заросли камыша и ступил на поляну.
- Подождите пока тут, будьте осторожны - всё, что прошетал предводитель.
А затем он услышал шипение и грохот чего-то металлического, и сразу оживился. Пройдя еще дальше, Серебро Звёзд увидел несколько странных клеток, и растерянно бегавших вокруг него котят. Живы!
- Тише вы - выскальзывая из тени, проговорил Серебро Звёзд. В большой клетке сидела Каштанка, а две клетки поменьше, подле её, были опрокинуты навзничь - значит их можно открыть, перевернув.
- Каштанка, это я, Серебро Звёзд - голос лидера звучал спокойно и вкрадчиво, словно в ситуации не было ничего страшного. - Перемести весь вес на одну сторону, а я буду толкать снаружи.
Речной отошёл на пару шагов назад, и, дождавшись действий соплеменницы, рабежался, давя всем весом на клетку. Конструкция, пошатнувшись, упала на землю, и блестящая металическая дверца раскрылась.
- Уходим - торопливо проговрил Серебро, не имея ни малейшего намерения освобождать Лютоволка.
Не подохнет тут, так я сам его прикончу чуть позже

Отредактировано Серебро Звёзд (2018-08-03 19:15:22)

+3

8

Попытка бегства мгновением пресекается. В один момент голос бросает команду, и, автоматически, разом кустарник расступается под тяжёлыми берцами, напоминая своим треском звук ломающихся костей. Тень падает откуда-то слева; беглецов быстро накрывает полупрозрачным сетчатым полотном, сбивая с толку, препятствуя любым попыткам освобождения. Неровным кольцом окружая обезумевших зверушек, несколько пар рук крепко фиксируют добычу и, точно тряпичных игрушек, вновь заталкивают по клеткам - на этот раз каждого по отдельности.

Вихри пыли взметают в воздух; один из новоявленных - кажется, самый верткий -  получает дротик точно в намеченное место, пронзая сначала задние конечности пятнистого кротким энергетическим импульсом, затем медленно застилая разум непроглядной мглой, постепенно отключая сознание, погружая непокорное животное в глубокий сон. Обмякшее тело бросают в одну клетку к серому, предварительно мазнув по перекошенной от испуга морде смрадным человечьим дыханием.


дальнейшие действия персонажей, в том числе любые предпринятые попытки высвобождения, не должны выходить за рамки логики и разумного, а потому строго координируются гм-ом и действуют в соответствии с результатом брошенных каждым игроком дайсов. внимательно следите за инструкциями. 

Отредактировано Мастер Игры (2018-08-03 18:29:22)

+3

9

→ Нагретые камни
Их маленький отряд бежал очень быстро, и кремовая кошка едва поспевала за предводителем. В его глазах сияла непоколебимая решимость, отчего в сердце Бежевицы загоралась уверенность в себе и своих силах. Белоснежная одиночка указывала дорогу, и юная воительница была уверена, что даже если это ловушка — они справятся. Возможно, виной тому была слишком сильная вера в пятнистого кота или же кошка просто пыталась внушить себе это. Никто точно не мог знать, что его ждет впереди, и зеленоглазая лишь ускорила бег, предпочитая не быть в неведение. Чем быстрее они дойдут до решающего их судьбы и дальнейшие действия места, тем быстрее это волнение и напряжение спадет. Смеркалось, и кошка стала немного выдыхаться. Коты увидели вдалеке странные огни, которые могли означать только одно — им туда. Отряд замедлил ход. Бежевица тайно взглянула на Ассоль. Интересно, что она чувствует? Отвернув голову, кремовая заметила, что Серебро Звезд вглядывается в сумрак, и постаралась рассмотреть двуногих. Они плескались в их воде, в их озере, и это вызвало странные ощущения у воительницы. Они игрались как котята, плавали как они. И все же это было очень мерзко, понимать, что такие ужасные создания имеют нечто общее с котами воителями.
Подождите пока тут, будьте осторожны, — прошептал предводитель и шагнул вперед, оставив позади свою бывшую ученицу. Полосатая притаилась, убеждаясь, что Ассоль рядом и не пытается никуда уйти.
С нетерпением зеленоглазая следила за котом, каждый мускул ее тело был напряжен до предела, казалось, еще немного и она сорвется ему помогать или взорвется от напряжения. Вдруг послышался треск и ужасный громкий голос; движение кого—то крупного, и кремовая, не осознавая себя, рванула вперед спасать Серебро Звезд.
Берегись! — смогла только и крикнуть, как сапог двуногого пнул ее, выбив дух и вкинув в кучу, а затем их накрыло чем—то непонятным, кремовая замерла от страха и, сама не веря себе и своим глазам, увидела обмякшее тело предводителя речного племени. Казалось, весь мир сузился до его пятнистой светлой шерсти. Ужас застыл в ее светлых глазах, хотелось кричать, но рот лишь бесшумно раскрывался. Голос и силы словно бы покинули Бежевицу, и та, даже находясь в запертой клетке, целиком не осознавала, что именно произошло.

+5

10

Они все были здесь. Лютоволку оставалось только прижаться щекой к решетке и мрачно уставиться на клетку, в которой сидела бурая, явно взволнованная Каштанка. И остальные котята, которых воспитывала его королева.
Паника передавалась и ей, и Крестовничку: конечно, они были в ужасе. Серый изгнанник брыкался и свирепо рычал, но на двуногих это, увы, никакого впечатления не производило.
А потому бывший речной воитель сидел, мрачно опустив голову и взирая на все происходящее в лагере кожаных ублюдков равномерным, злым взглядом. Он сидел и размышлял, как можно выбраться из этой чертовой западни, когда яркое пятно привлекло его внимание.
И не только его, но и двуногих, но сейчас Лютоволку было плевать: он приподнялся, напряженно наблюдая за Серебром Звезд.
Он шел к клетке Каштанки, и кот взволнованно приподнялся, принявшись расхаживать по своей крохотной темнице. Самец чувствовал, что все уплывает из его когтей, и минимальная попытка все контролировать рушилась.
Лидер речных котов навалился на клетку королевы, и та с жутким треском упала, отчего Лютоволк зарычал:
- Осторожнее, недоумок! - рявкнул на своего врага серый самец, чувствуя, как внутри закипает чистая ненависть. Впрочем,  изгнанник не успел заметить, открылась ли клетка: откуда ни возьмись взялись двуногие в еще большем количестве и окружили Серебро Звезд и пришедших с ним кисок, одной из которых оказалась Ассоль. Вытащив какие-то палки, двуногие ударили чем-то по предводителю речных, и взяли его обмякшее (неужели, мертвое?) тело в свои мерзкие лапы.
Направление кожаных Лютоволк угадал сразу. Забившись в дальний конец переноски, изгнанник прижался к полу и приготовился броситься на врагов, но те попросту швырнули тело Серебра Звезд в его клетку, и успели вынуть конечности прежде, чем свистнувшие в воздухе когти самца их достигли.
Выдохнув, свирепый кот медленно развернулся к телу лежащего под его лапами лидера речных котов, и почувствовал, как немеют лапы.
Я могу убить его прямо сейчас.
Пять раз, семь, хоть все девять.

+5

11

Грохот заставил Каштанку вздрогнуть и слегка попятиться, упираясь в холодную стену клетки. Это было невероятно, невозможно, но оба котёнка оказались на свободе. Округлившимися от изумления глазами королева смотрела, как оба запрыгивают на её клетку и пытаются освободить мать.
- Нет, уходите! - зашипела кошка, чувствуя, как сердце от страха ускоряется. - Бегите отсюда, спрячьтесь в лесу, мы сами выберемся.
Но прежде чем она уговорила малышей спасти свои шкуры, внутри огромной палатки Двуногих появился кое-кто знакомый. Каштанка резко выдохнула, но в этом вздохе не было облегчения.
- Серебро Звёзд? - только удивление с примесью недоверия.
Как он тут очутился? Пришёл освободить её? Только сейчас. Обида пробивалась даже сквозь пелену ужаса. Забившиеся лапы плохо слушались, но бурая следовала указаниям Речного лидера, переместившись в дальнюю от него часть клетки и всем весом навалившись на стенку. Опора под лапами задрожала. Каштанка ойкнула, со всего маху приложившись о холодную почву. Скрежет клетки резанул по ушам. Кошка подползла к той её части, которую открывали Двуногие, но понять, удался ли план Серебра Звёзд, ей не смогла. Кожаные чудища, видимо, привлечённые шумом падающих клеток, ворвались в палатку и  жестоко покарали бунтовщиков. Каштанка услышала писк котят и взбрыкнулась в клетке, пытаясь хотя бы отвлечь внимание на себя. Её действительно заметили и вернули в исходную точку. Снова ударившись, на этот раз носом, бурая зашипела, оскалившись и выражая своё крайнее недовольство.
Когда Двуногие разошлись, она увидела и Крестовничка, и Черничинку в других переносках. Королева поморщилась от безысходности, расстроенно ударяя хвостом по полу своей клетки.
Рядом раздалось рычание Лютоволка. Каштанка обернулась и обомлела.
- Лютоволк, ты же не думаешь?.. Не стоит, - кошка нервно сглотнула, представляя, как плохо всё может закончиться. Причем, в независимости от того, придёт в себя речной лидер или нет. - Нам нужно выбраться отсюда сейчас. Всем выбраться.

+5

12

Но звёзды вновь были жестоки, подставив предводителю новую подножку. Стоило коту обрадоваться, увидев широко распахнутую металическую дверцу, как яркие огни ослепили его, а мерзкий голос двуногих заставил замереть и ощетиниться. Он кинулся было к котятам, отчаянно надеясь отогнать врагов злобным шипением, но двуногие схватили их, а затем и его. Ожесточённая борьба была быстро проигранна. Серебро Звёзд кусался, царапался, и извивался, словно змей. А затем была короткая острая боль в мышце и темнота.
За секунду до сна Серебро подумал, что хорошо было бы лишиться жизни, и как можно скорее вернуться в реальность. Но тьма была тихой и глубокой, и он не видел ни звёзд, ни предков. Пробуждение тоже не было таким, как он хотел бы. Умирая и возраждаясь вновь, Серебро Звёзд обычно чувствовал прилив сил и энергии. Старые раны больше не болели, мышцы не чувствовали усталости, и он мог рваться в бой с новыми силами. В этот раз, открыв глаза, он лишь ощутил сильную головную боль. Может, он потерял все?
Плохо осозновая произошедшее, пятнистый разлепил глаза и в полной темноте различил лишь образ Лютоволка.
- Ты тоже умер? - хрипло пробормотал предводитель, силясь поднять отяжелевшую голову. Он осмотрелся по сторонам : неужели тёмный лес? Но ладно Лютоволк, а Серебро Звёзд-то как тут мог оказаться? Неужели предки прокляли его за беды Речного племени? Нет, что-то не сходилось.
Боль быстро принялась рассеиваться, и мысли вожака стали чище. Нет, он не умер, как и Лютоволк - что за вздор? Он был заперт в такой же клетке, из которой совсем недавно пытался высвободить Каштанку. Вместе с Лютоволком.
День старых друзей. Сначала Гризли, теперь его отец.
Серебро Звёзд смотрел на ненавистного изгнанника даже с неким интересом - как тот поступит? Собственная смерть его мало пугала, он знал, что и Ручей, и Толстолобый справятся со своей задачей. Но вот Каштанка и котята, и Бежевица! Глупышка, зачем она бросилась за ним, когда он сказал остаться в камышах?
А что, если на камнях заметят мое отсутствие и пошлют отряд, и их всех схватят? Нет - нет, надо выбираться.
- Думаю, надо ждать действий двуногих, и попытаться выскользнуть, когда те откроют клетки. - выговорил он. Серебро Звёзд совсем мало знал о кожаных тварях, и ему было сложно судить об их мотивах. Никогда прежде к ним в плен он не попадал.
- Или снова расшатать клетку, но есть риск, что во второй раз они решат просто избавиться от шумной проблемы.

Отредактировано Серебро Звёзд (2018-08-08 03:42:35)

+4

13

- Мама, я спасу тебя, - с самой что есть противной интонацией передразнила не родного брата чёрная кошечка, - Отвяжись. Помоги лучше своему папочке, ты же так его любишь, - уже мурлыкнула Черничинка, на секунду представив, как серый изгнанник впивается когтями Крестовничку в горло. Чёрной он представляться диким зверем, запертым в клетке, который откусит лапу или ухо, чтоит столько подойти к нему слишком близко. И нет никакой отцовской любви, он просто хотел сожрать этого недоумка.
Не долго Черничинка смогла упиваться своими кровожадными мыслями. Послышался возглас матери и кошечка с интересом обернулась на новоприбывших, на секунду позабыв о страхе. Что за Серебро Звёзд? Он пах знакомо, но Черничинка, увы, не помнила его.
- Кто вы? - нахмурилась зеленоглазая, но вздымать шерсть не стала. Почему-то эти коты не пробуждали в ней враждебность. Что-то знакомое...
***
Вновь оказавшись в клетке, чёрная постараюсь привести дыхание в норму. Крестовничек рядом нет? Слава предкам. От него одни проблемы. Правда, как теперь выбраться...?
Черничинка подошла ближе к железным прутьям, стараясь разглядеть кто остался в клетках, а кому всё таки удалось убежать. Никому не удалось.
Она решила не орать подобно сводному брату, мол: «Мама, мама!»
Слишком по-детски. Ей не нужна мама.
Я сама могу. Я могу сама, ясно?! Я в порядке!

+3

14

Его родственников зачастую спасал слепой случай. Вот и сейчас вильнувший пятнистыми серыми бёдрами незнакомец напрочь отрезал нахальную Черничинку от тяжёлой лапы Крестовничка, сверкнув на обоих котят своими бледными глазами. Малыш распушился, прилипая ближе к железным прутьям клетки и готовясь защитить маму от враждебного кота, но тот без всяких церемоний обратился к Каштанке, представляясь.
- ТЫ СЕРЕБРО ЗВЁЗД? - у некоторых челюсти от удивления падают, а у некоторых трёхцветных особ прорезается басистый мяв. Сузив глаза, Крестовничек изучил от ушей до хвоста предводителя Речного племени, который в детстве был почему-то совсем другим. Особенно в размерах.
«Это что, правда Серебро Звёзд?» - котёнок поднялся на лапы, беспокойно глядя на Каштанку, выдохнувшую это же имя. Помощь от него она почему-то приняла как должное, действуя в соответствии с розданными указаниями, а вот Крестовничка гнала прочь. «Как обычно».
Дёргая хвостом, трёхцветный одновременно с отцом зарычал, когда услышал металлический треск и вспомнил, как сам только что расшиб нос при таком приземлении. Ей же больно, о чём думает этот Серебро Звёзд? Нет, Крестовничек всё больше убеждался в том, что это не тот предводитель, которого он ещё смутно помнил из далёкого-далёкого детства.
Спрыгнув вниз, трёхцветный пробился поближе к Каштанке, желая помочь ей подняться и проверить, всё ли с ней в порядке, когда сверху на него что-то упало, неприятно поджимая уши и скользя по морде. Шипя, Крестовничек старался продырявить когтями сетку, мешавшую ему двигаться, но лишь больше запутался в непонятных нитках, и чуть не свернул когти, извиваясь в попытке выбраться. Ещё какая-то кошка закричала, вертясь под сеткой рядом с ним, но смысл ему теперь в её предостережениях? Уже слишком поздно.
Рвануть подальше, спасаясь от загребущих безволосых двуногих, Крестовничек не смог, стреноженный хитроумными путами по всем когтям, лапам и хвостам. Его снова запихнули в неуютную и маленькую клетку, однако из неё обзор был получше. По крайней мере, к ожившей кучке пятнистого меха можно было обратиться напрямую и увидеть хотя бы часть его реакции, не загороженной пушистым и крупным Лютоволком.
- Это ты во всём виноват, - Крестовничек протиснул нос между прутьев, - мы уже практически сбежали, мы спаслись! Самозванец! – обозвал предводителя трёхцветный, недовольно пытаясь разглядеть, что он там делает в клетке напротив.

+5

15

Пульс отстукивал в ушах уверенный, ровный, тяжелый ритм.
Сейчас. Сейчас. Давай.
Кот с неприкрытой жадностью, с которой смотрел только на гибкую спинку Каштанки в особые минуты, созерцал неподвижное тело своего главного врага, пятнистого посмешища, из-за которого Речное племя стало слабым и беспомощным, превратилось в стайку слабаков и лицемеров.
Лютоволк никогда не простит им того, что они бросили Каштанку. Хуже: они бросили своих котят, беспомощных и беззащитных, и, предки свидетели, будь в одиночках чуть больше злости или жестокости, молодняк был бы перебит в первый же день.
Об этом ты думал, Серебро... да какой там, ты все еще тот Серебряк.
Где-то там раздавался голос Каштанки, и даже сквозь гул в ушах Лютоволк знал, о чем она попросит. И уж точно не знал, сможет ли её послушать: бывший соплеменник лежал здесь, как слепой котенок, и лучшего момента просто не предвидится.
Карпозуб бы не раздумывал. Он свое дело сделал, но отчего-то Речному племени легче не стало.
Да, серый признавал свою ошибку: ему нужно было идти к власти законным путем. Хотя бы сделать видимость того, что он - добросовестный, порядочный глашатай, сильный лидер, которому суждено править. Он сделал бы глашатаем Гризли, и в племени царил бы порядок и строгое подчинение закону.
Речное племя зауважали бы вновь.
- Ты тоже умер?
Голос пятнистого прозвучал слишком неожиданно, и Лютоволк метнулся к нему, приставляя к горлу когтистую лапу. Придушивая самца, серый колебался и мешкал, натянув скалистую гримасу.
Когда потерял племя - да, возможно.
Абсурд, но Лютоволк был абсолютным племенным котом, впитав жизнь такого уклада с молоком матери. Он метался и не мог найти свое место, оказавшись за пределами Речных земель.
- Мне нужна всего секунда... всего пара мгновений... - как умалишенный, бормотал Лютоволк, не теряя во взгляде ясность. Где-то там кричал его котенок, узнав Серебро Звезд, выливая на него свой праведный гнев, и если в Серебряке осталась хоть капля порядочности, он осознает, как мерзко поступил по отношению к Каштанке и котятам.
Скривившись так, словно увидев перед собой труп карася в опарышах, изгнанник надавил на горло самца и отпрянул, ударившись плечом о стену клетки. Хвост хлестал из стороны в сторону, и Лютоволк боролся с порывом вцепиться Серебру Звезд в горло.
- Думаю, надо ждать действий двуногих, и попытаться выскользнуть, когда те откроют клетки. Или снова расшатать клетку, но есть риск, что во второй раз они решат просто избавиться от шумной проблемы.
- Ты - моя проблема! - взревел Лютоволк, с силой толкая Серебро Звезд так, чтобы тот, ослабевший, снова рухнул наземь. Вцепившись в загривок самца, изгнанник от души его встряс, рыча глубоко и гортанно.
- Что стало с племенем, когда ты стал у власти? Как ты посмел не вернуться за ней? - вне себя от ярости, рычал серый, будто совершенно забыв о двуногих и о том, что слишком "шумная проблема" будет их раздражать: глаза наливались кровью, когда он видел это пятнистое недоразумение с даром девяти жизней, и кот искренне не понимал, как предки это допустили.
- Где ты слонялся с речными? На помойках двуногих? Может, половина из них уже ушли в домашние киски, лишь бы не ходить под твоим началом? Неужели тебе самому не мерзко, в какое болото ты затащил свое племя? Ты должен был защищать их, падаль!

+6

16

- Не ори как бешенная сова - поморщился Серебро Звёзд, когда Лютоволк с громким криком кинулся на него. Он ожидал нападения - оно было вполне в духе серого изгнанника, но противиться особо не мог. Гудение в голове утихло, а вот слабось в лапах никуда не ушла.
Неужели тебе самому не мерзко, в какое болото ты затащил свое племя? - бесновался бывший речной.
- Ты сошел с ума, Лютоволк. - глухо выдохнул предводитель, исподлобья смотря на возвышавшегося над ним изганника. Шея и спина болели после встряски, не давая подняться на лапы.
- Впрочем, после того, что ты сделал, у любого поедет крыша. Вина сжирает тебя изнутри, словно страшная зараза, но что-либо поменять уже слишком поздно, не так ли, друг? Ты пытаешься переложить вину на кого-то еще. Ненавидеть другого гораздо легче, чем самого себя. - пятнистый хрипло засмеялся, но смех быстро перешел в кашель.
- Но раз ты потерял память, я, так и быть, освежу её - сплевывая перемешанную с кровью слюну, продолжил зеленоглазый. - Снала ты и твои друзья убили предводителя, чтобы получить призрачную, добытую нечестным путем власть. Мы сохранили вам жизнь, позволили бежать, ведь вы были нашей семьей... Но этого было мало, не правда ли? Вы вернулись вновь, убили треть племени, когда другая треть умерла от ран и болезней. Вы убивали даже едва покинувших детскую оруженосцев. И ради чего, Лютоволк? Разве это заполнило твою пустоту? - боль стала мягче, и Серебро поднялся на лапы, разминая затёкшую шею. Силы постепенно возвращались к нему, но он не собирался противится натиску Лютоволка - пусть думает, что он сильнее. Пусть давит.
Ты должен был защищать их, падаль!
- Падаль - это то, что осталось от твоей души. Я сделал все, что мог, чтобы оберегать оставшихся в живых. И мы выжили, Лютоволк, выжили и окрепли. Ты уже проиграл - даже твои приспешники покинули тебя и присоединились к племенам. Впрочем, проиграл ты еще раньше - в тот день, когда отрёкся от своего племени и воинского закона. - неторопливо отвечал речной, внимательно разглядывая стены клетки. Раз Лютоволк отказывался думать о спасении, подумает он сам.
- Думаешь, ты умнее Звездного племени, предатель? Ты получил власть, убивая и лишая дома, мне же дали её предки. Убив меня, ты ничего не поменяешь, разве что сделаешь хуже сам себе - двуногие увидят мой труп, решат, что ты бешеный, и прикончат тебя вслед. Впрочем, одно хорошо - мы больше никогда не встретимся. Из темного леса нет дороги к звёздам. - Серебро Звёзд сощурился, и жалость мелькнула в его взгляде.

Отредактировано Серебро Звёзд (2018-08-10 16:55:36)

+10

17

Все слова речного лидера сливались в сплошной белый шум. Лютоволк реагировал то смешком, то порыкиванием, и в конце-концов он не сдержался, прерывая бывшего соплеменника презрительной гримасой:
- Сколько слов, Серебряк! Какая заготовленная речь. Наверное, ты думал о том, что будешь говорить, победив банду? А речь на случай своей ошибки ты спланировал? А ей, - серый здоровяк кивнул куда-то в сторону клетки с Каштанкой, - ты речь продумал?
- Да если бы я не защищал её, и не прикрывал твой молодняк, ими бы полакомились не раз и не два. Но ты здесь, со своей праведной речью и такими же - как ты сказал? - гнилыми поступками, нет? Котята лунами жили среди нас, и мы даже вбивали им воинский закон, один пункт которого они так и не поняли: почему их бросили?
Немигающий холодный взгляд оценивал спокойного речного лидера, и внутри все поднималось против него и его слов.
- Банда перестала быть мне интересна. Я ошибся лишь в том, что не смог сделать их племенем, и скучаю по сильному речному племени, какое оно было во времена моей юности, - наконец признал серый изгнанник, изливая врагу душу с кривой усмешкой. Проведя когтями по стенке клетки, Лютоволк поиграл "пальчиками", пряча когти в подушечке.
- Снала ты и твои друзья убили предводителя, чтобы получить призрачную, добытую нечестным путем власть.
- Нам не нужна-а-а-а была власть, - устало, словно объясняя котенку, протянул Лютоволк, скаля белесые клыки.
- Ты так ничего и не понял? Ослеп и не видел, насколько слабо было наше племя по сравнению с остальными? Да мог бы я выбирать, я бы скорее Гризли поставил в лидеры, чем этого слабака, Бурозвезда. И мне начхать, насколько мудры предки в твоем понимании: тем не менее, они допустили ваше изгнание, а значит в чем-то мы их превзошли.
- И я никогда, - глаза изгнанника потемнели, и он угрожающе направился чуть ближе к Серебру Звезд, - никогда не отрекался ни от закона, ни от племени. И не тебе, Серебряк, судить о моих поступках. Именно они привели тебя к твоей мнимой власти, - глухой гортанный рык снова зарождался в горле, пока Лютоволк медленно пригибал голову.
- Мне никогда не была нужна власть в тех жалких остатках, что ты называешь Речным племенем. И ты не сможешь вернуть его к величию, никогда, дружище. Ты потерял их, - он кивнул носом на молодняк, который вырастет, зная, что когда-то их драгоценное племя сбежало, поджав хвосты и забыв о своем будущем.
Разве можно было запереть двух ненавидящих друг друга котов в клетке и не рассчитывать на драку? Разве мог Лютоволк, видя перед собой кота, который являл себя лидером племени и который бросил самых его беззащитных членов, остаться равнодушным и побороть в себе желание вцепиться ему в глотку?
Разве Лютоволк был хуже в своем желании вернуть племени силу, чем Серебро Звезд, который даже не попытался за несколько лун вернуться за королевой и котятами, причислив их, видимо, к погибшим?
Разве в этой истории именно Лютоволк - лицемерное чудовище?
- Они не простят тебя, - короткая усмешка как приговор.
Крестовничек кричал Серебру Звезд, подтверждая слова отца.
- И племя твое тебе никогда верить не станет. Видимо, мне нужно было содрать с тебя шкуру, чтобы показать им истинное лицо их драгоценного, добросердечного лидера, - притворно-слащаво на последних словах мяукнул Лютоволк, с силой отталкивая плечом бывшего соплеменника.
- И если я захочу, - добавил он, стоя спиной к своему врагу (высшая форма пренебрежения) и пытаясь когтями продрать то ли прутья, то ли замки, - я вернусь в Речное племя. Или как завоеватель, или как по праву в нем рожденный.

Отредактировано Лютоволк (2018-08-10 17:07:07)

+9

18

- Ты так ничего и не понял? Ослеп и не видел, насколько слабо было наше племя по сравнению с остальными?
- Хватит. Лгать. - холодно отрезал пятнистый. Он смотрел на Лютоволка, будто на невоспитанного котенка, которому хоть кто-то должен был обьяснить принципы морали.
- Ты лжец, Лютоволк, жалкий, глупый лжец. Речное племя не было слабым в правление Бурозвезда, ты вбил себе это в свою маленькую голову, чтобы успокоить кричащую совесть. Карпозуб просто устал ждать, а ты последовал за ним, потому что был слаб и жаден. Ты спятил, поверив в собственную историю, лишь бы не признать, что сделал тогда неправильный выбор.
- И я никогда, никогда не отрекался ни от закона, ни от племени. - приближаясь, проговорил Лютоволк, и Серебро фыркнул ему прямо в лицо : да ты и впрямь рехнулся, приятель. На твоих лапах кровь соплеменников, а ты считаешь, что ты не предавал племя?
Он видел настоящую, неподдельную злость и обиду в глазах врага. Каков герой! Перебил пол племени, но спас жизнь родным детям. Ну, Огнезвёзд во плоти, ни дать ни взять.
- А разговор о том, почему мы не могли вернуться раньше, состоится между Каштанкой и мной. Перед тобой я оправдываться не буду. - огрызнулся кот.
Теперь речной четко видел, кто стоит перед ним. Если раньше Серебро Звёзд думал, что Лютоволк затеял битву из-за простой мести, теперь он понял, что ошибался. Бывший соплеменник потерял разум, охваченный абсурдной идеей, лживыми историями из прошлого, которых никогда не было. Теперь серый изгнанник был не просто зол и жесток, как раньше, но ещё и безумен.
- Я вернусь в Речное племя. Или как завоеватель, или как по праву в нем рожденный.
Предводитель покачал головой, пристально глядя в глаза противнику, окончательно убеждаясь, что странные идеи свели того с ума.
- Моё племя ненавидит тебя, Лютоволк. Сунься к ним, и первый же воин перегрызёт тебе глотку. - отозвался лидер. В его голосе не было ни злобы, ни раздражения - в отличае от собеседника, Серебро оставался относительно спокоен.
- Ты мечешься как обиженный котёнок, которому родители дают меньше любви, чем его брату. В этой истории ты - зло, и нет тебе оправдания. И знаешь, что самое забавное? Ты и сам это прекрасно понимаешь - пятнистый закрыл глаза, шумно выдыхая через нос. - Но ты слишком глубоко погряз в дерьме, чтобы это признать

Отредактировано Серебро Звёзд (2018-08-10 21:43:39)

+5

19


Люди не сидят на месте и настроены решительно. Несколько Двуногих подходят к клеткам и, поочередно открывая их, надевают на котов ошейники-хомуты с порядковыми номерами. Многие из котов сопротивляются, но Двуногие не уступают — на их руках толстые кожаные перчатки, которые непременно защитят от укусов и царапин. Что будет дальше — известно лишь людям. После надевания ошейников, у котов есть всего лишь пара секунд чтобы принять решение и попробовать сбежать.


Все кидают дайс на побег. 1-5 — вы сбежали. С одним огромным "но". На вас надет ошейник и проведены процедуры: вакцина от бешенства, капли от блох на холку и таблетка от гельминтов. 6-10 — вырвался и убежал, избегая процедур.


...А тем временем нпс-одиночки, оказавшиеся в клетках Двуногих, переживают куда более неприятные времена. Руж, Кокос, Эбон и несколько одиночек вынуждены оставаться в своих клетках. Кажется, Двуногие заметили их ослабленный и болезненный вид. Коты перемещаются в трейлер, который совсем скоро отправится так далеко, что дальше только Место-Где-Тонет-Солнце.  "Я слышал что-то о кастрации... Наверное, это дивное блюдо от Двуногих." Как же ты наивен, бедолага-одиночка, как наивен...

+

http://sh.uploads.ru/I5GrM.jpg

+2

20

В пятнистом самозванце Лютоволка раздражало все до самой последней шерстинки, но что убивало еще больше - его пресвятая самоуверенность. Похоже, в некий момент серый изгнанник оказался достаточно взрослым, чтобы отвернуться от Серебряка и одернуть себя от самодура с мыслью о том, что у каждого, все-таки, своя правда.
А на него смотрит Каштанка.
Серый верил: на него. Не на Серебро Звезд, её великолепного спасителя, её губителя и незваного лидера, а на него, на Лютоволка.
- Ты спятил, поверив в собственную историю, лишь бы не признать, что сделал тогда неправильный выбор.
Неуклюже ломая когти о стальные прутья, серый лишь предупреждающе рыкнул на предводителя Речного племени, словно на котенка, который нарывался под горячую лапу. Удивительным был тот факт, что за все их совместное пребывание в клетке Лютоволк лишь единожды врезал недопредводителю, концентрируясь на освобождении и великолепных голубых глазах, взирающих на них из чужой клетки
Он не мог тебя вызволить, но ты создана быть свободной.
Моей.

- Моё племя ненавидит тебя, Лютоволк. [...] Но ты слишком глубоко погряз в дерьме, чтобы это признать.
- О, вот прямо сейчас я действительно по уши в дерьме, красавица моя, - обернувшись к пятнистому, саркастично добавил серый здоровяк, завидев приближающегося к ним двуногого.
- И твоя пестрая шкурка делает это дерьмицо еще более мерзким, - пробормотал Лютоволк, не сводя взгляда с приближающегося двуногого. Тот был одет в несколько шкур, и серый боялся упустить момент, когда тот откроет их клетку. Он уже тянет свои мерзкие лапы и...
... нет, не удалось. Кот взвыл, распушился и подался вперед, но что Лютоволк, что Серебро Звезд - оба оказались в лапах чудища. Как бы ни извивался изгнанник, кожаный ублюдок не отпускал, вонзал свои когти, причинял боль и ни капли не обращал внимания на рев униженного изгнанника.
Но светло-розовый ошейник, красующийся на оказавшейся тонкой под комом шерсти шее, был венцом всего унизительного, что происходило с Лютоволком за всю его звездоцапову жизнь.
Успокаивало лишь, что такой же розовый ошейник нацепили и всевластному, венценосному лидеру Речного племени с девятью жизнями под хвостом. Розовый и не менее унизительный.
А потом... все. Лютоволк видел, как бандовцев забирали одного за другим, и жаль было тех, кто попадал в брюхо чудищам двуногих: он мельком успел увидеть Руж, Кокоса, Виверну, Эбона и многих других, которым повезло не так.
Потому что спустя все эти унизительные процедуры, его отпустили, и он юркнул в ближайшие кусты, во все глаза глядя за своими: Каштанкой и котятами, разумеется.
И он ни шагу не ступит, дожидаясь их.

+7


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » лагерь двуногих