cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » эпизоды » there is no enemy


there is no enemy

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sh.uploads.ru/hagx7.png

Орех и Катсуродник, около луны назад


Обессилевший от изнурительной заразы одиночка с трудом добрался до воды, волоча больную лапу. Сколько ему осталось?


Отредактировано Катсу (2018-07-09 03:17:15)

0

2

Воды. Лишь бы добраться до воды. Больше ничего не надо. Потом придумаем что-нибудь. Лягу спать где-нибудь, может, завтра полегче будет. Сколько дней он уже так бродит в беспамятстве? Пять, десять? Не может же быть кошачий организм настолько слабым, что не способен справиться с обычной царапиной. Такого не бывает. Поджав распухшую, лениво сочащуюся гноем лапу, бродяга, покачиваясь, ковылял по мокрой траве. Периодически приходилось слизывать налипающую грязь и набирающуюся изнутри раны жижу из липкого, густого экссудата отвратительного темно-желтого цвета с прожилками крови и лимфы. Сколько там еще это мерзости? Все лезет и лезет. Никакая трава не берет. Что же это такое, мне ведь все хуже и хуже? - были бы силы, и был бы он кошкой, - заплакал бы, запищал, наверное, от отчаяния, как брошенный матерью котёнок. Так хотелось просто лечь где-нибудь, спрятаться от глаз стервятников, чтобы никто не видел этого постыдства, и уткнуться носом в собственную шкуру, ждать спасения. Может, случилось бы какое-нибудь чудо, и пришла бы вдруг чудесная кошка, схватила бы его за шкирку, заботливо положила бы к себе на живот и промыла бы его рану своей лечебной слюной. Но матери уже давно не было, и быть не могло.
Катсу было страшно, и еще страшнее было это признавать. Он уже привык к боли и замечал ее лишь тогда, когда шипастая трава задевала поджатую лапу, точнее, нечто, отдалённо её напоминавшее. Теперь это был бесполезный, болящий кусок мяса, раздувшаяся тухлая сосиска, которую коту приходилось постоянно держать над землей, чтобы случайно не опуститься на нее при ходьбе.
Нельзя раскисать. Слезами делу не поможешь. Ну-ка давай спустимся вниз, там, кажется, родник плещется. Горячий солёный пот стекал со лба, попадая в глаза и в пасть, задевая язык. Худое лохматое тельце бродяги лихорадочно тряслось от жара, а земля под лапами ощущалась такой холодной и промозглой. Глаза болели, будто от яркого света, несмотря на то, что царила полная тьма. Катсу попытался спуститься к роднику, не навернувшись при этом вниз головой на камни. Объекты казались такими расплывчатыми, словно они избегали его лап, то и дело ему мерещилось, что земля уходит из под них.
Одиночка осторожно спускался все ниже и ниже, аккуратно переставляя трясущиеся лапы и поджимая больную, пока, наконец, не наступил в жижу из воды и грязи, служившую краем речонки. Опустив морду, серый стал жадно лакать, чуть ли не захлебываясь, родниковый поток. Оххх. Нельзя и передать, каким же приятным холодом разошлась эта вода в пасти одиночки, смывая накопившуюся пыль, соль и грязь.
Земля под ногами была неустойчивой, и лапы кота начали проваливаться глубже в грязь. Он инстинктивно переступил с лапы на лапу, избегая затягивания, но, видимо, его конечности провалились уже слишком глубоко, поэтому они так и остались в грязевых лунках, а вот сам Катсу повалился на бок, прямо в расступавшуюся перед ним жижу, испещренную редким зеленым мхом.
Он вдруг не на шутку испугался, что его засосет, и начал лихорадочно дрыгаться на месте, хватаясь за первое, что попадется под коготь. Кое-как Катсу смог дотянуться до острого камня посреди потока воды и резко потянулся, вытягивая себя из опасной трясины. С громким, смачным всплеском одиночка свалился брюхом прямо на камни, лапы его раскинуло в стороны в неправильных сгибах. Ручеек неустанно журчал, обмывая морду и тело лежащего кота, заливаясь в ноздри и пасть.
Он громко мявкнул от боли при попытке подняться и закашлялся от залившейся в дыхательные пути воды. - Черт, да за что мне это все! - плаксиво крикнул он от злости и отчаяния, весь в грязи, промокший с ног до головы, теперь обзаведшийся и ушибами. Болезная лапа так же попала в воду и грязь, и прежде подутихшая боль вновь разлилась по всей кисти, доходя до локтя.
Наконец, удержав равновесие, кот смог выползти на твердую поверхность, отковылял под ближайшее дерево и, тяжело дыша, уместился в углубление из корней. Отряхнувшись, одиночка начал кое-как вылизываться, чтобы, по крайней мере, не умереть от переохлаждения.
Никогда еще умывание не было таким тяжелым. Впрочем, он его и не закончил, обессиленно откинувшись к стволу дерева, Катсу задремал. Даже не то, что задремал, а просто лежал с закрытыми глазами - ноздри его широко раздувались от неравномерного гортанного дыхания, которое издавало соответствующий хрипло-завывающий звук. Перед глазами мерцали расплывчатые молнии и яркие вспышки.

Отредактировано Катсу (2018-07-11 00:54:10)

+1

3

После очередного собрания целителей у Лунного озера к дому Орех шел молча. Непривычно, когда под боком нет крапчатой подруги. И весьма больно осознавать, почему. Для юного целителя это была первая встречас целителями без Каракурт. Пришлось тяжело и слезливо,когда он рассказывал о причинах отсутствия наставницы. Увы, жизнь воителей была полна опасностей и ножиданностей, и Каракурт эти опасности стороной не обошли. На душе все еще было тяжко, поэтому Орех хотел как можно скорее вернуться в родные стены лагеря и сраз же отоспаться. Завтрашний день предвещал много дел, так как сейчас племя как никогда прежде нуждалось в целителе. Кто-то подхватывал болезнь, у кого-то на слякоти оапы разъезжались и появлялись гематомы. Всякое случалось. Только вот смеррть в эти планы никак не входила. Сглотнув скопившуюся слюну, Орех осторожно перескочил через образовавшуюся возле родника лужу и внимательно огляделся. На чужих территориях он чувствовал себя загнанной мышкой. Стараясь пройти это  участок как можно скорее, юныйцелитель услышал громкий всплеск,который и заставил его резко остановиться и навострить уши.
Нужно быстрее уходить! — стучали мысли в голове. Черно-белому стало не по себе. Ладно еще птицы, жучки,но представители покрупнее могли служить немалой такой опасностью.
Орех торопливо побежал в сторон Грозового лагеря. И все было бы хорошо, если бы целитель не услыжал натужное дыхание, а в воздухе не завис кошачий запах. Это заставило кота остановиться и подумать хорошенько над сложившецся ситуацией. С одной стороны, очень не хотелось стать чьим-то ужином, а с другой... что если кому-то нужна помощь, а он просто пройдет мимо? Так нельзя. Взяв волю в лапку, черно-белый медленно направился к источнику шума. Вспоминая все уроки по маскировке, он двигался медленно, неторопливо перекидывая вес с одной лапы на другую и стараясь оботи все хрустяще-громоздкие предметы. Наконец перед ним застыл образ. Некий кот вымоченный озерной водой, пытающийся вылизать мокрую шкуру. В нос ударил запах гнили. Не выходя из кустов, Орех затаился, но все же осторожно промямлил:
— Ты кто? Если тебе нужна помощь, пообещай, что не тронешь, — сразу же предупредил незнакомца Орех,параллельно пытаясь понять откуда он и какова его цель пребывания на столь далеких территориях.

0

4

Звук собственного дыхания заполнял все вокруг, даже шелест листьев и травы не было слышно.  Сердце кота гулко и настойчиво колотилось в груди, будто пытаясь выпрыгнуть наружу. Он, наверное, подремал несколько минут, так как луна уже успела высунуться из-за веток раскидистого дуба. Что-то заставило его приоткрыть глаза - интуитивное, подсознательное. Катсу приподнял свое затёкшее, влажное тело - шерсть торчала в разные стороны острыми клочками; он отодвинулся ближе к стволу дерева, упёрся затылком в поеденную жуками кору. Нехотя он поднял свою раздувшуюся лапу, и, совершив над собой усилие, развернул пораженной стороной к себе. Зрелище настолько отвратительное, что пришлось даже сдержать позыв тошноты. Тяжело осознавать, что эта гниль - часть тебя. Особенно, такому молодому, не испещренному боевыми шрамами коту. Максимум, что он видел - обычные раны и царапины, которые или сразу приводили к смерти, или и заживали. Но эта дрянь была в нём, выдавливалась из под кожи, будто внутри ей было уже тесно, поражала ещё здоровые ткани. Катсу дико хотелось придавить свою лапу чем нибудь тяжёлым, расцарапать ее, порезать чему-нибудь, только лишь чтобы избавиться от того, что жило в ней.
‌Он с отвращением вытер подтекшую жижу об мокрую траву, и начал терпеливо вылизывать рану шершавым языком. Где-то в стороне послышались шорохи травы, настолько тихие, что Катсу не придал им значения, и продолжил свое дело.  Через некоторое время, когда кот уже забыл про них, зашуршало ещё громче. Кот застыл, вжимаясь между корней дерева, осторожно поднял морду в направлении шума. Похоже, кто-то заметил его, учуял запах его больной крови и решил поживиться лёгкой добычей. Катсу почти не дышал, только таращился в заросли травы. Вот бы сердце билось потише! В этот момент он подумал о путях отступления, но ни один из них не сообщался с его нерабочей конечностью. Так что оставалась только молиться звёздному, лунному и ещё черти какому племени, чтобы хищник прошел мимо.  В этот момент послышался тихий кошачий голос. Ты кто? Если тебе нужна помощь, пообещай, что не тронешь, - Катсу вздрогнул, уставившись в густую тьму. Напряжённо всматриваясь, ища хозяина голоса, он смог разглядеть в ней два бледно горящих кошачьих ока. Голос звучал не агрессивно, а скорее боязливо. И кто может бояться его в его-то состоянии? Сейчас кота победила бы даже крыса. Впрочем, при взгляде со стороны с ним действительно было почти все в порядке. Мощное, поджарое тело, не считая одной лапы, все еще говорило о том, что его хозяин в состоянии постоять за себя. Острые когти и клыки все ещё были при нем. Катсу не хотелось говорить, как будто боясь выдать себя, но, так как его уже заметили, другого пути не было. - Кто это? - осторожно мяукнул он, совсем не моргая, таращась на два блеклых кружочка, будто боясь их потерять из виду.  Собственный запах перебивал другие, и кот не мог идентифицировать незнакомца.  Одиночка попытался подняться, чтобы подойти поближе, но лапы его не слушались, и пришлось опять опереться на дерево. С дрожью в груди он вдохнул побольше воздуха, чтобы его было слышно. - Я-я тебя не трону! - глаза вдруг потухли, и одиночка напугался, что этот кто-то, кем бы он ни был, решит бросить его из соображений безопасности. Любой бы просто обошел его стороной, не рискуя собой и своим здоровьем, он бы понял это. Зараза всегда вызывает страх и отторжение в глазах других. Только своим близким они готовы помогать, только тем, кто дорог им. Помогать, несмотря на заразу и вонь. Катсу к этой касте не принадлежал, более того, он был враждебной целью для них, сам не скрывал этого и был настроен равнозначно. Сейчас отчаяние вынуждало его вести себя необычайно податливо и мягко, не смотря на то, что в обычные времена он был не прочь встряхнуть надменным племенным котишкам мозги. Он был готов на многое, лишь бы только вернуть все так,  как было луну назад. - Эй? Клянусь, не трону! - , с хрупкой надеждой выдавил кот, стараясь говорить громче, но слова все равно получались надрывными,  полушипящими. Из-за этого его заверения звучали не слишком правдоподобно, хотя сейчас он был куда более искренним, чем когда-либо прежде. Только не уходи. И с чего это он так цепляется за случайно проходящего мимо котишку? К нему вдруг пришла в голову мысль, что этот чужак, возможно, по ошибке принял его за своего, но когда подойдёт поближе и увидит, что он незнакомый одиночка - сбежит. По крайней мере, это было куда логичней, чем то, что прежде первым пришло в голову. Одиночка для себярешил, что если тот, подойдя достаточно близко, поняв, что помогать здесь некому,  вдруг попытается сбежать, ему хватит сил по крайней мере вцепиться в него здесь, ослабить, попытаться заставить его помочь себе. Сам Катсу едва ли верил в этот план, но что только мозг не придумает, чтобы успокоить себя. Он сухо облизнулся, поморщившись от соли вновь выступавшего пота.

Отредактировано Катсу (2018-07-22 18:44:15)

0


Вы здесь » cw. дорога домой » эпизоды » there is no enemy