РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Ваш актив радует нас не по дням, а по часам - и голосование в июне получилось не менее жарким, чем погодка за окном. Спасибо за ваши голоса!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
Покоритель сердец, обладатель статуса самого ярого драчуна, обаяшка - Бурелом. Не стесняйтесь, выпытывайте самое сокровенное!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » эпизоды » there is no enemy


there is no enemy

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://sh.uploads.ru/hagx7.png

Орех и Катсуродник, около луны назад


Обессилевший от изнурительной заразы одиночка с трудом добрался до воды, волоча больную лапу. Сколько ему осталось?


Отредактировано Катсу (2018-07-09 03:17:15)

0

2

Воды. Лишь бы добраться до воды. Больше ничего не надо. Потом придумаем что-нибудь. Лягу спать где-нибудь, может, завтра полегче будет. Сколько дней он уже так бродит в беспамятстве? Пять, десять? Не может же быть кошачий организм настолько слабым, что не способен справиться с обычной царапиной. Такого не бывает. Поджав распухшую, лениво сочащуюся гноем лапу, бродяга, покачиваясь, ковылял по мокрой траве. Периодически приходилось слизывать налипающую грязь и набирающуюся изнутри раны жижу из липкого, густого экссудата отвратительного темно-желтого цвета с прожилками крови и лимфы. Сколько там еще это мерзости? Все лезет и лезет. Никакая трава не берет. Что же это такое, мне ведь все хуже и хуже? - были бы силы, и был бы он кошкой, - заплакал бы, запищал, наверное, от отчаяния, как брошенный матерью котёнок. Так хотелось просто лечь где-нибудь, спрятаться от глаз стервятников, чтобы никто не видел этого постыдства, и уткнуться носом в собственную шкуру, ждать спасения. Может, случилось бы какое-нибудь чудо, и пришла бы вдруг чудесная кошка, схватила бы его за шкирку, заботливо положила бы к себе на живот и промыла бы его рану своей лечебной слюной. Но матери уже давно не было, и быть не могло.
Катсу было страшно, и еще страшнее было это признавать. Он уже привык к боли и замечал ее лишь тогда, когда шипастая трава задевала поджатую лапу, точнее, нечто, отдалённо её напоминавшее. Теперь это был бесполезный, болящий кусок мяса, раздувшаяся тухлая сосиска, которую коту приходилось постоянно держать над землей, чтобы случайно не опуститься на нее при ходьбе.
Нельзя раскисать. Слезами делу не поможешь. Ну-ка давай спустимся вниз, там, кажется, родник плещется. Горячий солёный пот стекал со лба, попадая в глаза и в пасть, задевая язык. Худое лохматое тельце бродяги лихорадочно тряслось от жара, а земля под лапами ощущалась такой холодной и промозглой. Глаза болели, будто от яркого света, несмотря на то, что царила полная тьма. Катсу попытался спуститься к роднику, не навернувшись при этом вниз головой на камни. Объекты казались такими расплывчатыми, словно они избегали его лап, то и дело ему мерещилось, что земля уходит из под них.
Одиночка осторожно спускался все ниже и ниже, аккуратно переставляя трясущиеся лапы и поджимая больную, пока, наконец, не наступил в жижу из воды и грязи, служившую краем речонки. Опустив морду, серый стал жадно лакать, чуть ли не захлебываясь, родниковый поток. Оххх. Нельзя и передать, каким же приятным холодом разошлась эта вода в пасти одиночки, смывая накопившуюся пыль, соль и грязь.
Земля под ногами была неустойчивой, и лапы кота начали проваливаться глубже в грязь. Он инстинктивно переступил с лапы на лапу, избегая затягивания, но, видимо, его конечности провалились уже слишком глубоко, поэтому они так и остались в грязевых лунках, а вот сам Катсу повалился на бок, прямо в расступавшуюся перед ним жижу, испещренную редким зеленым мхом.
Он вдруг не на шутку испугался, что его засосет, и начал лихорадочно дрыгаться на месте, хватаясь за первое, что попадется под коготь. Кое-как Катсу смог дотянуться до острого камня посреди потока воды и резко потянулся, вытягивая себя из опасной трясины. С громким, смачным всплеском одиночка свалился брюхом прямо на камни, лапы его раскинуло в стороны в неправильных сгибах. Ручеек неустанно журчал, обмывая морду и тело лежащего кота, заливаясь в ноздри и пасть.
Он громко мявкнул от боли при попытке подняться и закашлялся от залившейся в дыхательные пути воды. - Черт, да за что мне это все! - плаксиво крикнул он от злости и отчаяния, весь в грязи, промокший с ног до головы, теперь обзаведшийся и ушибами. Болезная лапа так же попала в воду и грязь, и прежде подутихшая боль вновь разлилась по всей кисти, доходя до локтя.
Наконец, удержав равновесие, кот смог выползти на твердую поверхность, отковылял под ближайшее дерево и, тяжело дыша, уместился в углубление из корней. Отряхнувшись, одиночка начал кое-как вылизываться, чтобы, по крайней мере, не умереть от переохлаждения.
Никогда еще умывание не было таким тяжелым. Впрочем, он его и не закончил, обессиленно откинувшись к стволу дерева, Катсу задремал. Даже не то, что задремал, а просто лежал с закрытыми глазами - ноздри его широко раздувались от неравномерного гортанного дыхания, которое издавало соответствующий хрипло-завывающий звук. Перед глазами мерцали расплывчатые молнии и яркие вспышки.

Отредактировано Катсу (2018-07-11 00:54:10)

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » эпизоды » there is no enemy