cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
МОЛНИЯ
лучшая сестра
СВЕТОМУР и БЕРКУТ
броманс
СТРЕЛОЛИСТ
самые интересные посты
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +27, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » эпизоды » острый край


острый край

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://funkyimg.com/i/2GL13.jpg

Звездошейка и Чащобникгп неба, после ухода Дербника


тяжелые вести, тяжелый день. как его окончание - тяжелый разговор?


0

2

Несмотря на все еще кипящую внутри смесь чувств, уже оформленных, и просто острых эмоций, Чащобник чувствовал себя невыносимо уставшим от этого дня. И только осознание того, что ему сейчас далеко не хуже всего, а в сравнении со Звездошейкой - и вообще прекрасно - помогало держать прежнее выражение на морде и не расклеиваться на ходу. Как только его мысли дотянулись до предводительницы, черный, озираясь, забродил взглядом по поляне.
Какая-то поникшая, ушедшая в себя и задумчивая - оно и не удивительно - кошка оказалась на краю поляны, и соплеменники, словно чувствуя, не совались к ней. Оно и верно. Никто сейчас просто не имеет права трогать палевую после пережитого. Возвращение этого шелудивого одиночки, по ошибке Звезд подарившего жизнь котятам Звездошейки, стало слишком большим потрясением. Даже Чащобник, обычно глухой к чужим переживаниям, это понимал и ощущал, отчасти - почему-то - как и свою боль. Он объяснял это крайней неприязнью к серому коту и непониманием того, как он смог обнаглеть настолько, чтобы вернуться. О чем-то ином старался не думать.
Целитель встал и, не останавливаясь, уверенным шагом прошел до одинокой фигурки палевой. Сел не напротив, а чуть наискось, чтобы видеть ее глаза, но не мозолить их. Забавно, но даже в сравнении с предводительницей он казался мелким. Вот только ярости и жизни внутри этого скромного по размерам кота сейчас было больше, чем в ком бы то ни было.
- Ты славно провела это посвящение, Звездошейка. Лучше, чем когда-либо.
На самом деле кот имел в виду не только проведение посвящения, но и все, что говорила кошка перед лицом племени сегодня. Но к этому разговор подойдет сам и чуть позже, а сейчас стоит начать с мелочей. Он понимал, что лишний раз теребить больную рану не стоит, но. Но. Лучше, пока она не начала покрываться струпьями и корками, вычистить изнутри весь гной и ее очистить, даже через боль, чем потом резать заново, когда пошли осложнения. Это больно, но необходимо.
- Если Дербник посмеет вернуться или просто посетить наши территории - я буду первым, кто вонзит в него свои когти. Закон... Закон не потерпит этого.
Я не потерплю. И я не смогу убить его, переступив через Закон, но я бы хотел. Простите, предки, но я не могу отречься от этих мыслей, пусть они и неправедны.

+1

3

Невозможный день. Невозможный.
Шарахаясь от своих обязанностей последние несколько минут, потерянная и отчаявшаяся от собственной усталости палевая львица не нашла ничего лучше, кроме как скрыться в тени каменного карниза на окраине лагеря, провожая холодным, наконец-то неприкрытым, обиженным взглядом серебристого горца, который посмел нанести ей удар дважды.
Уйти, оставив на сносях переживать смерть собственных детей.
И явиться снова, заставив вспомнить все пережитое. И, самое главное, убитую, отравляемую изнутри любовь, которая превратилась в адскую тоску.
И уже неприкрытую ненависть.
Выдохнув рвано и болезненно в то мгновение, когда последние черты Дербника исчезли из поля зрения, Звездошейка резко отвернулась, ссутулившись в своем уединении. Чертовски больно, неправильно - какого звездоцапа он пришел сюда, явился, весь такой благородный и самостоятельный?
Вскинув голову, чтобы влага закатилась обратно в зеницы, палевая дернулась, боковым зрением заметив, как тень отделилась и пошевелилась.
Вздрогнув и шарахнувшись, Звездошейка сощурила влажные глаза на Чащобнике.
- Ты славно провела это посвящение, Звездошейка. Лучше, чем когда-либо.
Глухой голос целителя возвращал к реальности, заставляя медленно, по одной, накрывать разбередившиеся раны, оказавшиеся на поверхности. Она видела, как за сочувствием черного кота скрывается довольство, и понимала, что ее решение насчет Дербника - тот факт, который объединит их.
Если Чащобник не позволит себе лишнего.
- Если Дербник посмеет вернуться или просто посетить наши территории - я буду первым, кто вонзит в него свои когти. Закон... Закон не потерпит этого, - наконец дождавшись, когда накопившаяся в Чащобнике ненависть выйдет наружу, воплотится в такую фразу, Звездшейка задержала заслезившийся взгляд на морде целителя и коротко кивнула.
- Я знаю, Чащобник, - глухим, не своим голосом мяукнула палевая львица, подбираясь и присаживаясь обратно. Перед ним она не старалась держать спину, а потому сидела, ссутулившись, сгорбившись, как старуха. А толку прятаться перед ним? Чащобник видел, как страдала Звездошейка, когда исчез Дербник.
И как умирала, рожая его детей.
- Я не прощу его. И племя не простит. И видит Звездное племя, не быть ему больше воителем среди Небесных котов, - сокрушенно помотала головой палевая, говоря правильные, нужные вещи, но...
... но она не смогла. Зажмурилась и подавила рыдание, уткнувшись в плечо черного кота, чувствуя, как беззвучно трясется.
Разве есть хоть одна душа, что смогла бы вынести это без эмоций?

+1

4

Иногда про тех, кто страдает или переживает нечто едва, на грани выносимое, говорят, что их придавило невидимым грузом. Звездошейка была из тех, кто всегда нес огромный каменный массив на своих плечах: заботы о племени, мысли о каждом, кто находится под ее защитой и ответственностью, с недавних пор еще и забота о своем потомстве, пусть и остался лишь один из появившихся на свет малышей. Однако тот камушек, что на эту гору взвалило возвращение Дербника, оказался слишком тяжелым. Сгорбленная, будто придавленная к земле этой болью, кошка придвинулась к целителю и глухо проговорила:
- Я не прощу его. И племя не простит. И видит Звездное племя, не быть ему больше воителем среди Небесных котов.
Чащобник приоткрыл пасть, готовый горячо, порывисто поддержать эти слова, но так и не выдал ни слова: предводительница уткнулась в его плечо, и дрожь, сотрясавшая ее тело, передавалась коту так, словно это была и его боль тоже. Хотя почему "словно"? Разве он не понимал, что чувствует кошка, и разве не страдал за нее и вместе с ней, когда она носила котят под сердцем и когда погибала, расставаясь с ними? Ему тоже было больно, но то, что он испытывал, являлось лишь отголоском чувств палевой кошки.
Целитель склонил голову, прижавшись подбородком к макушке предводительницы, и осторожно потерся, не пытаясь успокоить, нет. Просто давая понять, что она не одна и может дать волю тому, что рвется изнутри. Сложно было найти хоть какие-то слова, все, что хотелось произнести, звучало как-то искусственно и пошло, и потому кот глухо выдохнул и принялся методично вылизывать уши палевой, не прерывая ее страданий. Эта боль, та, что острая и колет изнутри, скоро иссякнет, оставив после себя дыру. Но и та затянется. Не без страшных, уродливых шрамов - но затянется.
Внутри маленького темного кота что-то глухо заворчало, задергалось, но он подавил в себе желание разобраться с этим чувством. Непонятное ощущение-предостережение, которое Чащобник проигнорировал.
- Звездошейка, - спустя несколько минут негромко позвал он, чуть отстраняясь. - Тебе сейчас нужно отвлечься. Заняться делом - не заботами о племени, нет, а чем-то иным. Поохотиться для себя, просто пробежаться по территориям, облазить пару самых высоких деревьев... Знаю, как это глупо может прозвучать, но это всегда помогает - немного, но помогает.
Он с вопросом взглянул на предводительницу, готовый принять любой ответ, и готовый в любую минуту отправиться с ней, несмотря на то, что в палатке ждет заболевшая кошка. С ней остался ученик, и он справится, а сам Чащобник сейчас нужен здесь, при Звездошейке. Он ощущал эту помощь как свою прямую обязанность и не хотел уходить.

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » эпизоды » острый край