РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Наконец, стали известны имена активистов апреля. Спасибо всем за активные отыгрыши, за ваши голоса и участие!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
Под допросом бедолага-одиночка, попавший в эпицентр двух племен: Катсу. Просим любить, жаловать и выпытывать как следует!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » эпизоды » острый край


острый край

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://funkyimg.com/i/2GL13.jpg

Звездошейка и Чащобникгп неба, после ухода Дербника


тяжелые вести, тяжелый день. как его окончание - тяжелый разговор?


0

2

Несмотря на все еще кипящую внутри смесь чувств, уже оформленных, и просто острых эмоций, Чащобник чувствовал себя невыносимо уставшим от этого дня. И только осознание того, что ему сейчас далеко не хуже всего, а в сравнении со Звездошейкой - и вообще прекрасно - помогало держать прежнее выражение на морде и не расклеиваться на ходу. Как только его мысли дотянулись до предводительницы, черный, озираясь, забродил взглядом по поляне.
Какая-то поникшая, ушедшая в себя и задумчивая - оно и не удивительно - кошка оказалась на краю поляны, и соплеменники, словно чувствуя, не совались к ней. Оно и верно. Никто сейчас просто не имеет права трогать палевую после пережитого. Возвращение этого шелудивого одиночки, по ошибке Звезд подарившего жизнь котятам Звездошейки, стало слишком большим потрясением. Даже Чащобник, обычно глухой к чужим переживаниям, это понимал и ощущал, отчасти - почему-то - как и свою боль. Он объяснял это крайней неприязнью к серому коту и непониманием того, как он смог обнаглеть настолько, чтобы вернуться. О чем-то ином старался не думать.
Целитель встал и, не останавливаясь, уверенным шагом прошел до одинокой фигурки палевой. Сел не напротив, а чуть наискось, чтобы видеть ее глаза, но не мозолить их. Забавно, но даже в сравнении с предводительницей он казался мелким. Вот только ярости и жизни внутри этого скромного по размерам кота сейчас было больше, чем в ком бы то ни было.
- Ты славно провела это посвящение, Звездошейка. Лучше, чем когда-либо.
На самом деле кот имел в виду не только проведение посвящения, но и все, что говорила кошка перед лицом племени сегодня. Но к этому разговор подойдет сам и чуть позже, а сейчас стоит начать с мелочей. Он понимал, что лишний раз теребить больную рану не стоит, но. Но. Лучше, пока она не начала покрываться струпьями и корками, вычистить изнутри весь гной и ее очистить, даже через боль, чем потом резать заново, когда пошли осложнения. Это больно, но необходимо.
- Если Дербник посмеет вернуться или просто посетить наши территории - я буду первым, кто вонзит в него свои когти. Закон... Закон не потерпит этого.
Я не потерплю. И я не смогу убить его, переступив через Закон, но я бы хотел. Простите, предки, но я не могу отречься от этих мыслей, пусть они и неправедны.

+1

3

Невозможный день. Невозможный.
Шарахаясь от своих обязанностей последние несколько минут, потерянная и отчаявшаяся от собственной усталости палевая львица не нашла ничего лучше, кроме как скрыться в тени каменного карниза на окраине лагеря, провожая холодным, наконец-то неприкрытым, обиженным взглядом серебристого горца, который посмел нанести ей удар дважды.
Уйти, оставив на сносях переживать смерть собственных детей.
И явиться снова, заставив вспомнить все пережитое. И, самое главное, убитую, отравляемую изнутри любовь, которая превратилась в адскую тоску.
И уже неприкрытую ненависть.
Выдохнув рвано и болезненно в то мгновение, когда последние черты Дербника исчезли из поля зрения, Звездошейка резко отвернулась, ссутулившись в своем уединении. Чертовски больно, неправильно - какого звездоцапа он пришел сюда, явился, весь такой благородный и самостоятельный?
Вскинув голову, чтобы влага закатилась обратно в зеницы, палевая дернулась, боковым зрением заметив, как тень отделилась и пошевелилась.
Вздрогнув и шарахнувшись, Звездошейка сощурила влажные глаза на Чащобнике.
- Ты славно провела это посвящение, Звездошейка. Лучше, чем когда-либо.
Глухой голос целителя возвращал к реальности, заставляя медленно, по одной, накрывать разбередившиеся раны, оказавшиеся на поверхности. Она видела, как за сочувствием черного кота скрывается довольство, и понимала, что ее решение насчет Дербника - тот факт, который объединит их.
Если Чащобник не позволит себе лишнего.
- Если Дербник посмеет вернуться или просто посетить наши территории - я буду первым, кто вонзит в него свои когти. Закон... Закон не потерпит этого, - наконец дождавшись, когда накопившаяся в Чащобнике ненависть выйдет наружу, воплотится в такую фразу, Звездшейка задержала заслезившийся взгляд на морде целителя и коротко кивнула.
- Я знаю, Чащобник, - глухим, не своим голосом мяукнула палевая львица, подбираясь и присаживаясь обратно. Перед ним она не старалась держать спину, а потому сидела, ссутулившись, сгорбившись, как старуха. А толку прятаться перед ним? Чащобник видел, как страдала Звездошейка, когда исчез Дербник.
И как умирала, рожая его детей.
- Я не прощу его. И племя не простит. И видит Звездное племя, не быть ему больше воителем среди Небесных котов, - сокрушенно помотала головой палевая, говоря правильные, нужные вещи, но...
... но она не смогла. Зажмурилась и подавила рыдание, уткнувшись в плечо черного кота, чувствуя, как беззвучно трясется.
Разве есть хоть одна душа, что смогла бы вынести это без эмоций?

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » эпизоды » острый край