cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » эпизоды » trust me.


trust me.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s7.uploads.ru/WiFoj.gif

Виктим и Хельродник, некоторое время назад


Он разбит, но не сломлен. Лес, кажущийся для него столь просторным и легким, в мгновение преображается и играет новыми красками - чужими, инородными, забивающимися под кожу острыми тонкими иглами. Он снова выпускает из лап здравомыслие, захлёбывается свежим воздухом и теряет оставшиеся частички себя настоящего.
Он видит чьи-то до боли родные лапы.


+1

2

Лапы ведут его прочь от места поселения одиночек, по неизведанным ранее им самым, Жертвой, тропинкам. Он не хочет видеть перед собой ничего кроме тропы, игнорирует шум птиц и лишь недобро скалится, когда натыкается снова и снова на странные, неприятные ему запахи. Запахи леса, свободы... Котов-лесовиков? Виктим хмурится, отвергает и не принимает новшества; горбится, но продолжает идти вперед. Его желудок упрямо кричит о еде, но как охотиться на лесных существ, когда привык к жирным городским амбарным крысам? А здесь – железные, огромные, цепко хватающие за загривок, и разве что не катающие по всей земле. Здесь – суровые куцехвостые кошки, чьи движения в битве – не хаотичные взмахи лапами, такие, какими только и умеет сражаться Вик. Они точные, бьющие прямо в цель и срубающие противника наповал. Об этом кричит каждый шрам, оставленный за столь короткий промежуток жизни вне города. Шрамы жгутся, будто бы кусают кожу, и насмешливо напоминают о столкновении. И вроде бы коту весело – он живой – но в тоже время несоизмеримо грустно. Он не может так, как могут другие – не может уцепиться за чью-то длинную шерсть и прокатиться верхом, разрывая толстую оболочку лесовика, вкушая превосходство. Хотя бы раз.

Лапы ведут его глубоко в лес, подальше от чужих глаз, которые Жертва должен звать своими ради Ноголома и возвращения в город. Жертве тошно, и хочется прямо сейчас сорваться да рвануть назад, но нельзя – он дал слово. И даже больше себе, чем Ноголому. Буйный нрав разноглазого, бывает, творит чудеса, и, кто знает, если бы он не договорился с «отцом» о том, что останется чуть ли не до последнего, с первым проигранным боем ушел бы домой или остался здесь? Его бьет под дых подсознание, отчего Виктим начинает задыхаться, теряться в трех соснах. И мерзко кашлять.
«А куда назад?»
Воспоминания рисуют кучу небольших, но таких родных домиков, теплый взгляд матери. Затем, оно рисует выбитый позвоночник брата и оторванную голову второго, чей взгляд был больше укоряющим, чем испуганным. Призраки прошлого вновь следуют за разноглазым по пятам, мурлыкают на ухо и будто бы требуют, чтобы Виктим тотчас покаялся за все то, что он сотворил. Виктим отказывается, даже мотает головой, ощущая ободранным ухом, как свистит ветер. Под конец, подсознание рисует её образ, и тогда Виктим сдается, жмурится и останавливается, садится в снег.
- Надо передохнуть, - шепчет сам себе, чувствует дрожь в лапах и забывает, хотя бы на секунду, что происходило с ним за последние несколько лун. Он снова в отчем доме, снова безголовый маленький котёнок, стремящийся выйти в опасные районы города, чтобы немного посмотреть на тех, кто живет там, восхититься их мастерству и пообещать, что станет таким же. Возможно, он ищет глазами отца среди других, потому что верит, что его батя, пропавший до рождения, такой же сильный и крепкий, как другие. А он, сам Виктим, попросту пошел в мать, вот и хиляк. Братья же сильные!
Разноглазый старается не думать о том, что было дальше и что могло случиться, возьми он в бравый поход совсем не братьев – её, и, удивительно, это идёт на пользу. Взгляд яснеет, образы подбитой собакой бегут прочь, и Жертва даже провожает их глазами, но лишь для того, чтобы продолжить свой путь.

Он выбирается к роднику, останавливается у кустов и осторожно водит носом, стараясь почувствовать все те запахи, которые уже были ему знакомы, и по которым Жертва спокойно определял, есть ли кто рядом. Нос подводит, не отвечает на вопросы бурошкурого, и тогда Жертва делает несколько шагов, чтобы убедиться собственными глазами – пусто. Впрочем, аккуратности это ему не добавляет. Вместо того, чтобы осмотреться более дотошно, Виктим улавливает ухом щебетание птицы, голодно облизывается и подползает ближе к источнику шума.

+2

3

Лес играет для неё морем новых, чудных, не знакомых до этого завораживающих звуков. Здесь нет привычного белого шума поскрипывающих шинами по асфальту машин, крикливого говора людей, лая глупых собак. Зато здесь есть звонкое пение множества птиц, сливающееся в мелодичный унисон, тихое шушуканье шелестящих на ветру листьев, журчание бегущей весело воды. Неужели для коренных здешних обитателей всё это обилие звуков, видов, запахов – привычное дело, всего только незначительный фон, лишь изредка удостаиваемый внимательного взгляда? Хель прикрывает истомно глаза и делает глубокий вдох необычайно свежего, прохладного весеннего воздуха.
Она лежит непринуждённо на толстой ветке дерева, свесив небрежно вниз одну переднюю лапу, и смотрит с расслабленным интересом на родник неподалёку. Куда ты так спешишь, ручеёк? У Хель слишком много вопросов, а лес даёт слишком мало ответов, не в силах раскрыть ей свои секреты. Она пробовала исследовать безопасную – относительно – часть своего временного нового дома в одиночестве, но то там, то здесь натыкалась на щекочущие опасностью усы предостережения об угрозе, невидимые барьеры в воздухе. Кажется, здесь кто-то проходил, шепчет ей пролегающий по примятой траве запах, сигналящий о побывавшем здесь недавно чужаке. Кажется, лучше держаться от этого места подальше, выразительно намекает явная граница некой территории, пропахшая насквозь незнакомыми ей метками разных котов, но одной стаи. Хель действительно печально известна скорее своей склонностью идти напролом, но здесь даже собственная её безрассудность подсказывает ей серьёзно, что лучше не заходить вот так без надобности на чужие земли. Соглашаясь неохотно, Хель ждёт, учится терпеть и ведёт потихоньку изучение в одиночку, прячась пока что даже от таких же странников без роду и племени, как и она сама.
И стоило только о них вспомнить…

Хель прижимает уши и подбирается, прижавшись к ветке всем телом. Грубая, жёсткая кора неприятно царапает ей немного живот, но она не обращает ни малейшего внимания на дискомфорт, мелочь, вмиг потерявшую всё своё значение разом.
Внимание её приковано к фигуре, маячащей у воды, тёмной кляксой выделяющейся на светлом пейзаже. Она прищуривается оценивающе. Незнакомец навевает собою похороненные заживо воспоминания, и они с пугающей неумолимостью выбираются из братской могилы, тянут грязные лапы к растерявшемуся разуму. Хель думает против своей воли о пропавшем друге детства – такой же нескладно длинный и угловатый, с такой же грязно-бурой шерстью. Выдыхает разочарованно, устало, словно бы признаёт поражение. Слишком ещё свежа боль утраты, чтобы перестать бередить раны, подниматься с новой силой при любом неосторожном взгляде на что-то чересчур знакомое.
Её тянет к этому коту со страшной силой, иррационально, против всяких утверждений здравого смысла. И кто, по сути, Хель, если не существо привычки, привычки следовать самым своим первым, спонтанным, не самым умным порывам?
Она съезжает по стволу дерева вниз не слишком грациозно, спугнув своим приземлением какую-то птицу неподалёку. Отряхивается от частичек коры, застрявших в спутанной шерсти, и спешит спуститься к роднику, не делая из своего приближения особенной тайны. Хель встречает… взгляд разноцветных глаз.

Все слова как-то нагромождаются друг на друга, разъезжаются, запутанным комком застревают у неё в горле. Живот захватывает, в лапах рождается предательская слабость, голова идёт немного кругом, как будто она смотрит вниз с внушительной высоты, и от зрелища захватывает дух. Только Вик – он (больше) не на огромном расстоянии от неё, он стоит напротив, в нескольких шагах, и это действительно он.
– Вик, – без всяких эмоций проговаривает на автомате Хель, словно констатирует факт, и сверлит его тупым, непонимающим взглядом. Что вообще говорят в таких ситуациях? Как вообще оказываются в таких ситуациях? Меньше всего она ожидала этой встречи здесь и сейчас, застигнутая врасплох, совершенно неподготовленная. Меньше всего она представляла, что это произойдёт так отвратительно обыденно, между делом, по абсолютной случайности.
Меньше всего она думала, что у него сложилась беззаботная, свободная жизнь без неё.

+2

4

Он упускает птицу, щелкает зубами в воздухе и заливисто смеется, стремясь согнать сомнения и наконец-таки почувствовать легкость движений. В его голове – пустота, которую кот упорно стремится заполнить какими-нибудь ехидными мыслями и фантазиями. К сожалению, фантазиям не суждено проявиться – ошейник на шее затягивается сильным узлом, возвращает в реальность, отчего смех становится похож больше на предсмертный хрип. Кашляя и продолжая задыхаться, Жертва закрывает глаза и слышит чье-то приближение. Наверное, ему стоит быть осторожным, но с той самой осторожностью Жертва не дружит, а потому с улыбкой предстает перед незнакомцем, раскрывает рот, чтобы сказать очередную глупость, и проходится взглядом по светлой шерсти.

Пасть щелкает во второй раз.

Жертва чувствует, как мир начинает вращаться в обратную сторону, хватает бурошкурого за шиворот, выводит из леса и заставляет встретиться с кошмарами прошлого. С теми, от которых кот пытался отвернуться, да так и не смог. Во рту становится сухо, и впервые Жертва не знает, как подобрать слова, не знает, как смотреть в глаза незнакомцу и при этом не видеть себя. Он делает шаг назад, начинает трясти головой, отвергать правду, но делает лишь несколько шагов, а после замирает, горько выдыхает и снова поднимает глаза, пытается зацепиться за голубой блеск, слышит своё гадкое имя, от которого было отказался навсегда. Призраки прошлого сами пришли по его шкуру, сами решили нанести удар тогда, когда Вик не ожидал.
- Х-хель? – спрашивает хрипло, неверяще. Он хочет, чтобы это был очередной приход, очередные галлюцинации, вызванные накручиванием, вот только, в отличие от прошлых, эта галлюцинация не пропадает. Она стоит и смотрит на него точно также, как смотрела на него Хель. Виктим узнает взгляд, узнает темный цвет на голове и лапах, и ощущает комок в горле. Мир начинает кружиться еще быстрей, еще сильней стискивать горло; лапы – трясутся, подкашиваются, и разноглазый чуть ли не падает, но вовремя себя одергивает. Ему не может так сказочно повезти – Хель не должно быть здесь.

- Хель? – спрашивает еще раз, уже более уверенно и, наконец, делает шаг вперед, а затем еще один и еще – хочет коснуться длинной шерсти. Ему кажется, будто бы сейчас из-за спины выйдет безголовый брат, и они вместе исчезнут, оставляя Виктима наедине со своими мыслями, да только куда уж там – в голове пустота. И она продолжает болезненно давить, насмехаться и вгрызаться в мозг. Будь здесь кто-либо из новых знакомых Вика – вряд ли бы они отреагировали положительно, видя как кот расклеивается с каждой секундой. Но Виктиму неожиданно наплевать на весь мир. Он машет рваным ухом, отгоняя звуки природы и пытается концентрироваться на силуэте своей подруги. Он хочет, чтобы этот момент длился вечно, и в тоже время пытается согнать подобравшуюся ностальгию, не веря в то, что Хель здесь. Хель рядом.
- Что ты?.. – голос не слушается, садится неожиданно резко, и Виктим начинает кашлять в очередной раз, закрывает морду лапой, но продолжает наблюдать – не хочет потерять из виду городскую спутницу. Неужели, это знак, что пора возвращаться? Но возвращаться куда? Хель – с других районов, из старой жизни, еще не обагрившейся его собственной кровью. Сейчас – все иначе, и лес – это не городские улочки с жирными крысами и миловидными котиками, выглядывающими из-за стекол коробок. В лесу действуют жесткие правила, которые до сих пор неподвластны Вику.
«Ой, да ладно, она всегда была умней тебя, глупый бурый комочек»
- Что ты здесь делаешь? Как ты?.. – Жертва продолжает свой поток бессвязных вопросов, но замолкает, не в силах противиться накатившим воспоминаниям. После чего оседает на землю, да и то лишь для того, чтобы мгновенно подняться и подойти еще ближе. Слишком сильно желание потрогать, почувствовать. И, возможно, добить себя.

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » эпизоды » trust me.