cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
МОЛНИЯ
лучшая сестра
СВЕТОМУР и БЕРКУТ
броманс
СТРЕЛОЛИСТ
самые интересные посты
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +27, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » принятые анкеты » every little move is fixed


every little move is fixed

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://sg.uploads.ru/bQxD0.jpg http://sd.uploads.ru/yGtmV.jpg
Бурелом
[Ломака — Разлом — Бурелом]
самец // 48 лун // небо & старший воитель // чистокровен

внешний вид// телосложение: исполинский рост вкупе с непомерно крупным, натренированным телом
// окрас & цвет глаз: мрамор на серебре;  янтарь
// отличительные черты:
▪ тяжелая, напряженная поступь
▪ характерная угрюмость выражений, что присуща ему за счет массивности грубых черт на морде
▪ множественные кожные трещины и ссадины под слоем густого меха, в том числе отчетливо-выраженный шрам на предплечье, еще не окончательно заросший шерстью



Высокий, крупногабаритный самец, значительно превосходящий в размерах многих воителей племени, что обусловлено сильной генетикой, упрочившейся в крови всех потомков его рода — Бурелом унаследовал от своего отца истинно богатырское телосложение. Точно тугой плетью, его мощённая фигура обтянута невидимым слоем металлических пластин и рельефной мускулатурой; фигура скованна извечно мышечным напряжением, движения сквозят непоколебимым спокойствием, однако в каменной грудине, несомненно, огнём закаляется железо предстоящих войн.

Являясь почётным обладателем мощной грудкой клетки, широких плеч и крепких, мускулистых лап с пучками шерсти между пальцев, Бурелом всем своим внешним обликом лишний раз  предупреждает о таящейся за выдержанным безмятежием глубиной угрозы, что в усердном постоянстве подкрепляется повышенной физической нагрузкой над собственным телом. Уделяя особое внимание именно боевой подготовке и поддержанию формы в тонусе, воитель без стеснений признает свои достоинства, при надобности ими планомерно пользуясь, однако не всегда баланс между грубой силой и рациональностью ее применения строго соблюдается — именно это он признает своей главной уязвимостью.

Крупная голова с тяжёлым подбородком и треугольными ушами, на концах которых прорастают неприметные кисти; массивный, сквадраченный внешне череп с прямыми контурами и высокими скулами олицетворяют жёсткой выраженностью строгость сокрытого нрава. Во всех чертах, во взгляде Бурелома, видна определённая резкость и суровость, что ещё более обнажается в разгар самого сражения, являя наружу по истине животную сущность. Лишь глубокий умиротворяющий огонь медовой радужки позволяет надеяться, что за ледяным бесстрастием и механизированностью ума все ещё осталась способность что-либо чувствовать.

Структуру шерсти и окрас воитель унаследовал от отца: густая, полудлинная, с плотным подшерстком, она прекрасно защищает его от промозглых горных ветров, однако в палящий зноем летний период все же доставляет явный дискомфорт; крупные, мраморные разводы, обтекающие плечи и бока, широким пластом ложатся на просторную спину, испещряют морду хаотичными полосками, а серебристые оттенки с примесью различных вариаций холодных серых тонов прекрасно маскируют его среди скалистой местности.

характер// краткая характеристика: жестокость, хладнокровие, мужество, амбициозность, ассертивность, высокормерие, целеустремленность, исполнительность, лидерство
// отношение к воинскому закону: уважение и почет, однако нарушения в рамках разумных пределов допускает
// вера в звёздное племя: принимает, как данность, но не имеет острой приверженности к любого рода верованиям

Гранитный монолит, прикосновение к которому обернется ледяным ожогом; каменная кожа пропитанная кровяным запахом, ветер пробивающийся сквозь низкие ноты голоса, сталь звенящая в каждом его движении. Его характер сшит из пемзовых плит, перетянутых стальными нитками, и каждый, кто попытается проскользнуть чуть ближе оставит немало кожи и крови на стенках неприступной крепости. Непоколебим и своенравен, совершенно не просто принимает чужие уставы в своём монастыре, предпочитая проскальзывать на время в среду обитания, оставаясь при своем мнении, но никогда не прогибаясь под сводом стереотипных правил; только делая вид, что принимает за чистую монету всё, что ему пытаются скормить.

Выдержка и самоконтроль — те нравственные догмы, которые координируют его поступками на протяжении многих лун жизни; его реальность строго выправлена кодексом собственных нерушимых принципов и ясности ориентиров. Он малословен и спокоен; каждый произносимый звук точно выверен, военная чеканка, филигранно вырезанная из недр пространства, наполненного густой сутью слов, заложенных глубок вовнутрь. Никогда его тон не будет выше потребностей, лицо обглоданное фьордами закованной холодности, даже редкая, абортированная полу улыбка кажется чем-то патологическим. Бурелом не боится говорить напрямую о том, что видит или помышляет, раскладывая кости перед противником медленно, опуская отесанные рёбра на земную твердь с хладнокровным стуком, смотря прямиком в дно зрачка, порождая невнятное бормотание и дрожь оппонента. Бесстрашие довершает этот вязкий холод аккуратными мазками; с тех самых пор, как бесчисленный ряд поединков, что лишили его любого рода проявления гуманности и альтруизма — впрочем, эти качества отродясь ему были не свойственны. В его лапах не дрожит опасность меча, ему не знаком страх и губящее чувство обреченной слабости; воитель научился сковывать собственные рёберные дуги настолько тесным панцирем терновых ветвей, что даже при великом желании опаска не сможет прокрасться в лёгкие перенасыщенным воздухом. Бурелом терпелив ко всему, что не соприкасается с его собственной личностью, однако строг к каждой мелочи внутри самого себя, занимаясь едва ли не каждодневной муштрой, стараясь заменить диктат собственной требовательности на слово «медитация». Жесток в меру потребностей, поставленных за цель; за редким случаем способен переходить границы надобности, стараясь четко следовать принципам равенства жизни и смерти.

Из-за физической брезгливости и нетерпения к чужеродному теплу совершенно не выносит столпотворений или надоедливых компаний, которые требуют к себе слишком много внимания, что лишь обостряет его нынешнее положение и статус замкнутого отшельника, предпочитающего запираться в недра собственного клуба, придаваясь роящимся на подкорке думам, или же выходить далеко за границы скалистой тюрьмы лагеря.

биография

В середине Сезона Падающих Листьев, когда листва уже полыхала осенними красками, в детской случилось долгожданное пополнение. В ночь полнолуния на свет появилось двое малышей, два брата, огласивших своим громким писком весь лагерь. Оба были крепкими, костистыми и здоровыми, поэтому в их выживании не было никаких сомнений. На детей у отца были большие планы, поэтому он заблаговременно взялся за воспитание отпрысков, навязчиво прививая им собственную жизненную политику и формируя в юном сознании необходимые установки. Ломака был впечатлен своим отцом настолько, что воспринимал абсолютно любую информацию просто потому, что нерушимый, незыблемый авторитет отца занял слишком высокий, слишком крепкий пьедестал в его голове. Вместе с этим, каждый подарок судьбы ему приходил со своей ценой, которую котёнку приходилось если не платить, то узнавать. Отец, старавшийся растить сына, как наследника семьи, быстро отучал его от различного рода проказ, продемонстрировав наглядно, какое наказание его будет ждать за "недостойное поведение".

В шесть лун, как и положено, братья были посвящены в оруженосцы. Присутствие родителей в их жизни на этом этапе свелось к минимуму, потому что большую часть времени у них отнимали тренировки. Разлом оказался на редкость выносливым и деятельным учеником, с особым пристрастием отдаваясь занятиям по боевой подготовке. Наставница поощряла подобное усердие, ведь у того был большой потенциал к данному виду воительского искусства — сила, стойкость духа и прекрасные физические данные. Техника, правда, страдала по началу, но к десяти лунами Разлом довёл ее практически до совершенства. И, если в одном ему улыбалась фортуна, то в другом преследовала чертова неудача. Охотник из него выдался никудышный, а попытка залезть на дерево обернулась позорным падением мордой в землю. Конечно, за прожитый ни один десяток лун своей жизни он научился скрывать свои недостатки, компенсируя их прочими умениями, однако в охотничьи патрули его по-прежнему берут неохотно.

После посвящения, жизнь Бурелома ничем не отличалась от жизней прочих воителей: ранний подъем, патруль, тренировки между делом. Спустя несколько лун ему дали на обучение ученицу, умелую и способную, воспитать из которой будущую воительницу не составило особого труда. Трудности появились, когда он получил второго оруженосца, откровенно гадкого и ленивого юношу, не желающего считаться с мнением старших. Характер Бурелома не позволил пускать подобное поведение на самотёк — ему пришлось приложить немало усилий, дабы выбить ненужную дурь из головы юнца и взрастить нечто стоящее из него. Подобное рвение в наставничестве вряд ли было навеяно трепетными чувствами и желанием передать собственные знания юным умам - скорее это был вопрос его личной репутации.

Бурелому шёл уже третий десяток лун, когда родители вновь решили обзавелись потомством. Мать часто подначивала своих первенцев на обустройство собственного семейного быта, рождение внуков. Бурелом же предпочитал не связывать себя крепкими супружескими узами, позволив себе лишь парочку мимолётных связей с кошками, некоторые из которых впоследствии произвели на свет плоды их ночных свиданий. Как непосредственный отец, он не принимал особого участия в воспитании собственных отпрысков, и в принципе не заводил близких отношений со своими пассиями, считая более целесообразным служить Закону. Бурелом слишком отдавался делу, так и не познав чувства любви, в которую, впрочем, не верил. Он так и не научился доверять кому-то больше и сильнее, чем доверял братьям, пожалуй, оттого, что и дороже них пока никого не удалось найти: друзья были, скорее, существами номинальными, навязанными точно так же, как навязывается все в этом обществе.

дополнительное
// уникальность корня основного имени: любой из упомянутых корней запрещаю.
// возможность использования персонажа в качестве НПС или отыгрыша гибели, в случае вашего ухода: исключительно гибель.
// частота посещения & связь с вами: стабильная; вк

Отредактировано Бурелом (2018-06-05 12:43:58)

+3

2

we can't quit because we've come too far


http://sg.uploads.ru/ICTiw.jpg http://sg.uploads.ru/Nb8OE.gif

Торнадо // младший брат
“ look through the snow and the branches
i can count all your teeth “
Гром // брат одного помета
"you remind me of what I could've been
but that reminder ain't much help"

Молния // хроническое влечение, системный сбой, страсть
"did we ever see it coming?
will we ever let it go?
we are buried in broken dreams"

Сычуша // ученица
“you're gonna catch a cold
from the ice inside my soul“

... //

+5


Вы здесь » cw. дорога домой » принятые анкеты » every little move is fixed