cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
МОЛНИЯ
лучшая сестра
СВЕТОМУР и БЕРКУТ
броманс
СТРЕЛОЛИСТ
самые интересные посты
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +27, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » границы » грозовое и ветра


грозовое и ветра

Сообщений 41 страница 46 из 46

1


http://sa.uploads.ru/BhT4J.png


0

41

главная поляна >>>

Ближе к границе он всё-таки замедлился, чувствуя, как неприятно бьёт по мозгам разогнавшийся пульс. Никакого облегчения Ежевика не ощутил, только лишь чувствовал себя ещё хуже. Кот тяжело дышал, явственно ощущая, как тяжело выходить из леса на открытое пространство.
- Можешь идти заниматься своими делами, - глашатай обернулся на Ласточку, - я справлюсь сам.
Он уверенно двинулся к границе, покидая лесную тень и чувствуя, как солнце, будто жаждало этого так давно, с новой силой начинает припекать к тёмной спине и голове. Ежевика прищурился, пытаясь сосредоточиться на некрупных чахлых кустиках, что каждый день помечали патрульные с обеих сторон границы, но картинка подёрнулась пеленой из-за зноя. Жар дневного светила почти обжигал, кот шёл уже медленнее, склонив голову как можно ниже, слегка покачиваясь и приоткрыв рот в попытке охладиться. Густая тёмная шерсть не оставляла шансов.
Ежевика вдруг остановился и осел на землю, словно бы переводя дыхание. Он обернулся на Ласточку, которой почему-то нужно было обязательно увязаться, и оскалился, стараясь скрыть своё дерьмовое самочувствие.
- У тебя есть оруженосец, которого хорошо бы хоть чему-то научить до посвящения в воители, - глашатай мотнул головой, чувствуя, как звук сердцебиения в висках снова становится громче. Звездоцап бы побрал эту... Кот поднял лапу и провёл взмокшей подушечкой по морде, но едва ли от этого стало легче. Нужно было просто поскорее покончить с этим патрулированием и найти какой-то ручей, в который можно было бы окунуться. Если они все не пересохли от этого пекла.
Ежевика всё-таки поднял свою громоздкую тушу с места и, стараясь не шататься, медленно двинулся к границе.

+7

42

главная поляна --->

От духоты не спасало ничего: даже кружевная тень лиственных деревьев, количество которых заметно редело по мере приближения к пустошам племени Ветра. Длинная шерсть и густой подшерсток, конечно, пытались сохранить температуру тела в норме, но общая жара не приносила никакого удовольствия - а потому Ласточка, и без того на взводе из-за рявканья ужаленного пчелами Ежевики, шла следом за глашатаем в совершенно раздраженном состоянии. Казалось, только зацепи - не заткнешь.
- Можешь идти заниматься своими делами, - глашатай обернулся на Ласточку, которая мгновенно остановилась и с вызовом приподняла подбородок, - я справлюсь сам.
- А вот черта с два, - догоняя отвернувшегося полосача широким шагом, воительница почти обогнала его, с силой пихая плечом в плечо, чтобы обратить внимание Ежевики на себя.
- Какого звездоцапа ты в лагере на меня рявкнул, а, Ежевика?
- У тебя есть оруженосец, которого хорошо бы хоть чему-то научить до посвящения в воители, - попытался язвить глашатай, отчего кошка вкрай взбесилась и, обогнав его на корпус, резко перед ним остановилась, едва не ткнув полосатого носом в нос.
- Чем я и занималась, - глухой рык сквозь зубы безошибочно выдавал настрой Ласточки, и та сузила холодные голубые глаза, которые сейчас готовы были испепелить Ежевику на месте: он ее позорил!
- Пока ты, ужаленный в задницу, не принялся лаять как цепной пес. Поэтому мне очень, очень любопытно узнать, что же такое важное ты хотел произнести, раз посмел обращаться ко мне в таком тоне в присутствии моего оруженосца. И да, - она ухмыльнулась, криво и насмешливо, - она теперь именно мой оруженосец, и уж потом, втор... третьестепенно - твоя дочь. Уяснил? - совершенно близко к морде глашатая процедила Ласточка, демонстрируя боевой настрой рассекающим воздух хвостом.

+6

43

Претензии Ласточки выводили из себя. Ежевика уже не вполне различал её слова, но тон резал по ушам. Кот ощерился, двигаясь всё медленнее, но на назойливо жужжащую соплеменницу внимания не обращая. Иди лесом. Оставь меня. Как же ты бесишь.
Когда чёрно-белое размытое пятно вдруг оказалось прямо перед носом, не переставая рычать, Ежевика почувствовал, как внутри вскипает злость. Он ненавидел её сейчас. Он хотел, чтобы она заткнулась и больше не открывала пасть в его сторону или не открывала вообще.
Стук в голове нервировал ещё сильнее. Тяжёлое дыхание кота смешивалось со злобным рыком. Он всё ещё не мог сфокусироваться на яростно блестящих глазах соплеменницы, но всё тело было напряжено, словно перед дракой.
Каждый стремительный удар колотящегося сердца отдавался лёгким подрагиванием картинки. В горле свербило.
- Она теперь именно мой оруженосец, и уж потом, втор... третьестепенно - твоя дочь. Уяснил?
Глашатай не до конца понимал посыл гневной речи. Он злобно пыхтел прожигая Ласточку взглядом. Стерва. Звездоцапово отродье. Подстилка.
Быстрый проблеск в темноте заполонивших голову оскорблений позволил Ежевике понять, о чём говорила чёрно-белая бестия. О Зверолапе. Возомнила себя непонятно кем. Решила, что может распоряжаться его дочерью, кичиться положением, плеваться ядом ему в лицо.
Быстрый мощный удар лапой прямо по самодовольной морде воительницы. Она попятилась, пытаясь найти равновесие и понять, что только что сделал глашатай, но он уже сорвался. Окончательно перестав понимать, кто перед ним, Ежевика с шипением бросился на оторопевшую Ласточку, подминая её под себя. Зубы крепко вонзились в чёрный загривок, так что солоноватый привкус крови заполнил пасть. Картинка померкла, и Ежевика почти не понимал, что делает, всё сильнее сжимая челюсти и лапами удерживая самку на месте.
Стук в ушах участился, а пульсирующая ненависть вырывалась с хрипом из глотки. Вспышка ярости забирала последние силы, и кот чувствовал, что кончики лап начало покалывать, а шею сводить от напряжения. На мгновение он потерял контроль над собой, ослабевая, наваливаясь на соплеменницу всем весом своей огромной туши.

+6

44

Ласточка редко боялась. Не лишенная здорового инстинкта самосохранения (который, впрочем, был изрядно притуплен ввиду дурного характера, но все-таки существовал благодаря острому уму), черно-белая воительница почти всегда определяла точку невозврата, постоянно нарушая ее на минимально допустимое расстояние, словно испытывая, а что если.
Сейчас воительница даже не думала об этом. Какая к черту точка невозврата, когда перед ней стоит этот наделенный некоей властью полосатый увалень, который посмел не только сорваться на нее в лагере, но и сейчас, здесь, посреди чужого, пустынного предстепья, стал смотреть на нее так, будто Ласточка - воплощение всего самого скверного, невозможного и неправильного в этом чертовом лесу.
- Зубы спрячь, - низко процедила черно-белая, ощущая неприкрытую угрозу со стороны самца, настрой которого она не хотела и уж точно не собиралась смягчать. Этот безродыш, который засадил несчастную Пантеру на луны в детскую, который наплодил ей котят и заставлял корчиться в муках, являя их на свет, так кичился своим отцовством, будто сумел сделать нечто большее, нежели заставить страдать Пантеру.
Она словно знала, куда ударить. Нет, она действительно знала.
А Ежевика оказался слишком слаб, чтобы не ударить физически.
Вспышка ослепила, поскольку воительница действительно не ожидала от полосатого самца, с которым они проводили не одну боевку, такой низости. Зажмурившись, оглушенная кошка низко зарычала и попятилась назад, пытаясь задними лапами и хвостом восстановить былое равновесие. Удар был точным и сильным, но Ласточка чувствовала, что закипает сильнее.
Ежевика оказался слабак и в другом. Не зная, как заставить её подчиняться, он в одно мгновение ухватил отрешенную от удара кошку за загривок - так, как это может сделать только безумный от собственного бессилия самец, и навалился на нее всем телом.
Было мерзко ощущать спиной его живот.
Если бы кошка не поборола свое оцепенение, все было бы ожидаемо. Тряхнув головой, вырывая из зубов Ежевики собственный загривок за вспышкой боли в холке, Ласточка взбрыкнула. Одна только мысль о том, к чему все могло привести, заставила кошку развернуться и отвесить Ежевике сладкую, когтистую пощечину.
- Ублюдок, - вне себя рычала Ласточка, вздыбив загривок и выгибая спину дугой. Плевать, хуже уже просто быть не могло.
- Так ты заделал ей котят, а? Так ты принуждал мою сестру? Да что ты можешь, слабак? - ее трясло.
Ей хотелось к Беркуту.
Ей хотелось съежиться и спрятаться, потому что одно осознание того, что ей удалось избежать, наворачивало на глаза злые слезы.
Но сейчас она была одна. Защиты не было (как, впрочем, и всегда), а потому Ласточка привыкла быть такой.
- Только посмей хоть заикнуться об этом, - содрогнувшись о мысли, что будет, если узнает бурый самец, кошка злобно прижала уши, готовая снова и снова отвешивать пощечины.

+5

45

Голову словно сжимал в пасти огромный барсук. Почва предательски уплывала из-под лап. Ежевика попятился от жертвы своего безумия, пытаясь нащупать равновесие, точку опоры, но в себя его привела лишь смачная пощёчина. Кот мотнул головой, наконец фокусируясь на лице соплеменнице.
- Ласточка? - полувстревоженный-полуизумлённый хрип. Он словно действительно не ожидал её увидеть здесь.
Слова Ласточки долетали до прижатых к голове ушей, но никак не воспринимались, глашатай, сколько бы ни пытался, никак не мог понять их смысла.
Он развернулся, пытаясь уйти, скрыться, спрятаться где-то далеко, лучше - за территориями. Но лапы подкосило, и Ежевика нелепо осел на землю - сначала грудью, а затем задней частью корпуса. Кот ткнулся мордой в высушенную зноем землю, не переставая тяжело дышать. Голова кружилась, а в висках стучало, не давая нормально соображать. В какой-то момент он решил, что не сможет добраться обратно до перелеска. А потому инстинктивно всё пытался зарыться мордой в траву, прячась от палящего солнца. Кожу на спине и макушке жгло, и плечи рефлекторно подёргивались, словно желая сбросить каких-то назойливых насекомых.
- Уходи, - внезапно вспомнив про Ласточку, Ежевика прорычал это куда-то в пустоту, до конца не понимая, реален ли туманный силуэт перед ним или нет.
Новый прилив энергии накатил внезапно, не давая коту убого сдохнуть на границе с племенем Ветра. Дрожащие лапы подняли массивную тушу и в несколько неустойчивых петляющих шагов доставили её к ближайшему кустарнику. В тени чахлой листвы ему, кажется, стало немного легче. Глашатай прикрыл глаза, сосредотачиваясь на собственном сердцебиении и чувствуя, как контроль над разумом понемногу возвращается.

+3

46

Ласточку колотило так, что удлиненная на локтях шерстка ходила ходуном, словно покачиваясь от легкого ветерка. Зуб на зуб не попадал, и воительница, найдя более-менее устойчивое положение в расставленных широко лапах, стояла и отрешенным, неверяще ясным взглядом смотрела на мерзавца, который оставался занозой в заднице всей ее жизни. Глашатай, который засадил ее сестру в детскую уже дважды, заставляя забыть о воинской славе и свободе. Ну заделал он ей котят по молодости раз - это Ласточка еще могла понять, но намеренно, снова, в силу своих, как оказалось, совершенно низменных, жалких желаний, заставлять Пантеру переживать это снова и снова...
Похотливый, жалкий мерзавец.
Убивало то, что свою мнимую силу он хотел показать так. Предки, он действительно собирался это сделать, и от невольного представления всего, что могло случиться дальше, Ласточку мутило. Она закашливалась, отворачивалась от глашатая, будто видела перед собой нечто настолько мерзкое, что заставляло пустой желудок болезненно сжиматься в спазмах. Ласточка глухо рычала, не слыша своего голоса, и едва Ежевика издал хоть звук, воительница обернулась на него с выражением полнейшего изумления.
- После всего этого ты смеешь произнести хоть... хоть... - на выдохе прошелестела она, всматриваясь суженным взглядом в друга Пантеры словно в умалишенного.
А он, судя по всему, таковым и был.
- Ласточка?
Неприкрыто удивленный шепот. И если он пытался выйти из ситуации таким образом, Ласточка убьет его на месте. Одна сильная пощечина сквозь глухой рык.
- Ты жалок! Ты еще смеешь?!.. Ты! Что, две черные спины спутал? Подонок, - бессвязно то рычала, то восклицала черно-белая кошка, расхаживая из стороны в сторону, словно тигрица в клетке. Уйти прочь отсюда ей не давало клокочущее, убивающее все внутри желание вонзить когти и зубы в того, кто хотя бы попытался причинить вред. Обидеть. Звездоцап побери, обесчестить!
И это Ласточку-то! Чтобы обесчестить известную любвеобильную Ласточку, нужно было постараться, и уж Ежевика-то постара-а-а-ался.
- Уходи.
- Заткнись, твою мать, просто заткнись сейчас! - взревела кошка, оборачиваясь к самцу с выгнутой тугой спинкой. Разгоряченный разум не сразу дал рассмотреть Ежевику как следует, и спустя долгие мгновения воительница увидела, что тот... что ли?..
- Только не смей падать в обморок, милочка моя, - скривилась черно-белая, пока глашатай пытался отойти к желанной тени кустарника. По всей видимости, ему действительно было нехорошо, но Ласточке, откровенно, было плевать, и теперь уже она нависала над ослабшим котом, скаля над ухом следующее:
- Если хоть кто-нибудь... если Пантера или... если Беркут, - на глазах вскипели злые слезы, и кошка до хруста встряхнула головой, глубоко сопя через нос, - я тебя убью. Я тебе обещаю, Ежевика, если ты посмеешь пикнуть хоть слово или подойти ко мне ближе, чем на пять лисьих хвостов... предки, если ты только дашь мне повод... - она была потрясена, и не могла адекватно закончить хоть одно предложение. Слова лились, смешивались с бешеным потоком мыслей, останавливались о стенку воображаемых последствий, и хотелось одного.
Сплюнув, Ласточка подорвалась и, взметая задними лапами сухую почву, сорвалась в сторону леса. Ежевика в тени, значит - оклемается. А дальше - его проблемы.
Он сам во всем виноват.

----> куда-то в лес

Отредактировано Ласточка (2018-08-10 00:20:53)

+6


Вы здесь » cw. дорога домой » границы » грозовое и ветра