cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » границы » небесное и сумрачное


небесное и сумрачное

Сообщений 101 страница 109 из 109

1


http://s5.uploads.ru/l3J2e.png


0

101

Подобрав под себя лапы, Торнадо распушился и разве что не трясся, сдерживая перекрывающий приток воздуха, вставший в горле комом, смех. Прыгающие в медных глазах бесенята выдавали весь спектр переживаемых темноносой мордой чувств; оценивающе оглядев состояние воителя, он бы присвистнул, да лишь шумно выпустил носом воздух, дрогнув усами.
    — Да нет, - коротко хохотнул, не в силах сопротивляться. Молчание в такой ситуации приводило его шансы на выживание к критической отметке - наоборот, - грубо дёрнув уголками губ в беззвучной борьбе, он вытянулся на передних лапах, лениво подтягивая задние - извини, брат. Смешинка в рот попала, - наконец совладав с эмоциями, склонил голову на бок, с попыткой вложить в свой образ максимум миловидности и безвредности. Больше да не больше, - задор сверкнул красноватыми оттенками на оцинкованной радужке - зато теперь я знаю, почему от тебя все соплеменницы шарахаются. Все встало на свои места. Я рад, что ты не из этих, - продолжал трещать, ни на секунду не задумываясь о том, что творится в душе собеседника. Ну как она? Оххх, такая шумная..

+3

102

Чужой раздрай эмоций скользил по вздувшейся буграми коже липкими нитями раздражения — Бурелом, обычно терпеливый к развязной беспечности брата, отнюдь не разделял его настроений, отчасти по причине навалившейся на плечи усталости, отчасти просто жалея, что затеял этот разговор вовсе, пусть и понимал, что избежать его при всех вытекающих обстоятельствах было сложно. А брошенные вскользь необдуманные фразочки лишь подливали масла в огонь. 

Потемневший взгляд буравил искажённую неприкрытым озорством морду собеседника, надеясь вытравить из лукавых морщинок чертово  фатовство; беззвучный рык зарождался в массиве сопряжённой груди, насильно заталкиваемый как можно глубже, без возможности выйти наружу. Малой вновь ходил по опасно тонкому льду, явно понимая, что с каждой утекающей секундой тяжёлая лапа грозила приложиться к его хребтине в намерении выбить проросшую корнями дурь.

Заткнись, - голос отдался глухим рыком, стоило тому напомнить о происходящем несколькими минутами ранее. Сквозь непреложный хлад натянутого равнодушия в желтых глазах  на мгновение вспыхнул оттенок слабости, обнажая тот самый, тлеющий в душе уголёк желаний, из раза в раз напоминающий только об одном.  — То, что ты услышал, не значит, что это касается твоих ушей, - сдерживая иррациональные позывы агрессии, Бурелом стиснул челюсти, не желая делиться сокровенными моментами и фактом былого присутствия рядом со своей самкой любого потенциального самца,  - хотя, с твоим опытом, наверняка, ты уже меня переплюнул. Но это не избавляет ни тебя, ни меня от ответственности за возможные последствия. - тон немного выровнялся, но лишь предкам было дано знать, каким  усилием ему давался весь этот разговор. Устало вздохнув, небесный отвернул сгладившуюся спокойствием морду и взирая к небу.

Впрочем, когда тебя это волновало, Торнадо, - не видел искреннего отклика понимания собственных угнетающих мыслей в медном взгляде, как и не хотел забивать чужую голову лишними проблемами, чувствуя, что говорит, как обычно, впустую.

+2

103

Янтарная пучина угрожающе сверкнула синхронно со стуком ударившихся о нижнюю челюсть клыков; будто ждал этого момента весь свой затянутый монолог, Торнадо тонко уловил суть происходящего, нервно сглатывая при взгляде на ожесточившиеся черты серошкурого. Редко брата можно было застать в таком состоянии, а потому младший копошился в клубке противоречивых чувств, пытаясь перебороть подсознательный страх перед сородичем во благо грядущего веселья и бесценного опыта.
    — Не переплюнул, - с уверенностью вставил меж чужих строк, не успев прикусить язык - по крайней мере по тому, что я в..слышал, - опомнившись, сбавил тон до едва различимого бурчания, инстинктивно вжимая голову в плечи и прикрывая единственно-важный орган.

Покривившись на начавшейся лекции по первостепенно важным темам, Торнадо поспешил поймать остывший взор, в надежде донести до воителя свою идею.
    — Да брось, братишка, - в попытке придать тёмной морде сходного старшему, серьезного виду, ожесточил взгляд напряженной линией бровей - теперь ведь проще понять, а? Чувства, - высокодуховно стукнув сжатым кулаком куда-то меж стальных ребер, с абстрактным движением разжал пальцы, отведенной лапой демонстрируя всю прелесть пылающих в плененных сердцах страстей - при них не выбирают и не делают выбора. Вернувшись в устойчивое положение качнул задумчивой мордой, после вмиг обрушив видение прогрессирующего разума грязным подмигиванием.

    — Подумай об этом, - поведя плечом в независимом жесте отклонился назад, с затаенной в массивном сложении ловкостью крутанувшись на месте, намереваясь оставить за собой последнее слово. И пусть случай выдался весьма тяжелый, ему удалось избежать расправы, нечастым случаем ни в чем не сфальшивив.

▼ жилое гнездо двуногих 

Отредактировано Торнадо (2018-08-09 12:54:02)

+2

104

Окончательно успокоившись, Бурелом все же не мог смириться с осознанием собственной уязвленности; вновь опустив глаза, пристально впился ими в грубые, столь схожие с его, черты тёмной морды, чувствуя медленно оседающую на натянутых нервах  безысходность. Если даже легковесный, не славящийся своей проницательностью, братец так просто  смог обнародовать его слабую точку, кому ещё было под силу разрушить эту возведённую годами крепость непоколебимых принципов?

Последние обрывки слов донеслись до ушей сквозь мрачную пустоту, чернеющей дырой оставшуюся где-то в радиусе напряжённой грудной клетки. Беззвучно захлопнув пасть - так и нашёл ответа - непроницаемым взглядом провожая быстро удаляющуюся массивную фигуру, пока повисшая в воздухе угнетающая недосказанность не растворилась в густоте вечернего тумана. Едва ли Бурелом придал значение столь резкому уходу, как и не заботился о дальнейших планах Торнадо, давно привыкший к неприхотливой беззаботности родственника.     

Долгожданная тишина вскоре восстановилась, и только теперь небесный осознал, насколько оказался морально вымотан, в то время как вынужденная заминка возвратила телу стабильное физическое равновесие. Возвращаться в лагерь с пустыми лапами после затянувшегося отсутствия он не мог, потому, наскоро прикинув диапазон потенциальной дичи, двинулся вдоль границы, стараясь не выдавать своего присутствия ненужным ушам, позволяя лишь вою свистящего в кронах ветра заглушать эхо тяжёлых шагов.

Посторонний запах застал его врасплох; будто специально навязанный в желании быть обнаруженным, он пробивался сквозь прелость древесного, разъедая чувствительные рецепторы, заставляя объёмную шкуру налиться буграми мышц в полной боевой готовности. И отчего-то предвкушение совсем не подхлёстывало адреналином в крови, когда взгляд недобро полыхнул, боковым зрением засекая стремительное передвижение вбок.

+2

105

Щелчок. Слабый хруст позвонков, не встретивший сопротивления. Казалось, вокруг до сих пор витает кровавая марь, словно по водной глади, расползаясь под лапами звонким чавканьем, моргнешь, а там пыльная твердь, что насмешками исчерчена трещинами. Он ненавидел себя за то, что тогда разжал пальцы; вновь дал слабину, поддавшись порыву, а теперь расхлебывал это дерьмо, давясь сраной жалостью к себе, каждый раз, как в первый.

Лапы сами привели к тонкой кромке предгорий; засушливые болота мелели с каждым днём, когда ландшафт стыкующихся территорий оставался практически неизменен, лишь вздувшаяся, лопнувшими от накала разломами, и почва беззвучно сипела о скрывающихся в глубинах ельника проблемах.

Он сам не осознал до конца, что планирует совершить по ту сторону от раскидистых колючих ветвей.

Тишина нарушилась вместе с планами, выжженными на подсознании лихорадочным клеймом. Всколыхнувшийся страх высек искру, воспламеняя черную шкуру без остатка, инстинкты взвыли, оборачивая горбатую морду на шум. Натянутую фигуру прочертила сеть подъявшихся мышц; прежде чем разум успел отдать команду, сгустившийся воздух прорезал воинственный клёкот.

Эфемерной тенью, вонзился в мягкую плоть, когда обнаружил, что противник успел закрыться, словно спровоцировал нападение будучи в полной боевой готовности. Ему пришлось отступать, сквозь гортанный рык сглатывая вязкую слюну отвращения — узнал бы удары соперника даже будучи слепым, кажется, понял это еще по шуму леденящего кровь преследования.

Бурелом наступал и каждая атака была с намерением последней, черношкурый растворился в этом поединке, весь обратился в чутье, даже сквозь студящую суставы оторопь ощущая выжигающий разум азарт. Небесный открылся и он поднырнул под тяжелые лапы, намереваясь вцепиться в незащищенную шею. Страсть убийства накрыла непроницаемой пеленой, заложив уши; впервые он был так близок к возможности расправиться с этим отморозком.

Когти прочертили клокастый бок уродливым, вздувшимся узором. Оппонент не жалел собственной шкуры в интересах тактического преимущества, забывшись, Мираж ослушался звенящих предрассудками наказов, увлекшись своей единственной жаждой. Свинцовая туша смяла его, как пушинку опрокидывая; надломленный хруст вызвал бесконтрольный приток адреналина, перед глазами заплясали, извиваясь, белесые змеи.

Дыхание отдавало болью в каждом хряще, но он смирно высчитывал мгновения, готовясь к следующей атаке. Увесистый замах — шанс на выживание, мгновением напрягая онемевшее болевым шоком тело, поднырнул под расставленный корпус, погружая клыки в заднюю лапу. Кровь заливала глаза, Мираж уловил вибрацию мощного тела, готовый к чужому сопротивлению. Извернувшись, прошёлся когтями по уже исчерченному царапинами боку, с наслаждением перечеркивая глубокие бороздки, чувствовал, что противник значительно обмяк, сдержанными выдохами не позволяя разуму зайтись жадной алчностью вновь.

Щелчок. Они встретились взглядами и тлеющий уголь на мгновение растворился в непроглядной черни — Мираж ощерился, смаргивая кровь. Мрачный триумф потеснил инстинктивный страх перед массивным врагом, в этот раз он вышел победителем.

« Долг. Я должен. »

Ослабевший, Бурелом был лёгкой добычей. Но отбивающий дробь в висках, навязчивый приказ самому себе, свербил в черепе дыру, позволяющую игнорировать даже многочисленные ушибы и возможные переломы. Растворившись бесшумной тенью, он скрылся в ельнике.

▼ старая гремящая тропа 

Отредактировано Мираж (2018-08-08 03:52:36)

+4

106

Удар настиг с лицевой стороны; отголоски чужой неукротимой энергии молниеносным порывом рассекли воздух в опасной близости от жизненно важных органов — мышечный сигнал мелким ознобом пронзил линию позвоночника, заставляя прогнуться и выставить защиту прежде, чем морды коснулись лезвия хищных когтей. Бурелом не видел чужого взгляда, как и не успел  выхватить миллисекунды для  предварительной зрительной оценки противника; сконцентрировавшись на ответной атаке, перехватил инициативу в намерении размозжить смазанные черты, стереть чёртов оскал с нерадивой рожи, но манёвр резко обратно потерял своё силовое преимущество, встретив ловкий, бескомпромиссный отворот, сквозь мрачный раж позволяя распознать в чистоте претворяемых приёмов знакомую тактику.

Окружающий фон поглотили звуки разряженной борьбы, закручивая необратимое обстоятельство в единый лейтмотив событий, поглощая разум огнём исступления, не оставляя ни шанса внимать инстинктам самосохранения. Дыхание рваными толчками сводило грудь, смешиваясь в едином потоке с рядом наносимых ударов; внутренний зверь взревел, вгрызаясь клыками в горячую плоть, в миг разоблачая всю решимость подлинных намерений в вибрациях содрогающего голосовые связки животного рыка.

Бросок: жестокий, сокрушительный вал, с силой стенобитного тарана небесный обрушился всей мощью, сгребая жилистые конечности в стальной хват, хладнокровно метя в самые болевые точки — кажется, слышал треск костей. Зрачки упёрлись в открытый участок шеи, грани резко сменились, сливаясь и отражаясь друг в друге, точно в выделанном из хаоса додекаэдре  — Бурелом не считал секунды, поглощённый боевым азартом, усилил давление до кровяных подтеков, чувствуя под пальцами  пульсирующие сосуды, одновременно занося свободную лапу для повторного удара, но лишь досадливо щёлкнул челюстью, зарывая последнюю попытку удержания заветного трофея вместе с ошмётками гнилой почвы, забившей пасть при столкновении с землёй.

Смрад отвращения к собственному униженному положению ударил в нос терпким запахом крови, когда заднюю лапу пронзила волна нестерпимой боли, изламывая сустав до неестественного хруста, покрывая вздувшуюся кожу обжигающей  испариной. В бессилии возвышаясь над неровной поверхностью, Бурелом пропустил заключительный вираж, с ледяной яростью потухшего янтаря позволяя противнику ретироваться; до ломоты в сухожилиях, пытался нащупать когтями устойчивую опору, но не дать остаткам сил покинуть изношенное тело, как и не мог оставить довольство победного триумфа заклятому врагу, сейчас, ведомый одним лишь желанием кровожадного возмездия.

→ старая гремящая тропа

+2

107

▼ жилое гнездо 

Пытался держать комфортный для коротких лапок темп, но постоянно сбивался; мысли путались, перемежаясь короткими отрывками реальности – возвращался к осязанию земли под лапами, завязнув в густой чужеродной растительности или сжатым откликом на голосок дочери, большинство же пожухлой флоры сминал тяжелыми лапами, нередко используя плечи в качестве тарана, расчищая путь для идущей следом младшей.

Ельник редел, уступая место щетинившимся скалистым наслоениям. Едкий запах меток заструился по нёбу, взывая к затаившемуся в раздумьях разуму – решительно распрямившись, обернулся к Остролисточке, прокручивая обрывки состоявшегося перед уходом разговора.
    — Готова? - обронил уже трижды или четырежды, сам того не замечая. Был уверен в своем поступке, но не мог скрыть бурлящего под шкурой нетерпения, лихорадочного ожидания, что отзывалось в воспоминаниях былыми деньками. Что это за штука, малышка? - ткнул лапой над загривком, осторожно подцепив когтем лазурный ремешок - ну, в том плане, я-то знаю что это, типа откуда она у тебя, и всякое такое.. - переместив вес на задние лапы доверительно накренился, ловя взгляд - она тебе важна?

+3

108

Остролисточка довольно быстро для котёнка шевелила лапами, желая поскорее избавиться от двуногих, от ужасных соседок и деревянной коробки.
Идти в тишине ей показалось слишком скучно, да и мысли о всякой всячине и незаданные вопросы забивали голову.
- Я уже доверила тебе свою жизнь, но ты так и не представился, - прыжками догоняя бурого кота, спросила котёнок. - слушай, ты говорил, что забрал моих братьев. Но зачем? Ты мне приходишься родственником или просто хороший знакомый мамы? А мама! Как она выглядела, какой она была? Я похожа на неё? А вот мы сейчас идём в Небесное племя, а есть другие? - засыпала вопросами она. Столько интересного за пределами дома, что аж лапы чешутся всё узнать да разгадать. И как только эти киски могут сидеть в своих домах всю жизнь?! Это же так скууучно!
Чем дальше отходила Остролисточка от своего дома, тем бойче был её шаг и счастливей голубые глаза.
Но вдруг они остановись, бывшая Сильвия почувствовала, что запахи здесь отличаются, кроме привычного ей был и другой, очень сильный и схожий с запахом обретённого друга.
— Готова?
Остролисточка даже надула губки.
- Конечно я готова, для меня пути назад уже не существует! - воскликнула она.
- Что это за штука, малышка?.... она тебе важна?
Белая кошечка удивлённо посмотрела на висящий у неё на грудке медальон, как будто видела его в первый раз.
- Думаю нет, теперь он мне точно ни к чему, - улыбнулась она, глядя в медные глаза. "Больше ни к чему!"

+3

109

Медленно сомкнув веки, он свел широкие плечи, кренясь ближе к земле. Тёплая, матовая и истертая пылью, подушечка, легла меж девичьих лопаток, с затаенной в осторожном движении силой заставляя последовать собственному примеру.
    — Прижмись подбородком как следует, - продвинув коготь по сизой тесьме, нажал, вдавливая неестественную маслянистость чужеродного покрытия в твердь грунта - просунь сюда пальцы и крепко держи.

Лишь убедившись, что дочь зафиксировалась в нужном положении, ухватился зубами за ошейник, придерживая хрупкую фигурку обеими лапами. Едкая густота искусственной полоски расплывалась налетом по зубам и небу, оседала в горле мелкой крошкой, истощая хлипкое самообладание. Глухой хлопок известил об удачности финального рывка, буромордый разжал онемевшие челюсти, выронив разорванную плеть, и с извиняющейся миной смерил младшую обеспокоенным взглядом.
    — Порядок? Ну и крепкая же срань, - отплевываясь от клочков безвкусного сора, невнятно пробасил - цела? Иди сюда, осталось немного, - подтолкнув Остролисточку носом, вновь согнулся в плечах, подставляя пушистый бок - давай, только держись крепче, поняла? Дождавшись, пока та взберется на просторную холку, медленно приподнялся, позволив нащупать устойчивую позицию - У тебя клёво получается, я уже убедился, - хмыкнул, припоминая недавнюю стычку.

     — Я твой папа, Остролисточка, - смог выдохнуть столь короткую фразу, лишь разорвав зрительный контакт - Торнадо. Теперь тебе больше нечего бояться.

▼ лагерь 

Отредактировано Шквал (2018-09-01 07:57:22)

+5


Вы здесь » cw. дорога домой » границы » небесное и сумрачное