cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » границы » небесное и сумрачное


небесное и сумрачное

Сообщений 81 страница 86 из 86

1

http://s5.uploads.ru/l3J2e.png

0

81

Язвы сыпались в воздух, опутывая слух невидимыми щупальцами, сжимая остатки некогда запасенного терпения, что уже висело на тонком волоске, готовое вот-вот сорваться и обрушиться раскалённой лавой.  Пальцами судорожно ощупывая землю под лапами, Бурелом сминал снежные хлопья в грязь, натыкаясь на щепки и острые хвойные иглы, что впивались в подушечки, оставляя за собой приятные, колющие ощущения; замер,  внешне абсолютно, практически спокойный, пытаясь не зацикливаться на внутренней борьбе в попытках обуздать нарастающую ярость, навеянную вызывающим поведением сумрачной и беспечностью своей  соплеменницы. Все шло не по плану; все заранее встроенные схемы летели в глубокую пропасть, и осадок от собственного провала терпким чувством оседал на треснувших губах. Бурелом никогда не был силён по части  дипломатии, гораздо более эффективно работая когтями на полях сражений и  потроша вражеские шкуры; с другой стороны, он мог преподнести нужную информацию  ровно и бескомпромиссно, не задеваясь бездумными порывами на окружающие склоки и не ставя под сомнение правдивость своих слов — стало быть, поэтому Звездошейка послала сюда именно его.

Эмоции, что упорно притеснялись настойчивым голосом разума, резонировали с новой силой, окутывая рассудок  бисером сплетений из едких слов, небрежно слетающих с уст сумрачной. Свинцовая грудь дёрнулась в придыхании, но Бурелом уже не был напряжен - как бы выпады кошки к тому не располагали - он смотрел на нее неотрывно какую-то долю секунды, ловя хищный отблеск во взгляде, изламывая губы в жесткой противоречивой полуулыбке, наблюдая и запоминая ее такой. Как мало различима должна быть грань, не так ли, Молния?   Потому что  знал: с этой самкой без толку было спорить, равно как и поддаваться на ее провокации - полосатую смиряла лишь сила и принятие негласных  правил ее игры. Нравится нащупывать точку кипения или так не терпится повторить подробности былой встречи?

Довольно, — обронил, поддавшись вперёд, и предупреждающе прошёлся когтями в миллиметре от пальцев бурошкурой, что стояла достаточно близко, чтобы  можно было  рассмотреть  каждое мимическое искажение на ее мордашке, — Мы пришли сюда не за этим, — повёл ушами в сторону серого кота, когда тот заговорил, внимательно его слушая и, кажется, немного присмирев.

Пропуская в голове мысль, Бурелом   обернулся на свою спутницу, прочертив ее напряжённую фигуру усталым взглядом, подсвеченным разгорающимися искрами недовольства, и произнёс: — Отправляйся в лагерь, Тучелапая, —  тон был спокойным, но тем не менее настойчивым, не приемлил возражений, лишь низкая хрипотца выдавала столь шаткое состояние, — Скажи Звездошейке, что дальнейшие переговоры я взял под свою ответственность, — ради безопасности молодой воительницы, — Я разберусь, а ты гораздо более нужна там, — на мгновение задержал взгляд в помутневшей от злости желтизне и обратил его на соседей.

—  Я иду один, — уверено подытожил исполин, провожая хмурым взором удаляющуюся фигуру белой кошки.

Отредактировано Бурелом (2018-03-27 11:01:58)

+4

82

Спокойно. Пожалуйста, будь умницей. Чёрная шерсть на загривке ходила ходуном, когти впивались в землю, цепляли жухлые травы, а взгляд янтарных глаз был обращён вниз. Она усердно всматривалась в лапы, рассматривая небольшие пучки шерсти, торчащие между пальцев, и мелкие капельки талого снега. Не слушай. Желторотая. Звёздные Предки, она когда-нибудь замолчит?! Напряжение комом застряло в горле, не давало дышать, заставляя всё больше и больше пылать разрастающееся внутри пламя. Жжётся, ужасно хочется ответить, ляпнуть что-нибудь сгоряча. Дать по этой наглой полосатой морде и наконец-то успокоиться. Чёрный хвост заметался из стороны в сторону, хлеща воительницу по бокам.

Белоснежка тоже не отставала от своей соплеменницы. Этот елейный голос, милое личико — всё притворство. Они одна другой стоят, чего уж там. Клюв снова раскрылся, и из пасти чуть не вылетело ещё одно неосторожное слово. Тучелапую распирало внутри, злость клокотала, норовила выплеснуться, но нужно терпеть. Сейчас всё зависит от поведения черношкурой, она ведь и так здорово всё подпортила. Впрочем, не одна она. Взгляд, полный презрения, метнулся в сторону границы и вновь возвратился к собственным лапам.

«Молчи, пожалуйста, молчи»

Заговорил серый сумрачный воитель. Редкий адекват в их племени. Разложил всё по полочкам, объяснил ситуацию, попросил предупредить предводителя и даже почти не вызывал неприятных чувств. О, если бы не эта полосатая шерстяная шкурка, переговоры бы сразу пошли в совершенно другом направлении. Тучелапая сердито клацнула зубами и... замерла. Что? Что значит «отправляйся в лагерь»? Слова Бурелома эхом раздавались в голове, не давая собрать в кучу вмиг разбежавшиеся мысли. Да, Тучелапая не совсем понимала, что делает в этом походе и лучше бы действительно осталась в лагере, но сейчас она уже здесь. Отослать её обратно на глазах у теневых! Это, знаешь ли, Бурелом, позорно. Воительница ошарашенно посмотрела на своего соплеменника.

— Что это было сейчас? Звездошейка отправила меня с тобой! — пробурчала Тучелапая у самого уха исполина, чуть ли не касаясь его серебристой шерсти. В лагере ещё были воины, и предводительница действительно... Сказала Бурелому взять её с собой. Сказала. Бурелому. Дырку в небе над всеми вами! Он мог попросить чёрную уйти, он распоряжался ей полностью. Старший воитель, да ещё и один из самых доверенных лиц Звездошейки. Дело дрянь, конечно.

— Да, Бурелом, — постаралась спокойно ответить воительница, но в глазах плясали искорки недовольства, а кончик хвоста нервно подёргивался, — Если тебя случайно загрызёт эта полосатка и Когтезвёзд ни о чём не узнает — всё будет на твоей совести. Я подожду до тех пор, пока вы не уйдёте, — Тучелапая уселась, следя за удаляющейся белой шерстью.

Отредактировано Тучелапая (2018-03-27 19:23:47)

+5

83

Как же Нежнолапка расстроилась, когда всклоки с Тучелапой прекратились. Предки, ей так это было нужно, но соседка оказалась слишком послушной и сдержанной. Стоило только старшему воителю закрыть ей рот. А вот белая кошка вряд ли бы заткнулась, даже по просьбе Мутногривого. Хотя...всё может быть. Возможно, что-то и осталось разумного после этого интенсивного однолунного перевоспитания.
Нежнолапка не хотела оставлять Молнию один на один с этой небесной, но приказа наставника ослушаться не смогла. Если кто-то ещё пошутит про хвост полосатой - ученица тому сама личный хвост отгрызёт.
- Лады, - как ни в чём ни бывало пожала плечами беленькая и, вальяжно развернувшись, умчалась в лагерь. Общаться с Когтезвёздом особого желания не было, но Нежнолапка не могла ослушаться Мутногривого. Не сегодня. Она слишком много его подводила, сегодня то точно должно получиться выполнить это лёгкое поручение. Нежнолапка уже хотела стать воительницей не из-за того, что над ней насмехались сверстники, а из-за того, что спать в одной палатке с оруженосцами не вызывало интереса.
>>>главная поляна

+3

84

Мутногривый не торопился вмешиваться, хоть бесхвостая и ожидала обратного. Должно быть, сейчас занудные нравоучения товарища были обращены во благо поставленным воительницей целям; кто знает, в особом пристрастии серошкурого к воинскому закону Молния не слишком хорошо разбиралась.

Обидно, но аккурат когда сумрачная уже настроилась на потасовку, распаляя клокочущее в глотке рычание, Тучелапая перестала реагировать, упершись взглядом в свежий снег. Стыдно стало? Сравниваешь свои жирные кулачищи в надежде на лёгкую победу? Сдерживаемое, пламя металось, но так и не находило выхода; угрожающе распушившись, бурая шерсть собрала на себе целый ворох опускающихся крупными хлопьями снежинок. Молния была готова рвать и метать, решимость горела во взгляде ядовитым неоном, но слишком четко вырисовывалось видение чужой вины, чересчур удачно сынициированной, чтобы портить свои же усилия. Только ступи на наши территории, стрекотуха, и я выжму из тебя все соки.

Бурелом продолжал проверять ее на прочность, а может то был особый способ отпугивания напирающих подальше от границы. Чем бы ни было, оно вызвало моментальный протест, оглашенный сдавленным шипением, оборвавшимся с резким движением лап. Исполин любил нарушать чужое пространство, получая объект взаимодействия в непосредственной от себя близости - это бесхвостая уже поняла, но узнав не собиралась быть одной из.
   — Вот и катитесь, - уничижительный тон был преисполнен настоящего гнева, что, казалось, волнами исходил от облепленной снегом шкуры. Вспыхнувшая нахлынувшими чувствами, Молния стиснула зубы, сталкиваясь взглядом с горящими глазами воителя, намеренная ответить на очередной его вызов, когда тот нерасторопно прервал зрительный контакт, возвращаясь к невозмутимо ведущему переговоры Мутногривому.

Ровный тон соплеменника вернул бесхвостую к действительности. Глубоко вдыхая морозный воздух, она пыталась остыть, но свежий кислород лишь раздувал пламя ее возмущения, пронзая напряженные лапы зудящими иглами инициативы.
   — Если встретишь еще гусениц - всех не дави, мне хоть одну оставь, - какое-то время Молния следила за скрывающейся в глубине хвойных белой тенью, до боли выпуская когти на прижатой к груди, после выходки небесного, лапе.

Негромкие вибрации в голосе Бурелома резонировали, обращая пламенную бурю в окрыляющий, внезапно обрушившийся шквал торжествующего пассата. Хотелось по-детски прыгать и дразняще насмехаться, роняя чужое положение ниже нулевой отметки, но приходилось держать маску сознательной разумности, ведь все во благо переговоров. Лишь зелена глаз высокомерно поблескивала, наблюдая за полюбовными перешептываниями.

   — Скорее торопись к своей пчеломатке с дословным докладом, пока ничего не забыла, - она питала к Звездошейке искреннюю ненависть, а победа над рысью лишь усугубила и без того шаткое положение - не смею задерживать. Одним стремительным движением стряхнув с накалившейся шкуры подтаявший снег, Молния, ни на кого не глядя, покинула границу уверенная в своей победе, с заносчивым триумфом оставляя за собой последнее едкое слово.

▼  болото 

+4

85

Реакция Тучелапой была отнюдь неоднозначной, и Бурелом задумчиво сощурился, переводя взгляд с соплеменницы на зардевший светлыми всполохами горизонт, прокручивая в голове возможные варианты визуальных картин предстоящих ему переговоров. Губы едва заметно дернулись в ухмылке, обнажая кончики клыков, когда он уловил отстатки реплик черношкурой.

Не волнуйся, - довольно по-свойски пробасил самец, снисходительно глянув на кошку, - им придётся изрядно попотеть, чтобы хотя бы завалить такого, как я, - понижая голос, с допустимой долей иронии добавил исполин, убеждая соплеменницу в том, что готов к любым неожиданным переворотам; между тем, пропуская в голове мысль, что при желании справился бы с двумя, а то и тремя - изливаясь кровью, захлёбываясь собственной жёлчью, с переломанным ли хребтом, но довёл бы дело до конца.
Только не с ней.

Снежные хлопья, закручиваясь в воздухе в причудливые спирали, опускались на серебристую шкуру; дыхание кота было глубоким и ровным, но каких усилий ему стоило держать это хрупкое спокойствие сейчас - вслушиваясь в повышенные  интонации сумрачной - можно было заметить по едва различимо дёргающимся желвакам и остаточной напряженности всей его позы, безупречно прямой спине и высоко поднятой голове. В груди стягивалось тугим клубком, видимо, уже ставшее привычным чувство злости и бессилия, согревающе тёплое, но опасно балансирующее на грани обжигающего. Взгляд тускло-желтых глаз, окаймленных тёмным ободом, был направлен на поддёрнутую  расточительной злостностью мордочку полосатки, но не видел ее; рассудок погрузился в пучину произнесённых слов, вплетенных в витиевато-колющие  фразы, которые скользким ужом опоясывали чертоги разума и, подобно невидимому хлысту, разрезали кожу изнутри одним прицельным ударом - она знала, куда бить.

Наконец глава патруля подал знак о выдвижении их немногочисленного отряда, на что Бурелом сдержано кивнул и сдвинулся с места, в последний момент обернувшись на соплеменницу: — Будь осторожна, - скупая забота, но все же, - Опасность может быть скрыта в любом мелком шорохе, - стоило ли отпускать молодую воительницу одну, когда даже их родной лес в нынешние времена становился настолько чужим и уязвимым, что в любой момент, возможно за следующим поворотом, за тем трухлявым пнем, мог прятаться их теперь уже общий враг. Пропуская тень сомнения на морде, Бурелом последовал за сумрачными, усердно  пытаясь на концентрировать не мигающий взор на размытых очертаниях движущейся впереди  фигуры Молнии.
>лагерь

+1

86

Ухмыляется. Ты же, дубинушка, во вражеский лагерь пойдёшь, к целому полчищу недобро настроенных воителей. Побежишь за этой агрессивной полосаткой, и кто знает, вернёшься ли обратно. Ну, сумрачные же следуют Воинскому Закону, да? По крайней мере, должны следовать. Сейчас они даже не переступили границу, не перешли за эту невидимую черту, отделяющую племенные территории друг от друга. Правда, почти достигли точки кипения чёрной воительницы, но кому это было важно?

— Я волнуюсь только за успех переговоров, — коротко бросила Тучелапая, попутно осматривая своего товарища. Действительно, мощный и крупный, с таким соперником нелегко будет выйти из схватки победителем. Тем более, что Бурелом славился в Небесном племени своей боевой подготовкой. Но всё-таки какое-то едва уловимое нежелание отпускать его одного проскальзывало в душе, и причиной тому наверняка был тот ненавистный меховой шар. А Тучелапой теперь отправляться с докладом к Звездошейке придётся. Воительница почувствовала, как шерсть на загривке снова начала понемногу подниматься и в такт колким выпадам раскачивался чёрный хвост.

Злоба, казалось, почти рассеявшаяся со словами соплеменника и сменившаяся теперь простым недовольством и неосознанным чувством вины, закипела внутри новой силой, словно разбуженный после долгой спячки вулкан. Каждое слово назойливой теневой воительницы гулким набатом отдавалось в голове и шумно оседало вниз, каждое её движение: взгляд, вздох, подёргивание хвостом, маленький шаг в сторону — всё вызывало отвращение и искреннее желание вцепиться в полосатый бок. В свой адрес едкие выпады можно ещё было терпеть, попытаться растворить их в себе, но вот слушать гадости о Звездошейке... Рано или поздно, меховая шкурка, ты заплатишь за это. Хвост яростно взметнулся, а когти в который раз прошлись по талому снегу.

— Эй, — начала Тучелапая, полная негодования, и в следующую же секунду замолчала. Позже, потом раздашь оплеухи, выльешь все накопившееся внутри. Она мельком бросила взгляд на Бурелома, но тот не сказал и слова в защиту предводительницы. Ему всё равно или это тактика такая? А, будь что будет! Краем уха поймав последние слова соплеменника и дождавшись ухода небольшой процессии, Тучелапая побрела в сторону лагеря.

главная поляна Небесного племени

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » границы » небесное и сумрачное