cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » эпизоды » твоя зона комфорта


твоя зона комфорта

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://99px.ru/sstorage/56/2014/12/image_561212140050221476960.gif

Ежевика и Пантерагод назад, конец Голых Деревьев, лес Грозового племени
Юные Листья, берег озера
Зелёные Листья, лагерь Грозового племени


Всякая влюблённость начинается по-разному, по-разному же и завершается. Некоторые из них чересчур скоротечны, перегорают, оставляя после себя лишь горстку воспоминаний, приносящих то тупую боль, то нежное тепло. Другие до последнего согревают любящие души даже перед угрозой смерти. Но эта история ещё далека от своего завершения. Любовь неожиданно вспыхнула в юных сердцах, окрепла, преодолела трудности и до сих пор живёт.


+2

2

Она знала, что этим все может закончится. Знала, что поступает неправильно, и нужно было прекратить в самом начале. Но... Надеялась, что все может измениться. Наивно и неправильно потакать фантазиям, теперь воительница это знает. Но - все по порядку.
Все началось несколько дней назад. Алогрив [выдуманный нпс] начал уделять Пантере больше внимания, чем обычно. Кот старался попадать во все патрули, в которые входила черная кошка. Алогрив был ровесником Пантеры. Они росли вместе, были друзьями. В какой-то момент их общение стало меньшим и поверхностным. И вдруг - у рыжего кота опять появился интерес к соплеменнице. Да еще какой! Пантера быстро сообразила, чего добивался соплеменник. Ей грозовой кот всегда был интересен как друг, как собеседник, как личность, но... она не испытывала к коту более теплые и нежные чувства.
На улыбку - улыбка. Совместный завтрак, вылизывание, шутки и смех. Но в этой паре был только один влюбленный. А Пантера - всего-лишь его отражением. Не известно, как долго продолжалась бы эта игра. Черной кошке, по крайней мере, больше не хотелось давать Алогриву неоправданных надежд. С каждым днем она чувствовала себя хуже. Нельзя так поступать с котом - особенно, хорошим котом. Воительница дала шанс их отношениям - в них кошка оказалась лишней.
- Алогрив, прогуляемся? - предложила она другу, болтающему с соплеменниками в лагере.
- Конечно! - воодушевленно заурчал кот, лизнув ее за ушком. Для племени Пантера и Алогрив считалась уже устоявшейся парой. Кот вышел первым, Пантера, чуть погодя, следом. Улыбка у кошки была мрачной и тяжелой.
Всю прогулку Алогрив болтал без умолку. Он размышлял об их будущем. Затронул тему котят. Тут воительница резко остановилась.
- Котят?
- Ну конечно, любимая! - проурчал кот, потеревшись о нее боком. - Ты будешь прекрасная мать! А я отец. И потом...
- Стой... - тяжело сказала кошка, опустив взгляд. Алогрив терпеливо ожидал продолжения. Воин перестал улыбаться.
- Послушай, Алогрив. Ты отличный кот, правда! Мне хорошо с тобой, но...
- Если ты не хочешь пока малышей, я пойму, но...
- Мы не можем быть вместе! - чуть ли не выкрикнула кошка, встречаясь со взглядом с котом. - Я... Я не люблю тебя. Я не могу ответить тебе теми же чувствами. Нам лучше остаться друзьями.
Рыжий кот отвернутся, переваривая услышанное. Пантера ждала. Казалось, прошла вечность. Наконец, грозовой кот кивнул и с презрением во взгляде прошипел:
- Я понял. Все понял, Пантера. Решила поиграть на моих чувствах, да? Решила, что это весело!?
Чёрная округлила глаза, она не ожидала такой реакции.
- Нет! Ну конечно нет, я...
- Лживая тварь. Видеть тебя не желаю.
Слова друга резали больнее когтей. Пантера уселась на землю и опустила взгляд на лапы. Грозовой кот ушёл. Когда его шали стихли - Пантера дала волю слезам.

+2

3

Сезон Голых Деревьев приближался к своему концу. Мороз понемногу давал слабину, хотя сугробы ещё и не думали сходить. Зато с каждым днём солнце находилось над горизонтом всё дольше, и каждое утро молодой полосатый воитель всё раньше выбирался на охоту. Обычно он выходил вместе с рассветным патрулём или немного позже и охотился в лесу. Чтобы хоть что-то поймать приходилось долго этим заниматься, ибо Ежевика в ловле был не силён. Но долг взывал к нему, заставляя просыпаться пораньше, коту было не в тягость проводить утро в одиночестве в лесу - в обществе большинства своих соплеменников он не нуждался, а пользу приносил. И все были довольны.
Сегодняшний улов тоже не радовал. Несчастная мышь болталась в пасти воителя, пока он брёл в сторону лагеря, хмуро глядя себе под лапы. Если что, попрошусь дозорным на сегодня. Если так, то как раз сейчас посплю, а ночью, так и быть, поморожу хвост. Кто-то же должен этим заниматься. До ушей кота донеслись голоса, он замедлился, прислушиваясь. Первой мыслью было, что он нагнал рассветный патруль. Но тут же Ежевика отмёл её - рано ещё им возвращаться. Видимо, кто-то из соплеменников тоже выбрался на охоту. Или прогулку?
Поначалу воитель хотел пройти мимо, но его внимание привлек странный тон, на котором разговаривали Грозовые. Да уж, так переговариваться - никакой дичи не найдут. Кто-то разговаривал громко, даже слишком эмоционально. Сам не зная почему, Ежевика решил узнать в чём дело.
Сначала он почувствовал свежий запах Алогрива, который, видимо, только что покинул поляну, а затем увидел тёмный силуэт у одного из деревьев. Плечи Пантеры подрагивали, словно она плакала. Ежевика остановился в нерешительности. Может, это не его дело? Мало ли, в чём не сошлись кот и кошка? Мне казалось, у них всё хорошо. Ещё пара секунд размышлений, и воитель медленно двинулся к соплеменнице
- Пантера? - негромко позвал Ежевика, опуская мышь в снег. Он дождался, пока кошка обернётся, и вопросительно склонил голову: - Что-то произошло?
Глупый вопрос, конечно, произошло! По ней же видно. Ежевика нахмурился, перешагивая с лапы на лапу. Он никогда не умел успокаивать кого-то, копаться в душе и проблемах других, к тому же, что сейчас было весьма весомо, наедине с кошкой оставался не так уж много раз, чтобы разобраться в их тонкой душевной организации. Полосатый опустился на землю рядом с Пантерой, сохраняя, однако, вежливое расстояние, и тихо спросил:
- Я могу чем-то помочь?
Ему совсем не хотелось видеть прелестную молодую кошечку такой разбитой и печальной. Она всегда была милой и учтивой, и Ежевику немного выбивал из колеи этот подавленный вид соплеменницы. Сделаю, что смогу. Если ей нужно что-то.

+2

4

Так горько Пантера давно не плакала. Ее трясло от рыданий, воительница стиснула зубы, чтоб не завыть. Кошке было горько и противно на душе. Черная и не думала в чем-то обвинять Алогрива. Во всем виновата она и только она. Но… Он ведь и правда ей нравился. Совсем чуть-чуть, но нравился. Им было хорошо, весело вместе. Пантере было грустно от того, что былые хорошие деньки больше не вернуть. Кто знает, может, Алогрив будет даже мстить?
«Ну и ладно, я это заслужила…» - продолжала заниматься самобичеванием кошка.
Морально себя истощая, воительница почувствовала слабость, и готова была уже улечься на промерзлую землю и зарыться в снег. И проспать так до Зеленых Листьев.
- Пантера?
Кошка вздрогнула. В ней успела промелькнуть надежда, что это Алогрив вернулся. Воительница резко повернула голову, но взгляд скользнул по бурой полосатой шкуре, а не рыжей. Пантера проморгала и протерла лапой морду, стирая слезы. Бесполезно – они блестели, как и взмокшая на щеках шерсть.
- Еживика… - тихо мяукнула кошка, опуская взгляд на убитую мышь. Воитель явно охотился, и просто оказался неподалеку.
«Он все слышал! Наверняка! Я должна все объяснить…» - у Пантеры появилось неистовое желание начать оправдываться. Ежевика всегда был для нее олицетворением правильности и справедливости. Воительница решила, что если покается ему – что-то может измениться к лучшему.
- Что-то произошло?
Пантера прохрипела что-то невнятное. Голос сел из-за рыданий. Она сглотнула, облизнулась. Ежевика тем временем подошел совсем близко и присел рядом с ней на снег.
- Я могу чем-то помочь?
Воительница кивнула, откашлялась и, сделав глубокий вдох, с грустью посмотрела на небо.
- Я поступила очень плохо. Я обидела Алогрива. Я не хотела, правда! Я просто запуталась, а он… Просто котята, и я… Алогрив на меня рассердился… Мне так жаль…
- все это кошка говорила очень сбивчиво. Опять подступили рыдания, и кошка в порыве чувств прижалась к груди воителя, уткнулась в его шею мордочкой и снова дала волю слезам.
- Я очень, очень плохая кошка… - выдавливала из себя Пантера в перерывах между всхлипываниями.

Отредактировано Пантера (2018-02-13 21:35:54)

+2

5

Пантера была вся в слезах. Ежевике даже стало неловко, как будто увидел что-то такое, что ему видеть совсем не стоило. Он ещё больше смутился и опустил взгляд, сверля им свои лапы. Кошка пыталась что-то сказать, но едва ли могла дышать сквозь слёзы. Что-то внутри воителя сжалось в тугой комок.
Ему было неприятно, когда происходило подобное. Когда кому-то требовалась его поддержка, а он из себя слова выдавить не может. Её должен был найти кто-то лучше меня, кто смог бы утешить. Ежевика вздрогнул, когда Пантера вдруг дотронулась до него. До него уже давно никто так не дотрагивался.
- Я поступила очень плохо. Я обидела Алогрива. Я не хотела, правда! Я просто запуталась, а он… Просто котята, и я… Алогрив на меня рассердился… Мне так жаль… - чёрная кошка торопливо говорила, будто объясняясь перед воином. Он замотал головой, желая прекратить её исповедь, но язык совсем не желал ворочаться. Котята? Она... беременна? Почему же он ушёл?
- Ты ждёшь котят? - вопрос сам сорвался с языка, но воитель тут же захлопнул пасть. Не его это дело совсем. Они даже не друзья. Даже.
Ежевика никогда не обращал внимание на кошек. Ему был представлен не лучший пример семьи - родители разошлись почти сразу после рождения детей, а потому полосатый теперь не спешил обзаводиться собственной. Просто не умел это делать. Он умел драться, следовать за запахами по лесу, лазать по деревьям, охотиться, но не ухаживать за кошками, нет. Но сейчас, когда Пантера оказалась так близко, Ежевика не мог понять, почему так нервничает.
Она была мила. Он иногда обращал на неё внимание как на неплохую охотницу, но едва ли его взгляд задерживался на чёрной фигуре более чем на пару секунд. Или ему так казалось? Не хмурился ли кот больше обычного, когда эта воительница ворковала с Алогривом где-то на поляне? Только потому, что есть много других полезных дел. Ежевика набрал побольше воздуха в лёгкие, собираясь с силами.
- Это не так. Возможно, вам обоим следует немного остыть, - воитель наклонил голову, заглядывая Пантере в глаза, чтобы удостовериться, что его слова находят отклик. - Я уверен, вы ещё помиритесь.
Его губы искривились в такой непривычной улыбке. Лишь на мгновение, потом воин снова стал серьёзен. Он пытался сам поверить в свои слова, а потому чувствовал себя неловко, пока Пантера прижималась к нему, ища успокоения. А если Алогрив вернётся? Что он решит? Что я приударил за его расстроенной подругой? Не-ет... Судорожные всхлипы воительницы заставляли Ежевику покрываться мурашками. Она была слишком близко.
- А если нет, то Алогрив просто мышеголовый. И не стоит всего этого. Твоих слёз в особенности, - голос Ежевики как всегда был твёрдым и уверенным. Ничто, казалось бы, не может выбить его из колеи. Хотя внутри всё так и бурлило от волнения.
Кот отстранился, поднимаясь на лапы. Нельзя, неправильно так. Они ведь вместе.
- Ты хорошая, Пантера, - Ежевика заглянул кошке в глаза и осторожно провёл полосатым хвостом по всё ещё содрогающимся из-за плача чёрным бокам воительницы. - Если хочешь, я сам с ним поговорю? Вы ведь любите друг друга, а значит, должны быть вместе.
Полосатый никогда так не рвался помочь кому-то. Чем это было вызвано? Тем, что он внезапно проникся проблемами молодой пары, или тем, что не хотел, чтобы эта милая кошка страдала?

+4

6

Оказаться в объятьях Ежевики Пантера не собиралась, но уже так вышло, и… Кошечке стало намного лучше. Телесные контакт зачастую были куда откровеннее и искреннее слов. Воитель не оттолкнул ее, а выслушал и попытался утешить и поддержать. Черная притихла, слушая полосатого кота. Поток рыданий прекратился. Грозовая кошка слегка отстранилась. Она намочила шерсть Ежевики своими слезами.
«Ой, неловко…» - кошечка быстро стала вылизывать грудку воителя, пытаясь исправить ситуацию. Ритмичные движения языком, к слову, ее тоже успокаивали – Пантера обожала кого-то вылизывать, когда нервничала.
- Ты ждёшь котят?
Кошка запнулась и слегка отстранилась, чтоб заглянуть в глаза Ежевики. Ее глаза блестели и казались ярче обычного.
- Нет. Он хотел… И я хочу, но… Не с ним.
Пантера смутилась и опустила взгляд. Ей как будто было неловко перед полосатым котом. Хотя за что? Будь она беременна – все соплеменники должны были быть рады скорому прибавлению в лагере. Кроме одной черно-белой воительницы, как всегда…
- Это не так. Возможно, вам обоим следует немного остыть, - негромко мурлыкал Ежевика, заглядывая прямо в глаза заплаканной кошке. Пантера не пыталась возразить. Она не хотела перебивать воителя. Голос Ежевики успокаивал. Черная цеплялась за него, как за спасительную соломинку. - Я уверен, вы ещё помиритесь.
Пантера слабо улыбнулась. Она громко шмыгнула носом – не очень женственно – и заулыбалась веселее. Было что-то в голосе, да в целом в воителе, что внушало уверенность. Он уверен, что они помирятся? Так и будет. Говорит, что видел летящего ежа? Пантера бы ему поверила.
- Помиримся, - согласилась кошка, кивнув головой. И правда, нельзя все бросать на самотек. Им все-таки в одном племени жить, в одной палатке ночевать. Пантера искренне хотела, что Алогрив простил ее не взаимные чувства и смог остаться хорошим другом.
- А если нет, то Алогрив просто мышеголовый. И не стоит всего этого. Твоих слёз в особенности, - вдруг по-другому заговорил Ежевика, тем самым поднимая самооценку кошки. Пантера почему-то думала, что полосач не такой… Что ему чужды нежности. У кота не было подруги, Ежевика никогда не могла понять, почему. Удивительно, Ежевика ломал все предрассудки на счет себя. Оказался внимательным слушателем, который все понял с полуслова. Он искренне пытался помочь. Пантера не скрыла восхищения в глазах. И благодарности.
- Спасибо, я… Спасибо… - воительница в порыве чувство потянулась к мордочке кота и лизнула его в щеку. Все произошло быстро. Пантера снова смутилась, хотя не жалела о поступке.
- Ты хорошая, Пантера, - отстранившись, мяукнул кот, и провел хвостом по ее дрожащим плечам. - Если хочешь, я сам с ним поговорю? Вы ведь любите друг друга, а значит, должны быть вместе.
Черная опять вздохнула. Она тоже поднялась на лапы, и жестами предложила Ежевике пройтись.
- Не надо… Я хочу сама все исправить. И… Я, правда, хочу, чтоб мы с Алогривом помирились. Но не более того, - воительница прижала уши. – Он не плохой кот. Но мне не пара.
Воительница фыркнула.
- Ты не подумай, я не кручу носом, просто… Я не чувствую бабочек в животе. Не думаю о нем днем и ночью. У меня нет постоянного желания быть рядом. И… Мне кажется, он тоже меня не понимает до конца. Мы просто не пара, вот и все…
Пантера покачала головой. Немного помолчав, перевела на Ежевику задумчивый взгляд.
- Ты правда думаешь, что я хорошая? Даже после всего?
Черная ободряюще улыбнулась. Слышать, чтоб Ежевика говорил о кошке так, о том, что она хорошая – и не имел ввиду охотничьи или боевые способности? Интересно…

+5

7

- Нет. Он хотел… И я хочу, но… Не с ним.
После этой фразы стало немного проще. Как будто Пантера вновь стала обычной кошкой, а не чьей-то собственностью. Ей становилось легче. Ежевика заметил, как жёлтые глаза стали светлеть, а слёзы на щеках подсохли. В груди у кота поселилось чувство уверенности, будто он выполнил свой долг. Как будто это было чем-то важным для него - успокоить Пантеру, уверить её в том, что всё будет хорошо.
Может, и было.
Из уст воительницы посыпались слова благодарности, а потом она вдруг оказалась слишком близко. Снова. Она прошлась шершавым язычком по полосатой щеке, и воин вздрогнул. Это было похоже на игру - Пантера тянулась к Ежевике, а он всё время отстранялся, повинуясь непонятному внутреннему страху. И даже не отдавал себе в этом отчёта.
Грозовые двинулись по лесу. Пока они шли, и Пантера говорила, полосатый задумчиво глядел себе под лапы. Вся эта ситуация была такой... нестандартной. Кот привык, что вся его жизнь это повторение мало отличающихся друг от друга действий. А Пантеры не было ни в одном из планов на день, и оттого Ежевика даже не знал, что говорить. Это всё казалось игрой воображения.
- Может, тогда вам и не нужно... - слова вырвались сами собой, но кот вдруг замялся. Не нужно что? - Ну... Быть вместе. Я думал, что всё должно быть по обоюдному согласию.
Мало ли, что ты думал. Ежевика был профаном в этих делах, а потому внезапно вырвавшийся его недосовет лишь выставлял его дураком. Почему-то коту было очень важно, чтобы Пантера не смеялась над ним. Воитель вообще не любил, когда его высмеивали, но от чёрной кошки услышать насмешку было бы намного обиднее.
- Ты правда думаешь, что я хорошая? Даже после всего?
Ежевика кивнул. Конечно, он так думал. Разве Пантера виновата, что не хочет быть с Алогривом? Каждый имеет право выбирать того, с кем хочет провести жизнь. И иногда это причиняет другим боль. Но это было слишком далеко от полосатого кота. Может, я вообще не обзаведусь семьёй. Это нормально. Будет легче даже. Наверное.
Воители брели по лесу, и Ежевика вдруг заметил, что шерсть на их боках соприкасается. Кот чувствовал исходящее от Пантеры тепло. Ему нравилось находиться рядом с этой кошкой, и он начинал это признавать. Было в ней что-то, что рождало в хмуром и молчаливом здоровяке желание говорить и оставаться так же близко.
- Я уверен, ты найдёшь того кота, о котором будешь думать днём и ночью, - Ежевика вдруг искренне улыбнулся. - И бабочки в животе будут.
Все милые и сладкие описания любви были ему чужды, но, наверное, Пантере будет понятнее так, что он имеет в виду. Что она достойна намного лучшего.

+2

8

В компании молчаливого Ежевики было неожиданно легко и спокойно. Пантера невольно стала сравнивать его с Алогривом. Рыжий соплеменник, когда они были вместе, постоянно болтал. Порой так долго и самовлюбленно, что у Пантеры не получалось и двух слов вставить. Это стало раздражать только со временем, хотя вначале все устраивало. Дело в том, что Алогрив был чем-то похож на саму воительницу. Пантера сама могла в компании не затыкаться, болтать о чем-то, смеяться… Видимо, физика есть физика, и два плюса отталкивают друг друга. Пантере нужен был кто-то с другой полярностью. Кошка украдкой посмотрела на бурого кота.
Кто-то… Похожий на него…
Наверное, было странно, что черная так быстро переключилась с одного кота на другого. Но дело в том, что Алогрива она и не любила. Пантера была честна, для нее рыжегривый был просто друг. Именно поэтому кошка стала так быстро присматриваться к тому, с кем ей действительно было хорошо.
- Может, тогда вам и не нужно... – Пантера внимательно посмотрела на Ежевику, вопросительно вздернула ушки. - Ну... Быть вместе. Я думал, что всё должно быть по обоюдному согласию.
Воительница прижала ушки и со стыдом потупила взгляд.
- Я просто… Я больше так не поступлю. Все, не пойду на свидание до тех пор, пока действительно не влюблюсь! И ты свидетель моей клятвы!
Пантера мило улыбнулась Ежевике. Ей больше не хотелось, чтоб кот видел ее грустной или заплаканной.
- Я уверен, ты найдёшь того кота, о котором будешь думать днём и ночью, - с потрясающей улыбкой, которую Пантера, кажется, видела впервые, промяукал кот. - И бабочки в животе будут.
Кошка кивнула, но глаза продолжали с интересом рассматривать бурого воителя. Пантера снова сократила расстояние, встала напротив соплеменника практически вплотную.
- Знаешь, я кажется, ни разу не видела, чтоб ты улыбался. Тебе идет, - мурлыкнула кошка, надеясь, что не смутит сильно этим кота. Далеко не все мужчины любят, когда ломают их образы суровых парней. – И ты такой… Знаешь, мне кажется… Нет, я уверена, что сами звезды сделали так, чтоб ты оказался поблизости. Ты так хорошо меня понимаешь. Я бы никогда не подумала.
Хвост черной кошки извивался, как змея, выдавая ее волнение. С Алогривом никогда так не было. Да вообще ни с кем! Еще никогда Пантера не переживала, что может как-то испортить момент и оттолкнуть от себя кота.
- А, Ежевика, тебе… Кто-то нравится?
Пантера считала своим долгом знать обо всех любовных интригах в племени. Но на счет Ежевики не была уверена. Он всегда был вне таких разговоров и обсуждения. Что странно. Хотя… сама кошка только сейчас обратила на бурого внимание. И все не могла взять в толк, как же можно было быть такой слепой!
В животе что-то шевельнулось – и чувство это было приятным.

+4


Вы здесь » cw. дорога домой » эпизоды » твоя зона комфорта