cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 521 страница 540 из 563

1

http://s9.uploads.ru/GWnsP.png


Главная поляна Речного племени – открытое светлое пространство, где всегда кипит жизнь. Сердце лагеря, которое воители будут защищать до последней капли крови, располагается на берегу небольшого пруда, куда впадает река, являющая главным источником пропитания. С самого рождения котята окружены стихией, благодаря которой их племя получило своё имя. Сам лагерь по периметру от пруда преграждён густыми зарослями камыша, что защищает от ветра и любопытных глаз. С другой стороны над лагерем возвышается огромная каменная скала, в основании которой располагаются палатки предводителя и целителя, а чуть поодаль, у подножия, и жилища всех остальных членов племени. Речные воители постарались, переплетая ветки камышовых зарослей с осокой и плетьми ежевики, бережно обрывая колючки, особенно в детской, дабы молодняк не поранился. Свои палатки коты украшают перьями водяных птиц, блестящими чешуйками, камушками и раковинами, что найдутся на берегу пруда. Одним словом, лагерь Речного племени – это прекрасно защищенное и уютное место, надёжно скрытое от глаз недоброжелателей.


+1

521

<< нагретые камни
Из-за большого своеобразного якоря в лице выводка котят и оруженосцев, коты добрались до разрушенного лагеря за большее количество времени, чем могли бы без него. Первым что бросилось в чувствительный нос Оцелотки, прежде чем она своими глазами увидела погром родного обиталища Речных воителей был омерзительный, тошнотворный… не запах – настоящий смрад из сплетённого грязного клубка душка Двуногих и бродяг. Конечно это вызвало невольную реакцию: прижатые уши и вздыбленный пятнистый загривок. Кошка цепко оглядела местность первым делом выявляя возможную опасность, но не успокоилась даже на этом. Хвост, рассекая воздух хлестал по бокам.
Родные камыши тихонько зашуршали, словно приветствуя блудных детей. Оцелотка постаралась отвлечься этим успокаивающим звуком, и у неё почти получилось, но увы, прямо сейчас кошка была не одна. Не стоило забывать об этом ни на мгновение. Ручей уже успела обратиться к мелкому комку тёмного меха, выкатившемуся им навстречу.
«Галчонок, кажется», - пронеслось в голове, в то время как легкое прикосновение белого хвоста заставило обратить взор бирюзы на Змею, в которой в друг проснулось сострадание. Ну как вдруг… Им то как раз подруга обладала, просто мало кто об этом знал, но вот то, что белошкурая решила проявить его именно сейчас было в какой-то мере для неё удивительно.
- Всё будет в порядке, а даже если не будет, мы справимся, - и снова это Звездоцапово воодушевление! И откуда только силы берутся? Признаться, пятнистая даже завидовала старшей воительнице, потому как сама кроме гнева, обиды и непреодолимого рвения восстановить разрушенный лагерь, чтобы жизнь соплеменников, и её собственная, потекла в прежнем русле, не испытывала ровным счётом ничего.
Ах ну да, усталость, разве только.
«Уж она мне так необходима сейчас», - ядовито заметила про себя золотистая, мысленно пройдясь своими же когтями по своей же морде.
«- А ну немедленно соберись!»
- Справимся, - недовольно пробурчала в ответ Оцелотка, коротко кивнув подруге. Не хватало только на неё сорваться. – Наш предводитель не маленький котёнок, сможет постоять за себя. А вернётся, я лично ему уши причешу, - глухо прошипела воительница, так, что слышала её только собеседница.
«Теперь перейдём к делам. Что у нас на повестке дня, кроме уборки? Ага, патрулирование…»
Сом вызвался порыбачить, Бархатец, по всей видимости, утешал маленькую Ужик, которая явно не такую картину ожидала увидеть, вернувшись в Речной лагерь. Кремовая шёрстка Бабочки мелькнула у пруда, но кошке сейчас было не до разборок с самовольными прогулками оруженосцев. К тому же пятнистая сама поймала себя на мысли, что ей хочется скорее отсюда уйти, а ведь совсем недавно она была готова выпрыгнуть вон из шкуры, чтобы только вернуться!
Змея несмотря на недавнее воодушевление в голосе выглядела обессиленной, бегло глянув на неё, золотистая тяжело выдохнула с трудом пригладив загривок.
«Патруль так патруль».
Оттеснив чувство бесконечной усталости куда-то вглубь, закопав его в своей душе за ненадобностью, Оцелотка уверенно приблизилась к Толстолобому.
- Я пойду, - отозвалась она на вопрос глашатая. Изумрудные глаза её сверкали затаёнными молниями, но внешне кошка выглядела слишком непривычно, обманчиво спокойной. – Сейчас главное обезопасить лагерь, потому как мы очень нескоро сможем снова почувствовать себя здесь защищёнными.

+7

522

>>> лагерь двуногих

Черничинка рванула практически одновременно с предводителем Речного племени, но оказалась на главной поляне на мгновение раньше. Всё таки её рвение и цель, подогретая этим рвением, были куда сильнее серого кота.
Чёрная видела, что завязалась драка, выждала пока она закончится (мысленно болея почему-то за Лютоволка) и понеслась домой. Да, это был её дом, кажется, даже больше чем для любого речного кота, ведь она то его не покидала, ни на луну. А они...они сбежали. И бросили их. Нет, сейчас не время об этом думать.
- Где они?! Где мои братья? - тут же выкрикнула Черничинка, вломившись на главную поляну.
Я не вижу! Я не вижу их!
Сердце забилось быстрее, а к горлу подступила...истерика?
Черничинке стало страшно. Что, если Галчонок и Плавничок пропали навсегда или того хуже...уме...НЕТ!
Они живы, я чувствую!
Вдруг где-то на другом конце поляны послышался родной голос. Черничинка не стояла, не высматривала его в толпе, она просто сиганула туда, не обращая внимания, что задевает кого-то, или наступает на хвост.
- Галчонок! - взвизгнула кошечка и налетела на брата, сбив того с лап, - Ты жив! Я знала! Я знала, что ты жив! - тараторила угольная, в перерывах между словами вылизывая такую же угольную мордочку языком,- Где Плавничок? Он здесь? - вдруг остановилась зелёноглазая, бешено озираясь по сторонам, словно таким образом точно не пропустит серую шубку.

+5

523

Серая воительница замерла неподалеку от Галчонка, не уделяя, увы, малышу должного внимания: серые глаза опустошенным, влажным взглядом осмотрели убитое, разворошенное место, которое прежде речные коты гордо звали домом. Короткая шерстка на загривке протестующе вздыбилась, а по коже змеились жуткие мурашки от одного взгляда на палатку оруженосцев: будто наяву она преобразилась, и оттуда выбежала счастливая, лучезарная Жемчужница...
... и растворилась белой дымкой, оставшись жить в воспоминаниях и маленьком уголке души. Всегда хранимая, всегда напоминающая о первой, страшной ошибки в качестве наставницы, ее бывшая ученица научила Ручей ужасающе страшной реальности.
Где-то возле палатки оруженосцев, которая казалась чем-то ненастоящим, нереальным, разрушенным, мелькнула светлая шерстка Бабочки, и взгляд синих глаз прояснился. Дочь Серебра Звезд сейчас была ученицей Ручей, живая и здоровая, и, предки, воительница сделает все, чтобы так оставалось очень, очень долго.
На щеках проступили желваки: так сильно речная кошка сжала зубы, чувствуя внутреннюю борьбу. Неправильно было вот так сдаваться, опускать лапы в желании обучить Бабочку воинской мудрости, но если она совершенно, вот абсолютно не хочет становиться воительницей Речного племени, кто Ручей такая, чтобы заставлять ее?
Серебро Звезд поймет.
- Кто пойдёт в патруль? Одним надо осмотреть границы, другим - проверить, нет ли Двуногих. Ну и порыбачить бы не мешало. Ручей? - с готовностью, выверенным движением солдата, дымчатая кошка подняла голову и кивнула глашатаю, с одной поправкой.
- Бабочку я забираю с собой. Извини, так нужно, - осторожно возразила Толстолобому дымчатая кошка, проходясь около Оцелотки и шепнув ей:
- Возьми Сокольницу, пройдите по границам. Может, вам Змея составит компанию. Мне очень нужно преподать Бабочке еще один урок, - понадеявшись на понимание старшей кошки, Ручей осмелилась, быстро боднула пятнистую даму в плечо и окликнула Бабочку, не давая той и шанса на отступление.
- Эй, беглянка! Рыбалка, - с усмешкой в голосе зычно мяукнула дымчатая воительница, властным движением хвоста поманивая Бабочку за собой. Осторожно осмотрев добитый изгнанниками и двуногими лагерь, Ручей по памяти пошла знакомыми тропами к реке.

---> река

+4

524

Быстро перебирая лапками по знакомым тропкам, Сокольница слышала, она точно слышала и видела, как счастлива  родная территория. Каждая травинка буквально тянулась к лапкам. И небо... такое безоблачное. Наконец пришли законные правители этих земель и больше никто не будет выкачивать все ресурсы из их территорий.
Вскоре показался лагерь. Если честно, Сокольница ожидала увидеть там нечто более пугающее - черепа или ещё что, но там их встретил только беспорядок.
- Мда, Лютоволк, разочаровываешь, - недовольно прошептала Сокольница, перешагивая пожухлый мох.
Предстоит большая уборка, а Сокольница больше всего на свете не любила это. Поправлять и укреплять палатки, делать подстилки, фу.
Но Фалька была счастлива этой рутине, мысли о произошедшем не тяготили её, по правде сказать, она уже ничего не помнила, казалась, это было так давно, в другой жизни другого воителя.
Сокольница ждала, что наконец сможет отдохнуть, не боясь за свою шкуру, но тут же нашлась целая куча дел, назначенных Толстолобым. Бросив короткий раздражённый взгляд на глашатая, серая тяжело выдохнула.
— Я готов заняться рыбой.
Сокольница вздрогнула, заслышав знакомый голос  и тут же повернула голову на обладателя. С тех пор, как он так внезапно убежал по нужде, кошка так и не поговорила с ним. "Надо бы его отблагодарить за спасение, хотя бы рыбку принести." Подумала Фалька, не отводя зелёных глаз от чёрно-белой шерсти.
- Возьми Сокольницу, пройдите по границам. Может, вам Змея составит компанию. Мне очень нужно преподать Бабочке еще один урок.
Полосатая кошечка бросила взгляд на младшую сестру и невольно улыбнулась. Вы и представить не можете, как она была счастлива тому, что её братья и сёстры были живы и здоровы. Покоя только, как всегда не давал Аконит с его внезапным исчезновением.
Но вдруг до Сокольницы дошла сказанная фраза и она спешно подошла к Оцелотке, преданно, словно пёс, заглядывая в изумруды глаз. До чего же она любила свою тётю и бывшую наставницу.
→ Патруль?

+5

525

Каждый из них сейчас, Оцелотка знала, особенно это касалось старших воителей, внутри себя переживали тот чудовищный в своей несправедливости момент, когда Речные коты – исконные хозяева сих земель, были вынуждены покинуть родную территорию, дабы спасти тех, кого ещё можно было спасти. И, конечно, в головах почти каждого вернувшегося кота, включая её собственную, рыбками в туманных водах памяти мелькали имена тех, кто отдал свою жизнь на поле боя, защищая её до последнего по мере своих сил.
Пятнистая скорбела о потерях вместе со всеми, но также ей было ведомо и то, что жизнь, несмотря на прошлое, продолжается, будто не произошло ничего страшного. Возможно, то могло показаться жестоким к памяти павших, однако золотисто-рыжая предпочла сосредоточиться на насущных проблемах, в частности на разрушенном лагере, и на патруле, в который она добровольно вызвалась.
Что бы ни происходило вокруг, Оцелотка старалась быть бесстрастной, хотя бы до тех пор, пока её не касались лично, а этого к счастью, волею Звездных предков, кошке удалось избежать.
Заметив движение Ручей в свою сторону, она невольно вся подобралась, в нетерпении ожидая, когда оставшаяся словом предводителя за главную дымчатая воительница, соизволит отдать приказ отправиться на границу, чтобы оповестить ближайших к ним соседям, что Речное племя вернулось домой. Пятнистая уже готова была сорваться с места, но серая её удивила, заставив неприятно нахмуриться и сузить горящие непримиримой бирюзой глаза.
- Возьми Сокольницу, пройдите по границам. Может, вам Змея составит компанию. Мне очень нужно преподать Бабочке еще один урок.
«Весьма похвальное рвение научить нерадивую дочь моего брата уму разуму, но неужели это не подождёт до нашего возвращения?» - шипяще раздалось в её голове. Внешне же воительница фыркнула, вздернув трубой хвост в призывном жесте, да только её бывшая ученица уже была рядом, источая волны такого энтузиазма, что его могло хватить на то, чтобы затопить целый лагерь.
Дымчатая боднула её в плечо на прощание, а сама Оцелотка лишь бросила той вслед быстрый взгляд. Затем, она в том же стремительном порядке обвела глазами Речных, остановившись на одно мгновение на белой мордочке Змеи. Подруга без того сегодня бегала много, лучше бы ей было остаться и помочь в лагере.
Визгливый котячий голос прервал размышления на сей счёт. Проследив за летящим к конкретным малявкам черный комок меха, пятнистая опознала в ней Черничинку, и один её здоровый, пышущий жизнью вид, распускал в душе колючий цветок надежды, которая могла ранить в любой миг.
«Если она здесь, значит Серебро Звёзд уже неподалеку», - верность племени превыше всего! И не важно, что сердце в груди всё это время медленно рвётся на части от неизвестности.
Решительно мотнув головой, кошка поймала зелёный взгляд Сокольницы: племянница смотрела на неё с прежним обожанием, какое Оцелотка ловила в её глазах во время обучения Соколёнок.
«До чего же преданная маленькая прохвостка», - невольно в тысячный раз поразилась Речная, почувствовав накат тёплой волны где-то глубоко внутри.
- Бархатец! - громко рявкнув, чтобы слышал племянник, занятый маленькой кошечкой, суровая кошка стрельнула взглядом в сторону родственника. – Идёшь с нами в патруль, - в приказном тоне не прозвучало ни намёка на возможность полосатому котику не подчиниться.
- Проверим границу с Сумрачным племенем, заодно обновим метки. Вперед!
«Хотя я бы предпочла собрать ещё один патруль для общего спокойствия. Границу с Ветром тоже нельзя оставлять без присмотра».
Наконец, сорвавшись с места, пятнистая почувствовала внезапный прилив сил во всём теле. Для неё жизнь всегда была движением. Сидение на одном месте сильно сказывалось на дальнейшей работоспособности, поэтому Оцелотка старалась изо всех сил всегда быть занятой каким-либо делом.
Так она чувствовала себя по-настоящему живой.

>>граница с Сумрачным племенем

+6

526

Оставить в такой важный для племени момент оруженосца без дела - худшее преступление. Выход из лагеря был так близок, когда оклик глашатая заставил Бабочку замереть на месте. Точно-точно, мох на подстилки, как же без него. С самой кислой миной, которую только можно представить, ученица медленно развернулась и нехотя побрела к центру поляны, взглядом высматривая сестрицу. До сих пор непонятно было, как Толстолобый издалека со спины признал в Бабочке Бабочку, но, скорее всего, он назвал имя наугад. Жаль, что угадал, услыхав имя сестры, кошка без зазрения совести смылась бы из лагеря, даже не сбавив шаг.
То ли чтобы помочь, то ли чтобы усугубить ситуацию, вмешалась Ручей.
- Бабочку я забираю с собой.
Кошечка пожала плечами, мол, я тут ни при чём, вообще вертят мной как хотят, и двинулась следом за наставницей. Снова рассказ о прекрасной жизни воителя? Или может быть немного жалости? Бабочка нахмурилась, но в итоге пришла к выводу, что уж лучше рыбалка, чем подстилки.
- Не люблю рыбалку, - пробурчала ученица скорее по привычке, нежели с целью задеть наставницу. Предчувствие нового разговора с Ручей портило настроение, и дочь Серебра Звёзд выглядела мрачнее, чем обычно. Ей эта рыбалка действительно была неинтересна, но просидеть возле воды пару часов понравилось бы больше, если бы рядом не было наставницы, которая наверняка станет задавать новые или, еще хуже, старые вопросы. Просто потерпи. Уже скоро... придумаем что-нибудь.

>>>река

+6

527

Котик внимательно следил за движениями серобокой кошки, храбро вцепившись белыми коготками в рыхлую землю и воинственно распушив загривок. Незнакомка сделала шаг навстречу, от чего юнец невольно вздрогнул и подался назад. Кто знает, чего ожидать от этих чужаков? Он все еще искренне не понимал, почему эти коты пришли сюда и заняли их земли. Бродяги, одиночки, изгнанники — они доказали, что имеют полное право жить на этой территории. Кровью и потом. И Галчонок это помнил. Несомненно, когда-то котик действительно желал вновь очутиться в родном племени, но... за ним никто не вернулся. И стоило юнцу только припомнить об этом, как он тут же обиженно надул губы. Неужели это те самые коты, которых когда-то прогнали отсюда?

— Я Ручей. Мы Речное племя, малыш, и наши воители уже пошли спасать твою маму, — молвила синеглазая, подтверждая его догадки.

Он вскинул ушки. В сердце больно кольнуло. Мама? Когда он видел её в последний раз, она выглядела крайне паршиво. Скрученная в огромных лапищах лысого монстра, лишенная всякой надежды на спасение. А Черничинка? Плавничок? Злыдень Крестовничек? Где они все? Живы ли? Кот замотал головой. Глупый, глупый Галчонок! Зачем ты такие плохие мысли пускаешь в свой разум?

Только собрался он с силами задать новый вопрос, как внимания на него, увы, уже никто не обращал. Поляна всё более наполнялась незнакомыми фигурами, которым, похоже, никакого дела не было до чужого сына. Галчонок даже поразмыслил над тем, а не хороший ли это шанс улизнуть отсюда и найти своих, но вскоре отказался от этой затеи. Не-е-ет. Эта кошка сказала ему, что племя ищет его семью. Значит, тут он их и будет ждать. И пока зеленоглазый считал ворон, его любимая сестра...

Галчонок!

Черничинка! — визжал он ничуть не хуже родной кровинки, срываясь с места и несясь со скоростью ветра к кошечке, — Предки! Ура! Я думал, что никогда тебя не увижу! — драматизировал он, покатившись черным кубарем вместе с сестрой, повизгивая и крича, — Живая! Жи-ва-я!

— Ты жив! Я знала! Я знала, что ты жив! — тараторила она, разделив счастье от этой встречи на двоих, —Где Плавничок? Он здесь?

Галчонок замер. Плавничок.

Я... я не знаю, — неуверенно замямлил он, словно сам был виновен в пропаже брата, — Я не видел его с того самого момента, как на нас напали двуногие. Я бежал один, потом вернулся, а тут... — осекся зеленоглазый, надеясь, что сестра разделит с ним и негодование, — Сама видишь. Ух, если эти коты с ним что-нибудь сделали, я им устрою, ух устрою! Надо скорее его найти!

Отредактировано Галчонок (2018-08-26 20:27:13)

+6

528

------------->Нагретые камни
Плавничку было дико непривычно. Непривычно находиться в таком обществе. Речное племя уже давно стало какой-то сказкой, причем с плохим концом. Серый котик последовал прямиком за Сокольницей и Искринкой, ощущая в них, по крайней мере, хоть какое-то доверие. Конечно, сыну Туманницы, было совершенно некомфортно и боязно за свою семью. Брат с сестрой и мама до сих пор не объявились. Пора ли бить тревогу?
Плавничок постарался слиться с толпой и просто следовал за громадными лапами своих новых соплеменников. Именно новых. Котенок совершенно не воспринимал их как своих старых знакомых, как свою родное племя. Они все здесь казались чужими, совсем неродными.
Войдя в привычный и приевшийся глазам лагерь, первым, что услышал Плавничок был истошный знакомый крик. Дернув ушками, он напружинился и весь вытянулся, чуть ли не приподнимаясь на задних лапках.
- Черничинка! - не сдерживая эмоций, заорал серый котенок и поскакал, словно лань, к сестре, - жива, жива!
Сейчас было абсолютно все равно на Речных, даже сам факт их нахождения где-то под боком совершенно не смущал обрадовавшегося Плавничка. Она жива! С ней все в порядке! - Черничинка, я тут!
Пробиваясь сквозь толпу воинов, несся со всех лап Плавничок. В глаза тут же бросился и черный братец Галчонок, который так же обеспокоенно звал Плавничка. Серо-белый котик ненормально завизжал, словно кошка весной и ускорил бег.
- Галчонок! Гал-чо-нок! - голубоглазый не верил своим глазам. Отчего-то он был уверен, что те Двуногие заберут его семью и ему придется пожизненно куковать в одиночестве. Но нет же, они здесь! Самые главные составляющие его жизни - его семья!
Пробившись через новых соплеменников, он ураганом подлетел к Черничинке и Галчонку и, сбивая их с лап, завалил обоих на землю и крепко крепко прижался к их бокам.
- С вами все в порядке, в поря-я-дке, - шептал им на уши Плавничок, попутно вылизывая каждому макушку. Эмоций было не сдержать, - я никогда больше вас не брошу, слышите, ни-ког-да! Хвостом клянусь! - котенок усердно вылизывал каждому мордашку, радуясь их присутствию больше, чем возвращению Речного племени на родные земли.

+5

529

лагерь двуногих → нагретые камни →

Лапы слегка подрагивали то ли от усталости, то ли от предвкушения. Серебро Звёзд не был дома чертовски долго, и этот мучительно длинный день, полный эмоций и боли, выжимал из него последние силы. Но предводитель упрямо шёл вперед, про себя отмеряя шаг и стараясь не сбиться с дыхания. Изгнанников оказалось даже больше, чем он ожидал увидеть, и теперь пятнистый ломал голову, что делать с ними дальше. Наказать? Выгнать? Скинуть со скалы? Попросить Клоповника накормить смерть-ягодами? Впрочем, все эти вопросы ему предстояло решить позже. А пока - очередная бессонная ночь, организация патрулей, чистка лагеря, охрана пленников, разговор с Каштанкой, церемонии посвящения... Иногда речному просто хотелось крепко уснуть, а затем очнуться в палатке воинов Серебряком. Вернуться во времена, в которых слово "изгнанник" не фигурировало в разговорах, а будни были спокойными и понятными. Где каждый соплеменник был ему другом и братом. Ведь когда-то и Лютоволк сражался и охотился бок о бок с ним.
Речное племя покинуло нагретые камни, и Серебро повёл свой отряд по запаху вглубь территорий. Уже светало, когда они, наконец вернулись в лагерь, где потихоньку начинала бурлить жизнь. Коты и кошки сновали туда-сюда, исполняя поручения смекалистой Ручей и добряка - Толстолобого, а зеленоглазый подумал, что в своё время очень опрометчиво не назначил серобокую глашатой. Тогда его смутила юность молодой воительницы, но с каждой луной Серебро Звёзд всё больше убеждался, что уже тогда кошка была умна не по годам, а сейчас и подавно.
- Толстолобый, Змея - громко прокричал кот, возвещая о своём прибытии и тут же приводя всех в сознание.
- Бархатец, Ураган - вы пока нужны мне в лагере, приглядывайте за пленниками и дожидайтесь дальнейших распоряжений - распорядился лидер, выискав взглядом воинов.
Отойдя на пару лисьих хвостов от сбившихся в группу изгнанников, пятнистый негромко, так, чтобы слышали лишь собеседники, заговорил с подошедшим глашатаем и старшей воительницей.
- Вы оба необходимы мне в максимальной активности и концентрации, так что слушайте внимательно. Нам постоянно нужны воины в лагере для охраны, как минимум двое, лучше - трое. Нужно хорошенько обновить все метки, накормить племя. Из новостей : как видите, у нас тут наши старые знакомые. Будьте на чеку, и осторожней с Лютоволком - у него сил, как у собаки, и агрессии не меньше. Дербник пусть пока полечится, он пытался остудить нашего серого друга, и схлопотал за это пару ран. Но он, вроде, неплох, и я ему верю. - и Серебро обернулся через плечо, кивая на бывшего небесного, а затем перевел взгляд на Бежевицу Помоги - произнес он одними губами, мысленно благодаря предков за верность бывшей ученицы.
- Итак, Ассоль тоже не гнилая, и очень близка с котятами. Пусть побудет пока в лагере, угрозы от нее никакой, а вот детям Каштанки может помочь в социализации, всё-таки, малыши совсем не знали родного племени. Да и самой Каштанке тоже... - и кот нахмурился, чувствуя вину перед королевой. - Они все, кажется, не совсем по-доброму настроены. Думают, мы их просто бросили. Да и к другой жизни уже привыкли.- кот покачал головой.
- Всем оруженосцам поручить вычищать лагерь, тех, кто постарше, отправить с наставниками в патрули. Нам предстоит сделать много дел, так что всем придётся отдохнуть чуть позже. - Серебро понизил голос.
- Теперь, что касается лично Толстолобого: твои котята станут обучаться в одно время с детьми Каштанки. Я хочу, чтобы ты понимал, что ее малыши травмированы, обижены, и вообще относятся к одиночкам куда теплее, чем к нам. Твоя обязанность, как отца и глашатая, убедиться, чтобы твои дети помогли им лучше адаптироваться. Я и слышать не хочу о спорах, драках, и задирании. От всех вас ... - и серебристый вновь перевел взгляд на Змею и заговорил еще тише. - От всех вас мне нужно осознание всей серьезности ситуации. Речные котята не ощущают себя речными, и каждый воин и оруженосец должен быть максимально чуток и дружелюбен. Равнодушие порождает обиду, обида порождает злость. - предводитель выждал паузу, позволяя соплеменникам осознать сказанное и кинуть в знак согласия.
- Змея, посторожи пока пленников вместе с другими воинами. Толстолобый, выполняй поручения, мне предстоит долгое объяснение. И, кстати, как только Ручей, Оцелотка и Сокольница вернутся - отправляй их ко мне в палатку, сразу же. - и молча кивнув каждому из соплеменников, Серебро Звёзд коротко взмахнул хвостом в призыве к действиям, а сам направился обратно к только что прибывшим.
- Каштанка - его голос быстро сменился с резко-повелительного, на мягкий и глубокий. - Я был бы признателен, если бы ты прошла со мной в детскую, думаю, нам есть, о чём поговорить. Ассоль, будь добра, присоединись к нам. - и, сверкнув глазами, перевел взгляд на котят. - Крестовничек, Плавничок, Галчонок, Черничинка - вас я тоже прошу проследовать за мной и вашей мамой.
Вы, наверное, устали. Я тоже, малыши, если бы вы только знали, как...

→палатка предводителя

Отредактировано Серебро Звёзд (2018-08-29 00:31:51)

+9

530

- Толстолобый, Змея - где-то позади, а именно у входа в лагерь, раздался громкий клич, от чего белокурая инстинктивно перевела взгляд на источник сего звука. «Серебро Звёзд? Серебро Звёзд! Жив, здоров, но кто же это с ним... Никто иной, как Лютоволк; Дербник и... Ассоль. Неужели это... Каштанка! Каштанка с котятами и... Бежевица. Все целы и невредимы, хоть что-то неплохое», с облегчением вздохнула кошка, припустив эмоции и сосредоточилась на вновь прибывших. Бродяги сбились в окольцованный круг, и только Серебро отошёл от них на достаточное расстояние, чтобы речь его была бесслышна для не родимых гостей.
- Вы оба необходимы мне в максимальной активности и концентрации, так что слушайте внимательно. Нам постоянно нужны воины в лагере для охраны, как минимум двое, лучше - трое. Нужно хорошенько обновить все метки, накормить племя. Из новостей – как видите, у нас тут наши старые знакомые. Будьте на чеку, и осторожней с Лютоволком - у него сил, как у собаки, и агрессии не меньше. Дербник пусть пока полечится, он пытался остудить нашего серого друга, и схлопотал за это пару ран. Но он, вроде, не плох, я ему верю. - бегло проговорил предводитель, вновь обернувшись через плечо, он явно искал кого-то определённого. Змея подле своему характеру, совершенно забыла о наличии рядом глашатая, и первая подала голос:
— Патруль на границы уже был собран и отправился в место назначения, на охоту патруль тоже ушёл, — слегка погодя, Змея вновь откликнулась: — Хорошо, Серебро Звёзд, рада, что вы вернулись в целости и сохранности, — вроде слова, которые по сути должны нести тепло, сказаны были явно сухо и безэмоционально. Толи связано это было с вновь пришедшими неприятностями, толи Змея и была такой черствой. Одно другого не лучше.
- Итак, Ассоль тоже не гнилая, и очень близка с котятами. Пусть побудет пока в лагере, угрозы от нее никакой, а вот детям Каштанки может помочь в социализации, всё-таки, малыши совсем не знали родного племени. Да и самой Каштанке тоже... Они все, кажется, не совсем по-доброму настроены. Думают, мы их просто бросили. Да и к другой жизни уже привыкли, - с негодованием и явной грустью в голосе произнёс лидер, пускай он и не особо хотел об этом говорить, как никак, это была лишь чистая правда, которую ныне мы можем лишь принять и помочь принять другое решение.
Белокурая тяжело вздохнула, припоминая те дни, когда жизнь речных текла мирно и без проблем, которые ныне просто витают облаком над всем речным родом. Ассоль не вызывала у старшей абсолютно никаких чувств, хоть Змея и прекрасно понимала, что та, в свою очередь, ничего не сделает, как против неё, так и против котят. Даже больше сказать, если обы она смогла понянчиться с котятами, принесла бы не малую пользу, но это уже не её проблемы.
— Надеюсь Каштанка в итоге осознает, что иначе было нельзя, кто знает, если бы мы остались, скольких бы мы потеряли. К сожалению, жертв было бы куда больше, даже не смотря на то, что мы оставили и котят... — с горечью в голосе, но безэмоционально в глазах, прошипела Змея, вдруг впившись когтями в сухую почву.
«Как хотелось бы сейчас улечься близь журчащего ручейка, под кроной прибрежной березы, и вновь почувствовать всем телом этот влажный, речной воздух.» С ноющей болью пронеслась мысль в голове старшей и также быстро улетучилась, ведь сейчас всем явно было совершенно не до отдыха.
- Змея, посторожи пока пленников вместе с другими воинами. Толстолобый, выполняй поручения, мне предстоит долгое объяснение. И, кстати, как только Ручей, Оцелотка и Сокольница вернутся - отправляй их ко мне в палатку, сразу же. - кротко кивнув головой в сторону предводителя, кошка блекло смолвила: — Хорошо, Серебро Звёзд, я оповещу их о том, чтобы они направлялись к вам, как только те вернутся в лагерь, — пятнистый прошествовал в сторону других прибывших соплеменников, а Змея в то время уже выискивала взглядом Бархатца и Урагана, а заодно и кого другого.
— Бархатец! Ураган! Подойдите, вы мне поможете, нужно присмотреть за нашими "гостями", — белокурая проставила резкий акцент на слове "гостями", показывая своё негодование и раздражённость. Лютоволк некогда тоже был в рядах речных воинов, но ныне им совершенно не являлся, в глазах его бывших соплеменников, он выглядел врагом народа. Приблизившись к группе одиночек чуть ближе, белокурая вздыбила шерсть, казавшись ныне чуть больше, чем являлась.
Ко всему плохому прибавлялась и не лучшая погода, изнуряющая жара пронизывала всех, кто не мог скрыться от солнца в кроне ветвей или потоке воды.
«Всё также безветренно, ничего не меняется...»

+4

531

<<< ----------------- лагерь двуногих

Ладно бы они сразу в лагерь пошли. Так нет, этот Серебро Звёзд потащил их через весь лес, невзирая на усталость и перенапряжение некоторых членов его отряда (Крестовничка, например), встал на какие-то камни, провонявшиеся множеством котов, поохал-поахал и повернул в обратную сторону.
- Мам, пошли от них, а? – устало протянул трёхцветный, клоня голову к каштановым лапам. – Рыбоголовые какие-то эти Речные, зачем мы приходили на пустые камни, почему сразу в лагерь не пошли? – по-стариковски ворчал Крестовничек, еле-еле переставляя лапы и плетясь практически в хвосте делегации. Он уже перестал нарочито топать, выражая своё негодование, и мечтал лишь о том, чтобы свернуться клубочком под тёплым материнским боком и поспать.
Но понести себя он не дал. Сонно хлопая глазами и изредка залипая на месте, Крестовничек упорно прошёл сквозь эту ночь, к рассвету вернувшись домой. В лагерь.
Который он не признал.
Всюду сновали коты, целое множество котов. Серебро Звёзд притормозил их, называя какие-то имена, лишь одно из которых скребнуло память.
Толстолобый. Глашатай.
Кого он вообще помнил из Речного племени? Серебро Звёзд – не оправдал его внутренних представлений-воспоминаний. Толстолобый – Крестовничек уставился на котов, подошедших к пятнистому серому предводителю – и не сумел признать его среди множества казавшихся ему одинаковых фигур. Ещё он помнил Ледоглаза, потому что тот частенько возился в детской с его приёмными братьями и сестрой, которые, кстати, подняли невообразимый визг, ударяя перед Речными в грязь лицом.
А ещё Мускатик и Бабочку. Котят-соседей, о судьбе которых никогда не задумывался, потому что они его не интересовали.
- Мам, - Крестовничек требовательно подёргал лапой Каштанку за плечо, - мам, они все настоящие? – вытянувшись на задних лапах, прошептал он ей на ухо, кивая на Речных. Лютоволк, Поползень, Ассоль, Черноклюв, Дизель, да даже Мявра были теми, кого он знал с детства, и теми, с кем он учился азам охоты. Теми, чьи сказки и истории он слушал.
Нет, он не пылал ненавистью к Речным котам, но знал, что их бросили – чутко слушал чужие разговоры и рыдания. И сейчас не знал, как себя с ними вести – посмотрим, что скажет мама. Просто они ему не нравились, ни один из этих котов. Самозванец Серебро Звёзд помешал сбежать, а затем как-то победил отца, серебристый и бежевая коты вообще казались фигурами из тумана, без роду и племени.
Предводитель вернулся обратно к кучке изгнанников, и Крестовничек удивился, когда тот назвал его по имени. Откуда он его знает?
- Моей мамой, - мгновенно взъерепенился трёхцветный, услышав, как он назвал Каштанку для остальных котят, - моей.
Нет, всё-таки он не настоящий Серебро Звёзд, раз ничего не знает про его жизнь!

----------------- >>> палатка предводителя

Отредактировано Крестовничек (2018-08-29 20:25:56)

+7

532

► нагретые камни

Ужик устало сутулилась, переставляя лапы. Они шли как будто целую вечность, хоть и дали себе немного передышки на нагретых камнях. Тяжелый от рыбы животик так и клонил к тому, чтобы прям сейчас уснуть. Она с тоской задумалась о теплой маминой подстилке в лагере грозы. Ужик даже не видела маму с тех пор, как их увели домой. Сейчас она, как взрослая, шла рядом с воином, едва доставая тому до плеча. Она отдавала себе отчет в том, что котята ее возраста уже давно учатся воинскому искусству. Тонкий язычок пробежался по губам, а в спину ударила горсть мурашек. Война. Битва. Звучит так сладко.
- .. папа. - Дернув крупными ушами, трехцветная остановилась и тупо уставилась на друга.
- Чего? Бархатец, - Ужик смотрела на пятна, бегущие по бокам кота. - ты так не шу.. не шутишь. - Утвердительно закончила она свой вопрос. Кошечка продолжила движение, опасаясь, как бы на них никто не натолкнулся. - Вот это да. Вот это ты.. Вот это да. - Ее голос медленно, но верно сполз на шепот. - А почему об этом никто никогда не говорил? Про наш выводок все давно знали, что мы дети глашатая. "Это же такое счастье" - Поддразнила она всех непрошеных комментаторов, с которыми ей приходилось ранее сталкиваться.
Коты один за другим ныряли на поляну. Подошла очередь и Ужик ступить в места, где жили ее кровные предки. Но унылая картина обрушилась на трехцветку словно ушат ледяной воды. Стиснув зубы, она расстроенно-тяжко смотрела на разруху. Это все потому что мы бросили свой дом.
- Ничего, мы тут мигом порядок наведем, а запах со временем выветрится. Правда, этими одиночками смердеть будет добрую луну, если не больше!
Глубоко вздохнув, Ужик кивнула. В конце концов, только речной кот, облитый ледяной водой (пусть даже это просто метафора) бесстрашно останется стоять на страже себя и своего племени. Они прошли вглубь, где уже толпилось все племя. Старшие мира сего решали, как лучше распределить силы, чтобы как можно меньше оставаться в опасной беспомощности. Ужик открыла пасть, чтобы сказать что-то вдохновляющее, но ее перебила Оцелотка. Кошечка посмотрела на Бархатца и, толкнувшись передними лапками от земли, лизнула кота в щеку. Котенок не раз видела, как так делала мама, когда отец уходил из их палатки по делам.
- Удачи тебе в патруле. Береги себя!

Впереди замелькала смутно знакомая шкурка. Как же звали этого парнишку, с которым они знакомились на нагретых камнях? Плавун? Пловец.. Поплавок. Да не важно, спрошу у него еще раз. Или подслушаю. Ужик поскакала к знакомцу. Тот был не один - вместе с ним находились еще два черных котенка. Они радостно вопили, словно не виделись уже сотню лет. Улыбнувшись, Ужик попыталась затесаться в их компанию.
- Привет! - Она стрельнула взглядом в серого. - Мы уже знакомились. Как у тебя дела? А это твои родственники?
- Крестовничек, Плавничок, Галчонок, Черничинка - вас я тоже прошу проследовать за мной и вашей мамой.
Ужик закатила глаза. Да почему ей сегодня так не везет на общение? Оставшись в гордом одиночестве, речная двинулась в сторону отца. Ну а куда еще? Толстолобый занимался своими глашатайскими обязанностями. Может и для нее найдется роль помощницы?
- Толстолобый.. - Неловко окрикнула она крупного кота. Не решалась почему-то сейчас называть его папой. Слишком много народу вокруг. А у него статус. - Я хочу помочь. Направь меня на восстановление палаток! Я буду очень-очень стараться.

+6

533

лагерь двуногих >>>

Каштанка просто отвернулась, не желая знать, чем закончится потасовка. В голове стучал пульс один единственным словом. Дурак. Дурак. Дурак. Участь Лютоволка не на шутку тревожила королеву, и она даже перестала скрывать это от самой себя. Шипение, рычание, ругательства - всё это давило на уши, и кошка надеялась, что Лютоволк хотя бы выживет сегодня. Теперь каждый день будет - "постарайся выжить сегодня". Она не знала, много ли таких дней в запасе, даже не предполагала, что ждёт их в лагере Речного племени, куда вернулись законные обитатели.
Мандраж усиливался по мере приближения к месту назначения. Неровно петляя следом за Серебром Звёзд, Каштанка то и дело посматривала на Лютоволка. Ну и что? Чего ты этим добился? Что с нами будет? Самым безболезненным вариантом бурая воительница сочла изгнание.
Сделав небольшой крюк, отряд пересёк нагретые камни. В воздухе ещё витал свежий запах множества котов, и, к своему стыду, Каштанка не сразу смогла разобрать ароматы соплеменников. Пахло речным племенем, но только напрягшись, она смогла различить следы Толстолобого, Ручей, Сокольницы, ещё нескольких воинов, чьи гнёздышки когда-то находились в непосредственной близости от её спального места. Как же давно это было. Каштанке казалось, что прошло множество сезонов, прежде чем рыболовы всё-таки вернулись домой. А она не чувствовала никакой радости, и становилось ещё паршивее.
- Мы не можем. Скоро отдохнёшь, потерпи, - тяжело выдохнув, ответила королева сыну.
Войдя на главную поляну, которая ещё сутки назад была эпицентром ужаса, кошка заметила как приосанился предводитель, а сама, будто в ответ, больше ссутулилась, печальным потемневшим взглядом окидывая бурлящий жизнью лагерь. Речные вернулись и сразу принялись за обустройство брошенного дома. Каштанка нашла Толстолобого и лишь сильнее нахмурилась. Практически не изменился. Куча оруженосцев, которых королева даже не видела никогда. Видимо, родились... где они там прятались...
- Мам, они все настоящие?
Каштанка вымученно улыбнулась, сама до конца не зная ответ на этот вопрос.
- Полагаю, да.
Взор кошки в очередной раз с волнением нашёл Лютоволка. Что сделают с ним? Убьют? Отомстят ему одному за все злодеяния одиночек? Он хотел как лучше. Каштанка уже абсолютно верила этому. По крайней мере, вожак одиночек не лицемерил и не скрывал свои мотивы.
- Каштанка.
Королева нахмурилась, взглядом возвращаясь к Серебру Звёзд. Она знала, что за разговор последует. Будет убеждать, что не мог поступить иначе и потому спас из детской своих дочерей, но не спас королеву с четырьмя котятами. Конечно. Изгнанники нарушили Воинский закон, и их ненавидят все поголовно. Ты пренебрёг важнейшим правилом, ты благороден и тревожишься о племени.
Услышав имена своих приёмных сыновей, Каштанка облегчённо выдохнула, тут же найдя их неподалёку. И Галчонок здесь. Все живы. С усталой улыбкой бурая воительница смотрела на троицу котят, которым была уже не нужна. Может, им и нужно племя. То Речное племя. Снова взъевшийся на слова о матери Крестовничек рождал другие мысли. Ему нужна семья. Семья - это Лютоволк и Каштанка. Однако что-то подсказывало, что не будет никакой семьи. Хотя бы потому, что у Лютоволка мизерные шансы дожить до завтрашнего дня.

>>> за бряком

+8

534

Ужик была удивлена. Её маленькие глазенки были круглыми словно бусины, а слова точно подтверждали внутреннее её состояние.
- Ну-у-у... Это давняя история, - попытался выкрутиться Бархатец, выказывая полное нежелание делиться этим с подругой. Да и теперь причина, по которой он притворялся не-предводительским-сыном, казалась ему не такой уж и существенной, маленькой песчинкой, чем-то совершенно незначимым. Думалось ему, что продолжал он все это только из принципа и не желания что либо менять. - но "такое счастье" определенно тоже повлияло. Понимаешь, я не очень люблю, когда на этом делают акцент и ставят детей "верхушки племени" выше и значимее других. Это... неправильно, Ужик.
Кот хотел еще что-то добавить, но Оцелотка позвала его в патруль, при чём, это был приказ, а не дружеское предложение, поэтому у котика не было возможности вежливо отказаться. Воитель тихо вздохнул, но почувствовав язык Ужик на своей щеке, он улыбнулся ей и, галантно поклонившись, явно копируя кого-то из взрослых, промяукал:
- Должен тебя оставить. Постараюсь быть предельно осторожным.
Нельзя сказать, что он был сильно рад, но выбора-то у него не было. Как только он покорно пошел за своей теткой, в лагерь вернулся Серебро Звезд со всеми остальными, и у Бархатца будто от сердца отлегло, он всматривался в морды пришедших, проверяя что это правда они, а не обман, иллюзия. Только вот похоже, замешкавшись, полосатый показал, что свободен, и когда предводительский взгляд пересекся с Бархатцевым, тот подозвал серебристого к себе.
Бархатец испуганно посмотрел вслед уже скрывшейся Оцелотке. Но ведь... Но как... Он не знал, что ему делать: броситься за теткой или подойти к отцу. Слово обоих как родственников имело значение, но так как Оцелотка - воительница, а Серебро Звезд - предводитель, слово второго имело больший вес. Именно поэтому Бархатец бросил виноватый взгляд на выход из лагеря и подошел к отцу, который сказал ждать дальнейших распоряжений.
Кот хотел поговорить с Малюткой, пока ждет, но "дальнейшие распоряжения" почти сразу же, как пятнистый силуэт скрылся в своей пещере, дали о себе знать.
- Да, Змея, - мягко отозвался Бархатец, кивнул головой в знак уважения, приближаясь к старшей воительнице. По-другому он не умел. Их задача, его, Урагана, и Змеи, смотреть за пленниками, от пребывания которых в лагере у Бархатца мурашки бегали по коже и холодела кровь. Он надеялся, что они здесь ненадолго, и что совсем скоро он больше их не увидит. Ни-ко-гда. Серебристый тупо уставился на совсем нежеланных гостей, пытаясь мыслями находиться здесь, в лагере, а не где-то далеко за облаками.

Отредактировано Бархатец (2018-08-27 17:39:22)

+5

535

И вот она же в объятиях родных братьев. Черничинке больше ничего не нужно было. Они рядом, они оба живы и невредимы. Всё наладится и будет хорошо.
Но оптимистичные мысли не длились долго. Странно, но с каждой новой луной кошка теряла часть этого своего качества. Слишком много плохого и странного произошло с ней, чтобы было возможно остаться весёлым и оптимистичным котёнком.
- Я никогда больше вас не брошу, слышите, ни-ког-да! Хвостом клянусь! - Черничинка повернула к брату мордочку и очень серьёзно посмотрела на него своими зелёными глазами, словно надеясь, что он поймёт как сильно она страдала там, в лагере Двуногих.
Никогда.
Черничинка знала, что брат сдержит обещание. Это же Плавничок, по-другому и быть не может.
- Мы уже знакомились. Как у тебя дела? А это твои родственники? - Угольная посмотрела на подошедшую к ним кошечку и машинально напряглась. Она ещё не знала как взаимодействовать со сверстниками. С братьями то понятно, они родня, остальные сверстники - Крестовничек, с которым они постоянно огрызаются и воюют. Что делать с этой особой? Настроена она была явна весьма дружелюбно, но Черничинка всё равно не смогла подавить своей настороженности. Слишком много новых-старых знакомств.
- Я Черничинка, а ты...? - кошечка только поняла, что речная не сказала своего имени и сама решила его узнать, как рядом послышался голос Серебра Звёзд и повеяло знакомым запахом. Чёрная запнулась и посмотрела на свою приёмную мать. Надо же. Ладно, ей плевать на неё, но проверить как там Галчонок и Плавничок - она могла?!
Ей плевать на всех нас.
Мы не её дети.
У неё есть этот...Крестовничек.
- Моей мамой, - Черничинка закатила глаза.
- Ой, да завали, - её бесило, что на эту тему ему каждый раз нужно было вставить своё слово. Да забирай ты её! Забирай!
Мне плевать, как и ей! Она меня не любит, и я её не люблю. Не люблю. Не люблю её...
Черничинка со всей силы сжала зубы.
>>> палатка предводителя

+4

536

>>> лагерь Двуногих
Да уж, если бы Лютоволк выиграл, всё было бы куда проще. Но лидер свержен, и вот они идут в бывший лагерь. Раньше полосатый бы лишь обрадовался, что серый проиграл, он давно метил на более лидирующие позиции, и рад был бы занять место Лютоволка. Они бы правили бандой одиночек втроём: Черноклюв, Мираж и Левиафан. А после уже без Левиафана...
Увы, но шансы чего-то добиться в этой жизни рухнули за какие-то жалкие пару лун. Тёмные предки! Если бы не эти Двуногие, они бы до сих пор жили в этом лагере! А потом разобрались и с другими племенами...
Черноклюв беззвучно рыкнул. Теперь и отец куда-то пропал, а из лидеров остался только поверженный Лютоволк. Ладно, на худой конец и он сгодится. Может, сила его подвела только из-за нападения Двуногих. Эти речные уже вон себе какое брюхо отъели. Интересно, в каком племени они оклемались? Но это не важно...Было бы нас столько же, сколько и в начале, мы бы сейчас их всех...
Казалось бы, Черноклюв прекрасно знал своё дело, но только он оказался в лагере, ностальгия пробило до костей. Вот они с Поползнем, Колючкой и Голубкой перекусили недавно пойманной рыбкой, вот Жемчужнолапка сидит вместе с Черноклювом над телом его погибшей сестры, вот Лещик выслушает полные трепета и уважения речи о Стали, параллельно с неодобрением косясь на новые шрамы друга.
Кареглазый мотнул головой. Не надо. Всё это в прошлом.
Изгнанник посмотрел на четырёх воинов, которых приставили к нему с братом и Лютоволком, и еле сдержал ухмылку. Боитесь? Да было бы чего тут бояться. Пока что...
Я верну всё что ты сотворил, отец. Вместе с тобой. Осталось только найти Миража.
Почувствовав шерстью нервозность Поползня, кареглазый раздражённо дёрнул хвостом, недовольно на него зыркнув.
- Успокойся, ты меня раздражаешь, - процедил тёмный кот, то впиваясь когтями в землю, то возвращая их обратно в подушечки. Черноклюв посмотрел на Лютоволка. Он хотел спросить его насчёт дальнейшего плана, но не решился. Да какой тут может быть план? Им оставалось только ждать.
Котят и Ассоль мы заберём. Это наши воины, не речные. Пошёл Серебро Звёзд к тёмным предкам.

+5

537

> лагерь двуногих

Поползень смутно помнил, где и как они шли, но брел отряд долго, в итоге прибыв в Речной лагерь. Может, Лагерь Двуногих находился далеко, а может они шли какими-то обходными путями, но Поползню показалось, что дорога была уж слишком долгой. Возможно, из-за ноющих мышц и стучания в висках путь казался таким изнуряющим. Кот чувствовал некую обиду и уныние, а весь стресс и раздражение дрелью сверлили шею, грозя в одну секунду раскрошить позвоночник. "Это нечестно. Почему я пленник? Я же их соплеменник, я родился тут! Так почему же я сижу на одной скамье с убийцей и тираном, будто бы причастный ко всему тому, что здесь произошло."

- Успокойся, ты меня раздражаешь, - Поползень, оборвав мысль, резко обернулся на братца. "Почему я сижу на одной скамье с ним?"

- Попридержи яд, гадюка, - огрызнулся Поползень, внезапно решившись выместить всю злость на брате. - Знал бы ты, как мне противно твое общество. - процедил сквозь зубы серый, резко отвернувшись от мерзкого Черноклюва.

Теперь взору Поползня открылся Лагерь. Казалось бы, они только пришли, а работа уже во всю кипела: уборка, восстановление палаток, охотничьи и пограничные патрули. Как в старые добрые. Поползень вспомнил те времена, когда все шло своим чередом и, не смотря на тренировки, охоту и патрули, особо напрягаться не приходилось, напротив, такая рутина была приятна Ползу. Тогда он жил, чувствовал себя живим, а сейчас выходило лишь существовать.

- П-позвольте мне помочь, - на дрожащих лапах подскочил тот к сторожам, в попытке завоевать хоть какое-то доверие. Конечно, из Лагеря его не выпустят, это точно, но сделать хоть что-то, чтобы Речные не считали его чудовищем в кошачьей шкурке, следовало. - Я... Я могу помочь восстанавливать палатки...

+7

538

Нагретые камни ---->

Лагерь выглядел паршиво. Черно-белая даже не сразу его признала, шла бы по делам - прошла мимо бы, не признав то место, что служило ей домом последние луны. Прямоходы только ломают, только ломают. Ух, наверняка тут было  оч страшно! Мявра задрала голову, чтобы посмотреть на деревья - вдруг там кто из своих спрятался от этих зверей среди ветвей? Никого, никогошеньки. Вот ведь! Будто никто не знает, что ползать эти Двуногие вот ваще не умеют! Вот я была бы тут, быстрее всех убежала бы!.. Мявра немного поникла. Она нет-нет, но надеялась, что Обскура слетит с ветвей и заберёт её к себе в объятья, а потом они бы вместе куда-нибудь бы побежали и что-нибудь бы поели. Или не Обсура. Да Мявра была бы рада кому угодно!
Ну, наверное, не Леви-а-фану. Тот был стрёмный, словно ходячий труп.
Лагерь, несмотря на свой видок, пылал жизнью. Племенные чё-та делали, собирались, обсуждали. Где мелкие? О-о-о! Мявра широко улыбнулась - уж очень была милая картина воссоединения детишек Каштанки. Пока в неё не всекся Крестовничек. Далеко пойдёшь. Весь в батю.
- Эм... А куда мне?.. О!
Найти "уголок изгнанников" было не сложно - там было больше всего знакомых морд. Мявра быстро двинулась в том направлении и заняла своё место (естественно, как можно дальше от Лютоволка). Уж что-то, а проблем себе новых черно-белая не хотела.
И...
Что теперь?

Чёрно-белая огляделась. Никто не говорил с ними, никто не подходил - значит, суд им ещё предстоял. Вот ведь! Нам теперь ещё и ждать! Если помирать, то быстро! И не от зайцев! Или холода! Мявра подставила мордочку под солнце. Ну, по крайней мере, наша банда кокнулась задолго до Времени Холода. У меня будет... время найти новую компанию. Одна я не выживу в снегах. Ну, если мне, конечно, оставят жизнь, чтобы её выживать... Ух!

+5

539

лагерь двуногих --- нагретые камни ---- лагерь Речного племени --->

Возвращаясь в лагерь, Лютоволк, в отличие от исконно речных котов, знал, что увидит. Разруха и хаос. Увы и ах, но бродяги оказались неприспособлены к оседлой жизни, а воспитывать их Лютоволк не нанимался. Похоже, все произошедшее оказалось лишь актом глупой, личной мести, поскольку вот они, речные коты, вернулись домой, радость и счастье. Все его приспешники, прочие лидеры банды - звездоцап разбери, где. И если на Сталь ему плевать с высокой березы, то отсутствие Дизеля означало то, что сын свободен: среди одиночек, которых выловили кожаные ублюдки, не было его первенца, а значит Дизель где-то там.
И пусть.
Что ж, вот они. Осмотрев вернувшееся Речное племя, серый здоровяк сыто хмыкнул: не отощали, не похудели. Казалось, его бывшие соплеменники побывали в каком-то невероятно гостеприимном месте. Вон, даже котят наделали новых.
- Кажется, у твоих соплеменничков были лучшие денечки, - остановившись рядом с Каштанкой, насмешливо пророкотал великан, осторожно скосив на нее глаза. Конечно, его проигрыш отвратителен, но все-таки реакцию бурой королевы он очень хотел видеть.
Было шумно. Серебро Звезд сиял и блистал, раздавая указания так, будто родился с девятью жизнями под яйцами. Наблюдая за пятнышом с примесью брезгливости, Лютоволк лениво растянулся на земле, демонстрируя всем и каждому, как ему пле-вать.
Хотя, конечно, в душе скребли хорошенькие такие кошки.
Нарочито спокойный взгляд коснулся юнцов, которые оказались пленниками вместе с ними. Чудаковатая Мявра. Отпрыски Миража. Малыши Каштанки. Уставившись на рой пищащих комочков, кот как-то даже добродушно усмехнулся. Что они из вас вырастят-то?
- Будьте на чеку, и осторожней с Лютоволком - у него сил, как у собаки, и агрессии не меньше.
- Серебря-я-я-як, какие комплименты! - протянул бывший вожак, широко зевая. Улавливая на себе то один, то другой ненавистный взгляд, кот ухмылялся.
Шавки.
- Ну что же, о великие воители, - смерив взглядом Бархатца и Урагана, у которых еще молоко на губах не обсохло, - караульте меня.
Отвлек Крестовничек. Малыш демонстрировал буйный характер, вызывая неприкрытое любопытство, и Лютоволк все-таки сомневался, демонстрировать ли хоть какую привязанность к сыну при всех.
Да и к Каштанке... черт знает, как это на них скажется.
А вот то, что Серебро Звезд позвал его Каштанку к себе, заставило напрячься и предостерегающе рыкнуть.
- Помни, зачем тебе когти, - тихо напутствовал бурую Лютоволк, провожая напряженным взглядом. Скосив глаза на великих стражей, кот шутливо дернулся на них и клацнул зубами, после лениво растянувшись.

+7

540

Все вроде как и забегали, да что-то не туда. И Ручей туда же...
Вот никто меня не слушает, никто! Экий я увалень, даже и рявкнуть на них не могу, чтоб все по струнке ходили, словно у Стрелолиста какого. А не могу! Дурак я, как есть дурак и травяной мешок, соломенное чучелко!
Правда, надолго ему скорбям предаться не дали. Брякозвёздушка, явился не запылился! Нет, так-то Толстолобый рад был, только снова вспомнил, что глашатай из него не лучше, чем беззаботная малая пташка.
А потом углядел, что за ним увязались...эти. Эти самые поганцы!
Нет, он, конечно, не стал тут же их по земле валять, нехорошо так, без ответа, без привета, но вот ухо заныло. Оборванное Лютоволком ухо.
А ещё Черепушечка. И Очеретник. И...сколько их было, Лютоволк? Молчишь? Скольких ты погубил ради того, чтоб потешить своё самолюбие? Да хоть бы ты трижды и четырежды всем добра хотел - скольких ты вкатал в землю ради своих фантазюек? Да что там, бесполезно всё это. Я ведь ничего не понимаю.
Я всего лишь дурак-Толстолобый.

- Нужно хорошенько обновить все метки, накормить племя. - начал с порога Брякозвёздушка.
...ну не настолько же дурак, наставничек!
- Патруль послал, на охоту сейчас ещё пару-тройку котов отправлю, рыбы мало не бывает. Мы тут не то что бы без тебя прохлаждались.
Вроде и улыбнулся, а всё же гаденько.
Да ничегошеньки уже так не будет, как прежде. Новые морды, новые порядки...и даже дети у тебя новые. Всё не так, Лбешенька. Забудь о прошлом.
И, словно удар наотмашь, прилетел ему взгляд Каштанки. Дёрнулся было, да куда там...
И чего ты ей скажешь, дурья твоя башка? Ой, прости-извини, Тёмный Лес попутал, мы бы никогдашеньки, это всё злобный кто-то там? Не-ет, так дело не пойдёт.
Это вы, Лбешенька. Это были вы - сбежали, бросив котят. Ты вон даже новых на замену наделал. А эти блохастые с ними возились, а не скормили лебедятам на ужин. Смирись и уткнись в навоз всей мордой. а потом...ну, хоть что-то исправь, если можешь, главное - хуже не сделай. Ну, как ты имеешь чудненькое обыкновение.

- Гостей вижу. Не знаю, зачем они тебе, но прослежу, чтобы они не заскучали в одиночестве, - оскалился он.
Они все, кажется, не совсем по-доброму настроены. Думают, мы их просто бросили.
- В какой-то мере так и было, - сказал он это тихо, но сказал всё же. Потому что...это и вправду ведь было? Обгадились - так признаем же, братья и сестры, что мы по уши в собственном... Тьфу!
Твоя обязанность, как отца и глашатая, убедиться, чтобы твои дети помогли им лучше адаптироваться.
Глашатай чуть было не хмыкнул, но сдержался. Да я уж и не уверен, что и со своими детьми я лажу...
Но это как-то очевидно было не то, что наставничек хотел от него услышать.
- Раз уж оруженосцы заняты - Бабочка ушла на охоту с Ручей, Мускатницы тоже нет в лагере - то, может, пока поручить котятам помочь с лагерем? Я сам прослежу, может, кто ещё поможет. Они уж не котята...их бы посвятить, думается, не мешало, когда подразгребёмся.
И Малютку заодно. Она же до сих пор моя ученица. Толстолобый едва снова не заржал, как дурак.
Чего ж сразу "как"? Дурак и есть.
- А так не волнуйся, пригляжу, чтобы мелкие не цапались. За остальным тоже, не самый всё же глупый у тебя глашатай, не бойся так.
Даже на шуточки пробило. Всё одно утопиться не выйдет.
На блохастых, Лютоволка не исключая (а на него-то в первую очередь) смотреть совершенно не хотелось, и он, признаться, был рад-радёхонек, что сам может с ними не сидеть.
- Змея, пусть вас сменят Сокольница с Оцелоткой, когда поедят. Вопль, как подтянется, тоже, - бросил он уже вслед уходящей воительнице. Осталось крепко надеяться, что очередных предателей у нас не найдётся. Поддостало меня порядком их находить чуть ли не под своей подстилкой.
Внезапно вспомнилось совсем давнее, когда Лютоволк с Карпозубом ещё процветали. Или это ещё до того было? Как маленькая, вовсе маленькая Крошка подарила ему разноцветный камешек, а он хранил его под подстилкой до того самого дня, как их прогнали.
Там ли он ещё?
Казалось, если найдёт - то словно бы и не было этого ничего. Но я, как-никак, глашатай. Отставить копательство! В воспоминаниях в том числе!
Котят Серебро Звёзд тоже увёл - так и остался глашатай не у дел. Ну, он-то точно так подумал и стоял, как пень заколдованный, посередь лагеря.
- Толстолобый..
Кажись, у нас это семейное - неприкаянно бродить.
Я хочу помочь. Направь меня на восстановление палаток! Я буду очень-очень стараться.
- Конечно, золотце. Я верю. - Снова устало залыбился. - Раз уж оруженосцев не видать, пойдём сами выгребать мусор, что скажешь? На деле, до ученичества тебе совсем недолго осталось, если предводитель опять, конечно, не забудет, что я сказал, а я ему таки напомнил, что вы уже взрослые, скоро в воители будет пора, а вы всё ещё в детской. И Икринку-Искринку с Щучкой ты видела? Не мешало бы вообще собрать побольше котят и все бы мы пошли за мхом.
Так он и болтал, не желая, вовсе не желая думать о том, что было в прошлом, но прошлым ещё долго не станет.

+9


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » главная поляна