cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
МОЛНИЯ
лучшая сестра
СВЕТОМУР и БЕРКУТ
броманс
СТРЕЛОЛИСТ
самые интересные посты
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +27, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 461 страница 480 из 514

1

http://s9.uploads.ru/GWnsP.png


Главная поляна Речного племени – открытое светлое пространство, где всегда кипит жизнь. Сердце лагеря, которое воители будут защищать до последней капли крови, располагается на берегу небольшого пруда, куда впадает река, являющая главным источником пропитания. С самого рождения котята окружены стихией, благодаря которой их племя получило своё имя. Сам лагерь по периметру от пруда преграждён густыми зарослями камыша, что защищает от ветра и любопытных глаз. С другой стороны над лагерем возвышается огромная каменная скала, в основании которой располагаются палатки предводителя и целителя, а чуть поодаль, у подножия, и жилища всех остальных членов племени. Речные воители постарались, переплетая ветки камышовых зарослей с осокой и плетьми ежевики, бережно обрывая колючки, особенно в детской, дабы молодняк не поранился. Свои палатки коты украшают перьями водяных птиц, блестящими чешуйками, камушками и раковинами, что найдутся на берегу пруда. Одним словом, лагерь Речного племени – это прекрасно защищенное и уютное место, надёжно скрытое от глаз недоброжелателей.


+1

461

Лютоволк скупо улыбался в усы, неумело и грубовато прилизывая раны Каштанки. Неизвестно, в лучшую ли сторону эти непонятные изменения в сером вояке, но очевидно, что они происходят. Даже бурая королева, которая, кажется, уже свыклась с ролью так называемой "пленницы", успокоилась, дралась достойно, и сейчас вот сидит смирненько, пока изгнанник занимается ее царапинами от когтей Обскуры.
- Во мне всегда будет жить это желание, - усмехнулась Каштанка, с вызовом глядя Лютоволку в глаза, и серый отстранился ненароком, глядя на кошку исподлобья, но с любопытством. - Твои супербойцы не настолько страшны. К тому же, именно этот боец вовсе не твой, а Стали.
Кот хмыкнул, безразлично дернув усами.
- Да пожалуйста, - повел плечом самец, разочарованно хлопнув по земле хвостом, - ее преданность Стали похвальна, но она не сделает нас крепким племенем. Ничто уже, наверное, не сделает, - хмуро оглянув пепелище, на коем некогда жило и цвело великое Речное племя, Лютоволк изумленно поднял брови, в последнее мгновение углядев направляющуюся к ним Обскуру, а за ней и беспокойно, суетливо семенящую Ассоль.
- Нападай, - дернув ухом, будто ослышался, кот осклабился, насмешливо оценивая взглядом подругу бывшего соплеменника. Она отличный боец, но хватит ли силенок?
- Нападай! Или ты такой же слабак? - оттесняя его от Каштанки и вызывая в груди глухой предупреждающий рык, Лютоволк грубо пихнул ее плечом и рявкнул:
- А разрешения у Стали попросила, а? - клацнул зубами серый, впрочем... механизм запустился, шестеренки скрипнули, и длинношерстный изгнанник пружиной бросился на Обскуру, грубо хватая ту зубами за загривок и оттаскивая бурую назад, намереваясь повалить щупловатую кошку, словно шкодливого, раздражающего котенка.

+3

462

Королева даже не сразу обратила внимание на подошедшую Ассоль, настолько была поглощена этим самоуверенным вызовом Обскуры. Неужели она и правда думает, что хороша настолько, чтобы бросать вызов вожаку, бывшему искусному воину? Хм.
- Всё в порядке, Ассоль, - Каштанка улыбнулась и успокаивающе погладила подругу хвостом по боку. - По крайней мере, настолько, чтобы я прекрасно обойдусь без помощи Руж, - она фыркнула, и на лице вновь выразилось неприкрытое презрение к этой недоцелительнице, чересчур много о себе возомнившей. - Само затянется.
Раны от когтей и зубов Обскуры ещё немного жгли, однако, она не могла не признать, ухаживания Лютоволка слегка облегчили боль. Вырвался тихий нервный смешок, и Каштанка вернула всё внимание на разгоревшийся поединок, кивнув и Ассоль, мол, давай посмотрим, что выйдет.
Оба противника были свирепы и умелы. Просто Лютоволк более. Этот бой действительно отличался от предыдущего, то ли Обскура тогда дралась не в полную силу, то ли сейчас в ней кипело яростное желание победить. Бурая склонялась ко второму варианту. Кошку слегка уязвляло, что в ней не видят равного воина, а лишь разнеженную мамашу, однако в этом была логика. Ну и что. Я восстановлю форму, буду больше тренироваться, когда Крестовничек станет оруженосцем. Если станет... Но Лютоволк ведь хотел племя, настоящее племя, Каштанка знала. Но его недавние слова... разуверился? Каштанка не могла представить, что можно пройти такой путь, приложить так много усилий, погубить так много жизней и просто отказаться от цели. Нет, Лютоволк не остановится.
Он победно встряхнул Обскуру в воздухе. Губы Каштанки расползлись в улыбке. Неплохо, показал на что способен, могучий вождь. Королева не бралась судить, равный ли это был бой, оба ли противника были честны. Ведь ничего сверхъестественного не случилось, всё закончилось так, как она и ожидала. У Обскуры было мало шансов победить.
Каштанка поймала взгляд Лютоволка и коротко кивнула ему, как будто он что-то пытался ей доказать и доказал. Нашёл себе кучу кошек и хвалится своим мастерством. Она пристально оглядывала вздымающиеся покатые бока, напряжённые лапы, поблёскивающие глаза распалённого битвой воина. Он всё ещё оставался воителем, несмотря на своё сомнительно прошлое. И какого Звездоцапа он полез во всё это дерьмо?..

+3

463

Сердце пропустило удар, когда одиночка встретилась взглядом с Лютоволком. Возможно, это была не самая умная мысль - нападать на этого бугая. Но тело требовало тренировок и крови. Обскура не могла просто просиживать свои кости в лагере. Тем более нужно совершенствовать свои боевые навыки. Она должна всегда быть готова защитить своего Левиафана от любой напасти. А для этого нужны тренировки.
- А разрешения у Стали попросила, а? - Обскура обнажила клыки и зарычала.
- Он Левиафан, - холодно прозвенела золотисто-бурая и выпустила когти. Серый исполин, похоже, был не против размяться. Обскура хлестанула себя по задней лапе хвостом и встала в боевую стойку. Да только не успела среагировать. Мощным прыжком Лютоволк настиг спины одиночки и вцепился в ее загривок, опрокидывая на землю. Обскура яростно зашипела.
- И это все? - без насмешки, вполне себе серьезно, прокряхтела золотистая и с усилием дернулась в сторону, пытаясь уйти от зубов серого лидера. Кровь закипала и хотелось надавить побольнее, укусить так, чтобы потом еще долго вспоминал Обскуру. Заметив пространство между лапами Лютоволка, одиночка рванула что есть силы в сторону, но тут же оказалась снова прижатой к земле. На мгновение она почувствовала себя слишком немощной и маленькой, по сравнению с этим огромным котом.
"Ничего, и не таким глотки перегрызали."
Конечно, Обскура не собиралась убивать Лютоволка. За время нахождения в своем новом прибежище, именуемом племенем, она хорошо усвоила правила. Поэтому глупые убийства уходили на второй план. Тут можно получить еду, кров, не прилагая никаких усилий. Все охотятся для всех. Странно, конечно, это все. Разве не "каждый сам за себя"?
Сильное мускулистое тео вдавливало кошку в землю и она еще громче зашипела, пытаясь напугать Лютоволка. Лапы машинально напружинились и Обскура, крича от прилагаемых усилий, что есть силы выпустила когти в живот Лютоволка и оттолкнула от себя. освободившись от "плена", она сплюнула попавшую в рот землю и хладнокровно сощурилась.
"Достойный противник. Интересный."
Обскура резко метнулась в сторону и устремилась к лидеру, желая вцепиться своими клыками в его мощную шею. Но серый ловко увернулся и Обскура приземлилась прямо перед носом Лютоволка. Не успев как-либо среагировать, она почувствовала острую боль в собственной шее и лапы тут же оторвались от земли. Мир сотрясся и глаза судорожно попытались поймать хоть какой-то предмет. Царапая лапами воздух, она пыталась добраться до морды Лютоволка, которому, видимо, не составило труда поднять Обскуру и хорошенько встряхнуть. Одиночка взбрыкнулась, но поняла, что хватка Лютоволка слишком крепка и вряд ли ее старания пойдут на пользу. Обскура обмякла всем телом, переставая сопротивляться. Адреналин постепенно улетучивался и кошка снова ощутила давящую боль в районе живота. Одиночка натужно выдохнула и полностью расслабила тело.
- Отличный бой, - негромко произнесла одиночка и шикнула, чувствуя каждый зуб Лютоволка, впивающийся в кожу. Это было весьма неприятно.

+2

464

-Всё в порядке, Ассоль.
Одиночка встревоженно склонила голову набок, как бы осматривая Каштанку на предмет внешних признаков слабости. Конечно, та выглядела довольно потрёпанной, и всё же...
- По крайней мере, настолько, чтобы я прекрасно обойдусь без помощи Руж. Само затянется.
Ассоль не понимала эту точку зрения. Претерпевать боль и трудности в одиночку просто потому что не хочешь просить помощи или признать, что в этой помощи нуждаешься. Нет, белоснежная не считала подругу излишне горделивой или недальновидной, она и сама, признаться, готова была идти на жертвы ради близких, ради детей. Всегда. Но это вынужденные меры, а тут простое нежелание и непринятие.
- Я не буду настаивать, но должна сказать... - Ассоль выпрямилась и чуть понизила тон, наблюдая за тем, как начинается бой между Обскурой и Лютоволком. - Руж не такая плохая и вредная, какой кажется. Она старается помогать другим. Пообещай, что скажешь мне, если будет хуже.
Кошка решительно посмотрела в глаза подруги. "Если не хочешь просить Руж, я сама попрошу для тебя".
Меж тем произошло первое столкновение в бою напротив. Каштанка кивнула на сражающихся, и Ассоль без особого желания перевела на них взгляд. Что делать, она не любила бои и кровь, а от одного вида мощных челюстей, впивающихся в чью-то тонкую и кровоточащую шкурку, становилось дурно. Вот как-то не зародились в кошке с молоком матери бешеная тяга и страсть порвать ближнему шкуру и самоутвердиться засчёт этого. Видимо это потому что мать её была домашней.
- Отличный бой.
Просипела поверженная, а у Ассоль всё перевернулось внутри. Должно быть, Обскуре очень больно сейчас. Несмотря на то что нарвалась она сама, пожалеть кошку требовало сердце, кое-как сдерживая порывы которого, одиночка оглянулась на Каштанку. Та едва заметно кивнула Лютоволку и, не обращая совсем внимания на направленную на нее ещё одну пару глаз, пристально рассматривала очертания исполина. В голове Ассоль мелькнула бешеная мысль. "А что, если..." И всё-то эту мысль невольно подтверждало: запах Каштанки после "прогулки" с лютоволком, её речи о племени и отсутствие прежней ненависти в глазах по отношению к серому коту. Белоснежная поспешно отвела взгляд. Ей не хотелось лезть в это дело.
Или хотелось?

+3

465

Это было просто.
Не слишком просто, как ожидалось Лютоволку: все-таки, он видел Обскуру в бою не раз и знал, насколько свирепа эта миниатюрная кошка. Она безжалостна, преданна только одному Левиафану, отлично владеет когтями - какая славная получилась бы из нее воительница, родись она в племени! Дикая, яркая, преданная предводителю и своим собратьям - да-а-а, какая бы из нее вышла воительница.
- И это все?
Кот хмыкнул, чувствуя, как внутри все горит. Несколько мгновений битвы, рваный стук сердца, и Обскура, которую так легко тряхнул за загривок серый изгнанник, будто вторила его мыслям.
Ведь, думая о подруге Левиафана, которую так легко разъяренный самец встряхнул, словно рыбешку, Лютоволк ловил себя на мысли:
"И это все?"
В глазах мелькнуло неприкрытое раздражение. Казалось, серогривый совершенно потерял привязки к реальности, и весь его гнев, обида на происходящее, раздражение и ярость выплывали сейчас, когда эта наглая выскочка решила вызвать его на бой.
Он почти не помнил, как пытался сдерживать свою силу, зная, что Сталь попытается с ним расквитаться за произошедшее, и невольно кот стрельнул предупреждающим взглядом на Каштанку: может месть разноглазого коснется её?
Есть свидетели.
Твоя подстилка сама напросилась.

Порой Обскуру было непросто поймать, но Лютоволку уже было плевать. Их бой не был мимолетным и быстрым, и серый как мог держал когти в лапах, но не смог удержаться от возможности: едва кошка оказалась близко, массивный вояка наскочил на неё, ухватил за загривок и снова встряхнул, словно держал в пасти нашкодившего котенка.
А после замер. И дышал носом, всей грудью, восстанавливая мнимую сосредоточенность и хладнокровие. Брезгливо скривишись, кот сплюнул, отпуская Обскуру, и оскалился, сдерживая распалившийся из ниоткуда гнев.
- Отличный бой, - шикнула подруга Стали, на что Лютоволк враждебно рыкнул и даже чуть подался в ее сторону, рывком, будто намереваясь продолжить драку.
- Не смей больше бросать мне вызов! - рявкнул ей в морду Лютоволк. А после, окинув трех самок раздраженным, разъяренным взглядом, резко развернулся и ушел, чертыхаясь, в сторону озер.
И ушел далековато, откидывая с пути мелкие камешки, веточки и все, на что можно было поднять лапу.

----> берег озера

+2

466

<<< -------------- ясли (номинально)

Встряхнувшись после сна, растрёпанный котёнок высунул носик наружу и восхищённо раскрыл рот, увидев, как статный серый котяра, именуемый его отцом, завалил Обскуру.
И тут прям всё. Вдруг бросил, разорался и ушёл.
А Крестовничек только собирался подобраться к нему и поинтересоваться, какого это - держать кошку в когтях.
Ха! Ну и сам виноват, значит, будет знать, как воротить нос от своего сына!
Крестовничек полностью выбрался из ясель, довольно потянулся и развалился рядышком с зарослями, оглядывая ленивым и сонным взглядом котов, которые были на поляне. Он немного удивился, когда понял, что ни мама, ни Ассоль не спешат к нему с восклицательно-ласкательными ахами (а кое-кто и вовсе должен был ему доклад о времени своего вольного ученического плавания), но всё-таки решил, что пока не время ему проявлять настойчивость и решительность. Всё же полежать, греясь в тёплом солнечном свете, который так удачно падал на его черепаховую шкурку, важнее.
Однако вот он лежал, и лежал, и лежал. Перевернулся на спинку, подставляя пушистый мех на животике под солнышко, блаженно заурчал, зажмурившись, и даже задремал, пока солнечные лучи не скрылись за набежавшими облаками. Резкое изменение температурного режима заставило его снова перекатиться на бок и, задумчиво оценив перспективы, поднять на лапы и засеменить к любимой каштановой кошке.
- Мааааа-аам? - Крестовничек подбежал к ней и потерся головой о лапу, подбираясь как можно ближе к Каштанке и вибрируя от урчания всем телом. - Маааа-аам, а давай сходим в лес, а? Я тебе мышку поймаю, - он склонил голову на бок и округлил глазки, делая просящую мордашку, которую несколько раз замечал у других.

Отредактировано Крестовничек (2018-06-07 19:00:01)

+2

467

Каштанка мягко усмехнулась на слова Ассоль. Дело ведь было не в том, что Руж "плохая" или "хорошая", а в том, кто она по своей природе. Одиночка, захватчица, к тому же, много о себе возомнившая. Но, наверное, Ассоль этого было не понять, да и обижать подругу королеве не хотелось, в конце концов, она ведь могла принять это и на свой счёт. А белая кошка была единственной среди всего этого сброда, к кому Каштанка питала хоть какие-то тёплые приятельские чувства.
- От упрямства я не умру, не волнуйся.
Она осторожно глянула на Лютоволка, который резко рявкнул на Обскуру и быстро удалился из лагеря. Хм, бурая ждала от него иной реакции на победу, грубо говоря.
- Мааааа-аам? - знакомый требовательный писк заставил Каштанку слабо улыбнуться и добродушно пригладить лапой встопорщенную после сна шёрстку сына. - Маааа-аам, а давай сходим в лес, а? Я тебе мышку поймаю.
Каштанка глухо усмехнулась. Да уж, за время пребывания в плену у шайки одиночек и она, и Крестовничек были за пределами лагеря примерно одинаковое количество раз. Только вот котёнок покидал его по своему собственному желанию, и никто его даже не остановил. Пф, вредить котятам им запретил Лютоволк, но никто не запретил не мешать малышам вредить самим себе.
- Боюсь, милый, мне не разрешено покидать лагерь без сопровождения, - Каштанка бросила мимолётный взгляд на выход, где скрылся Лютоволк. - Обязательно нужен кто-то страшный и зубастый, кто будет... следить за нашей безопасностью.
Королева несколько раз быстро прошлась по взлохмаченному загривку и спинке сына, утробно урча. Она знала, что Крестовничек примется её сейчас же убеждать, что сам защитит от всего самого ужасного. Самоуверенность в нём от отца. От случайной странной мысли кошка вздрогнула.
Несколько одиночек было на поляне, и наверняка кто-то из них попытается её остановить. Ввязываться в настоящую драку не хотелось - Каштанка уже поняла, что навыки не позволят ей убраться отсюда живой.

+3

468

из спячки

Дела Мявры шли очень даже неплохо. Если брать в средней по всей её жизни, то нынешние времена тянули на восемь куринных крылешек из одиннадцати. Лучше, чем было в городе, хуже, чем было у двуногих под бочком. В целом Мявра была есьма таки счастлива. Она ела чаще раза в два дня, общалась с другими кошечками, её никто не трогал, а ещё лес вокруг был красивенький, а ракушки и рыбьи косточки было весело собирать. Мявра зря времени не теряла: уже вся территория Речного Племени была в её секретиках, которые так и ждали своего часа, когда кошечка вновь их выроет, а шерсть... Ах, шерсть! Кошечка становилась настоящей красавицей, когда питалась правильно! Или часто. Все эти залысины, шрамы и следы спустя несколько дней нормального питания исчезали под густой мягкой шёрсткой, и Мявра становилась прямо игрушечной плюшевой красавицей. В таком состоянии она даже немного тянула на свой возраст - в её возрасте Племенные уже воительницы гордые и красивые, в конце концов!
Вкуснотища-а-а-а-а...
Конечно, её немного печалило, что Дизель много времени проводил со своей новой подругой... Но зато у Мявры было больше времени, чтобы самой находить новых друзей!
Или учиться чему-нибудь новому!
Или находить неприятности.
Как вы поняли, предпочтение Мявра, сама того не зная, отдала последнему варианту.
Кошечка вприпрыжку подошла к Обскуре. Крайне недовольной, страшной Обскуре. Не, ну она тока с Лютым Батей Дизеля дралася, значит больше не хочет, ага? Ага. Я всегда хотела с ней побалаболить, ага? Ага. Сейчас самое время, ага!
Мявре действительно нравилась Обскура. И причин было много! Шерсть у неё была необычная, густенькая, глаза такие большие-большие, в них можно было утонуть, да захлебнуться, а ещё от неё пахло кровью. Будь Мявра другого пола, она бы уже несколько лун была бы мертва, ибо осмелилась бы познакомиться поближе с этой кошкой намного раньше - и с сосвсем с другими целями.
Хотя внятно свои цели Мявра никогда не могла внятно объяснить, если подумать.
Так, она обидется, если я её имя неправильно скажу. Надо правильно!
- Обскура-Обскура! - Есть! Я сказала её сложное имя правильно! Чёрно-белая сразу же встрепенулась, окрылённая своим успехом. - А где ты так биться научилась? А почему ты такая храбрая, Обскура? Этому можно научиться?
Я смогу? Я смогу стать как Обскура, интересно? Я смогу стать Обскурой для Дизеля? Ухо-хо-хо! ТОГДА он заметит меня!

+3

469

Крестовничек довольно распушил усы, прогибаясь в спинке под тяжестью материнского прикосновения. Как же приятно, когда Каштанка уделяет себя ему целиком и полностью, сияя мягкой улыбкой и источая любовь и восхищение своим самостоятельным и независимым сынишкой!
Жёлтые глаза котёнка тепло и игриво уставились на мать снизу вверх, наслаждаясь зрелищем невиданной щедрости. Ах, как же он обожал Каштанку и как дороги и ценны были с ней каждые мгновения, проведённые без посторонних ушей и лап! Даже если ему говорили, что он уже большой, чтобы обижаться на всяких там братьев и сестёр, на всяких отцов да Лютоволков, из-за такого пустячка как делёжка одной-единственной кошки для всех на всех («Нет, Крестовничек, ну правда, ну стыдно уже котам в глаза-то глядеть, ведёшь себя как новорожденный»), ну... пусть говорят так и дальше. Трёхцветный оставался глох к их увещеваниям.
И, в общем-то, в отличие от всех самодостаточных личностей до сих пор с охотою принимал вылизывания Каштанки.
- Ма-ам? Ты шутишь? - в голос закралось оскорблённое самолюбие. - Я тут самый зубкогтистый, страшнозубый и смело-страшный! - Крестовничек подпрыгнул на месте и встряхнулся, распушая прилизанную шкурку и становясь в наигранную позу описанного им неведомого зверя.
- Я вот так любого, я бдю и воюю за себя и за маму! - трёхцветный встряхнул пушистой шелковистой гривой... ой, то есть просто передёрнул плечами, задирая голову и нос чуть ли не к небесам и позволяя лёгкому ветерку, текущему через главную поляну, трепетать длинные волоски на его шее.
- И вообще, - сдался Крестовничек, с неохотой признавая очевидный факт, - вообще мы с тобой, мама, на особом счету.

+3

470

Мощные челюсти ослабили хватку и Обскура отдалась силе гравитации и упала на землю. Плавно поднявшись на лапы, он холодно покосилась вверх, устремив взгляд на Лютоволка.
- Не смей больше бросать мне вызов! - буро-золотистая показала полное безразличие и игнорирование слов исполина и змейкой выпрыгнула из-под грудины Лютоволка. "да сдался ты мне, как коту дерьмо собаки."
Кошка медленно села и принялась зализывать щиплющие царапины. До шеи, к сожалению, было не дотянуться, хотя рана там была впечатляющая, судя по пульсирующей боли и взмокшей шерсти. Вообще, Обскуру мало беспокоил свой внешний вид. Главное что внутри она не поломалась. Не испугалась, не прогнулась ни под кого. Как учил Левиафан. Наспех вылизав самые выраженные царапины, она проводила взглядом уходящего Лютоволка и  тут же перевела взор на Каштанку. Возле которой уже скакал неуемный котенок. Обскура обреченно помотала головой, осознавая тот факт, что котята - не цветы жизни, а обуза на все оставшиеся луны. Покорми, гулять выведи, с носика сопли убери, проконтролируй. Ой фу. Ни к чему хорошему не приведет же. Главное в жизни - собственная шкура, надежное плечо и "крыша" над головой. А котят пусть другие делают. Популяция котов уж точно не обеднеет без одной кошки. Обскура потерла лапой разболевшийся живот, погрузившись в пелену мыслей.
- Обскура-Обскура! - бурая кошка резко встрепенулась, но сохранила самообладание и осторожно повернулась в сторону звука. "Тебе-то что нужно? А?" Обскура почувствовала себя весьма некомфортно. Обычно, она была нелюдима и отстранена ото всех, кроме Левиафана. Она не любила пустую болтовню, а особенно ненавидела, когда ее спрашивали о ее жизни. Поэтому никто из новоявленных соплеменников толком и не знал откуда она, как появилась, почему во всем следует за Левиафаном. Просто тень белоснежного изгнанника и все. Не кошка даже. Просто тень.
- А где ты так биться научилась? А почему ты такая храбрая, Обскура? Этому можно научиться? - затараторила Мявра и Обскура отстранилась на пару хвостов от болтливой собеседницы. И что теперь делать? Может просто уйти от разговора и молча отойти? Но живот еще сильнее прихватила и кошка осознала, что ближайшие пару мгновений "слиться" от бело-черной кошечки не сможет. Вздохнув, она поставила лапу обратно на землю.
- А тебе это надо? Впрочем, - Обскура холодно взглянула на брызжущую энергией Мявру, - жизнь заставляет. А вот сдохнуть в первой же стычке или бороться - выбор за нами. Я сделал свой выбор, - глаза медленно перешли на складную фигуру Левиафана и Обскура блаженно зажмурилась. Если бы не разноглазый, Обскура бы не обучилась паре-тройке полезных приемов. Если бы не разноглазый, на ее счету не было бы столько отобранных жизней. Если бы не разноглазый... Обскура не стала бы Обскурой. Бегала бы сейчас нескладная Неон в оживленном городе и рыскала бы по помойкам в поиске хотя бы загнившей косточки. Только Неон вот та умерла. Очень быстро и безболезненно. И родилась Обскура - безжалостная, хладнокровная и преданная до треска костей своему Левиафану. Готовая бороться за его жизнь и здоровье, отбросив какие-либо сомнения.

+1

471

- А тебе это надо?
- Ясный пень! - Встрепенулась Мявра. Неужто непонятно?
Впрочем, - Обскура кинула на Мявру холодный взгляд, от которого кошечка почувствовала, как тает. Она посмотрела на меня! Она говорит со мной! - жизнь заставляет. А вот сдохнуть в первой же стычке или бороться - выбор за нами. Я сделал свой выбор.
- Ну так это... и Мявра делает! Сделала. Жить-то охота, ага? Но вот в какой момент ты стала гнуть, а не сгибаться? Э-э-э...
Кошка замолчала и глубоко задумалась. Ну, насколько глубоко задумываться у неё сходу вообще выходило.
- Я умею прятаться, притворяться мёртвой, прыгать, бегать, залезать на деревья, стоять на задних лапах и даже чуть-чуть плавать... Но когда Мявре надо драться - это всегда так... Так слабо. Обскуре никогда не бывало страшно? Мявре тяжело, я никогда не была хорошим бойцом. А как таким стала ты, Об... Об-ску-ра?
Что вообще значит это имя?.. Странное!
- Может, у тебя было много учителей? Или поклонников, что учили? Может, ты съела кого-то и забрала его силу!? - Мявра вскочила на лапы и начала быстро махать хвостом туда-сюда от возбуждения. В глазах малышки, казалось, ещё чуть-чуть, и зажгутся звёзды. - Тыж городская? И Мявра городская! Значит... Ага! Эта ты убила Гришу? Ох, матушки-кошечки! Я ЗНАЛА! Это та-а-а-а-а-а-а-а-а-ак круто! Или стой, Гриша был... Эм...
Он был серый, другой белый, два весёлых брата...
- Или я что-то перепутала? Может, ты не котов, а что-то другое ешь? Моя ба говорила, что воен должен хорошо кушать. Что ты кушаешь?

+3

472

Взор изумрудных очей лениво скользил по земле, да приценивался. Странно. Изобилие чужих хвостов не вызывало в нем прежних чувств. Прежде соблазн был так велик! Какой ловкой рысью он бы кинулся в бой! Грациозно, словно лань, нагоняя ужас на врага, словно свирепый медведь. Трепещите! Покоритель самых пушистых хвостов!
А после издал, кажется, самый тяжелый вздох за всю свою жизнь. Галчонку было скучно. Невообразимо скучно.
В какой-то момент в его чистом, светлом и невероятно ярком мире выцвели все краски. Мальца не привлекало ничего вокруг. Бои без правил между одиночками, интриги, скандалы, неожиданные повороты судьбы — ах, как это все надоело! Всякие там Лютоволки, нагоняющие мрак, толпы озлобленных дикарей и бездарных пловцов. Много вас, много. Молодцы, так держать. А толку? Все равно тоска смертная, — на этой прекрасной ноте, хлестнув собственный бок хвостом, закончил он свою мысль. Да и как вовремя. На горизонте показался родной силуэт.

— Плавничок! Великое Звездное племя, ты даровало мне брата! — взвыл на весь лагерь юнец, бросаясь со всех лап в сторону котика, — Живой! Целехонький! Герой! Я так скучал!

Шума было много. Радости — ещё больше. Стоит ли говорить о том, что сейчас Плавничок выглядел в его глазах словно ангел, сошедший с небес?

— Что они с тобой делали? Они тебя обижали? Ох, ты только скажи, я этим одиночкам такое устрою! Ох устрою! Усы им всем оторву! Да если хоть одна шерстинка упала с этого прекрасного серого тел...А что ты теперь умеешь? И почему я не пошел с тобой? Предки, ты такой везучий!

Отредактировано Галчонок (2018-06-15 22:15:11)

+1

473

Плавничок понуро шагал вслед за Эбоном, то и дело стряхивая с себя тяжелые капли воды. Вся его прекрасная длинная шубка пропиталась рыбным запахом и была покрыта мелкими водорослями и ряской. Серый пухлячок и сам не понял как оказался на берегу, ровно и как тогда очутился под толщей воды. Голубые глазенки уже не горели обыденным оптимизмом и радостью жизни и больше всего плавничку сейчас хотелось хорошенько высушиться и пойти спать. Несомненно, он вынес из этого случая важный урок, что нужно быть более внимательным и просить помощи, а не пытаться выпутаться самому. По крайней мере сейчас, в его малом возрасте.
Котенок медвежьей походкой вошел в лагерь и вновь отряхнулся от воды. В воздухе витал запах крови, поэтому малыш заинтересованно поднял голову и вытянулся в струнку. А ничего будто и не происходило. Тишина. Вон лишь сидит коричневая кошка, раны зализывает. Плавничку вообще все одиночки казались какими-то странными, нелюдимыми. Будто бы с другой планеты свалились.  Но привыкнуть он к ним успел и уже в полной мере считал своими соплеменниками. Воспоминания о прошлой жизни постепенно стирались из памяти и малыш уже с трудом мог вспомнить имена всех соплеменников. Единственное, что он помнил как Воинский Закон - имена глашатая и предводителя. Даже по отцу Плавничок уже почти не скучал. Поначалу, он очень сильно обижался, что Ледоглаз не забрал их с собой или, хотя бы, не пришел сюда их забрать. А сейчас он пропитался верностью к новому племени. Видимо, теперь всю жизнь он будет жить бок о бок с ними. А значит о прошлом можно благополучно забыть. И отца в том числе. Он плохой, раз не пришел к своей семье.
— Плавничок! Великое Звездное племя, ты даровало мне брата! Живой! Целехонький! Герой! Я так скучал! - Серый шарик внезапно встрепенулся и радостно улыбнулся. Вот его радость в жизни - Галчонок и Черничинка! Тут же переменившись в выражении морды, он поскакал к черному брату, напоминая со стороны только пойманную рыбу, отчаянно прыгающую по земле в поисках воды.
- Галчо-о-онок! - пухлячок подошел вплотную к братцу.
— Что они с тобой делали? Они тебя обижали? Ох, ты только скажи, я этим одиночкам такое устрою! Ох устрою! Усы им всем оторву! Да если хоть одна шерстинка упала с этого прекрасного серого тел...А что ты теперь умеешь? И почему я не пошел с тобой? Предки, ты такой везучий!
Серый котенок звонко засмеялся и тут же забыл о своем провале на тренировке. Вообще, Плавничок был достаточно отходчив и быстро приходил в свое прежнее состояние. Так и сейчас, серые тучи над головой рассеялись, сменившись сияющим солнцем. Плавничок заскакал вокруг Галчонка.
- У меня была первая тренировка! Меня вот он обучал! - Плавничок указал на отходящего Эбона, - я плавал, представляешь! Прям в озере! О, Галчонок, оно тако-о-о-ое огромное! Как три, нет, десять наших рек! Честно-пречестно! Правда я сначала немножко утонул, но потом мне помогли! Эбон! Я плавал, представляешь? - эмоции захватывали. Ох, как же он любил быть рассказчиком, - А потом, до моей лапы дотронулось что-то очень скользкое, - Плавничок нагнулся и дотронулся до лапы Галчонка, имитируя действия воображаемого чудища, - И из воды выскочило чудовище! У него было много-много зубов и огромные плавники! Оно громко зарычало и бросилось на меня! - котенок набросился на спину Галчонка, - оно взяло так, зубами по моей шерстке -КЛАЦ! А я  же смелый! Я прие-е-емы знаю, я его взял и по голове стукнул лапой, вот так, - Плавничок аккуратно положил лапку на затылок Галчонка, - И оно испугалось и уплыло от нас! Честно-честно!
Уверял братца малыш и соскочил с его тельца. Еще раз отряхнувшись от воды, он даже и не задумывался вылизываться, чтобы просушить шерстку. Не царское это дело, шерсть свою мыть. Сама высохнет. А сейчас весь лагерь должен узнать об отважном Плавничке!

+2

474

Поток слов просто лился, нет, выплескивался из юной особы. Обскура мало понимала в эмоциях столь ярких кадров, но почему-то была сильно удивлена, став объектом разговора. Обычно, кошкой никто не интересовался, да что уж там, к ней попросту не подходили. Левиафан не позволял. А сейчас белоснежный изгнанник отошел в сторону, видимо отдохнуть хорошенько, да отъесться. А Обскуре не хотелось совершенно. Тем более живот крутит знатно. Одиночка устало вздохнула и вновь приложила лапу к животу.
Буро-золотистая с совершенным непониманием глядела на голосившую Мявру. "Похоже, ее в детстве кто-то сильно ударил, не иначе. " Обскура странновато покосилась на кошку, когда та начала говорить про кучу поклонников, учителей и невероятные силы. Кошка приподнял вверх бровь и звонко ответила:
- Тебя это не касается, - Обскура бы никогда в жизни не рассказала кому-то, кроме Левиафана о своей прошлой жизни, о своих неудачах и падениях. Ни-ког-да. Для Обскуры Мявра была неким собирательным образом всех котов вокруг. Они все такие импульсивные, яркие, энергичные и... себе на уме, - Кто такой Гриша? Не помню я таких в городе, - Обскура знавала многих представителей городских, но про Гришу и слышать не слышала. Хотя и Мявру она не встречала на своем пути никогда. Хотя вроде с одного же города. Но одиночка была уверена, очутись бы они не здесь, а на улице города или в переулке - от бело-черной кошки не осталось бы и лужицы. Обскура не задумываясь бы выдрала сердце из этой болтливой особы, чтобы не докучала. Да и не место таким ошибкам природы в городе. Не Обскура, так кто-нибудь другой бы прикончил. А сейчас приходилось держать себя в рамках. Обскура не понимала, что вышла за них еще в тот момент, когда напала на Лютоволка, одного из лидеров племени. Но по меркам одиночки - раз не убила никого, значит все хорошо.
- Видишь того котенка? - Обскура указала на Крестовничка, - хочешь быть сильной? Иди и докажи ему.
Вообще кошка плохо понимала во всей этой семейной жизни. До нее не могло дойти, что котята - беззащитные комки меха. В городе же все было по-другому. Иногда, приходилось убивать котят ради того, чтобы не появился еще один голодный рот. Пищи на всех не хватало. И материнским инстинктом кошка не была пропитана. Котята для нее были теми же самыми котами, просто меньшего размера и более глупые. Конечно, она не убивала их просто так, потешиться. На то был ряд причин, но убивала же. И даже не сожалела о содеянном, - ну? Потренируйся, или как тут принято говорить? -шикнула Обскура, поглаживая урчавший и возмущающийся живот.

+1

475

Черным вихрем он закружился вокруг брата, подпрыгивая, повизгивая, и даже немножко поскуливая. Какой же он был везучий, этот Плавничок! Такой сильный, такой смелый, он стал настоящим божеством в глазах смолистого котенка. Пропахший рекой, с перепутанной шерстью и облепленный ей же, Плавничок смотрелся величественнее, чем любой из одиночек. В этом малец был убежден, и страшно ему завидовал, хоть и без злобы. Широко улыбаясь, он смотрел с неподдельным восхищением на старшего, чуть ли не заглядывая оному в рот.
— У меня была первая тренировка! Меня вот он обучал! Я плавал, представляешь! Прям в озере! О, Галчонок, оно тако-о-о-ое огромное! Как три, нет, десять наших рек! Честно-пречестно! Правда я сначала немножко утонул, но потом мне помогли! Эбон! Я плавал, представляешь? — заверещал серый братец, кружа рядом с черномазым комком.
— Обалдеть! — выпучив глаза, младший разинул рот в неподдельном удивлении, словно не верил его словам. Ему без всякого труда удалось представить эту зрелищную картину: озеро небывалых размеров, раскинувшееся между враждующими землями, да такое здоровенное, что не видно противоположного берега! Здоровенные волны, открывшие свои бурлящие пасти, словно чудища, готовы в ту же секунду поглотить отважного Плавничка, но тут на помощь приходит несравненный Эбон, храбро вырвав его брата прямо из зубов водного гиганта! И тут, разрушая все стереотипы, серый котик подчиняет себе великое озеро! Он ловок словно рыба. Брызги! Крики! Кровь! Овации! — И ты совсем не испугался? Оно же такое огромное! А волны-убийцы? А у тебя есть шрамы? А как ты плавал? А научишь? — Галчонок не умолкал, засыпая брата вопросами.
По своей натуре, зеленоглазый был крайне впечатлительным котенком. Рассказы брата, щедро приправленные фантазиями, не вызывали никакого сомнения в их правдивости! В миг котенок проникся братской любовью и к одиночкам, которые уже не выглядели такими злыми и черствыми. Эбон! Эбон — герой! Родное племя бросило их, в то время как незнакомец жертвовал своей жизнью ради чужого котенка! Галчонок его глубоко зауважал.
От следующих слов пухлячка под телу мелкого пробежали мурашки, от чего черный невольно поежился, вздрогнул и даже чуть-чуть подпрыгнул. Сердце ушло в пятки.
— Чудовище?! Настоящее, мышь меня сожри, чудовище?!
Свою реплику он провопил. Громко так, крикливо, аж собственные ушки резало. Услышав такое с его стороны, мама бы в миг надавала ему тумаков по самое не хочу. Он стыдливо прикрыл рот хвостиком. Плавничок еще храбрее, чем он думал!
— ...оно взяло так, зубами по моей шерстке -КЛАЦ! А я  же смелый! Я прие-е-емы знаю, я его взял и по голове стукнул лапой, вот так, — легкий удар по голове, и Галчонок почти потерял сознание от восхищения — И оно испугалось и уплыло от нас! Честно-честно!
— Ты такой храбрый! Я хочу быть как ты, научи, научи, научи! Теперь ты нас от любого чудища защитишь! А давай в следующий раз на тренировку ты меня с собой возьмешь? Обещаю, я не буду мешать! — захлебываясь в собственных эмоциях, почти умолял он, — А то у нас тут скука смертная! Мы с Черничинкой чуть с ума не сошли. Тут. Вообще. Нечем. Заняться, — прочеканил, — Такому бравому воину как я даже подраться не дают!

Отредактировано Галчонок (2018-06-18 19:15:37)

+4

476

- Кто такой Гриша? Не помню я таких в городе.
- Ну, ты знаешь этих котов-"лидеров" - каждый, кто пригнёт под себя двух-трёх цыпочек и голубков уже кличут себя авторитетами, боссами, ага? Как забавно, что в лесу ситуация практически такая же, ага? Гриша был злобный, мохнатый, тёмно-полосатый комок ненависти. Он хотел убить Мявру, за то, что она убила Пирса, его братана. Но не успел, ха! Кто-то позаботился о нём! - Мявра блаженно улыбнулась. - Это был о-о-очень хороший денёк, да-да!
В городе было котов и кошек больше, чем блох на старой псине. Отчего лес казался таким... пустым. Жизнь кипела, но котов было так мало, так мало! Они даже могли позволить себе такую прекрасную вещь как "собственность". Вот ведь странные... И Мявре это нравилось. Она любила странное. Я теперь тоже часть Племени? А мне дадут крутяцкое имя? Хочу быть Повелетильницей Бурь!
- Видишь того котенка?
- Пусю-Дизеля, ага? Вижу, он милашечка!
- ...хочешь быть сильной? Иди и докажи ему.
Чё.
- Чё. - Сразу же выпалила свои мысли Мявра вслух.
Кошечка застыла и очень внимательно посмотрела на Обскуру. Казалось, у чёрно-белой сейчас из ушей искры посыпятся, настолько туго шевелились шестерёнки у неё в голове. Так, если я поиграю с пусей-Дизелем, то... То что будет? Я уже так делала. И в городе, меня оставляли всегда с малышами. Почему так? Все вокруг умнее меня, это должен быть большой план, ага. План... тренировок. Кошка встрепенулась и широко, во все зубы улыбнулась Обскуре. Ясный пень, очевидно же! Сидение с малышами тренирует терпение, ага? "Терпение - главное оружие воина", так бабушка говорила, ага!
- Я всё поняла! - Мявра ничего не поняла.
Но это было не важно. Кошечка пришла к решению, которое полностью её устраивало. От возбуждения малышка начала чуть ли не подпрыгивать на месте, перебирать лапами, будто исполняя какой-то странный танец.
- Значит, путь Обскуры - это путь сидения с малышами! - Левой, правой, мах хвостом. - Я так рада, что следовала ему всё это время! Я стану сильной, ага! Пасиба, Обскура! ДИЗЕЛЬ-МЛАД...
Ой, я же не закончила расспросы!
- Ой, забыла. Обскура, что ты будешь делать, если Лев... Лев-фавн кокнется?
Обскура служит Левафану, я служу Дизелю. Примерно одинаковые ситуации, так что лучше знать, какой план можно будет на будущее соста... О-о-о, она так на меня смотрит!

Отредактировано Мявра (2018-06-23 23:33:52)

+5

477

берег озера --->

Слишком много чужих когтей касались шерсти, царапали кожу. Слишком много за один день, но отчего-то это отрезвляло! Серый изгнанник усталым, тяжелым шагом, который наверняка слышали заблаговременно, возвращался домой, нетерпеливо прикусывая хребет рыбы. Эта плотва своим шевелением и брыканием попросту доканала его, и Лютоволк, устало клацнув зубами, выместил остатки раздражения на серебристой рыбине.
Оттеснив широким плечом тугой камыш, исполин вернулся на главную поляну некогда речного племени. Замерев с добычей в зубах, серый окинул присутствующих тяжелым взглядом, насупился недовольно и пошел к общей куче, вытягиваясь в линию при ходьбе. Изредка порыкивая при движении больным от когтей Беркута плечом, Лютоволк демонстрировал свежие царапины, но в целом выглядел по-прежнему боеспособно.
Сплюнув плотву в скудную кучу, серый недовольно вздыбил шерсть и обернулся к присутствующим кошкам.
- Кота лапы кормят, - раскатисто заявил Лютоволк, смерив взглядом Обскуру, Мявру и ко всему прочему Каштанку, попавшую в поле зрения и под горячую лапу.
- Сматывайтесь на охоту, раз рыбалке до сих пор не обучились, - устало рыкнул кот, тяжело присаживаясь в тени камыша. Утробно хмыкнув, Лютоволк плюхнул по земле хвостом, изредка повторяя сие движение и одновременно зализывая глубокие, мастеровитые царапины грозового вояки и чуть более мелкие, точные отметины Обскуры.

+1

478

--- из разрыва в березняке

Она не видела Дизеля. Слишком, слишком давно для того, чтобы оставаться безмятежной.
Одиночки пытались быть племенем, но они не были им. О, она была не так доверчива, как иные - этому сброду никогда не стать племенем. Их не благословили звёздные предки. Они даже на тренировке распускают когти, оспаривают приказы предводителя...точнее, того, кого считали им. Изгнанника, нарушившего воинский закон и теперь пытавшегося жалко подражать привычной некогда племенной жизни.
Мы должны уйти. При мысли о том, что Дизель согласился быть воителем, у неё теплело в груди. Разве можно быть им здесь, среди этих блохастых необученных и дерзких бродяг? Да и их вожаки...неужели они не знали, что котят нельзя посвящать в оруженосцы до шести лун? Их нельзя пытаться тренировать, они слишком малы! От взгляда на речных малышей у неё внезапно сжалось сердце, хотя прежде она никогда не испытывала к подрастающему поколению никаких особых чувств.
Возможно, когда-нибудь я хотела бы стать королевой.
Эта мысль почти испугала Железнобокую. Котята - помеха на пути к тому, чтобы стать лучшей. Бой Каштанки и Обскуры наглядно показал, как растрачиваются боевые навыки при сидении в детской. Мои результаты и без того всё ещё не блестящи. Хотя, если говорить откровенна, воительница несколько наговаривала на себя - тренировки с Дизелем принесли плоды, укрепив размякшее за время бездействия в плену тело. Конечно, они не только тренировались...
Её сердце забилось чаще.
Мы будем лучшими. Лучшей парой в лесу. Боевой, я имею в виду. Мы вернёмся в Небесное племя, ты должен увести меня, Дизель, увести с собой, а я позабочусь о том, чтобы тебя приняли в племя. Мы прославим его.
В груди свело от тоски по родным краям, по котам и кошкам, среди которых проходила её жизнь.
Дизеля не было видно.
Слишком, слишком давно.
Смирись. Он солгал тебе. Но она не хотела в это верить.

Отредактировано Железнобокая (2018-06-23 04:07:26)

+3

479

Каштанка устало улыбнулась и прикрыла глаза, рефлекторно продолжала поглаживать сына по полосатой спинке. Она всё раздумывала над тем, как может покинуть лагерь без сопровождения Лютоволка. Даже если это и удастся каким-то чудом, но ведь котят королева с собой взять не сможет. Это поставит их под удар. Слишком рискованно. Радостные крики Галчонка и Плавничка отвлекли кошку от размышлений, и она навострила ушки, внимательным взглядом осматривая серо-белого котёнка на предмет ранений. Ничего опасного, но слова приёмного сына заставили Каштанку встревожиться. Его купали в озере? О чём думали эти остолопы? Бурую мордочку исказило искреннее негодование и возмущение.
- Вообще мы с тобой, мама, на особом счету.
Она опустила тревожный взгляд на Крестовничка.
- В этом ты прав. Тогда стоит поговорить об этом с Лютоволком, - тут же от входа послышались тяжёлые усталые шаги главаря. Откуда он всё время появляется такой замученный? Впрочем, это не моё дело. Каштанка тряхнула головой, отгоняя посторонние мысли и шустро поднялась на лапы. Лютоволк с порога принялся раздавать приказы, и бурая хмыкнула, когда взгляд серых глаз коснулся и её. Неспешно приблизившись к коту, она присела в паре хвостов от него - то ли на почтительном, то ли на безопасном расстоянии. - Мне тоже стоит начать кормить себя и своих котят самой?
Каштанка смерила внимательным взглядом самца и, к своему удивлению, заметила несколько больше царапин на его теле, чем когда тот покидал лагерь. Странные у него развлечения.
- Весело проводишь время? - прищурилась Каштанка, в то же время немного кося взгляд в сторону, чтобы убедиться, что Крестовничек где-то рядом. Иначе снова сбежит самостоятельно.

+3

480

-О-о-о, Галчонок! Я и правда маленько испугался! Помнишь, как нам рассказывали про волны-убийцы? И я вот помню! Было страшно залезть в воду и очутиться съеденным волной! Но знаешь, брат, похоже нас надурили! Там совсем не было волн! Ни малюсенькой волнишки! А плавал  я и сам не помню как, - серый комок шерсти упал на землю и начал барахтаться лапами по воздуху, - я вот просто лапами там забарахтался, а вода сама меня вытолкнула наверх! Знаешь, у меня есть подозрения, что воды - это наш друг. Не просто же так она мне помогла вынырнуть, правда? Может, взрослые просто не хотят делиться своими друзьями? Мы же Речные коты, река - наш друг, а взрослые все про волны-убийцы, да про чудища... - прошептал на ухо черному брату Плавничок и вскочила на лапки. Впечатления были те еще. Хотелось вернуться вместе с братом и сестрой к озеру и показать все, чтоб прямо по-настоящему, а не из рассказов! Они бы поймали рыбину, убили бы чудовище глубинное и были бы самыми отважными юными котятами! А может быть Лютоволк посвятил бы их в воины, вот сразу так, без ученичества.
"За убийство самого страшного Речного Чудовища!"
- Мы обязательно туда сходим, втроем - ты, я и Черничинка! И вместе сразим это Чудище. Без вас мне не справиться! А Крестовничек... - голубые глазки скользнули по трехцветному братцу и Плавничок обиженно напыжился, - пусть он тут сам развлекается. Вечно он нас не берет в свои игры и приключения.
Серый котенок тут же сменился в выражении морды, когда переключился на Галчонка. Вот кто его вдохновлял. Галчонок и Черничинка - родные брат и  сестра. Да ради них Плавничок был готов абсолютно на все. И вот показать Чудовище в это "все" точно уж входило. Хотелось воплотить фантазии в реальность и прославиться на весь лес. Плавничок, не долго думая, подскочил к Каштанке и ласково потерся своим лбом о ее подбородок.
- М-а-а-м, а я был на самой настоящей тренировке! - голубые глазки засияли и малыш в очередной раз весело отряхнул со своей шерстки остатки воды, - Я тут Галчонку рассказал о своих приключениях. А можно мы сходим опять к озеру, ну пожа-а-алуйста? Я покажу ему Речное Чудовище, я обещал, ма-а-ам, - пухляш начал тереться о передние лапы Каштанки, проявляя свою искреннюю любовь к маме.

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » главная поляна