cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
БЕРКУТ
активный боец
ВЫСВЕРК
страдалец
КАМЕНЬ и АНЕМОНА
лучшие кот и кошка
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +17, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 341 страница 360 из 501

1

http://s9.uploads.ru/GWnsP.png


Главная поляна Речного племени – открытое светлое пространство, где всегда кипит жизнь. Сердце лагеря, которое воители будут защищать до последней капли крови, располагается на берегу небольшого пруда, куда впадает река, являющая главным источником пропитания. С самого рождения котята окружены стихией, благодаря которой их племя получило своё имя. Сам лагерь по периметру от пруда преграждён густыми зарослями камыша, что защищает от ветра и любопытных глаз. С другой стороны над лагерем возвышается огромная каменная скала, в основании которой располагаются палатки предводителя и целителя, а чуть поодаль, у подножия, и жилища всех остальных членов племени. Речные воители постарались, переплетая ветки камышовых зарослей с осокой и плетьми ежевики, бережно обрывая колючки, особенно в детской, дабы молодняк не поранился. Свои палатки коты украшают перьями водяных птиц, блестящими чешуйками, камушками и раковинами, что найдутся на берегу пруда. Одним словом, лагерь Речного племени – это прекрасно защищенное и уютное место, надёжно скрытое от глаз недоброжелателей.


+1

341

- Ну да-а-а, что-то ты мать покруглела, - на слова подруги она ответила выразительной гримаской, мол, да, кошмар-то какой, представить только.
- Или это ухаживания Солнцебока так на тебе... сказались? - а вот в ответ на это старейшина сначала поперхнулась воздухом, и тут же смутилась. О Солнцебоке говорить... не хотелось. Не в том смысле, что было неприятно - нет, вовсе нет. Думать о нем кошка переставала редко, белоснежный воитель частенько занимал ее мысли, переживания, а то и сны, не всегда чистые и нежные. Однако разговоров о возможном будущем, где серая и белая шерсть станут соседствовать рядышком она старалась избегать. Словно если сказать вслух, понадеяться на что-то, то судьба специально распорядится иначе. Сивая просто боялась спугнуть из своей жизни хоть что-то хорошее.
- Да ну тебя, - она легонько пихнула больной лапой Ручей, все же не в силах удержать улыбки, растянувшей губы.
Прежде, чем Ручей успела ответить на вопрос, заданный подругой, ее - и Сивой тоже - внимание привлек предводитель. Тут уже и ответы не было нужно. Вон он, серо-черный, вскочил и начал говорить сам, этот ответ на все тревоги дымчатой воительницы.
Вести Серебро Звезд принес безрадостные. Возвращение изгнанников означало постоянное чувство опасности, и сердце серой кольнуло страхом за детей ее покойной сестры. Они еще были слишком юны, чтобы сталкиваться с такими бедами. Хватит с них - жизни малышей начались безрадостно, почему они не могут продолжаться нормально? В душе вместе со страхом всколыхнулась злость на тех клятых котов, что никак не могли успокоиться и просто исчезнуть из жизни племени. За этими мыслями кошка едва не пропустила ответ подруги, и ее вид, отведенные глаза, интонации - все говорило о том, что старейшина была права в своих догадках. Серебро Звезд - вот что занимало мысли дымчатой уже много лун. И почему-то почти ничего не менялось.
- Да все то же, Сивая. Почти, - вот это крохотное "почти" заставило серую, закончив с вылизыванием шерстки подруги, внимательно прищуриться, вглядываясь в ее мордочку.
- Что это за "почти" такое? - с притворным ворчанием поинтересовалась она. - Ручей, не молчи. Поделись, ты ведь знаешь,
от этого станет немного легче. А если нет - я пошучу глупую шутку, и ты сможешь отвлечься.

Она улыбнулась воительнице с ободрением и тут же оказалась атакована малюткой Черничинкой. Та, видимо, возомнила себя лучшей охотницей племени, схватившись за больную лапу старейшины. Прикосновения та почти не ощутила.
- Я тебя поймала, Сивая! Почему это Мускатик вдруг заделалась главной и решила погнать нас в палатку? Я смогу защитить лагерь в случае опасности!
- Ручей совершенно права, - после слов подруги добавила серая, склонив голову и потеревшись подбородком о щеку малышки. - А теперь бегите в детскую, вам уже пора отдыхать. Обещаю, завтра я приду и расскажу вам парочку интересных историй. Каких только захотите, - хитро прощурившись, она подмигнула котятам.

+3

342

Кошечка прикрыла глаза, вытирая лапкой глаза. Наставник обвил ее хвостом, прижимая к себе, Малютка немного расслабилась, хотя тело то и дело пробирала мелкая дрожь. Ей было очень странно. И что будет дальше? Может, и не стоило заводить этот разговор? Как они будут теперь общаться, шутить и гулять по границам. Ведь, наверное, коты, которые друг друга любят, ведут себя по-другому? Мама с папой всегда общались как хорошие друзья, совершенно не зависели друг от друга, но их незримую связь заметил бы даже слепой котенок. Отношения родителей всегда были для ученицы неким эталоном. Возможно, и они так смогут?
А если он разлюбит ее? Предпочтет более зрелую, во всех планах, воительницу. Есть ведь кошки и краше, и умнее. И матерями станут хорошими. Маленькие глазки вмиг распахнулись. Ей теперь чего это, рожать надо? Она теперь что... беременна?
Полностью игнорируя призывы пойти отдохнуть, Малютка одним прыжком отстранилась от Толстолобого, выпятив свои и без того большие, круглые глаза.
- И когда я теперь рожу? - испуганно мяукнула трехцветная ученица, - Мама сказала, когда коты друг друга любят, так котята и лезут. - она прижала ушки к голове, смущенная собственной глупостью, слегка проводя лапкой по снегу, - Или это все враки? Мне о посвящении сейчас думать надо, я сама котенок еще...
Она тяжело вздохнула, дернув ушками. Глупыха. Никогда ее не интересовал этот вопрос, и в плане отношений между котом и кошкой Малютка была уж слишком не опытна. На скалу запрыгнул Серебро Звезд и, раздав указания, также быстро удалился в свою пещеру.
- Я сейчас точно не усну, - мяукнула Речная, наконец, отвечая Толстолобому, - Лучше ты иди, а я подежурю.

+7

343

- Мама сказала, когда коты друг друга любят, так котята и лезут.
Он едва не подавился ненароком - романтика, понимаешь, вот это всё, а тут вдруг сразу про котят, да и ещё... Великое Звёздное племя, пора б в её луны уже знать, что котята так просто не получаются. Если б всё было так вот, чтоб полюбил - и всё, да чтоб только по любви, а не по дурости, а того пуще - ненависти? Ведь и такое бывает, хоть и редко, уж больно мерзкое дело - силком кого-то принуждать.
- Не-ет, Малютка, Звёздное племя с тобой, - мурлыкнул, - не всё так просто. Чтобы котята появились, просто так полюбить недостаточно. Признаться, любить для этого и вовсе не надо иной раз - иногда и дури хватает.
Как тебе, например.
- Для этого кот с кошкой наедине должны остаться, ну и делать...всякой. В общем, можешь не беспокоиться, ради котят, как придёт время, нам ещё хорошенько постараться надо будет.
- Лучше ты иди, а я подежурю.
Да как же, заснёшь тут, когда сначала признания всякие, потом про котят зашла речь. А ведь из тебя, Малютка моя, хорошая бы вышла королева небось. Ты добрая, ласковая... Но пока чего думать, выучись, Брякозвёздушка тебя посвятит, а там уж посмотрим лун через пять хотя бы.
- Верю, что лагерь будет под надёжной защитой, - улыбнулся, да и чего там греха таить - аж пасть от улыбки болела уже. Давно он не бывал таким...счастливым, почитай с тех пор, как вся эта катавасия с льсьепомётными изгнанниками, чтоб их блохи сожрали. Но до них сейчас ему никакого дела не было - пусть подождут где-нибудь, пока у него тут счастье. - Немножко с тобой ещё посижу и пойду, а то и вправду лапы заплетаются. Но и ты не засиживайся, тут котов много, кому-нибудь передоверю. Пусть не расслабляются. Вон, Миражу тому же...где он, кстати...ладно, может, спит, оно и к лучшему...
Посидели почти в тишине, а потом глашатай ткнулся на прощание в макушку своей ученицы, снова прошептал что-то ласковое - и вправду ушёл.
Хоть и не засну, небось, а голова-то тяжёлая, хоть вздремнуть немного надо. Вон пусть Ручей с Сивой подежурят, всё одно не спят.

----палатка воителей

+4

344

Плавничок ловко выскочил из объятий Крапиволапа и радостно заскакал вокруг Черничинки. От нетерпения рвануть к глашатаю, он переминался с лапки на лапку и задорно подскакивал. Такая возможнсть, такая возможность! Увернувшаяся сестренка как-то недобро глянула в сторону Толстолобого и Малютки и выдала отрицательный ответ. Серый пухлячок прищурился и в действительности заметил как на щеках Малютки красовались мокрые дорожки. Передернувшись, он тряхнул гривастой шерстью и резко переключился наСивую и Ручей.
— А рыбка с ними, с Малюткой и Толстолобым! Не хочу плакать. Давай, кто быстрее до Сивой! — котенок сорвался с места и поскакал, нет, полетел к старейшине и воительнице. Он практически настиг цели, как услышал знакомый голос со скалы. Дав по тормозам, серый котенок собрал на своей морде всю палитру снега. Отфыркнувшись, он завороженно уставился на Серебро Звезд и вмиг приосанился. Распушив хвостик, он постарался повторить позу в которой застылпредводитель на скале. Голубые глазенки горели словно искрящиеся льдинки на реке во время заката.
—Я вырасту и буду как Серебро Звезд! Я уже учу стойку предводителя, смотри, сестренка,— Плавничок пихнул Черничинку под бок и завороженно приоткрыл рот, вслушиваясь в каждое слово пятнистого. Новость про нападение одиночек заставляла сильнее напрягать каждую извилину и придумывать все более и более интересные повороты в предполагаемой истории.
Мы самые сильные! Одним когтем всех одиночек разгоним! А я покажу папе и маме свой лучший прием!
Как только предводитель закончил речь, Плавничок забил себя хвостиком по бокам. Он уже был готов рассказать Черничинке про новый план по изгнанию одиночек, как между ними появилась Мускатик. Сама дочь Серебра Звезд. Плавничок обомлел и растекся в глупой улыбке. Вот кому-кому, а ей он завидовал. Быть приближенной к предводителю, что может быть круче!
—Да ну не будь такой скучной, Мускатик! Погляди сколько на поляне интересного! Эй, а пошли...— черный хвостик кошечки дотронулся до щеки Плавничка и тот замер, не смея даже вздохнуть. Проводив дочь предводителя глупы взглядом, он прошептал вслед,—к Сивой и Ручей.
Мускатик для Плавничка была огромной тайной. Такая загадочная, недоступная всему миру. Отвлек от Мускатик недовольный голосок Черничинки. Плавничок бодро переключился на черную сестру, которая вовсю злилась на Мускатик. Тряхнув головой, он лизнул сестру в нос и добродушно мяукнул;
— Ты когда злишься, такая смешная! — Плавничок боднул Черничинку, пытаясь отвлечь от объекта нелюбви. Котята со всех лап понеслись к старейшине. Настигнув двух кошек, серый толстячок весело заскакал рядом с ними, пытаясь вклиниться в разговор.
—Ручей, ручей! Сивая! Я такой прием придумал...—визжал наперебой с Черничинкой пухлячок.
Все продолжалось бы еще интереснее, если бы старшие не решили погнать малышню в детскую. Вовремя подошедший Крапиволап взял сестру за загривок и подтолкнул Плавничка в сторону детской.
—Ой, да иду я, иду. Все сам понял,—показав язык, малыш медленно поплелся за Крапиволапом. Но легкая обида очень быстро прошла и котенок, весело хохоча полетел вперед всех в родные угодья.
————Детская

+4

345

лунное озеро.

Он спешно переставлял лапы, путался в снежных сугробах, но упрямо шёл вперед, совершенно не зная, как реагировать на слова Бурозвёзда. Мысли не давали коту покоя, требовали больше внимания к себе, и Клоповник не открещивался от них. Раз за разом повторяя фразы умершего предводителя, целитель речного племени взмахивал пушистым хвостом, оставлял клочки шерсти на ветках, желающих ухватить Клоповника и забрать к себе. Возможно, молодой целитель с радостью остался бы там, близ ветвей и лунного озера, но его ждало племя. Его ждала беда.
А теперь, когда Слепозмейка сообщил о пророчестве, кот стал более нервным. Заведя уши за голову, двуцветный посмотрел вверх, на друга, взволнованно заглянул в глаза и выдохнул. Бурозвёзд тоже говорил, что его будет ждать в племени нечто, и надо как можно скорей бежать туда. Что, если он имел в виду это самое плохое? И пусть голос Бурозвёзда не был похож на встревоженный, целитель не мог не начать волноваться.
Тем не менее, он слабо улыбнулся, как можно искренней. Он действительно был рад за Слепозмейку, и за то, что ситуация с котятами разрешилась как нельзя лучше. Волнение серого небесного ученика не оправдалось.
- Звёздное Племя всегда знает, хотел ли ты как лучше или нет. Котятам там хорошо, Слепозмейка. Не так хорошо, конечно, как могло бы быть здесь, но, всё же, они не в одиночестве. И наверняка они в скором времени будут желать долгих лун жизни и тебе, и Звездошейке, и всем живым.
Клоповник поёжился и взглянул на небо, пытаясь найти Очеретника среди многих звёзд. Он понимал, что будет скучать по кудрявой шерсти наставника, его задорному голосу и умению так удивительно коверкать имена любого. Клоповник, будь на месте Очеретника, не смог бы относиться к целительству с такой же долей юмора и позитива. Не сможет и сейчас.
«Но я постараюсь не разочаровать тебя. Перед смертью, ты научил меня многим вещам. Я благодарен тебе за то, что выбрал меня»
Клоповник чуть не забыл о том, что Слепозмейка не из Речного племени. Остановившись, кот повернулся на ученика Небесного племени и удивлённо наклонил голову в бок. Только потом он всё понял.
- Ну что же, - начал Клоповник, подходя к Слепозмейке: - Спасибо тебе. Спасибо за то, что прошёлся до лагеря со мной. Смотри, береги себя. Убийце, либо смертельной болезни не важно, кто перед ними – Речной целитель или Небесный. Они могут напасть на любого. В скором времени, пойду пополнять запасы и надеюсь, что увижу тебя там.
Он тихо промурлыкал, когда почувствовал, как Слепозмейка коснулся своими усами его, а потом благодарно пощекотал Небесного кота своей шерстью. Проводив взглядом своего нового друга, Клоповник с едва уловимой улыбкой вошёл в лагерь.
И тут же окунулся в атмосферу мрачности и негодования. Пахло чьей-то кровью, а соплеменники, встречающиеся на его пути, буквально излучали что-то холодное, страшное. Сердце двуцветного быстро-быстро забилось – неужели, Клоповник опоздал? Неужели, что-то случилось? А вдруг весть о смерти Очеретника уже разнеслась по племени, и остальные подумали, будто бы и вовсе остались без целителя? Кто будет воспринимать всерьёз молодого, а оттого неопытного ученика, ставшего так рано целителем?
Однако, Клоповник понял, что ошибся, когда заметил несколько непонимающих взглядом на себе. А затем, где-то выше. Они ждали Очеретника? Они не понимали, почему же двуцветный пришёл один, и что могло задержать черно-белого целителя? Клоповник чувствовал себя на редкость паршиво.
На негнущихся лапах он прошёл дальше, осматриваясь по сторонам и продолжая ловить на себе чьи-то взгляды. Сердце бешено забилось лишь тогда, когда он заметил, пробираясь меж обескураженных соплеменников, силуэт Ручей. Новоиспечённый целитель видел в серой кошке небывалую доброту и понимание, а потому моментально поспешил к ней, чуть ли не падая от того, что путался в собственной шерсти.
- Ручей, Ручей! – закричал Клоповник, привлекая внимание воительницы. Затем, он увидел Сивую и зарядился еще большей уверенностью. Он знал, что соплеменницы не обидят Клоповника, а выслушают и, возможно, подскажут, как быть дальше. Потому что сам Клоповник был в какой-то петле и будто бы пожирал сам себя, начиная с хвоста.
- Сивая, Ручей, - он отдышался, подлетая к ним, прошелся взглядом по кошкам и смутился, понимая, что, вероятней всего, прервал их разговор.
- Что-то случилось в лагере? Почему я чувствую напряжение? И... – он резко замолчал, переводя взгляд на уходящего Толстолобого. Толстолобого, на котором целительский глаз моментально заметил довольно свежие раны. Затем, не мигая, тот проскользнул взглядом до Малютки, заметил и у той повреждения. А потом тихо застонал, понимая, что в действительности опоздал. С мольбой в глазах, Клоповник вновь посмотрел на Ручей, а затем на Сивую:
- Очеретник умер, - и добил себя же своими словами: - Очере-етник умер, а я не знал. Понимаете, я не был с ним, я ушёл вперёд, потому что он... Ну, ты же видела сама, Ручей, он будто бы не хотел идти к Лунному Озеру. Он сначала общался с вами, когда я торопил его, потом пошел с Серебром Звёзд. Он будто бы... Знал. А я не знал, он не поделился со мной. А я пришел один, я ждал его. Ждал, но он не пришёл. И потом мне сказали, что я – целитель. Что Очеретник не придёт.
И втянул голову, будто бы думал, что прямо сейчас Ручей или Сивая, или кто-нибудь, кто услышит его, замахнётся от злости и бессилия. От того, что Клоповник не смог ничего сделать.
Кот судорожно выдохнул, уронил голову на грудь и поёжился.
- Я не знаю, как сообщить это Серебру Звёзд. Он в своей палатке? Я... Нет, я сообщу это потом. Я чувствую кровь, вижу раненных, надо доказать, что не зря я, мышь задери, целитель. Так ведь?
Большинство вопросов Клоповника были риторическими, и этот не исключение. Он резко вспорхнул с места и, не дожидаясь ответов от соплеменниц, быстро рванул в целительскую.

палатка целителя.

+4

346

палатка целителя ▼ 

Чеканя шаг, Мираж повел плечами в попытке скинуть охватившее его наваждение, заставляющее стискивать зубы на облитой кровью, потрепанной лысухе. Клоповник слонялся по поляне, черношкурый невозмутимо прошел мимо, краем уха прислушиваясь к словам целителя о недавно умерщвленном им наставнике. Буднично бросив тёмную птицу к сиротливым объедкам на месте кучи с дичью, он перевел взгляд на общающихся кошек, что никак не могли оставить сплетни и уйти в палатку.

Сделав вид, что идет на грязное место, Мираж замер у дальней стены камышей. С возвышения на него смотрело несколько пар глаз.
  — ВТОРЖЕНИЕ! - нырнув в заросли, он рванулся по периметру в другую сторону лагеря - НАРУШИТЕЛИ!
Речные высыпали из палаток, мысли путались, взгляд застлался кровавым туманом, на губах все еще ощущалась солоноватая жидкость - воитель понял, пришло то самое время, для которого, может быть, он был рожден. Вынырнув из камышей, черношкурый искал Левиафана, но наткнулся на Лаванду.

  — Хватай ее, это твой шанс! - сипло прошипел, подталкивая хорошенькую кошечку в сторону Ручей. Ее подруга-старейшина уже бросилась в сторону детской - я верю в тебя, ты достойна лучшего. Кивнув как равной, Мираж скрылся из ее виду. Одиночек было меньше, чем он думал, а значит придется замарать лапы.

Рыжая шерстка заманчиво мелькнула на горизонте, длинномордый вынырнул из гущи сражающихся тел, накидываясь на Шипение и, прежде чем та успевала реагировать, вновь исчезая, со следующим ударом сердца атакуя с другой стороны.  В подобное мгновение он увидел Воплелапа, но не позволил разочарованию сбить себя с толку - сын выбрал не его. Прижав уши, Мираж раздраженно зашипел и поймал первую попавшуюся мелкую черно-белую одиночку. Обхватив длинными лапами, он вытолкнул ее на серого оруженосца.
  — Покончи с ним, малышка, поняла? - когда кошечка обернулась на него, он уже исчез.

В очередной раз выпрыгивая на Шипение из орущей толпы, Мираж прибил ее к земле.
  — Не думал, что ты хорошая девочка, - ухмылка была столь же довольной, сколько и жуткой; наконец-то у него будет шанс отомстить всем неугодным - может, передумаешь?
Вытянутая пасть потянулась к аккуратной мордашке, но взбунтовавшаяся кошка тут же сбросила воителя с себя. Прижав уши, Мираж пошатнулся, восстанавливая равновесие и не успел пригнуться, когда чужие когти глубоко пронзили его плечо. Сдавлено заклекотав, черношкурый отшатнулся, перехватив в пылавших яростью зеленых глазах будущее намерение. Припав к пропитавшейся кровью земле, он весь напружинился, совершая молниеносный отскок, сбивая Шипение с толку и обрушивая на нее еще один шквал ударов.

Рыжая шерсть забивала нос, витала в воздухе, но Мираж остановился только когда неподалеку мелькнула шкура черно-белого сына. Выпустив кошку из лап, он вынырнул прямо перед его мордой. 
  — Колючка, помоги брату. Он должен быть в своей палатке, - на глаза попался поверженный Воплелап - живо.

Даже не посмотрев вслед сыну Миндаль, Мираж оглядел выполнившую приказ маленькую одиночку.
  — Неплохо сработано, - он проводил ее, отозвавшуюся на Мявру, взглядом, неспешно приближаясь к лежавшему на земле. Речные в спешке покидали лагерь, черношкурый как мог растягивал этот момент, его взгляд горел бесконечным довольством, раскормленным, безудержным пламенем.
  — Похоже, ты вновь допустил ошибку, - безэмоционально, словно того разговора в палатке и не было, Мираж обрушил лапу на грудь оруженосцу, пригвождая его к земле - может быть тебе, как и матери, нужен запасной вариант?

+3

347

Шипение распушила шерсть. Сбоку в шубке запутались мелкие листья и перышки, так что кошке пришлось их стряхнуть. Она никогда не была любительницей доводить свою шерсть до идеального порядка, как это делали некоторые кошки, но все же ходить с мусором на боку неудобно. И некрасиво....

Котята что-то восторженно пищали совсем рядом, то и дело кувыркаясь. Краем глаза Шипение уловила бурое пятно, оказавшееся глашатаем их племени, чуть дальше - серебристый силуэт другой кошки. Поляна казалась необычайно оживленной для этого времени суток, несмотря на колючий морозный воздух, на влажный, полупрозрачный туман и редкие хлопья снега.

Еще одну чертову веточку воительница увидела на кончике своего длинного рыжего хвоста, но стоило ей потянуться за ней, над головой прозвучал зычный, резкий крик:
  — ВТОРЖЕНИЕ!
Шипение подавилась застрявшими в горле словами и ругательствами, провожая испуганным взглядом гибкую фигуру Миража.

Она уже было вдохнула побольше воздуха чтобы спросить, что произошло, но множество кошачьих тел, скользнувших в лагерь отбили в этом надобность.
Кошка замерла, не в силах сдвинуться с места. Изгнанники и одиночки. Сооплеменники кинулись на соплеменников. Кошка впервые за много лун была напугана, но стряхнув наваждение, она приготовилась было нырнуть в самую гущу разгорающейся битвы, как с другой стороны плечо обожгло болью.

Дернувшись в сторону нападавшего, она успела только увидеть торжествующую черную морду Миража, блеснувшие когти, оцарапавшие ее бок, как в следующее мгновение он снова исчез в визжащем, пахнущем кровью клубке кошачьих тел.
Сердце забилось пойманной птицей, ярость едкой пеленой застелила глаза, а раны, жгущие тело только разгорячили ее - кошка пришла в себя, теперь она готова была защитить себя и свое племя.
Тяжелая туша Миража прибила ее к земле, оглушенная ударом кошка с трудом сфокусировала взгляд на черной морде нападавшего. Каким бы не был характер Миража, кошка хорошо к нему относилась и действительно уважала, но теперь злость и обида выжгли всю симпатию дотла.

— Не думал, что ты хорошая девочка. Может, передумаешь? 

Насмешливо, грубо, пусто.

Ее не пугала злая ухмылка Миража, расчертившая его морду. Ей было знакомо это выражение, он часто видела его в собственном отражении.
- Предатель! - презрительно прошипела кошка и с невероятной скоростью извернулась, сбрасывая с себя черного воителя. Можно ли назвать предателя воителем?
Не давая времени противнику опомниться, Шипение кинулась не него и вцепилась в плечо, с каким-то маниакальным удовольствием погружая когти глубоко в шкуру и раздирая ее. Однако Мираж не остался в долгу, обрушившись на нее когтистым водопадом.

Рыжая маленькая кошка отчаянно и зло взвыла, стараясь отпихнуть, скинуть, расцарапать морду черному коту, но он был сильнее и опытнее, чем она. Удар за ударом, одинаково болело, казалось, все тело.

Отчаянье, страх, ком в горле.
Кровь, стекающая на глаз, которую не было возможности стряхнуть.
Когти, беспощадно дравшие рыжую шкуру, нехватка кислорода.

Шипению казалось, что она забыла как дышать, весь мир сузился до одной точки, единственной цели - выжить.
Ей повезло. Мираж отвлекся чтобы отдать кому-то резкий приказ, а она змеей скользнула подальше от страшного кота, пытаясь перевести дух. Сердце разрывалось от тоски - они проигрывали.
Воздух пропитался тяжелым металлическим запахом крови и страха. Те речные коты, что могли бежать - бежали. Шипение начала неуверенно пятиться к выходу из лагеря. Ей было физически больно покидать свой дом, но она понимала, что не выживет оставшись.
В последний раз отчаянно взвыв, она кинулась прочь.

+5

348

Пасть расплывается в улыбке, такой кровожадной и злорадной, что по спине невольно пробегают мурашки при одном только взгляде. Как хорошо, что Лаванде никак не увидеть сейчас свое отражение. Шквал эмоций вызвал Мираж, да, именно он, натолкнув красавицу идти к своим мечтам по головам. Ах, Серебро Звёзд, знал бы ты, на какое предательство я сейчас пойду, чтобы сделать тебе больнее. Всему твоему поганому племени. Кошка успокоилась, убрала ухмылку, навела на себя встревоженный вид. После Лаванда молча кивнула Миражу,переводя взгляд и выискивая противную серую кошку. В голове созрел гениальный план. И вроде как он не должен провалиться.
- Ручей! - Лаванда подбежала к соплеменнице и, сделав испуганный взгляд, выпалила, прижимаясь к земле, - Ты всегда не доверяла мне, говорила, что я ничего не делаю для племени. Я готова доказать свою верность, готова прикрыть твою спину, сражаться до последнего за Речное племя! Поверь мне хоть раз, - воительница забегала глазами по поляне и остановилась на детской, - Нам надо помочь котятам! Они наше будущее! Я следом за тобой!
Как только Ручей направилась в сторону детской, Лаванда побежала следом. Она старалась не задевать никого из дерущихся, вся поляна превратилась в один большой ком шерсти. Орущий и вопящий. Кошка больше собиралась с мыслями, стоит ли рисковать и нападать на соплеменницу или все же... Была ни была.
Лаванда оттолкнулась, что есть сил и прыгнула прямиком на Ручей. И все получилось, все-все.
- Как же меня ты бесишь, наивная мышка. Притворяешься милой кисой, а душонка твоя паршивая, - прошипела Лаванда, пытаясь вцепиться в холку Ручей, но безуспешно. Наверное, не следовало попусту болтать и выплескивать накопившуюся обиду.

+4

349

заброшенное гнездо двуногих ----->

Пока они шли, Дизель всё говорил, говорил, говорил. О красивых местах и ракушках, о рыбалке и вкусной рыбе, о детстве, о странных картинках, берёзах. И Мявра слушала, открыв рот, хотя и понимала - такие разговоры с ней водили обычно коты с добрыми сердцами, пока за их спинами происходило что-то неправильное или ужасное. Они закрывали это собой, и начинали говорить, чтобы Мявра не увидела, отвлеклась... И это работало. Каждый раз.
Потому что Мявра хотела отвлечься.
- Ракушки? Звучит красиво... - Мявра улыбнулась. - У меня припрятан секретик в лесах неподалёку. Там подарки для тебя, Опарыша и... эм... забыла. Я найду его, и вспомню. А потом зарою там ракушки. Здорово будет, а?
Дизелю тоже надо отвлечься.
Они приближались... куда-то. Тут везде пахло странно, незнакомыми котами и рыбой. Это не эти, Вихренные. Это другие. Мявра испуганно огляделась, глядя на остальных одиночек. Мы пришли сюда драться. Вот ведь невезуха. Кошечка поникла. Если Мявра опять накосячит, батя Дизеля её съест! У-у-у-у!.. Кошка оглянулась. Некуда бежать, негде прятаться...
- ВТОРЖЕНИЕ!
У-у-у-у, ор-то подняли! Мявра встрепенулась, принимая что-то, отдалённо похожее на боевую стойку. Ща я всекусь! Ща я... Ой-ой-ой!.. Кто-то схватил её, будто та была беспомощной новорождённой. Что? Отпусти!
- Покончи с ним, малышка, поняла? - и толкнул в сторону большого потрёпанного кота примерно её возраста.
Мявра быстро обернулась, но не увидела того, кто дал её такой своеобразный "приказ". Она могла бы остановиться, задуматься. Попытаться понять, зачем Племенному (а она была уверена, что он был Племянным) натравлять её на своего собрата. Могла бы попытаться понять.
Но она Мявра, поэтому просто использовала этот своеобразный толчок, как призыв к действию. И пошла на таран.
- Й-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-Р-Р-Р!

Отредактировано Мявра (2018-02-19 16:57:27)

+4

350

палатка целителя  → главная поляна речного племени

Ученик торопливо вышел из-под тени палатки целителей, вдыхая полной грудью свежий воздух. Горящие глаза напряженно заметались в поисках знакомой черной фигуры, но тот словно растворился во тьме ночной, бесследно исчезнув с поляны. Прерывисто дыша и сжав губы, серый повертел головой, пытаясь понять, куда мог уйти старший воитель. « Не мог же он убежать, в самом деле... » Когда же носа достиг искомый запах, котик повернул голову в сторону поганого места. Глубоко вздохнул, чувствуя, как тело мелко трясется от напряжения. Нужно успокоиться и быть сильным, в самом деле, он же не какой-то мелкий котенок. Примерный оруженосец, а ведет себя как тряпка. « Нужно перевести дух. Когда Мираж выйдет, я точно расспрошу его о моей семье, не позволю уйти, буду даже лапы его кусать, лишь бы узнать, узнать о... » О чем ему ещё надо узнать? « Почему мне врали? Кто виновен в том, что я жил  во лжи? » Повел плечами, выпрямившись во весь свой низенький рост, продолжая вглядываться во вход в поганое место. « С другой стороны, может это и к лучшему? Рыболов намного лучше в роли отца, нежели Мираж... Кто знает, как бы моя жизнь сложилась, если бы всё было иначе. »
Воплелап медленными шажками направился через поляну, стараясь не привлекать к себе ненужного внимания. Взрывая снег выпущенными когтями, чувствуя, как захватывает дыхание. У него так много вопросов к собственному отцу... Громкий крик прорезал слух, и серошкурый остановился как вкопанный, замерев с поднятой над землей лапой, задержав дыхание.
ВТОРЖЕНИЕ!
Воплелап подскочил на месте и с воем бросился к камышовой стене, когда на поляну хлынули тени. Множество котов, словно поток воды, ворвалось в лагерь, растёкшись по поляне, набрасываясь на проснувшихся речных котов. Сжавшись в комок, янтароглазый испуганно глядел на это, не зная, что ему делать.
НАРУШИТЕЛИ!
Пятясь в тень камышей, краем глаз заметил несколько фигур, ворвавшихся в палатку воителей. Чуть подальше пара котов стремительно мчалась к Детской. Страх впился в душу оруженосца, сковывая лапы. « Там же Каштанка и котята! Они с Сивой не могут с ними тягаться! » Набрав в легкие побольше воздуха, Воплелап напружинил мышцы и, стараясь игнорировать проснувшуюся боль в боках, понесся к кошкам, огибая сцепившихся с врагами соплеменников. Перед глазами мелькали спины, когти, перекошенные от ярости морды. « Воители сами за себя постоят, а я должен помочь... »
Сбоку раздался боевой клич. Резко остановившись, янтароглазый обернулся на звук, ошарашенно округлив глаза. На него неслась одиночка, с каждым мгновением сокращая расстояние между ними. Когда черно-белая была в лисьем хвосте от него, ученик попытался отскочить назад. На больной бок обрушился сильный удар, вышибив серому воздух из легких, увлекая за собой. Взвыв и упав в растоптанный сугроб, кот стремительно поднялся как раз в тот момент, когда незнакомка нацелилась ему в грудь. Отчаянно заверещал и замесил лапами рыхлый снег в попытках отскочить, но не сумел — его отшвырнули в сторону. Снова встал, снова начал хватать ртом воздух, пятясь назад от наступающего врага. Противник действовал быстро и метко, не позволяя Воплелапу собраться и элементарно защититься. Раскрыв зубастую пасть, кошка накинулась на него. Янтароглазый, понимая, что проиграл, сделал попытку блокировать удар лапой. Клыки вцепились в плечо, и он повалился под чужим весом на холодный снег. Распластавшись, искоса взглянул на стоящую над ним одиночку широко раскрытыми глазами. Повержен. Появившееся чувство горечи ощутилось комом в горле.
« Я проиграл. Я всех подвел!.. »
Ученик перевел взгляд на приближающегося Миража. « Помоги мне! Помоги! Почему ты не атакуешь её?! » Сердце упало камнем, когда длинномордый преспокойно окинул взглядом черно-белую кошку, словно своего давнего товарища, и даже наградил похвалой.
Тогда Воплелап всё понял.
Похоже, ты вновь допустил ошибку. Может быть тебе, как и матери, нужен запасной вариант?
Тяжелая лапа впечатала серого поглубже в сугроб. Тяжело дыша, оруженосец приподнял голову, злобно уставившись на своего родного отца. Отчаяние и смятение разом сменились на огненную ненависть, дающую живительную силу уставшему телу. Пришло время высказать всё. Энергия била через край, оруженосец, дрожа от гнева, понимал, что момент наступил.
Громкий вопль раздался в ночном лесу.
— ТЫ! ПРЕДАТЕЛЬ! НЕ НУЖНЫ МНЕ ТВОИ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ШАНСЫ, НЕ СОБИРАЮСЬ Я БЫТЬ ТАКИМ ЖЕ, КАК И ТЫ! ЧТОБ ВАС ВСЕХ ПСЫ РАЗОРВАЛИ! ЧТО... Чтобы... — шквал эмоций стал потихоньку стихать, однако кот не собирался заканчивать. Из горла вырвалось утихающее шипение.
— Гнилые отродья!.. Падаль!..

Отредактировано Воплелап (2018-02-20 09:23:42)

+7

351

Она била быстрее, чем думала. Впрочем, как и всегда. В её движениях не было и капли ярости, лишь мрачная решимость и желание быстрее покончить со всем этим. Она не особо боялась Воплелапа, её больше пугали её собственные соратники. А если ещё точнее, её собственные лидеры. Если ты упадёшь, со мной всё будет хорошо. Ей в этот раз повезло. В прошлый раз она билась с такой же маленькой и юркой малышкой, которую специально обучали и лелеяли, а тут - большой, неуклюжий и потрёпанный котище. Всё, как она любит. Всё, как она привыкла. Движения кошки могли показаться чересчур грубыми, ориентированными на силу - но нет, этого в Мявре отродясь не было. Она скорее... била по слабым местам. Ну, или по тем местам, что выглядели слабо. Если ты покачнёшься, со мной всё будет хорошо.
К примеру, этот израненный бок Речного ученика. Эта открывшаяся грудь, удар по которой больше дискомфорт принесёт, чем какой-либо серьёзный урон. И всё это для того, чтобы приблизиться достаточно близко, и начать реальные удары. Мявра оскалилась и совершила прыжок. Если я доберусь до твоей крови, со мной всё будет хорошо.
Ух, он волосатый! Кошка потянула шерсть Воплелапа на себя, с досадой замечая, что она так и не смогла добраться до его шеи. Не то, чтобы Мявре часто удавалось кого-нибудь прикончить таким способом... Хоть кровь чувствую, уже хорошо. Вкусно. Есть хочу. Чёрно-белая отскочила, защищаясь от ответных ударов ученика. Он ослаб. Ща я его!..
- Мявра! Нам нужна подмога!
Кошка прищурилась, окидывая Речного ученика оценивающим взглядом. Я не обязана его убивать. Хватит, наверное? Я победила, да? Если я не убью его... со мной всё будет хорошо? Кошка сделала шаг назад, и заметила краем глаза приближающегося Племенного. Ой-ой! Пора валить!
- Неплохо сработано.
Мявра мотнула головой, и кинулась к Дизелю, не оглядываясь на этих двух Племенных. Используют её в своих играх, разборках? Пускай.
Главное, что она жива.

-----> Детская

Отредактировано Мявра (2018-02-20 14:22:16)

+4

352

----------------- Гнездо -------------------------
В лесу во всю звучали звуки битвы, витал запах крови и испуга. Нападение явно началось неожиданно и проходило, кажется весьма успешно. Слышались вопли отчаянья и разочарования. А как же. Кто бы мог подумать, что в столь сладком месте для котов окажутся предатели? Вообще, это было интересно. Значит не так благородны и хороши воители, если собралось уже столько желающих придать их котов. Или же жизнь в племенах не настолько хороша.
И сколько их будет дальше?
Пополнение рядов хорошо, но до определенного количества. Иначе, весь этот сброд одиночек будет ждать тоже самое, что и этих племенных. Предательство, деление власти, расформирование. Это неизбежно, когда в стаю сбивается слишком много разношерстных личностей.
Алчных и серых.
Так что новые предатели и присоединения явно тебя перестанут радовать в скором времени. Но, сейчас можно об этом не думать. Зачем ты вообще над этим голову ломаешь?
Среди всех этих ароматов ты чувствовал запах рыбы. Странно, на минуту он показался тебе менее отвратительным чем все, что сейчас витало в лесу. Четко следуя за остальными ты пробирался к лагерю Речного племени. Некоторые коты уже разбежались по своим местам нападения. Тебе же выпала честь выступать в самом центре поляны. Еще пара шагов и вы приблизились к заветному входу. Ты влетел на поляну сразу бросившись на какую-то маленькую кошечку, пытаясь застать ее врасплох. Ты приложил в удар всю свою силу, но юркая и маленькая кошечка успела отскочить. Ты даже отреагировать на такую прыткость не успел, да и не ожидал ее.
Действительно, как рыба.
Вот еще одно замедление и ты не успел увернуться от когтистой лапы, что целилась прямо в твою морду. И успешно попала в цель. Как на зло ты еще и дернулся, помогая коше хорошенько располосовать твой лоб. Кров залила глаза, сделав из тебя еще более неуклюжего соперника. Казалось бы начало боя, но ты уже понимал, что он будет проигран. Пускай эта кошечка всего лишь ученица, но она маленькая и ловкая. А ты старый, громоздкий и теперь еще раненный. Однако, ты не собирался сдаваться. Убить она явно тебя не сможет, так что это просто веселый танец. Кошечка попыталась укусить тебя в шею, но на это раз ты успел увернуться ловко встав на две лапы. Воспользовавшись замешательством противника ты попытался отплатить мелкой ее же монетой. А именно вцепиться лапами в голову. К сожалению малышка так и не утеряла своей проворности в очередной раз удачно увернувшись. Однако, для нее так или иначе все было кончено. Не смотря на свое поражение, проиграла она. Так как проиграло ее племя. Они отступали, и малышка успела сбежать прежде, чем ты подумал о плене. Очередной небольшой позор на твою голову. Это уже третья проваленная битва, ты явно начинал терять хватку.
Или же только вхожу во вкус?
Что-ж разочарование и самобичевание тоже не плохо. Ты довольно прикрыл глаза, на какое-то время забыв про свои раны.
Это Даже прекрасно.
Ты отполз в ближайшие кусты начав зализывать свои раны. Где-то еще гремели битвы, а где-то звучали возгласы победы. Две вещи тебе были предельно ясны: эта битва осталась за вами и ты сейчас действительно подстилка, бесполезная подстилка.

0

353

палатка воителей --->

Вслед за глашатаем этого бездарного племени вышел Лютоволк. Вышел широким шагом победителя, со вздыбленной холкой и тигриным оскалом: он собой гордился. Он гордился тем, что потрепал этого увальня Толстолобого, а еще тем, что почти сразу, сориентировавшись в безумии на главной поляне его дома, Лютоволк понял: речные коты терпят поражение.
Взревев, серый бросился в битву, готовый раскидывать врагов направо и налево. Белый снег превратился в аловато-розовый, и даже он оставлял свои кровавые отметины. Неподалеку дрались Мираж с Шипением, где-то Лаванда исподтишка напала на серую Ручей, и Лютоволк осклабился: вот что значит слабая кровь.
- Твоего отца убили - и тебе не поздоровится, - со смешком рявкнул через всю поляну серый великан, уверенный, что Лаванда раскидает эту щупленькую кошку на раз-два, а сам, довольно распушившись, чуток растерянно смотрел по сторонам: да, они тоже несли мелкие потери, какие-то речные коты выигрывали сражение, но результат был ясен.
- Бегите! - расхохотался Лютоволк, от души кому-то наподдав когтистой лапой.
- Бегите, трусы, - разошелся серый кот, упиваясь этим триумфом. На мгновение закрыв глаза, бывший воитель потянул носом, вдохнул полной грудью. Игнорируя запах крови, он почувствовал едва слышный запах реки, более сильный - рыбы и сухого камыша.
- Племя теперь наше, - пробормотал себе под нос изгнанник, краем глаза заметив движение около детской.
Дизель? Мелкотня?

+1

354

Ручей почти придремала у теплого бока Сивой, чувствуя нарастающее умиротворение и спокойствие. Их с Черепом непонятные, но очень трепетные отношения в последнее время занимали все мысли и, как оказалось, чувства.
- Знаешь, Сивая... - лениво промурлыкала она на плече подруги в легкой полудреме. - Я вот прежде не замечала, что Череп такой... он совсем не похож на остальных, - перевернувшись в ленивости на спинку, кошка потянула передние лапки вверх, сладко зевнув.
Вот, собственно, и все, что хотела узнать Сивая.
- И если подумать...
- ВТОРЖЕНИЕ.
Мгновенно ослепляющая фраза. Содрогнувшись, воительница перекатилась на живот и с ужасом увидела, как полчище котов, почти целое племя, бежит на них. Вздыбленные, оскалившиеся, страшные...
- Нарушители! - вслед за Миражом закричала кошка, обернувшись к старшему воителю, но тот... напал на Шипение. Замерев, остолбеневшая воительница несколько секунд всматривалась: да нет же, ей показалось, не может быть! И только потом, заметив мелькнувшую шкуру Стали, Белогрудого, и... предки... Лютоволка - догадалась.
И взвыла, воинственно распушив короткую шубку.
- Предатель! - через всю поляну рявкнула Ручей, вставая в боевую стойку, но буквально мгновение - и другой голос отвлек ее.
- Ручей! - Лаванда подбежала к соплеменнице и прижалась к земле, заставляя синеглазку недоуменно поднять брови.
- Некогда лежать, Лаванда, - рявкнула ей серая - не со зла, просто нервно.
- Ты всегда не доверяла мне, говорила, что я ничего не делаю для племени. Я готова доказать свою верность, готова прикрыть твою спину, сражаться до последнего за Речное племя! Поверь мне хоть раз, - воительница забегала глазами по поляне и остановилась на детской, и Ручей, ошарашенная ее словами, невольно посмотрела туда же.
- Нам надо помочь котятам! Они наше будущее! Я следом за тобой!
Котята.
- Ох нет, - выдохнула дымчатая, мгновенно представив, как бедная Каштанка защищает детскую от этих варваров, но... Удар об землю. Поморщившись от боли в затылке, Ручей часто заморгала и сфокусировалась на...
... ней.
- Как же меня ты бесишь, наивная мышка, - прошипела ей в морду соперница, заставляя почувствовать медленно нарастающее клокотание в горле: чистая ярость.
Еще и Лютоволк: голос этого мерзавца она не могла не узнать.
- Притворяешься милой кисой, а душонка твоя паршивая, - бросилась на нее предательница, и Ручей едва успела откатиться в сторону, огрев ту снегом.
- Какая же ты гниль, Лаванда, - в сердцах выпалила синеглазка, не теряя не мгновения: не было времени драться с врагами, когда таковые затесались среди своих. Напрягаясь, выпустив когти, Ручей (к своему стыду даже не успела найти Жемчужнолапку!) бросилась прямо в морду речной красавице, как следует пройдясь когтями.
- Предательница! Позорище! - шипела ей в морду Ручей, однако в следующий миг сильные лапы соплеменницы ударили в живот. Откинувшись в сторону, серая часто-часто задышала, восстанавливая дыхание, но... некогда.
И это ее спасло: увернувшись от Лаванды, которая метила в самое горло, дымчатая бросилась на своего врага и оглушила первую красавицу племени сильным ударом. Рыча, воя, кошка отряхнулась, окинув неожиданно довольным взглядом оглушенную кошку.
- Давно следовало, - фыркнула она, невольно пройдясь задними лапами по снегу и припорошив Лаванду как последнюю нечистоту.
Уж простите такой грубый жест.
Но... дело было плохо. И Ручей с отчаянием видела, как страдают ее соплеменники.
А потом Серебро Звезд сказал отступать. В панике выискивая глазами, выкрикивая имя Жемчужнолапки, Ручей убежала, чувствуя, как закипают в глазах горячие, обидные слезы.

----> за Серебро Звезд

Отредактировано Ручей (2018-02-23 19:10:43)

+6

355

Ну, что сказать, жизнь шла своим чередом... До того самого момента.

Обычные будние дни, все словно под копирку, не дают нам выбиться из колеи. Мы часто жалуемся, как скучна обыденность, рутина, но стоит жизни лишь чуть измениться, мы теряем контроль, который, как мы думали, крепко держался в наших сильных лапах, рассекающих волны. Мы выбиваемся из колеи, боимся нови и неизвестности, уже корим себя, но, подумать только, именно это и было тем, что мы так упорно хотели в придачу с новым ощущениями и незабываемыми эмоциями.

Признаться, Поползень тоже иногда жаловался на обыденность бытия, скучный рутинный образ жизни и так далее, с кем не бывает. И тут нещадящий рок судьбы увесистым таким пинком в лице вернувшихся домой изгнанников выбивает всех речных поголовно из колеи. С кем не бывает, и правда.

Все произошло внезапно, как... снег в Сезон Зеленых Листьев. Тихая ночь, белый снег. Ничего не предвещает беды, да ведь? Поползень дожевывал свой поздний ужин, но внезапные крики заставили его выплюнуть потрепанный рыбий хвост.

ВТОРЖЕНИЕ! НАРУШИТЕЛИ! - вот что услышал ученик перед тем, как увидеть блохастые шкуры множества одиночек, выскакивающих на Главную поляну. Глаза расширяются, мышцы яростно сжимаются, заставляя шкуру серого покрыться холодными мурашками, содрогнуться. Когти ловко цепляются за землю, задние лапы толкаются, совершая прыжок в длину. Сразу поняв, что оставаться в Лагере было более чем опасно, Поползень ловко юркнул в заросли камыша и, распластавшись на земле, скрылся ото всех в своем небольшом укрытие. В драке он никому не поможет, лишь мешаться будет. Вы назовете это трусостью? Нет, всего лишь холодная расчетливость. Длинные гибкие стебли вскоре прекратили шататься, придя в нормальное свое положение, будто бы в глуби пожелтевших растений и не было никакого пронырливого ученика. Конечно же, камыши не так густы, как в периоды его раннего детства, - пробелы между стеблями были больше, некоторые обломались и сгнили, но светлая шерсть голубоглазого делала худую фигурку Поползня схожей с небольшим сугробом. Главное, чтобы никто не наступил - дерется он все еще не мастерски.

Тем временем на Главной поляне происходила настоящая вакханалия. Силуэты атакующих и защищающихся смешались в необычайный микс воплей, криков и воинственных мявов, рыков. Лагерь пестрил мешаниной рыжих, белых, черных и белых шкур, со всех сторон слышались вопли. Взгляд ученика зацепился за тонкую рыжую фигурку Шипение, - похоже, что наставница сейчас была не в лучшем положении, прибитая к земле увесистым Миражом. Похоже, отец не всегда был так верен племени, как часто говорят соплеменники, ставя его в пример. Угадав момент, кошка выскользнула из-под черного исполина и бежала прочь.

Отредактировано Поползень (2018-02-26 20:25:06)

+5

356

Малютка смущенно опустила глаза, прижимая ушки к голове. Ни то собственная глупость, ни то пошаливающие нервишки после признаний выбили ее из колеи, заставляя чувствовать себя максимально глупо и нелепо. Она тряхнула миниатюрной головой, поднимая глаза на наставника, виновато улыбаясь.
Пестрой ученице не очень то хотелось продолжать подобные обсуждения, и она аккуратно подошла обратно к Толстолобому, зарываясь носом в его густую шерсть, выдыхая. Они посидели так еще какое-то время, после чего глашатай удалился в палатку отдыхать. Малютка, улыбаясь сама себе и всем вокруг, легла на холодный снег, поджимая под себя лапки, обводя взглядом поляну. Хотелось, чтобы этот день никогда не заканчивался и чтобы ощущение счастья длилось вечно. «Глупая, он убежит от тебя, если будешь вести себя как дура».
Не убежит. Она положила голову на лапки, мечтательно вздыхая. Вдруг, чуткие ушки уловили топот лап. Но, не придав этому значению, Малютка лишь сладко зевнула. А зря. Через несколько мгновений, из тоннеля посыпались коты. Явно не дружелюбно настроенные к ее племени. Очень странные чувства смешались внутри маленького пестрого тела. Это и страх, ибо количество одиночек, как показалось ученице, превышало количество соплеменников, и злость, что они посмели своим глупым вторжением нарушить такую идиллию, и расстройство. А еще безумное переживание за близких. Из толпы на нее выпрыгнул какой-то коричневый кот, когда кошечка было рыпнулась к детской. И, слава Звездному племени, Малютка успела отскочить и, вовремя среагировав, хорошенько приложилась ему когтистой лапой по морде. Кровь моментально хлынула из ран одиночки, заливая глаза. «Зачем? Это ведь не твоя война. Река бы приняла тебя, если бы ты просто пришел к нам с миром».
Пестрая шерстка топорщилась во все стороны, придавая пестрой ученице максимально нелепый вид маленького оскалившегося шарика. Она, сорвавшись с места, нацелилась в самое слабое место любого кота - горло. Однако незнакомец встал на задние лапы, чего Малютка совсем не ожидала, но вовремя среагировала, ускользая от оглушающей атаки. Речное племя терпело поражение, несмотря на ее старание. Соплеменники стремительно покидали лагерь. Они проиграли битву. Но они еще вернутся. Вернутся и точно также застанут врасплох этих блохастых падальщиков. Малютка в последний раз обвела взглядом поляну и рванула следом за своим племенем под победный хохот огромного косматого кота.
--> за вожаком.

+5

357

--- палатка воителей

Запинаясь, мало не ослепнув от льющей из уха кровищи, вылетел Толстолобый на поляну. От же нелёгкая, - мелькнуло в мутной голове, и тут же - Череп, Малютка, Каштанка! Где все, где, ежа ему под хвост, Брякозвёздушка?
Он закрутил лобастой своей головой, обливая кровью слежавшийся, утрамбованный лапами снег. В смурном свете было ничего не разобрать, запахи смешались, но всё же он увидел Миража, сцепившегося с Шипением, а рядом - Ручей, раздающую тумаков Лаванде.
Мираж? Лаванда? Они...
Соображалось изрядно туго, и ему потребовалось несколько секунд, чтобы уместить всё это в голове.
Где же, дери его Звездоцап, Серебро Звёзд? Даже обычные шутки полетели в сторону - боль в ухе, шок от поражения, удары лап Лютоволка, всё это навалилось на него, как волна при прорыве плотины.
- Малютка! - крикнул он, позабыв обо всём, даже о том, что это может отвлечь её в бою. Он сходил с ума при одной мысли, что с его Малюткой, с его рыбонькой, золотцем, может что-то случиться, что её могут убить, и слепая, почти королевинская паника застила ему глаза.
Но с Малюткой всё было в порядке, более чем - она даже одолела своего врага, хотя при общей помётной ситуации это ничего, в общем-то, не могло поменять...
- Беги из лагеря! - крикнул он ей и проследил взглядом, чтобы убедиться - она и вправду ушла.
Глашатай рыпнулся было к детской, но туда было не пробиться - ему намекнули об этом, оскалившись и наподдав лапой. Черепа нигде не было видно, но искать его не было времени. Оставь, он взрослый кот и хороший воитель. Не нянчись с ним, как королева. В последний раз окинув взглядом лагерь, он покинул его - одним из последних.
Мы вернёмся. Клянусь, мы вернёмся, чтобы оторвать вам хвосты. Лютоволк, Левиафан, Мираж, Лаванда. Я клянусь, что не дам вам спокойно жить.

---- за предводителем

+8

358

Мираж раздраженно прижал уши: резкие и внезапные, выкрики неприятно резанули слух. Он сомкнул пальцы, впечатывая сына в землю, но тот вертелся ужом, что пришлось подключить вторую лапу, да и замолкать, похоже, не думал.
  — Мда, - недовольно причмокнул, все же не решаясь опускать морду к раскидывающему лапы оруженосцу - похоже ты похож на Рыболова, даже больше, чем того хотела мать.. - задумчиво заведя одну из лап за голову, другой Мираж отрывисто замахнулся, откидывая Воплелапа от себя, словно пустую шкурку - только представь, как сильно ты ей был ненавистен.
Даже если сын потерял сознание, ему было плевать. Возможно потом, он ни раз будет попрекать себя за то, как много времени упустил, сколько раз поступил неправильно; в конце концов, за то, что позволил взять Топи все под свой контроль.

Взгляд упёрся в тушку Поползня, так кстати схоронившуюся в кустах камыша. Тёмные глаза недобро сузились, Мираж не видел сына в драке, но если и придал этому значение, то предпочел не произносить выводы вслух.
  — Найди братьев.. - изогнув губы, властно обнажая клыки, бросил воитель, оглядывая многочисленные царапины на своей гладкой шкуре. Неподалеку мелькнула шерсть Колючки и он махнул в сторону сына хвостом - помогите Виверне, делайте все, что она скажет, - кивая на серебристую красавицу, Мираж был уверен, что та знает как обращаться с оставшимися травами.

Беглый взгляд коснулся каждого, подмечая, что последний речной, из тех, кто еще стоял на лапах, покинул родной лагерь. Медленно выдохнув, успокаивая разбушевавшееся пламя возмездия, он довольно облизнулся, видя в пополнившихся рядах своих бывших соплеменников. Черношкурый поискал глазами Левиафана, ожидая дальнейших приказов.
  — Туда, - невозмутимо поиграв желваками, он качнул длинной мордой в сторону целительской, замечая множество ранений на шкуре Черноклюва. А увидев Лаванду, оставшуюся с изгнанниками, тут же переменился, обольстительно улыбаясь, находя растрепанную и побитую самку лишь привлекательней. По-солдатски опустив лапу рядом с собой в бесцеремонном приглашении, Мираж изогнулся, слизывая кровь из раны на боку.

+4

359

Найди братьев.. - Поползень медленно повернулся в сторону отца, все еще цепляясь глазом за мутнеющий в предрассветном тумане яркий, рыжий, словно огонь, силуэт Шипения, будто бы колеблясь, но колебался он недолго, да и заметно ли то было?.. - помогите Виверне, делайте все, что она скажет, - глубоко в душе Поползень возжелал, чтобы дорогой папочка с таким же милым оскалом с наслаждением прожевал мышиное дерьмо, но глаза ученика остались все такими же холодными и равнодушными... может, он даже в этот момент ни о чем даже и не думал, но за быстрое разоблачение его маленького укрытия серому стало немного обидно... но да ладно.

Ученик медленно поднялся, собрав лапы, и, косо взглянув на отца, будто бы ничего и не произошло несколько секунд назад , будто бы их племя и не было выгнано из Лагеря под гнетом одиночек, будто бы Поползень и не знал, что Мираж был как никто причастен к этому, произнес: "Хорошо, отец" - голос был тихим, с хрипотцой, но не имел трусливую или трепетную интонацию, точнее, интонации почти и не было - будто бы железный мертвый робот произнес два эти слова (голос Поползня был так же противен, как скрежет ржавых шестеренок, потрепанных временем), а потом, медленно обойдя Миража слева, ученик подошел к брату Колючке. Приветственно кивнув тому, голубоглазый отыскал взглядом так называемую Виверну и братья следом за ней направились в обитель покинувшего дом целителя.

> в Целительскую

Отредактировано Поползень (2018-04-19 22:45:30)

+3

360

› начало игры персонажем
Лес неспешно отдавался в объятья ночи: мрак ложился на зимний лес, обступая его со всех сторон и охватывая всех его обитателей. Ему это нравилось: он сидел, наблюдая за происходящим — за привычной вечерней суетой и за тем, как ночь, страшная и полная тайн, вступала в свои права. В его снующих туда-сюда глазах можно было наблюдать тревогу, неопределённость, неуверенность в завтрашнем дне: что будет? Это продолжалось уже который день — он вновь чувствовал, как его сердце готово было вырваться из груди, он видел, как резко вырываются клубни пара из его носа, он всё ощущал. Признаться, ему было страшно: он боялся таинственной неизвестности и бесконечно долго тянувшегося времени.
Один крик в миг разрушил все тревоги Колючки: долгожданный час настал — грянула буря после затишья. В сумрачном воздухе он расслышал голос — голос, объявивший тревогу. Для него это был больше, чем голос: то был его отец, его единственный родитель, которого он уважал и боялся. Как только Мираж закричал, Колючка встал и остановился, как вкопанный: глаза видели, что отец был за изгнанников, за одиночек. И тогда тревога вновь охватила его, маленького глупого мальчика, который не знал, что делать: бежать вместе со всеми или сражаться за своего отца? Что было важнее: племя или семья? Могло ли племя заменить семью? В конце-то концов, разве племя — не семья, не замена семьи? Что ему могли дать те, которых некогда изгнали с этих земель? Он не знал — он оказался пленником своих мыслей, он стоял, как вкопанный. Бедный малыш, он совсем ещё мал, юн и полон сомнений, но он будет делать то, что ему скажут. Все страхи оказались скрыты глубоко внутри — о, он ещё настрадается, а сейчас он не нашёл иного выхода, кроме как подчиниться отцу и помочь родному брату, родной крови — двухцветный ученик бегом рванул в ученическую на подмогу, переживая за родственника. Через несколько минут он вернулся уже в обыкновенном своём состоянии: с лёгкой улыбкой, светящимися глазами и желанием что-либо делать.
Всё, что его тревожило, он положил глубоко внутрь — придёт время, оно оживёт и омрачит разум, а сейчас он лишь наблюдал рожу Поползня, который приветственно встал перед ним. Колючке понадобилось несколько мгновений, прежде чем он увидел своего отца и понял, в чём дело: кому-то что-то было нужно. Что ж, делать было нечего: оруженосец чуть ли не вприпрыжку поскакал за одним из своих братьев, навесив на свою морду маску жизнерадостного юнца.
— Пошли скорее, черепаха! — кинул своему братцу Колючка, видя, что они уже немного отстали от серебристой кошки, к которой их послал отец.
› целительская

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » речное племя » главная поляна