cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » жилое гнездо двуногих


жилое гнездо двуногих

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

http://s5.uploads.ru/VuB2P.png


На окраине территорий, едва-едва прилегая к лесу, стоит гнездо двуногих, которое отличается от остальных лишь тем, что в нем живут люди. Все четыре сезона они проживают здесь, выращивают травы, лелеют своих питомцев - семейку бенгальских котов. В подвале этого гнезда живут если не полчища, то солидные стаи крыс, а неподалеку, в сотне лисьих хвостов, стоит большая мусорка, которая то пополняется, то уменьшается. Эта местность опасна настолько, насколько интересна: целители здесь могут найти нужные травы, воители - пропитание и приключения.


0

2

Начало игры.

Жизнь она как бы чего?... Правильно. То белая, то чёрная, то вообще разноцветная, текстурная, многогранная и мятая, мягкая и угловатая, полосатая и горячая, холодная и сладкая. Но в нашем случае, она настолько пятниста, что даже рябит в глазах.
Участившиеся снегопады не способны были скрасить подобное буйство красок, что внешне, что в душе. Серо-зелёные глаза всегда смотрели вызывающе, а в груди всё время птицей билось ожидание какого-то непонятного чуда. Откуда ему взяться? Да хоть бы из-за забора. Ну или на крайний случай, можно подойти с заднего двора, там была где-то дырка под прошлогодним шифером.

Неохотно потянувшись, Минерва, уютно возлежавшая возле зажжённого двуногими камина, лениво перекатилась на пушистом ковре, чувствуя, как слегка электризуется шерсть с синтетическим ворсом. Это раздражало если честно. Вся эта людская бутафория, смутно напоминающая, пускай неживую, но всё же своеобразную природу. Случайно зацепившись когтём за пушистый ковёр, пятнистая бенгалка недовольно фыркнула и брезгливо дёрнула лапой, а затем, будто повинуясь условным рефлексам, словно автоматически, подскочила на искуственной поверхности, по которой люди вообще иногда ходили босиком.
От огня, трещавшего за железными прутьями, стало совсем душно. А тут ещё какой-то очередной запах варева с кухни, буквально заставляющий слезиться глаза. Ну нет. Атмосфера вокруг становилась излишне обчеловеченной, вновь, уже который раз за неделю, захотелось выйти на улицу. Неприятно попружинив до края ковра, Минерва притормозила у самого уголка, противно загибающегося, если вдруг неаккуратно бежать сломя голову, и с остервенением выпустила когти, пару раз хорошенько пройдясь по самой кромке, распустив ещё немного ниток.
- Так-то лучше.
Удовлетворённо дёрнув ухом, кошка довольно быстро потеряла интерес к своей маленькой мести и повернула голову в сторону коридора. Кажется... Путь на улицу был свободен... Не то, что бы ей не разрешали выходить, нет. Просто, почему-то у всех было какое-то маниакальное желание потискаться, что-то глупо поворковать на непонятном языке, ну или чем паче... вообще взять под передние лапы и покружиться, глупо лыбясь некрасивым лицом прямо в морду пятнистой. Бррр.

Уши невольно дрогнули, когда с кухни раздался очередной звон столового серебра. Вот он. Тот самый момент. Пока людишки будут заняты едой, она, зеленоглазая особа, успеет чутка прошвырнуться по двору. А может и на улице пошатается... В роще, например...

Если бы кошка знала человечий, то она бы поняла, что диктор, вещавший накануне с телевизора о предстоящих снегопадах, не соврал. На улице действительно было белым бело, совсем не так, как в ванной у двуногих, хотя там тоже был такой же белый по цвету кафель... и такой же холодный, скользкий... но... к сожалению, мёртвый.
Снег же казался чем-то более первобытным и живым, от него даже энергетика была намного живей и звонче, чем от отвратительно динькающего бубенца на шее Луи. Брату было всё равно, а вот Мин сразу же избавилась от поганенького атрибута в первый же день, как только на неё пытались повесить такой же, правда двумя размерами меньше.
Под лапами как-то приятно поскрипывало, и было плевать, что на сей раз под ней было намного холодней, нежели в доме. С разбегу влетев в сугроб, пятнистая кошка на пару мгновений затаилась. Она одна успела наделать своей беготней столько шуму и снежного вороха, что могла бы привлечь внимание.

Тихо. Удовлетворённо хмыкнув, бросив последний косой взгляд на южное окно дома, Минерва с довольным видом отряхнулась и метнулась в сторону калитки. Не выходить же с задней части дома? Не барское это дело. То ли дело красивые кованные врата. Двинувшись по заледенелой дорожке, чертыхаясь каждый раз, когда лапы разъезжались в разные стороны по льду, Мин добралась до чёрных прутьев, легко проскользнула между ними и была такова.

Отредактировано Минерва (2017-12-26 18:59:11)

+5

3

заброшенное гнездо двуногих.

Весело насвистывая какую-то мелодию себе под нос, Жертва довольно шёл рядом со своим спутником, то и дело стремясь подтолкнуть его своим бочком. Настроение тёмно-бурого было чересчур весёлым для ситуации, в которую они с рядом идущим попали, и потому он не мог не заразить своим оптимизмом одиночку сбоку.
- А они на самом деле такие забавные, ты не находишь? – голову Жертвы пронзила стрелой настолько внезапная мысль, что тот аж вздрогнул, словно его голова и впрямь раскололась на две половинки – не хватало ещё упасть навзничь – а затем прижал уши и выдохнул морозный воздух, с интересом смотря на клубы пара, поднимающиеся к оголённым веткам.
- Живут себе, знаешь, живут, - Жертва даже не удосужился объяснить, о ком он говорит, видимо думал, что собеседник сам поймёт, что имеет в виду его разноглазый собрат, - И не мёрзнут, представляешь. Они ведь не живут в этих коробах, в которых живут городские двуногие. Среди снега и льда, переживают бури, охотятся, а не ползают по мусорным бачкам в поисках лакомых кусочков. Я бы не смог так. Наверное, в первые дни своей жизни взял бы, да и прыгнул с ближайшей скалы. Расправил лапы-крылья и головой вниз. А потом, ха-хах, мои сородичи смотрели бы на внутренности, стекающие тёмно-красной рекой по острым камням, внезапно оказавшимся точно в том месте, куда я свалился. Не-ет, - Вик выдохнул ещё раз, а затем клацнул зубам в воздухе, ловя падающие хлопья снега, - Я бы не смог выжить здесь. Но они, конечно, дикари, не иначе. Зуб, нет, даже два, ставлю на то, что большинство из них даже не касались своими утончёнными лапами грубого холодного камня на улицах города... Город. Удивительно, что городские коты нередко говорили мне – Эй, Жертва, ты тухнешь в городе, а там, за его пределами, целый мир. И что, попал я в этот мир – лучше бы остался среди коробок и звонких труб, в которые двуногие складывают настоящие деликатесы. Это тебе не амбарные крысы!
Внезапно, Жертва шмыгнул носом, повёл рваным ухом и остановился, осмотрелся по сторонам. А затем еще раз шмыгнул носом. Здесь уже менялся запах на другой, незнакомый ему. Нахмурившись, кот едва-едва приподнял голову вверх и втянул неизвестный ему запах. А затем подскочил и ошалевшими глазами посмотрел на соратника:
- Чуешь? Собака. Издохшая. Как раз та, что нам нужна! – конечно, в этом лесу могло погибнуть миллион таких собак, но Жертва был уверен, что именно к этой собаке светлый разноглазый лидер и направлял чуть ранее, в заброшенном доме. Размяв лапы, кот резко сменил маршрут и, нетерпеливо размахивая кончиком хвоста, пошёл вперёд, то и дело кренясь то в одну сторону, то в другую. Всё же, лес лесом, а привычка ходить по расчищенным мостовым никуда не пропала.
Постепенно, шаг сменился на бег, и Жертва уже с нескрываемым азартом прыгал по небольшим сугробам, утопал в них по самые локти, но быстро выбирался и нёсся дальше. Если запах сменился, а уж тем более появилась вонь мертвечины, значит они близко. На границах.
Вик никогда не охотился за собаками. Там, в городе, коты предпочитали избегать огромных махин, потому что нередко встречались с острыми клыками, а потом сидя под мостом, вылизывали шерсть, на которой оставалась склизкая слюна. Городские коты испокон веков были игрушками для собак, и увидеть мертвую псину было чем-то похожим на чудо света. Как если бы добрый двуногий покормил из рук, а затем провёл грубой лапой вдоль шерсти. Жертва однажды испытывал подобное чувство – приходилось выпрашивать еду. Это и вправду было чем-то удивительным. А вот издохших собак практически не видел, пусть и чувствовал смрад, разъедающий глаза и разносящийся по всему городу. Тогда с ним был Ноголом, сейчас же – другой кот, ничем не похожий на старого боевого товарища.
- Не отставай, иначе я первым откушу от неё кусочек. Самый лакомый, - заливисто смеясь, выдохнул одиночка. Он не чувствовал резких новых запахов, а значит незнакомых котов-лесовиков рядом не было. Именно поэтому, он забыл о том, что вообще существует такое понятие, как осторожность, и пересекал снежные океаны своим телом-кораблём.
Вскоре, на горизонте появилось тело бездыханной собаки. Она была не крупнее разноцветной дворняги, живущей с ним в одном дворе, но и не меньше одомашненных писклявых кошко-собак, что двуногие носили на руках. Последних Вик не боялся, а вот добрую дворнягу, намеревающуюся при встрече вылизать каждого кота, Вик побаивался. Ведь, если хочет вылизать, значит, хочет и съесть.
Темный цвет собачьей шкуры выделялся среди снежных равнин. Прищурившись, он остановился поодаль от собаки, а затем поднял спину и осторожно подобрался ближе, обходя тело полукругом. А затем заглянул в помутневшие глаза.
- Да. Мертва уже как... Некоторое время, - вынес Жертва свой вердикт и осторожно ткнул её лапой. Холодная, припорошённая снегом, но еще не слишком задубевшая, - Можно будет воткнуть клыки и протащить по снегу. А ещё можно пустить кровь и оставить след, как если бы мы сражались с ней прямиком здесь!
Он обвёл взглядом прилегающие массивы, затем хитро блеснул глазами, резко плюхнулся в первый попавшийся сугроб. Уже оттуда выскочил вновь к собаке. И снова осмотрелся.
- Если создать видимость сражения, шанс одурачить будет больше. Только осторожней хватайся – возможно, собака была заражена чем-то, вот и издохла. Не хочешь же ты подцепить какую-нибудь заразу?
Вик вспомнил, как тащил на своей спине издыхающего брата, а затем впился в еще тёплую шею своими клыками. Сейчас надо будет провернуть что-то похожее, только в этот раз с псиной перед его лапами.
Его тело заколотило, но виной тому был не холод, а нетерпение. Хотелось как можно скорей разыграть спектакль, запугать лесных котов, а потом дыхнуть каждому в морду едким дыханием, заглянуть исподлобья в глаза. Только вот испугаются ли они Жертву? Скорей всего, нет. Но вот его друга...
Задумчиво рассматривая спутника, Жертва самодовольно улыбнулся, а затем кивнул своим мыслям и перевёл взгляд на собаку. Хмыкнув, кот осторожно ткнулся носом в холку и перевернул тушу.
- Червей нет, – сухо констатировал Виктим, и осмотрел землю, ранее примятую собачьим телом. Снега под ней практически не было, а значит, издохла она перед снегопадом. Удивительно, что её ещё не скрыло под ледяным покровом. Совершенно не стесняясь своего нового друга, Вик схватился за холку твари под лапами и потянул на себя, а сам же стал отходить. А затем резко отпустил, закашлялся, отвернулся, - Отвратительное чувство, вот что я хочу тебе сказать. Шерсть забивается и в рот, и в нос. Похоже, я погорячился, когда подумал, что мы можем все территории лесовиков этих запахом... По-метить. Я не выдержу.
А потом опять вцепился в холку, пригладил лапами жесткую смоляную шерсть и вновь потянул собаку на себя: - Офтафлю ф ней сфой клфык, вапомни мои слофа.
Он не ждал, когда длинный кот схватится за собачью шкуру – почитал, что соратник не такой уж и скромный, и поймёт, что хочет от него Жертва. Пройдя некоторое расстояние, Вик опомнился, в очередной раз остановился, фыркнул из-за забившейся в нос шерсти и подошел к животу мертвяка. Выпустив когти, он пару раз живо полоснул когтями по пёсьей грудине, затем остервенело вцепился зубами в шею под пастью и, потрепав шкуру – точь-в-точь как собаки делали в городе! -  снова вцепился за холку. Объяснять свои мотивы Виктим не стал, лишь довольно улыбнулся, видя, как его плоды дали результат, и собачья кровь остаётся кляксами на снегу. Если по границам пройдёт патруль, они найдут дорогу прямиком к ним. Осталось найти место получше, да там и запрятаться.
Он не знал, сколько так пропятился назад, таща собаку вместе со своим напарником. Остановился лишь тогда, когда почувствовал что-то необычное. В ноздри ударил новый запах, и Жертва, чтобы собачья шерсть не перебила его, мигом отпустил пса и живо осмотрелся по сторонам. В нескольких метрах от одиночек, едва-едва укрываемая деревьями, находилась хижина двуногих. Из трубы клубами валил дым, и именно он привлёк внимание Жертвы, но вместе с тем вселил в него страх. Тело вновь мелко-мелко задрожало. Не отводя взгляд от дыма, валящего из крыши, Жертва сузил зрачки и шмыгнул носом.
- Удивлен.
Он всегда бежал от домов двуногих, всегда считал себя свободным от суеты домашних котиков, и сейчас, встречаясь мордой к морде с кошмаром детства, Вик не мог сделать и шагу. Его словно парализовало.
Собрав все силы, Жертва резко мотнул головой и заприметил что-то более интересное – рыжее пятно, ловко выбирающееся из-под металлических решеток – клетки, ограждающей мир от лысых животных – направлялось куда-то к ним. Конечно, незнакомка (а Вик понял, что это кошка) могла и вовсе идти по своим делам, но тёмно-бурый решил, что она идёт именно к ним, а потому облизнулся и широко улыбнулся.
- Эй, не ты собаку потеряла? Мы нашли, немного поигрались с ней и решили отвести домой, бедную. А она, видишь ли, не встаёт.
Клоун, но какой есть. Жертва привык играть роль городского дурачка, надеясь, что любой противник потеряет бдительность (негоже обращать внимание на отшибленных), и вот тогда-то он атакует. Хитрость. Тактика.

Отредактировано Жертва (2017-12-31 05:31:16)

+5

4

-------------------------------Гнездо-----------------------
Ты трусил рядом со своим напарником, весьма веселым напарником. Этот котик безусловно кого-то тебе напоминал, забавный клоун в твоем облачении, практически, в твоем. Еще одно доказательство того, что все лишь считают тебя индивидуальными. Территория племени Теней была удивительная и поражающая. Высокие сосны шумели над спинами, по веткам то и дело бегали животные, лес жил, даже в такую холодную погоду. Ты то и дело засматривался на еще одно дерево или грибочек покрытый снегом. И только шутливые толчки путника заставляли тебя вспомнить о миссии. Она была интересна, давала простор для фантазии. Но, было бы куда интереснее, убив вы на самом деле собаку на глазах у кучки племенных котов. Такое вполне возможно, от твоего зрения не пробежали расставленные людьми силки. Жизнь городе давала о себе знать, не смотря на красоту леса ты не забывал смотреть себе под лапы и выглядывать возможные опасности. Напарник завел разговор, который ты слушал весьма внимательно.
Он забавный.
Почему бы и не почесать языками в такой хороший зимний день, который пока что дарит тебе новые эмоции и приключения?
- А я родился у людей. Некоторые говорили, что я якобы породистый. Был их игрушкой, только вот по их мнению сломанной. Не веселил их, не ласкался. А я не понимал зачем это делать, это скучно. Да жизнь сама по себе слишком скучная. И вот, что действительно мне хотелось сделать, так это куда-то сигануть. - Ты усмехнулся, сияя глазами - В итоге меня отправили выживать на улицах города. На них намного интереснее было, в первое время. Только вот желание полетать так и не исчезло. Я попробовал, прыгнул с их дома прямо на дорогу, но в итоге меня спасли люди, так и не удалось стать кровавым месивом. Никогда не удавалось, меня постоянно кто-то спасает. Я лес то нашел попытавшись утопиться в реке, а в итоге меня из нее вытащила лесная кошка. Забавно, но он хоть немного интересный, живой в отличии от города. А насчет еды я никогда вас не пойму. Я не понимаю, что такое голод, просто ем, когда считаю, что пора. И, знаешь, это отвратительное занятие. Лучше бы мы питались как деревья и цветочки, ну, они же чем-то питаются, верно?
Пока ты болтал Жертва насторожился, а затем принюхался. Ты тоже слегка приоткрыл пасть, но и так уже было понятно, что запах принадлежал собаке. Сдохшей собаке.
Повезло ей.
Чуешь? Собака. Издохшая. Как раз та, что нам нужна!
Ты лишь кивнул, не особо перенимая азарт кота. За ним было интересно наблюдать. Столько эмоций, энергии и стремления куда-то, куда угодно. Ты даже на секунду задумался, кому ты завидуешь больше собаке или же Жертве.
За такими всегда интересно, они забавные, живые.
Ты несся за разноглазым силой воли заставляя себя не отвлекаться на причудливые узоры на деревьях и интересные кустики. Красивые и яркие кустики.
К ним стоит вернуться.
- Не отставай, иначе я первым откушу от неё кусочек. Самый лакомый - мяукнул Жертва.
Вскоре ты заметил бездыханное тело собаки и сам того не замечая расплылся в улыбке. Твой напарник делал какие-то странные действия, похожие на ритуалы людей. Для тебя не понятные. Ты странно на него уставился своими серыми глазами, сам тем временем подходя к дохлой псине и с интересом ее осматривая.  Не очень крупная. Рвали тебя в этой жизни и собаки и ты рвал их, не без уловок, конечно. Проблема всегда была не в размерах псины, а в наличии у нее мозгов. У этой мозги может и были, но явно уже замерзли. Ты хихикнул, смотря за действиями напарника, опять же их не особо понимая.
Зато интересно.
- Если создать видимость сражения, шанс одурачить будет больше. Только осторожней хватайся – возможно, собака была заражена чем-то, вот и издохла. Не хочешь же ты подцепить какую-нибудь заразу? - хитро сказал разноглазый.
Ты лишь улыбнулся, странно на него посмотрев. Нет, умирать от болезни это уж слишком даже для тебя. С другой стороны она могла бы ослабить тебя так, что сброситься со скалы или в озеро было бы достаточно, чтоб сдохнуть. Если ж судьба позволит, она должна когда нибудь тебе подыграть. Ты опомнился, когда напарнику явно требовалась твоя помощь. Жертва не терял времени и уже начал проводить манипуляции с псиной. Ты помог ему, совершенно не думая ни о своем здоровье, ни об отвратительном вкусе собачьей крови и мертвечины.
Некоторые помои людей похуже будут, уж точно.
Наконец, собака упала на снег, оставляя на белом полотне капли крови. Ты смотрел на все это, а затем хорошенько разодрал собачке нос и уши. Выдернул несколько клоков шерсти и раскидал по кустам. Сделал так, что бы это действительно напоминало сражение, оборону или безумство. Такое должны заменить, а клоки шерсти разнесет ветер, заставив племя насторожится.
Даже самый тупой в мире кот знает слабые места собак, думаю и племенные знают, иначе они обречены.
Ветер принес запах кошки. Жертва напрягся, высматривая кошечку людей или одиночку, что скиталась по этим снежным садам. В отличии от него ты даже не повернул головы в ее сторону. Она не показалась тебе интересной или хоть немного опасной. Два ненормальных кота издеваются над трупом собаки, насколько нужно быть ненормальной, чтоб на них напасть? На такое способны только истинные безумцы. А безумства тут ты не чувствовал. В твоих мыслях медленно рождался интересный план, от которого покалывало в лапах.
-Говоришь сражение? - ты облизнул губы - Тогда оно должно стать более правдоподобным.
Поглощенный своим делом ты разорвал еще свежую рану на теле, оставленную Дизелем. При этом даже не поморщившись. Множество ранений, множество шрамов на тебе давали понять, что ты уже привык к боли. И к боли явно похуже, чем маленькая рваная ранка, которая лишь немного пощипывала. Закапала кровь, в нос ударил запах, а ты лишь усмехнулся начав скакать по сугробам и разбрызгивая жижу из своей раны по окрестностям. Ее было не много, обычная кровь из небольшой рваной раны. Но она явно оживит события, произошедшие здесь. Какое сражение с собакой без каких либо травм? Такого не бывает, во всяком случае ты не встречал. Слишком трусливая собака сбежит поджав хвост, и явно уж не позволит себя убить. А агрессивная явно захочет потрепать и хоть немного в этом преуспеет. Ты даже захихикал, падая в очередной сугроб и отпираясь раной об дерево, оставляя свежий след.
Все же мазохист. Немножко.
Однако, ты старался не контактировать с кровью собаки, что везде уже виднелась. Что-то, а схватить какую нибудь заразу через открытую рану можно намного быстрее, чем через пасть. Ты прекратил сие увлекательное занятие, а затем вырвал из своей шкуры приличный клок шерсти. Сделав это ты таки удостоил своим взглядом кошку. Серым, пустым и лишенным эмоций, он не многим отличался от взгляда дохлой собаки, над которой вы издевались.
Странной зрелище, наверное.
Одно мгновение и часть твоего клочка торчит коричневым пятном между зубов псины. Закончив свои обряды, ты сел и обвернул хвостом лапы совершенно не замечая ни раны, ни того, что часть клочка висит на твоих усах
Теперь ты - прозвучал холодный голос. - И может милая дама хочет поучаствовать?

Отредактировано Маршмеллоу (2017-12-31 17:50:45)

+3

5

Как говорил один умный кот... "Если неприятности меня ждут во дворе, значит я должен к ним идти." Вот и Минерва, полагая, что мир в ней остро нуждается, а особенно, в её личном мнении, абсолютно без стеснения чапала вдоль забора, проныривая меж решёток. Свобода. Надоевший своим однообразием двор был позади. Вместе с Луи, с людьми... а так же этой неживой едой и искусственной атмосферой. Лапы сначала неприятно холодило от снега, но прошло совсем немного времени, и подушечки лап уже вскоре чувствовали себя на данной поверхности очень даже ничего. Инстинктивно распушившись для дополнительного тепла, насколько это было возможно, Минерва недовольно хохлилась и жмурилась от пригоршней снежинок, так нагло летящих в морду, а по сему и не сразу заметила, что идёт практически прямо на...
На...
На них...
- Эй, не ты собаку потеряла? Мы нашли, немного поигрались с ней и решили отвести домой, бедную. А она, видишь ли, не встаёт...
Хамоватый, но вполне себе голос, ранее ею не слышимый, прозвучал совсем рядом, так неожиданно, что рыжая кошка резко затормозила, эффектно проскользив по снегу тормозным путём, взметнув вокруг себя пушистый феерверк.
- О.
Это были, определённо они, те самые, что ждали во дворе. Только, в отличии, от других, они интересовали куда больше.
Скептически осмотрев говорившего, наконец-то заимев возможность в полной мере оценить собеседников, Минерва перевела на труп собаки прищуренный взгляд. Не то, чтобы это была её собака, это был пёс двуногих, судя по всему... Какое ей было в принципе дело-то? Неопределённо дёрнув ухом, пятнистая лишь констатировала факт:
- Конечно не встаёт, она же мёртвая.
- И может милая дама хочет поучаствовать?
Второй товарищ был не чище и, к сожалению, не опрятней первого. Особенно теперь, когда имел удовольствие повозиться с псом. Заинтересованно наклонив голову, рыжая осмотрела и второго с головы до пят, лишь кротко буркнув:
- Спасибо, я уже завтракала.
Любопытство так и подмывало спросить, а зачем им, собственно говоря, тело собаки, но, решив, что раз они сами пришли к её территории, значит сами и объяснят, не стала сыпать вопросами.

+2

6

Слова собрата засели глубоко в голове Виктима. Кивая на каждое из них, он не скрывал восторженных взглядов, когда дело зашло о еде и желании смешаться с мёртвым миром. Жертва, наверное, тоже попытался бы, но госпожа Судьба и без того подкидывает ему развесёлые приключения, калеча, правда, всех тех, кто находится в окружении бурого кота. Так, например, он и лишился двух своих братьев.
Перед глазами промелькнул силуэт старшего брата, хрипящего так, будто он не может вдохнуть воздух и сказать слово. Моргнув, Жертва откинул галлюцинацию, оставляя где-то позади воспоминания о прошлом. О нём можно будет вспомнить чуть позже, когда все интересные и опасные дела наконец-таки исчезнут.
- Я хочу, чтобы ты меня научил так, – внезапно выдохнул разноглазый и всмотрелся в короткую шерсть длинного кота, а затем перевел взгляд на светлые глаза, - Ну, не есть. Это должно быть, очень здорово. Если ты не ешь, значит, можешь потратить время на что-то другое. Например, на приключения. На опасности. На возможность почувствовать каждой клеткой своего тела, что ты все еще живой, все еще ощущаешь боль от заноз, впивающихся под кожу, от острых клыков диких собак.
Жертва мог бы и дальше перечислять, если бы не одно но: он на задании. Рядом с ним собака. А где-то там, возможно, уже совсем близко, племенные котишки, которые, стоит Жертве сделать одно неверное движение,  сразу же притащат свои сильные лапы и заметят! Заметят, что Жертва-то блефует: чистый, здоровый и совсем не потрёпанный. А еще улыбается так, словно нашел золотую жилу в ближайшей мусорной куче и уже отобедал ей.
Бурошкурый моментально очнулся точно от сладкого сна, приосанился и осмотрелся, желая увидеть хотя бы что-нибудь острое, чтобы нанести увечья себе. Своими лапами Жертва не смог бы сделать рваные и неаккуратные раны, как бы то сделала собака. Увы, вокруг не было ничего такого, что бы помогло Жертве самореализоваться в этом нехитром деле. Выдохнув, кот нахмурился, неспокойно повертелся на месте, дернул ухом и, охнув, всё же решился. Возможно, будь он лысым двуногим, то даже махнул бы лапой на лад им, однако, делать это не стал. Он же кот, а какой кот будет повторять за двуногими?
- Была-а не была, - протянув Жертва и рванул шкуру на боку и животе. Затем, он постарался залезть в собачью челюсть и «прокусить» её зубами свою холку. Правда, сжать «собачьи тиски» не хватило сил, да и лапа потихоньку начинала ныть, пока Жертва всячески изворачивался. Это был первый и последний раз, когда бурошкурый пожалел, что не ввязался в битву в заброшенном гнезде. Его напарнику было намного легче – старые раны еще не заросли окончательно, поэтому никаких особых сил он не предпринял, в отличие от Вика, который долго и упорно возился над своим внешним видом. Он успел еще раз вываляться в снегу, и теперь алые следы под лапами принадлежали не только собаке, но и коту.
Запахи в воздухе перемешались, отравляли легкие Жертвы, поэтому кот пофыркал несколько раз, помотал головой, опьяневши вскинул голову и посмотрел на горизонт. Хвост дёрнулся, будто бы нарочно раскрывая своего хозяина. Терпение постепенно кончалось.
Неожиданно, он вспомнил о кошке, которую прежде не видел здесь. В голову ударила ужасающая мысль.
«Что, если она раскроет нас перед неприятелями? Что, если, едва племя придёт, она расскажет им о том, как мы подстроили смертельный бой с собакой?..»
Кот мгновенно переменился в морде, нахмурился и, подняв голов, мрачно взглянул на незнакомку.
- Эй, - Вик вздёрнул нос и дерзко усмехнулся, - Ты главное, чтобы ни случилось, держи свой язык за зубами. Если что-то пойдёт не так – пострадавших будет больше.
Можно ли было рассматривать эти слова как угрозу? Кто знает.

+3

7

главная поляна ▼ 

Вынырнув из лаза, Молния с воодушевлением стреканула вглубь хвойного леса, при этом с явным знанием своего дела огибая топкие, спрятанные под снегом, участки. Вначале не слишком обеспокоенная кучностью своего отряда, она позволила им рассредоточиться, вынюхивая хоть какие-то признаки жизни в заснеженном болоте. Обнаруженное не особо то ее и обрадовало, бесхвостая уж и позабыла, как тяжела охота в голые деревья, особенно, когда в твоем лесу водится рысь. Не желая выискивать в топкой земле норки впавших в спячку амфибий, она коротко мяукнула, созывая патруль.

  — Пусто, как в голове у Ястребиного, - задорно подытожила, кажется, совершенно не разочарованная таким положение дел - воспользуемся секретным планом. Повелительно вздернув помпон хвоста, Молния резво поскакала в одном известном ей направлении. Полосатая любила это место, оно таило в себе много веселого и интересного. Каждый раз разного, в отличии от изученных вдоль и поперек болот.

Но гнездо встретило их не совсем привычным запахом. Как и было положено ночью, огни внутри уже погасли, лишь небольшой фонарик поблескивал редкими снежинками в полумраке, люди ушли на покой, а вот смердело куда хлеще обычного. Слившись с окружением, Молния замерла, подняв сжатую в кулак лапу, приказывая остальным последовать ее примеру. Какое-то время все было тихо, а потом послышались приглушенные голоса, незнакомые, принадлежащие самцам, находившимся, должно быть, с другой стороны гнезда. Недобро прищурив глаза, Молния обернулась на соплеменников. Ткнувшись в Мутногривого, лапа описала полкруг, указывая на обход здания по часовой; Настурции достался приказ красться вдоль стен, чтобы при возможности, атаковать из темноты. Дождавшись, когда соплеменники займут позиции, бесхвостая переглянулась с собственным оруженосцем, задумчиво дергая кончиками ушей. У них не было времени даже на базовые тренировки по скрытности, а с такими габаритами о бесшмуном передвижении не могло быть и речи. Оставалось полагаться на темный цвет его шкуры.
 
Она неслышно приблизилась прямо к уху Ястребиного, обходя его со стороны и прижимаясь, оттесняя собственным боком в сторону от гнезда.
  — Думай куда ставишь лапы, постарайся делать это мягко, растворись в темноте, - тихий шепот едва касался черного уха, казалось, Молния перестала дышать. Она заглянула в глаза собственного оруженосца, надеясь, что сумеет разбудить в нем дух сумрачного племени - времени на тренировки сейчас не было - иди за мной в двух хвостах. Остановишься, когда увидишь этот сигнал, - она бесшумно перегруппировалась в стойку, поджав левую переднюю лапу к груди и слегка заведя ее назад.
Протеревшись щекой о черное плечо в последний раз, воительница скользнула вперед в противоположном Мутногривому направлении, едва-слышным шипением, для непросвященных неотличимым от шороха ветра в елях, сигнализируя другим последовать ее примеру. Если все получится, они окружат ничего не подозревающих чужаков и смогут получить большое преимущество.

+3

8

------------- Лагерь -------
Лес встречал котов мрачной суровостью и пустотой. Казалось, что следы прибывания рыси отражались даже здесь, на болотах. Вся дичь попряталась в норы и не издавала ни единого звука. Были слышны лишь завывания ветра и скрипы деревьев. Ты задумчиво поводил ушами, оценивать успех охоты и не нужно было. Тишина говорила сама за себя. В нос ударял только запах сырости и гнилья. ты озадаченно посмотрел на Молнию, которая пыталась найти хоть что-то. Но удачей ее попытка не завершилась, однако и на настроение не повлияло. Стоило позавидовать этому задору, который ты сейчас уловить не мог. Ее то ученик не пошел на ужасное сражение с рысью, после которого все до этого еле еле возвращались живыми.
Пусто, как в голове у Ястребиного, - задорно подытожила, кажется, совершенно не разочарованная таким положение дел - воспользуемся секретным планом.
Вздернув хвост кошка поскакала по направлению к гнездам двуногих. Чтож это, пожалуй, был единственный выбор в такой ситуации. Странные двуногие всегда подкармливают дичь. Порой, даже в самый суровый сезон голых деревьев там можно поймать жирного голубя. Ты не боялся людей, они просто были странными и даже интересными. И ты, почему-то был  уверен, что они сами тоже живот по каким-то неведомым котам законам.
Прогулка по лесу и тишина явно тебя успокоила, а настроение Молнии хоть немного да заразило. Ты заставил себя принять, что все будет хорошо и два предводителя явно не дадут раненой рыси хоть кого-то подрать. Гнезда двуногих стремительно приближались, но вместе с ними приближалось что-то еще. Ты остановился по сигналу кошки и затих, прислушиваясь. Действительно, с другой стороны гнезда слышались чьи-то голоса, явно принадлежащие одиночкам.
"Что дальше? Ежи полетят?"
Ты недовольно качнул хвостом слушая указания Молнии. К сожалению, входящий в патруль ученик явно еще не успел провести тренировку по шпионажу. Да и вообще быть шпионом дано не всем. Тебе с таким ростом явно им не стать. Оставалось надеется на глупость тех самых одиночек и умений ученика в охоте. Ты выслушал указания кошки и был готов двинуться в обход гнезда по сигналу. Не плохо было бы окружить противника прежде, чем он вас заметит. А затем и урок преподать о нарушении границы. Ты еле смог себе признаться, что сейчас с удовольствием вонзил когти в чью нибудь шкуру без всяких дипломатических разговоров. Но явно не позволишь себе такого отвратительного поведения, даже к одиночкам. Если только соплеменники не вступят в бой раньше.
Был подан сигнал. Ты пригнулся и постарался слиться с кустарниками и деревьями, что черными ветками выделялись на фоне белого снега. Невольно сейчас позавидовав Нежнолапке, которую можно было принять за сугроб нежели за кошку. Габариты все же давали о себе знать, и когда куст ежевики оказался прямо перед мордой, но шанса увернуться не представилось. Ты заткнул свою пасть хвостом, когда случайно оставил приличный клок на кусте. Повезло, что в этот момент из куста выпорхнул воробей, который прикрыл весь наделанный тобой шум. Да и от соблазна его поймать пришлось удержаться, ведь пролетела птаха практически под твоим носом. И тут ты принюхался к ветру, что сменился лишь на мгновение. Кажется, пахло кровью, свежей и явно не только кошачьей. Но все признаки этого унеслись вместе с ветром, а ты надеялся, что и Молнии прилетит этот ветерок. Теперь прятаться и быть намного тише стоило в два раза больше. Кто знает, что ждет тебя за этим поворотом? Даже спокойные голоса одиночек ничуть не снимали с тебя появившуюся настороженность.

+2

9

→ Главная поляна племени Теней

Отлично, опять охота - рассуждала Настурция, знакомой тропой покидая лагерь. Недавно пережитая неудача лишь раззадорила её, и теперь воительнице просто необходимо было отыграться - то бишь наловить столько полёвок, сколько весь клан не съест. Не желая мириться с неудачей, воительница была полна уверенности в то, что ей предстоит чудная охота. Но и тут воительницу вновь ожидал провал - дичи просто-напросто не было, а та, чей запах ей удавалось уловить, либо пряталась в норках, либо совсем недавно подохла от голода. Раздражение Настурции лишь росло - она то и дело оборачивалась на соплеменников, в надежде что те обнаружили более живое местечко, но безрезультатно.
— Пусто, как в голове у Ястребиного - подтвердила её мысли Молния, и Настурция лишь недовольно буркнула в ответ - признавать проигрыши она не любила, да и, собственно, просто-напросто не умела. Даже такие мелкие.
- Воспользуемся - произнесла Настурция, соглашаясь с решением соплеменницы. "Секретный план" восторга у неё не вызывал, но иного выхода не существовало - ослабленное племя нуждалось в еде, и обязанностью отряда было добыть её любыми способами. Около домов двуногих обычно водилось много мышей, да и сами глупые бесшерстные создания нередко оставляли в мусорных баках большое количество сочного мяса. И, хотя для воителей подбирать остатки было верхом унижения, в выживании, как говорится, все способы хороши.
Вскоре Настурция окончательно убедилась в том, что ночь у неё совершенно не задалась : неудачная охота, Небесные в лагере, а теперь и ... запах чужаков. Чёрная обернулась к соплеменникам, собираясь оповестить их, но те и сами уже учуяли вонь - повернув голову, сумрачная встретилась с полным решимости взглядом Молнии. Не произнося ни слова, сообразительная соплеменница жестами раздала приказы, и Настурция, забыв о нелюбви к повиновению, плотно припала к холодной стене гнезда Двуногих и, бесшумно ступая по снегу, стала продвигаться вперёд. Воительница растворилась в темноте, каждая мышца и каждый нерв были напряжены. Позади едва слышно рассредоточились, выполняя указания, остальные члены отряда. Запах становился всё сильней, и чёрная сморщила нос - вонь одиночек она не переносила даже больше, чем запах Небесного племени. Всё так же прижимаясь к кирпичу, голубоглазая сделала ещё пару шагов и замерла у угла здания. Всё тело подрагивало от напряжения. Ближе всех к ней находилась куцехвостая соплеменница, и теперь чёрная ждала сигнала для нападения, готовясь пулей выскочить из засады.

Отредактировано Настурция (2018-01-18 19:19:47)

+3

10

главная поляна>>>

Немного поотстав и сделав вид, будто увлечён поиском дичи, Ястребиный вскоре отошёл от рассредоточенного патруля на расстояние, на котором мог периодически пропадать за деревьями. Он без энтузиазма плёлся через лес, внимательно прислушиваясь, но не для того, чтобы заметить добычу, а чтобы вовремя услыхать Молнию.
Кот распушил чёрную шерсть, ощущая лёгкую прохладу. Жаль, что на носу шерсти нет. Ученик присел у ствола одной из елей и ткнулся мордой в мех на груди. В какой-то момент его даже посетила идея поспать, пока соплеменники ищут, чем поживиться, но тут же от размышлений оторвал короткий мяв в отдалении. Толком так и не согрев чёрный нос, Ястребиный поднялся с места и побрёл на зов наставницы. Надеюсь, она нашла забытый запас лягушатины, и мы сейчас отправимся в лагерь.
Но никого из Сумрачных котов удача в поисках не посетила, отчего оруженосец даже усмехнулся. Не сегодня, Молния.
— Пусто, как в голове у Ястребиного, воспользуемся секретным планом.
В ответ на весёлый тон Молнии ученик лишь закатил глаза. Ну, и чья же это заслуга? Не совсем понимая, о каком секретном плане идёт речь, кот всё-таки был заинтригован и теперь уже стал держаться поближе к наставнице, стараясь предугадать её дальнейшие действия.
В той стороне, куда бодро скакала Молния, находилось гнездо Двуногих, но понял это Ястребиный, только когда патруль уже почти прибыл к месту назначения, а наставница застыла на месте и подала новый сигнал остальным. Оруженосец замер, прислушиваясь и пытаясь понять, что за приглушённые голоса раздаются из-за гнезда. И тут же нос уловил запах крови. Больше никаких, этот всё перебивал. У кого-то охота выдалась получше, чем у нас.
— Думай куда ставишь лапы, постарайся делать это мягко, растворись в темноте, иди за мной в двух хвостах. Остановишься, когда увидишь этот сигнал
Ястребиный лишь улыбнулся уголками губ и ободряюще подмигнул. Зря он, что ли, столько раз втихую выбирался по ночам из лагеря? Пропустив наставницу вперёд, кот двинулся следом за ней. Кровь в жилах закипала от нетерпения, от ожидания чего-то интересного, может, даже опасного. А если мы найдём труп? Кто-то из соплеменников? О, а если это рысь? Притащим её в лагерь, я бы хотел себе подстилку из рыси. Надеюсь, её шкуру разделят между патрульными. Ну, и Когтезвёзду можно лапку отдать.
Сумрачные воители окружали незнакомцев, но как следует всё разглядеть их не удавалось из-за того, что двигаться приходилось частично за деревьями и сугробами.
Молния подала сигнал, и Ястребиный замер, как и было велено. Любопытство снедало изнутри, кот вытянул шею, пытаясь рассмотреть, что же происходило перед гнездом Двуногих. Тени, фигуры котов, запах крови забивал нос, да что же...
Снег хрустнул под неаккуратно поставленной лапой.
Ястребиный зажмурился, ожидая смачной оплеухи от стоящей рядом наставницы. Надеюсь, я не совсем всё испортил. Не полностью. Нападать надо, а не в засаде сидеть. Он весь напрягся, готовый броситься на одиночек по первому сигналу.

+3

11

Кошечка не показалась тебе интересной, от слова вообще. Ты лишь пожал плечами на ее слова и стал наблюдать за своим партнером, что так усердно старался как нибудь себя распороть. Ты хотел было предложить помощь, но кот справился сам. А жаль, пару раз махнуть лапой гораздо интереснее, чем наблюдать как кто-то сам себя пытается поранить. Причем настолько неуклюже и неумело.
Ну, не есть я тебя научить не могу. Это у меня просто с рождения. А вот где лучше всего у себя кровь пустить могу рассказать - усмехнулся ты, посмотрев на свои шрамированые лапы.
Кажется, все было готов. Перед глазами стояла шикарная картина. На белоснежном полотне виднелись разнообразные узоры из крови и клочков шерсти.
Красиво.
Ты невольно залюбовался этим видом, думая о том, что есть еще в жизни то, что тебя может удивить. Слова Жертвы о радости жизни ты пропустил мимо ушей. К чему повторять все второй раз, если тебя не услышали с первого? Не услышали, а значит не хотели. Ты еще раз медленно обвел глазами картину. Снег был перерыт и утоптан, словно здесь действительно происходило настоящее сражение. В воздухе витал запах свежей крови, а твоя рана все еще немного кровоточила. Благодаря крови котам, узнать то, что собачья кровь была не настолько свежая становилось просто невозможным. Да и все уже давно перемешалось друг с другом. Ты посмотрел на подранного себя и лишь опять улыбнулся. Видок безусловно был одним из лучших, для тебя живого. Лапы в собачьей крови, тело распорото и пощипано, красавец мужчина, не иначе. Твой напарник выглядел не худшим образом.
Все готово.
Осталось лишь дождаться патруля племени и не болтать лишнего больше. А то мало - ли услышат то, что их ушам совершенно не предназначено. Кажется, Жертва тоже об этом подумал и предупредил домашнюю.
Чтож, чудесно
Если кошка действительно испортит план, то ты был готов без всякой жалости ее убить. Одной меньше одной больше, ничего это не изменит. А вот для племен может стать проблемой. Тебе ли не знать, как некоторые люди оберегают своих любимцев. Они будут в ярости, что какие-то лесные коты задрали их драгоценную игрушку. Начнут вредить племенам, возможно даже убивать котов. Ты настолько погрузился в свои мысли, что начал вылизывать свои лапы.
- Черт. Дебильная псина. - фыркнул ты.

+2

12

Молния первой обошла угол здания и узрела масштабы произошедшего. Минув пятачок света и замерев в тени, она округлила глаза, глядя на раскинувшуюся перед ними окровавленную поляну. Два некрупных одиночки, подозрительно похожих и, вероятно, связанных семейными ниточками, стояли посреди этого бедлама. Бесхвостая успела лишь выцепить недовольный взгляд одного из них на свою потрепанную шкурку, когда оглушающий треск снега сзади не оставил ей выбора. Сгруппировавшись, махнула лапой в сторону Настурции и тут же издала боевой клич, сигнализируя Мутногривому. Если ошарашенные одиночки метнутся к отступлению, серошкурый их задержит - она была уверена.

  — Какого Звездоцапа вы забыли на нашей земле? - вся распушившись, она выскочила вперед, прижав уши и воинственно подергивая обрубком хвоста. Молния старалась не смотреть в остекленевшие глаза собаки, да и в целом на жутковатое тело и без того мерзкого создания - Пришел познакомить папочку с подружкой? - осклабилась на разноглазого, в презрительном шипении. Поймав взгляд Ястребиного, полосатая показала ушами на домашнюю киску, что уже была им знакома. Сейчас игрушка Двуногих ее не интересовала, с ней они могут разобраться и позже, но лучше бы хрупкой особе не соваться в настоящие разборки, а то мало ли, что щелкнет в ее пропитой молоком головушке.

Убедившись, что кроме двух одиночек возле гнезда никого не было, Молния все же убавила гомон, подав знак остальным последовать ее примеру - если проснутся Двуногие, они могут упустить этих огрызков так и не разобравшись. Кивнув Настурции на более крупного, взрослого, стоящего сбоку кота, и, дождавщись пока соплеменница займет оборонительную позицию, приблизилась к смердящим бродягам, желая зажать их между сумрачными воителями как можно теснее.

  — Что. Это. - с явным омерзением, злобно выплюнула, снизу-вверх глядя то в желтый, то в голубой глаз одиночки и указывая лапой на свежий труп. Она обвиняла бурую парочку во всех причиненных бедах - это читалось в ее взгляде; Молния редко позволяла кому-то не платить по счетам.

+4

13

Ты продолжал пытаться слиться с местностью, пока не завернул за угол гнезда двуногих. Запах собаки теперь отчетливо бил в ноздри, заставляя шерсть невольно подниматься дыбом. Но, запах был мертвым, гнилым. Что не могло не радовать, ведь кроме рыси собаки только и не хватало. Ветер приносил под лапы клочки собачьей и кошачьей шерсти, и запах свежей крови, что могло говорить только о драке.
Ты услышал боевой клич Молнии и выбежал из укрытия, внимательно осматривая обстановку. Зрелище было не из приятных, и создалось впечатление, что это рысь поработала над собакой, а никак не два кота. Ты сел недалеко от одиночек, преграждая им пути к отступлению, пока Молния пыталась выяснить у гостей причину их прибывания на территории. Два похожих друг на друга одиночки стояли рядом с трупом мертвой собаки. Один был разноглазым, а второй раненным, с многочисленными шрамами по всему телу. Такие два дохляка явно не представляли никакой опасности для племени, так что ты полностью успокоился и прилизал шерсть. Ничто они против целого патруля воителей, превосходившего их числом и просто силой. Если решат сбежать, пусть уносятся после пары хороших пинков, разумеется. Негоже им не напомнить, что не стоит заходить на территорию племени Теней.
Даже Молния сбавила свой тон, интересуясь откуда же взялся труп собаки на вашей территории. От этого чудного запаха и количества кошачьей крови вся дичь однозначно попряталась по норам. Поймать удаться на обратном пути лишь ворон, и то сомнительное это удовольствие.
Кошечка двуногих была уже известна племени. Ей тоже бы стоило напомнить о том, чем она тут занята. Но, может она подскажет со своей стороны, чем эти двое падальщиков занимались на территории? Судя по запаху и поведению кошечки, она не была близко знакома с одиночками. Ты решил взять разговор с ней в свои лапы, пока соплеменники не убили у кошки желание вам помогать.
- Милая дама - промолвил ты, повернув уши в сторону соплеменников - Не расскажете ли нам, чем занимались эти двое на нашей территории?
Учтивость и уважение. Пусть и к домашней кошке, но это не значит, что стоит вести себя как необузданный дикарь. Конечно, она не заслужила никакого уважения, появляясь здесь. Но в данной ситуации лучше выделить ее, мало ли что интересного можно узнать? Да и ты не испытывал отвращения к домашним кошкам. Они вообще же не выбирали где им родиться и как жить. За них это сделали эти дурацкие двуногие. Они запирают их в домах, приманивают жирной едой и безопасностью. Кто знает, как бы ты себя вел, если бы родился в одном из этих гнезд?

Отредактировано Мутногривый (2018-01-21 01:41:33)

+3

14

Мерзкий запах был настолько силён, что Настурции пришлось крепко сжимать зубы и задерживать дыхание, лишь бы хоть как-то от него избавиться. Она уже поняла, что одни одиночки вонять так не могли, какими грязными и мерзкими созданиями те бы не были - в воздухе стоял смрад чего-то гораздо более страшного и ... мёртвого. Настурция не видела, что происходит на поляне возле гнезда. Плотно прижимаясь к стене и не издавая ни звука, она терпеливо ожидала сигнала Молнии, которая, напротив, должна была уже оценить ситуацию. Если соплеменница обнаружит слишком большое число противников, патрулю придётся поспешно возвращаться в лагерь за помощью. При таком раскладе коты, скорее всего, выдали бы себя, и по возвращению одиночек бы и след простыл. Оттого чёрная надеялась, что чужаков было не слишком много.
Громкий клич Молнии прорезал царившую тишину и воительница пулей выскочила из укрытия. Нарушителей было всего трое, и Настурция довольно усмехнулась в усы. В несколько огромных прыжков преодолев расстояние между ними, чёрная встала подле соплеменницы, но затем отошла чуть дальше, и расположилась напротив самого зрелого из бродяг. Воительница грозно шипела, выгибая спину, и то была не просто игра с целью запугать врага - Настурция и впрямь была в ярости. Всё то отвращение, ненависть и пренебрежение, которое она испытывала к одиночкам, бушевало в груди сумрачной. Не было ничего противней кота, жившего без Воинского Закона, без чести, без морали, без Звёздного племени.
Их нужно прикончить, как только расскажут нам правду - думала Настурция, не сводя полного презрения взгляда со стоявшего перед ней одиночки. От вонючих бродяг жди только бед. Ещё заразят чем-нибудь - и чёрная демонстративно сморщила нос, будто бы боясь подцепить неведомую болезнь.
Но было на поляне что-то ещё более отвратительное, чем нарушившие границу одиночки - издохшая собака. — Что. Это. - отчеканила Молния, будто прочитав мысли Настурции. Значит, нарушили границы, да ещё и как-то затащили сюда мёртвую псину?
- Ммм, какой же ты труп - как бы мечтательно произнесла воительница, вновь переводя взгляд на кота с шоколадным мехом. Сумрачная уже во всех красках представляла себе, как пройдётся острыми когтями по его красивой шубке, может, выцарапает ему глаза, или, чего мелочится, сразу перегрызёт горло. Интересно, кровь у него тоже будет вонять?
Мутногривый же, в отличие от чёрной соплеменницы, угрожать не спешил.
Милая дама? - Настурция еле сдержалась от язвительного комментария, но сейчас было не время накидываться на соплеменника с поучениями.

Отредактировано Настурция (2018-01-21 21:36:45)

+3

15

Боевой клич раздался рядом, и Ястребиный мгновенно выпрыгнул на поляну возле гнезда, ощерившись и зашипев в сторону одиночек. Он весь распушился, отчего рядом со своей миниатюрной складной наставницей выглядел вовсе каким-то переростком. Но поймав взгляд Молнии, тут же оказался уже рядом с домашней кошкой. Или просто очень ухоженная одиночка? Да нет, бред. Видно, лощенная, да и Двуногими от неё разит.
Оруженосец как-то хищно осклабился, будто она была лишь добычей, и один шаг отделял её от чего-то очень плохого. Будь хорошей кошечкой, стой смирно. Киска не вызывала презрения и отвращения, но Сумрачный кот обязан нагонять страх. Чёрному хотелось увидеть в её глазах ужас перед воителями Теней. Наверное, это желание в крови всех его соплеменников. Мутногривый оказался тут же, заговорив с незнакомкой, и Ястребиный позволил себе обратить внимание на самое интересное.
Рядом с двумя бродягами лежала собака. Мёртвая собака, вся израненная и вызывающая отвращение. Едва ли трупы могут вызвать какие-то ещё чувства у нормального кота. Но только не у Ястребиного. В его взгляде читалось изумление и неподдельный интерес к недвижимой туше. Когда ещё придётся увидеть взрослую псину так близко без риска быть покалеченным? Пусть собака была и не самой огромной среди своих собратьев, но всё же один воитель вряд ли бы с ней управился. А эти двое одиночек, они... сами убили её? Чёрный кот оторвал глаза от трупа и с недоверием поглядел на нарушителей границ. Да ладно, не может быть... Но что-то в голове оруженосца, какое-то слабое далёкое желание верить возникшей перед глазами сцене убийства бешеной псины двумя шустрыми бродягами, желало верить в реальную возможность подобного.
Вид испачканных в вонючей крови котов натолкнул Ястребиного на ещё одну мысль. А могли ли они убить собаку ради еды? Или же они падальщики и питаются гнилью? Она не такая уж и гнилая. По крайней мере, не смердит. Несильно. В какой-то момент оруженосец решил, что был бы не против понаблюдать за тем, как двое одиночек будут рвать собачье мясо и есть его. А потом внутри можно спать. Ха-ха.

+1

16

Зажмурившись от предвкушения будущей встречи, Жертва самозабвенно хихикнул и как бы невзначай пнул собачью тушу. Ему нравилось издеваться над мёртвыми, если, конечно, эти мертвые были не его родственниками. Если бы он пнул голову своего брата тогда, когда туловище размозжила человеческая повозка, то этот самый брат, несомненно, потом пришел бы в его сон, неодобрительно покачал головой, а затем вцепился бы в порванное ухо Жертвы, посасывая его, желая точно также оторвать его голову. Виктим резко взъерошился и замотал головой, желая скинуть внезапную дымку «галлюцинаций». Сердце бешено забилось, а зрачки сузились. Он не был готов встречаться с призраками прошлого, только не сейчас.
Воздух разрезал чей-то пронзительный голос. Выйдя из оцепенения, Вик усмехнулся и тихо замурлыкал под нос, а затем развернулся мордой прямиком к говорящей кошке. Он слушал ее голос и ехидно улыбался всё шире и шире. Казалось бы, не закончи говорить пушистая незнакомка, Жертва бы и морду себе разорвал.
- А какого Звездо-э-кого-то там собака забыла на вашей земле? – кончиком хвоста показав на мертвую тушу псины, лежащую рядом с ним и его напарником, Жертва кивнул головой, будто бы в действительности ожидал ответ от полосатой кошки. Но откуда же она могла знать, верно? Никто не мог знать, кроме Жертвы, его напарника и во-он той симпатичной домашней, к которой уже дружок ненаглядной куцехвостой обращался с просьбой помочь. Вик сверкнул глазами, а затем опустил морду, но продолжал буравить взглядом говорившую. А затем облизнулся, будто бы опомнился: как же так, тут дамы, а он весь перемазанный, перепачканный кровью. Собачьей, не своей.
- Ну, м-м, как бы сказать, - Виктим игриво опустил взгляд в землю, а затем дернул плечами в беззвучном смешке: - У вас, лесовиков, все между собой родственники? Или просто есть такая привычка – подходить к первым попавшимся и тыкать родственными связями? Мой друг мне не отец, что, знаете, грустно. Мы с ним огибали лес, когда вот это наткнулось на нас, - он намерено выделил «это», будто бы передразнивая обращавшуюся к нему кошку, - Это – собака. Самая настоящая. Вот только мёртвая. Нет, конечно, она может притворяться, что мертва, но, увы. Когти моего друга оказались слишком острыми, смертоносными, я бы даже сказал. Хотя, признаюсь, её клыки тоже были довольно крепкие.
И, как бы подтверждая свои слова, распушил шерсть, обнажив те самые раны, которые «ему нанесла собака»: - Мы думали отведать её мяса, но, вот беда, вы заглянули на обед. Возможно, придется съесть и вас, - и снова поднял глаза на племенную, всматриваясь в её глаза. Почему Жертве никто не сказал, что в племенах живут такие дерзкие особы, которые начинают стрелять молниями направо и налево, стоит лишь увидеть неизвестных на своей территории? Неужели, все такие? Да вроде нет. Жертва встречал на своём пути племенных котов, но не услышал в свой адрес ни толики агрессии. А здесь аж две кошки показывают свой характер и будто бы желают убить. Остатками здравого рассудка Жертва понимал – битвы не избежать. Возможно, не избежать и смерти. Дернув ухом, кот покосился на своего спутника, будто бы молча вопрошая у того: будет ли он рад оказаться погребённым под землю с помощью лап племени Теней? Может быть, Жертве стоило затолкать свою маленькую язву поглубже и дать высказаться напарнику? Но, с другой стороны, какой кот, убивший собаку, будет бояться Теневого патруля? Да и, что уж говорить, желчь источает только Вик, а значит, что шоколадному коту может не перепасть вообще. Хотя, учитывая норов кошек.
Вик вздрогнул, удивленно осмотрелся, цепляя взглядом и оруженосца, что смотрел на собачье тело, а затем снова перевел взгляд на куцехвостую:
- Чьи хоть территории? У вас здесь всем заправляют самки? – он насмешливо качнул головой в сторону молодого кота, не сказавшего ни слова за весь диалог, а затем ткнул носом в кота постарше, что пытался со всем своим неприкрытым (ложным?) добродушием пообщаться с домашней киской. – Или коты – сила, и нужны только в момент битвы?
Вик нарывался, и делал это безо всякого волнения. Его тело уже истосковалось по новым ранам и обжигающей боли от чужих когтей. Возможно, стоило действительно тогда, в заброшенном домике, накинуться на одного из сражающихся. Но момент был упущен. Сейчас же обстановка накаляется.
Он вмиг стал серьёзным. Ехидная усмешка сошла с губ, а в глазах перестали плясать чёртики, упрямо зовущие всякого, кто посмотрит на Жертву, выбить из бурошкурого дух.
- Встретились с собакой близ, как вы говорите, ва-аших территорий. Собака напала на нас, мы напали на неё. Будучи отвлекающим манёвром, «позволил» своему другу атаковать её и серьёзно ранить, - Жертва помрачнел, а его взгляд помутнел: - Убить. Изжить со свету. Собака, все же, штука сильная, может хребет переломить. Твой, к слову, тоже могла бы, встреть её не мы с напарником, а вы со своим патрулём.
С каждым словом глаза опускались всё ниже и ниже, словно ему было не по себе смотреть в глаза кошки. Очередная дурость, которую идиот Жертва решил разыграть. Играть неуравновешенного, способного на убийство собаки, было одно удовольствие. Кажется, тот белый высокий кот был чертовски прав, когда решил отправить именно бурого кота на это задание.
- ...А потом мы решили полакомиться её внутренностями, - заключил кот. Наконец, неудержимый словесный поток подошел к концу, и Жертва шумно вдохнул. Ему стало любопытно, станут ли коты-лесовики нападать на израненных одиночек даже после того, когда один из последних, самый мелкий, раскрыл свой рот и выпалил всё нужное и ненужное. Он слышал о гордости и доблести племенных котов, но не верил в эти качества.
- Милый хвостик.

Отредактировано Жертва (2018-01-23 03:52:59)

+6

17

Ты в очередной раз порадовался, что вы закончили вовремя. Даже разговоры все прекратил насчет правдивости представленной вами ситуации. Не успел ты подумать "готово", как из-за дома показалась стайка племенных котов. Так что засады и интересного спектакля разыграть, увы не вышло. Да и спрятаться тут особо было негде. Вот они племенные, стоят прямо перед тобой топорща свои шерстки в разные стороны. Смотря на их агрессию и защиту территории, ты смог лишь подумать: Обычные. 
Такие же как все, вояки, которые готовы порвать за лапу на их территории. И в каком месте они нашли там благородство и честь, о которых ты слышал? И еще какую-то там религию приплетают. Тебе бы весьма хотелось, чтоб один из прибывших оказался вожаком племени. Уж очень интересно посмотреть, как ты делаешь из кота труп, а он опять оживает.
Практически, как я.
Мало чем они отличались от городских бродяг, разве что воняли не так и были жирнее.
Или то мех. Наплевать.
Ты с интересом рассмотрел кричащие-шипящих хозяев, ни капли не отреагировав на их агрессию. Две грозные кошки, молчаливый серый кот и котик-подросток. У одной кошки проблемы с хвостом, причем рана была достаточно свежей. Явно не годовалой давности. Тебе ли не знать про заживление ран.
Интересно.
Напарник явно не ожидал такой враждебности от племенных котов. Он бросал на тебя вопросительные взгляды, пока ты осматривал прибывших.
Он думал они тут же при виде собачки закидают нас цветочками или что?
Конечно, и ты ожидал, что вы успеете найти укромное место до появления так называемого патруля. Понаблюдать, как они отреагируют на увиденную картину, какие выводы по ней сделают. Найдут ли вас по запаху. Все это необходимость, знания о их навыках и способностях.
Даже умственных. Пока что-то они не радуют.
Ты поймал вопросительный взгляд Жертвы и лишь ему подмигнул. Насчет смерти на первом задании, ты явно сомневался. Во всяком случае ты явно не позволишь ему принять на себя столь милую честь. Да и игра только начиналась, было бы обидно умереть так и не досмотрев ее до конца. Или до серединки, хотяб до серединки. Только вот судьба никогда не внемлила твоим желанием, так что, возможно тебе суждено умереть сегодня? Ты безучастно смотрел на выступление Жертвы, поняв, что тебе сегодня отведена роль более странного безумца, но никак не колуна. Вообще, вопрос так называемых воителей, казался весьма нелогичным.
Бабочек искали, бабочек. Идиоты.
Ты решил быть более прямолинейным.
- Наверняка решили бабочек в животе этой собаки поискать, не иначе. Они же в них на зимовку прячутся. Достаточно странный вопрос, учитывая, что все и так видно. - хмыкнул ты взмахнув хвостом - Живем по городским правилам. Либо съешь ты, либо съедят тебя. Так что нам пришлось убить эту псину, которая решила нами полакомиться. И мы спокойно собирались полакомиться ей, но вы так неудачно заглянули на наш небольшой пир. Мы, вполне можем оставить ее вам, раз уж еда сдохла на вашей земле. Или вы предпочитаете что по свежее?
А теперь к изучению. Ты не стар прерывать словесные потоки Жертвы, так как тебя сейчас вполне интересовала реакция племенных. Напарник явно нарывался, позволяя себе делать далеко не лестные, а то и глупые замечания.
Не лестные, но вполне уместные.
Похоже, что единственный кот из племени пошел иным путем, начав учтиво говорить с домашней кошкой, которая могла спалить вас с собачьими потрошками. И в прямом и в переносном смысле. Ты весьма понадеялся, что киска не сдаст вас. Учитывая, "радушие" патруля, вряд ли маленькая учтивость серого, хоть чем-то ему поможет. Ты никак не отреагировал на это, да и волнения как такового не было. Спалят так спалят, не все операции удачные. А не все удачные операции интересные. Можно будет вспороть ей животик нечаянно, притащив к людям пару клочков шерсти этих вояк. Пусть ищут и убивают за свою красотку с длинным язычком. Ты даже представил, как твоя лапа рассекает живот этой золотистой кошечки.
Ммм, какой же ты труп - прошептала черная кошка, смотря на тебя.
Ты усмехнулся, посмотрев ей в глаза, своим, практически не отличимым от дохлой собаки взглядом.
- Весьма хотел бы быть, но все никак не выходит. Думаю, я был бы прекрасным трупом, особенно в твоих фантазиях. - После этих слов, ты упал на спину, подставляя живот - Чтож, быть убитым такой красавицей вполне себе меня устраивает, так что действуй. Я даже сопротивляться не буду. Только осторожно, чернобурка. Вдруг я заразный, я и сам этого не знаю. Так что предупреждаю.
Тебе нравилось это, действительно нравилось. Сейчас ты играл с огнем и одновременно прощупывал почву, прощупывал этих котов. К тому же ты сказал полную правду и нигде не соврал. Принять смерть от задании и от кошки, вот так без мучений вполне себе будет приятно. Намного приятнее твоих прошлых попыток, которые желание сдохнуть лишь увеличивали в несколько раз.
Настолько ли они грозные, какими себя представляют сейчас? Или же не посмеют напасть на двух драных, голодных одиночек? И поднимет ли эта черная кошка лапу на кота, которые даже не подумает защищаться? Ты действительно собирался быть тряпочкой для битья. Просто потому, что это интересно. А сражение нет. Сражений и так было слишком много в этой жизни, и успеешь ты еще лапами помахать. Недавно же махал, вон даже кровь все еще немножко идет.
Мазохист.
Серьезно. До прибытия в лес, ты даже не задумывался об этом. О том, что уже просто привык получать боль и даже получать от нее какое-то удовольствие. Сейчас вообще было все интересно. Ты даже прикрыл глаза, наслаждаясь этим чувством. Всего парочка реакций от котов и оно пропадет, обязательно.
Стоило бы поесть.
Неожиданно пришла в голову мысль. И ты посмотрел на собачью тушу, придумывая дикий план. Умирать, так на сытый желудок или кому какая разница?
Ты так и продолжил смотреть на всех валяясь при этом в сугробе кверху лапами, не проявляя никакого желания вставать. Вообще было хорошо, даже уютно. Эмоции согревали душу и мысли, а сердечко билось от адреналина. Да и смотреть на всех с такого ракурса было забавно. И почему ты этого не делал? Теперь явно уходить совсем не хотелось.

Отредактировано Маршмеллоу (2018-01-24 01:47:47)

+1

18

Молния даже не успела удивиться отвратительному поведению Мутногривого - каждая частичка ее разума была пронизана гневом и трясущей поджилки агрессией. Когти просились наружу, а змеиные глаза, словно старую шкуру, скинули свое хладнокровие и горели неистовым пламенем.
Похоже, разноглазый решил ответить на каждое ее слово, приукрашивая свой рассказ при этом настолько насмешливо-снисходительным тоном, что рычание булькало в глотке, а лапы драли тонкую корку наста. Одно радовало - шипение рядом стоящей Настурции. Бесхвостая заряжалась боевым духом от соплеменницы и точно знала, что в случае драки ей прикроют спину.
А это значило, что схватки не миновать.

Она с неприкрытым отвращением разглядывала говорившего, то ли слова, то ли внешний вид собеседника, а может и весь его образ не вызывал ничего кроме этого чувства. Докопавшийся до каждой мелочи, он одновременно подогревал распалившуюся кошку на диалог, но все инстинкты так и сигналили - напади, изувечь, заткни ему пасть когтями.
Презрение победило. Молния скалилась, пушилась, но молчала, не хотела даже разумом влезать в его грязные, нахальные вопросы. Да и вряд ли получилось бы, если только попросить Ястребиного держать пасть одиночки закрытой. Может встреться они с разноглазым наедине, теневая бы мило поболтала, но сейчас был не тот момент. Каждая мелочь раздувала и без того податливое пламя ее ярости и последняя фраза бродяги была тому апогеем.
С диким криком сорвавшись с места, она было кинулась к плешивому боку, но в последний момент поменяла направление, намереваясь подсечь худощавые лапы. Липкий взгляд разноцветых глаз все еще преследовал ее, подогревая неистовство, Молния даже забыла о том, что совсем недавно получила разрешение выйти в лес и теперь, ввязавшись в драку, получит очередной нагоняй.
Тонконожка отказался не так прост. Бесхвостая раздраженно зарычала, когда цель ее удара отступила, но противник не давал времени даже на злость. Тут же полетели удары, Молния прижалась к земле, но было поздно. Длинные лапы настигли полосатую морду, крепко зажав ее в когтистой хватке. Припав к земле, воительница бросила все попытки выбраться, стиснула зубы, терпя боль и смаргивая капельки крови.
  — Попортишь мне мордашку - убью.
Дошла ли до его ушей угроза, но одиночка разжал лапы, намереваясь продолжить начатое где-то выше по хребту. Уловив момент, Молния вывернулась из захвата, вцепляясь в бурый бок и подтягиваясь по нему, как по живому канату. Чужие когти со свистом прошлись где-то над ушами, ловко сгруппировавшись, бесхвостая потянулась к морде противника, желая оттянуть скальп бродяге настолько, чтобы глаза выскочили оттуда разноцветными шариками. Отвратительный смрад витал вокруг, в разные стороны летела клочками шерсть; она слышала боевые крики Настурции и истинно наслаждалась этим моментом, своим единением с племенем после долгого простоя в целительской.
Одиночка пригнулся, намереваясь скинуть с себя мертвый груз, но Молния лишь крепче впилась в его тело когтями. Голову пришлось вжать в плечи, укус совершить не удалось. Зато чужие клыки мелькнули совсем рядом, бесхвостая разжала когти, упираясь спиной в землю и с силой выпрямила лапы, отталкивая вонючее тело от себя. Одиночка подался, не желая терять времени, Молния пулей взмыла в воздух, целясь в худощавый корпус противника. Чувствуя, как чужая шкура проседает под когтями, она склонилась на полусогнутых, приближая морду к мягким тканям на шее поверженного.
  — Твоё имя, - рыкнула прямо в ухо, после отстраняясь и хищно поглядывая на лежащего под выпрямленными лапами сверху-вниз - только без глупостей.

+1

19

Он чувствовал каждой клеточкой своего тела – вот оно, то самое поведение, которого Жертва так жаждал весь разговор. Он не понимал, напускные фразочки были тому виной или же само осознание факта, что одиночки слишком уж по-хозяйски ведут себя на племенных территориях, но вся ситуация так или иначе склонялась на сторону Жертвы. Словно продрогший котёнок, он тянул на себя большую часть обветшалой коробки, желая согреться, а полосатая кошка поддавалась ему, сама того не понимая, шла прямо в широко распростёртые объятия Вика. А он ждал, ждал и нахально скалился, чувствуя каждой шерстинкой – грядёт неминуемое.
Впрочем, нельзя сказать, что план они завалили. Собаку принесли? Принесли. Лесовиков встретили? Само собой, вот же они, прямо перед носом. Запугать, правда, не запугали, но это часть беды, самая незначительная. Он ничего не мог сказать о своем спутнике, но о себе – многое. Например, то, что заранее надеялся на крах плана. Кости ныли от давно позабытых, но таких желаемых чувств, и Вик не был бы собой, если бы не пошел на рискованный шаг, если бы не распалил племенную кошку, что пыхала жаром. Он бы продолжал и дальше, хватаясь за любую возможность заставить кота-лесовика воспламениться, если бы только не одно но: Жертва в очередной раз перестарался, довольно быстро разозлив Теневую. Фитилёк жажды зажёгся и в голове бурошкурого, зрачки расширились, да так, словно он прямо сейчас оказался на самом большом складе с кошачьей мятой совершенно один. Соображать было поздно, поскольку незнакомка уже сорвалась с места и попыталась сбить Вика с толку своим обманным движением. С трудом уловив быстрое приближение соперницы к его лапам, разноглазый ловко парировал, отскочив назад, а затем, едва лапы согнулись земли, сделал резкий рывок, намереваясь уцепиться зубами-когтями в морду кошки. Клац. Зубы сомкнулись на воздухе, но зато лапы достигли своей цели. Он почувствовал мягкую шерсть, и, не теряя ни секунды, загнал когти под кожу противницы, намереваясь сделать точные надрезы: на щеках и над бровями. Если первые были развлечения ради, то вторые были продуманы, как казалось Жертве, идеально. Стоит пустить кровь, как она зальет морду, глаза. Противник не будет видеть, станет натыкаться на предметы вокруг, а Жертва, к тому времени, измотает обидчика до такой степени, что последний не будет сопротивляться. Чем не план, а? Конечно, можно было целиться прямо в глаза, но какой смысл сражаться с совершенно слепым противником? И какой смысл нести Ноголому голову кота-лесовика, что оказался без глаз?
Тем не менее, он дал слабину, когда услышал шипящий голос Теневой кошки. Он даже почти рассмеялся и придумал ответ на сказанную ей фразу, если бы не та самая слабина. Переключившись с «мордашки», Вик ловко перескочил на хребет. О, это беззащитное место, которое так любили городские коты. Чего уж таить, сколько раз и Жертва налетал на противника сверху и вцеплялся зубами в позвоночник, стремясь полностью вырвать его, пока его жертва (как иронично!) резво скакала и заваливалась на бок. Здесь же Вик решил опробовать иной метод. Если зубы клацнули в воздухе ударом раньше, почему бы не воспользоваться когтями? Лапы длинные – дотянутся лучше, чем какие-то клыки. Впрочем, он ошибался. Кошка, видимо знавшая (хотя, откуда?), что ради чужой «мордашки» Вик пойдет на поводу её слов, вывернулась как раз тогда, когда Жертва почти дотронулся лапами до позвонков, а затем вцепилась в бок. Зашипев не то от неожиданности, не то от подступающей боли (которая практически сразу же ушла на задний план, вновь предоставляя место своеобразному безумию), Жертва потерял ориентацию. Привыкший держать ситуацию в своих лапах, он совершенно немного затормозил, а затем отвлекся на ноющее тело. И хотя он стремился убедить себя, что это отнюдь не его силы оказалось недостаточно против племенной кошки, просто «бой с собакой был тяжелый», всё было ясно как дважды два. Там, на улочках города, коты не действовали так четко. Каждое их движение было желанием прожить еще один чертов день. Атаки племенных котов – танец. А из Жертвы, как было тому известно, никудышный танцор, даже если он будет повторять движения за партнёршей, стремясь не наступать той на лапы.
Ему было не интересно знать, как обстояли дела у напарника. В данную секунду мир Жертвы состоял из двух котов – его и полосатой Теневой. Казалось, даже пространство сузилось, изолируя все лишние звуки. Больше не было никаких котов-лесовиков, никакой симпатичной домашней кошечки – ничего. Лишь взмывающие в небо клоки шерсти – то короткой, то длинной.
Он почувствовал чьё-то дыхание рядом со своим плечом – то ли госпожи Смерти, то ли своей соперницы, а потом инстинктивно нырнул вниз, в снег, дабы избежать возможной встречи и с одной и с другой. Затем, не теряя слишком много времени, резко выпрямился, дабы наконец использовать челюсть, спасавшую Жертву не раз. Он должен был вцепиться в холку, увалить хищницу на землю, прижать её. Осечка. Провал. Противница вошла в раж, а потому ловила также четко движения Жертвы, как это делал он сам. Стремясь избежать зубов одиночки, полосатая оттолкнула его от себя, и Жертву повело то ли от недостатка массы, то ли от того, что он начал скользить на снегу. Итог был един: он не успел среагировать и попался в ловкие сети паучихи из племени Теней. Он не видел, что именно произошло в этот момент, лишь почувствовал проникающие под кожу когти полосатой воительницы (а иначе ее было не назвать!), а потому дернулся в бок, желая скинуть её с себя. Увы, силы оставили Жертву, а адреналин, отбивающий в ушах гулкий раздражительный ритм, постепенно утихал. Вик устал, смертельно устал. Вывалив язык, он улыбался и отдыхивался одновременно. Воздуха совершенно не хватало, а тот, что был, оказался горячим, как недавнее побоище, он выжигал лёгкие дотла. Жертва же был доволен.
И, как оказалось, доволен настольно, что даже под острой болью, в один миг пронзившей всё его тело, рассмеялся. Он уже представил лицо спрашивающей имя, стоит ему только представиться. Жаль, он не сможет увидеть это самостоятельно! Но, быть может, потом ему все сообщит напарник?
- Же-ертва. Иронично, не правда ли? - шумный вдох, - Называть своё истинное имя, лёжа под твоей массивной тушей. Забавно выходит, - еще один, - А твоё имя как?
Слова давались бурошкурому с трудом, но он старался показывать себя с сильной стороны. Не пристало Жертве быть слабым.

+2

20

Одиночка отвечал неторопливо, с явным удовольствием смакуя слова, и Настурция начинала терять терпение. Видимо, желая посоревноваться со своим дружком в остроумии, шоколадный кот принялся шутить.
- Наверняка решили бабочек в животе этой собаки поискать, не иначе. Они же в них на зимовку прячутся.
- Ты такой смешной, прямо жаль будет драть тебя на кусочки - сквозь зубы огрызнулась воительница.
Чёрная покосилась на Молнию, но та тоже была явно не в восторге от беседы со своим противником, который откровенно нарывался на драку.
Нет, всё же эти бродяги – совершенно сумасшедший народец - решила для себя Настурция.
Жизнь без правил и законов делала чужаков напыщенными и уверенными в способности избежать наказания за любое нарушение. Привыкшие поступать так, как душа пожелает, одиночки, хоть и редко, но конфликтовали с племенными. Бродяги порой напрочь забывали о том, что хотя воители и имели больше еды, территорий, а также поддержку племени, при этом ещё и обладали отличной боевой подготовкой. Да, возможно, одиночка лучше знал, как добыть еду среди каменных улиц, как убежать от собаки, или как переночевать в холоде. Одиночки выживали, в прямом смысле этого слова. Выживали, полагаясь лишь на себя, всеми силами цепляясь за любой шанс, и это делало их в чём-то более выносливыми. Но племенные гораздо лучше умели воевать.
Длинные речи кота уже порядком поднадоели и без того раздражённой Настурции, но, не смотря на клокочущую внутри злость, она лишь угрожающе шипела и скалилась, с предвкушением ожидая сигнала Молнии. Та, слава Предкам, вскоре не выдержала и сорвалась с места. На губах сумрачной мелькнула довольная улыбка, и кошка сделала шаг навстречу своему противнику, тоже собираясь напасть. При этом, как порядочная племенная кошка, Настурция дала врагу пару мгновений, чтобы принять оборонительную позицию. Но вместо того, чтобы подготовится к атаке, странный кот покорно лёг на снег, словно мечтая быть убитым. Голубоглазая слегка опешила от такого поведения, но медлить не стала – кто знает этих полоумных бродяг, может это такой отвлекающий манёвр? И Настурция, больше не медля ни секунды, набросилась на нарушителя. Кусать и царапать лежащего ей вовсе не хотелось, оттого она в первую очередь схватила противника за загривок и хорошенько встряхнула – может, мозги на место встанут. Щадить того она вовсе не собиралась, и цепкие когти воительницы крепко вцепились в толстую шкуру. Одиночка, всё же, отреагировал, и начал обороняться. Ловко извернувшись, противник подскочил к дохлой псине, и попытался сбить племенную с толку, кинув той в глаза снег. Но кошка не поддалась хитрому жесту, и, стряхнув с морды снег, уверенно кинулась в атаку.
- Ну что, может всё-таки расскажешь мне правду, пока ещё способен говорить?

+3


Вы здесь » cw. дорога домой » племя теней » жилое гнездо двуногих