РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Ваш актив радует нас не по дням, а по часам - и голосование в июне получилось не менее жарким, чем погодка за окном. Спасибо за ваши голоса!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
Покоритель сердец, обладатель статуса самого ярого драчуна, обаяшка - Бурелом. Не стесняйтесь, выпытывайте самое сокровенное!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » земли предков » лунное озеро


лунное озеро

Сообщений 1 страница 20 из 53

1

. . .


Недалеко от большого озера, вокруг которого раскинулись территории всех племен находится лунное озеро. Оно покоится на дне каменной чаши, укрытой от глаз всех живущих рядом. Лишь одна узкая каменистая тропка ведет к нему. Сюда приходят те коты, которые обладают властью общаться со Звездным племенем. Путь их по узкой тропе тих и спокоен, никакие ветры не прилетают порезвиться в этой крошечной долине, укрытой со всех сторон. Тут всегда прохладно и тихо. Вода озера пахнет чистотой и камнем. Она очень холодная, но не замерзает даже в самую лютую зиму. В ясную ночь, когда звездный свет отражается в воде, поверхность её настолько спокойна, что порой трудно отличить, где небо, а где его отражение.


0

2

Лагерь Речного племени ----->

"Ох давно мы здесь не были", - осматривая свод деревьев, подумалось юной врачевательнице. Тихим шагом возглавляя их маленький отряд, идущей за такой большой целью, Ракушечница то и дело настороженно озиралась, осматривалась, потягивала воздух. Конечно, тропа к Лунному Озеру была хорошо знакома и изведана всеми целителями, да и Ракушечница уже не раз протаптывала здесь путь, но никогда - с такой целью.
"Все должно пройти прекрасно", - мысленно настраивала себя речная целительница, оборачиваясь на соплеменников. Дымка шла сразу за ней, молчаливая и серьезная, как всегда. А замыкал отряд Серебряк, и вот уже в который раз за короткое время Ракушечница взглянула на него как-то совсем по-другому. Разумеется, у неё были мысли, что пятнистый воитель, взрослый и мудрый, был бы отличной кандидатурой на пост предводителя Речного племени, но сейчас, когда выбор предков был сделан и Серебряк шел за своим заслуженным звёздным именем... кто осудит её за сомнения?
Ведь глашатай, которого выбрал прошлый лидер, тоже сразу был принят племенем радушно, пока не... предал. Всех.
- Мы пришли, - остановившись на небольшом возвышении, с которого открывался отличный вид на Лунное Озеро, Ракушечница вдохнула свежий озерный воздух. Как же здесь благостно, мирно - словом, такой должна быть обитель Звездного племени.
Поравнявшись с Серебряком, целительница негромко мяукнула:
- Нужно будет лечь у воды и коснуться её носом. Ты заснешь, встретишься с предками и дальше... все будет как надо, - на выдохе улыбнулась белая кошка, покосившись на Серебряка.
- Не переживай, - мягко боднув кота в плечо, Ракушечница прибавила шагу и первая улеглась у Озера, подавая пример неопытному пока еще Серебряку. Закрыв глаза и от волнения заснув не сразу, целительница упустила момент перехода из реальности в сон, а потому появление Звездного племени было... почти неожиданным.
Медленно моргнув уже в своем сне, Ракушечница как обычно вздрогнула от волнения: встреча с предками всегда была священна и высоко ценима.
И когда взгляд наткнулся на фигуру массивного бурого кота, Ракушечница с горечью склонила голову в почтительном поклоне.
Их прошлый предводитель.

+2

3

главная поляна, Речное племя →

Едва плотно заросший камышом лагерь остался позади, Серебряк вдохнул полной грудью и слегка расслабил занывшие от напряжения мышцы. Внимание, подобное тому, что он получил на поляне, было совершенно чуждо старшему воину. Кот традиционно оставался в стороне от всех действ, предпочитая наблюдать, анализировать, и лишь затем вносить свою лепту в дальнейшее развитие событий. Он был неторопливо - вдумчив и рассудителен, роль предводителя же требовала неиссякаемой энергии и умения действовать моментально. Оттого новость о пророчестве немало удивила Серебряка, вовсе не видевшего себя во главе целого клана. Он мог давать советы, мог внушать своё мнение, мог манипулировать или наставлять, находясь поодаль. Но он не действовал самостоятельно, не брал уверенно бразды правления в свои лапы, и главное – был уже слишком зрел, чтобы менять свой характер и повадки. Эти мысли тревожили зеленоглазого воина, а сомнение жуком-короедом вгрызалось в рассудок.
Быстрым жестом кот вскинул голову наверх, к тёмному небосклону и рассыпанным на нём искрам звёзд, и в голове Серебряка впервые пронеслась неожиданная мысль : я - избранный...
Ведь цикл правления всегда был довольно предсказуем, так как устанавливался смертными. Предводитель избирал преемника, основываясь лишь на своих суждениях, да порой мнении соплеменников. Глашатай затем становился вожаком, вновь самостоятельно выбирая свою правую лапу и будущего предводителя. Коты выбирали котов: обычные, порочные, порой мудрые и великодушные, порой корыстные и глупые. Каков бы не был характер, все они были лишь каплями в море жизни, рождались и умирали – кто раньше, кто позже – и каждый из них совершали ошибки. Но Серебряк... Серебряка избрали сами Предки, сами Звёзды! В их мудрости сомневаться нельзя, о нет. Звёздное племя зрело в самый корень, в самую душу каждого кота и кошки леса – они то не могли оплошать. И они избрали Серебряка. Всех прочих предводителей леса избирали старые вожаки. Смертные вожаки. Но его… его выбрало Звёздное племя.
Дыхание Серебряка участилось, и тихий сбивчивый хрип вырывался из-за сомкнутых зубов. Но то была не усталость, а  внезапно захватившая его гордыня, столь неуместно обосновавшаяся в разуме кота перед самым посвящением. Гордыня ли, или здравый смысл?
Путь до Лунного озера был недолог, Серебряк даже не сразу заметил, как маленький отряд оказался на месте. Посреди густой чащи, в нише, покоился кристально-чистый водоём, чья гладь загадочно мерцала в лунном свете.
Не переживай - поддержала его Ракушечница, закончив короткий инструктаж. Серебряк кивнул. Он не переживал - самовнушение работало без сбоев.
Кот сделал пару шагов вперед. Подушечки лап обдало приятным холодом влажной земли, и воитель склонился над водой - в зеркальной поверхности отразился он сам, да сияющий над головой желтушный лик луны.
Начнём - скомандовал себе кот и коснулся носом воды. Серебряк лишь успел подумать, что озеро ужасно холодное, буквально ледяное, и он однозначно отдёрнул бы голову, если бы не провалился мгновенно в сон.

+4

4

[NIC]Звездное племя[/NIC]

- Ты так уверен в нем, - с сомнением мяукнула белоснежкая кошка, в чьей шерсти запутались звезды. Восседая светлой тенью рядышком с огромным, массивным бурым котом, она наблюдала то за возлюбленным, то за пятнистым избранником Речного племени, который вот-вот должен был оказаться в обители Звездного племени.
Великан подобрался и прижался подбородком к своему роскошному бурому воротнику, на мгновение отводя уши. Слова его спутницы, его супруги не посеяли зерно сомнения в душе бывшего предводителя, но он не смог смолчать.
- Я жалею только о том, что не сделал его своим преемником прежде, - глухо пророкотал кот, обратив янтарный взгляд на Облачницу. Его любимая кошка, погибшая совсем молодой. Как он тосковал! Как благодарил за своих детей! И как был рад такой нескорой встрече в Звездных угодьях.
- Серебряк справится, - коротко мяукнул Бурозвёзд, подметая взмахом хвоста землю. Нетерпение выдавало предводителя: они слишком долго выбирали, думали и решали, кто станет следующим лидером речных котов, и теперь, когда оставались считанные минуты до посвящения Серебряка, массивный кот не мог дождаться. Даже принялся расхаживать туда-сюда, бросая сверху нетерпеливые взгляды на Ракушечницу.
- Да-да, все котята знают, что нужно носом коснуться воды... да, давайте уже... - расхаживая из стороны в сторону, бормотал себе под нос Бурозвёзд, чем заставил белоснежную воительницу, все так же сидящую ровно и изящно, закатить за его спиной глаза.
- Ну что, он уже спит? Спит? - размахивая пушистым хвостом, Бурозвёзд, как котенок, которым позволял себе быть рядом с возлюбленной, нетерпеливо лег на землю и положил нос между лап.
- Спит, - через минуту коротко мяукнула Облачница, и Бурозвёзд тут же вскочил. Его соплеменники из Звездного племени, а также бывшие соседи из других племен принялись собираться, и кот весь распушился, а потом, опомнившись, принялся вылизываться.
- Я представительно выгляжу? - волнительно спросил Бурозвёзд, подняв брови на Облачницу.
- Очень представительно, - сдерживая смешок, серьезно мяукнула его подруга. Кот, подобравшись и чуть выпятив грудь (совсем как при жизни), вышел вперед, и Облачница пошла за ним, сокрушенно улыбаясь. Как же она по нему тосковала все эти долгие луны...
- Приветствуем тебя, Серебряк! - погремел голос бывшего речного лидера, выступившего перед всеми. Он обратил взгляд на Ракушечницу и поприветствовал её и ученицу уважительным, глубоким кивком, почти поклоном. Врачевателей кот всегда уважал.
- Ты проявил себя как достойнейшего из воителей, кому суждено возглавить Речное племя, и я призываю всех Звездных предков взглянуть на этого кота, - с гордостью вещал Бурозвёзд. Вокруг было очень, очень много котов, и бывший предводитель был готов к изумлению и некоторому шоку соплеменника, а потому дал ему несколько секунд осознать происходящее.
- И ты получишь дар девяти жизней. Каждая из которых дастся тебе нелегко, но во благо племени, - и едва кот договорил, из-за него, чуть даже оттолкнув плечом, нетерпеливо выбежала белая кошка. Облачница легкой рысью подошла к Серебряку и без лишних слов коснулась носом его носа.
Серебряка пронзила боль, которая вполне могла подкосить лапы.
- С этой жизнью я дарую тебе ответственность за племя... и его жителей, - многозначительно сверкнув синими, наверняка знакомыми Серебряку глазами, Облачница подарила ему первую жизнь, а после, чуть отстранившись, предупреждающе пригнула голову, глядя прямо в глаза коту.
- Я уверена, ты будешь мудрым не только предводителем, и котом. Всё Звездное племя может приходить к тебе во сне, так что... не смей обижать мою дочь, - легкая, такая же знакомая Серебряку улыбочка коснулась губ матери Ручей, и она, взглянув на пятнистого уже мягче, по-доброму улыбнулась и отошла, заняв свое место рядышком с Бурозвёздом.
После к воителю подходили еще коты: маленькая щуплая кошечка, погибшая в схватке со змеей, подарила Серебряку будоражащий дар храбрости и безрассудства, большой, грузный кот - дар силы и боевой хватки, чтобы защищать своё племя. Молодая королева и её малыш, которые когда-то погибли от зеленого кашля, подарили Серебряку дар любви, а котенок, совсем еще малыш, который так тянулся носом в будущему предводителю, дал дар желания жить и стремления к большему. То, чем так был переполнен котенок, желающий жить.
Затем рыжий воитель, известный своим веселым нравом, подарил Серебряку жизнь, полную задора и азарта: чтобы жизнь всегда била ключом, и никакие невзгоды не могли сломить дух будущего предводителя. Маленькая пятнистая целительница чужого племени даровала коту дар предвидения и интуиции, чтобы кот чувствовал, как следует поступить правильно. Один из предыдущих предводителей подарил Серебряку жизнь и чувство справедливости, чтобы всегда судить честно и благородно. Эта жизнь была очень тяжелой, ведь справедливость не всегда дается легко.
Это была восьмая жизнь, и Бурозвёзд, торжественно поднявшись, подошел к пятнистому коту, который испытал такое, что не каждый кот себе представить сможет.
- С этой жизнью, Серебряк, я даю тебе дар благородства, веры и силы, - коснувшись носом носа соплеменника, Бурозвёзд, вспоминая собственную последнюю жизнь, невольно зажмурился. Это такая боль.
И Серебряк её выдержал.
- Отныне и впредь, - отступая назад, провозгласил Бурозвёзд, - тебя зовут Серебро Звёзд, и теперь ты - полноправный предводитель Речного племени! - погремел бурый кот, чей голос уже утопал в воскликах поздравлений. Яркое, восхитительно торжественное зрелище окружило Серебро Звезд, а после голоса постепенно утихали, оставив кота рядом со своими, и впереди них - Бурозвёзд с Облачницей. Белая кошка смотрела на кота немного предупреждающе по её собственным причинам, которые пятнистому коту наверняка будут ясны. Сейчас или позже - не важно, но позаботиться о дочери она была обязана, ведь Бурозвёзд, эдакий тугодум, поймет о каких-то привязанностях только если их дочь уже родит. А поэтому Облачница сделала, что смогла, предупреждая Серебряка о плохих поступках с кошками.
- Мне жаль, что я ошибся с выбором, - тихо мяукнул Бурозвёзд, снимая грех с души. Его долго мучил тот факт, что его выбор глашатая был неверным, а потому перевернул всё в Речном племени худшим образом.
- Но теперь... я уверен. Мы уверены, - поправился бурый, краем губы улыбнувшись супруге.
- Веди свое племя правильно, - чувствуя наконец успокоение, вздохнул кот, и они вместе с Облачницей удалялись вдаль, вглубь Звездных угодий.
И всё закончилось. Почти.
Ведь к Дымке подбежала маленькая щуплая целительница, которая когда-то, луны назад врачевала котов Грозового племени.
- Сделать правильный выбор - не очень легко. Убедись, что права, и смотри далеко, - быстро протараторила она и исчезла.
И всё исчезло.
И все проснулись.

+6

5


И вот они добрались до священного места. Правда Дымку преследовали отнюдь не благоговейные мысли. "Как же есть хочется! Я бы лисицу сейчас проглотила, вместе с мехом и со всем остальным!" - в животе было пусто, да тут еще все вокруг пахнет дичью, одна лишь проблема, они на территории соседей, да и есть нельзя перед такой важной церемонией. Ну что же, ученица всегда была изрядно приземленной особой. Зато сейчас она увидит церемонию вручения девяти жизней! Это не каждый целитель проходит! Конечно хорошо. что предводители нечасто помирали, но натура исследователя была просто в экстазе от возможности увидеть настолько редкое действо. Еще одна вещь о которой стоит разумно промолчать. Серебряк вряд ли будет в восторге узнав что он объект исследования. Так что упорно игнорируя жуткий голод, Дымка сосредоточила все помыслы свои на том чтобы держать глаза и уши открытыми. Нужно увидеть как это все происходить, проанализировать, рассортировать. Тем временем поверхность под ее лапами сменилась, обратившись в каменистый бережок - Лунное озеро. Уже стемнело и гладь воды казалась непроницаемой. Дымка уже бывала здесь, вместе с наставницей, а вот Серебряк впервые видел это место. Кажется когда-то давно, еще когда племена обитали на других землях, был ритуал того чтобы ученики приходили в священное место. Но она не знала почему тот прекратил существование и отошел в прошлое вместе с тем местом. Впрочем быть может это все были лишь слухи. Ракушечница тем временем инструктировала будущего предводителя, пока ее ученица в один прыжок достигла берега, вглядываясь в темноту словно Звездное племя пряталось в тенях сгустившихся вокруг озера.
Поняв что Серебряк наконец знает что делать, Дымка наклонилась и глотнула холодной воды. Ей всегда нравился больше этот способ, вода на носу вызывала у не смутный страх захлебнутся, она ведь не плыла и не контролировала воду. Отступив на полшага, она устроилась в каменной ложбинке, свернувшись плотнее клубком, давая место двум другим котам, устроившимся у кромки воды. Тело стало тяжелым-тяжелым и она почти с облегчением закрыла глаза.
А когда открыла усталость будто спала, вокруг словно тени окутанные звездным светом высились деревья на территории Звездного племени. И появились силуэты предков-воителей, Дымка торопливо выпрямилась уважительно глядя на них - с ними ей всегда было намного проще общаться чем с соплеменниками. И даже сейчас когда их было так много, их присутствие не давило на нее. Вежливо склонив голову в приветствии, она искоса посмотрела на Бурозвезда. Теперь самое худшее позади. Признаться ее всю дорогу еще и беспокоила возможность столкнутся с кем-то неприятным, например с их бывшим глашатаем. Несмотря на мысленные повторения о том что тот не мог знать когда появится знак. Предков было много, наверняка им тоже было интересно увидеть церемонию. Но бывшего глашатая среди них не было. "Значит еще жив" - Дымка не была уверена какие чувства это вызывает у нее. Хорошо бы он просто ушел, нашел для себя место в этой жизни, мир не замыкается здесь.
Тем временем Бурозвезд важно вещал о церемонии, речь не имела такого интереса как сам процесс. Светлая кошка аккуратно оттеснила их бывшего предводителя, похоже долгие речи здесь были коньком только одного кота. Ученица постаралась не фыркнуть, жадно впившись взглядом в Серебряка. "Началось!" - Дымка выпустила когти вонзив в землю с расширившимся глазами глядя на то как тяжело оказывается бремя лидерства. Иные жизни были тяжелы как горы, другие легче и приятнее, прочие теплые и живые. Все они отражались в реакции Серебряка. И вот последняя, ее подарил Бурозвезд. Что-то мимолетное почудилось ей в этом коте. "Он очень похож на Ледолома" - внезапно поняла она, впервые не испытав раздражения при этой мысли. Она плохо его знала, как и большинство котов. Теперь даже жаль.
- Серебро Звезд! - воскликнула она, присоединив свой голос к хору предков, пусть они с Ракушечницей первые из живых поздравят его. Как соплеменники. Когда они придут в лагерь будет еще много праздника, радости и голосов. В эту ночь Дымка не хотела быть в одиночестве в своей палатке. Ученица заметно повеселела. Но неожиданно от толпы медленно уходящих в туман предков отделилась одна маленькая фигурка, запах трав и Грозового племени в шерсти которой сохранился в послежизни. Несмотря на то что кошка была немногим выше ее, она была уже взрослой. Дымка уже открыло рот чтобы спросить в чем дело, и почему подошли к ней, а не к Ракушеченице, если хотели что-то добавить.
- Сделать правильный выбор - не очень легко. Убедись, что права, и смотри далеко, - торопливо прошептала кошка, словно боясь не успеть.
"О чем речь? В чем я должна убедится, что права?" - прежде чем она успела задать эти вопросы незнакомка исчезла. "Хоть бы знать кто она!" - с этой мыслью она проснулась рядом с Лунным озером. Ну здорово, никаких ответов конечно же. В чем она должна убедится? Может речь шла о Сивой и это намек, что ее идея не особенно удачная, в том чтобы попробовать ее вылечить. Если речь идет конкретно о ней, лишь ученице, значит едва ли речь идет о чем-то глобальном. Возможно дело и вправду в юной старейшине. Дымка вздохнула, ну что же. Сивая и Соболь вполне счастливы, ей пожалуй действительно не стоит вмешиваться. Не стоит искать беды там где ее нет. Пораскинув мозгами Дымка решила ничего не говорить Ракушечнице, особенно в присутствии Серебря Звезд, зачем портить им сейчас настроение туманными полунамеками. Тем более похоже она уже знает смысл этого знака. Зевнув она довольно подошла к ним.
-Ну что домой?

Отредактировано Дымка (2017-07-28 14:21:38)

+1

6

Серебряк не ожидал, что всё произойдёт столь стремительно. Он, если честно, вообще не знал, что ждёт его во время таинства посвящения. Привычная, едва ли не врождённая вера в Звёздное племя не давала поводов сомневаться в существовании предков и их священной связи со смертными. Он знал, что незримые коты обитают на небесах, знал, так же, что порой они приходят на помощь, но нередко и оставляют своих подопечных без поддержки в труднейшие моменты. Всё это издавна являлось для Серебряка неоспоримым фактом, аксиомой, не требующей объяснений. В тяжёлые моменты воитель, как и большинство, взывал к Звёздным предкам скорее по привычке, нежели от всей души. И вот теперь, когда подошёл момент самой встречи, кот впервые понял, что понятия не имеет, что из себя представляет то самое Звёздное племя, вера в которое так давно прочно укоренилась в его сознании.
И затем он открыл глаза.
Серебряк стоял на залитой блеклым светом поляне. Его окружала темнота, но от чего-то кот видел все чётко, словно днём. Вокруг не были ни души, куда ни глянь, и искрящаяся поляна простиралась до самого горизонта, который не обрывался, как там, на земле – он словно тонул в тумане. Кроны безмолвных деревьев тонули в ночном небе, а тишина давила на уши. Может, что-то пошло не так? Серебряк ощутил, как неприятный холодок пробежал вдоль позвоночника, пока воитель внимательно вглядывался в окружавшую его темноту. Кот вздрогнул, внезапно услышав столь знакомый голос - Приветствуем тебя, Серебряк!
И вот теперь, после этих слов, буквально из ниоткуда начали появляться расплывчатые мерцающие силуэты котов. Они были полупрозрачны, словно утренняя дымка над рекой, а на месте глаз сияли звёзды. И всё же, в окруживших его призраках легко угадывались знакомые до боли образы рано покинувших его друзей и родных.
Бурозвёзд выступил вперед, и Серебряк едва ли не инстинктивно склонил голову в уважительном жесте. Его эмоции были неоднозначны, ведь к благоговейному трепету примешивалась какая-то детская радость от осознания того, что погибшие не покинули его насовсем. Вера в Звёздное племя и в жизнь после смерти обрела новые, совершенно чёткие очертания - Серебряк видел всё своими глазами. Полупрозрачный кот произнёс короткую речь, и серый воитель не смог сдержать улыбку - слова Бурозвёзда ласкали его слух. Затем, из-за широкой спины бывшего вожака, появилась его покойная супруга, Облачница. Серебряк вновь склонил голову, наивно полагая, что он вполне готов получить жизнь, но был неправ. Едва призрачная кошка коснулась его шерсти, как обжигающая боль морской волной окатила его с головы до кончиков лап. Серебряк хрипло выдохнул, пытаясь удержаться на лапах, и последующие слова бывшей соплеменницы донеслись до него будто бы издалека - в ушах глухо шумело сердце. Всё Звездное племя может приходить к тебе во сне, так что... не смей обижать мою дочь - закончила своё напутствие Облачница, и Серебряк, превозмогая себя, слабо улыбнулся.
Один за другим коты и кошки выступали вперед, давая будущему предводителю советы, и вслед за этим даря жизни, каждая из которых заставляла старшего воина вновь и вновь морщиться от боли, да лихорадочно восстанавливать дыхание. Одной из последних к нему подошла мать, столь рано погибшая от хвори, и лишь её дар не принёс Серебряку мучений - вместе того он ощутил тепло давно забыто материнской любви и заботы. Последним, как и следовало, был Бурозвёзд, и уже привыкший к боли Серебряк даже не показал виду - он упорно смотрел в глаза погибшему предводителю, желая доказать тому, что и впрямь достоин быть его преемником.
тебя зовут Серебро Звёзд, и теперь ты - полноправный предводитель Речного племени! - последняя фраза Бурозвёзда утонула в голосах предков, что хором повторяли его новое имя. Веди свое племя правильно
- Я не подведу, обещаю - успел ответить Серебро Звёзд, прежде чем видение исчезло, ознаменовав тем самым окончание ритуала.

Возвращение в реальность было простым, словно самое обыкновенное пробуждение. Новоиспечённый предводитель открыл глаза, ощущая небывалую силу в лапах и лёгкость в сердце. Он чувствовал себя великолепно, словно родился заново, или, как минимум, помолодел лун на сорок. Ещё недавно терзавшие его страхи бесследно исчезли - Предки подарили коту не только дар девяти жизней, но и небывалую уверенность в себе и в будущем Ручного племени.
Ну что домой? - зевая, первой нарушила молчание Дымка.
- Да. Пора навести порядок. - кивнул пятнистый предводитель, в гордом жесте расправляя плечи.

→ Речное племя, главная поляна

Отредактировано Серебро Звёзд (2017-07-29 17:53:06)

+5

7

8

Вокруг было настолько тихо, что даже лесные птицы затихли в ветвях густых крон, не осмеливаясь нарушить сон предводителя и целительниц. Три кошачьи фигуры лежали у берега озера, тихо посапывая так, будто им снится обычный, ничего не примечательный сон.

А на самом же деле Речные коты находились в угодьях Звёздного племени. Легкий ветер донёс до Ракушечницы знакомые запахи дичи и трав, заставляя шерсть за боках и спине встать дыбом. Белоснежная кошка огляделась вокруг, освежая образы в памяти: она бывала здесь не раз и, конечно же, придёт сюда снова. Правда, целительница успела поймать себя на мысли, что меньше всего хотела бы вернуться сюда по тому поводу, по которому находилась сейчас.

Тихо выдохнув, она качнула кончиком хвоста, будто бы виновата отводя уши назад. Волнение, будто бы она в первый раз присутствует среди звёзд, обдало кошку подобно лёгкой прибрежной волне. Осознание, что сейчас решится самое главное, чего они так долго ждали, приятной дрожью отозвалось в лапах, и Ракушечница вновь выдохнула, обращая взор зелёно-голубых глаз в темноту леса, где уже появлялись фигуры Речных воителей.

Серебряк с достоинством перенёс каждую жизнь, и, казалось, что сама Ракушечница переживает больше, нежели он. С каждым прогибом его спины она вздрагивала, обнимая юную Дымку хвостом. Интересно, что чувствовала маленькая целительница? Все эти фигуры ей незнакомы, о многих котах она слышала лишь из рассказов. Бывший предводитель был единственным, кого юная крапчатая целительница может помнить, но осознаёт ли она в полной мере, что перенёс Волнозвёзд, прежде чем стоять здесь перед ними?

Ракушечница окинула массивного серо-полосатого кота взглядом. Она ещё помнит пятна крови на его шее, и воду, медленно стекающую изо-рта. То, как лоснится его шерсть сейчас, как мерцают в ней звёзды — всё это она видела совсем не таким ещё несколько лун назад, от чего сердце охватывала горечь. Кошка стояла молча, чувствуя, как неприятный осадок внутри снова дал о себе знать, но кивок бывшего предводителя успокоил её, и она тоже кивнула. Всё, что было, отныне прошло, и не стоит больше ворошить это прошлое.

"Серебро Звёзд", — пронеслось в голове у кошки, когда она открыла глаза. Вокруг снова было озеро, чья спокойная, голубовато-зелёная гладь отражала само небо, искрясь под светом неполной луны.
Ракушечница поднялась, оглядывая остальных: проснулись все.

Голос Дымки звучал более, чем бодро, хоть и немного сонно. Ракушечница видела счастье на мордочке ученицы, когда та с гордостью произнесла новое имя Серебряка. Целительница кивнула ей, и, развернувшись, побрела сквозь заросли трав, прокрутив в голове последние слова новоиспечённого предводителя.
"Порядок", как давно я не слышала этого слова, — с туманной улыбкой на губах произнесла Ракушечница, обращая ласковый взгляд на пятнистого серого кота.

→ Главная поляна

Отредактировано Ракушечница (2017-08-05 20:44:44)

+1

9

---> Холмы ---> Лагерь Небесного племени ---> Нейтральные земли ---> Озеро

"Мы первые", - подумал Слепозмейка, оглядывая холодное, безмолвное озеро и берег вокруг него. Они с Чащобником прошли немалый путь, прежде чем достигли конечной цели, и лапы ученика покалывали от усталости. Ещё бы, он весь день мотался, то за травами, то в палатку к котятам Звездошейки, то ещё куда. Но ученик не замечал этой усталости. Взгляд его, взволнованный и удивленный, был прикован к тихой воде. Ясное небо, без облаков, которые так долго поливали ливнями лес котов-воителей, сверкало ярчайшими звёздами, которые отражались в озере и в глазах Слепозмейки.
- Надеюсь, другие целители не встретят какую-нибудь опасность по дороге, - негромко сказал он наставнику, не решаясь нарушать тишину, повисшую над озером, словно густой туман. В его памяти ещё свежа была смерть Незабудки, показавшая, что целители тоже могут умирать, несмотря на все законы об их неприкосновенности. - Кстати, Чащобник. Похоже, укрепляющие травы помогают котятам Звездошейки. Я не ожидал, что эффект получится таким... удачным? Они уже бегают, как резвые букашки. "А их братья смотрят с этого чистого неба и наверняка завидуют им. Интересно, они открыли глаза? У них есть кто-то, кто заботится о них?"
Слепозмейка опустил взгляд и отошел от наставника. Неожиданно послышался странный звук, постепенно нарастающий и приближающийся. Серый кот удивленно посмотрел в его направлении, слегка дыбя шерсть на загривке. Звук состоял из треска веток и шума рвущихся листьев на кустах. По ощущениям, к ним с Чащобником приближалось что-то вроде барсука. Слепозмейка вжал когти в землю и приготовился нападать, как вдруг из кустов выкатился бело-бурый комок пушистого меха, малость грязноватый и покрытый листьями и ветками. Комок, очевидно, запыхался и тяжело дышал.
Слепозмейка узнал в пришедшем Клопа. Отступив на шаг, серый кот удивленно рассматривал причудливые узоры из грязи, листьев и веток. на плечо Клопа налипла веточка рябины, с носа свисал кленовый "вертолётик". Похоже, юркий котишка успел собрать на себя все возможные "дары леса", пока добирался до Лунного озера.
- Привет, - неожиданно сказал Слепозмейка, позабывший, что они с Клопом вроде как "враги". Удивительно, но после встречи с Подлёдной ему стало гораздо легче общаться с представителями других племён. Возможно, этот эффект временный, а всё же, Слепозмейка решил им воспользоваться, чтобы узнать ученика целителя Речного племени поближе.
- Здесь пока только мы с Чащобником, - мяукнул он, переведя взгляд на своего мрачноватого наставника. - Хочешь, посмотрим поближе на озеро?
Предложение было глупое, учитывая, что Клоп уже видел озеро раньше, а вот Слепозмейка был у него в первый раз. Он будет представлен предкам.
- Предки... они выглядят очень странно? - вдруг спросил Слепозмейка, неловко улыбнувшись, и сел у самой кромки воды. Он вгляделся в воду, пытаясь понять, что же в этом озере такого чудесного и как именно с помощью него можно общаться с предками. - Я слышал, что они такие же, как мы, только со звёздами, запутавшимися в шерсти.
"Или же это лишь сказки? И... они выглядят также, как тогда, когда умерли? Они в крови, с рваными ранами? Что-то мне подсказывает, что если я прав, это не самое приятное зрелище".

+3

10

с главной поляны.

Он обогнал Очеретника на подходе к Лунному Озеру. Терпение накалилось до предела, и Клоп недовольно пыхтел, стараясь передвигать свои маленькие лапки быстрей чем обычно. В шерсти запутались ветки, а начинающийся первый снег мешал обзору, но ученик целителя оставался непреклонен. Лапы уже как половину пути ныли, и Клоп старался не обращать на это никакого внимания. Он чувствовал, что точка назначения уже близко, и мешкать было нельзя. Если уж старт взят, так зачем перед финишем тормозить? Клоп недовольно взмахнул хвостом, скидывая очередную веточку, что вплелась в его хвост и всячески елозила по земле, раздражая молодого ученика. Нетерпение со временем превратилось в раздражение, и двуцветный то и дело заводил уши за голову, но упорно шел вперед, путаясь в лапах и запинаясь о выступающие корешки.
Вдалеке он слышал голоса, но еще пока не мог понять, кто же это переговаривается между собой. Нахмурившись, Клоп пошёл стремительнее, надеясь, что собрание не началось без него и Очеретника. Не хотелось бы пропустить все самое интересное. Конечно, на Совете целители обменялись парой слов, но самое вкусное они приготовили на эту ночь. И Клоп должен был выяснить, что же происходит за пределами Речного племени.
Вломился, к слову, на поляну он довольно оригинальным способом – через кусты. Не то, чтобы Клоп не заметил более удачного входа, просто он так переволновался, что не сумел вовремя среагировать и свернуть куда-то вбок. Равно как и не смог дождаться Очеретника, которого, при своих маленьких лапках, оставил позади. Он осознавал значимость события, но ставил ее настолько высоко, что, казалось бы, переоценивал. И, кажется, зря переоценивал, так как на поляне перед ним находились лишь Чащобник и Слепозмейка.
- Успели? – ошарашено спросил самого себя Клоп, затем шмыгнул носом и осмотрелся в поисках остальных. Пусто. На поляне только четыре кота, считая, конечно, Клопа и Очеретника.
Когда Слепозмейка обратился к Клопу, тот настороженно осмотрел полосатого ученика целителя, выцепил из своей шерсти ветку, а потом и вовсе отряхнулся, осознав, что так будет проще.
- Привет, - запыхавшись, протянул Клоп, смотря своими большими глазами на Слепозмейку. Он был очень удивлен тем фактом, что полосатый кот внезапно решил заговорить с ним. Клоп думал, что, после того случая с двуногими, он и Слепозмейка никогда не смогут общаться так, как общаются между собой целители. По доброму, будто бы перед тобой совсем не иноплеменной кот, а твой закадычный приятель, с которым в одно время с Детской сбежали.
- Я вижу. А я как мышеголовый торопился. Еще и Очеретника, наверное, сбил с мыслей. Думал, что мы опоздаем. А оказалось... Но зато, можно перевести дух и привести себя в порядок перед встречей с остальными целителями, - затараторил Клоп, попутно снимая с себя приставшие листья и ягоды. А затем слишком резко оторвался от такого «пленительно-занимательного» дела и снова посмотрел на Слепозмейку
- Хочу, - быстро произнес Клоп, в очередной раз отряхнулся и пошел следом за небесным учеником, стараясь не пропустить ничего. Лунное Озеро выглядело по-старому, но Клоп видел его в новом свете. На секунду ему даже показалось, что он здесь впервые. Однако, некоторые воспоминания все же вернулись к двуцветному, заставляя его вспомнить – нет, прошлый раз не был сном.
- Предки выглядят волнительно, - протянул Клоп и широко улыбнулся. Он становился иным, когда речь заходила о предках: расслабленным, умиротворенными. Есть столько вопросов, которые Клоп хотел бы задать им, но еще не время. Время только любоваться ими.
- И, да, знаешь, у них звезды в шерсти. Такие яркие и притягивающие, что хотелось бы вытащить, потрогать, оставить себе как тайное сокровище. Да нельзя. Ты поймешь, о чем я, когда увидишь это на самом деле. Все истории и описания, собранные воедино, не смогут заменить твои первые эмоции.

+3

11

Если честно, Слепозмейка искренне ожидал, что Клоп нафырчит на него и уйдёт беседовать со своим наставником. Но речной ученик, похоже, был действительно удивлён поведением своего оппонента. Быть может, на него повлияла невидимая аура Лунного озера, а может быть, Клоп и в самом деле не был таким уж плохим и гадким, каким его рисовало воображение Слепозмейки после памятной драки. Слова Клопа даже не пахли враждебностью.
Слепозмейка задумался: а что, если они с Клопом просто слишком резко отнеслись друг к другу, позволив мимолётной обиде затмить желание узнать друг друга получше? Образ "врага, ворующего травы" никак не вязался с одухотворенным  Клопом-целителем, в землистых глазах которого отражались звёзды.
"Наверное, у Клопа сильная связь с предками", - подумал Слепозмейка, слушая, как тот рассказывает о звёздных котах. "Чащобник не говорил мне таких вещей. Но Чащобника можно понять, он... скрытный".
- Да, думаю, ты прав, - вздохнул ученик, рассматривая светящиеся на водной глади звёзды. - Пока сам не увижу, не пойму до конца, каковы они, наши предки. Но меня даже больше беспокоит кое-что другое...
Слепозмейка запнулся, нерешительно переведя взгляд на Клопа. Его осенило: ведь Клоп действительно не воришка трав, а будущий целитель. А целители обычно общаются друг с другом, обсуждают больных, открывают тайны, которые их гложут. И, безусловно, не выдают полученную информацию воителям своего племени, таково негласное священное правило. А они двое, Клоп и Слепозмейка, в будущем имеют все шансы занять места Чащобника и Очеретника, став полноправными целителями своих племён. И, уж точно, в тот момент лучше бы им быть в дружбе, а не в ссоре.
- Сегодня я буду представлен предкам, - выпалил он, пытаясь различить в звёздных огоньках силуэты мёртвых котов. - Они послали знак Чащобнику, избрали меня его учеником. Но за прошедшее время у них были веские причины разочароваться в своём выборе.
Слепозмейка прокрутил в памяти всё, что было: он лечил одиночек и чужих котов, он угробил двоих котят, проморгал смерть глашатая племени, недостойно вёл себя на Совете, наговорил предводительнице гадостей о звёздных предках, самовольно раздавал имена мёртвым котятам, пригрел около себя оруженосца, который мог бы приносить пользу племени хотя бы как охотник, а вместо этого прогуливал занятия, защищенный покровительством ученика целителя.
Слепозмейка слишком часто использовал своё звание для того, чтобы делать что-то, что не должен делать настоящий целитель. Он пользовался положением, выжимая из него всё, что можно. Личные разговоры с предводительницей? Да пожалуйста, ведь ты - избранник предков. Прогулки по чужим территориям? Очаровательно, ведь тебе просто нужны травы! И только теперь Слепозмейка почувствовал холодную лапу справедливости, схватившую его за горло. "Ты хотел как лучше. Хотел, чтобы всем им было хорошо: Чащобнику, котятам, Звездошейке, Куролапу, тем двум забавным одиночкам, Подлёдной, Перохвостой, Тиши, твоей семье. Ты хотел как лучше, но сделал как всегда: тяп-ляп. Неужели ты думаешь, что предки не видят этого?"
- Клоп, - пробормотал он, прикрывая глаза, чтобы тот не заметил, сколь они полны вины. - В нашем племени родились котята. Чащобник дал мне их, чтобы я обогрел этих котят и привёл в чувство. Но... я не смог помочь двоим из них. Они лежали, маленькие, мёртвые у меня в лапах. И теперь они где-то там, в Звёздном племени, потому что какой-то неумеха не сумел им помочь, в то время как их братья скачут по лагерю и радуются жизни. А ещё, я... - Слепозмейка сгорбился, чувствуя, что груз поражений придавливает его к земле. - Я дал им имена, - прошептал он. - Если Чащобник узнает, уши мне оторвёт. Что, если предкам я не понравился в роли ученика целителя? Если они разочаровались и хотят сказать мне, что не принимают меня? Или... что, если они вообще не придут ко мне?
Слепозмейка не ждал сочувствия, он ждал расплаты за свои огрехи. Как от Чащобника, только от всего Звёздного племени. Ему стало чуть легче на душе, когда он сказал Клопу, что его гложет. Хотя бы часть от этого. В конце концов, кто он такой, этот Слепозмейка? Умудренный жизнью вояка? Предводитель? Может быть, опытный целитель? Да он только из Детской выбрался. И, сразу же, в его лапы пали умирающие соплеменники, котята, проблемы. Слепозмейка захлебывался в крови и жестокости мира, в который его привели предки. Он не мог понять, что с этим миром не так и почему его лапы не способны помочь всем. Отказывался понимать.

+2

12

цветочная лужайка ▼ 

Черными каплями белоснежная шерсть Каракурт выделялась на свежевыпавшем снегу, когда они двинулись в путь еще засветло. Теперь же хрупкая фигурка воительницы и вовсе сливалась с темнеющим пейзажем; несмотря на то, что грозовые территории находились ближе всех к священному месту, времени на путь они потратили немало, на охоту еще больше - неумеха-одиночка и необученный ученик.

Шагая вдоль ручья, Каракурт шевелила ушами, ожидая услышать чужие голоса. Этот поход был для нее первым, пятнистая совершенно не представляла как будет себя вести, наивно полагаясь на импровизацию и свою миленькую мордашку. Картины с недавнего Совета все еще стояли у неё перед глазами, вряд ли на этот раз целители будут к ней более благосклонны. Должна ли она быть здесь и сейчас? Носить статус воительницы? Каракурт понимала, что всему обязана своей травме и Незабудке, которая не позволяла бывшей одиночке скучать, обучая лекарскому искусству. А сама она полагала, что знания ей еще пригодятся в будущем, ведь жизнь бродяг опасна и непредсказуема. Опасна.. Половинка луны все ярче выделялась на меркнущем небе.

Камни злосчастной тропы обожгли подушечки холодом. Каракурт нервно изогнула хвост, несмотря на волнение, она жаждала познакомиться с диковинным местом поближе, узнать все подробности, вживую увидеть то, о чем туманно рассказывала Незабудка. Кто бы мог подумать, что недостойная упоминать о предках бывшая одиночка будет дышать священным воздухом? Почувствовав приток злорадства, кошка махнула Ореховнику лапой, пропуская целителя занять свое законное место, бесшумной тенью двигаясь следом. Больше всего ей не хотелось встречаться с мелким чернышом, что прожигал ее взглядом на Совете. Она так и не успела познакомиться ни с кем из иноплеменных лекарей и была готова наверстать, теперь уже занимая свое место подле Ореховника по праву.

+2

13

- Главная поляна

Ветрогон выбрался из лагеря достаточно рано — ещё не было и полудня — но путешествие всегда занимало у него слишком много времени из-за покалеченной лапы, так как ему приходилось то и дело останавливаться. А ещё целителю приходилось проходить через большое скопление кустарников и высоких деревьев, которые внушали ему явное недоверие. Больная лапа, а теперь прибавим к этому постоянное болезненное озирание по сторонам из-за боязни слежки — всё это привело к тому, что Ветрогон добрался до озера отнюдь не первым, но, к счастью, и не последним. Здесь уже находились Очертинник и Чащобник, а их ученики были поодаль, возле озера, о чем-то разговаривая. Ветрогон улыбнулся, радуясь, что собственными глазами видит зарождение дружбы.
Тут был и Ореховник вместе с той самой одиночкой, о которой он вскользь успел узнать.
— Рад вас всех видеть, — рыжик направился в круг целителей, здороваясь с каждым. — Я смотрю, среди нас новенькая, — кот глянул на одиночку, ожидая, что та им представится. — Меня зовут Ветрогон, я целитель племени Ветра.

+3

14

------->цветочная лужайка
Путь к Лунному озеру был длинным и нудным. Ореховник все сильнее чувствовал подступающий тошнотворный ком в горле. Есть хотелось так, словно он изголодавшийся одиночка, затерявшийся в незнакомом городе и не знающий, где найти хоть какую-то крошку. К счастью, Каракурт среагировала быстрее ученика и принялась за охоту. Ореховник не стал дожидаться одобрения от наставницы и также попытался поймать хоть что-нибудь. Он совершенно не владел приемами охоты, поэтому действовал по наитию. Впрочем, один раз ему почти удалось словить такую же худощавую, как он сам, полевку. Но та среагировала куда быстрее и поспешила спрятаться за густыми зарослями сухой травы.
Снег усиливался и Ореховник начал осознавать, что замерзает. Неприятный озноб пробежался по всему телу и ученик нервно выдохнул. Сезон Голых Деревьев - сложная пора. Племена снова будут жить впроголодь, а трав, как обычно, будет катастрофически не хватать.
Попытав удачу в охоте, черно-белый понял, что совершенно бесполезен племени. Пока он пытался почуять хоть какой-то запах, Каракурт приблизилась к нему из-за спины и добродушно положила под лапы свежепойманную землеройку. Ореховник восхищенно охнул и благодарно коснулся своим мокрым холодным носом грудки наставницы. Каракурт не переставала его удивлять. Вроде одиночка, очень молодая, а уже владеет такими навыками целительства и охоты!
"Хотел бы я быть таким же сильным и храбрым, как Каракурт," - нараспев произнес внутренний голос.
Черно-белый с удовольствием накинулся на добычу. Когда желудок довольно забурлил, а по телу разлилось приятное тепло, ученик целителя поднялся на лапы и, облизнувшись, коротким кивком поманил крапчатую в сторону Лунного озера. Слова благодарности тут были лишними, все телодвижения щуплого котика передавали нескрываемое удовлетворение и признательность.
Перебирая длинными тонкими лапами по свежему снежку, Ореховник чувствовал прилив сил. Наевшись как следует, он значительно оживился и оставшуюся часть пути практически не сбивался с заданного темпа.
Приближаясь к Лунному озеру, Ореховник облегченно вздохнул.
"Наконец-то!"
Ступив на каменную тропинку, он почувствовал холод, исходящий от земли. Снежинки, бросавшиеся до этого в морду, кружили в медленном танце, медленно оседая на замерзшую тропу. Ореховник заметил, как Каракурт резко замедлилась и жестом поманила черно-белого вперед. Ученик целителя волнительно сглотнул и прошел мимо крапчатой наставницы. Грозовой котик, не оглядываясь назад, медленно приближался к Озеру. В нос ударили знакомые запахи будущих целителей. Черно-белый расправил плечи и приосанился, чтобы не выглядеть самым щуплым и худым среди сверстников. Заметив Клопа и Слепозмейку, Ореховник скромно улыбнулся и подошел к ученикам.
- Доброй ночи, друзья! - голос был тихим, но вполне уверенным и бодрым. Конечно, Ореховник стеснялся котов с чужих племен и боялся ударить в грязь мордой, выдав глупую фразочку. Заметив Очеретника неподалеку от Слепозмейки и Клопа, котик радостно кивнул в его сторону в знак приветствия.
Каракурт стояла за спиной. И Ореховнику стало интересно, что же она сейчас чувствует. На Совете не все приняли ее, а значит сейчас им предстоит "очередное" знакомство. Ореховник относился к нечистокровности Каракурт философски и не считал ее прошлую жизнь грехом. Не каждому дано родиться в племени, но если твоя душа тянется к лесу, зачем этому препятствовать? К тому же, некоторые одиночки оказываются куда мудрее и сильнее чистокровных племенных воителей. Однако, некоторые целители были иного мнения. К сожалению, тут Ореховник был бесполезен. Он не мастер споров и вообще старался избегать прямых диалогов. 
Сев неподалеку от учеников, он приоткрыл рот и сильнее втянул воздух в грудь. Множество запахов ударило по небу и грозовой почувствовал знакомый запах племени Ветра. Конечно, вон же Ветрогон, прихрамывая, спешит к остальным целителям!
- Рад вас всех видеть, - Ореховник широко улыбнулся.
- Здравствуй, Ветрогон, рад видеть тебя в добром здравии, - Ореховник искренне уважал рыжего целителя. Более доброго и отзывчивого кота он не встречал прежде. Конечно, не считая мудрого Ольхогрива, которым котик так же открыто восхищался.
- Я смотрю, среди нас новенькая, - черно-белый слегка напрягся, готовый к неприятным фразам, но следующая реплика Ветрогона успокоила ученика.
"Надеюсь, это собрание не превратится в презрительные взгляды друг на дружку", - задумчиво протянул Ореховник.

Отредактировано Ореховник (2017-12-23 21:22:46)

+4

15

*разрыв отыгрыша в племени*

На пару со Слепозмейкой Чащобник, совершенно сбитый с толку, потерянный, а оттого привычно (только с виду) молчаливый и замкнувшийся в себе, следовал к Лунному Озеру. Обычно этот ритуал приводил его в приятный трепет, он спал и видел прекрасные, пусть и пророчески страшные иногда сны, прикасался к чему-то великому - ну и обменивался новостями и опытом с другими целителями, конечно.
Сейчас Чащобник испытывал лишь страх перед тем, что ему привидится. Он не мог бороться с той удушливой, едкой волной ненависти к себе, что накрыла с головой и измазала его черную шерсть, сделав ее еще более темной, грязной. С учеником по пути он не говорил совсем - молча кивнул на поляне, что пора идти, молча пошел и даже не проверял, следует ли за ним серый котик. Не до того было. Кот прекрасно понимал, что свое состояние обязан скрыть ото всех, но он не умел лгать и притворяться - и потому то разгорающиеся какими-то безумными огнями, то тухнущие глаза выглядели странно. Пугающе странно.
Когда они наконец добрались, Чащобник чувствовал себя совершенно обессиленным, хотя раньше этот путь удавался ему без малейшего труда. Душевные терзания порой выматывали покруче любой тренировки - и он не мог перестать себя мучить. Отойдя в сторону и позволив ученикам пообщаться, кот устало присел на заснеженную землю и прикрыл глаза, ожидая, пока все соберутся. Лучше будет, если он сегодня помолчит и станет больше слушать. Так будет лучше для всех - ведь никто не должен даже частично понять, что именно происходит в его душе.
Я перечил Звездошейке при всем племени и опозорил себя.
Она приняла в племя одиночку, очередного грязного одиночку, и я не смог сделать ничего, кроме пустого скандала, выставив себя дураком перед всеми - кроме Ивы.
При мыслях о рыжей воительнице его пробрало крупной дрожью, хотя сильных порывов ветра вокруг не наблюдалось, да и холода особого тоже. Спокойная ночь. Спокойная для всех, пожалуй, кроме черного целителя. На шорохи шагов целителей, что собирались вокруг, он реагировал лишь слабыми кивками, обозначающими его присутствие среди них телесно и не более того. На Каракурт кот даже не взглянул, не было сил тратить себя на чертовых бывших одиночек.
Ива.
Чащобник тряхнул головой и прикрыл глаза, не замечая, что его губы исказила жалкая улыбка. Сегодня в целительской он сорвался, допустив себя до чего-то совершенно запретного для любого целителя - даже позволив себе почувствовать что-то к рыжей фурии, он был обязан на корню задавить эти чувства, а не игнорировать их и давать расти, как паршивому сорняку, до поры прикрытому крупным листом какого-нибудь лопуха. Его чувства стали сильными, опасными - и совершенно точно нарушающими закон.
Иными словами, к тому моменту, как все собрались, кот не проронил ни слова, и успел капитально потонуть в ненависти к себе и окружающему миру.

+2

16

Несмотря на то, что Клоп обогнал своего наставника практически у самого Лунного Озера, Очеретника все еще не было на поляне. Взволнованно размахивая хвостом, ученик целителя то и дело осматривался по сторонам и пытался зацепиться взглядом за курчавую шерсть речного лекаря. И в который раз, тщетно. Напряжение в душе Клопа с каждой секундой нарастало все сильней и сильней, и двуцветный ученик давно бы уже сорвался с места, если бы не Слепозмейка, что сидел рядом с ним. Голос небесного ученика не давал Клопу разойтись, вздыбить шерсть и посыпать ругательствами горе-целителя, оставшегося где-то далеко позади.
Клоп пытался успокоить себя разнообразными мыслями, пытался считать, что Очеретник, возможно, что-то оставил в лагере и развернулся на половине пути, поэтому и опаздывал. Еще он пытался думать, что черно-белый наставник где-то здесь, просто спрятался, а Клоп не заметил его, путаясь в очередной раз в племенных запахах. Выдохнув, речной кот прикрыл глаза, пытаясь сконцентрироваться на предстоящих переговорах. А затем взглянул на водную гладь под лапами. Неказистый, небольшой и с растрепанной шерстью, в которую то тут, то там вплелись тоненькие веточки – неужели, Клоп всегда был таким?
- Знаешь, Слепозмейка, - резко оттолкнув от себя все напряжённые мысли, Клоп заглянул в глаза собеседника и едва заметно улыбнулся, - Я уверен только в том, что вид Предков не оставит тебя равнодушным. Какими бы ты их не увидел.
Он постарался придать своим словам загадочности, чтобы еще больше заинтересовать серого кота. Вспоминая свою первую встречу со Звёздными Предками, Клоп улыбнулся еще шире, осознавая, каким же неусидчивым тогда был. Удивительно, как на него не обрушился гнев Звёзд. Хотя, с другой стороны, может быть выговор получил в тот день Очеретник, а не он сам?
Внезапные слова Слепозмейки заставили Клопа расширить глаза и удивленно осмотреть своего собеседника. Что он хотел сказать этими словами? Почему Звёзды могли разочароваться в нём?
Яркой вспышкой в голову Клопа залетела мысль о том, что Слепозмейка до сих пор переживает тот инцидент перед домом двуногих, однако, он моментально отбросил эту мысль прочь. Если бы Предки хотели разочароваться в нём по этому поводу, то тогда досталось бы и Клопу. Но он до сих пор был цел и уверен в себе, а значит, что и Слепозмейке не попадёт.
Но когда Небесный ученик решил поделиться тем, что же его глодало, Клоп не удержался и открыл рот. Его спокойствие дало трещину, и теперь речной попросту пытался скомпоновать всё то, что серый кот сообщил ему. Некоторое время он молчал, находясь в трансе, а затем всё же шумно выдохнул и откашлялся. Но слов всё также не находилось. Не то, чтобы Клоп не знал, что сказать Слепозмейке, просто он внезапно понял, насколько взрослый и самостоятельный кот скрывается в теле небесного ученика. Сколько всего тот пережил, пока двуцветный в своём тихом племени сетовал на Черепа и маковые зёрна.
- Нет, - внезапно, голос прорезался. Смотря на Слепозмейку, Клоп мотнул головой и сжал зубы. Серый ученик целителя сделал по-настоящему бравое дело, и теперь боится, что его накажут за это?
- Нет, - вновь повторил Клоп, - Тебе бояться нечего. Ты сделал всё, что мог. Мы, целители, такие же коты, как и все остальные, и мы имеем право на ошибки, мы можем не успеть, можем работать не покладая лап, но не справиться. Не потому что мы проморгали, не потому что мы не захотели помочь, а потому что мы не всемогущие. Если бы мы, целители, были всемогущими, то какой был бы смысл в остальных вещах? Мы бы держали на своих плечах племя, знали бы каждое движение чужих наперёд. Но мы же так не можем, верно? Ни один из нас так не может. Мне кажется, что должность целителя старит каждого из нас. Мы видим смерти соплеменников настолько явно, как не видит ни один воин. Мы переживаем за каждую из них. Но мы не виноваты в этом.
Он взглянул на Слепозмейку и открыл рот, чтобы продолжить свою речь, но резко дёрнул ухом, услышав, как кто-то приближается к ним. Повернувшись, Клоп заметил Ореховника, улыбнулся ему и кивнул головой.
- Добрых мышек, Ореховник. Как добрались? Нигде не встречали Очеретника?
Двуцветный уже был готов расспросить каждого на поляне о том, куда же запропастился блудный речной целитель. Неужто, на старости (конечно, мнимой старости) лун кот ошибся поворотом и ушел куда-то на чужие территории? А может, не дай Звёзды, завалился в канаву и заснул? Усмехнувшись своим мыслям, Клоп прикрыл глаза, а затем снова взглянул на Слепозмейку и, поиграв бровями, легонько пихнул его лапой в бок.
- Мы не всесильные, Слепозмейка, и Предки тоже знают это. Да и конкретно имён, я уверен, они не будут на тебя сердиться. А если будут, так знай, - заговорщически осмотревшись по сторонам, Клоп наклонился к самому уху небесного ученика: - Я не дам тебя в обиду. Ты очень уж сильный – надеюсь, мне повезёт ещё как-нибудь поваляться в пыли с тобой. Только на этот раз без той вонючей грязи, идёт?

Отредактировано Клоп (2017-12-28 02:44:34)

+2

17

Неравнодушие Клопа удивляло Слепозмейку. Он, похоже, слишком привык представлять себе речного ученика ершистым, колючим, задиристым. Но, стоило ему первым проявить доброту к Клопу, как и сам Клоп оттаял, удивив уже своего оппонента.
Должно быть, каждый из собравшихся здесь целителей волновался, когда готовился в первый раз встретиться с предками. Вероятно, на их счету были свои поражения и промахи, за которые они ждали расплаты. Слепозмейка скосил взгляд на тёмную фигуру Чащобника. Между ним и наставником будто выросла новая стена. Как будто уже имеющейся не хватало. Когда они встретились у выхода из лагеря, целитель был мрачнее тучи, а Слепозмейка, так и не успевший узнать, что именно произошло в Небесном племени, не решился задать наставнику вопрос. Так Чащобник и шел, даже не глядя на своего ученика, ловко перепрыгивающего корни и поваленные стволы. И Слепозмейка видел в этом дурной знак. Он подозревал, что Чащобник и сам переживает насчет первой встречи серого, долговязого котика с предками. Не особо верит в то, что его ученика утвердят в этом звании. Должно быть, даже жалеет, что тогда, в ту роковую ночь, доверил ему новорожденных котят.
Слепозмейка отвернулся. Он ненавидел врать, но ему приходилось скрывать от Чащобника некоторые вещи. Из-за этого его периодически распирало от негодования на самого себя. Слепозмейка очень хотел быть честным и справедливым, но у него не получалось, как бы он ни старался. По справедливости, стоило признаться во всём Чащобнику, перестать покрывать Куролапа и уводить его с необходимых ему тренировок. А Подлёдная... не стоило советовать ей, как обмануть своё племя. Обманы не приводят ни к чему хорошему. Слепозмейка поморщился. Он почувствовал отвращение к своей моральной слабости. Мудрость в глазах Клопа, Ветрогона, Чащобника и остальных, не отражалась в его собственных серовато-небесных глазах. В его глазах застыла пустота, одинокость, которую он пытался прикрыть, навязывая свою мышеголовую дружбу оруженосцам, вроде Подлёдной, Куролапа или Клопа. Слепозмейка не мог остановиться. Он чувствовал, что останется совсем один, если будет честен и справедлив. На это у него пока не хватало смелости. Слепозмейка уважительно кивнул Ветрогону, окидывая целителя восхищенным взглядом.
- Я понимаю, Клоп, - согласился он со словами речного ученика, покорно опуская голову. - Очень хорошо понимаю. Ведь стоило мне стать учеником Чащобника, наше племя захлестнула волна смертей и болезней. Вся эта кровь, как бы я ни старался её отмыть, всё равно остаётся у меня на лапах и снится мне по ночам. Я помню и искаженные от боли морды, и зияющие раны. Кровь кажется чёрной, когда пытаешься остановить её ночью, под светом жалкого огрызка луны. Как земля.
Слепозмейка встряхнул головой. - Быть целителем - это честь, не спорю, но для меня это и груз ответственности, который порой придавливает меня, будто камень. Я бы не смог держать это в себе, как Чащобник, вот, сознался во всём тебе. Но я хочу стать настоящим учеником целителя. И хочу, чтобы предки меня одобрили. Потому что лучше всем этим буду заниматься я, чем кто-то из моих братьев или сестер, или других оруженосцев племени. Ты знаешь, Клоп, что близкому не пожелаешь видеть всё это, чувствовать, как чья-то жизнь угасает в твоих лапах.
Слепозмейка коснулся лапой глади лунного озера. По воде пошли круги, ломая ровные очертания звёздочек, отражающихся от поверхности озера. Целители постепенно прибывали. Пришел и Ореховник. Он присоединился к компании Клопа и Слепозмейки, заставляя их замолчать и прервать свой странный разговор. Грозовой ученик выглядел неказисто, но вполне вписывался в компанию угловатых, не шибко осанистых учеников целителей. Долговязый, длинный Слепозмейка смотрелся косой жердью, маленький, округлый Клоп, казался ироничным антиподом серого кота. Щуплый Ореховник с его тощими плечами смотрелся среди нескладных подростков своим.
- Доброй охоты, Ореховник, - осторожно вклинился Слепозмейка, стараясь не перебить болтливого Клопа, но и успеть поприветствовать ученика прежде, чем тот забудет о существовании серого небесного кота. Вместе с Ореховником пришла незнакомая Слепозмейке кошка, и он, не придумав ничего лучше, тоже кивнул ей, как остальным старшим котам. - Спасибо, что поддерживаешь Ореховника, - сказал он, видя, что кошка устраивается подле грозового ученика.
Слепозмейка почувствовал, как вновь активизировался Клоп, и немного насторожился, подумав, что вот сейчас этот неугомонный комок меха, листьев и веток всем расскажет о страхах Слепозмейки. Но и тут его ждало удивление.
Почувствовав горячий шепот у своего уха, он едва не прижал уши ко лбу, но удержался.
"Я не дам тебя в обиду", - жарко отдались в голове слова неравнодушного к нему и его проблемам кота.
Слепозмейка сглотнул бьющее в горле сердце, чтобы оно провалилось обратно, туда, где и должно биться.
- Ты... правда считаешь, что я сильный? Даже без воинской подготовки? - сипло шепнул ученик, глядя на свои лапы с длинными когтистыми пальцами, самой природой предназначенными для карабканья по деревьям. - Я виноват в том, что случилось в саду двуногих. Если бы не моя жадность, если бы я проявил капельку доброты... - неожиданно его губ коснулась ухмылка. -... то ты бы никогда не почувствовал, какой я сильный.

+3

18

Кошка следила за изменениями в фигуре Ореховника, чувствуя прилив тепла к маленькому, но уже такому смелому ученику. Сама она нацепила привычную ледяную маску, держа эмоции в узде разума.
Возле озера целителей оказалось куда меньше, чем Каракурт видела на Совете. Едва заметно поведя острым плечом, она почувствовала, как один из узлов беспокойства отпустил - они пришли не последними.

Два совсем юных оруженосца, кажется, неплохо ладили. Они были явно младше Ореховника, а может так казалось и выпавшие тяготы состарили черно-белого на пару лун. Да и присмотревшись к молодым дарованиям, можно было без труда заметить куда более взрослый и осознанный взгляд, чем бывает у тех, кого обучают лишь искусству сражения и добычи пропитания. Не слишком задерживаясь, Каракурт мельком мазнула по тому самому суровому черному коту с Совета, но видя его крайнюю незаинтересованность и сама отпустила идею поиграть в гляделки.
В отличии от своего наставника, серенький из учеников проявил дружелюбие. Сдержанно, но мягко улыбнувшись, она кивнула в ответ, внутренне несколько удивленная, что именно он первым оказал ей поддержку.

   — Я - Каракурт. А вы? - негромко отпустила, почувствовав себя куда увереннее среди молодняка. Учителя второго котика нигде не было видно, неужели кто-то отпускает таких малышей в одиночку? Ей нравилось разглядывать столь разных котов, если на Совете было не продохнуть, то тут Каракурт могла анализировать в полном комфорте.

Высокий и косматый, рыжий кот прихрамывая присоединился к их общению. Он уделил внимание каждому, поздоровавшись и с Каракурт, а после первым из всех назвал свое имя. Скромно кивнув, как старшему, воительница медленно моргнула, выражая свою признательность. Она уже получила неприятный опыт, протягивая лапу при знакомстве, как было принято в городе, а потому больше не спешила оригинальничать.

   — Очень мило, Каракурт, - стандартное приветствие успокаивало, Ветрогон выглядел весьма дружелюбно, не похоже, что он был возмущен ее присутствием. Каракурт не знала, что следует говорить в таких ситуациях, а что спрашивать запрещено и не хотела рисковать выясняя. Перемявшись с лапы на лапу, нарочно обличая свою неловкость, она заглянула в голубые глаза целителя, будто пыталась увидеть в них ответ, на еще не заданный вопрос.

Отредактировано Каракурт (2017-12-29 04:24:09)

+3

19

В душе все ещё царило смятение и буря эмоций, от которой Чащобник никак не мог откреститься. Это было непривычным: пусть и эмоциональным он был всегда, но обычно держал это при себе - и эти чувства не были столь личного окраса. Ему казалось, что каждый может прочитать на чёрной морде "предатель закона". Вероотступник. Вот кем он себя чувствовал.
Тяжело вздохнув, кот поднялся на лапы, когда все прибыли вовремя и собрание можно было начинать. За ним было вступление - ведь пришло время посвящать Слепозмейку в свои ученики официально, перед лицом предков. Он так боялся встречи со Звёздами сейчас, после всего произошедшего. Вдруг предки отрекутся от него? Вдруг не примут юнца, сделав это наказанием на двоих за грехи его наставника? На сердце лежал тяжёлый и неподъёмный камень, но избегать и тянуть больше было нельзя.
- Начнём, - глухо проронил он, подходя к кромке лунного озера и взмахом хвоста повелевая серомуыченику двигаться ближе.
Стоя так близко к воде, что он вот-вот мог шагнуть и замочить лапы, целитель повернулся мордой ко всем. Выражение ее было непроницаемым только за счёт того, что все чувства смешались и не могли отразиться одновременно - и только глаза в темноте как-то нездорово сверкали, словно пытались прокричать все, пока рот произносил совершенно иные слова.
- Звёздные предки, обратите свои взоры к нам - и к этому ученику, - постепенно с каждым сказанным словом его голос становился все сильнее, потому как чувства чувствами, но о своих обязанностях забывать не стоило.
Этот момент был едва ли не важнейшим в жизни ученика, и Чащобник прекрасно понимал его волнение. Он совсем забросил его в последние несколько дней - после ритуала это стоит исправить, как и стоило исправить все, что он натворил в эти дни. - Слепозмейка, хочешь ли познать мудрость Звёздных Предков - как целитель?
Смотря в глаза своего ученика, ставшего ему таким дорогим за столь короткое время, он испытал прилив гордости одновременно со страхом. Вдруг он скажет нет? Такое очень маловероятно, но все всегда могло пойти не так. Дождавшись ответа серого котика, он торжественно продолжил:
- Тогда выйди вперёд! Воители Звёздного племени, я представляю вам этого ученика! Он выбрал для себя путь целителя. Наделите его своей мудростью и даром толковать ваши скрытые знаки, чтобы он мог общаться с вами и лечить своё племя, согласуясь с вашей волей!
Сильный голос разносился над неподвижной гладью Лунного озера. Ритуальные слова всегда были наделены особой мощью, и внутренне целитель каждый раз содрогался, произнося их - особенно сейчас, пред всеми целителями племён. Небесные коты были в их числе не так долго, и кто знает, как относятся к происходящему все собравшиеся.
- И да будут они благосклонны к нам, - тихо прошептал он, склоняясь к воде и укладываясь рядом, чтобы вместе с Слепозмейкой сделать глоток воды и примкнуть к воинам Звёзд по снах.
Пришло время увидеть и услышать их - и тогда все страхи либо подтвердятся, либо будут отринуты.

+3

20

Одиночка представилась. По её виду можно было сказать, что ей достаточно неловко находиться в их целительской компании, где, отнюдь, не все были дружелюбны к незваным одиночкам. Чащобник и вовсе сегодня выглядел мрачнее тучи, пребывая в своих мыслях. Ветрогон решил его не беспокоить.
— Так ты, Каракурт, планируешь постигать азы целительства вместе с Ореховником или временно ему помогаешь? — целитель неторопливо взмахнул лохматым хвостом и с интересом глянул на кошку, занимая ту разговором.
Совсем стемнело. Целитель то и дело оборачивался назад, слыша шорох, но, увы, это был не Ольхогрив, а просто ветер. Похоже, что целитель племени Теней или ужасно задерживался, или не мог прийти.
- Начнём, — проронил Чащобник.
Что могло такого произойти, раз Ольхогрив не смог покинуть лагерь? Целитель почувствовал беспокойство, но они не могли больше ждать, так как сегодня была особенная ночь для Слепозмейки. Неужели мне точно также придётся представлять и Мегеру? Ветрогон подвинулся поближе, а в конце церемонии громко выкрикнул имя нового ученика целителя.
— Рад видеть тебя в наших рядах, — прогудел он и подбадривающие кивнул ему.
А теперь нас ждут предки. Рыжий пододвинулся к берегу озера и прикоснулся к его глади, погружаясь в сон.

0


Вы здесь » cw. дорога домой » земли предков » лунное озеро