РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Наконец, стали известны имена активистов апреля. Спасибо всем за активные отыгрыши, за ваши голоса и участие!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
Под допросом бедолага-одиночка, попавший в эпицентр двух племен: Катсу. Просим любить, жаловать и выпытывать как следует!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 541 страница 560 из 579

1

http://s6.uploads.ru/a8HuR.png


Пройдя густой смешанный лес, можно выйти на отлично обустроенную котами поляну. С первого взгляда на лагерь привлекает внимание высокая скала, с которой обычно доносится предводительский глас, обращенный своему племени. К скале льнет утес поменьше, и меж ними виднеется проход, ведущий в палатку лидера племени. По разные стороны от каменной глыбы идет воительская и ученическая палатки, которые представляют собой разросшиеся кустарники тёрна и ежевики. За палаткой оруженосцев, ближе к входу в лагерь, следует детская и палатка старейшин, что позволяет ученикам быстро координироваться для смены их подстилок. На стороне где находится палатка воителей, в небольшом отдалении от центра лагеря находится целительская пещера. Между воительской и палаткой целителя находятся большие крапивные заросли, в которых любят трапезничать коты. Свободного пространства на поляне остается немного, но, тем не менее, именно в этом всецело и заключается уютность обстановки лагеря.


+1

541

»заросли утёсника


Стоило им с Серебром Звёзд и Воплелапом вернуться в лагерь, предводитель отнёс плетни для использования по назначению и окинул построенную палатку тяжёлым взглядом. С одной стороны, лишняя пристройка в лагере всегда могла быть использована под нужды племени, но с другой... будет нелегко избавиться от кислого запаха болезни и тягостных воспоминаний о её первоначальном назначении и о том, как предводитель, который никогда не был глашатаем, навлёк на своё собственное племя тяжёлую беду. А потому, когда он прошёл по главной поляне к скале, то не стал отвечать ни на чьи взгляды - как на сочувственные, так и полные откровенного осуждения.
— Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на собрание! — он не стал упоминать слово "племени", потому как данная ситуация поставила его в тупик: скажет в единственном числе, так оскорбит Речных воинов недопуском до собрания, скажет во множественном - обяжет их присутствовать на церемонии, их не касающейся. — Последняя луна оказалась крайне тяжёлой для всех нас, — начал Грозозвёзд, когда общий шум немного утих. — Нам пришлось столкнуться с появлением в лесу изгнанников, с задержавшимся снегом, с кашлем. Каждый из нас был вынужден ежедневно бороться за свою жизнь и за то, что он считает правильным. Кто-то потерял соплеменника, а кто-то - нечто большее, — последние слова прозвучали тише, чем ему хотелось бы, когда взгляд скользил по кошачьим спинам, задерживаясь на ком-то: Ручей, Пантера, Толстолобый, многие другие. — но те, кто ушёл от нас в ряды Звёздного племени, не простили бы нам распрей и разногласий. Как лесные коты, чтящие Воинский закон, мы должны ставить долг перед своим племенем превыше всего. Как бы ни была сильна тьма, что терзает вас - будь то желание отомстить, чувство вины или горечь утраты, - не давайте этим чувствам одержать над вами верх. Мы прощаемся с погибшими здесь, оставляя в своей душе лишь светлую грусть, чтобы встретиться с ними в рядах Звёздного племени, когда придёт наш черёд. Но перед тем, как это случится, и Грозовому и Речному племени стоит вспомнить о главной угрозе, нависшей над лесом - о предателях, кто чурается милосердия и наших традиций, — подвёл итог предводитель, выжидающе глядя на котов. — С завтрашнего рассвета те, кто уже поправился после болезни, могут приступать к воинским тренировкам. Здоровые сразу займутся отработкой наиболее сложных приёмов, недавно покинувшие палатку целителя начнут с самых щадящих. Воители, обращайте внимание на подготовку своих оруженосцев - выявите пробелы в их знаниях, заполните их практикой. Чем лучше мы будем подготовлены, тем скорее избавимся от этой заразы, — объявил Грозозвёзд, в чьей душе шевельнулось мрачное удовлетворение при мысли о том, что их с Серебром Звёзд дело плавно двинулось к своему завершению. Скоро всё будет кончено. — Но сейчас у нас есть ещё одно дело. Бурянка, Лучелап, подойдите ближе, — поманил их хвостом синеглазый, — Я, Грозозвёзд, предводитель Грозового племени, призываю предков-воителей взглянуть на этих оруженосцев. Они упорно трудились, постигая завещанный вами Воинский закон, и теперь я счастлив представить вам новых воителей. Обещаете ли вы свято чтить Воинский закон и оберегать племя, не щадя собственных жизней? — слова, многими десятками лет передававшиеся из поколения в поколение, невольно заставляли его ощущать на языке привкус глубокой древности, которая существовала дольше, чем самые почтенные из ныне живущих в Звёздном племени. Получив утвердительные ответы, он одобрительно склонил голову. — Тогда властью, данной мне Звёздным племенем, я даю вам новые имена. Бурянка, отныне ты будешь зваться Бурохвостка. Звёздное племя гордится твоей храбростью и верностью нашим законам. — он посмотрел прямо в глаза новой воительнице, припоминая, сколько же головной боли та принесла всем вокруг своим упрямством, когда шла по своему тернистому пути, но в такой торжественный момент ни досада, ни раздражение не посетили его - лишь надежда, что она станет достойной представительницей своего племени. — Лучелап, отныне ты будешь зваться Лучезарный. Звёздное племя ценит твоё милосердие и умение ставить интересы племени выше собственных, — спрыгнув со Скалы, он по очереди положил подбородок на голову каждого из новых воителей, пока окружавшие их коты повторяли новые имена, и одобрительно кивнул обоим. Но если опять вляпаетесь во что-то, то будете чистить подстилки до старости, — заговорщически сообщил Грозозвёзд, покидая их и позволяя соплеменникам приблизиться с поздравлениями. Перехватив взгляд Серебра Звёзд, длинномордый кот кивнул ему, предлагая сказать что-то на Скале, раз уж собрание было начато.
Сам же он искал чёрную шерсть и вздохнул с облегчением, заприметив Пантеру. Приблизившись более торопливым шагом, чем ему хотелось бы, он встал и невольно отвёл взгляд в сторону, будто виноватый котёнок. — Наверное, я самый отвратительный отец на свете, — с нотами горечи начал кот, переминаясь с лапы на лапу. — но в эти времена племя рвёт меня на части. Я соболезную твоим потерям, Пантера, — тихо продолжил Грозозвёзд. — в твоём сердце всегда находилось достаточно доброты, чтобы принять каждого котёнка как своего собственного. — мысль о том, что он также хотел распределить патрули, отодвинулась на задний план - этим он займётся после разговора, который откладывал непозволительно долго.

+5

542

Пока Ручей отчитывала речную ученицу, Лунка предпочитала не вмешиваться. А ведь когда-то и она читала нотации Пантере, указывала на ошибки и даже, может, была сурова (нет, конечно же, нет, Лунка и суровость - вещи не совместимые), а сейчас как несчастная мать трясётся, переживая, не случилось ли что-то непоправимое, не ударит ли это слишком сильно по чёрной королеве. Что если та замкнётся в себе, разуверится в своих силах? Нет, никогда, я не позволю. Я буду с ней, я помогу. Как и всегда помогала. Лунка питала к своей ученице почти материнскую любовь. И горе одной из них зачастую оказывалось разделённым на двоих.
- Маленький черный котенок скончался. И две девочки постарше.
Гримаса боли исказила мордашку воительницы, а глаза заблестели от слёз.
- Черняк... Лужица и Птичка... Великое Звёздное племя, почему же... они такие маленькие, ещё даже...
Губы задрожали, и Лунка поспешила отвернуться, тяжело дыша и изо всех сил сдерживая слёзы. Едва ли это вызвало бы осуждение или непонимание у такой внимательной и доброй кошки, как Ручей, однако пёстрая всё равно не хотела ставить ту в неловкое положение. С минуту старшая воительница не осмеливалась поднять взгляд, чувствуя, что может заплакать. Но потом всё же, когда ком в горле немного отступил, Лунка снова посмотрела на Ручей.
- Прости, я просто... не могу думать об этом, - кошка тяжело вздохнула. - Малютка, говоришь? Ничего, выздоровеет, и Серебро Звёзд сразу же посвятит её. Главное, что она и дети живы и здоровы. Остальное пустое, - уголками губ улыбнулась воительница, замечая, что речной будто бы неудобно говорить об этом. - Если Звёздное племя дало малышей, значит, знало, что она справится.
Досада вновь мелькнула в голубых глазах, когда Лунка подумала о промысле предков. Ничего, ещё не поздно, многие и не в мои луны мамами становились.
- Мы, наверное, очень вам досаждаем, да?
- О, некоторые и в благодатные и щедрые Зелёные Листья будут жаловаться на жару да ленивых мышей, - добродушно усмехнулась воительница, понимая, что Ручей могли смутить разговоры расположившихся неподалёку и колких на языки Ласточки и Беркута. - Всё в порядке, мы рады помочь вам. Порой племенам нужно помнить, что с соседями можно не только грызться за кусок территории, но и поддерживать друг друга.
Со скалы предводителя донёсся зычный голос Грозозвёзда. Лунка обернулась, вся обратившись во внимание. Лидер говорил уверенно и вдохновляюще, старшая воительница то и дело поглядывала на Ручей, как бы говоря, "видишь, всё в порядке, мы выйдем вместе против общего врага, как союзники". Затем посвящение. Пёстрая вместе с соплеменниками выкрикивала имена новопосвящённых, зная, что для засидевшихся в ученической палатке эта церемония очень важна.
- Буду рада завтра отработать с тобой пару приёмов, - промурчала Лунка, в усы усмехаясь. - Можем даже сейчас пройтись в лес да присмотреть полянку получше, а то с утра все разбредутся по территории, и ютись потом под каким-нибудь пнём.
Старшая воительница поднялась на лапы, почти уверенная, что речная будет не против. Ну, или найду Светомура. Весь в работе, наверняка забыл об отдыхе. Нужно будет загнать его в палатку, чтобы выспался как следует.

>>> опушка

Отредактировано Лунка (2018-05-21 21:27:24)

+3

543

Долгим, пронзительным взглядом он смотрел прямо в мордочку кошки, дрейфуя по сомнительным водам между отрезвляющим происходящим и градусом вечного напряжения в венах; перед глазами смещалась фокусировка и зернились краски, создавая помехи и искажая эфемерность происшедшего.  Несмотря на явный намёк тревоги в глазах Ласточки при упоминании о смерти соплеменников, на бурой морде, казалось, не дрогнул ни один мускул. 
Терять молодняк всегда большой удар для племени, - хладнокровно   бросил самец,  прощупывая дюймы рыхлой почвы когтями, даже не пытаясь заставить себя хотя бы видимо проникнуться горечью утраты, из раза в раз ища в себе более мотивирующую причину тому, чем пресловутое «жалко», - Это реальность, птичка, - грудная клетка всколыхнулась в рваном вдохе упрямого сопротивления  мышечному недомоганию, когда исполин подался вперёд и невольно коснулся подбородком чёрной макушки.  Осталось ли в его чернеющей душе место искреннему состраданию? Беркут незаметно ухмыльнулся своим мыслям, признавая их донельзя смешными и довольствуясь ставшей уже привычной ему пустотой. 

Не заводись, -  невольно сморщив нос, в зеркальном недовольстве скривив плотно сжатые губы, хмыкнул он; взгляд лениво переместился на фигуру речной воительницы, имя которой он вряд ли мог вспомнить, даже если бы очень захотел, - Подумай о том, какой должок будет висеть за ними после, - дальнейшие слова утонули в громогласном кличе предводителя, созывающем собрание, что отразилось очередной волной суеты по всей поляне.

но те, кто ушёл от нас в ряды Звёздного племени, не простили бы нам распрей и разногласий, - бурошкурый ощерился в неподдельной усмешке вместе с тлетворным негодованием, разливающимся по венам, производящим ядовитую диффузию в бурлящей крови; не спуская горящего взора с лидера, открыто насмехаясь, тщетно не понимая, что истинно скрывалось за пронзительными интонациями, стремящимися к изящным вдохновенным нотам, и в синих глазах, не меняющих свою палитру звёздного индиго под гнётом заученных высокопарных изречений. Красивыми речами ты не изменишь всю ту глубокую срань, в которую загнал своё племя.

Бред, - не желая больше слушать красноречивые песнопения, которые будили в груди лишь всепоглощающую ярость, Беркут импульсивно подорвался, - Тебе ведь осторчетело  здесь находиться? - встречая вопросительный взгляд льдистых глаз, произнёс он - Займёмся охотой, , - настроение от непрошибаемо-умиротворённого вновь начало скатываться в нервно дерганное.

>заросли утесника

+1

544

заросли утёсника → главная поляна грозового племени

Вошедши на поляну самым последним, ученик последовал примеру остальных, отнеся плети утёсника к вовсю работавшим над палаткой воителям. К счастью, в помощи те не нуждались, потому котик, размяв разболевшуюся от тяжести ноши шею, поплелся куда-то в сторону от входа в лагерь, попутно исподлобья окидывая уставшим взором пеструю толпу на присутствие знакомых фигур. Кажется, или будто народу стало больше? Возможно, скоро начнутся сборы патрулей? « И то было бы очень кстати, » — серый котик остановился, лизнув переднюю лапу и став ею тереть морду — всё-таки одна из колючек сумела запутаться в шерсти на щеке, — « С нашим приходом увеличилось количество голодных ртов; лес слишком тесен для двух племен, и, пусть сейчас Юные Листья, в нем найдется пропитания едва ли на половину от всего этого сборища. Глупо этого не понимать... »
Наконец-то поддев гнусный шип когтем, Воплелап резко вытянул лапу вперед и поморщился, когда вместе с иголочкой оказался вырван небольшой клок шерсти. Посмотрев на проделанную работу и невесело отметив, что такими темпами он скоро облысеет напрочь, неторопливыми движениями погнул в нескольких местах колючку, затупил ей кончик, дабы та больше никому не принесла вреда, и откинул в сторону. Отряхнувшись, оруженосец, выпрямившись, снова обвел янтарными глазами толпу, к радости своей, сумев отыскать среди всех этих мельтешащих тел Ручей. Коротколапый, конечно, нейтрально относился к чужакам, и в другое бы время, может быть, решился бы познакомиться с местными учениками, но рядом со своими всё же чувствовал себя лучше. Зацепившись взглядом за знакомую полосатую спину, янтароглазый рысцой направился к воительнице, когда заметил стоящих подле нее двух кошек. Первую, огромную и белую, пушистую, аки облако, он не знал, что было логично, поскольку от той пахло грозовым племенем, а во второй приметил свою соплеменницу. Обогнув Ручей со спины, серый подошел к небольшой бело-коричневой кошечке, коей оказалась Цепкая, одним ухом слушая раздавшийся со стороны могучий глас — Грозозвёзд начинал собрание.
Привет, — Воплелап запнулся, повнимательней вглядываясь в глаза соседки по палатке. Он, сколько себя помнил, всегда плохо распознавал настроение окружающих, но тут уж надо быть совсем слепым, дабы не увидеть напряжения собеседницы. Уши сами собой стали торчком, — что-то не так?
Голос ученика звучал как-то спокойно, даже... равнодушно? Серошкурый и сам не понимал, зачем спрашивает такие глупости, а самое главное — ради чего? Как повод поговорить? « Правильно, душенька, так и дальше сидел бы в своих мрачных мыслях, как в непроглядном тумане, отрезанный от реального мира, подавляя минимальные потребности в общении со сверстниками. Смотри, скоро, поди, одичаешь. »

+1

545

Черняк. Лужица. Птичка. Когда маленькие неподвижные тельца стали обретать имена в сознании Ручей, трагедия оказалась огромной, устрашающей. Серая воительница в момент слабости отвела взгляд от исказившегося от горя лица Лунки, которая (как выяснилось впоследствии) была не королевой, а лишь помогала соплеменницам с малышами.
Впрочем, синеглазка была бы рыбоголовой дурой, если бы не заметила, с каким трепетом красивая трехцветная кошка говорила о котятах, и Ручей все-таки вернула к ней сочувствующий, участливый взгляд.
- Прости, я просто... не могу думать об этом, - кошка тяжело вздохнула, и речная воительница, осмелев, осторожно коснулась хвостом лапы собеседницы, словно бы утешая и поддерживая.
Разговор как-то плавно вернулся к Малютке, и Ручей слабо улыбнулась тому, как Лунка умудрилась прочитать мысли речной.
- Если Звёздное племя дало малышей, значит, знало, что она справится.
- Уверена, справится. Ваша с Пантерой помощь бесценна, малыши растут крепкими и сильными, - вежливо мяукнула Ручей, которой, впрочем, не до конца нравилась эта ситуация, и она от души злилась на Толстолобого: да, Пантера выкормила этих крошек, но почему он не велел кому-то из соплеменниц стать временной нянькой для своих котят? Все-таки неправильно, чтобы чужая королева воспитывала потомство речных котов, как бы добросердечна она ни была.
Лунка утешила Ручей и в том, что они совершенно не досаждают Грозовому племени своим затянувшимся визитам, и серенькая добродушно закатила глаза: трехцветная была очень вежливой, говорила участливо, но... Все-таки, каждое племя должно жить само по себе, и не может быть комфортным такое вынужденное сосуществование.
Но поднимать эту тему не хотелось: дымчатая подняла голову на клич чужого предводителя, поискала (и не нашла) глазами своего и слегка подобралась, слушая собрание Грозового племени. Предводитель дал воинские имена двум оруженосцам, молодым и крепким, и Ручей от души улыбнулась, негромко выкрикивая их имена среди голосов двух племен.
- Буду рада завтра отработать с тобой пару приёмов, - вдруг предложила собеседница, и Ручей приободрилась. - Можем даже сейчас пройтись в лес да присмотреть полянку получше, а то с утра все разбредутся по территории, и ютись потом под каким-нибудь пнём.
- Отличная идея, - проурчала серенькая, поднимаясь.
- Можем пойти к воде, и я покажу тебе пару интересных приемов в водоеме, - с веселым прищуром предложила речная, готовая последовать за своей новой приятельницей. Из-за спины неожиданно показался Воплелап, и Ручей, которая в последнее время старалась приглядывать за этим юнцом, ободряюще тому улыбнулась. Впрочем, кошка храбрилась: каждый раз, видя этого ученика, серая не могла не возвращаться к мысли, что ее Жемчужнолапка могла бы тоже быть здесь. Расти. Быть может, она уже стала бы воительницей.
- Можем потом пойти порыбачить, - предложила серая, дружелюбно ткнувшись лбом в плечо рослого кота. Махнув тому на прощание, воительница последовала за Лункой.

---> за Лункой

Отредактировано Ручей (2018-05-20 20:46:52)

0

546

Черно-белая просто физически ощущала, как улучшается ее состояние в компании с этим суровым, надменным, почти похабным самцом - и все-таки Беркуту удавалось своими язвами выводить Ласточку на путь истинный, то бишь тернистый и языкастый.
И все-таки она почти не удивилась, отметив, как жестко бурый кот отреагировал на новость о кончине молодняка, отчего даже Ласточка потупилась, бросив короткий взгляд бледно-голубых глаз туда, где сейчас горевала её сестра.
- Она этого не заслужила, - негромко буркнула воительница, взволнованно качнув хвостом. Пантера всегда была добрее и мягкосердечнее - несправедливо на нее взваливать сначала целый выводок маленьких спиногрызов, а после отбирать у королевы эту "награду" самым жестоким способом.
Он коснулся. Подбородком статный вояка слегка коснулся затылка идущей на выздоровление, и она с легким, коротким "урлык" подалась навстречу, а после - отстранилась. Вот еще, нежничать с Беркутом, да еще и на глазах у всех. Намеренно оставив без внимания эту маленькую инициативу, которая согрела даже её обледеневшее дамское сердечко, Ласточка слабо хмыкнула, когда их разговор зашел в привычное русло колкостей и язв.
- Не заводись, -  невольно сморщив нос, неожиданно лениво протянул кот в унисон холодному взгляду черно-белой строптивицы, которым она сверлила фигурку Ручей, слишком тощую и невзрачную на ее вкус. Презрительно фыркнув и многозначительно глянув на Лунку (кошка очень надеялась, что подруга Светомура увидит этот настойчивый посыл соплеменницы), Ласточка отвернулась к собеседнику.
- Подумай о том, какой должок будет висеть за ними после, - заметил Беркут под одобрительный прищур кошки.
- Я сама подойду к Грозовезду и сообщу, что он просто обязан оттяпать у них добрый кусок земли. Уверена, у речных шкурок найдется территория посуше да подобротнее, - протянула Ласточка, покачивая пушистым хвостом и нет-нет, да и задевая им массивные лапы самца.
Её отвлекли: Грозозвезд, вышеупомянутый, созвал собрание, и кошка впервые за весь день удивленно подняла брови: после пылкой речи молодой лидер позвал к скале её непутевую, непослушную Бурянку и её дружка, которые уже давно заслужили быть воителями.
И были бы ими, бестолочи рыжие.
И все-таки глаза выдавали, насколько горда была Ласточка: будучи еще молодой, она сейчас наблюдала за становлением её первой ученицы, и как её вместе с Лучелапом (к воспитанию которого черно-белая тоже оказалась причастной) посвящали в воители.
Бурохвостка. Лучезарный.
- Наконе-е-е-ец-то, избавили меня от тяжкой ноши! - достаточно громко протянула Ласточка вместо поздравлений, лукавым прищуром всматриваясь в Бурохвостку. Заслужила, дрянная девчонка, ох заслужила. Черно-белая была уверена: от новоиспеченной воительницы не укрылся гордый, торжествующий взгляд её наставницы, и она приняла сидячее положение, гордо распушившись.
- Тебе ведь осторчетело  здесь находиться? - едва Ласточка обернулась к нему с самодовольной улыбкой, произнес Беркут под одобрительный мурлык воительницы. - Займёмся охотой, - решил за них обоих самец. Довольно потянув передние лапы до хруста в суставах, Ласточка предвкушала первую за долгие недели вылазки в лес.
И игриво пообещала сама себе не поддаваться больше Беркуту в его намерениях: хочется, очень хочется.
Но позаигрывать хочется больше.
Пребывая в превосходном настроении и совершенно (к своему слабенькому стыду когда-нибудь потом) позабыв о малышне под ее присмотром, Ласточка увильнула из лагеря в лес, в запахи, освобожденные от кислого смрада болезни.
И этой звездоцаповой рыбы.

----> за Беркутом

+2

547

Бежевичка крайне усердно сдирала мох с коры дерева, а Ураган, сидя рядом, внимательно наблюдал за ее действиями с таким выражением, словно он задумался о смысле бытия, не меньше. Наконец, ученик и сам поднялся с земли и принялся помогать сестре в этом полезном деле. Он вздрогнул, когда по телу прошелся электрический разряд от внезапного соприкосновения с кошкой. Забавно фыркнув, кот выдал:
- Ай, словно чем-то укололо.
Дальше недолго молчали, просто выполняя поручение. Делая то, что должно, и получая от этого удовлетворение. Впрочем, сердце Урагана грозилось выпрыгнуть из груди явно не из-за того, что такая работа приходилась ему по душе. Слегка раздраженно кот отметил, что собственные эмоции, всегда казавшиеся такими понятными и логичными, теперь было сложно как-то обосновать. Все, что он чувствовал сейчас… Оно было таким странным и неправильным.
Погруженный в свои мысли, он даже не заметил, как Бежевичка оторвалась от работы. В какое-то мгновение она обратилась к нему с совершенно странным вопросом. Спросила, много ли она сможет оставить после себя.
«И почему в ее голову лезут подобные мысли?» - обеспокоенно подумал Ураган. Он быстро лизнул сводную сестренку в щеку, отвечая на ее шепот таким же шепотом:
- Ну, конечно. Ты даже не представляешь, какой огромный потенциал в тебе сокрыт, - ученик улыбнулся. У него в голове кружили стаи из фраз, которыми он обосновал бы свое высказывание, но Бежевичка внезапно схватила мох, и, скатывая его в ком, хихикнула, растягивая губы в улыбке. Ураган решил, что она откинула в сторону несколько меланхоличные мысли, а потому не стал возвращаться к этой теме. Впрочем, на всякий случай он все же добавил:
- Ты можешь говорить мне все, что на ум придет. Я никогда не стану осуждать тебя. Что бы ни случилось, я буду на твоей стороне. Всегда. Веришь?
Он знал, что она поверит. Просто чувствовал, что иначе быть не может. Ему нравилось, что между ними существует это редкое, почти магическое доверие.
Рядом с Бежевичкой все всегда обретало особый смысл, а слова так и рвались наружу. Порой наоборот – застревали в горле от неведомого волнения. И правда какие-то чудеса.
– Что ты думаешь о Грозовых котах и о том, что пережило наше племя?
- Думаю, что мы выстоим. Меня беспокоит состояние наших соплеменников, но я верю в их силы. Грозовые не вызывают у меня доверия, но они позволили нам остаться. Думаю, я благодарен, хотя особо теплых чувств к ним не питаю, - недолго думая, ответил Ураган. Но, по правде говоря, это было не все. Понизив голос, ученик добавил: - Знаешь… Считай меня эгоистом, но ничье здоровье не беспокоит меня сильнее, чем твое. Я просо не могу заставить себя переживать за тяжелобольных хоть немного сильнее, чем за тебя.
Это было сказано, как секрет. И очень хотелось, чтобы Бежевичка все поняла правильно, иначе он мог предстать в ее глазах не в лучшем свете. По собственной же вине.
Стараясь не смотреть в глаза сводной сестре, Ураган окинул взглядом лагерь. Его внимание привлек какой-то грозовой воин, который внезапно вмешался в разговор Ручей и Цепкой. Ученик попытался уловить суть разговора, но ничего не понял, а потому легонько ткнул Бежевичку в бок, кивая в сторону того самого воина:
- Хэй, как думаешь, о чем они говорят?

+2

548

- Ты потому и не болела, что подальше держалась от зараженных, - Цепкую так и подмывало возразить, ведь она тенью все равно была рядом с целительской, поглядывая из-за угла, что там шаманит лекарь с травами. Да, до этого дня она особо не показывалась целителям на глаза. Видимо некое шестое чувство всё таки не зря уберегало её от этого поступка. Но стоит ли об этом говорить воительнице?
"Нет, всё таки хвост у меня один, оторвет еще, и глазом моргнуть не успею..." - Подумала ученица, насупившись.
- Это не твоя забота, Цепкая! - Воскликнула Ручей, а желтоглазая вскинулась возразить, но серогривая на этот раз не дала и слова сказать, отчитывая кошечку совсем как несмышленного котёнка. - Клоповник - целитель, и раз предки послали ему такие испытания, значит уверены, что он справится! Ты - ученица Речного племени, и тебя должно заботить, чтобы твои соплеменники были сыты и защищены, а потому - пожалуйста. - Цепкая приготовилась еще к получасовому отчитыванию, но её положение спасла грозовая воительница, так вовремя вмешавшаяся в разговор. А через несколько секунд к ним подошел Воплелап и его слова почти утонули в призыве Грозозвезда на собрание.
— Привет, - Цепкая вскинула голову, встречаясь взглядом с товарищем по палатке. Глаза сверстника были чуть темнее, чем у коричнево-белой, напоминая ей о расплавленной древесной смоле. Взгляд Воплелапа был внимательным, даже несколько...изучающим? От этого взгляда по телу ученицы толпами пробежали мурашки. — что-то не так?
Цепкая тряхнула головой, прогоняя прочь странное ощущение и резко хлестнула хвостом себя по боку.
- Еще как не так! - Шикнула кошечка и придвинулась к Воплелапу, чтобы их разговор не мешал другим котам, внимательно слушающим речь грозового предводителя. - Меня уже кажется целую вечность отчитывают за то, что я предложила грозовому целителю свою помощь! - Тихое рычание так и клокотало в горле у Цепкой, но вырваться рыку она так и не дала. Желтые глаза горели раздражением и не понимаем. Пока коричнево-белая высказывалась товарищу, к ним подошел еще один грозовой воитель и остановился рядом с Ручей. Первые его слова ученица пропустила, но услышал своё имя, уши в то же мгновение встали торчком, а сама кошка повернула морду к светло-рыжему воину.
- ...однако… Цепкая, зачем же ты так прицепилась к целителям? Никто не помогает, правда? Интере-есно, откуда же тогда травы берутся, если спасатели наших жизней денно-нощно следят за больным. И еда врачевателями тоже каким-то, явно невероятным, образом доставляется, - От тона грозового Цепкая поморщилась, словно бы ей под нос сунули мох смоченный мышиной желчью. Кошка кинула на Воплелапа многозначительный взгляд, полный безысходности. Желтые глаза кошки так и кричали "ну вот посмотри, ско-о-олько это может продолжаться..."
"Еще один..." - Уныло подумала ученица. "Как им объяснить, что тянет меня в сторону палатки целителя и их знаний?" - Однако, слова воителя заставили Цепкую задуматься. Так ли всё было плохо, как ей показалось?
— Отставить эмоции, думать головой, - Кошка задрала носик и посмотрела в глаза воителю. Ещё бы знать его имя...
- Есть, сэр!... - Цепкая поднялась на лапы и опустила хвост, заставляя его оставаться без движения, хотя тот так и норовил по привычке хлестнуть бок. Грозовой воитель смотрел на ученицу, и та никак не могла прочитать что-либо по ним. Голубые глаза казались кусочками холодного, колкого льда. Однако, следующие слова воина заставили Цепкую едва ли не подпрыгнуть. Её еще никогда не брали собирать лечебные травы! Это же должно быть очень здорово! Едва сумев проглотить радостный мяв и с готовностью закивав, выражая полное согласие отправиться за травами хоть сейчас, кошка с опаской посмотрела на скалу собрания, с которой вещал Грозозвезд. Вряд ли он будет доволен, что какая-то ученица прервет собрание. Пока светло-рыжий отвернулся к воительницам, Цепкая, радостно сверкая желтыми глазищами, обернулась к Воплелапу.
- Не хочешь тоже пойти собирать травы? Это же всяко лучше, чем менять старейшинам и королевам подстилки и кормить блох мышиной желчью! - Чуть ли не в самое ухо товарищу зашептала ученица, а пушистый коричневый хвост тем временем мотался по земле влево-вправо, поднимая пыль прямо на парочку оруженосцев. Кошка топорщила усы, не обращая внимания на поднятую пыль.

+1

549

Так или иначе тема оставления после себя великой памяти очень волновала кремовую ученицу, ведь Бежевичка всегда отчаянно стремилась быть замеченной и вознагражденной за свои труды. Мечтая исполнить великие цели на благо своего племени, а может даже и всех племен, юная кошка частенько задумывалась об этом, отдавая всю себя мечтаниям, вглядываясь пустыми глазами в такую же равнодушную бездну мира. Чувство никчемности жизни по сравнению с жизнью природы преследовало по пятам, и порой было так трудно выполнять даже самые рядовые обязанности, когда в душе жгучим ядом растекается боль и нелюбовь к себе. Для Бежевички многое значило духовное состояние, и частенько от него целиком зависело, сможет ли она сделать что-то хорошо или нет. С восторгом она смотрела на тех, кто, вопреки всем своим переживаниям, делал все на отлично. Активно следуя их примеру, ученице было трудно не расстраиваться от неудач, которые в силу юного возраста преследовали на каждом шагу.
В глазах Урагана на мгновенье мелькнуло скрытое удивление, но Бежевичка успела ухватить этот огонек и отвела опаленный взор, будто обожглась чужой эмоцией. Спрашивать подобное, наверное, было плохой идеей. Ураган быстро, но так смачно, в его стиле, лизнул подругу в щеку, и в его действии явно читалась обеспокоенность, которая заставляла кремовую все больше и больше стыдиться. Очень тяжело было заставлять кого-то чувствовать обеспокоенность, видеть в выражении морды, в движении эти легкие, едва заметные нотки… Щека все еще горела от теплого шершавого языка, и юная кошка, поймав взгляд Урагана, прижала уши к затылку и зарделась.
- Ну, конечно. Ты даже не представляешь, какой огромный потенциал в тебе сокрыт, - мягким шепотом, даже немного сердечным отозвался старший оруженосец. Бежевичка ощутила в себе дикое смятение, всегда подобные разговоры на виду казались слишком неправильными, слишком не такими, о чем нужно говорить. О быте! Природе! Но не о собственной слабости.  - Ты можешь говорить мне все, что на ум придет. Я никогда не стану осуждать тебя. Что бы ни случилось, я буду на твоей стороне. Всегда. Веришь? – и все же было что-то очень сокровенное в этих словах, окрыляющее, способное приподнять тело и дух. Зеленоглазая с благодарностью посмотрела на Урагана, эти слова для нее были очень ценными, потому что ей всегда было сложно найти в себе правдивые мысли, а не такие, как требует того ее общество. В глазах юной кошки Ураган выглядел прекрасным рыцарем, защитой и опорой, и сейчас он лишь подтвердил свое негласное правило.
- Верю, - кивнула Бежевичка, мягко улыбнувшись, ведь она ему всегда верила, и это было ее скрытой слабостью. Ее взгляд повеселел, и она хихикнула в усы, -  Тогда я скажу, что мне уже совсем надоело сидеть в этом лагере! – переводя тему от личной, поджарая кошка продолжала заниматься мхом и изредка переводить лукавый взгляд на старшего брата.
  - Знаешь… Считай меня эгоистом, но ничье здоровье не беспокоит меня сильнее, чем твое. Я просто не могу заставить себя переживать за тяжелобольных хоть немного сильнее, чем за тебя, - ох, от Урагана так и исходила нежность, и, замерев с глупой улыбкой на мордочке, бежевая кошка оттаяла и мягко боднула брата в лоб, решив наконец проявить ответное согревающее тепло. Всегда, когда ей дарили подобное тепло, она не хотела оставаться в долгу. Положив свою голову на голову Урагана, привстав при этом, Бежевичка счастливо прикрыла глаза.
- А для меня нет ничего важнее твоего здоровья, твоей жизни и твоего счастья, - проурчала она, а затем с легкостью отошла от кота, словно бы ничего и не было. Она загадочно и с нотками теплоты на морде улыбнулась и пошла доделывать работу. Кремовая сильно устала, перекатывая мох к палатке, где он хранился. Наконец они с Ураганом завершили всю работу, и сели довольные отдыхать. Бежевичка стала активно себя вылизывать, очищая свою шерсть от грязи, да иногда, словно бы случайно, переводя все в игру, проходила язычком и по шерсти братца. Они спокойно выслушали собрание, но чужие дела едва ли касались их детских умов. Бежевичка старалась не слушать, а просто делать вид, что ей это интересно. Еще немного, и она совсем загрустить в чужом краю, и все эти проблемы лишь нагоняли тяжелую тоску.
- Хэй, как думаешь, о чем они говорят? – вдруг пихнув в бок, мяукнул Ураган, и кремовая обратила внимание на грозового воина.
- А пошли, узнаем! Кажется, намечается что-то интересное, чего мы тут будем бока отращивать, чай не королевы, - хихикнула кремовая, и легкой походкой пошла к небольшой взрослой компании.
– Привет! – обратилась она к ним, края ухом услышав про травы, - Мы очень хотели бы помочь с травами, сейчас любые лишние лапы не являются лишними, - с показной мудростью, мяукнула малышка, с нетерпением уставившись на Клекота.  Ей очень хотелось вырваться наконец куда подальше, а наставник все болел и болел, и лагерь был так уныл, так уныл, что даже компания Урагана не могла радовать вечно. Но без него выбраться наружу тоже как-то не очень, поэтому все вместе-вместе… Так ведь будет всегда?

+1

550

Цепкая, встряхнув головой, яростно хлестнула себя хвостом по боку, а оруженосец тем временем приготовился к последующей гневной тираде. Такие жесты никогда не приносят за собой ничего хорошего.
Еще как не так! — обиженно шикнула ученица, прежде чем подойти поближе к серошкурому, — Меня уже кажется целую вечность отчитывают за то, что я предложила грозовому целителю свою помощь!
Воплелап наклонил голову набок, вглядываясь в желтые глаза соплеменницы. Слишком уж мало информации для того, чтобы завести добротный разговор. Котик никогда не любил такие диалоги, особенно если собеседник чем-то раздражен: никогда не знаешь, что может расположить его к себе, а что — ещё более разозлить, поэтому приходится осторожничать и высказываться как можно более нейтрально. В целом, всё это походило на прогулку по болоту, где нужно ступать медленно и каждый раз надеяться, что после следующего шага ты не окажешься в по уши трясине.
Несправедливо, — осторожно отметил он в полный голос, за что словил злобный взор от незнакомого грозового воителя, обернувшегося на шум. Вжав голову в плечи и пролепетав еле слышимое « Извините », продолжил, но уже тише, — Они не должны были ругать тебя за предложение о помощи, могли ведь просто спокойно отказать,« но я сомневаюсь, что тебя бы это остановило »Хотя, сейчас время такое... Все на нервах. Не удивлюсь, если кто-нибудь не удержит своих когтей и решит испробовать их на чужой морде. Вот честное слово, скоро кто-нибудь точно подерется!
К этому времени к компании, состоящей из пары учеников и воителей, подошла ещё одна фигура. Длиннолапая, высокая, с большими ушами. Серый похолодел, когда в сознании мелькнули образы котов с похожим внешним видом. Образы тех, с кем ему не стоит встречаться. Однако, бросив беглый взгляд на новоприбывшего, янтароглазый узнал в нем воителя, рассказавшего про лагерь. Клёкот решил заместить Ручей, ушедшей с белой незнакомкой на тренировку, приняв участие в отчитывании Цепкой, которая, похоже, скоро откинет лапы от бесконечного потока осуждений, лившихся на неё. Ну, именно так воспринял Воплелап взгляд, брошенный на него бело-коричневой кошкой.
Коротколапый принял решение на некоторое время отвлечься от них, переключившись на речь Грозозвёзда и с интересом наблюдая, как двое грозовых котов, чуть старше самого янтароглазого, по очереди подходят к предводителю, позволяя вожаку дотронуться до своих лбов подбородком. Новопосвященные? С одной стороны, можно было показать уважение к временным союзникам, поздравив новоиспеченных воинов, а с другой мог напроситься не только на недовольствие местных обитателей, но и на оплеуху от соплеменников. Рисковать репутацией не хотелось, поэтому он молча слушал возгласы котов, чьими соплеменниками приходились эти двое. Тут же над толпой раздался протяжный, громкий голос, чей обладатель радовался своей наступившей свободе. Воплелап обернулся на бело-черную кошку, хозяйку этих слов. Задумчиво моргнул. « Их наставница? »
Что-то больно кольнуло в груди у серошкурого, заставив прищуриться и стиснуть челюсти.
« Мой наставник. »
« Он погиб. »
Воплелап всю свою жизнь своим первым, настоящим наставником будет считать Черепа. Всегда. Но Череп мертв, на небесах, а ученик его все ещё на земле, и ему надо закончить воинскую подготовку. С другим наставником.
От одной мысли, что его отдадут под попечительство другому воителю, оруженосцу несколько поплохело. Мысли вихрем закружились в его сознании, рискуя превратиться в настоящий ураган, который отшвырнет долой остальные чувства и затянет в бездну горести и скорби. Выпустил когти, со всей силой вцепившись ими в землю. Шерсть на загривке приподнялась, ощетинившись, словно ежовыми иглами. Именно в таком состоянии к нему обернулась Цепкая.
Не хочешь тоже пойти собирать травы? — ни тени прошлой раздраженности, только яркая, неподдельная радость. Серый обернулся, с полными тоски глазами смотря на счастливую морду соседки по палатке, — Это же всяко лучше, чем менять старейшинам и королевам подстилки и кормить блох мышиной желчью!
Встал и потряс головой, отгоняя унылые мысли прочь: негоже остальным знать, что он все ещё не смирился со смертью голубоглазого воителя. Повернувшись к кошечке, он приветливо качнул головой, словно ничего и произошло.
Конечно. Мне тут всё равно делать нечего, только под лапами путаться...
Привет! Мы очень хотели бы помочь с травами, сейчас любые лишние лапы не являются лишними.
Коротколапый обернулся на из ниоткуда взявшийся голос. Перед ними стояла парочка речных оруженосцев, в которых нетрудно было узнать Бежевичку и Урагана, и которые обращались явно к рядом стоящему Клёкоту, всё это время высоким силуэтом нависавшим над мелкими. Серый прикусил губу, с отчаянием вглядываясь во все их счастливые морды. Как? Как они не понимают? Неужели они забыли?
« Наше племя прогнано, несколько котов погибло, ещё часть осталась под гнетом налетчиков. Почему вы все делаете вид, будто ничего не происходило?! »
дополнение

Отредактировано Воплелап (2018-05-25 20:07:58)

+6

551

>палатка целителя

Поляна встретила его относительной малочисленностью присутствующих; сквозь звон в ушах доносилось эхо чужих голосов и шум шелестящих ветвей, качающихся под редкими, беспорядочными порывами ветра. Дни прибывания под неизменно-угнетающим сводом душной целительской, периодично атакующая  бессонница и полнейшая апатия ко всему происходящему, когда твоё тело то и дело охватывает нестерпимой агонией, оставили свой неизгладимый отпечаток в глубине замыленного  подсознания.

Растянув наконец позвоночник по всю длину, вытягивая лапы, он дал ощутить себе приятные мышечные вибрации, свободу, не ограниченную скупым пространством. Щеки раздувались под давлением струящегося по внутренним стенкам пасти воздуха, когда кремовый, скрываясь тенями, переместился к заранее примеченному, и, кажется, теперь  излюбленному месту в корнях окраинно растущего дерева. Флегматичный  взгляд проясневшей синевы осматривал поляну, скучающе цепляясь за хаотично мелькающие силуэты и сменяющие друг друга разномастные морды. Удостоив вниманием небольшую группу собравшихся котов, он смог разглядеть в общем столпотворении несколько знакомых лиц речных оруженосцев; по прикинутым догадкам мозг выдал наиболее логичный итог  - собирался патруль - на этом моменте интерес юнца растворился в вихре невидимых частиц приподнятого настроения, оставив на тёмной морде лишь тень изогнутой ухмылки.

Приняв на себя самый непринужденный вид из всех имеющихся, мол, он здесь со своими усами, ждёт у моря погоды и совсем не собирается заниматься навязанной рутиной, Аконит уверенно подбоченился, лениво размыкая пальцы и чертя когтем по поверхности  незамысловатые узоры, переосмысливая в голове нечто сокровенное для себя, прерываемый после гулким урчанием собственного желудка, настойчиво требующего живительных соков обильной порции пищи. Аппетит с момента активного выздоровления у него проснулся действительно зверский, и даже видимая скудность кучи с дичью не остановила намерений оголодавшего хищника, желающего сейчас хорошенько подкрепиться.

+1

552

<--- откуда-то
Бархатец сидел, лениво потягиваясь, и, время от времени, лизал свою мягкую шерстку на грудке. Хоть и держался этот малый довольно непринужденно, да и болезнь, хвала Звездам, обошла его стороной, но в сердце юноши закралась тревога, что будто шип впилась в его плоть, при этом заставляя боль эхом отдавать во всём теле. Тревога эта была связана ни с чем иным, как с состоянием своей любимой (и пока единственной) подруги - Малютки. Если не скрывать всей жгучей, словно крапива, правды, эта юная особа, миниатюрная, с прекрасными медовыми глазами и мягкими чертами лица, по иронии судьбы, была не только его лучшим другом, но и стала его первой любовью, после матери, разумеется. Чувства волной нахлынули на тогда еще оруженосца и накрыли его с головой. К сожалению, Бархатец, хоть уже и знакомый с этим чувством, не имел понятия, как нужно вести себя с дамой сердца. С мамулей всё было проще - Она любила его, а он любил её. Их чувства были нежными и спокойными. Если сравнивать их с чем-то, то они походили на озеро. А то, что чувствовал котик к Малютке, было скорее рекой, бурной, безудержной. Правда, Бархатец, неопытный в любовных делах, подавал знаки внимания в таких простых вещах, что каждый кот их может сделать и просто так.
А теперь - звездоцапова душа! - подруга детства, еще оруженосец, лежит в палатке целителя не только из-за болезни, но и от того, что родила от какого-то... нехорошего кота.
Это ж надо было так? Если бы Бархатец только мог как-нибудь повлиять на ход истории, если бы лучше следил за Малюткой, если бы, в конце концов, сумел завоевать её сердце еще тогда, может, этот рыбоголовый не сделал бы ей котят?
Бархатец не знал, кто этот кот, потому что Малютка решила воспользоваться правом на молчание, а воитель не настаивал, ведь уважал её решение.
Душа рвалась поближе к подруге, а тело оставалось маленьким камешком валяться на поляне Грозы. Глас рассудка твердил, что еще один больной кот - точно не то, что нужно сейчас, в эти тяжелые времена. Тем более, о какой поддержке может пойти речь, если Бархатец тоже сляжет? Нет, он должен оставаться здоровым, хотя бы ради неё.
Может, разумнее было бы поднять свой пушистый зад и приносить какую-то пользу, но лапы почему-то отказывались слушаться, оставаясь всё там же, а взгляд обеспокоенно падал на темное пятно - вход в пещеру целителя.

Отредактировано Бархатный [x] (2018-05-29 18:17:23)

+4

553

--->Палатка целителя
Лещик чудесно себя чувствовал, впервые за долгое время. Он съел травы, а после лёг поспать и похоже это помогло. Полный сил рыжий вышел из палатки целителя, собираясь творить. Но вот что? Для начала Лещик решил подкрепиться и направился к куче с добычей. Пока он брал мышь из кучи с едой, то на него напали мысли чем бы заняться. Во время поедания еды у него возникла гениальная мысль. Пойти в такую чудесную погоду на охоту. Печально, что это не территория Речного племени, но и на лесную добычу надо уметь охотиться. Покончив с трапезой и приведя себя в порядок, Лещик начал выискивать с кем сходить на охоту. В одиночку ведь скучно. Сразу исключая котов Грозового племени и видя что многие Речные, что на поляне явно с ним не пойдут, Лещик все же смог найти одного бездельника. Это был Бархатец. С этим воителем у рыжего были положительные отношения, а потому тот с меньшей вероятностью пошлёт его куда подальше. Оруженосец подлетел к молодому воителю и не дав тому понять, что это за рыжее пятно оказалось рядом, начал говорить:
- Привет! Прекрасный день, согласен? Пойдем на охоту! - сходу начал Лещик и прослушав собеседника, пошёл на выход из лагеря почему-то уверенный, что Бархатец пойдет следом.
----> На охоту

Отредактировано Лещик (2018-05-30 14:05:30)

+2

554

Стоило коту ненадолго задуматься о пользе, которую он мог бы принести, о том, что бездельничать, когда в лагере полно больных - плохо, как какое-то рыжее пятно запрыгало, замелькало перед глазами. Бархатец поморгал, и его глаза наконец-то разглядели в этом комке яркого меха речного оруженосца - Лещика.
Котик с ходу налетел на бедного воителя, и тот инстинктивно прижал уши, чтобы сделать шум, издаваемый его соплеменником, хоть немного тише. В этот момент захотелось зло шикнуть на рыжего ученика, но Бархатец сдержался, подавив в горле рык. С этим оруженосцем ему как-то приходилось пересекаться, довольно славный малец, честно говоря. И кот не шибко хотел обидеть или задеть своим поведением, а посему раздражение было выражено легким подрагиванием хвоста. Это движение, похоже, было не замечено собеседником (или очень ловко проигнорировано), потому он продолжил словесный поток. "Если его задача - утопить меня в океане слов, то у него отлично получается," - заметил воитель, не со злостью, нет, а с обычной для него мягкостью и спокойствием. Просто мысль, факт.
Как оказалось, рыжий хотел поохотиться, но единственной ничем не занимающейся жертвой, которая попалась в поле зрения Лещика, стал Бархатец. Воитель сначала хотел вежливо отказаться от столь заманчивой просьбы, в который раз бросая взор васильковых глаз туда, где лежала Малютка, но, повернувшись обратно к соплеменнику, заметил лишь исчезающий, растворяющийся меж деревьев силуэт и, напоследок мелькнувший, рыжий хвост. Кот тяжело вздохнул, поднялся на лапы. Но, приободрившись мыслью о том, что в лесу свежий воздух, да и что он сможет поохотиться для Малютки, воитель бросился вдогонку за Лещиком, уже не чувствуя того раздражения, что испытывал по началу общения с ним.
Смешанный лес--->

Отредактировано Бархатец (2018-05-30 15:13:04)

+2

555

Решительно настроенный на разговор, вожак вышел на главную поляну в поисках Грозозвёзда.

Серебро Звёзд думал о доме каждый день. Он с тоской вспоминал журчание воды, да тихий шелест камыша в лагере, вкус свежей рыбы, влажный воздух у реки, мягкий золотистый песок. Эпидемия Зелёного кашля, казалось, отступила, но после всего пережитого Речной клан потерял немало бравых соплеменников. И в сметри каждого предводитель винил лишь только себя. Проиграли битву не воители, проиграл лишь только он. И каждую ночь, с чувством стыда поднимая глаза на звезды, Серебро обещал всё вернуть. Ему становилось легче от этих клятв, ведь пока племя выздорваливало, это всё, что он мог сделать. Им нужно было время.
Но морозный сезон Голых Деревьев отступил, и в лес, пускай и с большим опозданием, пришло потепление. Снегопады сменились проливным дождями, но и это было всяко лучше сбивавшей с лап метели. Пятнистый считал, что и одиночкам пришлось непросто, искренне надеясь, что болезнь не обошла их стороной. По его расчетам, банда должна была слабнуть. И хотя мысли о пирующих на его землях бродягах угнетали Серебро, он понимал, что рисковать нельзя. Он не может допустить второго поражения, ведь оно станет последним.
И Серебро Звёзд упорно ждал, раз за разом заглушая в себе жажду мести и вопящий голос самолюбия. Но сегодня кот понял, что дать больше нельзя, и пришло время прекратить страдания его племени.

+3

556

опушка >>>

Лунка, чем ближе казался лагерь, тем сильнее сбавляла скорость. Несколько дней назад она заметила первые лёгкие проявления слабости, поначалу испугавшись - уж не заразилась ли она часом Зелёным Кашлем? Снова слечь перед разгаром тёплого солнечного сезона совсем не хотелось, а потому воительница начала вести себя осторожнее, зная о своей невероятной чувствительности к подобно заразе. Но слабость не пропадала, даже когда пёстрая кошечка старалась лагерь не покидать, целыми днями отсиживаясь в детской.
- Да уж, что-то я совсем отвыкла от таких далёких прогулок, сидя в яслях, - тяжело дыша, усмехнулась Лунка, глянув на поравнявшуюся с ней Ручей.
Но вот лаз, который вёл прямо на главную поляну. Воительница слегка мотнула головой, прогоняя усталость, и вошла в лагерь, приосанившись, словно и совсем не запыхалась.
Как удачно сложились обстоятельства - прямо по курсу был Серебро Звёзд, к которому и намеревался обратиться Дербник. Грозовая воительница приблизилась к пятнистому коту и почтительно склонила голову.
- Серебро Звёзд, мы с Ручей наткнулись на... одиночку, - Лунка немного запнулась, припоминая, кем же в итоге является Дербник, - который... Впрочем, наверное, Ручей лучше тебе всё объяснит.
Воительница неловко улыбнулась и, потупив взгляд, отошла в сторону, давая приятельнице право самой рассказать всё своему предводителю. Я, наверное, тут больше не нужна. Пёстрая хотела было направиться в детскую, но тут же вспомнила Светомура, с которым в течение всего дня ни разу не пересеклась. Ох, и где же его теперь искать?..
Лунка приблизилась к палатке воителей, но не заметила внутри светлого силуэта.
- Светомур? - на всякий случай негромко. Но лишь какой-то спящий воитель недовольно заворчал, и кошка поспешила удалиться, чтобы не потревожить чей-то сон.
Усталость давила на плечи, а гудящие лапы отказывались бродить по лагерю в поисках старшего воителя, но разве это могло помешать его подруге? Проходя мимо кучи с добычей, кошка бросила короткий взгляд на дичь, подумав взять пару мышек на перекус, однако живот тут же скрутило, а к глотке подкатила тошнота, и эту идею пришлось отогнать.
Пёстрая оказалась возле временной палатки и вновь повторила свой зов, если вдруг воитель был там.
Может, сказать ему? А если кажется? Ох, как же невовремя, палатка Ореха набита больными, туда и на шаг не подойдёшь. Лунка присела возле ограды и неловко оперлась на неё, чувствуя ломоту в суставах. Она решила, что если не найдёт Светомура, то дождётся решения Серебра Звёзд, наблюдая за беседующими издали, и отправится спать. Может, с Беркутом в лесу? Но что им там делать так поздно?

+4

557

Он внимал каждому слову своего предводителя, слушая внимательно, сосредоточено. Сказанное чужими устами пугало, отзывалось в нем неприятным зудом, да так сильно, что тот почти скрипел зубами. Вместе с тем — держался стойко, сохраняя статный вид даже при подобных обстоятельствах. Пристально наблюдая за происходящим, грозовой обжигал синевой своих глаз. Сегодня он не имел никаких прав на то, чтобы пренебречь этой речью. Он должен знать всё. До последней капли, словно измученный этой жаждой знания, он верно впитывал каждое слово. Слишком много напастей выпало на долю его племени, и он не был готов с этим мириться. Почему-то он думал, что, хоть и отчасти, ответственен за происходящие. Не имея к этому никакого прямого отношения, и зная это, ему все же было стыдно. Синеглазый мог сделать для своего народа намного больше. Не хотел, но верил в это, и сам не понимая почему. Горько. Но нужно двигаться дальше и, может быть, в этот раз он сможет помочь. Истинный воин остается константой даже во время великих перемен — единственное, в чем он сейчас не сомневался.
Посвящение его излюбленной парочки он почти пропустил мимо ушей. Заинтересованность в происходящем выражалась лишь в напряженном взгляде. О чем Камень думал? Надеялся, что новоиспеченные воители не подведут свое племя. А если осмелятся, он лично откусит им уши.

Вообще, Камень не любил подслушивать чужие разговоры. Это всегда казалось ему нарушением каких-то личных границ, которые нельзя переступать. С детства его учили, что каждый имеет право на свои секреты, и совать свой нос в чужие судьбы — дело гиблое. Но в этот раз он не мог ничего поделать: серый оруженосец заговорил так громко, что даже глухой услышит.
Тихо фыркнув под нос, грозовой искоса взглянул на виновников торжества.
Взору его предстала некрупная буро-белая кошечка, настолько хрупкая внешне, что воитель даже испытал некую тревогу за ученицу. "Такая миниатюрная," — она напоминала ему скорее крупного котенка, нежели оруженосца. Как такую пушинку еще не унесло ветром? Товарищ ее тоже не ушел далеко; крупнее, конечно, своей соплеменницы, но все же роста в нем было маловато. Удивительные коты, конечно. Даже приходилось слышать о них пару раз. Отрывками.
Грозовой крепко обвил хвостом лапы, обдумывая, чем бы ему заняться. Впрочем, собрание уже подходило к концу, а диалог двух рыбоедов оказался крайне любопытным. Иной раз прошел бы мимо, да даже ухом не повел в их сторону, но сегодня они вдруг стали ему интересны.

Вижу, за травками вы не особо торопитесь, — протянул он, синей тенью вырастая над речными, — Ты та самая ученица, которая предложила помощь целителю? Хоть и довольно глупо, но... смело.

+2

558

Границы>>>

Одиночка гордо шагал по чужим землям, успешно скрывая свой страх перед неизвестностью его ждущей, а так же перед витающими в воздухе разнообразными, но похожими друг на друга запахами Грозового племени. Что приготовила для него эта диковатая, агрессивная кошка? Ничего хорошего, это ясно. В любом случае, он не собирается ползать здесь на коленках, прося о пощаде.
   Этой территории он еще не видел. Из густого, мрачного леса они вышли за светлую полянку. Неплохо у них тут все обустроено!Здесь уже находились какие-то другие коты, и Катсу, нахмурившись, разглядывал их, а потом посмотрел строго перед собой, как будто решительно задумавшись о чем-то. Возможно, о плане побега. Или о том, что можно попробовать солгать, но вряд ли предводитель племени поверит ему, а не воину собственного племени. В любом случае, ничего такого ужасного он не сделал, и если эта кошка попробует ему навредить, по крайней мере она знатно пострадает, перед тем как враги отправят его на тот свет. Вот уж правда!
Одиночка убаюкивал свои нервы этими мыслями, стараясь не думать о том, что сейчас произойдет. Со стороны он выглядел лишь слегка напряженно. Он чувствовал присутствие за его спиной, и его это нервировало. Вдохнув, он повернулся к кошке, которая вела его, как преступника на казнь, и поглядел на нее прямым взглядом.
- Ну, что теперь? - спросил он нетерпеливо и раздраженно, быстро моргнув несколько раз, словно спешил куда-то, не желая тратить время на всякие мелочные глупости. На самом деле ему было даже любопытно побывать в новом месте, но, конечно, было бы этому лучше произойти в других обстоятельствах. Раньше он никогда не бывал на территориях племен, разве что иногда слегка нарушал границы, но тогда его никто не вел под конвоем - он или вообще уходил незамеченным, или ему удавалось удрать. А бегал он быстро, с такими длинными лапами, возможно, он бы стал успешным воителем племени Ветра. Но все же, жить под указкой какого-то назначенного на основе религиозных глупостей задиры ему не хотелось. Жизнь одиночки, пусть и опасна, и требует самоконтроля и личной ответственности за себя и свою жизнь, пусть у тебя нету возможности излечивать с легкостью полученные раны под присмотром заботливого целителя, а ночью твою норку не охраняют десятки бдительных воителей, так вот, жизнь одиночки интереснее, приятнее по самоощущению, чем все это. Ты, как ветер(о боже, опять этот ветер), волен гулять, где тебе вздумается, и выбирать стиль жизни по себе, на тебе нет оков обязанностей, навешанных на тебя нелогичными уставами, как, например, обязанность приносить кучу дичи в общую миску, или обучать даже не являющихся твоими родственниками  котят.
Все эти мысли проносились в его голове за секунды. Он вернулся в мир настоящего, и его взгляд стал еще упорнее прежнего.

Отредактировано Катсу (2018-06-16 19:41:38)

+2

559

Посвящение будет после этого отыгрыша

Впрочем, через какие бы беды Речное племя не прошло, оно было живо. Серебро Звёзд до последнего надеялся, что предстоящие обряды посвящения он проведет в их родном лагере, после победы, но все складывалось совсем иначе, а ждать больше было невозможно. Его дочери - Мускатик и Бабочка, уже окрепли и подросли, и должны были приступить к обучению, а совсем зрелые Лещик и Воплепап были готовы стать воинами. Проводить посвящение в чужом племени, среди Грозовых воинов, была для него слегка странной затеей, но иного выхода кот не видел. Реальность казалась неприятной, и её было не избежать - Речные коты до сих пор, как нахлебники, сидели в грозовом лагере.
Кот уже было направился к скале предводителя, с четкой целью посвятить засидевшихся в учениках в воинов, но его намерения прервал нагрянувший в лагерь отряд. Заслышав обращение, вожак повернуля, и ответил на приветствие подошедшей Лунки ответным кивком.
- Серебро Звёзд, мы с Ручей наткнулись на... одиночку который... Впрочем, наверное, Ручей лучше тебе всё объяснит.
Пятнистый нахмурился, переводя вопросительный взгляд на серую соплеменницу. Он не понимал, почему желтголазый чужак хочет поговорить именно с ним. Хотя, чужак ли? Одиночка казался ему до боли знакомым, но никаким племенем не пах. Серебро Звёзд задумчиво склонил голову набок, пытаясь вспомнить, где видел его. Небесный, вроде... Или нет. Да нет, точно, Небесный... Дербник!
- Ручей, в чем дело?

+3

560

► Опушка

Дорогу к Грозовому лагерю уже освещал слабый утренний свет. Начинало светать, когда Дербник, в сопровождении двух кошек, становился все ближе к главной поляне племени, с воителями которого он последний раз встречался на поле боя. Сомнения в их благосклонности одолевали горца с каждым шагом, ведь добросердечная Лунка казалась исключением среди зачастую непримиримых и воинственных племенных. Мало кто из них хотел верить, что доблесть и честь существовали вне Воинского Закона.
Но однажды поверить придётся.
Помедлив у папоротниковых зарослей и взглянув на Ручей, серебристый вдохнул полной грудью: почему-то её присутствие вселяло надежду на лучшее. Припав к земле и нырныв в небольшой лаз сразу за воительницами, кот вдруг почувствовал, как бархатные стебли растений, скользя по спине, заметно расслабили напряженные мышцы. Ему было не по себе, особенно когда только-только пробудившийся лагерь встретил множеством котов.
Дербник выпрямился, непринужденно и как можно увереннее расправляя плечи. Грозовые, Речные... Запахи смешались и на мгновение вскружили голову, оставляя на кончике языка едва ощутимый, но въедливый привкус болезни, который великан запомнил еще в Небесном лагере. Времена у племён явно настали тяжёлые, и по виду серебристо-пятнистого кота, к которому Лунка обратилась как к предводителю (но не своему), на долю Речного племени выпало больше всего несчастий.
- Ручей, в чем дело? - дослушав сбивчивый доклад Грозовой, кот сразу же обратился к синеглазой воительнице. Лунка доверила ей преподнести гостя, но судя по прояснившемуся взгляду лидера горец не нуждался в лишних представлениях.
- Ручей здесь не причём. Я Дербник и один пришёл держать слово, - первым заговорил бывший воитель, пытаясь оградить подругу от пытливого взгляда Серебра Звёзд. С некоторых пор одиночки были у него не на самом хорошем счету, поэтому Ручей во многом рисковала, дружа с простым горным котом. Однако их знакомство было уже не утаить, и великан надеялся, что не все в лесу столь проницательны, как смущавшаяся только при виде их двоих Лунка.
- Я не пришёл просить дичи, крова или защиты, - без виляний и лукавства продолжил Дербник, стойко и упрямо смотря только вперёд - в бледно-зеленые глаза Речного предводителя. В них пока не было заметно ничего, кроме непонимания. Впрочем, в глубине души горец и сам оказался в замешательстве, совсем не ожидая от себя такого порыва после всего, что с ним произошло. Племена казались ловушкой, отталкивали и отчасти пугали тем, с какой лёгкостью они могли отказаться от тех немногих, кто был готов и смог отдать им своё сердце. Но ненадолго, совсем на секунду вновь скосив взгляд на Ручей, бывший воитель понял, что делал это далеко не для всеобщей выгоды. Его не вынуждал долг или коварное желание прибиться к чужой общей куче - он просто хотел помочь, честно и всем сердцем.
- Серебро Звёзд, я прошу лишь позволить мне сражаться с вами за правду и поддержать всем, чем я смогу, - решительно заявил Дербник, на уставших, но твёрдо стоящих лапах выражая всем видом полную готовность вступить в бой. У него не осталось в жизни ничего, кроме собственного бесстрашия и смелости, но для истинного горца это было всем. Звание горного одиночки - гордого и непокорённого - отнюдь не делало его беспомощным слабаком. С рождения каменные великаны давали несравнимую ни с чем силу, которая крылась в выдержке и непоколебимой силе воли.
- Небесное племя забрало у меня титул воина, но не сердце. Теперь я одиночка, но клянусь Звёздным племенем, что не прошу больше, - с каждой фразой голос становился серьёзнее, грубее, не вызывая сомнений. Серебристый понимал, что без вопросов точно не обойдётся, однако прибрежный вожак не был похож на того, кто привык долго тянуть мышь за хвост. Его лидерская хватка читалась в невозмутимом, но таящим силу спокойствии - в этом они с Дербником оказались схожи.
- Я уйду как только будет нужно, - понижая голос, великан меньше всего хотел видеть на этих словах невесёлую ухмылку синеглазой подруги. Да, в этом был и есть весь он. Но может у него получится измениться?
Однако сейчас бывший воитель об этом даже не думал, лишь ждал ответа, внутри понимая, что не сможет принять отказ и найдёт любые пути, чтобы не бросить Ручей в беде. Они обязательно попрощаются, но только тогда, когда всё в этом лесу вернётся на свои законные места.

Отредактировано Дербник (2018-06-17 16:50:31)

+1


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » главная поляна