cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
МОЛНИЯ
лучшая сестра
СВЕТОМУР и БЕРКУТ
броманс
СТРЕЛОЛИСТ
самые интересные посты
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +27, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 461 страница 480 из 675

1

http://s6.uploads.ru/a8HuR.png


Пройдя густой смешанный лес, можно выйти на отлично обустроенную котами поляну. С первого взгляда на лагерь привлекает внимание высокая скала, с которой обычно доносится предводительский глас, обращенный своему племени. К скале льнет утес поменьше, и меж ними виднеется проход, ведущий в палатку лидера племени. По разные стороны от каменной глыбы идет воительская и ученическая палатки, которые представляют собой разросшиеся кустарники тёрна и ежевики. За палаткой оруженосцев, ближе к входу в лагерь, следует детская и палатка старейшин, что позволяет ученикам быстро координироваться для смены их подстилок. На стороне где находится палатка воителей, в небольшом отдалении от центра лагеря находится целительская пещера. Между воительской и палаткой целителя находятся большие крапивные заросли, в которых любят трапезничать коты. Свободного пространства на поляне остается немного, но, тем не менее, именно в этом всецело и заключается уютность обстановки лагеря.


+1

461

► Материнское пузо

Вот уже долгое время кругом была сплошная теплая темнота. Еще не видя и не имея возможности слышать, котенок осознавала только чувство удобства. Она едва-едва ощущала биение крохотных сердечек рядом и стук одного большого где-то над головой. То и дело в бока врезались непонятные объекты, но все это сопровождало малышку на протяжении еще даже не начавшегося "призрака" жизни, а потому никакого возмущения и недовольства не могло возникнуть. Впрочем, виной тому было полное отсутствие даже намека на мышление и самосознание.
Необычные ощущения от окружавшего пространства появились внезапно. Сначала слабее, но сокращения усиливались с каждой секундой. Что-то странное происходило с пристанищем котенка. Движение, доставлявшее сильные неудобства. Безымянное существо попыталось упереться лапой во что-нибудь, но не вышло. Самое близлежащее тельце вдруг задвигалось и.. исчезло из под лап.
Толчок, вновь толчок и какой-то животный страх обуял еще не рожденную. Но решение собственной судьбы было не в лапах маленькой кошечки, иначе она выбрала бы навсегда остаться в теплой обители. Мокрую кровавую шерсть обжег холод, а затем последовал слабый удар о землю. Шевельнув лапами, котенок распахнула пасть, делая свой самый первый вдох, однако ее ждало разочарование - воздух был прохладен. Не умея защищаться от плохого злого нападавшего-воздуха, малышка пискнула, рефлекторно стараясь напугать обидчика. Первым чувством, родившимся в тельце еще слепого, плохо слышащего малыша, была необходимость защищаться.
Вторым родился голод. Уверенно перебирая чертовки неудобными мягкими лапками, кошечка резво перебралась через препятствие, лежащее на пути и ткнулась носом в шерсть. Так же быстро нашелся и желаемый источник пищи. Присосавшись у матери под передней лапой, она словно опять оказалась по ту сторону живота, там, где находилась всего лишь пару минут назад. Тоже удобно, тепло, только хвост мерз, его пришлось поджимать вместе с задними лапами.
Где-то рядом копошилось еще одно тельце. Наверное, тот самый малыш, родившийся прямо перед ней. Им только предстояло познакомиться, но это не к спеху, не может же существо, возникшее рядом и жившее бок о бок с новорожденной, исчезнуть без следа. Котенок еще плотнее прижалась к матери, с молоком напитывая свою крошечную тушку силой.

Отредактировано Ужик (2018-04-09 22:39:47)

+7

462

Откопав несколько пожелтевших листочков, теперь Хрусталик усердно проверял их на стойкость, то окуная в мутные разводы буроватой жижи, то раздувая ветхое полотно по ветру, наделав когтями маленьких дырочек. Зачем нужны были отверстия котёнок и сам не догадывался, но делал из всего столь ответственное мероприятие, что любой, увидев вытянувшуюся занятостью ушастую мордочку, мог оценить важность сего действа. Да и вряд ли кому пришло бы в голову отвлекать белоснежного, редко он бывал столь тихим и безмятежным, совершенно точно достаточно, чтобы ценить эти моменты.

Даже суета на поляне его не отвлекала, изредка подёргивая ушами в сторону незваных гостей, Хрусталик оглянулся лишь тогда, когда чужие голоса превысили положенные децибелы. Недовольно оскалив клычки, взглядом он перескакивал с одной пёстрой спины на другую, пытаясь найти эпицентр разразившегося безумия. А как заприметил в толпе отца, решительно направился в его сторону, уже не так выразительно путаясь в тощих лапах.

Забавный звук заставил смешно сморщить нос; каким бы высокомерным белоснежный не был, а подобные непонятки его по-настоящему позабавили. И только потом сознание воспроизвело картины прошедшей луны, новые свёртки, те самые, на которые тогда не дали полюбоваться. Запнувшись за чью-то лапу, Хрусталик кувыркнулся, зацепил ушами чей-то живот, выкатываясь к пёстрому хвосту. Здесь невыносимо воняло той же самой дрянью, что и несколько дней назад, но едва ли это его останавливало. Узрев желаемое, долговязый не растерялся и не капризничал - извлёк ошибки из неудачного прошлого и не раздумывая сцапал драгоценность, намереваясь скрыться так быстро, как только получится. Весь в какой-то непонятной слизи, бело-полосатый комок, если честно, не был выбран им по какому-то отличительному критерию, но, хотя бы, издавал уморительные звуки.

Отредактировано Хрусталик (2018-04-12 04:14:06)

+6

463

----- остров советов

Он вёл за собой Речное племя, хотя ни разу не чувствовал, что достоин этого. Что ещё должно случиться - небо упадёт нам на головы? Да куда уж там, и без того идём в чужой лагерь приживалками! Временами глашатай оглядывался, чтоб если что - помочь, да вроде все справлялись без него. Спустя лапы выполняешь свои...эти, обязанности, Лбешенька. Нет бы пройтись, посмотреть, вдруг кто захромал... Но какое-то дурацкое, тошное отупение сковало его по всем лапам и хвосту. К Звездоцапу всё это. К звездоцапу эту гадостную жизнь бродяг. Экий перевёртыш, теперь они - Речное племя, а мы - бродяги бесприютные. Грозозвёздушка,
конечно, добрый кот, да только как бы мы не расплатились сполна за эту доброту. Кто ж его знает?

А вот и лагерь показался. Уютно устроились, почти что как мы. Нет, спору нет, наш лагерь лучший, ну так драться надо было лучше,
а не отступать перед всякими там блохастыми выродками, сожри их барсук.
Да, Лбешенька, ругаться-то ты мастер. не то что подраться там, например. Или толковым глашатаем заделаться. Ругаться-то куда как проще, вроде сказал пару словечек крепких - ах, да каков герой!

Огляделся в лагере. Да, трудненько будет, тесновато. Может, и палатку новую сложить придётся, там глянем, что Серебро Звёзд с Грозозвёздом сказанут.
Хотел было глянуть попристальней, чего да как, глашатай всё же, не хвост собачий, но тут, очень мягонько сказать, события предприняли внезапный поворот.
- Малютка? - он медленно обернулся на знакомый писк.
Дурак. Его обожгло осознанием того, почему у неё внезапно попухлели бочка, почему она сейчас так морщится, почему в воздухе разносится запах крови. Невыносимый, неисправимый дурак.
На негнущихся лапах он подскочил к ученице, тяжело, прерывисто дышавшей. Собственный целитель провалился в какую-то бездну, чужой запаздывал, а он нужен был, нужен прямо сейчас.
Толстолобого жёг пронзительный стыд. За содеянное. За то, что все - свои и чужие - теперь знали, что это был он. Он сделал котят собственной маленькой ученице, которая даже не знала, что именно он с ней делает. Наверное, ей было приятно тогда. Или нет. Или даже в этом ты, Толстолобый, конченная мразь.
- Тише, Малютка, тише... - бормотал он не своим, севшим голосом. Оставайся с ней. Оставайся с ней сейчас. Не смей тупить глаза. Смотри прямо. Научись, наконец, отвечать за то, что сделал. Ей нужна твоя поддержка. ей нужен ты.
- Сейчас придет целитель, сейчас при...
Пёстрое тельце, такое хрупкое, вытолкнуло первый осклизлый комок, почти сразу - второй. Толстолобый застыл в растерянности и почти оторопи - он понятия не имел, что должен делать. Разобрались без него, доставая на свет пищащие, мокрые комки.
За этой суетой никто не заметил, как белый грозовой котёнок, прошмыгнув между лап взрослых, куда-то потянул новорождённого.
- А ну-ка стой, мелкий! И никуда не тащи...ещё более мелкого, положи, откуда взял! - Голос вернулся.

+8

464

--------> Лунное Озеро
Орех всю дорогу еле поспевал за долговязым Клекотом. Он не проронил ни слова и два грозовых двигались по территориям в полной тишине. Только гулкое сопение щуплого целителя и хруст веток под лапами могли выдать их в этой темноте. Черно-белый с трудом переваривал слова Незабудки и до сих пор не мог свыкнуться с новым именем и должностью. Но лесная жизнь полна резких перемен, поэтому придется научиться свыкаться с мыслью нестабильности.
"А как я должен рассказать племени о новой должности? Что вообще делают целители? Ох", - бледно-зеленые глаза проскользили по рыжему телу Клекота и Орех, практически подбегая к лагерю, все-таки задался вопросом:
- Клекот, а как я должен представиться племени? Что вообще нужно сделать? Я присутствовал лишь на похоронах целителей, - за время их похода к Лунному озеру Орех значительно сблизился с дядей и перестал чувствовать дискомфорт. Хотя до смерти Каракурт они оба относились друг к другу более чем спокойно. Сейчас же Орех почувствовал острую необходимость узнать родственника как можно лучше.
Приближаясь к лагерю, в нос ударил непривычный тошнотворный запах рыбы и целитель неприятно поморщился. Хоть он и уважал своих соседей по лесу, но запах, источающие их шкуры ассоциировался с пережеванной и выплюнутой белкой. Что ж, в любом случае это не к добру.
- На нас что, напали?! - ужаснулся Орех и поспешил к лагерю. Он знал, что если начнется битва, он ни в коем случае не вступит в борьбу, но постарается спасти как можно больше пострадавших. Ворвавшись на главную поляну черно-белый целитель резко остановился и недоуменно огляделся. В лагере определенно находились Речные коты, но Грозовые похоже совсем не сопротивлялись. Орех ошарашенно вздрогнул, пытаясь переварить поток мыслей, нахлынувший сильным потоком.
" Мы взяли в заложники Речных? Они просят помощи? Что здесь вообще происходит?"
Сдавленный вой и приметный запах заставили замельтешить зрачками по соплеменникам. Заприметив небольшое столпотворение, Орех незамедлительно понесся к источнику звука. " Но у нас же нет королев."
- А ну, - Орех обеспокоенно начал расталкивать плечами крупных соплеменников и... речных? Плевать! Его цель - помочь соплеменнику! - Кыш-кыш! Не толпитесь!
В такие моменты Орех не был похож сам на себя. Из робкого мальчишки он резко превращался в огромный сострадающий ком, который во что бы то ни стало должен спасти страдающего. И каково было его удивление, когда перед ним распласталась небольшая трехцветная кошечка, от которой разило рыбой. Открыв от удивления рот, он на секунду замешкался. "Но как? Почему?"
Целитель не знал как поступить - он не знает мотивов Речного племени. Зачем они вообще здесь?! "Ты должен спасать. И что, что она с другого племени? Целительский Закон велит помогать всем. Ты же обещал, дубина."
Впрочем, убеждать самого себя долго не пришлось. Наклонившись к незнакомке, Орех оглядел ту с лап до головы.
- Дыши ровнее, у тебя все получится, - Орех на секунду отвлекся и краем глаза посмотрел на реакцию соплеменников. Будут ли они злиться на его протянутую лапы помощи? И если не будут, значит Речные действительно пришли сюда не с целью драки. Положив лапу на живот, Орех неуверенно провел щуплой лапкой от ребер до бедер. Он никогда не принимал  самостоятельно роды, но как-то помочь все-таки нужно было. Поверхностные знания по практике и углубленные в травоведении делали Орех хорошим целителем со стороны теории, - Я - Орех, целитель Грозового племени. Ничего не бойся и доверяй мне, слышишь? - негромко пророкотал целитель. Слава Звездам его голос не дрогнул и фраза звучала более чем спокойно.
Рядом с трехцветкой стоял Толстолобый, глашатай Речного племени. Уж его Орех хорошо запомнил с Советов. "Ничего себе, какой он чуткий глашатай. Так поддерживать соплеменников..." Конечно, он и не мог догадываться о скрытых чувствах глашатая к маленькой кошечке.
- Толстолобый, вы не могли бы немного отойти. Мне нужно помочь вашей соплеменнице, - котик смущенно дернул ухом и чуть опустил угловатую голову вниз, выказывая свое уважение. Орех знал, что помощь при родах нужна только в экстренной ситуации. А у незнакомки получалось вполне себе неплохо получалось. Поэтому черно-белый чутко контролировал процесс и помогал кошечке. Готовясь рвануть за травами в перерыве между рождением второго и третьего котенка, Орех приложил лапу к телу Малютки, чтобы убедиться в ее состоянии. От тела роженицы разило жаром и целитель закусил губу. " Может, она вспотела из-за того, что сильно тужится? Или..."
- Кто-нибудь видел или слышал, она кашляла? - Орех подозрительно покосился на роженицу, а потом на остальных Речных. А выглядели те весьма скверно. Появившееся третье веко у некоторых, мокрые носы и сгробленные походки... Черно-белый ужаснулся и почти было выразил свои эмоции вслух.
Кажется, происходящее в лагере, охватывало Ореха и тот только лишь и мог, что руководствоваться тем, что имеет в данный момент.
- Котят к Пантере! Я должен исключить болезнь, - взволнованно сказал целитель и тревожно посмотрел на соплеменников. Наверняка, за подобное решение, его заклюют как соплеменники, так и речные. Но что остается делать целителю, когда жизни сородичей под угрозой?
"А что если это та сама Вода? Может об этом говорила Незабудка?!" - Орех напрягся всем телом. Неужели это Речные коты понесут за собой раздор и опасность? Нужно срочно рассказать обо всем Грозозвезду!
Целитель вытянулся в струнку, выискивая глазами своего предводителя или глашатая. Ему было совершенно не безразлично их мнение. Одобрят ли они действия своего нового целителя? Если подозрения верны, то котят вмиг могут подхватить Кашель. Но какой.. пока неизвестно. Черно-белый осторожно приблизился к трехцветке и начал принюхиваться, пытаясь уловить удушающий запах болезни. Голова начинала болеть от избытка информации.

+6

465

Речные вскоре прибыли. Конечно, все были об этом предупреждены, однако Ежевика всё равно чувствовал себя неуютно, когда лагерь наводнило сразу столько чужих котов. Соседи выглядели помято, даже как-то измождённо, но беспокойство за своих соплеменников превышало любые другие переживания.
Глашатай медленно прошёлся вдоль поляны, коротко приветственно кивая новоприбывшим и внимательно их осматривая. Нуждаются в помощи. Однако не сломлены. Взгляд перескакивал с одной худощавой спины на другую. Да уж, в этот сезон Юных Листьев увальни-рыболовы сами на себя не похожи. Всех их надо чем-то кормить. Наша территория только восстанавливает силы, дичь начинает появляться, но на всех её не хватит... Надеюсь, они обойдутся рыбалкой в озере. Тяжело выдохнув, Ежевика уселся на землю, решив обдумать план действий хотя бы на ближайшие пару дней. Ему следовало отыскать Толстолобого, глашатая Реки, и договориться с ним об охотниках, ведь Серебро Звёзд, скорее всего, будет занят с Грозозвёздом.
Но сразу же по прибытии в лагерь началась какая-то суматоха. Кончик полосатого хвоста нервно дёргался, когда глашатай Грозового племени, продирался сквозь толпу к эпицентру хаоса. Коим оказалась какая-то маленькая королева. Юная совсем. Только воительницей стала, а уже в детскую. Ежевика хотел было тут же удалиться, ибо чувствовал себя, мягко говоря, некомфортно, наблюдая на мучениями кошечки. Лучше бы Пантера была здесь, она бы помогла... Кот попятился, освобождая место соплеменникам королевы и целителям, которых почему-то не появлялось здесь.
- Кыш-кыш! Не толпитесь!
Ореховник! Ежевика обернулся на чёрно-белого целителя, который вернулся как нельзя вовремя. Котик сразу принялся успокаивать роженицу, а сам остался спокоен и сосредоточен. Глашатай не сдержал довольной улыбки. Этот малец станет отличной опорой всему племени, его погибшие наставницы хорошо постарались. Юнец, кажется, даже отбросил свою скорбь, полностью погружаясь в работу. Орех... Предки приняли его. Глашатай остался на месте, стоя позади новоиспечённого целителя на случай, если понадобится помощь. Он следил за движениями ушей молодого кота, пытаясь уловить его эмоции и удостовериться, что всё идёт как надо.
Однако, когда действо приближалось к своему логическому завершению, боковым зрением Ежевика поймал белую молнию, прошмыгнувшую между широких лап, окружавших королеву котов.
- Хрусталик! - шикнул полосатый на сына, рванувшись следом за ним. Что за неподобающее поведение? Белобрысый наглец умудрился захватить в плен одного из новорождённых котят и намылиться вместе с тем обратно, прочь из толпы.
Ежевика буквально в пару шагов догнал сына и преградил ему путь широкими полосатыми лапами. Сверху на Хрусталика взирал укоряющий янтарный взгляд.
- Это не твоё, - насмешливо протянул глашатай, осторожно отделяя белого котенка от более меньшего бело-полосатого. Малыш дрожал и жалобно пищал. Ежевика принялся энергично его вылизывать, зная, что это правильно. Котёнок быстро избавился от остатков пузыря, а через мгновение рядом полосатый здоровяк заметил Толстолобого. Вот, кто о тебе позаботиться. Уважительно кивнув, кот хотел было передать новорождённого коллеге, однако тут же рядом раздался голос Ореха:
- Котят к Пантере! Я должен исключить болезнь.
Ежевика замер, не выпуская из пасти малыша. Болезнь. Гости принесли в лагерь болезнь? Жёлтые глаза опасливо изучали глашатая Речного племени. Но, если они не захотят, новорождённых нельзя насильно отобрать от матери. Глашатай быстро скосил глаза на своего целителя и поймал его взгляд. Орех опасается за жизни малышей. Ведь они умрут почти сразу, если подхватят Кашель. А если какая-то другая хворь, ещё опаснее? Ежевика согласно кивнул чёрно-белому коту и вновь посмотрел на Толстолобого.
- Я отнесу котят к своей подруге, там они будут в безопасности, - положив малыша к своим лапам, полосатый медленно проговорил этого, ожидая согласия речного. Если попросит, отдам. Но он должен понять. Взгляд опустился на проныру-Хрусталика, а полосатый хвост лёг на худую белую спинку. Этот тоже пойдёт с ним.

+5

466

цветочная лужайка >>>

- Если все тренировки будут такими, я готова тренироваться целыми днями, - нежно мурлыкнула Лунка на ухо возлюбленному, двигаясь по лесу к лагерю Грозового племени.
Она ощущала прилив сил, энергии, будто на неё действительно снизошло благословение предков. Отчего-то хотелось верить именно в это. День был несомненно особенным. На бегу воительница то и дело прикрывала глаза, мысленно жарко благодаря Звёздное племя. Если оно подарит им возможность стать родителями, дети станут сами лучшими воинами во всём лесу во славу предков. Непременно.
На подступах к лагерю кошечка уловила резкий рыбный запах и поморщилась.
- Они уже здесь. Сегодня в палатке воителей будет очень тесно, - Лунка улыбнулась, подняв аккуратную головку на Светомура, и шустро шмыгнула сквозь кустарники на поляну, с которой доносился невероятный шум.
Давно поляна не была столь оживлена. Лунка с живым интересом оглядывала гостей, радостно вскинув хвост, и пыталась узнать знакомые с Совета морды. Так-так, выглядят неважно, очень даже, но вроде вполне мирные. Наверное, мы подружимся. Они не такие противные, как сумрачные или небесные. Внимание старшей воительницы было приковано к особо плотной кучке, где наблюдались и грозовые глашатай и целитель. Ей однозначно стоит пойти туда. На ходу Лунка пару раз чихнула, не понимая, какое пёрышко к ней прилипло. Приблизившись на достаточное расстояние, она наконец поняла, что стало причиной всеобщей суматохи.
Ох, великое Звёздное племя! Маленькая совсем, а уже мама. Ну, ничего, Ореховник ей поможет.
Воительницу сжирало любопытство, но всё-таки она уселась на вежливом расстоянии, чтобы не мешаться под лапами знающих котов и не смущать роженицу. Она во все глаза следила за действиями матери и целителя, мотая на ус. Я уверена, очень-очень скоро мне тоже придётся это пережить. Предка смилостивятся. Лунка нервно топталась на месте, не отрывая глаз от происходящего. Это завораживало. Сердце кошки сжималось каждый раз, когда бедная маленькая королева кричала от боли, но какое же это счастье, когда воздух прорезал крик новорождённого.
- Я могу помочь? - не выдержала накала обстановки и собственных эмоций Лунка и подскочила к встревоженному целителю. Тот выглядел действительно очень серьёзно и озабоченно, хотя роды проходили, кажется, успешно. Воительница проследила на взглядом Ореха и глянула туда же. Пятнистая королева выглядело не очень, но это же из-за родов... Однако кто как не Лунка прекрасно знала все признаки Кашля. Неужели бедняжка больна? Воительница всё смотрела на пёструю речную кошку и пыталась убедить сама себя, что та выглядит плохо из-за одной только измождённости родами. А как же малыши? Целитель распорядился отнести их к Пантере. И Лунка почти физически почувствовала боль матери, от которой отнимут новорождённых котят. Она бы сама не пережила разлуки с детьми. Если бы они у неё были.

+6

467

-------> остров советов

Сивая старалась следовать за племенем и не отставать, но уже на первой трети пути сдалась и поняла, что ей не идти так быстро, как всем. Лапа одеревенела и отказалась повиноваться почти сразу, так что старейшина впервые за долгое время даже не опиралась на нее толком. Так, скакала на трех лапах и изредка припадала на искалеченную, пытаясь не прочертить мордой в грязи. Чем глубже они удалялись в земли Грозового племени, тем более непривычным казался пейзаж и чужеродные запахи забивали нос. Сивая представляла, насколько недовольными могут быть хозяева этих территорий от прибытия чужаков. И пусть Грозозвезд дал свое согласие на предоставление убежища, вряд ли все его соплеменники разделяли эту точку зрения.
Когда старейшина наконец переступила черту лагеря и вывалилась на поляну, из последних сил удерживая равновесие, ее глазам открылась слишком хаотичная картина. Как-то странно пахло, и все сгрудились вокруг Малютки, почему-то нервничая, и целитель Грозового племени тоже был там... А потом ушей серой коснулся слабый котеночий мяв, и она удивленно вскинула брови. Малютка окотилась? Прямо здесь и сейчас? Она ведь еще слишком юная, и пусть чувства ученицы и Толстолобого были искренними, ведь их любовь развивалась на глазах всего племени, было еще слишком... рано. Так думала старейшина, но увы, думать об этом было уже поздно.
Ей было любопытно, очень хотелось подойти ближе и поглядеть, как там она, как малыши, но все еще не закончилось. Орех отогнал всех от Малютки, другие Грозовые коты приняли на себя ответственность за заботу о племени. И поэтому старейшина устало опустилась на землю совсем рядом со входом в племя. Спать не хотелось, но сил двигаться не было совершенно. Больная лапа ощущалась как-то странно, словно ее не было совсем, но периодически ее простреливало болью по правой стороне, и от этого кошка возмущенно морщилась, в такие моменты опуская голову. Лишь бы никто не заметил ее выражения мордочки, потому что привлекать сейчас лишнее внимание Сивая не желала. Поискав взглядом в толпе знакомую белую шерсть, она негромко позвала:
- Солнцебок? - в надежде, что воин подойдет и просто побудет рядом. К тому же и он сам чувствовал себя плохо в тот раз, когда они разговаривали днями ранее.

+2

468

цветочная лужайка ▼ 

Натруженные мышцы ныли, влажная шерсть отяжелела, нацепляла лесного мусора и потемнела, теряя свою презентабельность. Шумно отряхиваясь, Светомур чувствовал как надрывно постанывает каждый хрящ изможденного длинным днем тела. Будучи третий раз в лесу за половину суток, помятый Беркутом и окончательно выдохнувшийся после двойного марафона с подругой, он лелеял мысли о кратком отдыхе в палатке, дабы не оплошать перед молодняком на предзакатной тренировке.

Но Предки уготовили им другой путь. Размяв усталые плечи, исполин прищурился, стараясь не обличать перед Лункой своего угнетенного состояния. Кисловатый запах болезни шевелил шерсть на широких лопатках, подтверждая недавние догадки, омрачавшие гордый профиль. С привычным энтузиазмом, пятнистая рыбкой скользнула в лагерь, оставляя Светомура наедине со своими эмоциями; тряхнув лобастой головой, он шумно выдохнул, прокручивая в голове возможные варианты событий и тут же срываясь следом за подругой.

Несмотря на малочисленность, речные распределились по всей поляне так, что знакомые шкуры приходилось подолгу выискивать взглядом. Терпкий запах гнилых водорослей пробивал на слезу; убедившись, что Лунка находится в безопасном отдалении, исполин планомерно двинулся вперед в поисках глашатого, аккуратно тесня плечами стоящих на пути гостей.

Нестройный голос целителя заставил резко остановиться. Только сейчас Светомур осознал, что надсадные стоны и тихие выкрики речных, травящие душу, нарочно игнорируемые, были вызваны не только хворью и растерянностью. Ошеломленный, исполин смутился еще больше, обнаружив Ежевику занятым вылизыванием чужого котёнка.

   — Лунка.. - он вышел из-за полосатого плеча соплеменника, негромким вежливым кашлем обозначая свое присутствие - Лунка! - в требовательном тоне не было и намека на агрессию, только бесконечная просьба. Поймав взгляд подруги, Светомур очертил передней лапой полукруг, прося ее подойти по указанной траектории. Здесь котята, - когда он поднёс лапу к кремовой щёчке, его пальцы нервно подрагивали - новорожденные, но им нельзя быть с матерью. Боюсь, Пантере одной не справиться, - разгладив непослушную прядь, увесистая лапа легла на плечико - только будь осторожна. К тому же.. Я постараюсь проследить, чтобы речные не совались в ясли, так будет проще. И попрошу у Ореховника защитных трав.

Бросив последний доверительный взгляд, он обернулся на Ежевику.
   — Так много больных.. Мы не можем спать с ними в одной палатке, - нос чесался, то ли от запаха рыбы, то ли подкрадывалась неумолимая зараза - что сказал Грозозвёзд?

+4

469

»начало игры
Они шли медленно, понуро опустив хвосты. Никто не хотел оставаться на продуваемом всеми ветрами острове, но и идти прямо в сердце территории противников было не простым и весьма отчаянным шагом. Зубатке стало не по себе. Хоть ей и удавалось внешне сохранять спокойный вид, внутри у неё всё дрожало то ли от страха перед неизвестностью, то ли от негодования. Никогда ещё Речные не были настолько слабыми и беззащитными.
Перед входом в чужой лагерь она обернулась. Цепочка из немногочисленных Речных воинов здорово так растянулась. Понимая, что их глашатай не может разорваться и уследить за каждым, воительница вернулась к отставшим и помогла им добраться до убежища.
Чужой лагерь кишел жизнью. Кошка с завистью осматривала незнакомую ей территорию, каждую палатку и воинов, которые встретили их на главной поляне. От яслей пахло молоком, а в куче с дичью ещё осталось что пожевать с вечерней трапезы. Впереди случилась какая-то суматоха и на поляну стало стекаться всё больше и больше Грозовых. Неожиданно до ушей донёсся чей-то знакомый крик, а в нос ударил запах крови. Что происходит? Неужели они напали на нас?!
Придя в ужас от собственных догадок, она мысленно попросила Серебро Звёзд поскорее вернуться, а сама постаралась протиснуться к месту событий, готовая в любой момент впиться в морду любому из негостеприимных соседей.
- Котят к Пантере! Я должен исключить болезнь, - послышался взволнованный голос Ореховника и он заставил кошку остановиться. Её распирало от интереса, кто же из воительниц стал мамой, да ещё и в такое время, когда каждый воин на счету? И это  заявление пятнистого ученика целителя о болезни.. Точно говорил отец, беда не приходит одна. Если уж начали собирать шишки, то обберём весь сосновый бор.
Выскользнув из толпы, черношёрстная расположилась у входа в лагерь, надеясь, что их лидер и целитель скоро вернутся. Тогда уж точно будет проще. Неподалёку расположилась Сивая. Для молодой старейшины этот путь в сто крат оказался сложнее, чем для всех остальных, но она мужественно преодолела его и теперь могла спокойно перевести дух.
Постепенно воины расходились кто куда, но никто словно не обращал внимание на пришедших соседей. Зубатка не заикалась о еде.. Но воды могли бы и предложить! Ну ничего, сами раздобудем то, что надо, - решительно подумала кошка, цепляясь взглядом за прохлаждающегося оруженосца.
- Эй! Прости, но где здесь можно попить? Должна признать, у меня в глотке пересохло от такого путешествия. Да и у моих соплеменников тоже..
Замерев на месте от неожиданности, молодой котик критично осматривал чужую кошку, видимо решая в голове сложную задачу - исполнить просьбу самому или позвать старших. В итоге он развернулся и взмахом хвоста поманил речную за собой. Возле палатки целителя он остановился и велел ждать его, а затем юркнул в темноту. Спустя мгновение, он показался с комочком мха в зубах, с которого так заманчиво капала вода. Поблагодарив оруженосца, Зубатка аккуратно переняла у него мох. Ощутив на губах живительную влагу, кошка сразу почувствовала себя лучше. Взгляд стал живее и осмысленнее. Отдаляясь от целительской, чёрная подошла к роженице и положила мох возле её пасти. Её уже не удивляло, что это была Малютка. Слишком много странного и неправильного происходило в последнее время. И всё же маленькая колючка зависти не давала покоя кошке. Малютка была совсем юной, даже обряд посвящения в воины не прошла, а уже обзавелась любимым и котятами. А вот Зубатка встречала кажется  уже четвёртый сезон Юных Листьев и до сих пор оставалась одна. Мда уж, что-то здесь пошло не так..

+4

470

остров советов → главная поляна грозового племени
[ будем считать, что меня всё же кто-то пнул на острове ]

Лапы вязли в сырой земле, изредка глухо чавкая. Речное племя, а конкретнее, его остатки, неспешно продвигалось по территории, принадлежавшей грозовым котам, которые снизошли на милость принять к себе "изгнанников". Янтароглазый, оказавшись на незнакомой местности, казалось, совсем не боялся скрывавшейся в чащобе неизвестности, а более чем заинтересованно осматривал всё вокруг, хотя и продолжал осторожничать. Неторопливо бегая рысцой, серенький оруженосец останавливался, дабы повнимательнее разглядеть что-то новое, изучить незнакомые запахи. Пусть и в этом не было необходимости — речные коты не граничили с обитателями леса, соответственно, полученные знания о владениях Грозы нельзя было использовать должным образом — однако котик имел необходимость запоминать какие-нибудь мелкие детали, то ли для тренировки внимательности, то ли от того, что заняться ему было не чем, кроме как рассматривать неизведанную природу лиственного леса.
Хотя голые деревья нет-нет, да пропускали через себя порывы ветерка, слегка поддувая в спину, однако Воплелап был рад тому, что они не долго пробыли на острове советов, где нет ни должных укрытий, ни материалов, из которых можно было соорудить хоть что-то наподобие палаток, ни... целебных трав. Ученик, склонив голову, скосил янтарные глаза на очередного залившегося в душераздирающем кашле соплеменника. С каждым разом речному племени приходилось всё хуже и хуже. « Мало нам захватчиков, так нет же, ещё болезни... Интересно, как на это отреагируют наши спасители? Вряд ли Грозозвёзд будет рад такому "подарку". » Поведя усами, оруженосец продолжил свои пробежки от раскидистых кустов ежевики до огромных поваленных деревьев, при этом путаясь под лапами у соплеменников, ровно до того момента, как они дошли до лагеря чужаков.
Когда перед глазами открылось сердце грозового племени, коротколапый нахохлился и вздыбил колючую шерсть на загривке, инстинктивно среагировав на вражеский запах, но тут же заставил себя успокоится, решив, что не стоит привлекать к себе ненужного внимания, и ретировался за спины товарищей. К его несчастью, те начали потихоньку расходиться, поэтому Воплелап принял решение находиться недалеко от Ручей. Остановившись, серошкурый приоткрыл пасть, втягивая в себя свежий лесной воздух, полный огромным количеством самых разнообразных запахов, часть из которых была в новинку для молодого. Однако вскоре темно-розовый нос стал различать резкий, очень знакомый аромат, а со стороны серой воительницы послышался чей-то тревожный голос. Резко обернувшись, ученик увидел рядом с Ручей лежащую на боку пеструю ученицу, которая тяжело дышала. Тут же к ним прибежал глашатай, а коты стали собираться вокруг, наблюдая или высказывая свои намерения помочь. Не нужно было напрягать слух, чтобы услышать, о чем шла речь. Оруженосец не подал вида, что он удивлен произошедшим, однако по его глазам можно было легко прочитать, насколько это событие потрясло его. « Но ведь, она... Малютка же... ученица. Какие к черту котята?! »
Тряхнув головой, Воплелап прищурился и окинул взглядом собравшихся. « Думаю, итоги можно будет узнать позже, а сейчас... » Оруженосец отвернулся от всего этого сборища. Пока все отвлечены страданиями бедной кошечки, он может более тщательно  исследовать неизвестный ему лагерь. Надеясь, что какой-нибудь незнакомец не наткнется на него ненароком, серошкурый начал осторожно обходить лагерь, заглядывая в палатки.

НАТКНИТЕСЬ НА МЕНЯ

+2

471

→ лунное озеро

— Приди, встань посередь поляны и во весь голос заяви «теперь вам конец, котятки», — ехидным фырчанием светло-рыжий воин отвечал на подрагивающий голос племянника, — а лучше не волнуйся. Теперь ведь уверенность не только живых, но и мёртвых с тобой, — Клёкот широко зевнул, переходя на более степенный шаг — родные запахи уже чувствовались. Впрочем, через мгновение хвост с возмущённым свистом рассёк спокойный доселе воздух, а зелёные глаза неприязненно сузились. Рыбный запах.

— Вряд ли напали. Звуков битвы нет, — да и кровавый дух не витает среди деревьев. Однако что всё-таки привело Речное племя, а это, вне всяких сомнений, было оно, к Грозе? Клёкот прибавил скорости, не потеряв хладнокровия и спокойствия. А главная поляна, будто проверяя оные чудные характеристики на прочность, встретила двух путников шумом, гамом. И хаосом. Воитель недовольно цыкнул, выделяя из знакомого кошачьего моря новые морды. Усталые, оцарапанные. — Кто-то напал на Речное племя, и они пришли просить помощи? Убежища? Неужели всё так серьёзно.

— Не толпитесь! — увы, звонкий голос Ореха прервал анализ. Не толпиться вокруг чего? Или кого. Скорее кого. Аккурат в сердце Грозы рожала маленькая трёхцветная рыболовка. Звучит как самый отборный бред. Клёкот прижал уши к голове, отступая. Вокруг почти-матери уже скопилось немало котов, а значит там его персона точно будет не нужна. Хвала небесам, ибо необходимость узнать причину столь неожиданного визита со стороны соседей громко оповещала о своём присутствии. Впрочем, как и рожающая кошечка. Оставаться спокойным в такой ситуации оказалось весьма трудно.

А по кромке лагеря бродил неприкаянный, одинокий котик. Маленький, серый. Оруженосец?
Отлично.
— Ну здравствуй, рыбка-путешественница, — Клёкот оказался рядом с незнакомым Речным, — расскажешь, почему вы решили пройтись по гостям? А я взамен расскажу тебе про лагерь, который ты с таким интересом осматриваешь.

привет, детка

Отредактировано Клёкот (2018-04-14 17:18:40)

+2

472

Вот так вечер. Будто изваяние, серая воительница застыла где-то за Малюткой на весь процесс родов, не в силах ни взгляд отвести, ни помочь хоть как-то. Сдавленный, с трудом приглушаемый кашель заставлял держаться чуть поодаль от юной матери и её потомства, да и помогать появляться котятам на свет Ручей, честно говоря, побоялась бы.
Но, кажется, все разрешилось даже лучше, чем ожидалось: на помощь подоспел и глашатай Грозовых, и соплеменники подтянулись, и даже юный Ореховник, который, кажется, только-только вернулся с Лунного Озера. И быть может Ручей бы с подозрительностью отнеслась к способностям и опыту столь юного врачевателю, но их Клоповник был немногим старше, а потому воительница лишь краешком губ улыбнулась Ореху, будто извиняясь за такие безосновательные мысли.
Правда, едва Малютка облегченно выдохнула, напряглась Ручей: котят экстренно забирали от крапчатой матери. Почувствовав, как заходила шерсть на лопатках, воительница подобралась, растерянно вытянула шейку и даже прошлась пару шагов следом за Лункой, которая уносила малышей.
Нет, безусловно, все правильно: от приболевшей (ох предки!) Малютки нужно было унести котят, но у Ручей сердце разрывалось: часть их младшего поколения в лапах одиночек, только что новорожденные малыши - и вот уже вмиг под лапами Грозовых королев.
Едва слышно заскулив от этой разрывющей сердце мысли, Ручей в сердцах хлопнула хвостом по земле, развернувшись. Было неуютно вот так перемещаться по чужому лагерю, натыкаться на враждебные и не очень взгляды, чихать куда-то в сторону и чувствовать, как сводит желудок от голода.
И как назло, взгляд кошки упал на общую кучу, скудноватую, но все же не пустую.
Сглотнув, Ручей отвлеклась на дымчатую шерсть Воплелапа, рядом с которым вырос воитель.
- Расскажешь, почему вы здесь оказались? А я расскажу тебе про лагерь, который ты с таким интересом осматриваешь.
- Клёкот? - медленно оказавшись рядом с оруженосцем в качестве моральной поддержки, серая сдавленно кашлянула и виновато отвела уши. Дружелюбно, но все же сдавленно кивнув, Ручей осталась с ними, быть может, даже немного бесцеремонно. Приняв лежачее положение и подогнув под себя лапы, воительница прикрыла глаза, готовая, чуть что, и разговор поддержать, и отдохнуть.
Хоть немножечко.

+1

473

>берег озера
Ветер обдал всклокоченную шкуру пронизывающим порывом, заставляя жмуриться и сильнее вытягивать морду навстречу трепещущим струям. На краю своего потрепанного сознания Беркут уже чувствовал усталость, отголосок той самой, что возникла еще по нахождению на цветочной лужайке, после интенсивной тренировки; и, пожалуй, их незапланированный кутёж с Ласточкой лишь подливал масла в огонь, буквально вытягивая из мощного тела последние энергетические силы, что отдавалось мелкой дрожью, пронизывающей каждое напряжённое сухожилие, каждую ноющую мышцу - и все же день задался, оставив после на языке  приятное послевкусие и всепоглощающее чувство насыщения, которое в миг сменилось клокочущим комом гнева в груди, стоило им приблизиться к лагерю.

Впереди послышался шум – Беркут  нахмурился, чувствуя как тело начинает пробирать жар: рефлексы моментально среагировали, готовясь   к возможному натиску,  но вместо ожидаемого нос уловил едкий рыбный запах, терпко осевший на внутренних стенках приоткрытой пасти. Приток кислорода усилил пылающие пламя внутри, въедаясь в контуры сознания и отравляя мысли. Аккуратно притеснив идущую впереди Ласточку, самец ускорил шаг, избитыми в кровь подушечками врезаясь в рыхлую почву, на ходу пнув  лапой  преграждающую путь ветку, что отпружинила и ощутимо хлестнула его по спине; раздраженно помахивая хвостов, он не намного  сбавил обороты, оказавшись по другую сторону ограды, но все же приостановился, чтобы обвести оценивающим взором поляну, наполненную нескончаемой суетой, гомоном и шуршанием.

Рыбомордики пожаловали, - недовольство в голосе буквально  сквозило палящими истоками; скалясь и подёргивая кончиком бурого хвоста, он судорожно сглотнул, - это пресловутое благородство скатывает нашу репутацию на самое дно, -  короткий взглянув на спутницу и обнаружив на ее мордочке похожий отклик нескрываемого возмущения, он мягко поддёрнул ее лбом в плечо и выдохнул, - Расслабься, крошка. Не думаю, что это надолго затянется. Повернув шею, с наслаждаем похрустывая позвонками, самец резко ощетинился, привлечённый внезапным шумом со стороны; взгляд непроизвольно упал на скорчившееся в центре всеобщего обозрения кошачье  тело, подле которого столпились несколько котов, в том числе их грозовые соплеменники. Слух моментально уловил вымученные  стоны, прерываемые лишь отрывистыми фразами других тревожных голосов и последующим пронзительным  писком. что за хрень?

Беркут порывисто брыкнулся в сторону, красноречиво коснувшись хвостом плеча Ласточки и оставив за собой вихрь невидимых, раскалённых искр напряжения в воздухе, - Какого черта здесь происходит? - демонстративно распушившившись, самец продолжал озирать округу, подёргивая мышцами, не скрывая степень внутреннего накала; в попытке приблизиться к центру, он осекся на полу шаге, случайно встретив взглядом чёрную мордашку речной кошки, стоящей неподалёку от роженицы, и импульсивно вытянул когти: — Заблудилась? -  губы искривились в хищной усмешке, огонь в глазах буквально вопил о недовольстве всем происходящим, - Осторожней на поворотах, рыбка. Никогда не знаешь, чего ожидать от благонравных соседей, - пасть приоткрылась, представив чужому взору кончики белых клыков и тут же захлопнулась, стоило вниманию переключиться на иной объект притяжения. Оборачивая уши на эхо басовитого голоса, низкими вибрациями отдающегося в голове, Беркут ухватил знакомую голубизну и подобрался, небрежно протиснувшись между двумя кошачьими тушками и оставляя за своей спиной недовольнее шипение, он с вызывающе-агрессивным видом пересёк поляну, затем невозмутимо оседая под боком кремового исполина, в приветственном жесте отчеканив тому пятюню, нарочито медленно проходясь пальцами по огрубевшей розоватой подушечке.

Светомуур, - взор блуждал по влажной кремовой шкуре, пытливо высматривая контуры его мощного профиля, в очередной раз убеждаясь в сохранности его исключительной привлекательности, - дружище, как ты? - поведя ухом в сторону глашатая, самец ни чуть не стушевался, осознав, видимо, что прервал их заведомо важный диалог; лишь в снисходительном жесте кивнув  полосатому, мягко подтолкнул Светомура плечом, - выглядишь неважно,  -  ухмылка моментально сползла с массивной морды, прикрашивая ее грубые очертания оттенками неподдельной тревоги.  Впрочем, сам Беркут выглядел не на много более презентабельно, но даже не фоне сконфуженных, полудохлых фигур речных он ощущал себя воплощением крепости и здравия.

Не лучшее время, чтобы принимать в своём лагере такую ораву  больных,   - взгляд посерьёзнел, обращаясь на глашатая, -  последствия будут необратимы, - бурая шерсть на загривке вновь угрожающе вздыбилась. Мышцы по-прежнему напряжённо подрагивали, перекатываясь крепкими буграми, отзываясь мелкими вибрации на шкуре сидящего подле Светомура. Перспектива близившейся хвори никому из присутствующих  явно не улыбалась, - Но, я так понимаю, гнать в шею их уже поздно, учитывая, какой подарок они с собой принесли, - зарождение новой жизни было отнюдь зрелищем не самым притягательным, и сам факт этого случая сильно накалял общую напряженную канву в лагере, - Тогда хотя бы  следует исключить вероятность близкого контакта с тяжело-больными, - озвучивая очевидное, в голосе ни осталось и следа от былого язвительного тона, - голова трещит от этой вони. - челюсть крепко сжалась, разнося легкое поскрипывание зубов.

+6

474

берег озера --->

Возвращаясь в приподнятом настроении и размышляя, когда уже вернутся эти двое непутевых рыжиков, Ласточка, к своему стыду, витала в облаках. Произошедшее на озере взбудоражило ее, разогрело, и мир будто ярче казался: животная страсть бурого самца, властность и похоть дали Ласточке ту самую смесь эмоций, которая так была необходима темпераментной кошке.
Однако чем ближе они подходили к лагерю, тем сильнее воительница морщила белый нос, чувствуя, как совсем немного оголяются клыки. Беркут притеснил её, пошел первым, и кошка возмущенно фыркнула, распушив богатый воротник, но все же следуя за ним по пятам.
- Рыбомордики пожаловали, - теперь и Беркут оскалился; разделяя его настроение, черно-белая особа выступила из-за его плеча, оставаясь чуть позади, и враждебно пригнула голову. В горле заклокотал едва слышный недовольный рык, и подергивающийся хвост в какое-то мгновение столкнулся с таким же нервным бурым, - это пресловутое благородство скатывает нашу репутацию на самое дно, -  Беркут взглянул ее и мягко боднул в плечо, отчего пошатнувшаяся кошка едва слышно сорвала рык в растерянное гульканье, - Расслабься, крошка. Не думаю, что это надолго затянется.
- Надо радушно встретить соседей, - лукаво пригнув голову, хмыкнула Ласточка, пересекаясь взглядом с Беркутом и выходя на общую поляну. Их времяпровождение было великолепным, но обсуждать произошедшее с кем бы то ни было Ласточка не хотела. Пока уж точно.
Коротко переглянувшись через плечо, черно-белая с почти гордой ухмылкой отметила, как самец рявкнул на черную рыболовку. Самодовольно вздернув хвост - позёр - Ласточка горделиво усмехнулась, обойдя по кругу лагерь. Да-а-а, не Грозовое племя, а притон.
- Скажи мне, что будешь более благоразумным предводителем, - внезапно оказавшись у плеча Ежевики, черно-белая присела рядом, недовольно приподнимая с земли хвост.
- И я больше никогда тебя не уделаю. При всех так точно, - в улыбке оскалилась Ласточка,... шутя? Да, настроение у язвы было что надо, даже несмотря на шайку рыбомордых.
Напряженно оглядывая поляну и каждого чужака, кошка сокрушительно понимала, что нет-нет, да и глянет на Беркута. Украдкой.

Отредактировано Ласточка (2018-04-14 18:11:08)

+1

475

Целитель попросил его подвинуться, и Толстолобый вправду сделал несколько шажочков в сторону, немного оторопело всё ещё наблюдая, как появляются на свет его дети. Надо было, по-хорошему, и самому какое-то участие проявить, вылизать мелких там, а не позволять заниматься этим всем Грозовым котам (не то что бы Толстолобый имел что-то против них, но пускать их к своим детям...нервновато было, признаться, боязно).
- Котят к Пантере! Я должен исключить болезнь, - сипловатым голосом крикнул молодой двухцветный целитель - что ж у него за имя-то было, ореховое какое-то...Фундук? Ореховый куст? Крепкий Орешек? Не суть. Великое звёздное племя, и Ручей у нас плоховато выглядела...
- У нас в племени и вправду есть заболевшие, - выдавил он. Не хватало перезаражать Грозовых, это уж вовсе мерзенько будет - они на, понимаешь, приютили, а мы тут припёрлись. Да нас к бродягам засылать было надо! - У Клоповника нет трав, чтобы помочь им сразу, если он их найдёт... - глашатай умолк. И без того было ясно, что всё будет очень плохо.
Мои дети могут заболеть. Малютка, должно быть, уже больна! От этого хотелось взвыть и побиться головой о ближайшую сосну, покуда не разбилась бы голова (или сосна), но его голова, хоть и никудышна, была нужна его племени.
- Я отнесу котят к своей подруге, там они будут в безопасности, - Ежевика? Толстолобый медленно повернул голову.
Кажется, они не знают, что это мои дети. Почему-то это не обрадовало его - то, что к нему обращались как к глашатаю, а не как к отцу этих котят. Хотя, наверное, должно было.
- Я буду благодарен, - медленно и тихо сказал он, наклоняя голову. - У нас нет королев, которые могли бы о них позаботиться.
Подходили и ещё Грозовые коты - дружелюбные. В основном. Здоровущий, больше него, пушистый бурый кот брякнул что-то неприязненное, и Толстолобый зыркнул на него исподлобья. в другое время, может, и сказал что-то подобающее, вроде того, что вольнёхонько ему хихикать над чужими бедами, древолазу проклятущему, но сейчас все его мысли были заняты Малюткой. И болезнью. И болезнью Малютки.
- Можно ли перенести Малютку в вашу целительскую?

+2

476

Толстолобый не возражал. Ежевика не сомневался в благоразумности этого кота. Он даже допустил сочувствующий взгляд на рыжего, видя, как тот обеспокоен. По правде говоря, глашатай Грозовых котов теперь тоже ощущал себя невероятно мерзко. Больные коты, куча больных котов в лагере. Среди его соплеменников, которые оправляются от тяжёлого холодного сезона. И его дети тоже здесь же. По спине пробежали мурашки. Как бы наше гостеприимство боком нам же не вышло.
- Я уверен, Орех позаботится об этой королеве и её детях и всех остальных больных. Вместе с Клоповником они смогут всех вылечить.
Старшие воители вернулись с охоты, что было как раз кстати. Ежевика с облегчение глянул на Светомура и его подругу. Лунка тут же оказалась рядом, и глашатай передал ей того самого котёнка.
- Перенесите малышей в детскую. Хрусталик, - полосатый быстро нашёл глазами сына, - ты тоже иди туда, я поручаю тебе приглядывать за этим котёнком. Не отходи от него ни на шаг.
Ежевика важно кивнул отпрыску, надеясь, что занятый этим поручением, тот не будет вылезать из безопасного убежища и останется здоров. Пантера и Лунка позаботятся об этом.
Светомур обратился к глашатаю, озвучив его собственные опасения, и тот ещё больше нахмурился, отвечая так же тихо:
- Пока ничего. Я ожидал, что Речные воители будут в плохом состоянии, но чтобы настолько... Серебро Звёзд довольно тактично умолчал о хвори, которую они приволокли в наш дом.
Он обвинял Речного предводителя. И эти обвинения были вполне обоснованы. Ежевика нервно стиснул челюсти, скользя взглядом по раненым соседским воинам и пытаясь понять размеры трагедии. Больных было действительно много. Он мог хотя бы предупредить, прежде чем вежливо принимать приглашение! Их можно было бы поселить хотя бы не в самом лагере, а где-то на территории.
Беркут был тут же, высказываясь, и только вынуждал Ежевику ещё больше разочаровываться в этом гостеприимстве. Он лишь медленно кивнул, царапая землю изогнутыми когтями. Если бы Грозозвёзд сейчас передумал, его глашатай без раздумий погнал бы соседей взашей из лагеря, не волнуясь о том, что о них могут подумать. Одно дело взаимовыгодное сотрудничество, а другое - помощь союзнику в ущерб себе.
- Скажи мне, что будешь более благоразумным предводителем, - вездесущая Ласточка. Ежевика перевёл на чёрно-белую укоряющий взгляд. Едва ли это сейчас уместный разговор. Даже предводители совершают ошибки.
- Ты так веселишься, только если всё вокруг идёт наперекосяк? - фыркнул Ежевика, искренне не понимая такого оптимизма в голосе кошки. Особенно в сравнении с настроением каждого из рядом сидящих старших воинов. Надеюсь, я не буду предводителем. Сочувствую Грозозвёзду сейчас. Глашатай поискал предводителя взглядом, надеясь, что тот всё-таки подойдёт к старшим воинам и отдаст какой-то приказ, чтобы обезопасить собственных соплеменников. Ночевать с Речными в одной палатке точно нет никакого желания. К тому же, всех больных палатка Ореховника явно не вместит. Нужно будет отправить оруженосцев к нему на помощь, желательно и речных тоже.
- Где Лучелап и Бурянка? Для них есть много работы сегодня, - он обратился к Ласточке, потому что именно она уводила учеников на тренировку. Кто-то снова бросает оруженосцев одних в лесу. Почему я не удивлён?

+4

477

- Лунка!
Лунка оторвалась от созерцания умелой работы Ореха и глянула на обеспокоенного Светомура. Неужели и он думает о том же? Как можно отнимать котят от матери? Эта бедняжка совсем изведётся. Старшая воительница в нерешительности потопталась на месте, будто, если она откликнется сейчас за зов друга, то признает этот ужасный план. Почему никто не может вылечить эту королеву и всё? Почему речной целитель не принял никаких мер, пока роды ещё были далеки? Лунка бросила грустный взгляд на небо. Предки, сошлите на эту малышку своё благословение.
Кошка подошла к возлюбленному, внимательно слушая его встревоженную речь. Он беспокоился за подругу, но мысли той сейчас были заняты лишь несчастной матерью.
- Я помогу этой бедняжке, чем смогу, - быстро кивнула Лунка, принимая одного из котят. - Надеюсь, скоро она воссоединится со своими малютками.
Она осторожно держала котёнка в пасти, боясь навредить ему. Но тот запах, что исходил от малыша, аромат новой жизни, постепенно успокаивал кошку и вселял в её сердце надежду. Чужих детей не бывает, воительница чувствовала в себе силы и желание позаботиться об этих крохах, что с самого рождения уже находились в опасности. Мы с Пантерой не дадим их в обиду всяким заразам и хворям. И за меня Светомур может не беспокоиться.
Лунка умилительно глянула на Хрусталика, который стал теперь защитником новорождённого и махнула хвостом, давая команду перемещаться в детскую. Она двинулась следом, напоследок нежно потершись щекой о палевое плечо и кивнув любимому, как бы уверяя - всё будет хорошо.

>>> детская

+4

478

Ученик медленно брел по поляне, слегка приоткрыв пасть и опустив голову так, что концами своих усов дотрагивался до старых пожелтевших листьев, покрывавших мерзлую землю ещё с прошлых Голых Деревьев. Поднял морду к небу, шумно втянув в себя холодный воздух, после чего, зацепившись обонянием за тонкую нить манящего запаха и снова приклонив морду к земле, направился по направлению к целительской. Столько новых, неизвестных ранее ароматов, будораживших воображение — котик напрочь забыл и о соплеменниках, и о Малютке, и о грозовых котах, и тем более о том, как подозрительно выглядит одиноко рыскающий в лагере чужой оруженосец. Результат не заставил себя долго ждать, и рядом с ним вырос неизвестно откуда появившийся грозовой воитель.
Ну здравствуй, рыбка-путешественница. Расскажешь, почему вы решили пройтись по гостям? А я взамен расскажу тебе про лагерь, который ты с таким интересом осматриваешь.
Воплелап замер на месте с поднятой лапой, словно за миг был заморожен живьем и обращен в ледяную статую. Медленно обернувшись и плавно опустив лапу, словно боясь резкими движениями вызвать у незнакомца агрессию, Воплелапу пришлось полностью поднять голову, дабы разглядеть заговорившего с ним кота, который оказался настолько высоким, что в стоячем положении коротколапый едва доставал макушкой до его рыжего плеча. И как только ученик не заметил приближение грозового? В попытке скрыть свое замешательство, оруженосец принял решение напустить на себя самый обычный вид: присел, обвил облезлым хвостом коротенькие лапы и, прищурив янтарные глаза ( чтобы собеседник не смог прочитать его истинное состояние ), слегка распушился, позволив колючей шерсти на загривке взъерошиться и принять вид мягкой версии ежовых колючек — возможно для того, чтобы компенсировать большую разницу в росте своей пушистостью. Краем глаза серошкурый уловил приближение Ручей, которая, хоть и с неуверенностью, назвала имя неизвестного воителя — Клёкот. « Клёкот? Ну да, твой голос похож на щебет птицы, да и сам ты похож на большую тонконогую птицу. Журавль, или цапля... может болотная выпь. Скорее выпь. И голос у тебя такой, что сложно понять, угрожаешь ты или интересуешься. » Что бы то ни было, Воплелап решился рассказать о бедах родного племени — это было глупо скрывать, поскольку и так очевидно, зачем и почему они пришли, да и Ручей рядом, выручит в нужный момент моральной поддержкой. Ну, на то надеялся янтароглазый.
Последователи того, кто убил прежнего предводителя, решили вернуть свои "законные" земли, и с помощью шпионов напали на наш лагерь ночью... Потом мы ушли на остров советов. Их много, они могут принести вред остальным племенам, если ещё не сделали этого. Среди них есть такие личности, как Лютоволк, Сталь, и теперь Мираж, и... — котик вздрогнул и со страхов во взгляде покосился на лежащую недалеко серую воительницу. Не наболтал ли он лишнего? — теперь мы тут.
Воплелап обернулся и ожидающе уставился на светло-рыжего воина, мол, я рассказал тебе то, что ты хотел, теперь выполняй данное тобой обещание.

+3

479

Со стороны прибежища Речного зарождающегося конца света раздалось возмущённое фырканье. Потом ещё раз. И ещё. Так дошло практически до первого сдавленного мяуканья — экспресс-обучение котячьим звукам успешно завершено. Серьёзно. Будешь тут молчать, когда тебя то и дело куда-нибудь таскают. Кажется, бело-полосатая мелочь попала к каким-то весьма сумасшедшим перевозбуждённым лунатикам, которые просто обожают физические упражнения в любое время суток.

Впору пожелать себе и копошащемуся рядом не менее мелкому родственнику (родственнице?) удачи. Хотя. Вряд ли тут хватит обычной кошачьей удачи. Нужен столп света с небес под торжественное завывание звёздных предков — не меньше. Увы, пока промозглое весеннее небо остаётся серым, а орут только странные создания вокруг. И сам безымянный котёнок. Не говоря уже о том печальном, что ни странных словосочетаний вроде «столп света», ни удачи, ни звёздных предков он пока не знает.

— Мря-я-яа! — и вот как-то так уже который раз подряд. Впрочем, его подхватил кто-то определённо высокий. Лапки потеряли необходимую опору, и поначалу мелочь даже испытала нечто, отдалённо напоминающее первый в жизни испуг. Однако шум, гам, прочие неприятные вещи постепенно отдалялись. Значит, несут в безопасность. Значит, можно поспать.
— Мх-х-хр, — многозначительно посопело недавно пришедшее в подлунный мир существо.

→ утащили в логово чудовища-хруст... детскую

+2

480

Тело то и дело содрагалось и изгибалось от боли. Рядом все-таки появился Толстолобый, как-то ошарашено глядя то на Малютку, то на детей, что лезли из нее. В такой ситуации хотелось оскалиться. И почему грозовые коты помогали сильнее, чем свои, родные. Ручей сидела неподалеку, и очень вовремя подоспел чужой целитель. Ее ровесник. В глазах двоилось, но кое-как она кивнула ему мурлыкнув хриплое:
- Хорошо.
На свет показались котята, что быстренько присосались к материнской груди. Странное, неведомое до этого тепло разлилось по хрупкому, изможденному телу. Такие маленькие и такие родные. И вроде бы все проблемы и суета остались позади. Когда на свет показался последний котенок, ученица инстинктивно обвила хвостом детей, поочередно вылизывая каждого. Каждое движение давалось с огромным трудом. «Ну вот, сейчас нас отведут в детскую, и там мы отдохнем». Но не тут то было. Мелькнуло что-то белое и у материнского брюха стало на одного котенка меньше. Малютка прижала ушки к голове. Но Толстолобый вовремя вмешался. Она откинула голову на землю, позволяя отцу семейства разобраться со всеми неприятностями. И не в силах больше держать голову на весу.
Еще одна фраза целителя заставила сердце оборваться. Ее котят хотят куда-то унести. Отдать какой-то чужой кошке. А как же она? И вот сейчас нежное чувство ушло, оставив место боли, горечи и страху. Страху за ее детей. «Толстолобый ведь не даст унести детей, правда?» Она быстро нашла глазами глашатая и тот, очень спокойно вручил жизнь своего ребенка в лапы грозового кота. В глазах неприятно защипало, и она умоляюще посмотрела на Ореха. Мол, «может это и не обязательно?» Сейчас она - прямая опасность для своих котят. Осознание пришло внезапно. Но от этого становилось не менее больно. Малышню уносили. Она ведь даже не успела узнать какого пола ее дети. Не успела дать имена им. Не о таком она мечтала, определенно. И какая-то другая кошка будет растить их. Радоваться первым шагам и первым открытым глазкам. Не известно ведь, сколько она просидит в палатке чужого целителя. Малютка снова откинулась на землю, чувствуя, как мокрая щека соприкасается с холодной землей.

+5


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » главная поляна