РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Наконец, стали известны имена активистов апреля. Спасибо всем за активные отыгрыши, за ваши голоса и участие!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
А под прицелом большая мама Пантера. И пока ее не отвлекают дети, спешите задать вопросы!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 361 страница 380 из 548

1

http://s6.uploads.ru/a8HuR.png


Пройдя густой смешанный лес, можно выйти на отлично обустроенную котами поляну. С первого взгляда на лагерь привлекает внимание высокая скала, с которой обычно доносится предводительский глас, обращенный своему племени. К скале льнет утес поменьше, и меж ними виднеется проход, ведущий в палатку лидера племени. По разные стороны от каменной глыбы идет воительская и ученическая палатки, которые представляют собой разросшиеся кустарники тёрна и ежевики. За палаткой оруженосцев, ближе к входу в лагерь, следует детская и палатка старейшин, что позволяет ученикам быстро координироваться для смены их подстилок. На стороне где находится палатка воителей, в небольшом отдалении от центра лагеря находится целительская пещера. Между воительской и палаткой целителя находятся большие крапивные заросли, в которых любят трапезничать коты. Свободного пространства на поляне остается немного, но, тем не менее, именно в этом всецело и заключается уютность обстановки лагеря.


+1

361

— Может попробовать дать ей ромашку и пижму? Как раз используем мокрые травы, скоро от них все равно никакого проку не будет. — совещался юный целитель с Каракурт, которая уже успела закончить с перевязкой ран Ласточки. Предводитель, переступая с лапы на лапу, внимательно вслушивался в их разговор, когда воздух разрезал звонкий голос Бурянки.
— Ореховник, сделай хоть что-нибудь! Вдруг у нас нет времени на расспросы?!? Предки, я сама найду эту пижму! — юная кошка кинулась к куче с травами, заставив шерсть на загривке предводителя шевелиться.
— Хватит, Бурянка, — громким голосом осадил её синеглазый кот, подходя ближе и заставляя смотреть ему в глаза, перехватывая взгляд ученицы. — Ореховник и Каракурт выбиваются из сил, ухаживая за соплеменниками, и они уж точно знают,
что им следует сделать,
— слова Грозозвёзда произносились бесстрастно, лишь с нажимом, но в самой глубине души он задумался о том, а не зачитывает ли эту мантру в том числе для себя?.. — и если ужаленная пчелой в хвост ученица на эмоциях сейчас разворошит или испортит последние запасы трав, не говоря уже о том, что сможет спутать пижму с чем-то другим, то она только добавит проблем своему племени и всем остальным, кому придётся с этим разбираться. Как именно выглядит пижма? — повысил голос предводитель, оборачиваясь к врачевателям. Сам он давно запомнил зубчатые листья и яркие жёлтые круги с пыльцой, но вопрос его скорее предполагал время на раздумья Ореховнику и Каракурт, дабы те убедились в верности своего лечения и решили, могут ли несведомые в данном деле трогать травы, или же предпочтут разбираться в скудных запасах самостоятельно. Вновь обернувшись к рыже-белой кошке, Грозозвёзд коснулся хвостом её плеча. — в ближайшие дни ты и Лучелап пройдёте последнее испытание. Лучше занимайте свои мысли этим, чем проблемами, с которыми будут разбираться старшие воители. Сообщи об этом другу, как только поможешь целителям, — кивнул предводитель, бросая задумчивый взгляд на Каракурт. Он раздумывал в нерешительности, следует ли предложить ей поговорить сейчас, или же попытаться выхватить её завтра, когда она отдохнёт от тяжелейшего дня, явно склоняясь ко второму. Лучше потерять время, нежели чужие силы.

+4

362

Детская<-----------------------------------

Из детской на поляну практически выкатился пестрый рыже-черно-белый комочек. Щурясь от внезапного света, Птичка хлопала глазами и пыталась понять, что происходит на поляне. Получалось, правда, плохо. Котенок переводила взгляд с одного члена племени на другого, активно соображая, к кому подойти за разъяснениями.

Сначала она увидела рыжую ученицу по имени Бурянка. Малышка уже хотела подойти к ней, когда самочка закричала и заметалась, пытаясь помочь упавшей в обморок Певунье. Птичка сразу отмела идею подходить к ним, потому что боялась попасть под горячую лапу. Что ж, на поляне было еще множество котов и кошек, которые могли внести ясность в окружающую действительность.

Хвоинка, еще один оруженосец, тоже не подходила под кандидатуру “прояснителя”. Она выглядела так, как будто в любую секунду упадет в обморок. Ее ухо было сильно ранено. Даже такая приставучая кошечка, как Птичка, понимала, что подходить к тому, кто плохо себя чувствует — неприлично. Да и ее, скорее всего, просто прогонят.

Кандидатуры Ореховника и Каракурт даже не рассматривались, когда пытливый взгляд янтарных глаз котенка выискивал того, к кому же подойти. Они выглядели слишком обеспокоенными, снуя от одного раненого к другому. Впрочем, как и Грозозвезда. Порой Птичка могла потревожить предводителя своим любопытством, но сегодня даже ей ситуация казалось какой-то… тяжелой, что ли.

Боковым зрением она выхватила рыжую шкуру еще одного оруженосца, Лучелапа. А потом услышала, как предводитель говорит, что он и Бурянка скоро станут воителями. Это так обрадовало Птичку, что она подскочила и побежала в сторону рыжего оруженосца и его наставницы, весело попискивая.

— Лучелап! — восхищенно замяукала трехцветная. — Ты воителем станешь! Ты будешь тако-о-о-й интересной жизнью жить, ух! Поздравляю, поздравляю! Кстати, а что здесь случилось? Ласточка, может ты расскажешь, почему все такие грустные, почему Ореховник так переживает?

Слова нескончаемым потоком вырывались из пасти Птички. Она замолчала только тогда, когда у нее кончилось дыхание. Кошечка хотела снова завести свой разговор, но потом вспомнила, что собеседникам нужно время для ответа, поэтому села прямо перед Лучелапом и обвила лапки хвостом.

+2

363

Ласточка думала, что ослышалась.
Грозозвезд послушал её и проведет испытание? Нет-нет, погодите-ка, Грозозвезд сказал Плесени исполнять обязанности оруженосцев? Все еще недовольная его поступком с учениками, Ласточка резко вскинула голову, да так, что все припарки их так называемой целительницы съехали и измазали черную шерстку.
Обернувшись через плечо на долгоносого лидера, кошка неверяще сощурилась, но (!) промолчала.
- У нас осталось мало паутины, так что с твоей стороны было бы мудро отнестись к повязке с максимальной аккуратностью, - очень вовремя заметила Каракурт, и Ласточка преувеличенно слышала в ее голосе больше язвы, чем было на самом деле. Недовольно обнажив клыки с одной стороны рта, черно-белая резковато обмахнулась хвостом, прикрывая белые носочки лап.
- Вас, одиночек, и бережливости учили? - быстрее сказала, чем подумала, Ласточка, смерив взглядом белую кошку. Её недавняя встреча с Миндаль постепенно укрепляла мысль, что одиночкам вряд ли найдется теплое местечко в сильном и древнем Грозовом племени.
- А что с той кучей из хранилища? - спросила Каракурт, и кошка, прикрыв глаза, соизволила ответить.
Скорее даже потому, что неподалеку раздался звонкий голосок одного из котят-сирот. А Ласточке ведь хотелось быть в их глазах героиней? Хотелось.
- Кстати, а что здесь случилось? - вопрошала трехцветная малышка, и черно-белая приоткрыла один глаз на неё, -Ласточка, может ты расскажешь, почему все такие грустные, почему Ореховник так переживает?
- Расскажу, - проворчала воительница, зыркнув на Каракурт.
- Филин был в лагере. Вы молодцы, что прятались в детской, а то мы бы все подушечки сбили искать вас потом в совином гнезде, - строго мявкнула Ласточка, не удержалась.
- Филин залетел в целительскую, и поэтому запасы... случилось то, что случилось, - чуть мягче добавила кошка, завидев рядом Ореховника.
- От его когтей у меня и рана, между прочим. Не от той вшивой одиночки ведь, - вскинула подбородок Ласточка, поднимаясь и даже кивком не поблагодарив Каракурт. Может быть, потом.
- А вы вот знайте, что если филин где-то - прятаться в ближайшей палатке до ваших лун десяти, - остановившись рядом с Птичкой, назидательно мяукнула воительница. Дернув ухом, она насторожилась и подняла голову, чувствуя, как постепенно закипает внутри:
- ...и если ужаленная пчелой в хвост ученица на эмоциях сейчас разворошит или испортит последние запасы трав, не говоря уже о том, что сможет спутать пижму с чем-то другим, то она только добавит проблем своему племени и всем остальным, кому придётся с этим разбираться, - постепенно кошка осознала, кого ругает Грозозвезд, и недовольно оскалилась, в два прыжка оказавшись рядом со своей ученицей.
- С чего ты взял, что она разворошит и испортит? - недовольно мявкнула воительница вслед лидеру, но тот вряд ли был настроен на разговор. Будь Ласточка чуть более тонкой натурой, она бы вздыхала, представляя, сколько всего навалилось на предводителя сейчас, но... но это Ласточка.
- Будьте готовы к испытанию и покажите всем, где раки зимуют, - скосив глаза на Бурянку, строго, но тихо мяукнула черно-белая, беглым взглядом окидывая воспитанницу. Замолчав, Ласточка чуть подалась, будто хотела сказать что-то еще, но... но что изменится после посвящения Бурянки? Перестанет Ласточка ее воспитывать? Нет. Перестанет критиковать лишний раз? Нет.
Тяжело вздохнув, кошка развернулась.
- Не нарывайся на неприятности, - это была почти самая заботливая фраза, которую она произносила: тихим, ровным тоном, обернувшись через плечо.
- На рассвете охота.

Отредактировано Ласточка (2018-02-03 12:44:23)

+2

364

Требовательный голос Ореховника отвлек пятнистую от невеселых размышлений. Она порывисто приподнялась, готовая последовать его зову, но перед носом метнулся рыжий всполох, едва не сбив худощавую воительницу с лап. Не сдержавшись, Каракурт низко рыкнула - нечасто можно было увидеть ее в таком расположении. К счастью, сразу же вмешался Грозозвёзд, отвадив шастать вокруг кого попало, давая лекарям пространство для действий.

  — Не нужно пижму, - кратко дернув хвостом, она сосредоточила взгляд на подрагивающих боках Певуньи, а после нагнулась, с приоткрытым ртом втягивая витающие вокруг ослабевшего тела запахи. Аккуратным нажатием пальца на нижнюю челюсть, Каракурт осмотрела полость ее рта, а отпустив чужую мордочку замерла, прислушиваясь к дыханию. Гомон на поляне затруднял осмотр, о чем свидетельствовал покачивающийся кончик ее хвоста, но в целом процедура заняла не более двадцати ударов сердца.

  — Я не вижу следов отравления, пижма же лишь ухудшит ситуацию, усиливая аппетит и ускоряя работу сердца, - Каракурт раздражало, что приходится объяснять на пальцах элементарные вещи, чтобы ни у кого случаем не закрались подозрения. Бросив колючий взгляд в сторону Ласточки и ее ученицы, она продолжила - к тому же она слишком слаба для чистки желудка. Может быть где-то завалялись семена подсолнечника? Кошка медленно моргнула, сгоняя немоту в трясущихся лапах поступательными движениями пальцев. Если им с учеником не дадут отдохнут, совсем скоро они залягут рядом с Певуньей.

  — Они утихомирят сорвавшийся организм, разбудят ссохшийся желудок, - она прищурилась в сторону палатки, будто видела сквозь стены и изучала состояние кладовой. На самом же деле Каракурт будила воспоминания, пытаясь адаптировать имеющиеся знания и запасы под сложившуюся ситуацию - кровохлебка. Маленькие листочки должны были сохранить свои свойства лучше. Ягоды черники и рябины. Ее телу нужны витамины. Когда она очнется понадобится можжевельник.. и ивовые листья в случае непринятия пищи. Если что-то из этого осталось.. - аккуратно прикоснувшись лапой к впалым бокам, пятнистая слегка надавила на живот Певунье. Либо резей не было, либо кошка была в слишком глубоком беспамятстве.

  — В первую очередь ей нужна еда и отдых. Всем нам. - заглянув в синие глаза Грозозвёзда, негромко доложила, зная, что предводитель ее услышал. Первичное волнение уступило полной апатии: если кто-то и был болен загадочной чумкой - это уже не их поля ягода. Стоило сосредоточить силы на более насущных задачах.

+3

365

Не успел Ореховник услышать ответа от Каракурт, как мимо его носа пронеслась рыже-белая буря. Ученик целителя только и успел резко сделать шаг назад, чтобы подруга не снесла его. Больше всего в его работе не нравились излишние эмоции. Все вокруг и так на пределе, все устали и измотаны, а тут «подарок» в виде очередной истерики. Нет, наверняка Ореховник бы поступил так же, будь бы на месте Певуньи его брат, например. Но сейчас, будучи безумно уставшим, он покачал головой и безмолвно следил за движениями Бурянки. Может быть он и не обратил внимания на минутную истерику подруги, но когда та, сломя голову понеслась к остатк уцелевших трав... сердце целителя ушло в пятки. Взрывая когтями снег, он понесся к травам, перекрывая собойпуть к пещере.
— Даже близко не подходи к травам, ясно?! - срываясь заголосил Ореховник. Никому он сейчас не мог позволить ворошить остатки уцелевших запасов. Даже лучшей подруге.
Шерсть на загривке встала дыбом, а лапы затряслись. Ни разу он не повышал голос на соплеменников. А сейчас сорвался на бело-рыжую... на ту, которая в детстве не испугалась защитить маленького Орешка от задир. На ту, которая всю сознательную жизнь поддерживала и была рядом и в радости и в беды. Сделав глубокий вдох, Ореховник постарался как можно более спокойно объясниться перед кошкой.
— Тебе не доступны навыки врачевания. Паникуя, ты можешь только навредить Певунье, - Ореховник хотел коснуться хвостом до бока Бурянки, но быстро отбросил эту идею, увидев состояние подруги, —я знаю свое дело. И сделаю все возможное.
Черно-белый нервно передернулся всем телом и прижал уши к затылку.
Ох как же сты-ыдно...
Не сказав больше ни слова, он посмотрел на Каракурт. Ее голубые глаза были также полны усталостью. Как только крапчатая начала говорить, Ореховнику жутко захотелось стукнуть себя лапой по лбу. Разочарованно закатив глаза, он фыркнул в усы.
— Вот это я глупость сморозил.... - подойдя к Певунье он последовал примеру Каракурт и так же заглянул в ее рот, убеждаясь в отстутсвии остатков еды или трав. - мы и половины не отыщем, Каракурт!
Резко повернувшись в сторону Ласточки, ученик целителя с надеждой посмотрел ей в глаза.
— Поможешь отнести ее в палатку воинов? В целительской сейчас совсем холодно...- Ореховник и сам был бы не против, если его сейчас кто-нибудь отнес к подстилке. Но... долг есть долг.
Еще раз переключившись на Бурянку, ученик взглядом указал ей на Певунью, мол, помоги оттащить бедолагу. Постепенно чувство стыда сходило на «нет» и Ореховник осознавал, что поступил правильно. Звездоцап его знает, что бы произошло, если Бурянка лишний раз переворошила бы травы.
Но все-таки она многое сделала для меня... Может не нужно было так срываться?
Лапы задрожали от усталости и черно-белый стремительно приземлил свою пятую точку на снег. Нужно бы поискать необходимые травы для Певуньи. Только вот сил уже не оставалось. Даже на то, чтобы отряхнуться от снега, падавшего на его короткий мех.

+5

366

Целители вполне справлялись сами, раненые по очереди приближались, чтобы получить помощь и быстро скрывались в своих палатках. Ежевика медленно прошёлся по поляне, передав нескольким воинам распоряжения Грозозвёзда и приказ отправляться в утренние патрули. Сам он не надеялся подняться так рано, чтобы отправить котов на границы и охоту. Хмурым взглядом глашатай окинул поляну, наткнувшись на Тёмного. Сын выглядел неважно, но тут же в голове промелькнула неприятная мысль - он всегда так выглядит. Ежевика тряхнул головой. Нельзя так относиться к собственному чаду, в конце концов, возможно, это именно вина отца.
Усталость брала своё, и даже чувство вины не могло её пересилить. Кот медленно побрёл к воинской палатке, пообещав себе поговорить с сыном завтра или в любой другой день. Сейчас есть дела и важнее. Речные преступники на наших землях, например.
Рассвет приближался, и Ежевика, проваливаясь в сон, пообещал себе подняться до того, как солнце пройдёт половину своего пути до зенита.

<<<сон в воинской палатке. рассвет>>>

Но он очнулся гораздо раньше. Солнце только показалось из-за горизонта, как глашатай резко проснулся. Его никогда не мучили кошмары, но в эту ночь тот сумбур, что мешал ему отдыхать, он не мог назвать ничем иным, как кошмаром. Утопающий в крови и ужасе битвы лагерь родного племени, лезущие отовсюду одиночки, и только Ежевика и Грозозвёзд, обороняющие детскую. Глашатай потряс головой, прогоняя последнее эхо криков из головы, и вышел на поляну.
Большинство соплеменников отдыхали после тяжёлой ночи восстановления лагеря, однако вход был тщательно охраняем. Полосатый здоровяк приветственно кивнул стражам и принялся за умывание. Ещё чувствовался запах недавно ушедшего патруля, указания чётко выполнялись, что не могло не радовать глашатая. Ежевика привёл себя в порядок и быстро перекусил вчерашней мышью. Холодная еда совсем не бодрила. Ему бы не помешала прогулка по лесу. Но идти один кот не хотел, не потому что боялся, а потому что Грозозвёзд этого не одобрит, хотя глашатай, конечно, мог за себя постоять. И всё же.
Сначала кот хотел заглянуть в детскую, но тут же поймал взглядом Ласточку. Помнится, она собиралась провести испытание Бурянки.
- Надеюсь, вы достаточно отдохнули, - Ежевика приблизился к соплеменнице, приветственно кивая. - Ласточка, ты не будешь против, если я тоже присоединюсь к проверке навыков и готовности Бурянки стать воительницей? - глашатай был почти уверен, что Ласточка откажется, но на этот случай и у него были доводы: - Сейчас в лесу небезопасно, усилить ваш отряд будет не лишним. Где, кстати, сама Бурянка?
Его тон не терпел пререканий. Ежевика присел на землю, ожидая, когда обе кошки будут готовы выйти.

+4

367

Бурянка с ненавистью подняла потемневший взор на Грозозвёзда, стискивая зубы, чтобы не сказать ему что-нибудь язвительное в ответ. Всё таки это её предводитель, но как же кошка ненавидела его в этот момент, как ненавидела Каракурт и...Ореховника? Нет, его она не ненавидела, но была безмерно зла.
Они не понимали её, никто никогда не понимал. Неужели соплеменники действительно думали, что сейчас Бурянка может сейчас думать о травах, да и вообще об общем благе племени? Певунья! Певунья может умереть, а они ещё указывают ей что и как делать.
Ученица быстро отстранилась от Ореховника, почувствовав, как рядом с ним шерсть поднимается дыбом, как рядом с Каракурт и Грозозвёздом. Только Ласточка заступилась за неё...но увы, не достаточно.
Бурянка утробно зарычала, прижатия уши у затылку. Где Лучелап, Вересковик, когда они так нужны? Но уже поздно, бедняжку никто не поддержал, так что вот, спустя мгновение, она уже вылетает на поганое место, а оттуда тайно покидает лагерь, предварительно, конечно, дотащив тело тёти в палатку воителей.
Слова Ласточки насчёт «неприятностей» были проигнорированы, сейчас Бурянка даже не видела куда бежала.
>>>нейтральные территории

+4

368

----> Детская

Птичка выскочила из детской внезапно и стремительно, так что Лужица, опиравшаяся на ее голову и плечо, потеряла равновесие и шлепнулась наземь. Неловко перекувырнувшись при падении, она мгновенно вскочила на лапки, отряхиваясь и жадно оглядываясь по сторонам. Падение не смутило ее, но немного дезориентировало, и теперь кошечка вновь внимательно вглядывалась в сородичей, прикидывая, к кому бы первому пристать с вопросами.
В общем-то, разницы особой не было: практически все коты племени относились к осиротевшим малышам довольно терпеливо, отвечая на их бесконечные вопросы и терпя выходки — до тех пор, пока те не переходили за разумные границы. Ну а если кто и шипел, вразумляя малышню, так полученная трепка быстро выветривалась из детских голов, не оставляя обиды и, к сожалению, особо не прибавляя ума. Что поделаешь, возраст такой. Котятам хотелось непременно сунуть нос во все, что здесь происходит, и если они старались вести себя вежливо и спокойно, то хватало их усилий, как правило, ненадолго.
Вот кошечка выхватила взглядом знакомую трехцветную шерсть... Сестра не теряла времени даром. Приставать к целителю или предводителю было почти бесполезно: уж перед кем, а перед Грозозвездом трепетали даже котята, не решаясь делать его целью своих игр или попусту отрывать от дел; ну а Ореховник, конечно, мог ответить на вопросы, и порой даже это делал, но сейчас ему явно было не до того.
К тому же, Птичка, кажется, уже нашла, кому присесть на уши.
— Воителем? — слов предводителя Лужица не услышала, зато радостное восклицание сестры долетело до ее ушей; черно-белая кошечка подскочила к Лучелапу, радостно мяукнув, — вот здорово!
Вот бы и нам поскорее стать оруженосцами, — мимоходом подумала она, пытаясь представить, какое имя мог бы дать ей Грозозвезд. Лужица? Лужа? Или что-то другое, не связанное с ее детским именем? Ох, это всегда было для нее загадкой! Как вообще предводители придумывают имена?
— Филин? — мяукнула она чуть погодя, заслышав объяснения Ласточки, — что это такое — филин? Он тоже сова?
Сказать по правде, Лужица и совы-то ни разу не видела, а филина и подавно, — на ее счастье. Знала, конечно, что это большая хищная птица, но до сих пор никого, крупнее вороны она в лагере не видела, да и ворона-то была в куче с добычей, остывшая, съежившаяся после смерти, совершенно нестрашная. Если филин тоже такой, разве он может грозить кому-то из взрослых котов? Разве что новорожденным котятам!
— Я не боюсь, — гордо промурлыкала она, подпихивая сестру в бок.

+3

369

Несмотря на все печали, что обрушились на Грозовое племя за последнее время, день мог бы завершиться куда лучше. В теории. Наверное. А предки его знает! Как бы там ни было, чутка спокойствия и мира было бы достаточно для начала, но, как говорится, жизнь - боль. Хотя "боль" - это мягко сказано. Неужели сами Звёзды ополчились на лучелаповых соплеменников?
     Весёлая болтовня двух друзей-оруженосцев прервалась, пожалуй, чересчур уж жутко. Увлекшись эпическим рассказом, котик не сразу обратил внимание на поднявшуюся суматоху вокруг, но вдруг Бурянка резко сорвалась с места, оборвавшись на полуслове, и ринулась к... Так, стоп, Певунья? Что с ней стряслось?
     Лучелап знал, как подруга любила рыжую кошку, ему стоило что-нибудь сделать. Но он понятия не имел, что же именно. Лапы как будто приросли к земле, а в мозгу можно было услышать звон пустоты. С усилием сделав пару шагов вперед, котик с ужасом наблюдал, как Бурянка  отчаянии хлопочет возле тётки, бросается к травам, получает замечание от Грозозвёзда, от Ореховника... Сердце Лучелапа рвалось защищать рыжую ученицу, но голова подсказывала: они правы. Хоть это и сурово, хоть это и больно, но так и есть: Ореховник и Каракурт гораздо лучше знают, что делать. Они выглядели уставшими и раздражёнными, и что бы они ни говорили, сердиться на них не стоило, ведь они не хвост просиживают. Надо только донести это до Бурянки.
     Ласточка, однако, приняла сторону своей ученицы. И почему я не удивлён? Это, честно говоря, радовало.
     - Будьте готовы к испытанию и покажите всем, где раки зимуют, - прозвучало из её уст. Лишнее напоминание об испытательной тренировке могло бы быть сочным вкусным сальцем для ушей любого оруженосца, но теперь всё выглядело не так радостно. А когда ласточкина подопечная отстранилась, грозно шипя, от своего друга-целителя, Лучелап понял, что предстоит долгий и серьёзный разговор. Главное, чтоб подруга ему самому ухо не откусила.
     - Всё будет хоро..., - воскликнул оруженосец, но не договорил. Перед ним внезапно возникла пятнистая шкурка, которая очень тоненько попискивала.
     О нет! Только не это!
     - Лучелап! - всё, отвертеться не удастся. - Ты воителем станешь! Ты будешь тако-о-о-й интересной жизнью жить, ух! Поздравляю, поздравляю! Кстати, а что здесь случилось?...
     Вопросы сыпались из крохи, которую звали, как припоминал Лучелап, Птичкой (вот уж действительно щебечет как птаха!). Вообще-то, он был бы и рад поболтать, но он так нужен Бурянке... Кстати, куда она пропала? Котик отвлёкся и упустил её из виду. Надо найти её! Только вот...
     - Воителем? - Лучелап страдальчески закатил глаза, увидев пополнение в публике, - Вот здорово!
     Вероятно, Бурянка ушла побыть наедине с собой. Всем это нужно, особенно в такие моменты. Возможно, если она выпустит пар, с ней будет легче наладить контакт? А вот оставлять путаться под ногами двух малявок, да с такими-то глазищами... Честно говоря, заниженная самооценка Лучелапа слишком сильно нуждалась в почитателях.
     - Да, я уже почти воин! - понесла-а-ась. - Большой и страшный. Мне никто ни по чём. Даже филин... Только вот я не застал его в лагере, но если бы я был тут, то от него летели бы пух и перья! - Ну да, самое время повыпендриваться. - Вам бы сейчас обратно в ясли улетучиться. Стоило нам, то есть мне, Ласточке и Ежевике, вернуться из патруля, где мы отделали нарушительницу, - Лучелап, конечно же, умолчал, что в битве ему поучаствовать не удалось, - так тут же застаём эту ужасную картину: Певунья чем-то заболела! И очень серьёзно. Все нервничают, моя подруга Бурянка... Ей очень плохо. Но она справится. И я справлюсь. Я сам-то едва на ногах стою. Всё болит, голова гудит, нервный срыв наподходе и всё такое. Кстати, я даже получил парочку шрамов. На патруле-то,  - хитропопый оруженосец повернулся так, чтоб было лучше видно уже почти зажившие царапины, оставленные Плесенью на злосчастной тренировке. За шрамы от когтей врага они едва походили, но котята об этом прочухают нескоро. - Такие вот дела. Я бы показал вам парочку приёмов, но обстановка такая себе, ну вы поняли. Будете мешаться или плохо себя вести, попадёте ко мне в оруженосцы в качестве наказания. Вот умора-то будет. А Плесень тем временем будет убирать подстилки...

+6

370

[Начало игры]

Как и Ежевике, Пантере этой ночью не спалось. Причиной, правда, были не тревожные сны, а толкающиеся в животе котята. Королева крутилась, вертелась, старалась подобрать такую позу, в которой малышам было бы удобно и спокойно.
«Похоже, осталось совсем не долго» - с улыбкой подумала кошка, готовая вытерпеть любую боль, лишь бы их с Ежевикой дети были здоровы.
Пантера стала мурлыкать колыбельную. Это сработало, правда, уже под утро. Кошка надеялась, что не сильно потревожила Птичку с Лужицей. Девочки росли без мамы, потеряли её уже в сознательном возрасте. Пантера готова была заменить им мать, ведь кошка действительно полюбила осеротевших малышек. Ради них пораньше перебралась в детскую, как только целитель определил беременность. Но даже если бы небыло королевы, способной позаботиться о них, ничего бы не изменилось, ведь грозовое племя - это одна большая дружная семья.
Поздно уснула - поздно проснулась. Постепенно вырываясь из мира снов, королева неторопливо принялась за свой туалет.
С добрым утром, мои хорошие, - поздоровалась кошка, вылизывая живот. - Кто маме всю ночь спать не давал? Девочки, мы вам не мешали...
Но палатка оказалась пустой. Только свежая мышка лежала у входа - видимо, кто-то из оруженосцев принёс завтрак для Пантеры. Или Ежевика заходил, но не решил будить подругу. Оставаясь с ним наедине, Пантера периодически мечтала о совместной индивидуальной палатке. Это можно было устроить, живи тут королева одна. Или если бы Ежевика стал предводителем. Сладкие запретные мысли...
Пантера взялась за завтрак, рассудив, что если бы котята пропали - ее бы давно разбудили. Девочки обычно вели себя хорошо, скорее всего они гуляют по поляне.
Закончив трапезу, и повторно умывшись, кошка вышла на главную поляну. Первым делом выделила взглядом котят. Как она и думала, с ними все были хорошо. Они болтали о чём-то с Лучелапом.
«Это же сегодня у него и Бурянки испытание?» - припомнила она слова Грозовёзда.
Чёрная кошка поискала взглядом и, к своему удовлетворению, нашла Ежевику в компании Ласточки. Значит, они скоро уходят. Пантера направилась к ним, ее огромный живот покачивался, но грации кошка от этого практически не утратила.
С добрым утром, - поздоровалась кошка, присаживаясь рядом с возлюбленным. Ласково потерлась щекой. Весь разговор королева прослушала. Но догадалась, о чем шла речь.
Ласточка, ты отлично воспитала Бурянку. Она обязательно со всем сегодня справится, - королева повернула голову сначала вправо, затем влево. - А... Где она?
Тут опять толчок. Кошка машинально лизнула бок и с хитрицой посмотрела на глашатая.
У нас будут великие воители, Ежевика, - мурлыкала она, - Они всю ночь толкались. Видимо, была ответственная битва.

+6

371

утро

На рассвете черно-белая воительница высунула нос из палатки воителей и с сожалением сморщилась: подморозило. Выдохнув облачко пара, кошка неспеша выползла из теплого помещения, где еще сопели ее соплеменники. Обернувшись и мельком скользнув взглядом по двум покатым спинам старших воителей, кошка отвернулась от братьев и тряхнула головой. Шерсть на загривке распушилась, и Ласточка осторожно потянула лапы: ноют. Вчерашняя драка с филином да с Миндаль... ух, что и говорить, она всем задала жару!
Наспех умывшись и разогрев языком кожу под шерсткой, голубоглазая воительница еще разок отряхнулась и вопросительно изогнула пушистый хвост: неужто Бурянка идет? Но нет, к ней приблизился глашатай, и кошка слегка сузила глаза, якобы изучающе взглянув на Ежевику.
- Надеюсь, вы достаточно отдохнули, - Ежевика приблизился к соплеменнице, приветственно кивая, и черно-белая коротко, но беззлобно хмыкнула. - Ласточка, ты не будешь против, если я тоже присоединюсь к проверке навыков и готовности Бурянки стать воительницей? - бурый кот наверняка мог видеть, как голубоглазая возмущенно приоткрыла рот, а потому поспешил добавить: - Сейчас в лесу небезопасно, усилить ваш отряд будет не лишним. Где, кстати, сама Бурянка?
- А... - она уже начала было возражать, но последний вопрос застал врасплох. Коротко обернувшись, воительница насупилась.
- Рассвет только занялся. Выйдет, - коротко мяукнула кошка, скосившись на подходящую к ним Пантеру. Перекатываясь, почти королева присела неподалеку, поджавшись к своему Ежевике, и Ласточка беззлобно закатила глаза.
- Ласточка, ты отлично воспитала Бурянку. Она обязательно со всем сегодня справится, - королева повернула голову сначала вправо, затем влево. - А... Где она?
- Ты бы тоже умудрилась воспитать оруженосца, не будь ты так... занята, - Ласточка в своем духе. Она любила сестру, но искренне не понимала, почему та второй раз решила запереть себя в детской. Да еще и... Ежевика? Покосившись на бурополосатого остолопа, воительница решила, что уж лучше умываться, чем давать волю языку.
Ну не с Пантерой же цапаться.
- У нас будут великие воители, Ежевика, - донеслось до ее ушей сладенькое мурлыканье, и Ласточка, которая в этот момент вылизывала лапу, уткнулась в нее носом, скрывая зажмурившиеся от приторности ситуации глаза. Позо-о-о-орище, ну что творят, а!
- Они всю ночь толкались. Видимо, была ответственная битва.
- Обещай, что после этих, - уши кошки дернулись в сторону округлого брюшка Пантеры, - ты все-таки возьмешься обучать оруженосца, - с легкой смешинкой в глазах фыркнула Ласточка. Нет, она любила сестру, и даже где-то в глубине души радовалась, что сестра счастлива, просто... ну не понимала!

+4

372

Ласточка явно не была рада компании Ежевики, но его это совсем не волновало. Ведь главное, что и он, и другие воители должны исполнять приказ Грозозвёзда - по-одному не ходить и быть готовыми ко встрече с бродягами. А что-то подсказывало глашатаю, что волнующаяся ученица перед своим посвящением и её наставница, следящая за каждым движением подопечной, будут не слишком осмотрительны.
Что-то Бурянка опаздывает. Ежевика неопределённо кивнул. Он помнил, как сам вскочил ни свет, ни заря в ожидании наставника, который затем повёл его на испытание. Это событие самое волнительное для оруженосца. Хотя, конечно, у юной кошечки была уважительная причина - все Грозовые поздно легли спать, и она не исключение. Бурянка наверняка не выспится, поэтому глашатай не торопил её наставницу.
- С добрым утром.
На морде Ежевики тут же расплылась улыбка, как только его ушей достиг голос Пантеры. Он плотнее прижался к присевшей рядом подруге, пару раз нежно лизнув её в щёку.
- Как ты себя чувствуешь? - кот внимательным придирчивым взглядом осмотрел круглую фигуру кошки, убеждаясь, что выглядит она как всегда превосходно и её ничто не тревожит.
- Ты бы тоже умудрилась воспитать оруженосца, не будь ты так... занята
Укоризненный взгляд на Ласточку. Она так язвит, потому что завидует или потому что действительно считает, что выращивать котят - дело недостойное? Он хмыкнул. Когда-нибудь до Ласточки дойдёт, что действительно важно, а пока остаётся лишь вздыхать. Ежевика вновь бросил взгляд на палатку оруженосцев - Бурянки нет.
- У нас будут великие воители, Ежевика. Они всю ночь толкались. Видимо, была ответственная битва.
- Никогда в этом не сомневался, - кот ласково дотронулся носом до макушки Пантеры. В последнее время каждая мысль о котятах заставляла его чуть ли не светиться. Наверняка день родов был уже близко, но глашатай не мог много времени проводить с подругой, особенно сейчас. Уж лучше я буду стеречь лагерь и патрулировать территорию, чтобы защитить её.
- Обещай, что после этих, ты все-таки возьмешься обучать оруженосца.
Ежевика не сдержал смешка после этих слов Ласточки. Он тряхнул головой и поднялся с места, ожидая, что чёрно-белая воительница может снова начать сыпать остротами. Надеюсь, хоть в лесу она помолчит. Глашатай приблизился к палатке учеников и заглянул внутрь, но Бурянки там не нашёл. Нехорошее предчувствие поселилось внутри. Странно, она же знает, что сегодня испытание.
- Бурянки нет, - громко сообщил Ежевика Ласточке и быстро обошёл по кругу поляну. Ни одного свежего запаха ученицы. Только ночной, который уводил в лес. Предки, о чём она только думала?
- Нужно найти её, - голос глашатая был твёрдым и уверенным, хотя в душе его боролись волнение за Бурянку, оставшуюся одну в лесу, и злость на неё. Насколько можно быть безрассудной, чтобы нарушить прямой приказ предводителя и отправиться в одиночку в лес, где, возможно, ходят изгнанники, ночью?
Ежевика быстро приблизился к Пантере, на прощание лизнув её в нос. Он на мгновение улыбнулся, мол, не волнуйся, мы найдём её. И, махнув хвостом Ласточке, глашатай покинул лагерь.

>>>смешанный лес

+2

373

Вересковик ужасно устал. Много времени котик потратил на то, чтобы бережно расчистить целительскую. Ему приходилось быть максимально осторожным, но при этом стараться быть быстрым, так как под снегом, возможно, еще оставались некоторые травы. И без того малым запасам Ореховника не пойдет на пользу, если его брат случайно уничтожит то, что чудом уцелело после падения горы снега. Будь проклят этот филин!
« Уф, больно…» - с досадой подумал кот, когда закончил с расчисткой. Он посмотрел на свои передние лапы и болезненно скорчился от колющей боли, которая полностью завладела передними конечностями, которыми он работал все это время. Да и сам Вересковик выглядел уже как самый настоящий снежный кот: на мокрую шерстку на морозе налипли кристаллики снега, делая его похожим на дерево в снежной корке.
«Нежно глянуть, как там Ореховник» - с этой мыслью ученик с трудом поднялся и вышел из целительской, хотя испытывал неприятную боль при хождении, о чем, конечно же, никому не скажет.
Выйдя, кот увидел, что устал не только он один. Все вокруг были измучены, усталы. На мордочке брата застыло какое-то мученическое выражение,  и  казалось, что он заплачет в любую секунду. Передвигался он медленно, словно из последних сил. От вида этого Вересковика что-то кольнуло в самое сердце. Как он посмел вообще думать о своей усталости, когда его брат, его слабый и маленький Ореховник, несет такую тяжелую ношу целителя и терпит поражение за поражением, но при этом остается на лапах до последнего? Как может он, Вересковик, быть слабым в такой момент? Нет, он не смеет!
Выверив момент, когда брат остановится в своей работе – его брат пришел в движение. Вересковик уже не обращал внимания на боли в лапах, он упрямо шел на брата, охваченный одной целью. Подойдя к черно-белому, кот обошел его полукругом и боднул лбом в бок, подталкивая в сторону целительской.
- Пойдем, тебе нужно отдохнуть, брат. – Твердо сказал серый ученик. – Пойдем, иначе я понесу тебя как котенка. – Тут же Вересковик дополнил себя, не прекращая толкать Ореховника.

>>>> Палатка целителя

+2

374

------> из заморозки, номинально - с охоты

Негромкие и такие привычные звуки обычной жизни лагеря доносились уже ото входа. Смесь запахов соплеменников ударила в нос, перебивая даже запах той белки, которую ученице удалось поймать на тренировочной охоте. Белка, к слову, пусть и была достаточно тощей, словно все попытки сделать запасы на холодные дни прошли мимо нее, все же отличалась в лучшую сторону от тех крохотных полевок, что удавалось поймать в предыдущие дни. Ученица была немного довольна собой, но на морде ее, безразлично окаменевшей, не отражалось ничего - не гордости, ни радости от возвращения "домой", ни предвкушения от встречи с братом. Привычная, в общем-то, картина.
Она выскользнула на поляну и, не останавливаясь даже для приветствия кого-либо, прошла к куче с дичью, чтобы оставить там свою добычу. Аккуратно выложив белку, кошка выбрала для себя самую мелкую полевку - буквально на один укус, чтобы успокоить голод. Ухватив ее за тонкий короткий хвостик, она развернулась и остановилась, высматривая во всеобщей суматохе брата. Все, что происходило вокруг, ее не волновало. Да, кто-то пострадал, но судя по взмыленным Ореховнику и Каракурт, дела скоро пойдут на лад, так что нет смысла даже интересоваться тем, что случилось. Все соплеменники достаточно болтливы, чтобы в любом разговоре упомянуть об этом - рано или поздно кто-то сообщит, считая, что ей стоит о произошедшем узнать. Трехцветная переступила с лапы на лапу, наткнулась взглядом на сгорбленную фигурку брата неподалеку от целительской. Сердце неприятно кольнуло - впервые за долгое время.
Что-то в позе Тёмного было не так. Слишком напряжен. Без сомнения, ему требовалась именно ее - и именно сейчас - помощь и поддержка. Ученица решительно двинулась к брату, без лишних слов уселась рядом. Смерила Тёмного озабоченным, внимательным взглядом, выплюнула полевку на утоптанный снег под лапами.
- Что с тобой случилось?
Зная, что брата торопить с ответом не стоит - он все ей расскажет сам, как только подберет нужные слова и решит, что готов - трехцветная неспешно принялась за еду, но не торопилась расслабляться. Волнение за ближайшего ее сердцу кота никогда не отпускало так быстро. Порой казалось, что это чувство едва ли не единственное, что она может испытывать в течение всей жизни.

+4

375

Ни Каракурт, ни Ореховник не торопились к нему, хлопоча над Певуньей. Спина всё ещё ныла, иногда нарывала, как будто он ссадил на ней кожу - но посмотреть, конечно же, не мог, даже не пытался - шевелиться было не то что бы невыносимо, но неприятно. И холод, холод. Проклятая зима. Невозможно согреться. И опять тоска по Черноносой - он всё меньше мо обходиться без неё. В детской можно было спрятаться от всех - если не в ней самой, то в укромном уголке лагеря, пока мать не начинала всерьёз беспокоиться. Тогда он вылезал, щуря глаза от слишком яркого после полумрака света, и возвращался, но к тому времени Черноносая, тогда ещё Смолка, сама начинала его разыскивать. Мы связаны навеки, навеки. Но эта мысль не пугала его ни в коей мере - наоборот, наполняла каким-то внутренним торжеством. Она никогда меня не оставит.
И, едва он успел это подумать - на входе в лагерь показалась Черноносая. Захватила мышку и подошла к нему - и Тёмный не удержался, через боль потянулся к ней и прижался к тёплой пёстрой шерсти, ощущая тепло крепкого тела, едва не мурлыча, как какой-нибудь котёнок под животом матери - сразу вернулось чувство защищённости, тепла, уюта. Она здесь, она рядом со мной. Всё в порядке, всё правильно, как и должно быть...
- Что с тобой случилось?
Он чуть помедлил, отогреваясь, даже неловко потёрся об её бок - с ней, в отличие от всех прочих котов, было приятно так делать - прикасаться, прижиматься, чувствовать ответные прикосновения. Запах не раздражал, голос не резал уши. Она прекрасна, моя сестра.
- Неудачно попытался поймать добычу, поскользнулся на пне и полетел в кусты. Спину ушиб. Жду Ореховника.
Этого всегда было достаточно - в том числе и поэтому он её любил.

+3

376

— Даже близко не подходи к травам, ясно?! — подтвердил его догадку Ореховник. Несмотря на то, что Грозозвёзд понимал, что иначе поступить было нельзя, отчего-то в его душе поселилось гнетущее чувство: чем больше он стремился сдерживать своих воителей и оруженосцев, тем сильнее отдалялся от них. Впрочем, сейчас стоило думать не об этом.
— С чего ты взял, что она разворошит и испортит? — немедленно вступилась за свою ученицу Ласточка. Кончик хвоста предводителя дёрнулся, когда он вдохнул воздух в лёгкие, дабы разъяснять очевидные, как ему казалось, вещи.
— Ласточка, это не свежесобранные травы с крепкими побегами. Это давние запасы, которые и так пострадали от когтей филина и лежания на промёрзлой земле - ещё пара неверных движений, и от них вообще не будет никакого толку, — отозвался синеглазый кот. Почему-то он был твёрдо убеждён в том, что чёрно-белая воительница знала эти очевидные вещи даже лучше него, но выступила, дабы защитить Бурянку.
Между тем в диалог с целителем вступила Каракурт, чей размеренный и спокойный голос окатил их, словно ушат прохладной воды после разгорячённого бега - настолько чудно контрастировала помощница Ореховника с их разгорячёнными дебатами.
— ...В первую очередь ей нужна еда и отдых. Всем нам. — подвела итог Каракурт, и на какое-то мгновение их глаза встретились. Задумавшись о применимости данного лечения к себе, предводитель невольно грустно улыбнулся, но всё же нашёл в себе силы кивнуть. И всё же мысль о том, насколько важный вопрос он должен ей задать, жёг его изнутри.
— Если мы не замотали тебя сегодня сверх меры, то я бы очень хотел переговорить с тобой перед сном в палатке, — негромко попросил Грозозвёзд, почти сразу же отводя взгляд. Ему не хотелось выказывать своё смущение подобной просьбой, и оставалось лишь надеяться, что иные уши не услышали таких интересных вещей. Убедившись, что об Ореховнике позаботится Вересковик, и Певунья очнётся уже в палатке целителей, предводитель устало оглядел собравшихся и кивнул, разворачиваясь в сторону своей палатки. Ещё сколько-то времени он протянет, ожидая гостью, прежде чем провалится в сон. А травы... С травами они все разберутся уже завтра.

»палатка предводителя

+1

377

Брат, стоило ей только оказаться рядом, тут же прижался боком. Черноносую раньше это не удивляло - его стремление быть так рядом с ней, так тесно и близко. Это казалось привычным и родным, и против его прикосновений она не возражала. Сейчас же, на грани вступления во взрослую воинскую жизнь, в глаза все больше стала бросаться теплота брата по отношению к ней - и все большая и большая отстраненность по отношению к остальным. Конечно, он научился общаться хотя бы немного, и познавать мир вокруг тоже научился. Но почему-то по доброй воле и желанию касался только ее трехцветного бока, и терся мордой только об ее шею. Никому больше и по отношению ни к кому больше Тёмный себе такого не позволял. С одной стороны, это радовало. Его любовь принадлежала только ей, Черноносой, всегда видевшей истинную суть брата и любящей его таким, какой он есть, без прикрас и попыток исправить.
С другой же... Где-то внутри нее жило ощущение, что так быть не должно. Что Тёмному стоит научиться быть ближе к остальным, а ей - дальше от него. Что из всех братьев и сестёр в племени лишь они двое посвящают все свое внимание только друг другу. Это было правильно - но в этом было и что-то неправильное. Черноносая не могла объяснить этого даже себе, и потому в ответ на ласку со стороны Тёмного просто прильнула теснее, коротко муркнув.
- Неудачно попытался поймать добычу, поскользнулся на пне и полетел в кусты. Спину ушиб. Жду Ореховника.
Все коротко, чётко и по делу. Ее брат всегда умел доносить свои мысли без излишней мишуры и эмоций, в которых ей самой было весьма сложно разобраться. Сощурив глаза, она с недовольством взглянула в сторону Ореховника, занятого вовсе не ее братом. Будь кошка более несдержанной, она бы подняла на уши лагерь, чтобы юный целитель как можно быстрее обратил внимание на Тёмного и помог ему. Но это сейчас было бы совершенно лишним.
- Он должен скоро освободиться, - уверенно промяукала она после того, как расправилась со своей пищей. - Ты ел сегодня? Голоден?
Разница в размерах между братом и сестрой, пожалуй, была в том числе тем пунктом, что смущал Черноносую. Их мать и отец, к слову, бывшие совсем неподалеку, отличались размерами нормальными, и сама трехцветная больше походила на кота, нежели на кошку, по своим габаритам. А вот Тёмный словно недоедал, и это тоже могло повлиять на его безопасность и будущее в качестве воина. Черноносая не могла не волноваться, и это волнение в смеси с щемящей нежностью светились в ее взгляде едва заметно - лишь тогда, когда она смотрела на брата так, как сейчас.
- Мы совсем скоро станем воителями, - вдруг выдохнула она, прикрывая глаза, словно больше не могла смотреть. - Будем свободнее... Но не свободными ото всех.
Передернув плечами, она снова застыла, словно и не говорила ничего. Просто прижималась к брату боком, чувствуя его приятный - самый родной - запах, и думала о будущем. Воинская жизнь станет избавлением от разных неприятных мелочей ученичества, но и обязанностей прибавится. Свободы от всей это тяжести бытия рядом с соплеменниками - вот чего хотелось ей. Вдвоем с братом.
Но - увы - это было недостижимо.

+4

378

Ты ел сегодня? Голоден?
Он смутно попытался припомнить, когда ел в последний раз - кажется, ещё до охоты. Он не мог вспомнить точно, как и всегда, ел ли он? Спал? И когда он делал это в последний раз?
Но всякий раз рядом оказывалась черноносая и напоминала ему - ненавязчиво, не так, как мать. Наверное, мы были плохими котятами для неё. Пусть ей больше повезёт с новым помётом. Они будут...нормальными. Не такими, как мы. Обычными, весёлыми котятами. Которые вырастут в весёлых оруженосцев и станут шумными воителями. Тёмный смутно понимал, что с ними с Черноносой и вправду что-то не так, если смотреть с точки зрения остальных котов, но с его точки зрения ненормальными были как раз все остальные, они же с Черноносой были идеальны. Они верили в Звёздное племя, соблюдали Воинский закон, не проводили время в шумных перепалках, не тратили его зря. Что же тогда с нами не так? Это едва уловимое для него чувство тревоги почти опаски, которое соплеменники испытывали по отношению к его странностям, раздражало его до приступов ярости. Но сейчас рядом была только Черноносая.
- Кажется, нет. Но в куче мало добычи.
Ветер утих, можно было пригреться и успокоиться, но тупая боль не давала покоя - как и навязчивые, жужжащие мысли. И, судя по словам Черноносой, не ему одному.
- Будем свободнее... Но не свободными ото всех.
- Мы никогда ими не станем. если только не уйдём в одиночки, но там нет Воинского Закона. - Жить без Закона, без чётких правил жизни, без знания того, как правильно - это было для него непредставимо. - Разве что создать своё собственное племя, - он немного улыбнулся, что делал редко - и только рядом с сестрой. Для неё.

+3

379

- Кажется, нет. Но в куче мало добычи, - ровно проговорил брат после незначительного обдумывания вопроса. Значит, точно не ел - и вряд ли станет после этого замечания о количестве добычи. Сама Черноносая тоже не стала бы, если бы не успешная охота с утра. Однако тут ситуация несколько сложнее - все же Тёмный повредил спину и, судя по напряжению его мышц, вряд ли смог бы что-то поймать в ближайшее время. Ему нужны силы восстановиться, так что стесняться и бояться нарушения закона не стоит. Трехцветная бросила задумчивый взгляд в сторону кучки с дичью и приметила там еще одну мелкую полевку, почти полностью занесенную снегом. Та лежала поодаль от остальной пищи.
В самый раз. Схожу за ней через несколько минут.
- Мы никогда ими не станем. если только не уйдём в одиночки, но там нет Воинского Закона. - Черноносая согласно кивнула в ответ словам брата. Она знала, как много заначит для него Воинский Закон, и как он помогает черному справляться с непониманием этого мира и упорядочивать свою и ее жизнь. Конечно, они не уйдут в одиночки - и свободными не станут. Они проживут жизнь в родном племени, не переставая чувствовать себя чужаками, и их жизни вряд ли будут похожи на жизни остальных.
Она у них будет одна. На двоих.
- Разве что создать своё собственное племя, - редкая, но такая прекрасная улыбка тронула губы Тёмного, и Черноносая успела ее поймать. Она отразилась в ее взгляде теплыми, не менее редкими огоньками.
- Нам в этом племени никто не будет нужен, - она вернула ему ответную улыбку и потерлась носом о щеку, поднимаясь на лапы. - А сейчас тебе надо поесть. И это не нарушит Закон.
Трехцветная ровно прошлась к куче с дичью и подобрала ту мышку, что присмотрела ранее, так же спокойно вернулась назад и снова прижалась к брату, ощущая, как тепло начинает передаваться ему, вечно худому и словно замерзающему на ходу. Положив полевку на снег, она подтолкнула ее носом к лапам Тёмного.
- Давай.
Чтобы не отвлекать брата от еды, Черноносая обратила свое внимание на Ореховника и остальных. Вот поляну покинул Грозозвёзд, явно направившись отдыхать, и все выглядели какими-то уставшими, потерянными. Её это совершенно не трогало. Никто не умирал и не истекал кровью. Остальное - неважно.

+2

380

Должно быть это и вправду не было бы нарушением, хотя уже рассвело, а значит - был новый день, когда он не сделал для племени ничего. Но я и вправду не могу. Уж если он ощущал и замечал боль - значит, дело было и вправду не особенно хорошо, это могло принять дурной оборот. Ореховник не уделил ему внимания - конечно, обморок Певуньи тоже должен был вызвать беспокойство. Но есть ещё и Каракурт. Ему было безразлично, что она - бывшая одиночка, воинский закон не запрещает одиночкам становиться воителями - хотя однажды что-то подобное, кажется, хотели принять. Ему всегда была интересна предыстория правил - потому что тогда их легче было понимать.
- Нам в этом племени никто не будет нужен.
- Да, - прошептал он завороженно и уткнулся в пёструю шерсть мордой, на секунду забывая обо всём. Больше никто, кроме тебя, сестра.
Но всего лишь на секунду - Черноносая встала, чтобы принести ему мышь. Он с нетерпением ждал её назад, едва не подпрыгивая, чувствуя себя в душе расшалившимся котёнком - нормальным котёнком, каким никогда не был в детской. Но радость вызывала вовсе не мышь, а то, что сестра снова окажется рядом - и будет тепло.
- Давай.
Она подтолкнула к нему дичь - полёвка была чуть подмерзшей, но он с аппетитом проглатывал куски, почти не жуя, только сейчас понимая, насколько же проголодался, не ев весь вчерашний день, как и нынешний. Я бы так мог умереть, наверное, если бы не было Черноносой. Но без Черноносой не стоило бы и жить.
- Спасибо. - Обычно он не растрачивал слова на благодарность, но иногда делал исключение для Черноносой. Были ли ещё способы показать, что она важна для него, кроме как благодарить, прижиматься, помогать умыться и спать в одном гнездышке, тесно прижавшись друг к другу? Пёстрая шерсть рядом с чёрной. Так будет всегда, никак иначе. Он не знал иных способов проявить...любовь.

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » главная поляна