РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ
Наконец, стали известны имена активистов апреля. Спасибо всем за активные отыгрыши, за ваши голоса и участие!

ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ
Под допросом бедолага-одиночка, попавший в эпицентр двух племен: Катсу. Просим любить, жаловать и выпытывать как следует!

cw. дорога домой

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » палатка предводителя


палатка предводителя

Сообщений 21 страница 26 из 26

1


К скале, с которой обычно слышен предводительский глас, обращенный своему племени, прилегает утес высотой и размерами помельче; между ними образуется узкий проход, ведущий в палатку главы племени. Вход надежно занавешен плющом, коим густо поросли обе каменные глыбы. Палатка достаточно просторна, длина ее больше ширины в два раза, что делает ее похожей на некий коридор. Внутри царит полутьма, и лишь свет, пробивающийся сквозь промежуток между двумя скалами, разрезает мрак в палатке. Стены здесь неровные и каменистые - от них веет прохладой из сезона в сезон, а под лапами неровно стелется мелкий светлый песок. У противоположной от входа стены располагается на своей подстилке предводитель.


0

21

главная поляна ▼ 

Несмотря на навалившуюся камнем усталость, подушечки ступали мягко, практически неслышно. От недосыпа в голове все помутнилось, едва ли Каракурт сейчас смогла бы точно сказать сколько времени прошло с их похода к Лунному Озеру. Лишь тянущая боль внизу живота намекала на причастность кошки к миру живых, ощущения смазались, делая происходящее похожим на сон; невольно приходили в голову мысли о пророчествах лесных лекарей: если все из них столько пашут, становится понятней происхождение провидения в их головах.

Без труда протиснувшись между двумя скалами, Каракурт сдержанно улыбнулась, садясь уже по-привычному рядом. Слишком близко для делового разговора - слишком далеко для чего-то большего. Они немного помолчали, пятнистая даже представить не могла сколько тревог роится в голове Грозозвёзда, а потому терпеливо удерживала собственные, довольствуясь своим местом подле этого кота, так или иначе, успокаивающим и дарующим веру в то, что все когда-нибудь пойдет на лад.

Она не выдержала, поймав взгляд предводителя опустила глаза, нервно скручивая хвост подле белоснежных лап. Вероятно, занятый племенными заботами Грозозвёзд и правда не замечал произошедших перемен, а может Каракурт мастерски овладела искусством скрытности и, что примечательно, впервые об этом пожалела.
  — Племя не признает меня, Грозозвёзд, - понимая, что тянет непозволительно долго, она предпочла начать с нейтральной, практически будничной фразы - я очень благодарна всему, что ты для меня делаешь, но просто не могу позволить себе продолжать портить твою репутацию, - она говорила холодно, ранила саму себя, понимая насколько плохи ее дела, насколько жестко это звучит в ее положении - они ставят меня вне закона и они.. - отчаяние накрыло ее, стискивая горло и перехватывая дыхание. Противясь собственным чувствам, Каракурт подняла голову, встречаясь взглядом с котом, первым и последним в племени, кому она позволила быть чем-то большим. Единственным, кто захотел хотя бы разобраться что к чему - они правы, Грозозвёзд.

Слова кололи язык, но она никогда бы не позволила себе произнести их вслух. Словно свидетельство ее прокола, живот разрезала невыносимая боль, настолько внезапная, что подкосила лапы кошки, не сдержавшей возмущенного шипения. Рёбра запульсировали, казалось, спазмы заполонили все ее тело, сдавливая внутренние органы. Голова закружилась и Каракурт сомкнула глаза, утыкаясь носом в ледяной пол палатки.

  — Нет.. - грудь тяжело вздымалась и опадала, сложно было понять всхлипы это или начинающиеся схватки. Слёзы противоречия душили ее, маленькими льдинками капая из голубых глаз - нет-нет.. прости меня, Грозозвёзд, - она закусила собственную лапу, прерывая рыдания. В очередной раз все складывалось как можно хуже, насмешливо тыкая в пятнистый нос кошки ее же привилегиями. Прошу тебя только.. только никуда не уходи, - в голове яркими вспышками сверкали рассказы знакомых одиночек, что вынуждены были рожать одни; рассказы выросших детей, чьи матери не пережили роды.

Взгляд застилала мутная дымка, хоть слез в глазах больше не было. Невыносимая боль парализовала нижнюю часть ее тела, она физически не могла тужиться. Передние лапы лихорадочно скребли камень вперемешку с песочным настилом. Наконец, воительница без сил откинулась, не имея возможности даже обернуться на новорожденных, а как хотелось их увидеть. Каракурт попыталась пошевелить хвостом с леденящим душу ужасом осознавая, что тот не двигается.

  — Грозозвёзд.. - горло осипло, было оцарапано упокоенными в нем криками, но сознание прояснилось, она все поняла - прошу тебя, позаботься о них. Ты несравненный предводитель, я верю, что ты будешь лучшим отцом.. - кошка прикрыла глаза, силясь вытолкнуть из себя еще хоть слово - ссс..спасибо тебе.

Отредактировано Каракурт (2018-02-21 04:43:04)

+10

22

Начало игры

Потом никто и не вспомнит, что он родился первым - в чужой памяти он навсегда останется младшим, трогательным, неуклюжим и ласковым. Но Песенка родился первым.
Полумрак отцовской палатки был для него ослепителен, ошеломителен, словно прямой солнечный луч для внезапно прозревшего. Глаза, хоть и были ещё закрыты, всё же почувствовали слабый свет, а потом плодный мешок исчез - и хлынул холодный воздух. Песенка закашлялся, выплёвывая вязкую слизь из крошечного ротика, и зашёлся, наконец, тоненьким криком новорождённого, растерянного, внезапно выброшенного в холодный и шумный мир из тёплого материнского живота.
- Ммм...ммя! - хныкнул новорождённый, скребя беспомощными лапками с мягкими ещё когтями по полу сырой, безжалостно сырой и холодной для него пещеры. Ему не было дела до жизни и смерти, не было дела до того, что его мать умирала, а отец был занят лишь ею. как и всякий детёныш, он был зациклен на себе, и алчно искал материнский живот, пищи, тепла, защиты от всех напастей. Где-то рядом появились те, с кем Песенка делил пространство за тонкими рёбрами Каракурт, но до братика и сестрёнки ему не было никакого дела.
- Ммм..мяяяяя!! - повторил он громче, отчаяннее и требовательнее. Ммма... - он ещё не знал, как звать мать, то тёплое и уютное, что породило его на свет, не знал, что звать уже бесполезно, не желал дать Грозозвёзду проститься с его возлюбленной.
Песенка требовал заботы старших - здесь и сейчас.

+4

23

начало игры

Утро или вечер? Скользило ли солнце к горизонту, медленно цепляясь лучами за облака и окрашивая их кровавым ореолом, или же величаво поднималось на свое законное место - место небесного предводителя? Может, был разгар дня, или над лагерем нависала ночная тьма. Это не так уж важно.
Для неё наступил рассвет. А для кошки, которая подарила ей жизнь - закат.
Рождение Колосочек случилось немного времени спустя после появления на свет брата, что значительно облегчило ей этот короткий путь. Но резкий переход к самостоятельному существованию все же был весьма болезненным, поэтому и не ознаменовался победным писком новорожденной. Она силилась вздохнуть, и напряжённо двигала маленькими, хрупкими лапками. Было бы неплохо, если бы кто-то помог ей в этой борьбе, очистил языком мокрую шерстку... но в лагере родного племени, на мгновения, тянувшиеся бесконечно долго, она оставалась одна.
Может быть, это - справедливое наказание? Но разве котята, во время родов которых мать умерла, считаются убийцами?
Хоть кошечка и не могла слышать братьев, но ощущение теплого бока одного из них внезапно её успокоило. Котёнок наконец смог вздохнуть маленькой грудью, и её тихий писк вырвался на прохладный воздух, сплетаясь с голосками остальных котят. Кто-то, кого они так дружно звали, непременно должен был услышать.

+6

24

Разрыв

Наконец-то разобравшись с травами, которые Ореховник накануне собирал в саду у Двуногих, целитель собирался навестить своего горячо любимого брата, чтобы поведать новую историю о домашних кисках, которых он видел неподалеку от сада. Все мысли черно-белого были заняты поиском Вересковика, пока из палатки предводителя не донесся надрывный вой. Повернув сначала уши в сторону звука, Ореховник застыл. В этом голосе он узнал не кого иного, как Грозозвезда! Зрачки резко сузились и целитель развернулся всем телом.
Ч-что? - недоуменно вторил внутренний голос.
Кот наспех стряхнул с себя свежий снег и со всех лап понесся в палатку. Ведь даже если ничего критичного не случилось, нужно проведать предводителя, на всякий случай. Расталкивая соплеменников, Ореховник недовольно фырчал.
- Да пропустите же целителя! - черно-белый раздраженно толкнул в плечо крупного воителя и пробрался к утесу, где располагались предводительские покои. Бешеным темпом взбираясь на скалу, Ореховник перебирал в голове кучу вариантов случившегося. Но собрать воедино свои мысли не приходилось возможным. В нос ударил стойкий запах крови. Целитель испуганно прижал уши и ускорился. Лапы предательски скользили по наледи и кот чудом не поскользнулся по пути в палатку.
Вороша сухие ветви плюща головой, Ореховник влетел к Грозозвезду. Увиденное заставило черно-белого резко остановиться и на полудрожащих лапах отступить на пару шагов назад.
- Нет, - пытался отрицать увиденное целитель. Ветер угрожающе засвистел прямо у входа в палатку и кот вновь сделал пару шагов вперед. Растерянный предводитель немо смотрел на происходящее, а целитель пытался восстановить причинно-следственные связи.
На полу, распластавшись лежала неподвижная Каракурт. Ее крапчатые бока казались недопустимо впалыми, а шерсть, некогда прекрасная аккуратная шерсть, свалялась и была перемазана в крови. Ореховник не посмел сделать еще один шаг навстречу и с надежной уставился на морду наставницы. Хоть какое-то движение, ну же! Тщетно. Морда Каракурт была настолько спокойна и... неподвижна. Целитель сглотнул приближающийся к горлу ком и испуганно взглянул на Грозозвезда. Весь мир словно остановился.
- Каракурт, - Ореховник приблизился к крапчатой и ткнулся носом в ее морду. Лапа упала на переднюю лапу Каракурт в надежде почувствовать пульс. Но...-Грозозвезд, она...
Ореховник не смог выдавить из себя эти страшные слова, поэтому просто безмолвно открыл рот, выпустив воздух. На глазах проступили соленые слезы. Целитель никогда не стеснялся своих эмоций, поэтому его морда исказилась в скорбной гримасе. Внезапно позади Каракурт послышался слабый писк. Черно-белый тряхнул мордой, убирая мокрую пелену и вытянулся в сторону звука.
"Котята!" - Ореховник встал во весь рост и ошарашенно посмотрел на три комочка. Сделав для себя определенные выводы, он зажмурился на пару секунд, а потом снова всмотрелся в котят. Два рыжих, один бело-черный. Три ребенка испуганно вошкались возле холодеющего бока Каракурт в поисках жизненно необходимого молока. Черно-белый целитель подошел вплотную к котятам, и осторожно переворачивая их, убедился в целостности.
- Девочка, - целитель осторожно взял в зубы рыжую малышку и положил возле лап Грозозвезда, - нужно вылизать ее,
иначе она замерзнет.

Сам Ореховник принялся вылизывать двух оставшихся мальчиков. Глаза скользили по бездыханному телу Каракурт и черно-белый всеми силами пытался сосредоточиться на спасении трех детей наставницы и...предводителя? Что было бы еще делать Каракурт здесь? Ореховник грустно вспомнил, что крапчатая часто находилась в палатке предводителя. Но в то время целитель не придавал этому особого внимания, ссылаясь на то, что бывшей одиночке гораздо легче переносить тяготы презренных взглядов подле предводителя, который и принял ее в ряды своего племени. Юный целитель тщательно вылизывал шерсть котят, а грудь сдавливало так, словно его придавило грудой камней. Его бы воля - ринулся бы в свою палатку и, зарывшись в подстилку, выть так громко, чтобы Звездное племя услышало. Отвлекшись, Ореховник посмотрел прямо в глаза Грозозвезда, пытаясь выудить из того, хоть что-то.
"Каракурт, моя любимая Каракурт. Обещаю, что буду присматривать за твоими детьми и никому, слышишь, никому не дам в обиду."
Ореховник до сих пор был ошарашен внезапной беременностью Каракурт и столь же внезапной смертью. По впалым бокам крапчатой не скажешь, что она носила под своим сердцем трех наследников. С ужасом, целитель осознал, что в сезон Голых деревьев Каракурт  попросту недоедала и сильно ослабла. Это наверняка и сыграло решающую роль...
Закончив вылизывать котят, Ореховник направил морду к выходу и прошептал в пустоту:
- Отнесем их Пантере. Котятам нужно молоко,- переведя взгляд на предводителя, целитель заметил, что тот, кажется, был не в себе от горечи потери, - Грозозвезд, - уже громче повторил Ореховник, -котятам нужно молоко, слышишь? Идем.
Подавливая в себе приступы истерики, Ореховник взял в зубы двух мальчиков и направился к выходу. Чуть обернувшись назад, он еще раз взглянул на Каракурт.
Потеряв Незабудку, Ореховник надеялся, что подобного больше не повторится. Но вот, у него появилась вторая наставница и она также стремительно покинула Ореховника. Черно-белый медленно вышел из палатки и увидел прекрасный вид на лагерь сверху. Подняв голову вверх, целитель устремил взгляд в облака.
"Звездное племя примет тебя, я уверен. Ты до последней капли крови была верна своему племени. Ты отдавала себя всю совершенно чужим котам. Твои котята гордились бы тобой."
---------->детская

+9

25

[NIC]Белосветик[/NIC]
[AVA]http://sa.uploads.ru/M6gYw.png[/AVA]

Белосветик с невыразимой печалью смотрела на сцену, разворачивавшуюся в палатке предводителя, в палатке своего сына. Только недавно она видела его, решительного, перед собой во время посвящения и дарования ему девяти жизней. Теперь же... теперь же радостное событие было омрачено гибелью совсем молодой кошки, которая не успела прожить и половины своей жизни. Обернувшись на других Грозовых котов, в чьей шерсти искрились звёзды, воительница расправила плечи, хотя даже это выглядело как-то совсем не так, как следовало.
— Кому-то следует встретить её, — твёрдо сказала Белосветик, хотя голос её оставался таким же тихим, как и всегда. Она читала сомнение в каждой второй паре глаз, устремлённых на неё, и не могла винить в этом своих соплеменников. Подруга Грозозвёзда была бывшей одиночкой, которой так и не удалось установить крепкую связь со Звёздным племенем. Для этого требовалась вера, вера глубокая и безоговорочная, и всем лесным котам она прививалась с самого рождения. Приблизившись к краю небосвода, белая кошка прикрыла глаза, держа в своей памяти чёрно-белую шерсть и слабеющий голос. Наконец, она почувствовала слабую, но всё же так нужную ей искру среди волн страха и недоверия, и, уцепившись за неё, как за свой путеводный маяк, последовала вперёд.

Медленные её шаги были неслышны, а всё вокруг словно тонуло в буре эмоций и звуков: Грозозвёзд, Ореховник, маленькие котята, настороженные воители по ту сторону палатки. Холодный свет восходящего солнца золотил шерсть на неподвижном теле, к которому и направлялась Белосветик. Рябой и прозрачный силуэт рядом с ним был настолько хрупким, что казалось, достаточно одного дуновения ветра, чтобы он исчез и рассыпался на сотни мерцающих искр.
— Добро пожаловать, Каракурт, — с кроткой улыбкой бывшая воительница коснулась лба подруги предводителя, пока на чёрно-белой шерсти зажигались новые и новые звёзды. Кошка отлично понимала и эмоции, и состояние Каракурт, а также то, насколько её сейчас должны заботить котята, оставшиеся без матери. Шагнув вперёд, чтобы удержать внимание на себе, Белосветик кивнула в ответ на немой вопрос, висевший в воздухе. — с ними всё будет хорошо, я тебе обещаю. Соплеменники дадут им всё, что только потребуется, а ты сможешь присматривать за ними и навещать их. Всех их, — добавила проводница, мимолётно взглянув на Грозозвёзда и Ореховника, имевших со Звёздным племенем прочную связь, не слабевшую даже в самый тёмный час.
— Нам пора идти,
— Белосветик кивнула на солнце, вышедшее из-за верхушек деревьев и знаменовавшее конец их пребывания среди живых. Пропустив Каракурт вперёд, сама белая кошка задержалась на пару мгновений, встретившись взглядом с Ореховником. Склонив голову в знак того, что его подруга была принята в ряды Звёздного воинства наравне с чистокровными воителями, Белосветик шагнула вперёд, навстречу солнечному свету, а затем шерсть её начала таять. В будущем не было непреложных истин, но ей хотелось надеяться всей душой, что маленькие котята доживут до зрелых лун и станут достойными воителями, которых не посмеют попрекать даже самые злые языки. А им... им с Каракурт пора было домой.

+8

26

— Племя не признает меня, Грозозвёзд, — сказала после долгого молчания Каракурт. Грозозвёзд мотнул головой, словно малый котёнок, стараясь отмахнуться от тех слов, которые хотел слышать меньше всего на свете.
— Они признают! — неожиданно отрывисто ответил предводитель, взмахнув хвостом. Он знал, что врёт. Врёт ей, врёт самому себе. Как бы он ни старался заставить соплеменников поменять свою точку зрения, заставить их признать, что верности в Каракурт не меньше, чем в воителе, родившемся в Грозовом племени, все эти попытки разбивались о глухую стену ханжества и консерватизма. Он не мог вложить собственные мысли и взгляды в чужие головы, и лишь злился на тех, кто открыто проявлял неприязнь по отношению к его подруге.
— Я очень благодарна всему, что ты для меня делаешь, но просто не могу позволить себе продолжать портить твою репутацию. Они ставят меня вне закона и они... правы, Грозозвёзд, — вновь заговорила чёрно-белая кошка.
— В чём они правы? — от отчаяния голос длинномордого кота звучал надтреснуто и гораздо громче, чем обычно, — в том,
что измеряют верность чистокровностью? Карпозуб был чистокровным, все его дружки были чистокровными до кончиков когтей. Миндаль, которую мы встретили, была чистокровной. Хорошую они службу сослужили Бурозвёзду, ничего не скажешь,
— резко бросил предводитель, вздыбив шерсть на загривке. Он собирался заговорить вновь, когда Каракурт осела на пол его палатки. Мгновенно вскочив, Грозозвёзд подошёл ближе, набирая воздуха в лёгкие, чтобы позвать Ореховника.
— Нет-нет.. прости меня, Грозозвёзд, — заговорила подруга — Прошу тебя только.. только никуда не уходи, — повторяла Каракурт. Кот издал громкий вой, надеясь, что Ореховник его услышит, а потом лёг рядом с ней, прижавшись лбом к короткой светлой шерсти.
— Я никуда от тебя не уйду, Каракурт, — ответил предводитель, тревожно глядя на вход в палатку. Ветер донёс до него слабый запах, знаменовавший, что их целитель вот-вот будет здесь. — во что бы ты ни ввязалась, сколько бы недоброжелателей не нажила, я тебя не оставлю, слышишь?
— Грозозвёзд...  прошу тебя, позаботься о них. Ты несравненный предводитель, я верю, что ты будешь лучшим отцом... ссс.. спасибо тебе. — слабеющий голос Каракурт отдавался в его ушах громовыми раскатами, когда он, зажмурившись, продолжал отчаянно жаться к её шерсти, словно совсем юный котёнок. Он не замечал ни трёх маленьких тел, ни того, что Ореховник уже был подле них. В какой-то момент он всё понял с пугающей ясностью.
— Девочка... отнесём Пантере... — раздавался над ним, словно через вату, голос целителя. Неподвижно застыв, Грозозвёзд вдыхал слабеющий запах своей подруги, исчезающий, как и тепло её тела. Наконец, спустя долгое время, он медленно моргнул, пытаясь сфокусировать взгляд на нечёткой фигуре молодого кота. —  Грозозвезд, котятам нужно молоко, слышишь? Идем, — настойчивее повторил целитель. Вздрогнув, предводитель опустил глаза и заметил перед собой маленькое рыжее тельце, а затем машинально лизнул его несколько раз. Наконец, удостоверившись, что его усилий будет достаточно, он поднял свою крошечную дочь и нетвёрдым шагом последовал за Ореховником, в ступоре не придав значения слабому и отчего-то знакомому запаху, появившемуся в воздухе и исчезнувшему с последними лучами рассвета.

» за Ореховником

+8


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » палатка предводителя