cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
КЛЕНОВЫЙ
тонкий расчет
СЕРЕБРО ЗВЁЗД
на вершине Олимпа
ОЦЕЛОТКА
запоминающийся дебют
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +24, пасмурно, душно
В игре
Кашель отступил, но в лес нагрянули новые напасти.

В Сумрачном племени котята становятся оруженосцами, а Ольхогрив берёт себе новую ученицу, Ивушку. Однако не всё так безоблачно - на территории племени Двуногие начали расставлять капканы, от которых уже пострадали несколько котов. Тем временем внутри племени далеко не все коты довольны правлением Когтезвёзда - не является ли это предвестием скорой бури? Просто ли жара донимает земли племени, или это знак Звёздных предков о том, что что-то неладно?

Речное племя, наконец, смогло вернуться в свой лагерь, для этого даже не пришлось сражаться, но всё ли так просто? Едва отбившись от двуногих, разогнавших банду, Серебро Звёзд должен решить множество проблем, и первая из них - как смогут ужиться речные коты с теми, кто против своей воли оказался в лапах изгнанников? Все речные котята выросли вдали от родного племени - смогут ли они стать достойными речными воителями? И теперь, когда Клоповник покинул племя, ситуация стала ещё тяжелее.

Племя Ветра решает исследовать найденные туннели, но это оборачивается гибелью нескольких воителей. Кто-то смог спастись, но ходы вывели уцелевших на земли соседей, чему вовсе не обрадовались Грозовые коты. Не станет ли это причиной нового конфликта? Тем временем Ветрогон посвящает в ученицы целителя бывшую одиночку, Мегеру, но что будет с племенем, где ни целитель, ни его ученица не разговаривают с предками?

Грозовое племя наслаждается тем, что в их лагере наконец-то стало просторно, но все ли проблемы решены? Что делают на их территории коты из племени Ветра? Не станут ли туннели слабым местом в обороне Грозовых котов? Наконец, и самое мирное время не обходится без смертей - и одна из королев умирает, дав жизнь долгожданным котятам, однако и это не единственная смерть в племени.

Небесное племя отныне не так уж дружелюбно к одиночкам и прогоняет тех, кто пришёл присоединиться к нему. Но у Звездошейки есть и другие заботы - множество посвящений, защита племенных границ и в особенности - тех, что появились недавно благодаря захвату нейтральных территорий. Племя растёт и крепнет, но долго ли продлится такая стабильность, надолго ли хватит сил у самого молодого племени леса - особенно с учётом новой пропажи воителя?

Банда распалась благодаря Двуногим, совершившим нападение на лагерь. Часть её членов была захвачена, кто-то погиб... Некоторые смогли освободиться из плена, но теперь их судьба - в лапах Серебра Звёзд и бывших соплеменников, которые отнюдь не намерены прощать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » палатка целителя


палатка целителя

Сообщений 81 страница 100 из 101

1


Среди груды плотно сбитых камней виднеется небольшая, но широкая расщелина, что является входом в целительскую. К сезону Голых Деревьев, коты занавешивают вход ежевичными и терновыми плетьми, дабы бушующие природные стихии не заметали нутро палатки и не врывались туда ледяными порывами ветра, тревожа целителей и их пациентов. Внутри палатки стоит полутьма, нарушаемая лишь ярким светом, льющимся через вход. Стены каменистые, под лапами типичный для многих палаток песочный настил. В мелкие щели меж камней у дальней стены целители складывают свои травяные припасы. По дальним углам находятся подстилки целителя и его ученика, а далее, у подножья боковых стен располагаются подстилки больных. Возле входа в палатку есть небольшая ямка, отделанная мелкими камушками, в которую целители заранее могут набирать питьевой воды для своих пациентов.


0

81

Офф: Малютка, окей, если хочешь - потом посвятишься, прост мы вроде договаривались)

И вправду - он даже и не подумал, что в Грозовом племени куда как сложно найти воду. Да в нашем племени и наставников не скажу что так уж много. Поредели, поредели наши ряды...
- Если хочешь, я возьму тебя чуть попозже на тренировку. Уверен, кто-то из грозовых королев согласится немного проследить за Ужик и Искринкой, особенно если мы дойдём до озера и поймаем им пару рыбёшек.
Он постарался улыбнуться как можно ласковее, вселить в неё уверенность. Я здесь, я с тобой, моя Малютка. Я не оставлю тебя, нет, никогда... Звездоцап с ними, пусть брешут, что хотят! Его уверенность крепла с каждой минутой. В самом деле - чегой-то ему слушать, что болтают? Он любит Малютку. а Малютка - его, вот и всё.
Собственные слова о грозовых королевах заставили его взгрустнуть. Каштанка, Звёздное племя, тут своё имя-то забудешь, только как она там? Живая хоть? Там же этот поганец Лютоволк, вдруг он ей что-то сделал? Напал же вот? А он всегда кошечек любил... То есть, конечно, не мне судить, но уж силком кого-то заставлять - это, братцы мои, совсем барсучье дерьмо!
Клоповник, надо сказать, выглядел совершенно неважно. Как труп он выглядел, честно говоря, но вроде ходил.
- И вам тоже необходимо лечение. Речное племя нуждается в сильных лапах, ведь так?
- В первую очередь мы нуждаемся в живом целителе, - немного ворчливо ответил глашатай. - Что до меня, то я почти в полном порядке, мог бы и травы на меня не тратить, если у вас их недостаток. Однако лекарства толстолобый всё равно послушно съел - в груди всё ещё слегка противно скрежетал кашель.
- Болезнь, как я понимаю, начала отступать? Так и отдохнул бы хоть немного, отлежался сам. Страх глядеть, как ты с нами вымотался.
Клоповник был целителем, бвл братом Малютки. И учеником братца-Очеретника. Ну, по крайней мере, делать котят своим подопечным - это у нас не семейное. Возможно, Искринка не унаследует моей маленькой слабости.

Отредактировано Толстолобый (2018-07-06 22:13:55)

+3

82

—> главная поляна

Росомашка замерла в проеме, исподлобья осматривая полутьму пещеры на наличие искомого кота. Ее длинная тень, загораживая единственный источник света, упала на широкую фигуру речного воителя, находившейся подле маленькой королевы.
— Орех? - Удерживаясь от желания разразиться кашлем, в глубоких вдохах кошечки слышались хрипы, искажая чистый тембр голоса. Грозовой целитель отсутствовал, поэтому тяжелый взгляд упал на лекаря иного племени.
Желание расти и одобрение Ежевики на скорое посвящение приподняло боевой дух. Но болезнь, которая снова проявилась, раздирала когтями опасения упустить эту возможность. 
Полосатая прошла вглубь палатки, к пятнышку, белеющему на всю палатку, сев перед ним за пару мышиных хвостов, даже не пытаясь тормошить хилое тельце, смотря будто бы сквозь брата. — С ним, - Росомашка оглянулась на Клоповника, посылая ему флюиды враждебности, —.. будет все в порядке?
Росомашка переживала. Своеобразно. После потрясения от смерти Черняка и двойняшек, беспокойство выливалось в злость, что никто не смог их спасти. Видеть боль Пантеры и знать, что ничем ей нельзя помочь, утешить, угнетало. Казалось, нынешний ответ речного кота теперь предрешал, вцепится ли она в его усталую морду, вымещая всю копящуюся ярость. Затем травянистые глаза сфокусировались на силуэте почти вдвое больше, невольно осмотрев пышные бока рыже-бурого вояки. В голове сразу возникли вопросы о способе борьбы и охоты. Медленно подняв лапу, Росомашка согнулась пополам, прикрывая пасть, откашлялась, прочищая горло от хрипа.

+4

83

долго тут был

Горячие лапы больно выкручивало. Паучишка перевернулся на бок и с трудом разлепил веки. Плохо, очень больно. Котенок закашлялся, сухая боль словно слепила его горло в большой шероховатый камень. Котенок попытался перевернуться на другой бок, чтобы хоть немного понять, где он находится. Где же Пантера? Почему ее нет здесь, почему рядом вообще никого нет?
Подвернув под себя лапки, Паучишка ткнулся лбом в  холодный камень, проглядывающий через теплый мох подстилки. Вновь разлепив глаза, котенок заметил рыжий бочок совсем неподалеку. А рядом с ним еще одно, почти такое же тельце. Брат и сестра почему-то лежали поодаль, хоть и выглядели так же неважно, как и сам черно-белый котишка.
К Песенке подбежал молодой кот и что-то положил перед ним. С вожделением Паучишка уставился на влажную подушечку из мха. С трудом, почти карабкаясь по горизонтальной поверхности своими тощими лапками, черно-белый пополз к брату. Он тихонько привалился боком к рыжей шерсти, испытав при этом колкую боль от жара и тихо шепнул.
- Я.. немножко. - Его изящный, украшенный пятном нос уткнулся во влагу и Паучишка ощутил, как горло стало чуть лучше поддаваться его командам. Потому, не поднимая морды, одними лишь глазам обратившись к Песенке, брат поинтересовался, - как вы тут? Я будто сто лун тебя не видел..

+3

84

Чужие хрипы и посапывания не могли перечеркнуть облегчение избавившегося от заразы организма; болезнь грызла его как кровожадный термит, забирая все силы, так что, сейчас, котёнок оправлялся, наконец, вдыхая полной грудью. Хрусталик дремал в ожидании брата, и чем больше времени проходило, тем чаще сверялся с положением солнца на небосклоне, брюзжа, что зря позволил Искринке уйти одному.

Надсадный голос сестры заставил кончики длинных ушей дёрнуться, показательно засопев, Хрусталик улёгся поудобнее, надеясь, что не позволил полосатке рассекретить себя. Приоткрыв один глаз, он вгляделся в напряженный профиль Росомашки, в попытке угадать кому предназначался этот убийственный взгляд.
   — Сним может и сам ответить на твои вопросы, - насмешливо фыркнув, белоснежка прогнулся в спине, касаясь кончиками пальцев длинного хвоста - тебе хуже? На мгновение голубые глаза сверкнули пониманием; вернувшись в исходное положение, Хрусталик расставил тощие лапы, приглашая сестру к своему теплому животу с привычной заносчивостью.

+2

85

Двухцветный целитель положил перед ним травы - вот первое, что услышал и увидел Песенка после нового пробуждения.
- Спа...спасибо...
Рядом завозился братик. Где наша сестрёнка? Где моя сестрёнка? Песенка панически завозился на подстилке, но был ещё слишком слаб для того, чтобы подняться на тонкие лапки и отправиться на поиски. Он сильно ослабел и исхудал за те дни, что провёл в беспамятстве - откуда-то он понимал, что это были именно дни, многое и многие.
Песенка с трудом попытался подобрать язычком травы, но сначала - вдоволь напился, смачивая пересохшее горлышко. бы сейчас выпил ручей. Или это...большую воду...озеро...или море? Старейшины говорили мне о море...там, в сказках...
Мысли ещё путались, но обычная мечтательность уже возвращалась к нему.
Подполз Паучишка, как...паучок? Только сейчас Песенка заметил, что Колосочек рядом, но от её вида сердце сжалось.
- Я...я в порядке, почти в порядке, но с Колосочек всё плохо, а ты ешь травки, Паучишка, тебе нужнее, ты ещё не выздоровел, а я уже почти в порядке, честно, правда, вот видишь... - он зачастил, захлёбываясь, впиваясь взглядом в брата, чтобы только не думать о том, что сестра лежит почти неподвижно, в бреду, совсем рядом, и ей, должно быть, не могут помочь никакие целители.

+3

86

Росомашка вскинула лохматыми ушами на знакомый голосок, продолжая сотрясаться плечами от кашля, не имея возможности ответить сразу. — Тебе хуже?
Протерла кистью глаза, зарябившие от контраста яркого дня и полумрака пещеры, - Нет, уже не так саднит в горле, - и деловито пригладила свои бакенбарды.
— Быстро ты очухался, - Полосатка встала передними лапами на край подстилки, сверху вниз глядя на на снежика, быстро скрыв былую обеспокоенность — Притворялся небось, - без упрека пробурчала Росомашка, удобно расположившись на любезно предложенное ложе. Теплая подстилка приятно грела бока, полосатая не сдержала зевок, вытянулась, перекатившись с живота на бок, упершись задними лапами в Хрусталика, свешивая передние с края мшистого ложе. В пару вздохов она даже тихо мурлыкала, пока такт дыхания не выровнялся в унисон дыханию белошкурого. Вальяжно помахивая хвостом, кошечка решила не спрашивать о самочувствии брата, предположив, что смертельно больные не умеют отвечать так борзо, а значит голубоглазый идет на поправку. Беспристрастная морда внезапно с заинтересованностью покосилась на Хрусталика.
— Сегодня отец согласился поговорить о нашем посвящении в оруженосцы. Громик был так увлечен одной рыбкой что, кажется, прослушал все. - Росомашка слегка осклабилась, все еще с вызовом наблюдая за снежкой. Он то сам недалеко ушел от вислоухого брата. Полосатка досадно хлопнула хвостом по земле, чуть выпустив когти, смазывая с морды всю приподнятость настроения.
— Но посвящение пройдет не сейчас, старшие пришли в движение, что-то произойдет.
В душе теснились две грани: любопытство и досада. Любопытно было узнать, что же может быть важнее приобретения статуса ученичества, ставя котят на второй план. Для зеленоглазой она и ее браться в частности были центральными фигурами и ныне полосатка с трудом мирилась таким положением вещей, как отсутствием внимания. Неприятно. С дискомфортом пришло и озарение, что за себя нужно бороться, начиная с простых вещей. 
— Еще к нам в лагерь привели двух одиночек, одному из них Грозозвёзд позволил остаться, ты многое пропустил, пока валялся здесь - между прочим мяуклуна кошечка без особого интереса в голосе. Лагерь Грозы и так был переполнен чужеземцами и еще несколько незнакомых фигур не вызывали в котенке живого интереса. Робкий мяв заставил отвлечься от дум, и  некоторое время бурая с прищуром наблюдала за Паучишкой и Песенкой.

Отредактировано Росомашка (2018-07-07 00:51:34)

+5

87

Он едва улыбнулся, когда теплый шершавый язык сестры коснулся его плеча. Поежившись от старых ощущений, забывшихся в пылу проблем и болезни, Клоповник аккуратно боднул сестру, откликаясь на ее минутную сестринскую нежность. Теперь, когда Грозовое племя казалось чем-то сродни дому, бело-бурый постепенно забывал речной запах, и лишь тела соплеменников навевали воспоминания о покачивающихся на ветру метелках.
- Я в порядке, - лжёт, смотря прямо в глаза, и пытается подавить так некстати подступивший кашель: - Отлежался, и мне стало намного легче. Сейчас бы вам хорошенько отлежаться, принять травы и поправиться. У нас впереди слишком много дел.
В дела входило многое: отвоевать собственный лагерь, вызволить котят и Каштанку из плена, убедиться в смерти Черепа и, конечно же, найти для Клоповника достойную будущую замену. Шмыгнув носом, бело-бурый задумчиво пошкрябал когтем землю, нахохлился, пытаясь сбить вновь появляющийся озноб, а затем, точно что-то вспомнив, перевел взгляд на Толстолобого.
- Неизвестно, когда мы выступим на спасение лагеря и соплеменников? – он сделал акцент на «мы», будто бы пытался убедить себя в том, что тоже должен присутствовать при возвращении родных земель. В прошлый раз Клоповник довольно быстро отдал палатку и Черепа в лапы одиночкам. Сейчас же он никому не позволит отобрать то, что дорого ему. И пусть Белый, Зеленый, пусть хоть сотня Кашлей нападут на него, вгрызутся в глотку – Клоповник решил: он до последнего будет отстаивать то, что ему дорого. Слишком много времени он провел в своем панцире, и теперь пора возвращать себя настоящего.
Едва в палатку вошла новая душа, Клоповник тотчас перевел взгляд на ту. Котёнок. Еще один котёнок.
«Сколько же их здесь?»
Обескуражено поводя ушами, он поднялся с места и осторожно подошел поближе к Росомашке, но тут же остановился, наткнувшись на взгляд зеленых глаз. Правда, не успел ответить, так как Хрусталик, о котором полосатая спрашивала, подал голос. Клоповник же, покусав губу, нервно дернулся к запасам Ореха, выудив оттуда очередную порцию трав. Он не стал будить преждевременно тех, кто отдыхал в палатке ранее, но теперь, видя, как больные просыпаются, понял, что не может упустить шанс. С беспокойством оглядывая заметно поредевшие запасы трав, кот недовольно взмахнул хвостом, отмечая собственную бесполезность, взглянул на вход в палатку, а затем выдохнул и раздал очередную порцию тем, кто на его взгляд выглядел болезненно или еще не до конца здоровым. В первую очередь, конечно, котятам.
- Пора поправляться, ребята, - едва-едва улыбнулся бело-бурый, осознавая, что так и не нашел общий язык с соседями, а потому ощущал себя недостаточно комфортно. Но, хотя бы понимал, что находится в целительской, и, возможно, именно это спасало его от ненужных замираний в пространстве.
- И поправляться полностью, - тихо добавил речной, поднося травы к Росомашке и ловя её взгляд.

+3

88

Густая шерсть сестры свойски расползлась по подстилке, ероша лапы и щекоча живот. Ткнувшись носом в черные разводы, Хрусталик втянул родной запах и на какое-то время затих, предавшись воспоминаниям о беззаботном детстве.
    — Конечно, ведь сидеть тут так увлекательно, - он скривился, дёрнув кончиком хвоста в такт чьему-то шмыганью - я здесь по делу.

Ухватив пушистую шкурку, белоснежный обвил растянувшееся тело сестры лапой, притягивая ту к себе от края подстилки. Басовитое мурлыканье почти его усыпило, пока пронзительный взгляд не обратил на себя внимание упрямой пристальностью яркой зелени.
    — Надеюсь, ты пришла сюда только из-за меня, - в привычной насмешке отражалась искорка благодарности - мы не должны такое пропускать. Не сказать, что новость о посвящении была потрясающей, отчего-то Хрусталик не чувствовал особой радости. Мушки возбуждения копошились под шкурой, но он все никак не мог найти их причину. Слова полосатой подтвердили витавшие в голове домыслы, ныне нуждающиеся в практической подпитке.

Вполуха выслушав очередную новость, он кратко хмыкнул, пытаясь потянуться и не спихнуть Росомашку с узкой полосы мха. Желание выскользнуть наружу перебороло вялый процесс прокрастинации, необходимо было найти Искринку самому.
    — Спасибо, Клоповник, - бесцветный взгляд голубых глаз подчеркивал непринужденную прохладность вежливого тона - отец хотел нас видеть, так что подкрепить силы не помешает. Жилистая лапа подтолкнула небольшой сверток к бурому сестринскому носу.

+6

89

→ вавилонское столпотворение на главной поляне

Стремительным птенцом, которому вот только-только позволили делать самостоятельные взмахи належавшимися в одном положении крыльями, кареглазый гордо ворвался под сень приятного полумрака целительской. Вперёд отца, конечно же. — Привыкай, папа, что я тоже могу быть очень значимым и важным, — с тех пор, как милая трёхцветная мама тихим приятным голосом поведала, что её упитанный избранник является глашатаем, любимым всем племенем, Искринка начал негласное соревнование, пытаясь быть интереснее просто «сына очень важного кота».

Пусть родственник умел гораздо лучше находить общий язык с окружающими, не доставал их и к каждому имел свой подход — буро-белый теперь, благодаря Ореху, знал многое из того, в чём наверняка Толстолобый был, мягко говоря, не ахти. — Ага. И ещё больше я не знаю. Впрочем, это потрясающе. Познание может длиться вечно! Главное к нему стремиться, — котёнок прошёл чуть вперёд, тотчас едва не запищав от радости. Хрусталик! Бодрый, поправившийся, более не лежащий в самом тёмном углу палатки. Вот уж точно настоящее чудо. А рядом, наверное, его сестра… Как же зовут эту крупную статную кошечку? — Всё-таки невероятные вещи может вытворять природа, — не могла не пронестись мысль, стоило только взглянуть на столь различных родственников. Задумавшись, Искринка не сразу вспомнил, что ещё вообще-то держит ценные лекарства. И что челюсть имеет свойство уставать. Однако, посмотрев на второго целителя в их лагере — Клоповника, котёнок наконец положил свёрток с растениями на пол.

— Клопо-овник. Куда ты обычно кладёшь одуванчики? Их, наверное, нужно разделить на части, ведь эти части от разных болезней, — как бы походя, между прочим, игриво растягивая гласные поинтересовался Речной. И очень выразительно указал лапкой на свою добычу. Что же, внимание лекаря привлечено, теперь можно поговорить с лучшим другом.

— Хрусталик, приве-ет. Как ты тут? Ещё не устал от такого ярого отлёживания боков? — светло улыбнувшись и подмигнув близкому коту, буро-белый перевёл взгляд ивово-карих глаз на его сестру, — о, и привет, милое создание, чьего имени я пока не знаю. Скажешь мне его? Честно постараюсь не забыть, — Искринка весело фыркнул, устраиваясь напротив почти-сверстников.

+3

90

В тон насмешке брата, Росомашка прыснула легким смешком, предпочтя умолчать подробности ее визита. Приподнятое настроение благополучно сказывалось на спокойствии, негой расползающееся по телу. Приоткрытые щели глаз слегка распахнулись, размеренное выражение заметно оживилось. Чтобы окончательно не сползти увесистым задом с подстилки, она схватилась за плечи копошащегося Хрусталика, не слишком сильно сжав фаланги пальцев на торчащих лопатках.
— Что-то ты заерзал, брат, - Росомашка вдруг приблизила свою морду к острому лицу снежка, будто бы заглянув по ту сторону голубых льдинок. Морщинки на ее переносице разгладились. Небольшая пауза. — Не рад? - намного тише мяукнула кошка в прострации, словно она совсем не это спрашивает. После хвори Хрусталик казался еще более ослабевшим, и еще более смышленым. Разве этого не хватит, чтобы стать воином?
Ее хватка ослабла, полосатка медленно осела на спину, подогнула лапки и сложила их на груди, все еще взирая вверх, на белошкурого.
— Пора поправляться, ребята, - речной целитель впервые подал голос, непривычно зазвучав в закромах ее мыслей, заставляя одно ухо непроизвольно повернуться к его источнику. Запахло травами, Клоповник встал около них и полосатка логично предположила, что он ждет, пока котята примут травы в его присутствии. Кошечка слегка повернула голову, приподняв ее на весу, одним глазом словив взгляд бело-бурого котика. Выглядел Клоповник не самым бодрым, Росомашка даже почувствовала отклик сочувствия к замученному речному лекарь. Все же, Ореха нет, он сейчас один разбирается в чужой палатке. — Спасибо, - резонно отблагодарила кошка, принюхиваясь к пододвинутому братом свертку, зыркая то на него, то на Клоповника. Это был удобный момент, чтобы узнать своих давних соседей получше, о том, как же могут жить другие племена. Если не сейчас, то больше такого шанса не представитися. Сумев извернуться так, чтобы не переворачиваться на живот, Росомашка сумбурно откусила от свертка внушительную часть, подавив желание скривиться.
Жуя, ее слуховые локаторы снова подернулись на сладкий голосок позади. Росомашка отклонила голову назад, вверх ногами взирая на приближающегося котенка. Никак Искринка! — о, и привет, милое создание, чьего имени я пока не знаю. Скажешь мне его? Честно постараюсь не забыть.
Пока малыш фыркал собственной красноречивости, Росомашка легко перевернулась и встала на лапы, пододвинув остатки целебных трав Хрусталику. — Остальное съешь ты, - безапелляционо заявила полосатая, поподвинув сверток и, наконец, обращая полные грозных искр внимание к пришлому.
— Росомашка. Лучше бы тебе запомнить его, Искринка, скоро мои имена прогремят на весь лес, - не без скрытых умыслов проговорила кошечка, делая нажим на скорых посвящениях. Она не стала церемониться и скрывать, что знает его по имени, сокращая прелюдию диалога, несколько раз услышав это имя из чужих уст. Кошечка выпрямилась, внушительно возвысившись над чужеземцем. — Или тебе по другому помочь запомнить? - Росомашка насмешливо топорщила длинные вибрисы, хмыкнув, разрушая антураж грозной кисы. Бурая стала обходить его, слегка принюхиваясь к котенку, разбирая сквозь толщу ароматов целительской нотки леса. От Искринки пахло совсем как от обычного Грозового котенка. Быстро утрачивая интерес к нему, бурая обошла его и направилась в другую часть палатки, оставляя Хрусталика один на один с его другом.
— Клоповник, - Она выждала время, чтобы целитель разобрался с вопросом своего маленького соплеменника. — Тебе помочь? - пробурчала бурая, то ли в одолжении, то ли с плохо скрытом мотиве, но полностью готова к действиям. Он помог им, и теперь самочувствие не позволяло сидеть, сложа лапы.
— Как давно ты стал целителем? - она совсем недавно считала его лишь учеником, настолько кот не выглядел взрослым. Даже молодой Орех казался внушительнее. Может от того, что знает его с самого рождения.

Отредактировано Росомашка (2018-07-18 07:36:17)

+4

91

--- из разрыва на поляне

Детёныш был положительно невыносим. Малютка задремала, ещё слабая после болезни, как и Ужик, устроившаяся ей под бочок, но Икринка-Искринка не знал угомону.
То ли дело я! Я в его возрасте только и думал, как бы пожрать от пуза! Времена были такие...нерадостные. Прям как сейчас, только ещё и жрать не было ни мышиного хвостика. Сейчас хоть рыбы пожевать можно.
- Искринка, уймись, малой, сядь и успокойся. Клоповник и без тебя замучился вкрай, а ему, между прочим, скоро, небось, раненых лечить. Да, скоро уже, - пожал глашатай плечами, пытаясь скрыть дрожь. - Дайте только срок разведчикам вернуться.
Толстолобый покосился на свою маленькую подругу. Славно, что ты, моя Малютка, останешься в лагере. Как и наши дети. Я больше не могу кого-то потерять, Звездоцап подери, я устал он недопохорон и недопрощаний! Хватит думать об этом! Мы победим и снова заживём мирно и в достатке! Рыбу жрать от пуза будем!
Это приободрило его, пробудило в нём того самого дурня-Толстолобого, балагура, лентяя и обжору, каким от был давным-давно, казалось, а на деле - жалкие луны назад. Я не хочу умирать. Я Толстолобый, глашатай Речного племени. Я люблю свою подругу и ученицу Малютку, люблю наших детей, а ещё я люблю спокойное житьё в своих палатках! Я спущу шкуру с каждого паршивого бродяги за то, в какое барсучье дерьмо пополам с кровью они нас загнали!
Скоро. Совсем скоро.

+3

92

Он уже чувствовал себя лучше, а сестрёнка всё болела. Он был привязан и к ней, и Паучишке, но лежать было так скучно! Они же не обидятся? Я потом им всё-всё расскажу! Мне надо пообщаться со старшими!
С этими словами он сполз с подстилки - ещё немного неловко. Мягкие лапки норовили запнуться, но он с честью выдержал испытание.
- Привет! - в чужой разговор вклинился наивный мяв рыженького. - Вас что, всех скоро посвятят? Хрусталик? Росомашка? А вы уже знаете, кто ваши наставники? А вы знаете, что там на поляне? А вы...
Нескончаемый поток вопросов. Долго, слишком долго был скован болезнью Песенка, но теперь хотел наверстать упущенное с лихвой.
Я хочу всё узнать! я почти не помню поляну, я был там всего один раз с мамой-Пантерой! А где папа?
Про себя он решил, что отправится на поиски отца - который, как ему говорили, был очень важным котом, целым предводителем их племени. Должно быть, он заходил и в детскую, и в целительскую, но Песенка этого совсем не помнил.
Мне нужно узнать его получше. Он наверняка знает столько всего интересного! А я...я так много пропустил, пока болел...пока мы болели, - спохватился он и краем глаза, отвлекшись от новых собеседников, покосился на братика и сестричку.

+2

93

Изнывающие от безделья лапы уже каменели, словно еще немного и вовсе кошечка разучится ходить. Веки налились тяжестью, как обычно бывало у бока Пантеры, когда выбор занятий на весь день был не особо велик. - Привет!
Звонкий голосок маленького котика был отрезвляющим криком в самые уши. Вполовину младше, сын Грозозвёзда кардинально отличался от выводка Ежевики, уже напоминающие нескладных подростков. Бурая недовольно поморщилась, в очередной раз убеждаясь, что посвящение в оруженосцы можно проводить и раньше.
— Песенка, - Намного тише, чем спрашивал рыжий, буркнула бурая, все еще находясь возле Клоповника, испытывая свое терпение и гордость, предложив помощь и не дождавшись от сонного целителя вразумительной реакции. — Если поможешь мне, так уж и быть, расскажу. - А потом зашлю к Хрусталику с Искринкой, пусть отдуваются болтовней.

Без особого принуждения Росомашка немного повозилась, избрав противоположную от речной королевы, сторону. Возможно, она просто не хотела будить молодую мать, что в случае бурой, очень вряд ли. Зеленоглазка избирательно выбрала подстилку, на которой умер Черняк и спи кошка на месте последнего пристанища брата, не побрезговала согнать маленькую речную кошку.  Скатывая сухой мох в клубки, тщательно вычистив дальние углы, Росомашка вдруг с ухмылкой подтолкнула один мячик к Песенке, при этом опустившись на передние лапы, имитируя охотничью стойку.

Оставшийся мусор она подкатила ко входу и легким движением вытолкнула наружу - потом уже откатит к грязному месту. Отсюда она и услышала голос предводителя, созывающий свое, Грозовое племя, на собрание. В лапы ударил жар, предчувствуя тот самый момент. Неужто Ежевика так быстро поговорил с лидером? Она вытянула голову, опустив чуть ниже плеч, вслушиваясь в гомон у скалы. Все таки созвали тех, кто способен охотиться, может и вовсе нет нужды выходить.
— Эй, не время болтать, поднимайте зады, пойдем посмотрим, вдруг это наше посвящение. - Окликнула Росомашка, вскользь глянув на брата и его друга, подчеркивая свою небрежность, таким образом скрывая свое ревностное отношение к дружбе. Шестое чувство вопило, чувствовало какую-то связь межу двумя доходягами. Связь, что с каждым днем пускала когти все глубже. Связь, что интерпретируется бурой как нечто чужеродное и оттого негативное. 
Кошка развернулась. — Ты тоже можешь пойти с нами, Песенка.

► Главная поляна

+4

94

Папа.. кошечка облизала суховатые губы. Ее небольшой лоб покрылся морщинками - она нахмурилась, пытаясь уложить в голове открывшуюся информацию. Значит этот большой рыжий - их родитель? Непривычное ощущение пробрало малышку до кончиков ушей. Теперь у меня два родителя. То есть три. Не стоит списывать Пантеру со счетов.
- Привет, папа. - Она дернула кривоватым хвостиком. - Я чувствую себя лучше, чем когда тебя тут не было. Тогда болела спина, лапки и нос, почему-то очень сильно болел нос, представляешь?
К их троице присоединился Клоповник, задавший тот же вопрос, что и все вокруг задавали почти постоянно.
- Надоело! - Честно мяукнула Ужик. - Надоело тут лежать, мне кто-нибудь вообще может объяснить почему мы все время просто лежим, а все взрослые ходят с таким озабоченным видом? Я - речная воительница, я имею право знать! - Пусть про Речное племя она слышала лишь от мамы, но даже это поселило в ней чувство, что они находятся совершенно не в своей тарелке. Маленькая лапка внезапно царапнула мох подстилки, а из горла вырвалось повелительно-умоляющее: - Папа! - Объясни, ну объясни же мне. Разложи все по полочкам.
Она выздоравливала и это очень хорошо ощущалось.

Отредактировано Ужик (2018-07-22 18:26:43)

+5

95

Цветочная лужайка --->

Лапа совсем перестала слушаться кошку. А вот боль никуда не делась. Она словно бы пульсировала, то становясь совсем нестерпимой, то чуть-чуть отпуская. Цепкая неловко завалилась на бок, тут же пытаясь встать, но лапа предательски подгибалась и начинала болеть еще больше, вынуждая ученицу вновь растягиваться на земле. "Лапа, ну же, что с тобой, не боли, пожалуйста," - из глаз коричнево-белой прыснули непрошеные слезы, но та лишь посильнее сжала челюсти и начала часто-часто моргать. "Вспышка сказал, что у меня только-только начало всё получаться..."
- Да уж, первый блин всегда комом! Ты цела? Надо попробовать еще несколько раз! - С боку раздался голос наставника, но до Цепкой его слова словно бы не долетели. Все её мысли были сосредоточены вокруг боли, сковавшей лапу. - Что с тобой?! Ушибла? - Она и не заметила, как он оказался рядом, так быстро, словно бы и не отходил никогда. Еще одна глупая попытка встать, и очередной стон вылетает из уст ученицы.
- Я... я не знаю. - Кошка подняла голову на Вспышку, заглядывая ему в глаза, но тот внимательно смотрел на её лапу, вытянутую вперед. Сгибаться та отказывалась напрочь, хотя оруженосцу так хотелось подтянуть её поближе к груди. Голубоглазый начал осторожно касаться лапы в разных местах, и хотя каждое касание причиняло ей боль, Цепкая крепко держала зубы вместе, лишь позволяя себе иногда тихое шипение.
- Держись, сейчас вместе пойдем к целителю, он посмотрит, что с тобой. Все будет хорошо, вроде перелома нет. - Надежда затеплилась в груди ученицы. Кошка решительно потянулась здоровой лапой вытереть слезы в уголках глаз, хоть та и изрядно тряслась, но дело своё выполнила. "Если это не перелом, то может ещё не всё потеряно? Может из неё всё таки еще может получиться воительница?"
- Я не могу встать, эти звездоцаповы лапы меня совсем не слушаются, - Цепкая со злостью посмотрела на них, а Вспышка не стал больше ни о чем спрашивать. Он молча подлез и аккуратно разместил ученицу на спине. Она ещё никогда не видела, чтобы кто-то носил так других котов, даже раненных, но видимо здесь ей впервые повезло, что была она небольшого роста, да и весила не слишком много. Ещё не слишком понимая, как ей здесь держаться, да и больная лапа всё так же не сгибалась, Цепкая всё время норовила сползти то на один бок, то на другой, но наставник всегда осторожно придерживал ей.
- Держись крепче. - Услышала она снизу. Уткнувшись носом в загривок голубоглазого, кошка согнула здоровую лапу, пытаясь так полу-захватить полу-обнять шею Вспышки.
- Да я вот пытаюсь, - Прошипела коричнево-белая в шею коту. Долгая дорога до лагеря Грозового племени стала для Цепкой самым настоящим кошмаром. Она всё время так и норовила сползти, боль не утихала, и сил её терпеть у кошки уже не оставалось. От этого её дурной нрав становился ещё хуже, и только искренняя благодарность к наставнику не давали ей высказать всё, что она думает по этому поводу. "Ну, конечно, кто же еще мог повредить лапу-то на тренировке. Мало мне того, что ничего не получается, так давайте и вовсе оставим её без лапы, да Звездные предки? Так вы считаете? Легко мне живется или может моему племени сейчас хорошо живется? О да, справедливое Звездное племя. Как же..." - А мысли оруженосца текли в подобном ключе. Кипящее раздражение хотя бы позволяла немного отвлечься от горящей лапы.
Она и не заметила, как они перешагнули порог лагеря. Лишь ворвавшийся в уши шум и гам заставил Цепкую очнуться от этого некого транса. Наставник ненадолго остановился на главной поляне, словно бы искал взглядом Клоповника. Коричнево-белой это дало возможность тоже осмотреться. "Собрания? Что говорили предводители?" Но нужно ли удивляться, что в глаза ей бросились не сколько предводители и столпившиеся на поляне коты двух племен, сколько Камень. Замерший над своей соплеменницей. Он явно что-то сказал ей, но что именно, ученица уж точно не могла расслышать. Но эта картина так резанула Цепкую по глазам, что она зажмурилась и вновь открыла глаза, пытаясь понять - бред ли это больного кота или явь? Но Камень на пару с соплеменницей никуда не делись. Желтоглазая вновь зажмурилась, не желая больше на это смотреть, благо Вспышка вновь пошел вперед, к палатке целителя Грозового племени. Там он аккуратно спустил ее на пол. Точнее она полу-скатилась полу-свалилась с его спины, когда она оказался рядом с полом и вновь зашипела от боли. Взгляд кошки недолго блуждал по палатке в поисках целителя.
- Клоповник, ты не мог бы посмотреть мою лапу? - Раздался в палатке голос оруженосца. И словно бы задумавшись на секунду она добавила: Пожалуйста. - Немного привыкнув к полутьме, Цепкая присмотрелась к молодому целителю повнимательнее. "Стало ли ему лучше? Выглядит всё еще не очень." - Только постарайся если что кашлять в другую сторону. Ну или скажи чем мне потом лечиться. - Кошка и сама не поняла, почему эти слова сорвались, ведь она даже и не думала грубить ему. Но сказанного не воротишь, а как сгладить это она не знала.

+6

96

Продолжая раскладывать по местам лекарственные травы и вместе с тем успевая бороздить просторы палатки на случай, если заболевшим потребуется его помощь, Клоповник пребывал в своих мыслях. Удивительно, но, несмотря на то, что полноценным целителем он стал сравнительно недавно, лапы будто сами знали, что нужно делать. И пусть Клоповник продолжал нервничать, то и дело, оступаясь и мелко дрожа, он держался. Совсем скоро он окажется дома в окружении благовония трав и неразрытых запасов Очеретника, которые наверняка уже непригодны для использования, но Клоповник отчего-то верил, что именно тайники бывшего целителя помогут ему собраться с мыслями и осознать, что все не так и плохо.
И действительно, все не так уж и плохо, покуда внезапно появившийся одуванчик – спасибо Ореху и Искринке – будто бы напомнил бело-бурому, что за границей палатки сейчас самый что ни на есть сезон Зеленых листьев. А это значит, что в Грозовом племени Речное набирается сил уже как минимум сезон. Может и больше – целитель давно потерял счет, поскольку старые раны не смели стираться под властью времени. Да и вообще, речной был несказанно рад, замечая, как палатка пополняется новыми запахами, постепенно перебивая аромат болезни. Да и сам Клоповник стал чувствовать себя намного лучше, правда, до сих пор кашлял, но глаза уже не слезились, как то было время назад. Он пережил сложнейший из сезонов, чему был несказанно благодарен. Видят Звёздные Предки, он еще на что-то способен. Недаром Бурозвёзд поверил в Клоповника еще тогда, при посвящении. И слова бывшего предводителя надолго засели в голове бело-бурого. Возможно, именно это и продолжало вести целителя дальше, игнорируя редкое покашливание и шмыганье носом. Он должен держаться ради племени, а отдохнуть сможет и потом, когда постареет, подберет себе лучшего ученика и обучит всему тому, чему успел научить Очеретник. Чем смог научиться сам методом проб и ошибок. Возможно, после случая с курчавым, научит ученика защищаться, чтобы больше никто не пострадал.
«Я что-то да знаю, Череп, верь в меня!»
И машинально поднял взгляд наверх, точно надеялся увидеть над головой бескрайнее звёздное небо да кота с темной мордой, который с долей неприязни и одобрения смотрит на него. Однако, вверху ничего не было.
В своих мыслях, он совсем упустил тот момент, когда в палатку вновь кто-то пришел. Взъерошившись и дернувшись, Клоповник испуганно посмотрел на двухголовое существо, однако достаточно быстро признал в этом существе «родных». Вспышка нес на спине Цепкую, которая в свою очередь, несмотря на то, что с ней явно что-то было не в порядке, вела себя по прежнему воинственно. На секунду Клоповник даже подумал о том, чтобы взять кошку на какую-нибудь будущую тренировку с ним и его будущим учеником. А потом Цепкая зашипела.
«Нет, все же, не возьму ее»
Он прекрасно помнил о норове соплеменницы, но беспокойство за жизни кошки напрочь выбило из головы те самые знания, потому Клоповник подошел слишком быстро, попутно расспрашивая наставника речной о том, что же произошло. И, о Предки, он чуть не упустил едкий комментарий, брошенный в его сторону. Тотчас напрягшись, Клоповник хмуро перевел взгляд на морду болезненной, смиренно вздохнул и, ничего не говоря, ткнулся в ее лапу. Перелома точно не было. Вывиха – тоже. То и дело осторожно касаясь больного места кошки, через раз спрашивал, болит или нет. А потом мрачно поднял морду и в очередной раз заглянул в её глаза:
- У меня для тебя плохие новости, - он старался держаться как можно серьезней, не забывая при этом прятать в усы едва уловимую улыбку. Посмотрев на Вспышку, Клоповник покачал головой, как бы не одобрив излишнюю прыткость его ученицы, а затем наклонился ближе к уху оруженосца, чтобы рассказать тот самый секрет – что же на самом деле с буро-белой кошкой: - У тебя – кхе.
И, имитируя кашель, крякнул где-то близ её уха, но тихо, чтобы не навлечь слишком много гнева на свою голову – впрочем, какой гнев, целителей трогать нельзя – и в то же время не оглушить кошку.
- Растяжение. Тебе придется отлежаться пару дней. Не повезло, скажу тебе, много интересного пропустишь. Ах, да, так как палатка немного, да освободилась, я предлагаю занять любую понравившуюся подстилку и приготовиться к моему постоянному пребыванию рядом.
И тут же нырнул вглубь пещеры, вытаскивая из кипы трав обезболивающее. Он хотел бы видеть огромные запасы маковых зерен, как то было в речной целительской, но, к сожалению, желания слишком далеки от истины. Тем не менее, первые мысли о маковых зернах тут же пробудили новой волной воспоминания о Черепе, и Клоповник опять подумал о том, что Цепкая была бы неплохим тренером для него и будущего ученика целителя. Она, как речной друг, могла научить всему, дабы обезопасить собственную жизнь. Теперь Клоповник прекрасно понимал, что целители неприкасаемы только по закону, и Звезды не смогут уберечь тело врачевателя, если чьи-то цепкие когти ухватят его за горло.
К слову о  цепких: возвращаясь обратно с разжеванными листьями одуванчика – спасибо, вы как знали! – Клоповник подложил их Цепкой, недовольно глянул на нее взглядом, аля – «старше – прав» и уже предугадывал, каким возмущением наполнится златоглазая, когда он в действительности не выпустит ту из палатки ближайшее несколько дней.
- Листья одуванчика, - все же потрудился объясниться Клоповник: - Хорошо выступают в качестве обезболивающего. А я, как слышу, лапа болит. Вправлять тебе ничего не надо, выпрямлять – тоже, так что через пару дней будешь вновь бегать и, благодаря мне, кашлять на других.
Конечно, он лукавил, и кашлять Цепкая точно не станет.

+5

97

Судя по весу, давящему на крепкую спину воителя, Цепкая и правда подросла! Весит ничуть не меньше, чем взрослая кошка! (хотя ранее Вспышке и не приходилось возить кошек на спине, ему хотелось так думать, потому что было тяжело). Натужно пыхтя и потея, то и дело подталкивая и придерживая ученицу, кот доскреб до целительской, и даже когда пересек вход, он не остановился, а в ущерб своей спине дотянул до самого целителя. Он аккуратно спустил ее вниз на твёрдый пол, повернувшись боком и присев на землю. Когда Цепкая оказалась на земле, он тяжко выдохнул, разминая сплющившуюся спину и лапы, хрустнул шеей и уважительно поприветствовал Клоповника кивком. Затем сочувственно облёк взглядом ученицу. Он чувствовал свою вину за произошедшее, но говорить тут было не о чем. Что случилось, то случилось. Он лишь участливо застыл в сторонке, ожидая приговора целителя, надеясь, чтобы тот(приговор, а не целитель!) вышел не слишком страшным.
— У меня для тебя плохие новости, — голос Клоповника словно гонг бухнул по ушам наставника, заставляя того съёжиться на месте, застыв, как неприметная ваза. Целитель обернулся к Вспышке и покачал головой, мол, все плохо, дружище, да и наставник из вас неразумный, ваша вина! Черный кот сокрушенно рассматривал землю, признавая свою недальновидность. Неужели я взаправду виноват! А приём-то хороший был. Жаль, что все так вышло! У нас ведь почти получилось... Мысли о том, что ещё минуты назад так отважно рвавшаяся в бой рыже-белая кошечка теперь будет пролеживать бёдра в душной палатке, гнусно корёжили его и без того эмоциональную душу. Ему так хотелось потренировать её еще, научить её какому-нибудь метеоритно-взрывному приёму, от которого все коты в округе будут валиться с удивлёнными физиономиями и встопорщенными от зависти усами. Вот бы они всем показали! Если бы только не...
— Растяжение. Тебе придется отлежаться пару дней. Не повезло, скажу тебе, много интересного пропустишь. Ах, да, так как палатка немного, да освободилась, я предлагаю занять любую понравившуюся подстилку и приготовиться к моему постоянному пребыванию рядом.   Звездные предки смилостивились! Ах, чертов ты прохиндей, Клоповник, старый клоп! Чуть до инфаркта не довёл! Только слёзы облегчения разве что из его глаз не брызнули. Радость электрическим разрядом встопорщила его черную шерсть. Вспышка был готов обнять этого нескладного, клокастого лекаря прямо здесь и сейчас, при всех. Похоже, слова Клоповника больше извели эмоционально Вспышку, нежели Цепкую. Но он решил не выдавать своего волнения и действовать как настоящий воин — ждать, пока целитель не закончит все, что считает нужным. А потом он подойдет и подбодрит Цепкую. Как и всегда. Она подлечится, и они снова будут тренироваться. Уже у себя дома, в окружении дружелюбных речек и вкусной свежей рыбы. Вспышка слышал, что они скоро должны были выдвигаться на одиночек, голос Серебра Звёзд был отчетливо слышен ему по дороге. Он обязан был присоединиться к отряду, но ему еще хотелось побыть немного здесь, рядом с кошечкой. Она, наверное, тоже хотела бы принять участие в изгнании  оккупировавших их лагерь одиночек. Но он был рад, что она еще не стала воином. Итак есть за что попереживать!
Когда Клоповник закончил своё дело, Вспышка, чувствуя в этом необходимость, подошел к кошечке, не зная, что сказать.
— Ну, надо идти, Серебро Звёзд собирает рейд на одиночек, — уходить не хотелось, но и оставлять племя без лишних лап было нельзя. Ох, не любил он эти битвы! Всюду кровь, боль и увечья. И крики. И стоны. Смерть. Страшно было вот так уходить, когда, возможно, вы уже и не увидитесь вновь. У Вспышки были несколько искаженные впечатления о войне — он сильней всего запоминал поражения, чем победы, смерти, чем завоевания. Он был, пусть это и несправедливо, но спокоен благодаря тому, что дорогие ему коты останутся пока здесь, в безопасности. — Не унывай тут, скоро вернёмся домой! — Вспышка хотел уж было и обняться на прощание - он даже дрогнул было лапами, но это было бы неуместно, глупо как-то. Наставник должен быть строгим и не показывать слабости. Даже провинившийся!
—  Спасибо, дружище, — признательно поблагодарив Клоповника за то, что тот исправляет его ошибки, Вспышка, не оглядываясь, посеменил на главную поляну. Ан-нет, все таки оглянулся.
----> Главная поляна---> нагретые камни

Отредактировано Вспышка (2018-08-01 23:52:16)

+5

98

Цепкая краем глаза видела, что наставник отошел от них, давая целителю свободное пространство для осмотра. Лапа все так же нещадно болела и проходить явно не собиралась. Почему то в голове ученицы возникла картина, как лапа встала и сама ушла. "ЧТО? КУДА?" - Желтоглазая аж икнула от такой картины и с силой потрясла головой, пытаясь прогнать навязчивую мысль. Клоповник довольно быстро приблизился к кошке и начал осмотр, периодически трогая и нажимая на разные места на лапе. В ответ на это Цепкая то громче, то тише шипела, едва сдерживая себя от очередной колкости в адрес целителя. То что он не ответил на прошлую даже немного обидело её. Неужели он вообще откажется с ней теперь общаться? Тревога сжала сердце кошки.
- У меня для тебя плохие новости, - Кажется сердце оруженосца и вовсе пропустило удар. Шерсть встала дыбом. Она едва заметила короткий взгляд в сторону Вспышки и то, как Клоповник покачал головой. Время словно бы замедлилось, так медленно целитель приблизил голову к её уху, а кошка замерла в ожидании страшного приговора. - У тебя – кхе. - Чертыхнувшись, Цепкая чуть не треснула кота по его довольной морде, пусть довольство его и было скрыто под натужным кашлем. И что теперь делать? Вдруг она заразится и будет не только с больной лапой, но еще и с кашлем отсиживаться в палатке? "А вдруг он так жаждет моего общества, что специально хочет меня заразить, чтобы я развеяла его травянистую и болезненную скуку?" - Секундное замешательство. "Да не, бред какой-то."
- Растяжение. Тебе придется отлежаться пару дней. Не повезло, скажу тебе, много интересного пропустишь. Ах, да, так как палатка немного, да освободилась, я предлагаю занять любую понравившуюся подстилку и приготовиться к моему постоянному пребыванию рядом. - Из кошки как будто выбили опору. Воздух со свистом вылетел из груди, а вздыбленная шерсть опустилась. Значит все не так критично. Всего пара дней...
- Пара дней, это видимо, если ты не успеешь меня заразить до истечения этого срока, - Фыркнула Цепкая, отряхивая шубку от налипшей на неё пыли. От резкого движения боль в лапе вновь дала о себе знать, и кошка сдавленно зашипела. "Еще пара попыток накашлять на меня, и репей изменит свою конечную цель." - Раздраженно подумала она, но внимательный взглядом проводила нырнувшего в глубины палатки Клоповника. Любопытство мгновенно разгорелось внутри желтоглазой, ту так и подмывало направиться за ним следом, чтобы посмотреть, что же он там делает, какие травы перекладывает? А какие выбирает? Но целитель быстро отобрал что ему нужно и вернулся с чем-то разжеванным в пасти.
- Листья одуванчика. Хорошо выступают в качестве обезболивающего. А я, как слышу, лапа болит. Вправлять тебе ничего не надо, выпрямлять – тоже, так что через пару дней будешь вновь бегать и, благодаря мне, кашлять на других. - Объяснил бело-бурый, выплюнув кашицу из листьев. Оруженосец сразу вся подобралась, готовясь впитывать абсолютно любые знания, которые соизволит рассказать ей Клоповник. Это то, чего она так хотела уже несколько лун, расхаживая рядом с палаткой целителя. Знания. Все что рассказал ей целитель, ученица повторила про себя, стараясь запомнить это как можно лучше. Но последняя фраза-иголка в сторону желтоглазой заставила ту приоткрыть рот, и то, что она в этот момент говорила про себя, вырвалось в слух.
- ... в качестве обезболивающего, обезболивающее из ... - Быстро прикусив язык и захлопнув пасть, Цепкая с вызовом посмотрела на Клоповника. - А может ты специально хочешь оставить меня здесь? - Желтые глаза сузились и превратились в горящие щелки. Как бы она хотела, чтобы это и вправду оказалось именно так!
— Ну, надо идти, Серебро Звёзд собирает рейд на одиночек, - В это время к ним подошел Вспышка, видимо почувствовав себя здесь лишним. Коричнево-белая повернула голову к наставнику и лизнула его в плечо, совсем как когда-то давно на посвящении в оруженосцы. — Не унывай тут, скоро вернёмся домой!
- Да уж я-то точно не загрущу, - Хмыкнула кошка, представив, сколько всего сможет узнать от Клоповника за два дня. "Кажется это будут два лучших дня в моей жизни!" - И Клоповнику не дам загрустить, - Хитрый взгляд в сторону желтоглазого лекаря. "Жаль Камня лишний раз не пихнуть, но ничего, ещё успею. Надеюсь." - Жаль, что я не смогу драться наравне со всеми, - Вздох. - Зато теперь я знаю, что для того, чтобы снять боль, нужно всего лишь кашляну-э-э, дать разжеванные листья одуванчика! Вдруг пригодится! - Кошка боднула Вспышку не вставая со своего места, чтобы лишний раз не потревожить больную лапу. - Будь осторожен! - Крикнула Цепкая ему вслед и вновь повернулась к Клоповнику. "Точно! Листья!" Быстро наклонив голову, она проглотила жутко горькое лекарство и скривилась.
- Ну и мерзость. А теперь показывай, чем мне лечиться, когда я начну кашлять по твоей милости, - Глаза ученицы горели ожиданием и даже толикой ликования победы. Он же еще не знал, какую проблему обрел на свою голову в морде Цепкой.

+5

99

Довольно заурчав, Клоповник проследил за действиями Цепкой и с удовольствием отметил её покладистость. Возможно, кошке стоило почаще наносить себе увечья, чтобы быть покладистей, как, например, сейчас. Конечно, все это были шутки, поскольку бело-бурый никогда бы не пожелал своим соплеменникам увечий, но иногда же можно позволить себе отпустить мысленную «издёвку», в особенности по отношению к таким, как Цепкая.
«Пусть, пока меня нет рядом, ваши жизни берегут Звёздные Предки, и не позволяют так быстро прощаться с ними»
И тем не менее, он не мог не усмехнуться, слыша наигранное недоверие соплеменницы. Широко улыбнувшись, он сверкнул янтарными глазами и прищурился, соглашаясь на правила игры, выстроенные ученицей. Давно пора было взять себя в лапы да обратить внимание на окружение, не на собственные переживания, которые пусть иногда и поглощали его в пучину отчаяния, вот только теперь Клоповник был намного сильней. 
- И в кого ты такая догадливая? – выдохнул кот, а затем, сделав полукруг, подвинулся ближе к выходу, чтобы пронаблюдать за происходящим на поляне. Его сердце сжалось, едва он услышал почти победные возгласы речных. Они скоро будут дома, и запах рыбы да почти постоянная прохлада у кромки воды вернулся в былое русло, а высокие деревья перестанут давить на голову, сковывая по лапам: - Я бы с удовольствием оставил тебя подле себя. Может быть, такими стараниями, ты бы и научилась чему-нибудь, например: как не калечить себя. А может быть, научила меня, как правильно калечиться.
Последняя фраза была сказана совершенно случайно; она будто бы раскрывала карты Клоповника, навевала те мысли, о которых бело-бурый думал минутами ранее, когда Вспышка только-только внёс шипящую Цепкую.
- Если тебе так интересно, - он дернул ухом, когда увидел собирающееся на главной поляне речное племя, когда услышал слова Грозозвёзда о том, чтобы коты грозы не мешали речным собираться. Сердце предательски застучало, и Клоповник даже потерял собственную мысль, лишь вытянул шею и с интересом проводил проходящих мимо целительской палатки соплеменником. Необходимо собираться: - Когда твоя лапа перестанет так сильно болеть, я даже возьму тебя на прогулку и покажу, чем тебе лечиться в следующий раз, когда ты внезапно заразишься моим кашлем. К слову, это надо бы сделать прямо сейчас, покуда мы отправляемся домой.
Он кинул обеспокоенный взгляд на Толстолобого, на Малютку и Ужик, затем с интересом посмотрел на Искринку, чьим домом, возможно, оставались Грозовые долины, и с ужасом отметил – будь он на месте котят, непременно бы не смог избавиться от тоски на сердце.
- Так что, я думаю, ты все же не много потеряешь. Сможешь идти самостоятельно, или мне позвать кого-нибудь, чтобы тебя поддержали во время пути?
А затем закусил губу и прижал уши, отмечая тот факт, что и сам мог бы помочь. Поэтому, проигнорировав собственные слова, бело-бурый подошел поближе и предложил плечо помощи. Конечно, он не собирался брать у Ореха какие-либо травы, принадлежащие черно-белому котику – Клоповник был уверен, что и сам в пути найдет лекарства, едва племя окажется в родных угодьях. Одно было грустно – он, возможно, не успеет попрощаться с коллегой.
Лапы заныли от осознания, что еще немного, и они будут дома. Клоповник был готов пуститься вскачь, забывая о больной Цепкой, и только остатки самообладания приковывали молодого целителя месту. Он то и дело переводил взгляд с входа на Цепкую и обратно: так, словно уже звал ученицу.
- Пойдем-пойдем, моя двухдневная ученица, я тебе все-е расскажу о том, что тебя ждет после того, как лапа пойдёт на поправку. И в пути покажу нужные травы. Мы идём домой, Цепкая.
Правда, несмотря на веселый настрой, собственные же слова заставили Клоповника мрачно усмехнуться и задуматься: а двухдневная ли? Небывалый интерес, пусть и прикрытый за тем же выстроенным барьером, не мог не спрятаться от глаз юного целителя, который в свое время примерно также впитывал информацию, которую он получал от Очеретника. Конечно, времени прошло чуть более, чем достаточно с той поры, когда кудрявый целитель обучал совсем еще маленького Клопа, но он помнил те дни так, словно они были вчера. И действительно, такое еще не скоро забудется, особенно учитывая, как он расстался с прежним целителем.
- Если хорошо запомнишь то, что я тебе скажу – сделаю тебя своей ученицей, - он вновь сверкнул глазами,  и в очередной раз предоставил новые правила их небольшой двухдневной игры. Впрочем, задерживаться надолго он не стал – хотел поскорей почувствовать привычный рыбный запах – а потому довольно быстро покинул вместе с заболевшей палатку. А уже потом, вместе с племенем, покинул и чужой лагерь, ставший за долгие луны, необычайно родным. 

Нагретые камни.

+3

100

Кошка внимательно следила за любыми действиями Клоповника. Она так давно рвалась в эту обитель и вот, наконец-то, она здесь! Так не укрылось от нее и довольное урчание целителя. Вот только чем оно вызвано было ей не понятно. Он придумал очередную шутку? Или же она сказала что-то, что ему понравилось? "Но что?" - Спросила себя Цепкая, но ответить на свой же вопрос не смогла.
- И в кого ты такая догадливая? - Желтоглазая задумчиво склонила голову на бок, а бело-бурый сдвинулся к выходу из палатки. Очередная колкость вот-вот готова была сорваться и языка Цепкой.
- Ох, знаешь, за тобой понаблюдаешь так две луны и не такому научишься, - Кошка деланно закатила глаза и хлопнула хвостом по полу палатки. Можно было подумать, что это она манеру речи Клоповника взяла, а не была такой колкой изначально. Вот только знает ли об этом юный целитель?
- Я бы с удовольствием оставил тебя подле себя. Может быть, такими стараниями, ты бы и научилась чему-нибудь, например: как не калечить себя. А может быть, научила меня, как правильно калечиться. - Оруженосец хотела подойти к коту и посмотреть, на что же он там там заглядывается на поляне, как поняла, что без посторонней помощи даже шагу сделать не может. Пока. Лапа ныла ощутимо меньше, видимо подействовало лекарство данное бело-бурым. Да что там шагу, она даже за ухом почесать не может! Больная лапа так не сгибалась, а опереться на неё и вовсе было невозможно.
- Это очень просто! Берешь полную неумеху, добавляешь немного боевых приемов и всё! Травма обеспечена! - Зашипела Цепкая. Хоть шипела она и от осознания собственной беспомощности, но могло показаться, что шипение предназначалось Клоповнику.
- Так что, я думаю, ты все же не много потеряешь. Сможешь идти самостоятельно, или мне позвать кого-нибудь, чтобы тебя поддержали во время пути? - Цепкая замерла на месте. Идти? Они возвращаются? Она совершенно пропустила мимо ушей, что же говорилось на главной поляне, и теперь в полном недоумении и неверии застыла перед Клоповником. Они идут... домой? Сердце пустилось вскачь, кошка поднялась было на лапы, чтобы сделать шаг, но тут же едва сдержала ругательства. Плавное движение вперед от целителя, и вот он совсем рядом, предлагает ей помощь. Оруженосец повернула голову, чтобы посмотреть с каким видом он это делает. Не с раздражением ли или недовольством? Но нет, целитель выглядел чуть ли не счастливым, видимо уже представлял их родной дом. Родной, а не временный.
- Пойдем-пойдем, моя двухдневная ученица, я тебе все-е расскажу о том, что тебя ждет после того, как лапа пойдёт на поправку. И в пути покажу нужные травы. Мы идём домой, Цепкая. - Он переводил взгляд с желтоглазой на выход из палатки, а кошка неожиданно для себя оглянулась назад, к стене палатки, где лежали запасы трав, ягод и прочего нужного целителю. Смогут ли они так наполнить палатку целителя дома? Как долго будет выветриваться из их лагеря этот удушающе отвратительный дух одиночек? "Двухдневная ученица? Всё расскажет? Он покажет нужные травы! Неужели я начну действительно чему-то учиться, а не только в очередной раз калечиться!" - Всё внутри Цепкой ликовало. Да, они наконец-то, возвращаются домой и это было большая победа для большого племени, но в то же время, Клоповник обещал учить ее хотя бы эти несколько дней, а это была уже её личная маленькая победа. Но она затмевала абсолютно всё.
- Знаешь, это даже прозвучало угрожающе, "я тебе всё-ё расскажу", - Хмыкнула ученица и оперлась на плечо кота, пробуя сделать первый шаг. - Вот только тебе уж точно не удалось меня запугать, тут впору тебе бояться за свою подстилку, - Цепкая опустила голову и демонстративно выдернула с внутренней стороны лапы репей. Определенно жизнь целителя с сегодняшнего дня станет заметно веселее и более... непредсказуемой что-ли.- Но эфот не фефе, пвавда, тьфу, - Прицепив его на другое плечо, коричнево-белая, наконец-то, смогла нормально говорить. - Этот не тебе, этот Камню, помоги дойти до палатки воинов, пожалуйста, я оставлю ему маленький подарок на память, сейчас в суматохе никто не должен заметить нашей маленькой процессии. - Цепкая хитро подмигнула Клоповнику. Могло показаться, что у неё для каждого припасён репей. Но если не репей, так хотя бы колкость. "Когда вернемся, я расскажу об этом Вспышке, вот он точно порадуется этому поступку!" - Решила кошка и поковыляла с целителем до выхода.
Оставить репей в подстилке кота оказалось легче легкого, все носились по поляне, и речные и грозовые коты были явно рады уходу соседей. И кто здесь больше радовался было сложно сказать. Да, кто-то будет скучать по этому месту, особенно, наверно, котята, которые успели подружиться с котятами Грозового племени и не видевшие речных земель. Но это пройдет. Это обязательно пройдет, ведь что может быть лучше дома? "Репей в подстилке у Камня, нечего на других кошках восседать," - Хихикнула про себя желтоглазая и вспомнила, что пообещал ей Клоповник: "Если хорошо запомнишь то, что я тебе скажу – сделаю тебя своей ученицей." Всё лучшее было ещё впереди. Какие бы не возникли трудности на их пути, они обязательно с ними справятся. Слишком долго она хотела этих знаний, и вот они маячат перед ней. Так близко, всего протяни лапу.
- Я запомню всё, что ты будешь говорить, - Пообещала Цепкая, сейчас она даже готова была придержать язык от колкостей и не язвить. "Вот ведь все рыбкой подавятся, если Клоповник действительно возьмет меня к себе в ученицы!" - Мечтательно закатила глаза оруженосец, чуть было не споткнувшись обо что-то. - Даже если этого не нужно будет запоминать. - Усмехнулась желтоглазая. Она словно бы вступала в новую жизнь, и больная лапа вовсе не ухудшала её ликования. - А теперь расскажи, чем же мне все-таки лечиться от кхе!

---> Нагретые камни

+7


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » палатка целителя