cw. дорога домой

Объявление

Добро пожаловать, путник!
Именно здесь коты-воители нашли дом, который всем был так нужен. Эта ролевая - одно из немногих мест, сохранивших дух книжных котов-воителей, и именно здесь вы сможете отдохнуть душой, оказаться в шкуре любимого персонажа и жить так, как того просит сердце.
Надеемся, ваша дорога домой не была долгой.
Почётный игрок
МОЛНИЯ
лучшая сестра
СВЕТОМУР и БЕРКУТ
броманс
СТРЕЛОЛИСТ
самые интересные посты
В игре
Новости
Ссылки
Реклама
погода
» сезон зеленых листьев

» +27, ясно, безветренно
В игре
Наконец, воители смогли полностью оправиться после эпидемии Кашля и по-настоящему насладиться теплым солнцем Зеленых Листьев!

В Сумрачном все относительно спокойно. Подрастают многочисленные котята, болезнь не свирепствует, и даже целитель, Ольхогрив, идет на поправку. Патрульным отрядом был пойман бывший изгнанник, Василиск, и все племя замерло в ожидании исполнения страшного приказа Когтезвезда, который велел оруженосцам преподать урок на глазах всех сумрачных котов.

Тем временем, Грозовое племя принимает в своем лагере поверженных Речных воителей. Обстановка в лагере, наполненном котами двух племен, начинает накаляться. Грозовые воители теряют терпение, устав жить вместе с соседями, а Речные, в свою очередь, все больше тоскуют по дому. Речная и Грозовая воительницы привели в лагерь изгнанника из Небесного племени, Дербника, который изъявил желание помочь Речному племени вернуться на свои земли. Также на границах был пойман нарушитель, которого представили Грозозвезду для решения его дальнейшей судьбы. Больные идут на поправку, и болезнь наконец прекращает свирепствовать.

Одному из воителей, Высверку, является знак о том, что именно Клок Кометы должен возглавить обессиленное потерями племя Ветра. Бывший Соломник отправляется к Лунному Озеру и получает дар девяти жизней и благословение предков. Однако, вернувшись в лагерь и представ перед племенем в новом звании, Клок Кометы встретил не только одобрение, но и сопротивление: сможет ли он убедить соплеменников в законности своей власти? Поверят ли коты Ветра приказам "самозванца"? И куда ведут таинственные туннели, обнаруженные на территории племени?

Явившийся в Небесное племя Дербник после нескольких лун своих странствий не стал желанным гостем, и его, объявив предателем, отправили восвояси. Тем временем в лагере обитает воительница племени Ветра, Маковка, которую Торнадо привел в лагерь - больную и обессиленную. Выяснив от воительницы Ветра, что племя переживает упадок, Звездошейка принимает решение расширять границы только за счет нейтральных территорий. Между тем, в лагере появляется еще один неожиданный персонаж: Дизель, который владеет информацией о том, где находится пропажа-Железнобокая. Прохлада, имеющая некую связь с одиночкой, принимает на свои плечи тяжкий груз: именно от них с Дизелем зависит, как скоро небесная воительница сможет вернуться домой.

Жизнь Банды в лагере Речного племени оказалась не такой простой, как хотелось бы. Несогласованные, не объединенные, одиночки живут группировкой - каждый сам по себе. Нередко кто-то из банды смеет нарушать и племенные территории, совершенно не обращая внимания на границы. Мелкие стычки, непонимание - меньшие из проблем, которые могут поджидать речных изгнанников и примкнувших к ним одиночек. Быть может, их ожидает опасность извне?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » палатка целителя


палатка целителя

Сообщений 41 страница 60 из 101

1


Среди груды плотно сбитых камней виднеется небольшая, но широкая расщелина, что является входом в целительскую. К сезону Голых Деревьев, коты занавешивают вход ежевичными и терновыми плетьми, дабы бушующие природные стихии не заметали нутро палатки и не врывались туда ледяными порывами ветра, тревожа целителей и их пациентов. Внутри палатки стоит полутьма, нарушаемая лишь ярким светом, льющимся через вход. Стены каменистые, под лапами типичный для многих палаток песочный настил. В мелкие щели меж камней у дальней стены целители складывают свои травяные припасы. По дальним углам находятся подстилки целителя и его ученика, а далее, у подножья боковых стен располагаются подстилки больных. Возле входа в палатку есть небольшая ямка, отделанная мелкими камушками, в которую целители заранее могут набирать питьевой воды для своих пациентов.


0

41

Лещик зашёлся в очередном приступе кашля. С каждым днем это причиняло все больший дискомфорт. Оруженосец боялся заболеть Зеленым Кашлем, но он особо не торопился явиться к целителю. Да его особо никто и не заставлял идти. Но сейчас похоже настала пора, когда это необходимо. Лещик подошёл ко входу в палатку. Перед тем, как войти он немного помедлил, раздумывая стоит ли. Решился он, только после очередного приступа кашля. Да и слабость ощущалась довольно хорошо.
Войдя в палатку, Лещик сразу почувствовал присутствие трав, больных и смерти. Рыжий был рад, что он не стал целителем, ибо он бы не вынес все это. Он оглядел палатку и смог разглядеть Клоповника. Он лежал, а рядом с ним стояла Цепкая. Лещик не знал целителя Грозового племени в лицо, а Клоповник, как убедился оруженосце, был не в состоянии ему помочь. Лещик еще раз огляделся и все его знакомые спали. Но не Цепкая. Был еще Грозовой кот, но Лещик не особо общался с теми, ко не из его племени. После очередного приступа кашля, кот хотел было попробовать сам взять какие нибудь травы, но услышал диалог Цепкой и Грозового кота.  И из него получалось, что этот кот является целителем. Лещик сразу направился к нему.
- Привет! Дашь трав, а то плохо мне совсем, - сказал Лещик и вновь закашлял.

+1

42

Речная воительница повела бархатным ушком на Аконита, чувствуя, что в палатке становится тесновато.
И это в сезон Юных Листьев-то. Звездоцап побери что, сидим в чужом в лагере, в чужой палатке, а там река наша, лед сошел, как это все неправильно...
-  Ну, либо они пустят наши шкуры на подстилки, - вывел её из задумчивости голос оруженосца, на что молодая воительница весело фыркнула, - либо после всего этого нам придётся носить им дань в виде рыбки, - глухо усмехнулся Аконит.
- Хотела бы я посмотреть на Грозовых, глодающих кости. Они же колются, когда есть не умеешь, - весело зажмурилась Ручей, представляя, как какой-нибудь хмурый Ежевика или Грозозвезд вопят и чертыхаются от аппетитной на вид плотвички.
- Странное чувство, будто я хорошенько так нализался мяты и.. - слабая усмешка обрисовала темную морду, - Нет, ты не подумай, я такими штуками не балуюсь.
Ручей подняла брови и покосилась на Аконита, хлопнув заразившегося юнца хвостом по уху.
- По шее получишь, малек, - фыркнула воительница, дружелюбно пихнув того плечом в плечо. Но все веселье как лапой сняло, когда в палатку зашла черношкурая королева, выкармливающая котят болеющей Малютки. Все Речное племя было в долгу у этой добросердечной кошки, которую так жестоко наказало Звездное племя.
Все взгляды в палатке, казалось, были обращены на Пантеру, которая оплакивала свое мертвое дитя.
Детей.
Взгляд кошки переместился на парочку сестер, которые еще недавно были резвыми, милыми малышками, вот-вот должны были стать оруженосцами, но эта треклятая болезнь!
- Не могу это видеть, Аконит, - сдавленно шмыгнула синеглазка, помотав головой и поднимаясь.
- Клоповник, я... я лучше пойду. Мне чуть лучше, правда! - пообещала целителю речная кошка, едва не столкнувшись с Цепкой.
И ты заболела?
И Лещик зашел, отчего Ручей стала закипать. Сколько, предки милосердные, можно!
Неверяще округлив глаза на Цепкую, серая едва не зашипела.
- И можешь даже не пытаться гнать меня прочь, у тебя ничего не получится. Вы уже валитесь с лап от усталости, а я здорова и полна сил.
- Ах не получится? - возмущенно мявкнула Ручей, раскачивая хвостом-змеей. - Ты сейчас же отправляешься на охоту! - шикнула на Цепкую серенькая воительница, лапой подгоняя ту к выходу.
- Здорова и полна сил она! - не так часто можно было увидеть Ручей свирепую, но ситуация просто накалялась до предела от вида каждого нового заразившегося соплеменника.
- Не будь рыбоголовой, - на ухо ученице шикнула серая, носом грубо отпихивая ту на выход.
- Если увижу тебя, здоровую, хоть на два лисьих хвоста ближе к целительской, загоняю от рассвета до заката! - не в привычку себе рявкнула речная кошка, заставляя Цепкую выйти из палатки следом за собой.
Бросив предостерегающий взгляд на Клоповника, мол, даже не думай привлекать в палатку здоровых оруженосцев, Ручей строго посмотрела на Цепкую.

----> главная поляна

+2

43

В целительской было достаточно темно и как-то неуютно. Шмыгнув носом, Ужик осторожно проникла в палатку, сразу же надышавшись запахом множества трав, к которым примешивалась какая-то горечь. Будь кошечка старше и опытнее, она смогла бы отличить запах болезни, но сейчас лишь слегка сморщила нос и тут же забыла об этом.
Брат сразу же нашел себе занятие. Правильно, у него был друг, связь с которым, кажется, была крепче, чем с единокровными родственниками. Обведя палатку круглыми глазенками, Ужик нервно дернула кривым хвостом. Она знала, но не хотела признавать, зачем хотела прийти сюда уже долгое время. И теперь она в нерешительности, делая вид, что ей ничего не интересно, искала.. пестрая шерсть мелькнула перед глазами и маленькое сердце пропустило удар. Малышка впервые так близко видела ту, что произвела ее на свет и слегла со страшной болезнью. Горячую голову закружило. Навалилось какое-то болезненное состояние, но маленькая речная осталась на лапах.
Некрупная кошка обратила свое внимание на Искринку. Ужик стояла чуть поодаль, в тени, но было хорошо заметно, что она в чем-то повторяет нерешительные движения матери. Дажеп оставшись вдвоем, они, наверное, так и стояли бы, боясь подойти. Поэтому трехцветной кошечке пришлось хрипло вздохнуть и шагнуть к речной воительнице.
- М-Малютка? - кошечка неловко переступила с лапы на лапу, полыхая изнутри.

+3

44

Малютка так и стояла, не решаясь сделать шаг ближе. Она тепло улыбнулась, когда ее сын весело представился. В глазах неприятно защипало.
- А я Малютка, рада знакомству, - мурлыкнула она, кашлянув в сторону.
Малыш нашел себе занятие сидеть с другим котенком, беленьким, не на много старше его, что лежал на подстилке. Из-за спины донеслись горестные всхлипы, что заставило трехцветную обернуться. Пантера. Кошка, воспитывающая ее котят как своих, выкормившая их. Обладательница медовых глаз была безгранично благодарна королеве, но ревность было, к сожалению, никуда не деть. Ей и самой хотелось дать своим детям все и быть им намного ближе, чем чужая кошка, которая даже не приходилась соплеменницей. Как же трудно им дастся разлука. «А если они не захотят уходить? Не потащим же мы их силой…» Кошка сочувствующе посмотрела на черную Грозовую королеву. Сейчас она ни чем не сможет помочь ее горю. Только если помочь с котятами, которые бродили по целительской практически без присмотра. Из тени вышел еще один котенок, тоненько мяукнув. Сердце в груди бешено заколотилось.
- Ужик? И ты тоже... Звездное племя, - охнула Малютка.
Радость видеть и находиться рядом со своими детьми омрачалась только тем, что они больны и их жизни грозит серьезная опасность. Не лучшее место для первой встречи. А всхлипы Пантеры заставляли сердце колотиться сильнее от волнения, что и ее котята могут погибнуть. Они ведь ни в чем не виноваты. Зачем Звездное племя забирает их? И неважно Речные или Грозовые. Она сделала несколько шагов в сторону дочери. Та была явно серьезно больна. Лапы дрожали.
- Пойдем, дорогая, тебе лучше прилечь, - она аккуратно, нежно коснулась хвостом маленького бочка, - Искринка, - она быстро нашла глазами сына, - Ложись рядом, не стоит мешать целителям.
Малютка устроилась рядом с белым котенком, что лежал, едва касаясь котеночьей шерсти, чтобы ничье личное пространство не нарушать.
Орех положил перед ними несколько пахучих кашиц. Признаться, от лекарств уже тошнило, а горький привкус во рту, казалось, никогда не уйдет. Но ученица послушно слизала свою порцию, поморщившись.
- Спасибо, - мурлыкнула Малютка, - Вам тоже не помешало бы заняться своим здоровьем. Совсем плохо выглядите, - ученица опустила взгляд на детей. Искринка послушно слизал лекарство, поэтому трехцветная повернулась к дочери, - Это нужно скушать, чтобы стать здоровой и сильной.

+2

45

Тяжело дыша, Орех чувствовал, что травы не действуют и состояние не улучшается. Сознание по-прежнему путалось, но долг перед своим племенем заставлял судорожно перечислять названия трав, необходимых для лечения Белого и Зеленого Кашля.
— Орех? - сквозь пелену прорезался знакомый голос. Черно-белый инстинктивно повернул голову в сторону звука. В глазах задвоилось и вот перед ним уже стоял не один, а целых два Клекота. Грузно мотнув головой, он благодарно засипел:
- Спасибо... спасибо, - повторял целитель, слегка пошатываясь и еле сдерживая кашель. Качнув хвостом в сторону выхода из палатки, Орех попросил Клекота выйти отсюда. И без того хватает заразившихся. Но рыжий дядюшка словно прочитал мысли юного целителя и сообщил о своем желании пойти вновь за травами. Черно-белый благодарно мурлыкнул и тут же скользнул к расщелине. Схватив корни папоротника и медуницу, кот быстро прожевал их и его взгляд метнулся на больных. запасы трав пополнели и грозовой целитель немедленно приготовил кашицу из первоцвета, корня папоротника и листьев брусники. Было бы неплохо поискать на поляне медуницу.
"Пусть Клекот рвет все что увидит, а мы уж разберемся."
Готовое лекарство врачеватель осторожно разложил на юные листья лопуха и положил возле Ласточки, Ручей и Хрусталика. В палатке послышался новый голос и черно-белый кот поднял голову. Прищурив глаза, он увидел речную кошечку, имени которой не знал. Судя по размерам - оруженосец.
- Орех, Клоповник очень плох. Я видела нетронутое лекарство рядом с ним, думаю, я смогу заставить Клоповника съесть его, хоть он и изрядный упрямец. Скажи мне, чем я еще могу вам помочь? И можешь даже не пытаться гнать меня прочь, у тебя ничего не получится. Вы уже валитесь с лап от усталости, а я здорова и полна сил.
От услышанного в голове, кажется, проехали одновременно десять Чудищ Двуногих. Орех сморщился и озабоченно вздернул хвост. Не подходя к кошечке слишком близко, он постарался сохранить остатки достоинства и тут же преобразился. Сделавшись неестественно здоровым, стоя на широко расставленных лапах, он громко откашлялся в сторону и как можно более ровным, но осипшим голосом проговорил:
- Это моя палатка, прошу заметить. Так что кто и когда здесь будет находиться я решу самостоятельно, -  Орех указал в сторону выхода из палатки, - Мы справимся самостоятельно. Спасибо за предложенную помощь.
Грозовой целитель не умел злиться. Его так редко могло что-то вывести из себя и заставить выплеснуть агрессию и адреналин. Так и сейчас. К тому же молодой кот изрядно вымотался, борясь с болезнью. Очень вовремя ученицу пнула Ручей и Орех расслабился. В палатку тут же зашел еще один речной кот (Лещик). Орех без лишних разговоров положил ему ранее приготовленную кашицу и указал на свободную подстилку возле которой уже лежал влажный мох.
Целитель скорчился от тянущей боли в голове и побрел вглубь палатки, к своей подстилке. Мимо, кажется пронесся образ Искринки, но Орех совершенно не обратил на него внимания. Плюхнувшись на мшистую подстилку, он устремил свой взгляд на выход из палатки. Перед глазами вновь мелькнул Искринка и целитель недовольно буркнул.
"Разбегались тут, понимаете ли."
Прикрыв глаза буквально на мгновение и распахнув обратно, Орех с удивлением вылупился на стоящего около носа Искринку, весело носившегося с мокричником в зубах.
- А она от Кашля поможет? - заинтересованно пропищал малыш. Целитель резко замахнулся передней лапой в попытке поймать воришку и отобрать ценные травы. Тощая лапа упала прямо на спину малыша, а потом прошла сквозь него и очутилась на земле. Орех ошарашенно выпучил глаза и проморгался. Никого перед ним и в помине не стояло. Искринка находился вообще в противоположной стороне палатки. Черно-белое тело задрожало и Орех немигающим взглядом уставился на вдалеке стоящего малыша.
"Чего?"
Голова разболелась вдвойне и Орех схватился за затылок обеими лапами. Зажмурив глаза, перед ним опять очутился пестрый Искринка, с интересом раскладывающий принесенную Клекотом траву по кучкам.
"Что за?"

+3

46

Ласточка отвела взгляд от черной королевы, которая скорбела над своим котенком.
Котятами. Лужица с Птичкой тоже, увы, не пережили болезнь.
Невольно свернув хвостом Громика, кошка почувствовала, как её начинает подташнивать от переживания этой трагедии: горе Пантеры ощущалось шерстью, пронизывало сквозь кожу и впивалось в каждый орган, будто бы выкручивая его наизнанку, и Ласточка боялась представить, что испытывает Пантера, если ей, совершенно лишенной материнского инстинкта строптивице, так сложно.
Другая сцена: Малютка и её подброшенные несчастной Пантере котята, которые решили воссоединиться. Надменно фыркнув с речных доходяг, которые совершенно не сравнятся с Грозовыми котятами, черно-белая воительница, поджала под себя лапу и, скосившись на Ореха, послушно съела свое лекарство, с удивлением понимая, что предыдущая порция существенно облегчила состояние всем.
Вон, речная куда-то намылилась, заодно прихватила с собой очень уж инициативную ученицу. Хмыкнув, пошедшая на выздоровление Ласточка представила, как бы загоняла такую глуповато-смелую, инициативную Цепкую.
Пескари у них там в головах завелись, или что?
Впрочем, покинуть палатку хотелось и ей: Пантеру очень хотелось оставить одну.
Прокашлявшись в сторону, кошка слизала лекарство и решительно поднялась.
- Громик, Росомашка, - подманив с собой котят, которым стало получше, скомандовала будущим ученикам Ласточка, властно взмахнув хвостом.
- Орех, мы тут посидим на выходе, свежим рыбным воздухом подышим - не отпросилась, но проявила уважение Ласточка, хвостом подпихивая малышню к выходу и бросая тяжелый взгляд на Пантеру. Коротко вздохнув, черно-белая откашлялась и прошла следом за ушедшей дымчатой кошкой, уместив свою пушистую попу чуть в сторонке от выхода в обитель Ореха. И котят придержав, чтобы не разбегались.

----> главная поляна

0

47

Кошечка широко раскрытыми глазами смотрела на преображения Ореха, когда она обратилась к нему. Куда делся слабенький, тщедушный целитель? Черно-белый твердо смотрел на ученицу, и взгляд его не предвещал ничего хорошего. Внутренне холодея, Цепкая выдержала этот взгляд, не рискнув отвернуться.
- Это моя палатка, прошу заметить. Так что кто и когда здесь будет находиться я решу самостоятельно, - Соблюдая дистанцию, ответил целитель и махнул хвостом в сторону выхода из палатки. Цепкая прижала уши к голове. Тысяча колкостей вертелись на языке, но рискнуть озвучить хоть одну оруженосец не смогла, еще заставит есть какие-то горькие травы, ну его. От греха подальше. - Мы справимся самостоятельно. Спасибо за предложенную помощь.
- Да, но...
- Ах не получится? - А вот это уже было опасно! Ручей то могла и хорошенько лапой всыпать, если ей захочется, а получать люлей за предложенную помощь кошечке совсем не хотелось. Под разъяренный взгляд соплеменницы Цепкая потихоньку пятиться к выходу из палатки. - Ты сейчас же отправляешься на охоту! Здорова и полна сил она! - Ученика сглотнула, ставшую внезапно горькой, слюну. Подталкиваемая Ручей, она продолжала пятиться. Только взгляд с сожалением скользнул к Лещику, который видимо, пришел все-таки лечиться, а не помогать. Едва сдержав удрученный вздох, кошка отвернулась. У него то сейчас еще будет возможность послушать и посмотреть за тем, что делают целители, а её (здоровую!) выгоняют. Всё еще не очень понимая, в чем же она провинилась, Цепкая слушала шипение Ручей. - Не будь рыбоголовой. Если увижу тебя, здоровую, хоть на два лисьих хвоста ближе к целительской, загоняю от рассвета до заката!
Не то, чтобы она была сильно против охоты...Но в последнее время удовольствие охота стала приносить всё меньше и меньше. Редкие удачливые вылазки были вкраплением сплошных неудач. Хотя стоило ли винить в этом удачу, кошка не знала. А вот свои не самые ловкие лапы - вполне. То ли дело, посидеть в полутьме палатки целителя, за послушать о свойствах всяких травок...
Цепкая резко помотала головой и съежилась.
- Ручей, но я ведь правда не понимаю, почему мне нельзя им помочь, что в этом плохого? - Уныло спросила ученица, выходя на главную поляну. - Целители же уже с лап сбились, и никто им не помогает...Почему? Есть какое-то правило? - Даже привычные колкости на время забылись, уступив место искреннему непониманию.

---> Главная поляна.

0

48

Время утекало сквозь худые пальцы, быстро, неуловимо. Он был больше не вправе распоряжаться собственным телом, и без того угловатым и неповоротливым, теперь вовсе абсолютно недвижимым. Бессилие раздражало, но лишь в промежутках крайней осознанности, что посещала захлебнувшееся лихорадкой сознание слишком редко, позволяя привыкнуть к постоянной, опоясывающей разум своей особой лаской, черноте, отнюдь неоднородной, раз за разом преображающейся от образа к образу.

Иногда он слышал: плач соседей по палатке, причитания матери, голос целителя и недовольство в отрывках случайных фраз, сказанных незнакомыми устами. Хрусталик больше не цеплялся за инородное, прочно осел в обволакивающей темноте, ведь там не было боли, не было провальных попыток. Он не сдался, лишь, как и всегда, оставался разумен, предпочитая риску выгоду, неоспоримое преимущество. И только те повышенные интонации, такие привычные и тоскливые одновременно, заставили дыхание участиться, вспышкой выбрасывая сознание в обветшалую реальность.

   — Ис..Икри.. - ослабевшая, едва ли осязаемая, тонкая белоснежная лапа потянулась к выглядывающему что-то в стороне брату, когда тело ударило мощной судорогой, обрывая едва слышный призыв, скручивая органы в тугой комок - кхх.. ты.. ты дружишь с тьмой? - помутневший взгляд выцветших голубых глаз забегал, пытаясь угадать в чужих силуэтах их принадлежность - я знал.. - непривычно высокие вибрации собственного голоса многократно отражались от стенок потяжелевшего черепа, Хрусталик нервно сглотнул, умолкая.

+3

49

— Я не мешаю, я помогаю другу, — выразительно разъяснил котёнок, во все медовые глаза посматривая на миниатюрную трёхцветную кошечку и свою сестру. Минуточку. Свою сестру?! Нет, теперь точно вся детская здесь очутилась. А ведь Искринка так хотел бы посмотреть на эту чудесную палатку без кошачьей кутерьмы.  В самом деле, целительская должна быть полна травами, а не шерстью. Впрочем, некоторые здешние обитатели уходили на свет солнечный, видимо чувствуя улучшение своего неважнецкого состояния. Это хорошо. Нет, это просто отлично, великолепно, замечательно. Наконец-то появлялась возможность как следует разглядеть обитель разнотравья!

— Ис.. — под боком послышалось тонко-хриплое сипение, враз убавив меру энтузиазма в голове буро-белого. Лучший друг совсем плох, болеет вся семья, а целителям, видимо, тоже не здоровится. — Нет уж. Не-етушки. Я не должен плакать и расстраиваться, я уже не маленький. Нужно найти способ помочь, при этом не мешая основной работе. Хотя Орех с Клоповником сейчас отдыхают. Мой шанс! — глаза тотчас будто загорелись, а их обладатель осторожно встал, прокрадываясь мимо разговаривающих Малютки и Ужик. Вот он, пункт назначения. Отсюда, от дальней стены травами пахнет больше всего.

Искринка смотрел на запасы целителей, несколько тушуясь и пытаясь понять, что же именно может помочь, чего не хватает Ореху для счастья. Ответ, увы, не приходил, ведь котёнок есть котёнок. Ему всего-то три луны, и он не ученик целителя. Речной тихо вздохнул, понимая, что вся радость от возможности помочь скоро улетучится. Пора бы, наверное, вернуться к семье.
— Эта трава или эта? Стойте! — взгляд мелочи резко зацепился за очень, очень внушительную кучку растения с красивейшими белыми цветочками.
Свежего растения. Свежее и много. — Значит, его собирают сейчас. А раз сейчас и в таких количествах, то оно поможет, — светлая наивность, ага. Однако мир Искринки в данный момент превратился в одну лишь лекарственную траву. Схватив пучок оной в зубы, котёнок подбежал к Ореху. Будить или не будить? Какие могут быть вопросы!
— Орех! Оре-ех! А она от кашля поможет? Да? Да-да-да? — во все глаза Речной таращился на сонного целителя, положив растение себе под лапы и активно на него кивая.

+4

50

Сумашело закатив глаза, Орех пару раз ударил себя по морде лапой, чтобы причудливые образы сменились реальностью. Происходящее вокруг казалось каким-то бесконечным кошмаром. Перед мордой появился весело скачущий Черняк. Черно-белый целитель испуганно встрепенулся и вскочил с подстилки. Резко отклонившись назад, он плюхнулся сначала на зад, а потом, когда Черняк сделал пару шагов навстречу, и вовсе упал на спину и ошарашенно попятился к стене. Приложившись головой к холодным сводам целительской, он блаженно прикрыл глаза, ощущая разливающуюся по всему телу прохладу.
"Все, мозги сварились?"
Не иначе.
Орех робко приоткрыл глаза. Перед носом не было ничего, кроме родной подстилки. Осторожно осмотревшись, он убедился, что никто не увидел странного поведения целителя ( по крайней мере так думал сам Орех). Встав на лапы, кот спешно отряхнул налипшую на спину грязь и пыль. Кажется, все встало на свои места. Целительская по-прежнему полнилась больными, хотя, по сравнению с прошлым днем, котов здесь было поменьше. А значит травы действуют. Но, видимо, не на Ореха. То ли Зеленый Кашель, то ли усталость создавали в голове странные образы, являющиеся посреди дня. На послание как-то непохоже.
Грозовой целитель устало выдохнул и неровной походкой последовал к запасам трав, чтобы перебрать ту кучу разнотравий, что принес Клекот. Только Орех собирался нагнуться и переложить пару трав к запасам, как перед глазами мелькнуло белое тельце.
- Хрусталик, а ну перестань! - сразу же узнав знакомую мордочку, шикнул целитель. А потом, моргнув, причудливый котенок тут же растворился. Черно-белый юнец резко вздернул голову. Вот он, Хрусталик. Лежит на подстилке. В очень скверном состоянии.
"Бред-бред-бред."
Живо помотав головой, Орех попытался не обращать внимания на странную реакцию организма. Возможно, что в порыве самолечения, он хватанул лишнюю траву, что и вызвало специфичные симптомы. Целитель наспех раскидал целительские травы по кучкам и вернулся на свою подстилку. Может сон поможет? Прикрыв глаза, он услышал громкий топот возле своей морды. Отчетливо запахло мокрицей. Клоповник что ли? Распахнув веки, черно-белый с удивлением посмотрел на Искринку.
— Орех! Оре-ех! А она от кашля поможет? Да? Да-да-да? - зрачки резко расширились и Орех испуганно взвизгнул.
- Что?! - кашлянув, он резко поднялся и с удивлением вытаращился на малыша, - Как? откуда?
"Соберись, ты просто ловишь галлюцинации. Это все сон, сон, сон."
Орех осторожно поднес лапу к морде Искринки и дотронулся до его щеки. Нет, вроде настоящий.
- Это мокричник, - завершив свой жест неловким трепанием за макушку, Орех невольно дернулся и продолжал испуганно пялиться на Искринку, - и да, он от кашля.
"Как я раньше не догадался? А как догадался он?  Это бред, Орех."
У входа в палатку мелькнула небольшая тень и черно-белый целитель отвлекся.  Какая-то кошечка несла ворох трав ко входу.
- Оставь, - охрипшим голосом начал Орех, но тут же прокашлялся и повторил, - оставь их у входа в палатку. Спасибо.
Орех-таки не решился сдвинуться с места. Вдруг это очередные видения? Тряхнув головой, он хорошенько проморгался. Нет же, стоит. Все, похоже это финиш.
- Ты же Мускатик? - постарался как можно спокойнее проговорить Орех. Еще раз глянув на Искринку, его кинуло в дрожь.
"Бред-бред-бред..."

+5

51

офф

разговариваю из-за порога

главная поляна >>>

Но Клоповник не откликнулся. Бабочка, не скрывая своего волнения и нетерпения, подошла к самому порогу в палатку грозового целителя и даже вытянула головку на тонкой шейке, пытаясь разглядеть в сумраке знакомый силуэт. Но тот, видимо, отдыхал где-то дальше, может, даже в самом конце. Зато на речную кошечку обратил внимание какой-то очень плохо выглядевший больной.
- Ты же Мускатик?
Малышка прищурилась, не совсем доверяя этому ходячему трупу, да, выглядел чёрно-белый не очень. Так не очень, что Бабочка даже не стала бы оказывать ему первую помощь, встреть где-то в лесу. Эта помощь, скорее всего, была бы последней. Но через пару секунд хмурого оглядывания худой фигуры в голове всплыл образ некрупного чёрно-белого целителя грозовых котов, с которым здоровался Клоповник по прибытии в лагерь. Ах да, это он... тот самый... Неужели никто не сказал мне его имя? А ему, похоже, моё сказали. Может, Клоповник? Наверное, говорил, кого будет брать в ученицы.
- Я Бабочка. Ба-бо-чка. Мускатик - моя сестра.
Бабочка приосанилась и важно кивнула, теперь вполне готовая говорить с целителем.
- А вас как зовут? Вы же тоже целитель? - даже к воителям она не обращалась на вы. Потому что они не были достойны. Никто не достоин такого трепета и уважения от окружающих, кроме целителей. - Я принесла немного трав, может... точнее, я думаю, вам что-то из этого пригодится.
Кошечка торопливо придвинула кучку растений к лапам целителя и заодно сняла с лапы моток паутины и положила сверху, тем самым завершив композицию. Лучистые голубые глазёнки в надежде уставились на старшего кота. Если он одобрит, то и Клоповник одобрит. Бабочка так волновалась, будто от этого зависела её будущая жизнь. Пожалуйста-пожалуйста. Даже привычная надменность и собранность куда-то исчезли, уступив место беспокойству.
- Я могу собрать ещё, если нужно, я была на лужайке, там много разных трав, - взгляд зацепился за те самые, яркие жёлтые цветочки, и кошечка дрожащими пальцами отделила от кучи пахучие стебли и листья, собранные с этими похожими на солнце цветками.

Отредактировано Бабочка (2018-05-19 13:10:30)

+3

52

Бело-бурый котёнок отскочил назад, споткнувшись о собственный хвост и тяжело осев. Большими-большими медовыми глазами он смотрел на старшего кота, не понимая, чем заслужил крик. Полез без спросу? Но ведь было так интересно! От занесённый над маленькими ушками мрачной лапы Искринка хотел резко уйти, однако мрачная лапа внезапно оказалось снисходительной к растущему организму. Будто во сне Речной услышал название того, что принёс к целителю.

Мокричник. Мокричник. Мокричник.

Первая лекарственная трава, у которой появилось собственное имя. Волнительный момент оставил на мордочке, кажется, лишь одни горящие восторгом истинного знания глаза. От кашля. Всего два слова, а Искринка уже был готов скакать вокруг чёрно-белого кота, нарезая полные энтузиазма и веселья круги. Однако со стороны входа в целительскую послышался тонкий голос. Выглянув из-за врачевателя, Речной узрел миловидную незнакомку с огромной охапкой трав. Вот это да!

— Его зовут Орех, и он просто чудо, — авторитетно ответил котёнок, пытаясь запомнить имя вопрошавшей кошечки. Бабочка. Забавно звучит.
— А ты тоже целитель? Хотя нет. Ты даже меньше Ореха и Клоповника, почти как я. Тогда ты.. ученица целителя? — бело-бурый лучезарно улыбался новой знакомой, выразительно растягивая гласные и кося любопытным взглядом на травы. Тут-то оный зацепился за жёлтые цветочки. А потом за маленькие, белые, похожие на огоньки-звёзды с неба.
— Да это же мокричник! Как мно-о-ого. И вот яркая трава, меня ей, кажется, лечили, — лапка поочерёдно указала на два приметных растения, но увы, более ничего Искринка разобрать не мог. Зато Орех с Бабочкой могли, поэтому мелочь взирала на них с неприкрытым блеском любопытства, так и прося безмолвно «расскажите, расскажите, пожа-алуйста».

+5

53

Все смазалось, облачаясь тьмой густой поволоки хмельного забвения, стекаясь с самых черных углов ночи, пленяя удушливыми объятиями ослабшее тело. Где-то мгновения отмеряли секунды, о которых он совсем забыл в неясных порывах болезненной лихорадки; и, если воспаленное сознание забудет все к утру, стирая моменты перенесённой хвори ладонью с лица вместе с вязким сном, то остаточные оттенки пережитого невольно зацепятся за минуты, наматывая круги, пока не побледнеют от старости.

Буромордый медленно повернул голову в сторону, почти касаясь щекой холодной стены пещеры, затуманенным взглядом пронзая темный сгусток мрака в углу перед собой. В голове царил вакуум, слух улавливал лишь звон тишины из мириад звуков, наполняющих ее своим монотонным жужжанием с парадоксальной перманентностью, и отголоски учащённого дыхания спящих в палатке котов. Мышцы невольно напряглись под силой инерции движущегося тела - меняя положение, ученик перекатился на другой бок, подавляя в горле тошноту, чувствуя в висках нестерпимыми тремор, зябко отзывающийся мурашками по коже.

Расширившиеся зрачки растерянно метались в пространстве, пытаясь нащупать необходимый ориентир, пока взгляд не наткнулся на кучку иссохшего мха с лечебной смесью - единственного спасательного круга среди бурлящих изощренной пыткой вод неотступной мигрени. Проглотив травяную массу и инстинктивно морща нос от ее жгучего привкуса на языке, он вытянулся на локтях, уткнувшись лбом в свою подстилку, с досадой отметив, что та была практически измята в клочья - видимо, его ночка действительно выдалась горячей.

+3

54

Голова раскалывалась. Хотелось есть, даже живот заурчал в потугах. Орех облизнул губы и устремил больной взгляд на кошечку с ворохом трав.
- Я Бабочка. Ба-бо-чка. Мускатик - моя сестра, - черно-белый виновато качнул головой и сделал шаг вперед, чтобы забрать травы, - А вас как зовут? Вы же тоже целитель? Я принесла немного трав, может... точнее, я думаю, вам что-то из этого пригодится.
Только Орех хотел было открыть рот, как между ними вновь возник Искринка. Целитель даже испуганно втянул голову в себя и прижал уши к затылку. Уж больно этот котенок въелся в его подкорку. Глядишь, схватит галлюцинации прямо перед Бабочкой. А та потом и Грозовым и Речным разболтает, что в Грозовом племени целитель не в своем уме. Нервно сглотнув, Орех глянул на Искринку, тянущегося к травам. Схватив его лапой за загривок, черно-белый притянул малыша к своему животу и крепко схватил за грудь, чтобы у Искринки не осталось шанса подойти к заветным травам. Да и стоило проверить - кажется это все Ореху или нет. Судя по тому, что лапа коснулась теплого тела - Искринка был реален. Фух.
- Да, как сказал Искринка, я Орех. Обращайся ко мне на "ты", пожалуйста, - Орех мягко улыбнулся. А эта малышка способная. Вон сколько трав принесла! Интересно, сама или с чьей-то помощью? - ты молодец, Бабочка! Тут очень много необходимых для лечения трав. Ты сама их собирала?
Тяжело откашлявшись, Орех наклонился к пучку трав и схватил оттуда первоцвет и мать-и-мачеху. Наспех пережевав, он проглотил кашицу. Необходимо как можно быстрее вылечиться. Иначе шансы спасти всех соплеменников резко падают. Больной целитель - обуза в целительской.
- Я могу собрать ещё, если нужно, я была на лужайке, там много разных трав, - грозовой целитель расправил плечи и мило улыбнулся.
- За новыми травами уже отправился отряд, спасибо. Но, думаю, ты могла бы помочь тут. Те травы, что ты принесла - нужно разобрать их по кучкам. Справишься? Только в саму палатку не заходи. Я принесу тебе листья лопуха, складывай в них.
Грозовой целитель шмыгнул носом. Из-под лапы выскочила трехцветная бестия и принялась ворошить травы. Орех схватил Искринку зубами за загривок и поднял.
- Да ну пофиди вже ты на месте, школько можно? - устало пробубнил целитель, держа Искринку в зубах. Аккуратно поставив того на землю, он с надеждой взглянул на Бабочку. Развернувшись, он ушел вглубь палатки и схватил лопухи. Возвращаясь, голова вновь закружилась и в глазах задвоилось. Приостановившись, целитель заметил Бабочку, заботливо сующую траву тяжело больному Хрусталику. Орех выронил листья лопуха, уже готовый отругать малышку. Зачем он только оставил ее здесь?! Но, моргнув, кошечка тут же исчезла от белого котенка. Приподняв бровь, Орех увидел, что Бабочка и не собиралась никуда идти. Все так же сидит на своем прежнем месте.
"Бред, Орех."
Целитель поднес левую переднюю лапу к правой и резко вцепился когтями в кожу. Ощутив прилив боли, он скорчился, но-таки вернулся в реальность. Все. Все на месте. Искринка носится вокруг трав, Бабочка сидит возле входа в палатку.
"Все нормально."
Подойдя к выходу, он положил лопухи возле Бабочки.
- Эй, Искринка. Не терпится помочь? Держи палку, - Орех придвинул к Искринке здоровый такой сучок, - эта липкая белая штука - паутина. Намотай ее на палку, раз на месте не сидишь. И в палатку - ни лапой! Понял?
"Ну же, Пантера, забирай скорее своего приемыша."
За довольно продолжительный период времени, Орех успел привыкнуть к Речным и, в принципе, уже считал их за "своих". Они оказались куда общительнее и добрее, чем Орех предполагал.

+3

55

Откуда вылезло это серо-белое недоразумение, для Бабочки осталось загадкой. Однако Искринка (как выяснилось позднее), шустро назвал имя целителя, будто был его официальным представителем. Кошечка удивлённо приподняла брови, разглядывая котёнка. Ему точно ещё не стукнуло шесть лун, а значит, учеником целителя он быть не мог. Просто котёнок. Чего он тут скачет тогда?
- Ты.. ученица целителя?
Бабочка не смогла скрыть довольной улыбки.
- Пока нет.
Грозовой целитель нравился малышке всё больше и больше. Она восторженно-радостно смотрела на врачевателя, ловя каждое слово. Он почти такой же здоровский как Клоповник!
- Сама! Мускатик набирала паутину, а я травы! - Бабочка улыбалась, всё более уверяясь в собственных силах. Сейчас она докажет, что станет прекрасной целительницей, расскажет всё Ореху, а Клоповник наверняка услышит (его спящий силуэт кошечка всё-таки разглядела у стены). - Нас бы отругали, но я решила, что вам сейчас очень нужны травы, вот мы и убежали с сестрой, - кошечка чуть понизила голос, как бы признавая свою вину. На самом же деле, едва ли она вообще понимала, в чём, собственно, её вина. Помочь ведь хотела. - А потом Беркут нашёл нас в лесу и помог принести травы.
Похвала Ореха всё ещё звучала в ушах, грея душу. Эх, жаль, что это был не Клоповник. Жаль, что он спит. А когда целитель предложил ещё и поработать в его палатке, вернее, на её пороге, Бабочка вообще чуть не запрыгала от радости. Первое настоящее задание целителя! Сияющим от вострога взглядом Бабочка следила за каждым движением Ореха, пока тот ходил в глубь пещеры за листьями лопуха. Он съел некоторые травы из тех, что я принесла! Значит, они точно были нужны, значит, я не ошиблась! У меня есть дар! Она чуть ли не мурчала от радости.
Орех положил перед кошечкой стопку лопухов, и та принялась разбирать горстку стеблей и листьев. Первыми она переложила в отдельные кучки растения, что съел целитель - там были и те, с жёлтыми цветочками. Бабочка задумалась и, ткнув в цветочки тонкой лапкой, задала вопрос:
- Орех, а это что такое?
Будет неплохо, если, перебравшись в палатку целителя на постоянное место жительства, кошечка будет знать уже пару-тройку растений. Бабочка работала медленно, каждый раз внимательно всматриваясь в травы - никогда этим не занимаясь, она с трудом порой находила отличия между одинаково зелёными стеблями и одинаково круглыми листочками. Некоторые растения были сорваны неаккуратно (ну, она же торопилась!), а потому их приходилось откладывать. Бабочка понимала, что порванные листья вряд ли смогут пригодиться для запасов. А если сейчас их использовать? Кошечка сосредоточила на сортировке всё своё внимание, она даже начала тихонько пыхтеть, по несколько секунд разглядывая травы, чтобы, не дай предки, не сунуть их не в ту кучку.

+3

56

Только маленькая лапка потянулась к интересующей травке — её обладатель внезапно отъехал назад на тяге под названием «уставший от жизни такой целитель». Прижатый к Ореху, буро-белый недовольно строил морды пока-не-ученице-врачевателя, пародируя старшего кота. Вскоре Бабочке дали задание разгрести лекарственный завал по аккуратным кучкам, а Речной получил шанс выскользнуть из-под удерживающей молодой энтузиазм лапы. Впрочем, ненадолго.

— Я лечу-у-у-у-у-у-у! — весело воскликнул котёнок, хохоча и болтаясь в зубах Ореха. Полёт, увы, весьма быстро закончился. И на «посидеть спокойно» Искринка был уж точно не согласен, пока под боком имелись замечательные растения. Скача вокруг оных, мелочь в то же время весьма внимательно прислушивалась — не скажут ли ещё какое-нибудь интересно-заковыристое название? Не сказали. Зато позвали по имени его самого.

— Да-да, милый-чудесный-прекрасный Орех? К слову, а почему Орех? Что такое Орех? Орех такой же милый? — кажется, милым ему осталось быть немного. Как бы не начал раздавать затрещины под градом вопросов. Впрочем, чёрно-белый лекарь явно открыл для себя какое-то состояние внутреннего спокойствия, ибо выдал не затрещину, а… Задание! Медовые глаза резко распахнулись.

— Паутина? А откуда она появляется? О-о-о, у меня есть братик-Паучишка. Похожие слова. Они связаны? — со всех сторон Искринка осматривал забавный воздушный комок, прыгая вокруг него и наклоняя маленькую голову в разные стороны. Интересно, а зачем он нужен здесь? Соединять пучки трав? Или не-ет. Наверное, на паутину можно намазывать те травяные кашицы и прикладывать к каким-нибудь ушибам. Или ранкам. Про ранки Искринка пока слышал лишь в теории, от мамы. И очень был этому рад, ибо та говорила о таких повреждениях о-очень страшные вещи. Хотя. Ради любопытства чуточку пораниться иногда хотелось. Или, быть может, увидеть раненым кого-то. — Ой, её ж мотать надо! — котёнок подтащил к воздушному комку полученную от целителя палку, размышляя. — Да-а уж, такой неаккуратный шарик вряд ли намотаешь. И неудобно будет им потом пользоваться, — буро-белый выразительно сморщил маленький нос, размышляя.

Идея пришла внезапно, заставив ушки дёрнутся. Осторожно взяв внушительный сук, едва ли не больше его самого, Искринка чуть прихватил им паутину и оттащил конструкцию в сторону, на гладкие камни у самого входа. Сбоку Бабочка очень сосредоточенно раскладывала травы, мотивируя кареглазого продолжать начатое. Уложив комок на пол, Речной нашёл более-менее гладкую часть палки и с её помощью принялся старательно раскатывать паутину почти до состояния подстилки. Паутина поначалу раскатываться решительно не хотела, цепляясь за всё, что можно, однако котёнок победил. Тяжело дыша от усердия, Искринка поддел получившуюся «подстилку» небольшим острым выступом на палке и резко смотал в один большой кокон.
— Йу-у-х, — шумно пропищал буро-белый, оповещая об успешно проделанной работе. Рядом тоже подала голос Бабочка, спрашивая название травы с жёлтыми цветами. Мелочь вся подобралась, вытянулась и затаила дыхание, готовясь услышать заветный ответ.

+5

57

» временная палатка (номинально)


Захрипев и раскашлявшись, Солнцебок бесцеремонно ввалился в палатку целителей, распушив белую шерсть во все стороны. Лишь убедившись, что любопытные взгляды воителей с поляны остались позади, он судорожно вздохнул и осел на пол, выпрямляя дрожащие лапы. Болезнь, лишь усиливавшаяся с течением времени, преследовала его, словно раненого зверя, нащупывая в нём слабости и ударяя метко в них. Общая лихорадка и упрямство сыграли свою роль, безжалостно ударяя по и без того больным задним лапам, заставляя его испытывать тупую и ноющую боль.
Каждый раз, когда он, казалось, почти сдавался и решал, что болезнь подточит его окончательно, перед глазами возникала серая шерсть и глубокий голос Сивой, заставляя его сжимать зубы покрепче и бороться с кашлем до конца. Она бы не хотела, чтобы он вот так вот просто сдался, а значит, он этого не сделает.
— Орех, моложёдь, — поздоровался с присутствующими белоснежный кот, когда его вновь сотряс приступ кашля. Взглянув на чёрно-белого целителя Грозового племени, Солнцебок устало опустил голову, но не сводил взгляда потускневших жёлтых глаз с морды врачевателя. мне кажется, я скоро сдамся, — хрипло и тихо выдал он, сгорбившись. Радовало одно - Сивая не видела того, как он барахтался в этой канаве с дерьмом, стараясь выбраться и сделать ещё один вдох.

+2

58

--- из заморозки

Глашатай до смерти, до тошноты устал. Он знал, что его таки настигла треклятая болезнь - Толстолобый кашлял порой ночь напролёт, сипло, тайком, чтобы никто не услышал. Глаза сохли, что лужи в жаркий день, из носа текло, но как же не притворяться, что он бодр, свеж два весел, пускай ему и хотелось больше всего на этом свете плюнуть на всё с высокого дерева и улечься спать под каким-ни то кустом, пока раки на горе не засвистят всей толпой, призывая его пробудиться?
Лентяй Толстолобый! Он едва не рассмеялся, хрипло, каркающе, как старый ворон. Он чувствовал себя так, будто ему, коту в самом расцвете, можно сказать, лун, не сегодня - так завтра нужно было сменить место обитания на палатку старейшин и отрастить на себе мох и парочку грибов для верности. Словно вся его глашатайская тушка, исхудавшая, простывшая, высохшая, в тусклой, местами свалявшейся шерсти - вся она годилась только на то, чтобы ей с аппетитом полакомились стервятники, да и те бы потравились к звездоцаповой матери.
Но он и без того слишком долго отговаривался патрулями, делами, чуть ли не лично переданными приказами всего Звёздного племени скопом - лишь бы не приходить в целительскую. Он не боялся заразы - она сама нашла его, вцепившись, точно клещ, в некогда холёное тело, нет, дело было не в этом.
А попросту в том, что своим приходом он заявил бы открыто перед двумя племенами, что он, глашатай Речного племени, настолько повредился в уме и совести, что сделал котят собственной ученице.
Я трус. Толстолобый признался себе в этом уже давно, слишком давно - что никакие сомнительные боевые заслуги, даже то, что племя под его чутким (нет) руководством худо-бедно справлялось с чрезвычайными условиями - ничто из этого не делает его храбрецом и достойным котом. Никакие упрёки не заставили бы его прийти в целительскую, обратиться к Малютке, признаться перед всеми...
Почему же глашатай оказался на пороге?
Страх больше не заставлял его, не заставлял и стыд - только пробивавшиеся, после всего, после всей боли, усталости, стыда = робкие, глупые чувства и сострадание, щемящая нежность к его маленькой пёстрой подруге. Прости меня, Малютка. я должен был прийти раньше. Прости меня.
Какое-то время, несколько ударов сердца, Толстолобый медлил на пороге, но бодрые крики заставили его вскинуть голову и дикими почти глазами воззриться на котёнка, летавшего по всей палатке не хуже мухи, обожравшейся перебродивших ягод.
— Я лечу-у-у-у-у-у-у! - кричал бело-бурый малыш, болтаясь в пасти у измождённого грозового целителя. Тот, не выдержав, выпустил его, но мелочь это не остановило. Тот недолго был занят паутиной, но вскоре уже вновь выказал все приметы желания разгромить палатку и расколоть уже далеко не крепкого Ореха на тысячу кусков.
- Эй, малой, - хрипло - не из-за кашля, не из-за него -  позвал Толстолобый. - Не отвлекай Ореха, видишь, сложно ему.
Глашатай, видя, что на первый взгляд котёнок уж никак не похож на больного, хотел было увести его из палатки в детскую - конечно, спросившись у Ореха - но тут бросил взгляд в глубь, и ему вдруг, тут же, почудилось, что его сейчас стошнит собственным сердцем.
Малютка.
Кажется, она дремала.
Не буду будить. Но всё же остался.
- Орех, - торопливо начал он, придумывая на ходу удобный - и, как ни странно, весьма правдивый - предлог для своего появления, - у тебя не найдётся травок, а то я что-то всё кашляю... И...как Малютка и её котята...она...она моя ученица... - в последний момент трусливо промямлил он.

+5

59

Кажется, все принятые раннее травы начинали действовать. Горло перестало саднить, а голос, кажется, стал не таким хриплым и надрывистым. Грозовой целитель обеспокоенно выглянул из-за плеча Бабочки, заприметив приближающиеся к палатке силуэты.
- Сама! Мускатик набирала паутину, а я травы! Нас бы отругали, но я решила, что вам сейчас очень нужны травы, вот мы и убежали с сестрой. А потом Беркут нашёл нас в лесу и помог принести травы, -внезапно прервала раздумья Ореха кошечка. Черно-белый худыш одобрительно кивнул и ближе пододвинул лопухи к близняшке Мускатик.
"А из нее вышел бы толковый ученик целителя. В Грозовом племени таких заинтересованных котят за последние десять лун так точно не было.. Нужно будет рассказать Клоповнику. Наверняка он уже задумывается о собственном ученике.."
Орех встрепенулся, вспоминая недавние галлюцинации. Вот уж кому точно пока никто не нужен под боком! Сам справится. Да и опыта у Ореха, как он считал сам, было недостаточно, чтобы брать себе ученика. А если и брать, то кого? К счастью, этим вопросом можно не задаваться в ближайшие лун пять-десять. А там уже наверняка кто-то да вырастет и раскроет свой природный талант. Не останется же Орех  навечно один? Отвернувшись, грозовой целитель подошел к Хрусталику. Малыш выглядел куда хуже остальных. То ли он не сопротивлялся болезни, то ли Кашель так крепко схватил малыша в свои объятия, что сил выкарабкаться уже не оставалось. В любом случае Орех не имел права на ошибку. Он уже потерял троих котят, четвертого потерять не посмеет. Схватив из ямки мать-и-мачеху, первоцвет и листья брусники, черно-белый заботливо положил травы возле носа Хрусталика.
- Борись с болезнью, не опускай лапы, я в тебя верю, Хрусталик, - шепотом приободрил того целитель и лизнул того между ушей, - все будет хорошо. Ты скоро вылечишься, обещаю.
Внезапно до ушей донесся нескончаемый поток вопросов. Орех дернул ухом и обернулся. Интересно, кто же это мог быть? Кто в палатке всех шумнее, всех активней и смелее? Кажется, Искринка решил промывать мозги не только в видениях, но и наяву. Град вопросов застучал по ушам и грозовой целитель нахмурился. Это какая-то звездная кара, да? Звездные предки решили проверить новоиспеченного целителя на прочность? Что ж, отлично.
- Орех, это такой твердый плод, растущий на кустарнике под названием лещина, - начал раскладывать по полочкам целитель, - а паутину делают пауки - такие страшные восьмилапые чудища с огромной кучей глаз, которые очень любят приходить к неугомонным котятам! - заключил Орех, пытаясь хоть чем-то успокоить Искринку. Глянув на то, как он старательно сматывает паутину, целитель задумался.
"Клоповнику тоже на заметку. У этого малыша есть потенциал. Только пусть скорее забирает его в свое Речное племя."
- Орех, а это что такое? - приятный голосок Бабочки заставил кота подойти к ней поближе. Посмотрев под лапы, на кучки растений, Орех хрипло ответил:
- Это мать-и-мачеха, а это первоцвет. Тут мокричник. Кстати, - Орех схватил стебелек мокричника и поторопился к Хрусталику. Положив рядом с остальными травами мокрицу, кот вновь обернулся к Бабочке. Прямо за ее спиной вырос белоснежный кот. Орех коротко кивнул в знак приветствия. Внезапно воин осел на землю и щуплый целитель одним прыжком настиг обессиленного Солнцебока.
- Эй-эй, тихо. Не трать силы на пустые разговоры, ладно? - Орех схватил Солнцебока за загривок и натужно потянул его к ближайшей подстилке. Сам Орех был куда меньше Солнцебока, но желание помочь... с ним Орех ничего не мог поделать. Он давал клятву, что спасет любого, кому понадобиться его помощь. Даже если речь идет не о соплеменнике. Кряхтя и пыжась, он доволок белого воина до мшистой подстилки и осторожно отпустил загривок. Задыхаясь и быстро гоняя воздух по легким, Орех вновь вернулся к запасам, принесенным Бабочкой и схватил оттуда первоцвет и мокричник. Положив возле Солнцебока нужные травы, Орех ткнул того носом в щеку, побуждая съесть лекарства.
Казалось, поток больных не уменьшался, а только лишь увеличивался. Спасибо действующим травам, сейчас Орех чувствовал себя гораздо лучше. В палатку вошел глашатай Речного племени. Судя по заболевшим, именно Речные коты пострадали больше всех. Но видя состояние Клоповника, Орех судорожно вздернулся. А что, если бы Речные не оказались бы здесь? Клоповнику не хватило бы сил и трав лечить их всех в одиночку. Грозовой целитель не чувствовал какой-либо гордости за свои поступки, он просто делал то ,что ему положено по долгу целителя.
Положив возле Толстолобого  первоцвет, мокричник и листья брусники, черно-белый кивнул в сторону Малютки.
- Съешьте эти травы и можете расположиться возле Малютки. Рядом с ней ей свободная подстилка, - Орех осознавал какое тяжкое бремя несет глашатай, поэтому долго искал подходящие слова, - Я постараюсь как можно быстрее поставить вас на лапы,
- робко продолжил целитель, а затем и вовсе зашептал, - она неважно себя чувствует. Ей необходима поддержка соплеменников, Толстолобый. И, мне кажется, она жутко тоскует по своим котятам. Но тут я помочь не в силах, - заключил Орех и тяжело вздохнул.

+4

60

Всюду лезущий серо-белый комок начинал надоедать. Оставаясь на фоне тёмной пещеры (и отлично с ней контрастируя), в дополнение к слегка забивающему нос запаху множества трав, Искринка довольно сильно раздражал кошечку. Изо всех сил сосредотачиваясь, она разобрала по кучкам последние несколько стеблей и наконец позволила себе недовольно шикнуть на гиперактивную мелочь, по-взрослому насупившись и задрав нос. Взрослые всегда так делали, когда им кто-то мешал. Особенно Бабочка или Мускатик.
- Это мать-и-мачеха, а это первоцвет. Тут мокричник.
Мать-и-мачеха. Первоцвет. Мокричник. Кошечка внимательно разглядывала травы, несколько раз повторяя мысленно их названия. Теперь, обретя наименования, стебельки и листья легко улеглись в памяти, Бабочка намного отчётливее видела их различия с другими, безымянными. Довольная улыбка озарила милое личико. Она стала на пару шагов ближе к мечте.
Бабочка подняла голову и раскрыла ротик, желая спросить что-то ещё у Ореха, узнать названия ещё нескольких трав, но тот суетился у больных и новопришедших. Задумчиво разглядывая его озабоченное лицо, малышка даже вытянулась вперёд, стараясь услышать шёпот целителя. Но пыхтевший рядом Искринка не позволял ей этого.
Цепляясь за новую информацию, как цепляется жаждущий за малейшие капли росы, Бабочка тихо-тихо дышала, с каким-то восхищённым удивлением наблюдая за действиями лекаря. С таким вниманием он разговаривал с больными, направлял их, что-то горячо им шептал. Спасал их.
Орех имел силу спасти соплеменника, вообще любого кота, пользуясь лишь подручными материалами. Это приводило Бабочку в невероятный восторг, заставляло благоговеть перед этим существом - целителем. Кто ещё так может?
Она не смела отвлекать его от работы, только заворожённо следила за каждым движением лекаря.

+2


Вы здесь » cw. дорога домой » грозовое племя » палатка целителя